PDA

Просмотр полной версии : Старобельская трагедия



Сармат
02.03.2010, 12:07
(Малоизвестные героические страницы Великой Отечественной войны)
Георгий РУБАН.


На войне, как на войне - хорошее и плохое всегда идут рядом, соседствуют. Никто не знает, что будет с ним и товарищами через день, час, минуту. И не только на фронте, но и в прифронтовой зоне, в коей пришлось работать многим работникам славного трудового фронта - железнодорожникам До-нецкой магистрали.
Как сказали бы сейчас, в самой большой группе риска обычно пре-бывали локомотивные бригады, проявлявшие в войне, зачастую под обстрелом и бомбежками, чудеса храбрости и самоотверженности. Но очень часто под такими же бомбами и снарядами несли трудовую вахту тысячи деповских и станционных рабочих, и далеко не всегда судьба была к ним благосклонна.
Об одном из таких эпизодов Великой Отечественной, рассказанном ветераном труда Д.В. Шаповаловым, очевидцем и участником тех событий, мы и расскажем читателям.
Конец зимы 1943 года. Старобельское отделение локомотивного хозяйства Северо-Донецкой железной дороги. Разруха. При отступлении немцы разрушили станцию, локомотивное депо, электростанцию, систему водоснабжения и много других станционных объектов, а также много жилых домов. В преддве-рии освобождения остальной части Донбасса необходимо было в кратчайшие сроки восстановить станционное хозяйство и депо, наладить ремонт паровозов. Кроме рабочих, для восстановительных работ было мобилизовано население города и даже прилегающих сел. Люди, показывающие при оккупантах образцы неэффективной работы и саботажа, с большим энтузиазмом и энергией взялись за дело. Работали посменно, круглые сутки. Уже в марте на станциях Катран, Лантратово, Старобельск и Новокондрашевка было восстановлено водоснабжение. Для строительства разбирали разрушенные здания. Пригодилось оборудование с разбитого немецкого аэродрома на станции Шалаеве Для восстановления депо использовали брошенный фашистами паровозоремонтный поезд и около сорока взорванных паровозов, с которых снимали детали, пригодные для последующего ре-монта своих паровозов. Станочное оборудование прибывало из Москвы.
Темпы работ позволили пос-тавить перед железнодорож-никами конкретный срок завершения работ — к пролетарскому празднику 1 Мая, и они блестя-ще справились с задачей. Еще оставались незначительные отделочные работы, но это уже были мелочи.
И вот он наступил, долгожданный день 29 апреля 1943 года, день, когда Государственная комиссия во главе с начальником Северо-Донецкой железной дороги П. Ф. Кривоносом, прибытие которой ожидалось в 14 часов, должна была принять депо в эксплуатацию. За пару часов до прибытия комиссии начальники цехов во главе с начальником депо Ф. Т. Тарасовым ходили по цехам, сверяли техническую документацию, проверяли каждый станок и агрегат, укомплектованность рабочих бригад. Настроение у всех было праздничное, приподнятое, чему и соответствовала погода - день выдался ясный, солнечный. И вдруг...
Ровно в 12 часов дня тревожно прозвучал гудок паровоза, извещая всех в Старобельске о воздушной тревоге. С юга, со стороны станции Плугатаровка, нарастал рев моторов немецких бомбардировщиков. Рабочие в цехах бросились к смотровым канавам, а упомянутое выше руководство - к бомбоубежищу. Увы, бомбоубежище было расположено в дальней, северной стороне депо, куда бежать было поздно, ибо в воздухе уже свистели бомбы; пришлось прыгать всем в смотровой колодец, находившийся в пяти метрах от здания депо. Люк оставили открытым.
После ужасного грохота взрывов наступила тишина. Колодец с укрывшимися в нем железнодорожниками был завален землей и кирпичами. Когда люди с огромным трудом все же выбрались наружу, их взору открылась жуткая картина: все вокруг пылало, до этого ясное небо было сплошь закрыто черным дымом, отчего стало темно как ночью, хотя часы показывали двенадцать часов пятнадцать минут дня. Депо и все до этого восстановленные станционные сооружения были разрушены. Погибло около 60 человек, из них 23 железнодорожника. На расположенном недалеко Беловодском шоссе под бомбежку попали воинские подразделения, в которых также погибло около тридцати военнослужащих.
Примечательно то, что среди оставшихся в живых не было никакой паники. Сразу же после окончания бомбежки рабочие вышли из укрытий и немедленно приступили к тушению пожаров и извлечению из завалов пострадавших. На помощь спасателям прибывали люди из поселка. Работы осложнялись тем, что на топливном складе горели и начали взрываться штабеля бомб и снарядов, оставленные здесь гитлеровцами при отступлении. Рискуя жизнью, начальник топливного склада К. Чернов с группой рабочих склада, укрываясь за кучами угля, ползком подобрались к горящим штабелям и потушили их. Сложная обстановка была и в самом депо, где рабочие, спасаясь от бомбежки, укрылись в смотровых канавах под паровозами в промывочном цехе. Горящие деревянные конструкции и деревянный пол цеха заставляли максимально форсировать спасательные работы.
Буквально сразу после их завершения вновь началась восстановительная операция.
Главная задача, естественно, сводилась к скорейшему возобновлению движения поездов, что и было сделано уже к 18 часам этого же дня, то есть уже через шесть часов после бомбежки.
Правда, движение открылось только по одному из станционных путей, но уже к утру следующего дня вступили в строй все станционные пути и некоторые деповские. До самого утра не покладая рук трудились здесь все рабочие. За свой героический труд железнодорожники Старобельского отделения получили благодарности от командования Красной Армии и от руководства Северо-Донецкой железной дороги.
На второй день после бомбежки все погибшие железнодо-рожники Старобельского отделения и военнослужащие были похоронены в братской могиле с северной стороны депо. Шел 676-й день войны...
Но сражения продолжались, и, увы, старобельская трагедия на этом не закончилась... Враг продолжал бомбить как железнодорожные объекты Старобельского отделения, так и поезда. Так, вечером 16 мая 1943 года над станцией внезапно вновь появились немецкие самолеты, обрушив бомбовые удары на станцию и станционный поселок. Под авианалет попало руководство станции, которое в это время направлялось от командного пункта к зданию отделения и находилось от него на полпути. Среди них - заместитель начальника службы локомотивного хозяйства Северо-Донецкой железной дороги А. Д. Прокуд, находившийся здесь в качестве уполномоченного начальника дороги по Старобельскому отделению локомотивного хозяйства, и начальник отделения движения Н. И. Сафонов. На этот раз урон от бомбежки на станции и в депо был незначительным, зато было много жертв в поселке. Накрыло и упомянутую выше группу руководства. Погиб А. Прокуд. Шедшего рядом с ним Н.Сафонова тяжело ранило в руку. Остальные тоже были убиты или ранены. Контузило и руководителя отделения локомотивного хозяйства Д.Шаповалова, который спустя десятилетия, в 1974 году, описал эти события. Погибшим был установлен памятник на южной стороне вокзала.
А война еще продолжалась...

Отсканировано из газеты "Железнодорожник Донбасса", №6 19 февраля 2010г.