Показано с 1 по 8 из 8

Тема: Памяти МИР-а...

  1. #1
    Кот, гуляющий сам по себе Аватар для skroznik
    Регистрация
    14.03.2009
    Адрес
    Российская империя
    Сообщений
    7,681
    Вес репутации
    135

    По умолчанию Памяти МИР-а...

    Четверть века назад был запущен базовый блок орбитальной станции МИР ("Салют-8").
    Объект в истории человечества - уникальнейший - без капли преувеличения.
    История станции полна трагических и победных моментов, имеющих значение для всего человечества.
    Сегодня грех не вспомнить эту выдающуюся страницу истории нашей страны.






    Базовый блок станции МИР на орбите.

    ---------- Добавлено в 16:14 ---------- Предыдущее было в 16:13 ----------



    Станция МИР 26 сентября 1996 года



    Станция МИР 12 июня 1998 года

    ---------- Добавлено в 16:14 ---------- Предыдущее было в 16:14 ----------

    Снимок сделанный из шаттла "Дискавери" — четкий контраст между хрупким человеческим существом и творением его гения, от которого он всецелло зависит. Космонавт в иллюминаторе — врач, доктор медицинских наук, профессор Валерий Поляков который в 1995ом поставил непревзойденный до сих пор рекорд непрерывного пребывания в космосе — 437 суток.



    ---------- Добавлено в 16:14 ---------- Предыдущее было в 16:14 ----------

    Станция "Мир" в 1998 г в полной сборке. C пристыкованным модулем Природа (в 1996г) слева и грузовым кораблем Прогресс сверху (пристыкован к модулю Квант 1)



    ---------- Добавлено в 16:14 ---------- Предыдущее было в 16:14 ----------

    Станция "Мир" в 1998 г в полной сборке. C пристыкованным модулем Природа (в 1996г) слева и грузовым кораблем Прогресс сверху (пристыкован к модулю Квант 1)



    ---------- Добавлено в 16:15 ---------- Предыдущее было в 16:14 ----------

    Начать наверно стоит не с начала.
    25 июня 1997 года станция чуть не погибла вместе с экипажем, когда ее протаранил грузовой космический корабль "Прогресс".

    Во время эксперимента по стыковке со станцией "Мир" с помощью дистанционного управления беспилотный грузовой корабль "Прогресс М-34" своими почти семью тоннами массы повредил солнечную батарею модуля "Спектр" и пробил его корпус. Воздух из станции стал вытекать. При таких авариях предусмотрено досрочное возвращение экипажа станции на Землю.

    Однако мужество и грамотные согласованные действия космонавтов Василия Циблиева, Александра Лазуткина и астронавта Майкла Фоула спасли для работы станцию "Мир". Автор книги "Стрекоза" Брайан Берроу воспроизводит обстановку на станции во время этой аварии. Вот отрывок из этой книги, частично опубликованной в журнале "ГЕО" (июль 1999 года):

    "...Фоул выбирается из отсека "Союза", чтобы направиться к базовому блоку и выяснить, в чем дело. Вдруг появляется Лазуткин и начинает возиться с люком "Союза". Фоул понимает, что начинается эвакуация. "Что я должен делать, Саша?" — спрашивает он. Лазуткин не обращает внимания на вопрос — или не слышит его; в оглушительном вое сирены трудно расслышать даже собственный голос. Обхватив, как борец на арене, толстую вентиляционную трубу, Лазуткин разрывает ее пополам. Он размыкает одно за другим соединения проводов, чтобы освободить "Союз" для старта. Не произнося ни слова, один за другим выдергивает штекеры. Фоул молча смотрит на все это. Через минуту все соединения разомкнуты — кроме трубы, которая отводит конденсированную воду из "Союза" в центральную цистерну. Лазуткин показывает Фоулу, как отвинчивается эта труба. Фоул пробирается в "Союз" и начинает изо всех сил торопливо орудовать ключом.

    Только убедившись, что Фоул все делает правильно, Лазуткин возвращается в "Спектр". Фоул по-прежнему считает, что утечка произошла в базовом блоке или в "Кванте". Но Лазуткину гадать ни к чему — он наблюдал, как все случилось, через иллюминатор и потому знает, где искать пробоину. Он ныряет головой вперед в люк "Спектра" и сразу же слышит свистящий звук — это воздух вытекает в космическое пространство. Невольно Лазуткина пронзает мысль: неужели все, конец?..

    Чтобы спасти "Мир", нужно как-то закрыть люк модуля "Спектр". Все люки устроены одинаково: сквозь каждый проходит толстая вентиляционная труба, а также кабель из восемнадцати белых и серых проводов. Чтобы разрезать их, нужен нож. Лазуткин возвращается в основной модуль, где, как он помнит, были большие ножницы, — к Циблиеву, который как раз выходит на сеанс связи с Землей. И тут Лазуткин с ужасом видит, что ножниц нет. Находится только небольшой нож для зачистки проводов ("которым впору не кабель резать, а сливочное масло", — вспомнит он впоследствии), Фоул, справившись наконец с трубой, выходит из "Союза" и видит, что Лазуткин работает с люком "Спектра". "Я был абсолютно уверен, что он перепутал люк, — рассказывал потом Фоул. — И решил, что пока не буду вмешиваться. Но все время думал: не следует ли остановить его?". Однако лихорадочность, с которой работал Лазуткин, подействовала на Фоула. Он схватил свободные концы отрезанного кабеля и стал связывать их резиновым жгутом, который нашел в базовом блоке. "Зачем мы отсоединяем "Спектр"? — прокричал он Лазуткину в самое ухо, чтобы тот услышал его сквозь вой сирены. — Чтобы перекрыть утечку, нужно начать с "Кванта"!" "Майкл! Я сам видел — пробоина в "Спектре"". Лишь теперь Фоул понимает, почему Лазуткин так торопится: он хочет изолировать разгерметизированный "Спектр", чтобы успеть спасти станцию. Всего за три минуты ему удается разъединить пятнадцать из восемнадцати проводов. У трех оставшихся нет никаких разъемов. Лазуткин пускает в ход нож и обрезает кабели датчиков. Остался последний. Лазуткин принимается изо всех сил кромсать ножом провод — в стороны летят искры, а его бьет током: кабель оказался под напряжением.

    Фоул видит ужас на лице у Лазуткина. "Давай, Саша! Режь!" Лазуткин, кажется, не реагирует. "Режь быстрее!" Но электрический кабель Лазуткин резать не хочет...

    ...В каком-то темном углу Лазуткин нащупывает соединительную часть электрокабеля — и, ориентируясь по ней, добирается до модуля "Спектр". Там он, наконец, находит разъем. Одним яростным рывком Лазуткин отсоединяет кабель.


    Вместе с Фоулом они бросаются к внутреннему клапану "Спектра". Лазуткин хватается за него и хочет закрыть. Клапан не поддается. Причина ясна обоим: искусственная атмосфера станции, будто струя воды, с огромным напором вытекает сквозь люк и дальше, через пробоину, в космическое пространство... Конечно, Лазуткин мог бы перейти в "Спектр" и задраить клапан оттуда — но тогда он там навсегда останется и погибнет от удушья. Лазуткин не хочет героической смерти. Снова и снова вместе с Фоулом они пытаются закрыть люк "Спектра" со стороны станции. Но упрямый люк никак не поддается, не сдвигается ни на сантиметр...

    ...Клапан по-прежнему не поддается. У него гладкая поверхность и ни одной рукоятки. Если закрывать его, схватившись за край, можно потерять пальцы. "Крышку! — кричит Лазуткин. — Нужна крышка!" Фоул сразу понимает, что, раз внутренний клапан модуля не поддается, придется закрывать люк со стороны базового блока. Все модули снабжены двумя круглыми, похожими на крышку от мусорного бака заслонками — тяжелой и легкой. Поначалу Лазуткин хватается за тяжелую крышку, но она крепится множеством бандажей, и он понимает: времени все их перерезать уже нет. Он бросается к легкой крышке, держащейся лишь на двух бандажах, и перерезает их. Вместе с Фоулом они начинают прилаживать крышку к отверстию люка. Ее нужно закрепить скобами. И тут им везет — как только удается закрыть отверстие, перепад давления помогает им: воздушная струя намертво прижимает крышку к люку. Они спасены..."

    ---------- Добавлено в 16:16 ---------- Предыдущее было в 16:15 ----------

    Не менее трагически начиналась и сама история МИР-а.

    Он должен быть запущен позже. Но Горбачев приказал запуск осуществить к 26 съезду партии.
    Станцию готовили к пуску в спешке - она даже не прошла КИС - контрольно-измерительный стенд - спешили к съезду. Это единственный запуск аппарата в нашей космонавтике без прохождения КИС...

    Запуск был назначен на 16 февраля. Однако за несколько секунд до старта связь со станцией была утеряна. Старт был прерван главным конструктором Ю.П. Семеновым. Запустить станацию удалось 20 февраля.

    В это время летала "Салют-7" - в принципе она заканчивала свое существование. Но не хватало кораблей для запусков на нее - из-за израсходованных кораблей на неудачные стыковки и аварийные полеты и взрыва ракеты-носителя с экипажем на старте в 1983 году. На станции оставалось ценное военное оборудование. В то время мы были напуганы возможностью ее демонтажа американскими шаттлами - бросать на орбите не решились. Поэтому была предлжена фантастическая на то время схема: запуск экипажа на МИР. Перелет на Салют-7 и демонтаж оборудования. Возвращение на МИР.
    Эта задача и была поручена экипажу "Союз-Т-15".

    Экспедиция доставила Кизима и Соловьева 13 марта 86 года на станцию МИР. Для подготовки к перелету на "Салют-7" (он находился в 4 тысячах км от МИР-а на более низкой орбите), Маяки перенесли в "Союз" личные вещи. 4 мая МИР был опущен (~10 км), чтобы ускорить переход на «Салют-7» и сохранить ограниченные запасы топлива на "Союзе Т-15". "Союз" отделился от МИР-а, когда "Салют-7" был в 2500 км. Перелёт занял 29 часов. 5 - 6 мая космонавты перешли на "Салют-7". Помимо демонтажа оборудования они выполнили два выхода в открытый космос, собрали результаты экспериментов, исследовательские приборы и образцы материалов. После завершения работ по программе Маяки законсервировали «Салют-7» и подготовили ее к затоплению. Космонавты возвратились на борт МИР-а 25 - 26 июня. 24 - 25 июня МИР произвёл два манёвра: немного поднял свою орбиту и подлетел ближе к "Салюту-7". 25 июня "Союз Т-15" отстыковался от "Салюта-7" и начал 29 часовой перелёт к МИР-у.

    Болезнь Васютина — космонавта из предыдущего экипажа "Салюта-7" — привела к приостановке работ на орбитальной станции. В особенности трудно Чегетам было выполнить выходы в открытый космос, важные и для программы МИР. Поэтому 28 и 31 мая экипаж "Союза Т-15" выходил в открытый космос, где провел эксперимент по разворачиванию трансформируемой фермы "Маяк", и эксперименты по сварке. Первый выход длился 3 часа 50 минут, второй 5 часов.

    Маяки перенесли 20 демонтированных приборов общей массой ~400 кг с «Салюта-7» на «Мир». Между 19 и 22 августа "Космос-1686" (Челомеевский транспортный космический корабль (ТКС) массой около 20 тонн) поднял «Салют-7» на рекордно высокую орбиту средней высотой до 450 км, для предотвращения преждевременного входа станции в атмосферу. К сожалению, из-за высокой солнечной активности в 1990 году плотность верхней атмосферы увеличилась, и станция стала неконтролируемо снижаться, упав в малонаселенных районах на границе Чили и Аргентины.

    Предполагалось стыковать "Союз Т-15" с передним портом станции МИР, оставив кормовой для грузового корабля. Однако корабли серии "Союз Т" оборудованы системой сближения "Игла", а передний порт МИР-а был оборудован системой "Курс". Поэтому "Союз Т-15" приблизился к станции сзади. В 20 км они начали стыковку по "Игле" в кормовой части. В 200 метрах "Игла" была отключена, и Маяки вручную отманеврировали к переднему порту и пристыковались, используя тот же лазерный искатель, что применялся "Союзом Т-13" для стыковки с "Салютом-7" в 1985.

    На сегодня это единственный в мире межорбитальный перелет с одной станции на другую.

    Так начинался МИР.

    ---------- Добавлено в 16:16 ---------- Предыдущее было в 16:16 ----------

    МИР является орбитальной космической пилотируемой станцией 3-го поколения. Они отличаются наличием базового блока ББ с шестью стыковочными узлами, что давало возможность создания на орбите целого космического комплекса. Станция МИР имеет ряд принципиальных особенностей, характеризующих новое поколение орбитальных пилотируемых комплексов. Главным из них следует назвать реализованный в ней принцип модульности. Это относится не только ко всему комплексу в целом, но и к отдельным его частям и бортовым системам. Головным разработчиком МИР-а является РКК "Энергия" им. С.П. Королева, разработчик и изготовитель базового блока и модулей станции - ГКНПЦ им. М.В. Хруничева. За годы эксплуатации в состав комплекса дополнительно к базовому блоку введены пять крупных модулей и специальный стыковочный отсек с усовершенствованными стыковочными агрегатами андрогинного типа.


    1. Антенна системы сближения
    2. Бортовой огонь красный
    3. Антенна командной радиолинии
    4. Левая панель солнечной батареи
    5. Стыковочная мишень
    6. Поручни
    7. Иллюминатор
    8. Осевой стыковочный агрегат
    9. Гнездо манипулятора
    10. Боковой стыковочный агрегат
    11. Антенна системы сближения
    12. Переходный отсек
    13. Рабочий отсек
    14. Агрегатный отсек
    15. Бортовой огонь зеленый
    16. Правая панель солнечной батареи
    17. Антенна системы сближения
    18. Остронаправленная антенна связи
    19. Маршевые двигатели
    20. Стыковочная мишень
    21. Осевой стыковочный агрегат
    22. Переходная камера
    23. Оптический датчик
    24. Двигатели ориентации
    25. Антенны радиосвязи
    26. Поручни
    27. Иллюминатор
    28. Оптический прибор ориентации
    29. Антенна радиотелеметрии

    Базовый блок

    На смену еще летавшей ОКС "Салют-7" был выведен на орбиту ракетой-носителем "Протон" ББ десятой ОКС МИР (ДОС-7) 20 февраля 1986 г. Этот "фундамент" станции по габаритам и облику подобен орбитальным станциям серии "Салют". Основу составляет герметичный рабочий отсек с центральным постом управления и средствами связи. Комфорт для экипажа обеспечивается двумя индивидуальными каютами и общей кают-компанией с рабочим столом, устройствами для подогрева воды и пищи. Рядом размещены беговая дорожка и велоэргометр. В стенку корпуса вмонтирована портативная шлюзовая камера. На наружной поверхности рабочего отсека размещены 2 поворотные панели солнечных батарей и неподвижная третья, смонтированная космонавтами в ходе полета. Перед рабочим отсеком - герметичный переходный отсек, способный служить шлюзом для выхода в открытый космос. Он имеет пять стыковочных портов для соединения с транспортными кораблями и научными модулями. За рабочим отсеком - негерметичный агрегатный отсек. В нем - двигательная установка с топливными баками. Посередине отсека - герметичная переходная камера, оканчивающаяся стыковочным узлом, к которому в ходе полета был подсоединен модуль "Квант". Снаружи агрегатного отсека на поворотной штанге установлена остронаправленная антенна, обеспечивающая связь через спутник-ретранслятор, находящийся на геостационарной орбите.



    Модуль КВАНТ

    2-й модуль (астрофизический, КВАНТ) был выведен на орбиту в апреле 1987 г. Его пристыковали 9 апреля 1987 г. Конструктивно модуль представляет собой единый гермоотсек с двумя люками, один из которых является рабочим портом для приема транспортных кораблей. Вокруг него расположен комплекс астрофизических приборов, преимущественно для исследования недоступных наблюдениям с Земли рентгеновских источников. На наружной поверхности космонавтами смонтированы два узла крепления поворотных многоразовых солнечных батарей, а также рабочая площадка, на которой ведется монтаж крупногабаритных ферм. На конце одной из них размещена выносная двигательная установка (ВДУ).

    Модуль КВАНТ-2

    3-й модуль (дооснащения) был выведен на орбиту РН "Протон" 26 ноября 1989 г. и пристыкован 6 декабря 1989 г. Этот блок называют также модулем дооснащения, в нем сосредоточено значительное количество оборудования, необходимого для систем жизнеобеспечения станции и создания дополнительного комфорта ее обитателям. Шлюзовой отсек используется как хранилище скафандров и в качестве ангара для автономного средства перемещения космонавта.

    Модуль КРИСТАЛЛ

    4-й модуль (стыковочно-технологический) был выведен орбиту РН "Протон" и пристыкован к ОС МИР 10 июня (июля) 1990 г. В модуле размещено преимущественно научное и технологическое оборудование для исследования процессов получения новых материалов в условиях невесомости (микрогравитации). Кроме того, установлены два узла андрогинно-периферийного типа, один их которых соединен со стыковочным отсеком, а другой - свободен. На наружной поверхности - две поворотные солнечные многоразовые батареи (обе будут перенесены на модуль КВАНТ).

    Модуль СПЕКТР

    5-й модуль (геофизический) был пристыкован 1 июня 1995 г. Аппаратура модуля позволяет вести экологический мониторинг атмосферы, океана, земной поверхности, медико-биологические исследования и др. Для вынесения экспериментальных образцов на наружную поверхность запланирована установка копирующего манипулятора "Пеликан", работающего совместно со шлюзовой камерой. На поверхности модуля установлены 4 поворотные солнечные батареи.

    Стыковочный модуль

    6-й модуль (стыковочный) был пристыкован 15 ноября 1995 г. Этот сравнительно небольшой модуль создан специально для стыковки корабля "Атлантис", и доставлен на "Мир" американским "Спейс шаттлом".

    Модуль ПРИРОДА

    7-й модуль (научный) был выведен на орбиту 23 апреля 1996 г. и пристыкован 26 апреля 1996 г. В этом блоке сконцентрированы приборы высокоточного наблюдения за земной поверхностью в различных диапазонах спектра. В состав модуля включено также около тонны американского оборудования для изучения поведения человека в длительном космическом полете.

    ---------- Добавлено в 16:16 ---------- Предыдущее было в 16:16 ----------

    Астрофизический модуль КВАНТ ("Рентген")











    ---------- Добавлено в 16:17 ---------- Предыдущее было в 16:16 ----------

    Астрофизический модуль КВАНТ-2





    ---------- Добавлено в 16:17 ---------- Предыдущее было в 16:17 ----------





    ---------- Добавлено в 16:18 ---------- Предыдущее было в 16:17 ----------





    ---------- Добавлено в 16:18 ---------- Предыдущее было в 16:18 ----------

    Последний раз редактировалось skroznik; 04.10.2011 в 17:16.
    Украина наиболее успешна при внешнем управлении ею.
    Академик НАН Украины Юрий Пахомов

  2. Сказали спасибо skroznik :

    I{OT (04.10.2011)

  3. #2
    Кот, гуляющий сам по себе Аватар для skroznik
    Регистрация
    14.03.2009
    Адрес
    Российская империя
    Сообщений
    7,681
    Вес репутации
    135

    По умолчанию



    ---------- Добавлено в 16:19 ---------- Предыдущее было в 16:18 ----------

    Шаттл АТЛАНТИС стыкуется с МИР-ом.



    ---------- Добавлено в 16:19 ---------- Предыдущее было в 16:19 ----------

    Полеты, которых не было


    После первого запуска "Бурана" 15 ноября 1988 года было решено, что следующий полет корабля многоразового использования состоится в 1991 году. Это объяснялось тем, что государственная комиссия аттестовала «Буран» (1К1) всего на один полет и для его дальнейшего использования требовалось множество длительных доработок и проверок. Вот почему в намеченный срок должен был стартовагь второй корабль 1К2, заранее окрещенный журналистами «Бураном-2». Предполагалось его недельный полет провести в автоматическом режиме и выполнить сложные динамические операции.

    Планировалось, что после запуска и ряда маневров корабль сблизится и состыкуется с орбитальным комплексом МИР. Специально для этого на модуле "Кристалл" расположили два новых андрогинных периферийных агрегата стыковки АПАС-89. После пристыковки "Бурана" к осевому стыковочному агрегату модуля космонавты, работавшие на МИР-е, должны были перейти в кабину многоразового корабля и провести испытания некоторых бортовых систем, в том числе дистанционного манипулятора. С его помощью они намеревались извлечь из грузового отсека корабля макет блока научной аппаратуры и пристыковать к боковому стыковочному агрегату "Кристалла".

    Затем «Буран» отстыковывался, а с Байконура вскоре после этого должен был стартовать пилотируемый корабль «Союз ТМ», также оснащенный АПАС-89. Предполагалось, что на орбите он состыкуется с многоразовым кораблем, а экипаж перейдет в кабину «Бурана». Проведя запланированные работы в течение одних суток, космонавты должны были вернуться в свой "Союз", отстыковаться и направиться на комплекс МИР, а "Буран" совершить, как и в первый раз, автоматическую посадку на полосу аэродрома "Юбилейный" на космодроме Байконур.

    Полет и стыковки "Союза ТМ" должны были имитировать спасение экипажа "Бурана" (в случае невозможности его посадки) и космонавтов со станции МИР Поэтому неофициально корабль получил название "Союз-спасатель".

    В ноябре 1990 года для подготовки к полетам на "Буране" и "Союзе-спасателе" в ЦПК была сформирована группа космонавтов В нее вошли Иван Иванович Бачурин, Алексей Сергеевич Бородай, Леонид Константинович Каденюк, Валерий Васильевич Илларионов, Эдуард Николаевич Степанов и Николай Николаевич Фефелов.



    Л. Каденюк (слева) И. Бачурин и А. Бородай

    Первые трое — из группы космонавтов-испытателей Государственного Краснознаменного научно-исследовательского института ВВС, созданной в августе 1987 года специально для подготовки военных пилотов-испытателей "Бурана". Все они— опытные летчики-испытатели, прошедшие общекосмическую подготовку в ЦПК. Кроме того, И. Бачурин и А. Бородай с января по апрель 1988 года совершили шесть испытательных атмосферных полетов на самолете — аналоге «Бурана» БТС-02, поэтому они в первую очередь стали готовиться как командиры "Союза-спасателя".

    Трое других — военные космонавты-инженеры отряда ЦПК, его ветераны. Так, Э. Степанов пришел в ЦПК в 1965 году, а В. Илларионов и Н. Фефелов — в 1970-м. Многие годы они "стояли в очереди" на полеты по программе "Алмаз", но подняться в космос им так и не довелось. В группе они изучали конструкцию и устройство бортовых систем "Бурана" и в перспективе должны были работать на нем.

    Кроме того, в НПО "Энергия" по программе "Буран" готовились в качестве бортинженеров Александр Сергеевич Иванченков и Александр Иванович Лавейкин. При формировании экипажей для "Союза-спасателя" их могли привлечь к подготовке к полету на этом корабле.

    Первоначально запуск "Бурана" и "Союза-спасателя" намечался на конец 1991 года, но разразившийся в стране экономический кризис коснулся и космических программ. Полет «Бурана» перенесли. В марте 1992 года И. Бачурин, А. Бородай и Л. Каденюк после завершения изучения корабля "Союз-спасатель" сдали государственные экзамены. Но назначения в экипажи и дальнейшей подготовки так и не последовало. К тому времени стало ясно, что и в 1992 юду "Буран" останется на Земле.



    В. Илларионов, Н. Фефелов, Э. Степанов

    ---------- Добавлено в 16:19 ---------- Предыдущее было в 16:19 ----------

    Долговременные Орбитальные Станции
    всегда будут нужны людям

    Геннадий ПОНАМАРЕВ
    заслуженный испытатель космической техники

    Проводить исследования в космосе невозможно без создания долговременных орбитальных станций (ДОС) и построенных в обозримом будущем на других планетах Cолнечной системы баз. Но последние человечество построить еще не сумело. Вот поэтому ДОС служат и будут служить в качестве таких баз для исследования космоса.

    Идея создания пилотируемых ДОС получила реальное наполнение в виде технических проектов практически сразу же после запуска первого искусственного спутника Земли. Мировое сообщество получило возможность исследовать при помощи ДОС природу космического излучения, тайны происхождения и развития планет, радиации Солнца, изучать законы тяготения и физические условия на ближайших планетах, формы органической жизни вне земных условий, обеспечивать ретрансляцию телевидения и долгосрочный прогноз погоды, а также решать чисто оборонные задачи. Именно последнее немедленно заинтересовало военные ведомства.

    К тому же к середине 60-х годов прошлого столетия ученые и военные стремились к получению более полной информации не только о космическом мире, но и о том, что же реально происходит на Земле, так как автоматические космические аппараты в этой связи не решили всех задач, возложенных на них. Практически предстояло решить: на какой космической технике и как долго человек сумеет работать на околоземных орбитах? Ответом на этот вопрос послужили создание ДОС и постепенное увеличение непрерывной продолжительности полета космонавтов на ней. В наше время уже появился и абсолютный рекордсмен пребывания в космосе без промежуточного возвращения на Землю: им стал русский врач-космонавт Валентин Поляков, проработавший в космосе 437 суток — с 8 января 1994-го по 22 марта 1995 года.

    Пожалуй, одной из первых попыток создания ДОС был эскизный проект ракетно-космической системы (РКС — ракета плюс космический корабль), разработанный в ОКБ-1 Сергея Королева в мае 1962 года согласно постановлению партии и правительства от 23 июня 1960 года. В отличие от знаменитого высказывания Никиты Хрущева, ставшего лозунгом, — "Советский народ будет жить при коммунизме", этим документом предусматривалось жесткое установление конкретных сроков и исполнителей, а также совершенно конкретное финансирование. Проект предусматривал задачу создания ОКБ-1 военной орбитальной станции с (!) системами, позволяющими принимать на свои стыковочные узлы — причалы — все типы космических кораблей, как пилотируемые, так и автоматические.

    Эти причалы позволяли дозаправлять военную орбитальную станцию в космосе, не сажая на Землю, перезаряжать все газовые системы кораблей и аппаратов азотом, кислородом, гелием, а также снабжать сменные экипажи продовольствием, водой, сменным бельем. Кроме того, это была огромная СТО для проведения обслуживания систем космических кораблей и их ремонта в космосе. Королев таким образом предполагал решить вопрос вопросов современной космонавтики: увеличить бесконечно срок пребывания на орбите и выполнение целевой задачи ранее запущенными космическими кораблями и аппаратами.

    Надобность в запуске новых однотипных кораблей резко сокращалась, а следовательно, уменьшались и расходы на их изготовление. Задачи по исследованию Луны и космического пространства, планет Солнечной системы хотя и были в числе главных, но стояли на втором месте после оборонных. 16 мая 1962 года получил право на жизнь утвержденный проект "Н-1". Именно на "Н-1" возлагались надежды в советской лунной программе, в создании лунной базы, облете пилотируемым космическим кораблем Марса и Венеры, создании базы на Марсе. Затем предполагались запуски с нее автоматических космических аппаратов на Юпитер и Сатурн, а далее везде в пределах Солнечной системы. Но еще до этого события Королев планировал полет вовсе не на Луну, а на Марс и затем на Венеру.

    Но тогда идея полета человека на Марс и Венеру Хрущева не заинтересовала. Ему важнее всего было в тот момент, когда США имели просто подавляющее военное преимущество в стратегических ядерных вооружениях перед СССР, найти способ устрашить Америку с целью получения так необходимой СССР передышки для наращивания ядерного потенциала. Даже к 1965 году США имели 1050 ядерных боеголовок против 225 у СССР, 4500 ядерных бомб против 375, 600 стратегических бомбардировщиков против 250, 850 боевых межконтинентальных ракет против 200, 400 ядерных ракетных лодок против 25.

    Хрущев был не только самым большим в мире романтиком космоса, но и прагматиком, хорошо знавшим свои возможности. Это был великий политик, умевший рисковать и великолепно блефовать в сложной политической игре того времени. Именно поэтому Хрущев поставил задачу вывести ДОС на геостационарную орбиту с тем, чтобы она находилась в точке "зависания" над Вашингтоном и Нью-Йорком, постоянно угрожая им ядерным нападением из космоса. Дословно это прозвучало так: "Американцы должны, ложась спать, каждую ночь помнить и трястись от страха, что над их головами в небе, в каких-то нескольких десятках километров, висит их смерть — ядерные ракеты, способные уничтожить их так быстро, что они не успеют даже глаза поднять к небу". Вот тогда-то и прозвучало знаменитое выражение Никиты Сергеевича: "Мы вам покажем Кузькину мать…".

    Но очень мало людей знали точно, что это не воспоминание о "матери Кузьмы". Вовсе нет. Эта "Кузькина мать" в виде термоядерной бомбы огромной мощности существовала уже в натуре и могла быть доставлена стратегическими бомбардировщиками, Предполагалось, что именно "Н-1" будет периодически, по мере военно-политической надобности, выводить в космос эту теперь уже в техническом воплощении "Кузькину мать"…

    В музее города Арзамас-16 она выставлена на всеобщее обозрение в виде макета, который можно даже потрогать руками. Советская орбитальная станция ОС-1 "Звезда" действительно внушала ужас и, слава Богу, только узкому кругу высокопоставленных американских чиновников, не травмируя общественность США. Даже до сих пор они называют ее не иначе как "Звездный линкор Хрущева". Правда, по выражению знаменитого своей патологической неприязнью к СССР сенатора Барри Голдуотера, в 1964 году у Хрущева в космосе летал "трехместный космический линкор" — пилотируемый корабль с тремя советскими космонавтами — Владимиром Комаровым, Константином Феоктистовым и Борисом Егоровым. Конечно, это была явная натяжка, эмоционально озвученная им в Конгрессе США, однако она позволила "ястребам" потребовать и получить дополнительные средства на военные расходы Америки.

    Кроме того, рассматривалась возможность (и она была вполне технически реализуема) создания в качестве полезной нагрузки для "Н-1" и для ракеты Владимира Челомея "Протон" сверхмощных термоядерных боеголовок мощностью до 150 МГТ! В качестве примера: ядерная бомба мощностью в 1 МГТ оставила бы от Вашингтона разве что пепел и строительный мусор…

    Однако не следует думать, что руководство США в сравнении с властями СССР выступало только в белом. У политиков в гардеробе белый цвет вообще в большом дефиците. США к 1962 году имели на вооружении два типа боевых межконтинентальных ракет "Титан-1" (54 ракеты) и твердотопливных "Минитмен-1" (одна боеголовка мощностью 0,5 МГТ) с последующими двумя модификациями, которых было развернуто до 1 тысячи ракет с временем подготовки к пуску до 32 сек.! Аналогичный проект боевой военной орбитальной станции разработал Вернер фон Браун. Причем Брауном предполагалось создать астронавтам на станции приближенные к земным условия с помощью искусственной гравитации.

    Макет русской ОС-1 "Звезда" длиной более 18 м продолжительное время хранился в ОКБ-1. Дальнейшая судьба его мне неизвестна. Программа создания транспортного корабля для доставки сменного экипажа на "Звезду" в конце концов была успешно выполнена, и транспортный корабль "Союз" легко перешел из одного века в другой. При этом стал основным кораблем, например, для доставки сменных экипажей на МКС, не говоря уже о том, что "Союз" является спасательной шлюпкой для экипажа на двоих. Поскольку он рассчитан на двух космонавтов, то и экипаж МКС не превышает, как правило, двух человек (за исключением случаев полета космических туристов).

    Еще одной попыткой создания орбитальной станции в СССР стал проект Военно-исследовательского комплекса (ВИК), состоявшего из малой исследовательской лаборатории (МИЛ) 11Ф731 и трехместного пилотируемого корабля 11Ф732, известного многим как космический транспортный корабль "Союз". Эти два корабля должны были выводиться на околоземную орбиту ракетами. Но к 1965 году работы по ВИК были закрыты постановлением ЦК и Совмина СССР, ибо было принято решение сосредоточить все работы по созданию орбитальных станций в ОКБ-52 под руководством Владимира Челомея.

    "Меч" Челомея. Проект постоянной пилотируемой орбитальной станции 11Ф71 "Алмаз", имевшей кодовое название "Меч", в качестве эскизного был утвержден 21 июля 1967 года. С 1965 года к этому времени уже начал эффективно работать тяжелый ракетоноситель Челомея "Протон", выводящий на околоземную орбиту около 20 т. Именно он предназначался для запуска "Алмаза" и таких же по массе двух транспортных кораблей снабжения. Успешные запуски тяжелой ракеты "Протон" позволили начать планомерное использование долговременных станций со сменным экипажем, способным заниматься исследованиями космоса и военными вопросами: ДОС стали возможным местом размещения стратегического наступательного оружия. Причем оружия, работающего на новых физических принципах, не подпадающего под понятие "оружие массового поражения". Как известно, в космосе, согласно международным договорам, запрещено размещение оружия массового поражения.

    После смерти Королева ОКБ-1 возглавил Василий Мишин. Именно оно имело монопольное право пилотируемых космических полетов. Но на внутренний рынок пилотируемых полетов стал настойчиво и успешно пробиваться Владимир Челомей. Под его программу "Алмаз" был создан специальный отряд космонавтов, в который вошли Юрий Артюхин, Борис Волынов, Виталий Жолобов, Вячеслав Зудов, Анатолий Куклин, Павел Попович, Валерий Рождественский, Геннадий Сарафанов и Георгий Шонин. Однако Челомей многого не успел: Хрущева, покровительствовавшего ему, сняли со всех постов, и экспериментальные испытания основных систем комплекса "Алмаз" в части аппаратуры наблюдения начали затягиваться.

    Вот тут-то сумели "подсуетиться" заместители Мишина, получившие точные сведения о состоянии дел своего основного конкурента Челомея в части пилотируемых полетов. Они сделали предложение Дмитрию Устинову, который был в ЦК ответственным за космические дела, начинить корпуса челомеевских "Алмазов" системами "Союзов". Тонкость такого предложения заключалась в том, что системы ДОС в этом случае были бы аналогичными уже испытанным и многократно апробированным в реальных космических полетах системам транспортного корабля "Союз". И для руководства ОКБ-1 было не важно, что ранее спроектированные системы "Союз" имели устаревшую и тяжелую по массе базу. Жесткие законы конкурентной борьбы (все делали вид, что ее не было) заставили руководство ОКБ-1 пойти на подобный шаг, чтобы любой ценой сохранить за собой монопольное право осуществления пилотируемых программ в СССР.

    Если называть вещи своими именами, то у Челомея, по сути, отобрали ДОС. Как "отобрали" в свое время у него и идею истребителей спутников, "отдав" ее Михаилу Янгелю. Однако блестящий ум Челомея и его такие же организаторские способности позволяли ему создавать до сих пор непревзойденные образцы ракетно-космической техники — будь это легкий космический самолет или противокорабельные крылатые ракеты типа "Аметист" или "Москит". Американские специалисты даже окрестили одну из крылатых ракет Челомея "Убийцей авианосцев". И Челомей, закаленный в постоянных схватках с высокими партийными и министерскими чиновниками и бескомпромиссной "гражданской войной" с главными и генеральными конструкторами ракетно-космической техники Сергеем Королевым и Михаилом Янгелем, сумел выстоять. Но так и не стал своим для руководства СССР. До конца дней своих он продолжать создавать шедевры, благодаря которым и был доведен, что называется, до ума уникальный ракетно-космический комплекс в виде военной ПОС "Алмаз" и транспортных кораблей снабжения (ТКС).

    ТКС весом по 20 т имели в своем составе по два многократно используемых трехместных возвращаемых аппарата (ВА). Поочередно они выводились на заданную орбиту ракетой Челомея "Протон" и стыковались по мере необходимости с ПОС "Алмаз". Этот комплекс, опередивший свое время, по определенным причинам, в первую очередь организационно-финансовым, сдать на вооружение МО СССР Челомею не удалось. Только 15 декабря 1976 года с космодрома Байконур ракетоносителем "Протон" был успешно выведен на заданную орбиту комплекс 82ЛБ72 — ТКС. После вывода комплекса на орбиту беспилотные ВА, входящие в состав ТКС, получили в СМИ свои имена в закрытой серии "Космос": "Космос-881" и "Космос-882". ТКС с двумя ВА кроме чисто снабженческих функций мог выполнять еще и другие: быть космическим буксиром или заправщиком. Тогда в программе самостоятельного полета ВА был запланирован одновитковый полет, который и был безукоризненно ими выполнен.

    Один из ВА произвел посадку в районе города Экибастуза, а второй — в районе города Целинограда (ныне Астана). Оба вновь были подготовлены к повторному космическому полету, который и состоялся 5 августа 1977 года. Американская разведка космическими и наземными техническими средствами зафиксировала полет этих кораблей и сообщила: "Русские провели испытания прототипов многоразовых пилотируемых ракетопланов". Можно согласиться с этим мнением, но только в части создания многоразовых космических систем. Тогда у Челомея дело до ракетоплана не дошло, легкий космический самолет он создал позже, в конце 70-х годов прошлого века. Однако он использовал одни и те же ВА три раза, доказав тем самым их высокую надежность. И главным образом было доказано, что выбранная Челомеем недорогая по стоимости схема их теплозащиты, в отличие от сверхдорогой плиточной защиты, оказалась безукоризненно надежной. Полеты ТКС продолжались к станции "Салют-6" и в 1981 году ("Космос"-1267), и в 1985 году ("Космос"-1686). Последний доставил на ДОС "Мир" шарнирно-решетчатую ферму длиной 12 м, сваренную, кстати, в киевском институте им. Патона.

    Специалисты США примерно в этот период стали работать над созданием боевой космической станции разработки фирмы "Мартин-Мариетта". В качестве основного боевого космического средства она должна была иметь мощный лазер "Альфа", работающий на фтористом водороде. Станция имела массу 45 т, ее длина — 24 м, диаметр — 4 м. Но США ни тогда, ни сейчас не имеют ракетоносителя, способного одним запуском вывести на заданную орбиту станцию такой массы с боевым лазером.

    В СССР 15 мая 1987 года сверхтяжелой универсальной ракетой "Энергия" была выведена на низкую орбиту военная станция "Скиф". С высоты 110 км станция должна была сама довыводиться на заданную орбиту с помощью работы своих двигателей. Схемная ошибка в системе управления станцией и возможная ошибка во время работы на технической позиции свели этот в целом успешный запуск "Скифа" на нет: маршевый двигатель не включился на разгон, и почти 100-тонная станция затонула в Тасмановом море неподалеку от берегов Австралии. Позднее на базе ДОС "Алмаз" были созданы беспилотные спутники радиолокационной разведки, известные как "Космос"-1870 (1987) и "Алмаз" (1991).

    С другой стороны, многие утверждают, что преимущества пилотируемого наблюдательного пункта в виде военной станции небесспорны. Плюс еще огромные расходы на создание дополнительных систем для пилотируемой станции. И безусловно, что до и после создания постоянных баз на Луне, Марсе и других планетах Солнечной системы ДОС будут продолжать играть роль орбитальных околоземных баз в освоении космоса.
    Последний раз редактировалось skroznik; 14.09.2012 в 23:09.
    Украина наиболее успешна при внешнем управлении ею.
    Академик НАН Украины Юрий Пахомов

  4. Сказали спасибо skroznik :

    I{OT (04.10.2011)

  5. #3
    Кот, гуляющий сам по себе Аватар для skroznik
    Регистрация
    14.03.2009
    Адрес
    Российская империя
    Сообщений
    7,681
    Вес репутации
    135

    По умолчанию

    Орбитальные станции "Алмаз" и "Салют"
    (ЦКБМ И ЦКБЭМ)


    В США работы по орбитальным станциям вскоре после их начала получили четкую военную ориентацию, Чтобы не отстать от Америки в этих вопросах, в Советском Союзе к середине 60-х годов проводились научноисследовательские работы по созданию пилотируемых станций. Кроме ОКБ-1, в котором предполагалось с помощью сборки на орбите создать станцию, в работу включилось ОКБ-52 под руководством В.Н.Челомея.

    Начало работ над проектом орбитальной станции в ОКБ-52 можно отнести к 12 октября 1964 г., когда генеральный конструктор предложил сотрудникам предприятия заняться созданием посещаемой орбитальной пилотируемой станции (ОПС) со сменяемым экипажем из 2 - 3 человек и сроком существования год-два. Станция предназначалась для решения задач научного, народнохозяйственного и оборонного значения и выводилась на орбиту носителем УР500К. Эскизный проект ОПС, а точнее, ракетно-космической системы, получившей наименование "Алмаз" был принят в 1967 г, межведомственной комиссией из 70 известных ученых и руководителей КБ и НИИ промышленности и Министерства обороны.

    "Алмаз" был задуман как космический наблюдательный пункт с комфортабельными условиями для экипажа и хорошим оснащением аппаратурой наблюдения, точной системой ее наведения, способный следить как за лесными пожарами и загрязнением морей и рек, так и за перемещениями военных сил.

    Для доставки на станцию экипажа и запасов разрабатывался свой транспортный корабль снабжения (ТКС), рассчитанный на вывод той же ракетой УР500К, Вначале предполагалось снабдить и станцию и ТКС аналогичными возвращаемыми аппаратами, рассчитанными на спуск экипажа с орбиты, но вскоре от этой идеи отказались. ВА остался только на транспортном корабле.



    Первоначальный проект системы "Алмаз": 1 и 7 - возвращаемые аппараты; 2 и 4 - солнечные батареи; 3 - функционально-грузовой блок ТКС; 5 - станция "Алмаз"; 6 - радиолокатор бокового обзора

    Станция "Алмаз" была приспособлена для длительной работы экипажа из трех человек. Конструктивно гермоотсек ОПС разделялся на две зоны, которые можно условно назвать зоной большого и зоной малого диаметров. Зона малого диаметра располагалась в передней части станции и закрывалась при выведении коническим головным обтекателем. Далее шла зона большого диаметра. Стыковка транспортных КК должна была осуществляться с задней торцевой части ОПС, где находилась сферическая шлюзовая камера (ШК), соединявшаяся с гермоотсеком большим переходным люком, В задней части ШК размещался пассивный стыковочный узел, в верхней -- люк для выхода в открытый космос, в нижней - люк в камеру, из которой можно было спускать на Землю капсулы с материалами исследований. Капсула имела свою пороховую ДУ, парашютную систему, сбрасываемый теплозащитный экран и спускаемый отсек с маяком. Стабилизация ее перед включением ДУ осуществлялась закруткой после необходимой ориентации перед выпуском со станции. Вокруг ШК размещались агрегаты двигательных установок ОПС, развертываемые антенны и две большие панели солнечных батарей. Хвостовая часть станции с ШК закрывалась конусообразным щитом из экранно-вакуумной теплоизоляции.

    В передней части гермоотсека в зоне малого диаметра размещался бытовой отсек экипажа со спальными местами, столиком для приема пищи, креслом для отдыха и иллюминаторами для обзора.

    За бытовым - рабочий отсек с пультом управления, рабочим местом, оптическим визиром, позволяющим останавливать бег земной поверхности и наблюдать отдельные детали, панорамно-обзорное устройство для широкого обзора Земли, перископическое устройство для осмотра окружающего космического пространства. Задняя часть гермоотсека была занята аппаратурой наблюдения и системой управления.

    Большой оптический телескоп для наблюдения Земли занимал место позади рабочего отсека от пола до потолка ОПС. Предполагалось, отсняв участки суши или моря, проявить фотопленку прямо на станции, просмотреть ее и наиболее интересные кадры передать по телевизионному каналу Остальную пленку можно было спустить на Землю в капсуле.

    Учитывая, что в период проектирования ОПС "Алмаз" в США велись работы над различного рода космическими инспекторами-перехватчиками спутников, на станции были приняты меры для защиты от подобных перехватчиков и буксировщиков: ОПС оснащалась авиационной скорострельной пушкой конструкции А.Э.Нудельмана. Ее можно было навести в нужную точку через прицел, поворачивая станцию. Нападать на кого-либо "Алмаз", конечно, не мог - это было лишь средство самозащиты.

    Работы по ракетно-космической системе "Алмаз" распределялись так: проект в целом, сама станция и ВА корабля ТКС разрабатывались в головной организации В.Н.Челомея - Центральном конструкторском бюро "Машиностроение" (ЦКБМ), ТКС (его функциональногрузовой блок) - в филиале № 1 ЦКБМ. Там же создавалась ракета УР500К. Станция, корабль и носитель должны были изготавливаться на машиностроительном заводе им. Хруничева.

    На первом этапе создания системы "Алмаз" экипажи на ОПС должны были доставляться КК "Союз". В этом вопросе было налажено взаимодействие между ЦКБМ и ОКБ С.П.Королева (ЦКБЭМ).

    Перед создателями комплекса "Алмаз" со стороны заказчика были поставлены очень сложные задачи по характеристикам аппаратуры, надежности и длительности ее функционирования. И если к концу 1969 г. график работ по созданию корпусов ОПС и некоторых служебных систем соблюдался четко, то работы над приборным составом станции затянулись.

    К 1970 г. были созданы корпуса восьми стендовых и двух летных блоков ОПС и велась наземная отработка систем станции. Был определен состав экипажей для полетов на станцию, тренировки которых велись в Центре подготовки космонавтов.

    Однако по определенным причинам под нажимом руководства министерства общего машиностроения изготовленные корпуса, оснастка, часть аппаратуры и документация были переданы в ЦКБЭМ, где на основе ОПС "Алмаз" с применением систем КК "Союз" в кооперации с филиалом №1 ЦКБМ менее чем за год была создана долговременная орбитальная станция (ДОС) - "Изделие 17К".

    ДОС отличалась от ОПС переходным отсеком в передней части зоны малого диаметра, к которому производилась стыковка КК "Союз". В хвостовой части станции был установлен модифицированный ПАО корабля "Союз", Энергопитание станции предполагалось осуществлять с помощью четырех небольших солнечных батарей, также взяты" с КК "Союз" и смонтированных попарно в районе зоны малого диаметра и ПАО. В приборном отношении ДОС также имела очень мало общего с ОПС "Алмаз": последняя была гораздо более насыщена аппаратурой.

    В связи с ускорением работ по ДОС для полетов к станции в ЦКБЭМ была спешно разработана транспортная модификация корабля "Союз", имеющая стыковочный агрегат новой конструкции.

    ДОС-1 была запущена 19 апреля 1971 г. под названием "Салют". Для доставки экипажа на станцию 23 апреля 1971 г. стартовал КК "Союз-10", однако его экипаж (В.А.Шаталов, А.С.Елисеев и Н.Н.Рукавишников), состыковавшись со станцией, перейти в нее не смог из-за дефекта в узле стыковки. Второй экипаж стартовал 6 июня 1971 г. на корабле "Союз-11". На этот раз космонавты Г.Т.Добровольский, В.Н.Волков и В.И.Пацаев перешли в станцию "Салют". После 24- суточной работы на станции экипаж корабля "Союз-11" при возвращении на Землю из-за разгерметизации СА трагически погиб...

    С учетом работы первой станции "Салют" была подготовлена ДОС-2, попытка запуска которой 29 июля 1972 г. была неудачной из-за аварии носителя на участке работы второй ступени.

    Тем временем в ЦКБМ и на заводе им. Хруничева шла работа над первой ОПС "Алмаз". Наземная отработка станции при комплексном испытании всех систем была завершена к 1973 г.

    После трехмесячной подготовки к старту первая станция "Алмаз" 3 апреля 1973 г. была запущена на орбиту и получила наименование "Салют-2". При выполнении автономного полета, в котором были проверены все системы станции, на 13-е сутки полета произошла разгерметизация ее корпуса с постепенным отказом всех систем. После анализа телеметрической информации наиболее вероятной причиной аварии была признана неисправность, возникшая в ДУ и приведшая к возникновению пробоины в корпусе ОПС. Станция "Салют-2" постепенно сошла с орбиты и упала в океан.

    В это время на заводе им. Хруничева велось строительство "ДОС-3", которая имела некоторые отличия от станций "ДОС-1 и -2". В частности, предполагалось использовать на станции три большие поворачивающиеся солнечные батареи, предназначенные для ТКС, что более чем вдвое увеличивало мощность систем электропитания и избавляло от необходимости поддерживать ориентацию станции на Солнце. Станция имела отличия и в приборно-агрегатном составе. После выведения на орбиту 5 ноября 1973 г. в системе ориентации и управления движением ДОС произошли сбои по ионным датчикам, приведшие к выработке всего топлива двигателями ориентации. Станция, получившая обозначение "Космос-637", некоторое время совершала пассивный полет. После выдачи команды на подъем орбиты ДОС из-за неправильной ориентации вошла в атмосферу и прекратила свое существование.

    Работа над ОПС "Алмаз" продолжалась. После подробного анализа работоспособности систем при полете станции "Салют-2" 25 июня 1974 г. на орбиту под названием "Салют-3" выведена ОПС "Алмаз-2", в конструкцию которой были введены меры по повышению ее надежности. Автономный полет станции протекал успешно. 3 июля 1974 г. летчики-космонавты П.Р.Попович и Ю.П.Артюхин на корабле "Союз-14" благополучно состыковались со станцией и перешли в нее. Станция начала работать в пилотируемом режиме.



    Станция "Салют-3" (ОПС-2 "Алмаз"): 1 - корабль "Союз-14"; 2 - станция "Алмаз"


    После успешного выполнения программы полета 19 июля 1974 г. экипаж на корабле "Союз-14" возвратился на Землю. СА приземлился в районе Джезказгана.

    26 августа 1974 г. к ОПС стартовал корабль "Союз-15" с экипажем в составе Г.В.Сарафанова и Л.С.Демина, однако из-за неисправности в системе сближения стыковка со станцией не удалась. 28 августа СА корабля приземлился в районе Целинограда. Других КК "Союз" для продолжения работ с ОПС выделено не было.

    Станция "Салют-3", полностью выполнив автономный полет по основной и дополнительной программам, 24 января 1975 г. по командам с Земли была спущена с орбиты и затоплена в Тихом океане.

    Запуск ДОС-4 под обозначением "Салют-4" был произведен 26 декабря 1974 г. Необходимо отметить, что если мощности завода позволяли вести изготовление параллельно двух типов станций -"Алмаз" и ДОС, то управлять одновременно двумя пилотируемыми станциями в космосе командно-измерительный комплекс в то время был не в состоянии. Управление даже одной станцией требовало круглосуточной напряженной работы всех наземных пунктов, особенно в периоды пилотируемых полетов. Поэтому запуски станций "Салют" производились в определенной очередности. На станцию "Салют-4" были осуществлены две экспедиции космонавтов на кораблях "Союз-17" (старт 11 января 1975 г., экипаж А.А. Губарев, Г.М. Гречко, посадка 9 февраля 1975 г.) и "Союз-18" (старт 24 мая 1975 г., экипаж П.И. Климук и В.И. Севастьянов, посадка 26 июля 1975 г.). 5 апреля 1975 г. к станции был запущен экипаж в составе В.Г.Лазарева и О.Г.Макарова, однако из-за неисправности при сбросе хвостового отсека третьей ступени РН корабль "Союз" на орбиту не вышел. Космонавты совершили в СА полет по баллистической траектории и приземлились через 21,5 мин после старта.

    С целью проведения ресурсных испытаний агрегатов и систем в совместном длительном полете на станцию "Салют-4" 17 ноября 1975 г. был запущен беспилотный КК "Союз-20". ДОС "Салют-4" прекратила существование 3 февраля 1977 г. Запуск ОПС "Алмаз-3" ("Салют-5" состоялся 22 июня 1976 г., 7 июля 1976 г, на борту корабля "Союз-21" на станцию был доставлен экипаж в составе Б.В.Волынова и В.М.Жолобова. Работа экипажа должна была проходить в течение примерно двух месяцев, однако из-за резкого ухудшения самочувствия В.М.Жолобова полет был прерван 24 августа 1976 г. После проведения анализа работы космонавтов объединенная медицинская комиссия пришла к заключению, что наблюдавшийся в полете синдром явился результатом перегрузки экипажа, эмоционального напряжения. Отмечалось хроническое недосыпание космонавтов, нарушение режима физтренировок, недостаточная психологическая поддержка с Земли.

    Для доказательства пригодности станции "Салют-5" к дальнейшей эксплуатации 14 октября 1976 г. к ней был направлен экипаж в составе В.Д. Зудова и В.И. Рождественского на корабле "Союз-23". Однако стыковка КК с ОПС не удалась из-за неисправности в антенне головки самонаведения системы сближения КК. 7 февраля 1977 г. стартом КК "Союз-24" с экипажем в составе В.В. Горбатко и Ю.Н. Глазкова была наконец подтверждена возможность дальнейшей работы с ОПС. После выполнения программы полета 25 февраля 1977 г. экипаж вернулся на Землю.

    Станция "Салют-5" завершила свой полет 8 августа 1977 г., когда после выдачи тормозного импульса вошла в плотные слои атмосферы над заданным районом Тихого океана.

    Уже на начальном этапе работ на станциях первого поколения стало ясно, что их возможности ограничены запасами расходуемых компонентов. Одновременно в двух ОКБ, возглавляемых В.П.Мишиным и В.Н.Челомеем, появилась идея создания станции с двумя стыковочными узлами и возможностью дозаправки ДУ топливом в полете. Эта идея была реализована на станциях второго поколения (Салют-6 и -7", созданных в филиале № 1 ЦКБМ, преобразованном в самостоятельное КБ "Салют".



    Станция "Салют-7": 1 - корабль "Союз"; 2 - станция "Салют-7"; 3 - солнечные батареи увеличенной площади; 4 - ТКС "Космос-1443"

    ЦКБМ приготовило к запуску ОПС-4 "Алмаз-4" (в случае успешного запуска в 1979-1980 гг. эта станция получила бы наименование "Салют-7" или "Салют-8". Она имела два стыковочных агрегата - один для приема ТКС, а другой для кораблей "Союз"), оснащенную значительно более совершенным комплектом аппаратуры, имеющую увеличенное время существования и улучшенные характеристики. Однако затяжка программы "Алмаз" и последующее ее закрытие не позволили реализовать возможности нового аппарата.

    В.Н.Челомей вышел с предложением о разработке тяжелой усовершенствованной ОПС с двумя стыковочными агрегатами. Наиболее важной отличительной чертой этого проекта было то, что экипаж из 4-5 человек должен был выводиться совместно с ОПС в возвращаемом аппарате больших размеров, установленном в передней части станции. Дальнейшая работа ОПС должна была обеспечиваться запусками ТКС, которые могли причаливать к двум стыковочным агрегатам станции. Для запуска такой ОПС предполагалось разработать специальную РН грузоподъемностью свыше 35 т. Однако средств для финансирования проекта нового носителя и ОПС не нашлось, и работы по пилотируемым станциям "Алмаз" к 1978 г. были закрыты. В СССР продолжалась только одна программа создания пилотируемых станций, в которой участвовало НПО "Энергия", преобразованное из ЦКБЭМ, и КБ "Салют", которыми была создана орбитальная станция третьего поколения "Мир", выведенная на орбиту 20 февраля 1986 г.

    Несмотря на закрытие работ по пилотируемой тематике, ЦКБМ продолжало разработку ОПС "Алмаз", на этот раз в беспилотном варианте. За счет отказа от систем, связанных с пребыванием на станции космонавтов, на станции удалось разместить большой комплекс аппаратуры для дистанционного исследования Земли, в том числе уникальный радиолокатор бокового обзора с высоким разрешением. Подготовленная к старту в 1981 г. автоматическая станция "Алмаз" пролежала в одном из цехов монтажно-испытательного корпуса космодрома Байконур до 1985 г. После многолетних задержек, не связанных с работами по ОПС, была предпринята попытка запуска этой станции, оказавшаяся неудачной из-за отказа системы управления РН "Протон".

    18 июля 1987 г. состоялся удачный запуск автоматического варианта ОПС "Алмаз", который получил обозначение "Космос-1870". Высококачественные радиолокационные изображения земной поверхности, полученные со спутника, были использованы в интересах обороны и народного хозяйства СССР. И, наконец, 31 марта 1991 г. модифицированный автоматический вариант ОПС разработки ЦКБМ со значительно улучшенными характеристиками бортовой аппаратуры был выведен на орбиту под своим настоящим именем "Алмаз-1".



    Автоматическая станция "Алмаз-1": 1 - антенны сброса информации на Землю; 2 - дополнительный бак с топливом для ДУ; 3 - модифицированный вариант ОПС "Алмаз"; 4 - солнечные батареи; 5 - радиолокатор бокового обзора; 6 - антенна сброса информации через спутник-ретранслятор[COLOR="Silver"]

    ---------- Добавлено в 16:21 ---------- Предыдущее было в 16:21 ----------

    Транспортная Космическая Система
    ТКС Челомея


    В 1964 году коллектив ОКБ-52 под руководством В.Н. Челомея приступил к разработке ракетно-космического комплекса «Алмаз» в составе орбитальной пилотируемой станции и транспортного корабля снабжения для доставки на нее экипажа из 2-3 человек. Причем на первом этапе в качестве такого корабля В.Н. Челомею было предложено использовать транспортный корабль обслуживания, создаваемый в куйбышевском Филиале №3 ЦКБЭМ по теме «Союз-Р». Но для поддержания орбиты станции «Алмаз» (высота порядка 250 км) требовалось достаточно много топлива, поэтому козловские корабли надо было бы запускать каждые 20 - 30 суток. Это было неприемлемо. Поэтому уже в эскизном проекте по ракетно-космическому комплексу «Алмаз», подписанном В.Н. Челомеем 21 июля 1967 года, предлагалось использовать для доставки экипажа тяжелый транспортный корабль снабжения ТКС собственной разработки.

    В 1969 году в Центральном конструкторском бюро машиностроения (ЦКБМ - так стало называться ОКБ-52) был завершен выпуск эскизного проекта собственного корабля снабжения ТКС 11Ф72, который был предназначен для доставки на станцию «Алмаз» трех космонавтов в скафандрах «Сокол» и расходуемых грузов для экспедиции длительностью 90 суток. Между прочим, свой индекс 11Ф72 ТКС получил от транспортного корабля «Союз-Р», как чуть ранее орбитальная пилотируемая станция «Алмаз» перехватила свой индекс 11Ф71 у куйбышевской орбитальной станции, разрабатывавшейся в рамках того же проекта. Как и сама орбитальная пилотируемая станция ТКС выводился на орбиту с помощью трехступенчатой ракеты-носителя УР-500К. ТКС состоял из функционально-грузового блока ФГБ 11Ф77 и возвращаемого аппарата ВА 11Ф74. Созданием ВА занималось само ЦКБМ, а разработку ФГБ поручили своему Филиалу №1 в Филях. Как и положено, в таких случаях, было выпущено Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 16 июня 1970 года.

    Размеры ТКС просто поражали. Его масса на орбите составляла 17,5 тонны («Союз» — 6,7 тонны), вес полезной нагрузки — 12,6 тонны («Союз» — 2235 кг), площадь солнечных батарей — 40 м2 («Союз» — 14 м2), время автономного полета — 7 суток («Союз» — 3 суток), запас топлива — 3822 кг («Союз» — 900 кг). Такой запас топлива на ТКС был обусловлен тем, что он исполнял роль не только транспортного средства, но и буксира. Ведь при более низкой, чем у «Салютов» орбите «Алмаза» (~250 км), характерной для всех космических аппаратов оптической разведки, сказывается торможение верхних слоев атмосферы, и для ее поддержания требуются частые коррекции орбиты. Общая длина космического корабля составляла 17,5 метров, максимальный диаметр 4,1 метра. Внутренний жилой объем ТКС составлял 45 м^3, что делало его сравнимым с небольшой орбитальной станцией.







    Основной и наиболее тяжелой частью транспортного корабля снабжения являлся функционально-грузовой блок 11Ф77. Его масса составляла 13,26 тонны, общая длина 13,9 метра, максимальный диаметр 4,1 метра, а минимальный — 2,9 метра. Внутренний объем ФГБ (37 м3) создавал комфортные условия для работы и отдыха космонавтов. Здесь же размещались и основные бортовые системы ТКС, в том числе и БЦВМ «Аргон-16» разработки НИЦЭВТ, что выгодно отличало его от 7К-ОК и 7К-Т. Кроме того, внутренний объем ФГБ позволял перевозить в нем для ОПС «Алмаз» до 6 капсул специнформации 11Ф76. В передней части ФГБ находился люк для перехода в возвращаемый аппарат. На заднем торце ФГБ располагался стыковочный агрегат ТКС оригинальной конструкции с внутренним переходом, принципиально отличающийся от узла стыковки корабля «Союз», то есть ТКС и ОПС стыковались "задом". Космонавты в скафандрах при сближении со станцией должны были располагаться непосредственно у стыковочного агрегата и наблюдать за операциями в иллюминаторы, что значительно упрощало процедуру стыковки. На внешней стороне ФГБ размещались баки с топливом (3882 кг), два двигателя коррекции и сближения общей тягой 800 кг, установленных под углом 37 к продольной оси, а также 20 двигателей причаливания и ориентации тягой по 40 кг.

    Возвращаемый аппарат 11Ф74 ТКС имел форму усеченного конуса и разрабатывался на основе ВА для ранее спроектированного лунного корабля ЛК и служил вначале для возвращения грузов и материалов на Землю, а также для экстренного покидания экипажем станции. В первых проектных проработках ВА выводился в составе ОПС 11Ф71, но затем из-за переутяжеления станции от этого отказались, а возвращаемый аппарат стал частью ТКС.

    Возвращаемый аппарат многоразового применения массой 3800 кг (масса спускаемого аппарата «Союза» — 2850 кг) при максимальном диаметре 2,8 метра (СА «Союза» — 2,2 метра) и объеме кабины экипажа 4,56 м3 (3,5 м3 в СА «Союза») был оснащен одноразовым блоком схода с орбиты — ТДУ массой 4200 кг, который позволял спускаться на Землю отдельно от ФГБ. Безопасный спуск обеспечивала трехкупольная парашютная система общей площадью 1770 м2 и двигатели мягкой посадки, размещенные в верхней части ВА вслед за ДУ САС. Для перехода экипажа в ФГБ служил люк в нижней части ВА в лобовом теплозащитном экране. В отличие от «Союза» здесь лобовой теплозащитный экран не сбрасывался, поэтому после восстановления теплозащиты с помощью пропитки возвращаемый аппарат можно было использовать повторно (до 10 раз). Форма ВА в виде усеченного конуса с аэродинамическим качеством 0,25 больше напоминала спускаемый аппарат американского корабля «Аполлон» и также позволяла совершать управляемый спуск в атмосфере.

    Спасение экипажа на старте обеспечивалось системой аварийного спасения, при этом включались пороховые двигатели САС и тормозной ДУ ВА общей тягой 86 тонн, и возвращаемый аппарат уводился на высоту до 2 км. С 1974 по 1977 года на площадке №51 было проведено 5 испытаний системы аварийного спасения. Все они завершились успешно.

    В целом по компоновке ТКС напоминал один из вариантов проекта американского корабля «Биг Джемини». Учитывая время, когда проводились проработки по этому кораблю фирмой «Макдоннел Дуглас» (1965-1967 годы), а также относительную открытость американской космической программы, невольно приходишь к мысли: не содрал ли В.Н. Челомей проект у американцев. Правда, американский проект остался на бумаге, а ТКС все же летал в космосе.
    Украина наиболее успешна при внешнем управлении ею.
    Академик НАН Украины Юрий Пахомов

  6. Сказали спасибо skroznik :

    I{OT (04.10.2011)

  7. #4
    Кот, гуляющий сам по себе Аватар для skroznik
    Регистрация
    14.03.2009
    Адрес
    Российская империя
    Сообщений
    7,681
    Вес репутации
    135

    По умолчанию



    Немирнй вариант "Мира".
    1. базовый блок;
    2. центр управления боевыми блоками;
    3. транспортный корабль "Заря";
    4. модули с прицельными комплексами;
    5. боевые модули (фюзеляж "Бурана").


    ---------- Добавлено в 16:24 ---------- Предыдущее было в 16:24 ----------



    "Орбитальные истребители" с лазерным (а) и ракетным (б) воорружением:
    1. базовый блок;
    2. ракетный комплекс "космос-космос";
    3. лазерный комплекс.


    9. Ракета "космос-космос".
    Украина наиболее успешна при внешнем управлении ею.
    Академик НАН Украины Юрий Пахомов

  8. Сказали спасибо skroznik :

    I{OT (04.10.2011)

  9. #5
    ***** Аватар для I{OT
    Регистрация
    22.08.2010
    Адрес
    Северная Пальмира
    Возраст
    57
    Сообщений
    6,206
    Записей в дневнике
    9
    Вес репутации
    209

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от skroznik Посмотреть сообщение
    Памяти МИР-а...
    Приходилось слышать множество версий о причинах затопления станции "Мир", мне представляется, что эта - наиболее правдивая:
    ... Затопить в океане такое уникальное космическое сооружение, каким является «Мир», предлагают отнюдь не по техническим причинам. Российский бюджет в конце XX века не способен вынести расходы по поддержанию работоспособности пилотируемой орбитальной станции, запущенной Советским Союзом в 1986 году. Группа американских ученых, объединившихся в фонд «Космическая граница», обратилась с открытым письмом к президенту России Б.Н. Ельцину с призывом не топить станцию «Мир», а перевести ее на более высокую орбиту, там дождаться лучших времен для России и тогда продлить ее активную жизнь.

    «Сам по себе герметичный объем станции представляет огромную ценность. Космические станции класса „Салют“ (во многом напоминающие „Мир“) нередко совершали полет в автоматическом режиме…»

    «Мир» представляет собой уникальный научный комплекс, обеспечивающий проведение исследований в области астрофизики, биотехнологии, космической медицины, экологии, геофизики и материаловедения. Строительство в космосе многомодульной орбитальной станции «Мир» длилось десять лет. В феврале 1986 года был выведен в космос первый модуль – базовый блок. Теперь в составе «Мира» семь модулей, в которых размещено 11,5 тонн научного оборудования производства 27 стран мира.

    Каждая экспедиция на «Мир» приносит опыт и новую информацию по строительству космических конструкции, управлению большими космическими сооружениями, отработке надежности многочисленных систем.

    На создание и эксплуатацию «Мира» затрачено свыше трех миллиардов долларов США. Оценки, произведенные космонавтами и разработчиками различных систем, позволяют утверждать, что ресурсы станции далеко не израсходованы. Строящаяся под эгидой США международная космическая станция способна догнать «Мир» по своим эксплуатационным возможностям не ранее 2003 года. Так надо ли топить «Мир»? Сторонники затопления станции есть и в России, и в США. Российские приверженцы затопления станции обосновывают свою позицию тем, что стоимость эксплуатации «Мира» составляет 220-240 миллионов долларов в год. Российский бюджет таких трат не предусматривает. Некогда могучая ракетно-космическая держава за время так называемых «реформ» подверглась такому экономическому разгрому, что на фоне всеобщего обнищания траты на космическую науку и технику представляются недопустимой роскошью.

    Исторический парадокс состоит в том, что в первые десятилетия после тяжелейшей второй мировой войны Советской Союз ежегодно выделял на развитие ракетно-космической техники в сотни раз больше средств, чем Россия сегодня.

    В октябре 1998 года я вместе с группой российских и европейских космонавтов посетил Германию. Встречи с европейскими участниками космических программ и представителями средств массовой информации показали, что европейская космическая общественность не понимает, почему надо топить «Мир»...
    Источник: Борис Черток. "Ракеты и люди. Лунная гонка"

  10. Сказали спасибо I{OT :

    skroznik (08.02.2012)

  11. #6
    ***** Аватар для I{OT
    Регистрация
    22.08.2010
    Адрес
    Северная Пальмира
    Возраст
    57
    Сообщений
    6,206
    Записей в дневнике
    9
    Вес репутации
    209

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от skroznik Посмотреть сообщение
    Памяти МИР-а...
    ...
    20 февраля 1986 года был запущен первый основной базовый блок станции «Мир» – началось строительство постоянно обитаемой космической станции...
    Через 20 дней после выведения на орбиту мы убедились, что можем надежно управлять станцией. Самым первым экипажем «Мира» были Леонид Кизим и Владимир Соловьев. Они прибыли на борт 15 марта 1986 года.

    С тех пор конфигурация станции неузнаваемо изменилась. Базовый блок обрастал модулями «Квант», «Квант-2», «Кристалл», «Спектр», «Природа». Общая масса орбитального комплекса с 25 тонн доросла до 136 тонн. Суммарный объем герметичных отсеков составил 400 кубических метров. На станции были установлены абсолютные мировые рекорды продолжительности непрерывного пребывания человека в условиях космического полета.

    Валерий Поляков стал абсолютным мировым рекордсменом, он пробыл на «Мире» непрерывно 438 суток, а по суммарному времени за два полета набрал 679 суток. 14 экспедиций на «Мир» были международными. Для доставки экипажей и возвращения их на Землю были запущены один корабль серии «Союз Т» и 28 кораблей серии «Союз ТМ». До мая 1999 года на «Мир» было отправлено 59 грузовых кораблей «Прогресс», которые доставили 135 тонн различных грузов и топлива для двигательной установки.

    За время полета на «Мире» побывало 105 человек. Девять раз к «Миру» подходили и стыковались американские «Спейс шаттлы».

    Надежность и живучесть «Мира» была сенсационно продемонстрирована 25 июня 1997 года. По ошибке людей, включенных в контур управления сближением, грузовой корабль «Прогресс М-34» ударил по «Миру». Это был первый «космический таран». Самолеты после подобных нештатных ситуаций уходят «в сторону Земли». «Мир» после тарана остался работоспособным...

    Юбилейная дата была отмечена очередным пилотируемым полетом к «Миру». 20 февраля 1999 года в 7 часов 18 минут 01 секунду с исторической «гагаринской площадки № 1» Байконура был запущен космический корабль «Союз ТМ-29». Командир корабля Виктор Афанасьев, борт-инженер Жан Пьер Эньере (Франция) и космонавт-исследователь Иван Белла (Словакия) полетели на двадцать девятую стыковку «Союза» с «Миром»...

    Вместо обещанных в 1986 году трех лет мы способны довести время жизни станции до 15 лет!.. А мы сами должны утопить свой приоритет в океане, потому что российская экономика отказывает космонавтике в средствах на существование. «Умом Россию не понять…»
    ...
    Источник: Борис Черток. "Ракеты и люди. Лунная гонка"

  12. 2 Сказали спасибо I{OT:

    skroznik (08.02.2012), Дохляк (23.02.2012)

  13. #7
    Кот, гуляющий сам по себе Аватар для skroznik
    Регистрация
    14.03.2009
    Адрес
    Российская империя
    Сообщений
    7,681
    Вес репутации
    135

    По умолчанию

    Нельзя отмахнуться и от другого, на мой взгляд бесспорного мнения - Коптева - бывшего главы Роскосмоса:

    "Мы подошли к такому режиму эксплуатации станции, когда любая из систем "Мира", изначально рассчитанных на пять лет работы, а отработавших пятнадцать, имеет право отказать, поэтому нам надо вовремя остановиться",
    ______________________________________________________

    Ни в коей мере не хочу оправдать этим преступное отношение российского высшего политического руководства к остаткам советской науки.
    Украина наиболее успешна при внешнем управлении ею.
    Академик НАН Украины Юрий Пахомов

  14. 3 Сказали спасибо skroznik:

    I{OT (08.02.2012), Дохляк (23.02.2012), Самогон (15.02.2012)

  15. #8
    Кот, гуляющий сам по себе Аватар для skroznik
    Регистрация
    14.03.2009
    Адрес
    Российская империя
    Сообщений
    7,681
    Вес репутации
    135

    По умолчанию

    Украина наиболее успешна при внешнем управлении ею.
    Академик НАН Украины Юрий Пахомов

  16. Сказали спасибо skroznik :

    I{OT (08.02.2012)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •