Показано с 1 по 1 из 1

Тема: Площадь чекистов.

  1. #1

    По умолчанию Площадь чекистов.

    Поскольку уже часто встречаю людей , которые считают что войну выиграли исключительно штрафники во главе с актером Серебряковым...
    внесен когнитивный диссонанс в восприятие.

    Про Площадь чекистов, что есть в Сталинграде.

    «Ни шагу назад!»

    Одно из наиболее прославившихся в горниле Сталинградской битвы соединений советских Вооруженных Сил – 10-я стрелковая Сталинградская ордена Ленина дивизия внутренних войск НКВД СССР. Первый секретарь Сталинградского обкома и горкома ВКП(б) Алексей Семёнович Чуянов вспоминает: «Военная гроза надвинулась на город с такой быстротой, что мы могли реально противопоставить врагу лишь 10-ю дивизию войск НКВД под командованием полковника А.А. Сараева, курсантов военных училищ, несколько вновь сформированных танковых бригад и моряков Волжской военной флотилии. Реальной силой для удара по наступающему противнику были также истребительные батальоны и рабочие отряды народного ополчения. Они-то и встретили прорвавшегося врага».
    10-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР была сформирована во второй половине февраля 1942 года на основании приказа НКВД СССР № 0021 от 5 января 1942 года. Управление дивизии, а также 269-й и 270-й стрелковые полки внутренних войск НКВД СССР были созданы в Сталинграде согласно мобилизационному плану аппарата УНКВД по Сталинградской области. В связи с этим в ряды их личного состава на правах маршевого пополнения была направлена большая группа сотрудников местных подразделений органов внутренних дел и госбезопасности. 271-й, 272-й и 273-й стрелковые полки прибыли из Сибири, соответственно из Свердловска (ныне – Екатеринбург), Новосибирска и Иркутска. И еще один, 41-й полк, формировался в Тбилиси и изначально именовался 41-м резервным стрелковым полком пограничных войск НКВД Грузинской ССР.
    Таким образом, первоначально дивизия насчитывала всего по штату 8739 штыков. Однако уже в ходе боев по обороне Сталинграда в первой половине августа 1942 года убыли: в 13-ю мотострелковую дивизию внутренних войск НКВД СССР – 41-й стрелковый полк, а в Орджоникидзевскую стрелковую дивизию внутренних войск НКВД СССР – 273-й. Но вместо них был включен прибывший из состава 12-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР 282-й стрелковый полк внутренних войск НКВД СССР, сформированный в Саратове.
    По штату все полки состояли из трех стрелковых батальонов, четырехорудийной батареи 45-мм противотанковых пушек, минометной роты (четыре 82-мм и восемь 50-мм минометов) и роты автоматчиков. В свою очередь в каждый стрелковый батальон входили по три стрелковые роты и пулеметный взвод, вооруженный четырьмя станковыми пулеметами «максим». В части боевого обеспечения входили: рота связи, разведывательный взвод (он же – кавалерийский или взвод конной разведки), саперный взвод и взвод противохимической обороны. Имелся и собственный тыл, включавший в себя, помимо прочего, и оружейную мастерскую.
    В период с 17 по 22 марта 1942 года 269-й, 271-й и 272-й полки приняли непосредственное участие в широкомасштабной оперативно-профилактической операции, осуществленной в Сталинграде под общим руководством заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3 ранга Ивана Александровича Серова. По сути, была произведена тщательная зачистка города от преступного элемента. При этом только воинами 10-й дивизии НКВД здесь были выявлены и обезврежены 187 дезертиров, 106 уголовников и 9 шпионов, за что весь личный состав дивизии, задействованный в операции, удостоился от комиссара госбезопасности 3 ранга И.А. Серова благодарности.
    Фронт стремительно приближался к Сталинграду. «Воины дивизии несли охранную службу на въездах в город, на переправах через Волгу, патрулировали улицы Сталинграда. Все эти мероприятия позволили сохранить четкий трудовой ритм и революционный порядок, привести город в боеготовность. Много внимания уделялось боевой подготовке. Мы поставили перед собой задачу в короткий срок подготовить бойцов дивизии к ведению боя с сильным, технически оснащенным противником», - вспоминает командир дивизии генерал-майор Александр Андреевич Сараев.
    10 августа 1942 года в связи с разгромом вермахтом Юго-Западного и Южного фронтов и стремительным приближением ударных группировок врага к Волге, 10-я стрелковая дивизия НКВД СССР де-факто оказалась изъятой из состава войск правопорядка и безопасности (но с сохранением ее прежнего статуса – как стрелковая ВВ) и напрямую на правах пехоты подчинена командованию 62-й армии Юго-Восточного фронта. Общая численность дивизии к этому времени составляла 7 568 штыков. Дивизия, растянувшись на 50 километров, вступила в жестокие бои с противником. В первые дни битвы за город блиндажи штаба дивизии находились в овраге реки Царицы, недалеко от ресторана «Маяк».
    Из мемуаров командующего 62-й армией Маршала Советского Союза Василия Ивановича Чуйкова: «Воинам 10-й Сталинградской дивизии внутренних войск полковника А.А. Сараева пришлось быть первыми защитниками Сталинграда, и они с честью выдержали это труднейшее испытание, мужественно и самоотверженно сражались с превосходящими силами врага до подхода частей и соединений 62-й армии».
    Взбешенные несгибаемой стойкостью «васильковых фуражек» фашисты в ходе уличных боев в нарушение всех официально признанных международным сообществом правил войны применяли против обороняющихся боевые отравляющие вещества. Кроме того, чекисты на себе испытали артобстрелы термитными снарядами, от разрыва которых даже на большом расстоянии на человеке воспламенялась одежда.
    Ниже мы попытались восстановить боевые действия отдельных полков и батальонов 10-й стрелковой дивизии войск НКВД, опираясь на архивные материалы, опубликованные специальным корреспондентом Объединённой редакции МВД России по Калининградской области, полковником милиции Юрием Петровичем Ржевцевым, а также воспоминания Первого секретаря Сталинградского обкома и горкома ВКП(б), члена Военного совета Сталинградского и Донского фронтов Алексея Семёновича Чуянова, начальника УНКВД по Сталинградской области и члена Военного совета Сталинградского фронта генерал-лейтенанта Александра Ивановича Воронина, командира 10-й стрелковой дивизии НКВД СССР генерал-майора Александра Андреевича Сараева.
    С 23 августа части 10-й стрелковой дивизии НКВД, разбросанные на широком фронте, обороняли городской обвод укреплений на окраине города. Основные силы дивизии занимали оборону западнее и юго-западнее Сталинграда, прикрывая эти направления от внезапного прорыва врага в город. В северной части города в районе Сталинградского тракторного завода, где 23 августа шли наиболее ожесточенные бои, путь врагу преградил 282-й стрелковый полк при поддержке истребительного отряда сталинградских рабочих, среди которых были участники обороны Царицына. Об итогах первой схватки с врагом по горячим следам докладывал военком дивизии полковой комиссар П.Н. Кузнецов:

    1. Подбито и сожжено – 4 танка.
    2. Уничтожено – 3 станковых пулемета +3.
    3. Подавлено – 3 минбатареи +1 +2.
    4. Истреблено до – 300 гитлеровцев +50 +150.
    5. Подбито – 3 танка

    Боестолкновения с противником продолжились и на следующий день. Среди героев боёв 24 августа – начальник штаба полка капитан Николай Павлович Белов: «В ходе организации обороны подразделениями полка был ранен, потерял зрение, но поле боя не покинул, продолжал управлять боевыми действиями полка» (ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 172, л. 225).
    Силами 1-го батальона полк отбросил противника на 3 км. 27 августа был осуществлен успешный штурм хорошо укрепленной немцами высоты 135,4. Этот батальон затем стойко оборонял эту высоту вплоть до 7 октября 1942 года.
    2-му стрелковому батальону в ночь с 6 на 7 сентября выпало прорываться из клещей вражеского окружения от реки Орловка к берегу Волги.
    3-й же стрелковый батальон все время дрался у стен Сталинградского тракторного завода, при этом он с 26 по 29 августа – в наступательных боях, в ходе которых, к сожалению, погибли военком полка батальонный комиссар Афанасий Михайлович Карпов и командир 1-го батальона старший лейтенант П.А. Морозов. Впоследствии где-то на этом же участке по причине тяжелого ранения в бою из строя выбыли командир полка майор Митрофан Григорьевич Грущенко и его заместитель по строевой части капитан Аричев.
    При этом на тракторном заводе продолжали строиться танки, которые укомплектовывались экипажами, состоявшими из работников завода и сразу же отправлялись с конвейеров в бой. После Победы благодарные потомки присвоили имя батальонного комиссара Афанасия Карпова одной из улиц Тракторозаводского района города-героя Волгограда.
    Как гласят архивные документы, воины 282-го стрелкового полка внутренних войск НКВД СССР за период участия в героической обороне Сталинграда «отбили 72 атаки немцев, сами ходили в контратаки, вели наступление 8 раз». 8 октября остатки всех подразделений 282-го полка были сведены в сводный батальон двухротного состава под общим командованием капитана Федора Кирилловича Рябчевского и офицера-политработника С.А. Тихонова.
    По состоянию на 16 октября в этом подразделении, дравшемся к тому времени в окружении, оставалось в строю меньше взвода – всего лишь на всего двадцать семь человек.
    24 августа 272-й стрелковый полк под командованием майора Григория Петровича Савчука своими главными силами окопался в Сталинграде по рубежу: Опытная станция – высота 146,1 – высота 53,3 – высота 147,5. Подразделения 1-го батальона продолжали нести службу заграждения и, в частности, только в период с 28 августа по 7 сентября задержали и передали для дальнейшего разбирательства в органы военной контрразведки и милиции 1 935 человек из числа преступного элемента; кроме того, они приняли самое действенное участие в ликвидации последствий вражеских бомбардировок жилых кварталов города.
    В бой полк вступил вечером 3 сентября, будучи атакован по всему фронту обороны танками и превосходящими силами пехоты 295-й и 71-й пехотных и 24-й танковой дивизий немцев. 4 сентября большой группе вражеских автоматчиков удалось прорваться к КП полка и взять его в кольцо. Положение спас поднявший штабных работников в штыки военком полка батальонный комиссар Иван Мефодьевич Щербина. Он же в завязавшейся рукопашной лично уничтожил трех фашистов. Уцелевшие автоматчики спасались уже беспорядочным бегством.
    На протяжении четырех дней ожесточённых боёв 272-й полк не пускал противника за городские оборонительные обводы укреплений. Этим врагу были нанесены значительные потери, планы немцев по прорыву в центр города и захвату основной городской переправы через Волгу были сорваны. На пятый день 272-й полк, усиленный сводным батальоном железнодорожного полка войск НКВД и отрядом народного ополчения, перешел в решительное наступление, овладев высотой 146,1, частью Опытной станции и выгодными рубежами.
    Золотыми буквами в летопись Сталинградской битвы вписано имя автоматчика 272-го полка 10-й дивизии НКВД СССР красноармейца Алексея Егоровича Ващенко: 5 сентября 1942 года при штурме высоты 146,1 «с криком: “За Родину! За Сталина!”, – своим телом закрыл амбразуру дзота, дав возможность развить успех атаки роте». Приказом по войскам Сталинградского фронта № 60/н от 25 октября 1942 года он посмертно удостоен ордена Ленина. Сегодня имя героя носит одна из улиц Волгограда.
    В боях отличился и командир роты лейтенант Кайгородов (трижды контуженный), который штыковым контрударом своей роты выбил противника. Рота под командованием лейтенанта Волкова выбила противника из дзотов, истребила до 300 гитлеровцев и захватила 10 станковых и ручных пулеметов.
    В ожесточенном бою у Опытной станции против нашего батальона фашисты направили 37 танков и несколько рот пехоты. От огня противотанковых ружей, гранат и горючей смеси «КС» запылали шесть немецких танков, но остальные прорвались в расположение нашей обороны. В критический момент младший политрук, помощник по комсомольской работе в полку Дмитрий Яковлев бросился под фашистский танк с двумя противотанковыми гранатами и взорвал себя вместе с вражеской машиной.
    269-й стрелковый полк в период с 1 июля по 23 августа обеспечивал правопорядок в Сталинграде и одновременно, силами специально высланных туда заградительных застав – в пригородных к Сталинграду населенных пунктах Котлубань, Гумрак, Орловка, Дубовка и Городище, а также в местах переправ через речку Сухая Мечетка. В этот период шесть раз им проводилась операция по массовой проверке документов у населения и беженцев. В результате всех этих мер были задержаны 2 733 человека, в том числе 1 812 военнослужащих и 921 гражданское лицо. В ходе дальнейшей проверки восемьдесят девять человек из общего числа задержанных были неопровержимо изобличены как дезертиры, а еще двое – как вражеские шпионы.
    23 августа 1942 года полк экстренно выдвинулся к рабочему поселку Городище, чтобы занять здесь оборону. В зоне ответственности подчиненных командира полка подполковника Ивана Ивановича Капранова и батальонного комиссара Тихона Николаевича Плотникова оказались также станция Разгуляевка и Мамаев Курган (он же – высота 102,0).
    С 3 сентября 269-й полк уже на новом участке обороны, пролегавшем по северо-западной окраине Сталинграда: поселок завода «Красный Октябрь» – авиагородок – балка Банная. 7 сентября в 5.00 началось массированное наступление немцев на Сталинград с рубежа Гумрак – Разгуляевка: до 11.00 – артподготовка и непрекращающаяся бомбежка, при этом бомбардировщики заходили на цель эшелонами по 30-40 самолетов сразу. А в 11.00 в атаку поднялась вражеская пехота. Оборонявшаяся впереди «васильковых фуражек» 112-я стрелковая дивизия дрогнула и, как указано в архивном документе, ее воины, «в панике бросая оружие, бежали со своих оборонительных рубежей в направлении города» (РГВА: ф. 38759, оп. 2, д. 1, л. 54об). Чтобы остановить это неорганизованное отступление, 1-му и 3-му стрелковым батальонам 269-го стрелкового полка внутренних войск НКВД СССР пришлось под рвущимися бомбами и снарядами временно покинуть окопы и живой цепью выстроиться лицом к бегущим. В результате были остановлены и вновь сколочены в подразделения около девятисот военнослужащих Красной Армии, включая значительное число офицеров.
    В 6.00 14 сентября гитлеровцы с линии Исторического вала предприняли новое наступление, начавшееся с шестичасовой по продолжительности артподготовки. Удару подвергся весь фронт советских войск от Мамаева кургана до Купоросного. На сей раз главный удар – а он наносился сразу шестью батальонами пехоты и 50 танками! – пришелся на стык между 1-м (находился справа) и 2-м (находился слева) стрелковыми батальонами. Обороняющиеся встретили врага плотным огнем. В 14.00 два батальона автоматчиков противника с тремя танками вышли в тыл полка и заняли вершину высоты 102,0 (Мамаев Курган). Гитлеровцы открыли огонь по посёлку завода «Красный Октябрь». Чтобы вернуть высоту, в контратаку пошли рота автоматчиков 269-го стрелкового полка младшего лейтенанта Н. Ф. Любезного и 416-й стрелковый полк 112-й стрелковой дивизии с двумя танками. К 18.00 высота была очищена. Оборону на ней занял 416-й полк и частично подразделения чекистов. За два дня боёв 269-й стрелковый полк уничтожил более полутора тысяч солдат и офицеров, подбил и сжёг около 20 танков врага.
    Подразделения 270-го стрелкового полка внутренних войск НКВД СССР под командованием майора Анатолия Константиновича Журавлева с 25 июля по 1 сентября 1942 года несли службу заграждения в оперативном тылу 64-й армии. 4 сентября полк был переброшен в Сталинград, где занял оборону по так называемому обводу «Г». Позиции пришлось оборудовать под градом бомб, что привело к гибели трех младших командиров и пяти бойцов. К 6 сентября оборона полка была выстроена в два эшелона, при этом 1-й стрелковый батальон имел задачей удерживать так называемый 3-й батальонный район (кладбище с окрестностями), 2-й – 2-й (рубеж поселок Дар-Гора – дом НКВД) и 3-й – 11-й (центральная часть города, прилегающая к советской больнице).
    В период с 9 по 13 сентября шел затяжной бой с превосходящими силами противника по всей линии обороны 1-го и 2-го стрелковых батальонов. Краткая хроника тех событий: 9-го числа враг ворвался в село Нижняя Ельшанка, откуда под прикрытием танков проник на находившиеся в тылу 270-полка улицы Ростовская, Коммунистическая и Профсоюзная, а также к элеватору. Однако дальше ему вплоть до вечера 12-го числа не давала распространиться 6-я стрелковая рота, стойко оборонявшая рубеж разъезд – железнодорожная будка. Она сумела истребить «около 150 гитлеровцев, но, будучи отрезанной с тыла противником, большей частью была уничтожена, а частью попала в плен (данные бежавших из плена военфельдшера ШЕСТАКОВОЙ и командира взвода мл. лейтенанта МИНЯКИНА)» (РГВА: ф. 38759, оп. 2, д. 1, л. 63об).
    Из послевоенных воспоминаний бывшего фельдшера 6-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 270-го стрелкового полка внутренних войск НКВД СССР офицера медицинской службы в отставке Раисы Александровны Широковой (в девичестве – Шестакова): «12 сентября к вечеру ко мне прибегает в медпункт Виктор Минякин и говорит: «Раиса, немцы – плен!» У меня на поясе пистолет, достаю его: «Будем стреляться!». Виктор в ответ: «Да что ты, Раиса, мы еще повоюем с немцами: неужели не сбежим из плена!» Я не стала стреляться, и он не стал. Виктор Минякин смог убежать из плена в этот же день, жаль, что меня с собою не захватил. Я же сбежала чуть позже».
    12 сентября удар фашистов пришелся и по 5-й стрелковой роте, оборонявшей поселок Дар-Гора. Она выстояла, уничтожив полсотни атакующих пехотинцев и подавив минометным огнем три пулеметные точки.
    Крайне тяжелым выдались и сутки 15 сентября: в 17.00 фашисты нанесли по 4-й и 5-й ротам два одновременных удара – в лоб и обходной – со стороны дома НКВД. При этом 2-й батальон был атакован в спину десятью танками. Два из них удалось поджечь: один был подбит из ПТР красноармейцем Сарафановым, а второй гранатами – младшим командиром Третьяковым. Но оставшиеся восемь машин сумели прорваться на позиции 5-й роты, где гусеницами заживо погребли в окопах до двух взводов личного состава. В сумерках на КП 2-го батальона сумели собраться только десять чудом выживших в той страшной мясорубке воинов 5-й роты.
    В 7.20 16 сентября немцы большими силами перешли в наступление сразу с двух направлений – от кладбища на старую церковь и от станции Сталинград-II вдоль полотна железной дороги к железнодорожному мосту через реку Царица.
    Чтобы сдержать этот удар, на правах последнего резерва в бой были брошены все спецподразделения, включая саперный и химический взвода, а также штабные работники. Это позволило отразить один из двух ударов – наносимый в тыл полка со стороны кладбища. Всего на этом участке удалось выкосить полторы сотни гитлеровцев.
    Однако в 16.30 враг силами пехотного батальона при двадцати средних танках вновь перешел в наступление, но только на сей раз уже на участке обороны 4-й стрелковой роты. Шесть танков «васильковым фуражкам» удалось поджечь из ПТР и бутылками с горючей жидкостью, но остальные прорвались и целиком уничтожили два наших взвода.
    В 18.00 был получен приказ командира дивизии полковника А.А. Сараева, гласившей, во что бы то ни стало отбить мост чрез реку Царица, именуемый «Пионеркой», после чего наступать в направлении железнодорожной станции Сталинград-II и элеватора.
    Наступление началось в 21.00. Оно велось 1-й и 2-й ротами 1-го стрелкового батальона, 3-я же рота с 15.00 была связана боем гитлеровцами, беспрерывно пытавшимися атаковать со стороны кладбища. В бою за мост эти две роты истребили до сотни фашистов и уничтожили две машины с ГСМ и три пулемета, включая один станковый.
    Едва мост был отбит, как тут же через него на противоположный берег реки Царица устремился 2-й стрелковый батальон в составе четырех рот. Мощной по напору атакой ему удалось захватить плацдарм, пролегший почти до советской больницы.
    В 3.00 19 сентября поступил приказ полковника А.А. Сараева отбить у врага рубежи, утраченные двумя днями раньше. Атака началась в 5.30 и в ней участвовали все без исключения остававшиеся в строю. Врага удалось потеснить, но удерживать отвоеванный рубеж было уже некому: в 1-м стрелковом батальоне в живых налицо оставалось двадцать пять человек, а во втором – четырнадцать. Кроме того, полегло или выбыло по ранению много офицеров батальонного и полкового звена, в том числе был тяжело ранен начальник штаба полка капитан Василий Федорович Чучин. Последний одновременно пострадал и от локального применения противником против атакующих «васильковых фуражек» боевых отравляющих веществ.
    Своим приказом от 20 сентября командир дивизии полковник А.А. Сараев влил остатки 270-полка, за исключением управления, в 272-й стрелковый полк внутренних войск НКВД СССР. Всего туда было передано 109 человек при двух пушках-«сорокопятках» и трех 82-мм минометах. Управление же полка было выведено на левый берег Волги – в село Заплавное.
    Впоследствии был подсчитан урон, нанесенный этой доблестной частью врагу: «Полк в составе 2 б-нов и спецподразделений, руководимый Журавлевым, за период боев за город Сталинград уничтожил 6800 гитлеровцев, 16 танков, 8 станковых пулеметов, 35 ручных пулеметов, 10 автомашин с боеприпасами и грузами, 2 минометные батареи, 2 зенитных орудия и 2 ПТР, 1 мотоцикл». (ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 9, л. 312).
    271-й стрелковый полк внутренних войск НКВД СССР под командованием майора Алексея Павловича Костиницына с 16 июля по 22 августа 1942 года нес службу заграждения по рубежу Карповская – Воропоновка – Яблочная – Песчанка – южная окраина Сталинграда. Всего через сито импровизированных КПП было пропущено 133 106 человек и 74 912 единиц автотранспорта, при этом 4 288 человек служебные наряды задержали на правах подозрительных личностей. Впоследствии пятерых из общего числа задержанных чекисты изобличили как вражеских шпионов.
    22 августа 271-й полк занял оборону по южной окраине Сталинграда. 8 сентября массированной воздушной атаке подвергся весь район обороны полка. И едва стервятники из последнего отбомбившегося эшелона легли на обратный курс, как в атаку, пришедшуюся на стык 6-й и 9-й рот, а также на позиции 4-й роты ринулось до батальона пехоты, усиленного вдобавок ротой автоматчиков. Оборонявшиеся, тем ни менее, устояли, истребив перед своими окопами до двухсот пятидесяти фашистов. Наши же потери составили восемнадцать человек убитыми и тридцать четыре ранеными. Вскоре штурм повторился, но теперь уже его острие было направлено на стык между 7-й и 8-й стрелковыми ротами. В этом неравном поединке 7-я роты почти вся полегла. Позже из окружения к своим пробились всего лишь на всего тринадцать человек, да и те все израненные. Попытки немедленно отбить этот участок контратаками с привлечением к участию в них двух рот соседнего 272-го стрелкового полка внутренних войск НКВД СССР успехом, увы, не увенчались. Удалось противнику в этот день вклиниться и в оборону 4-й и 5-й стрелковых рот. Сдержать здесь наступательный порыв фашистов не смогли даже залпы артиллеристов 416-го полка и нескольких батарей «катюш».
    Не прекращался бой 9 и 10 сентября, при этом гитлеровцы неоднократно наносили по нашим позициям массированные авиаудары, после чего тут же густыми цепями поднималась в атаку вражеская пехота. В результате к вечеру 10 сентября фашистам, хотя и ценой огромных потерь, но удалось овладеть рубежом обороны 9-й стрелковой роты. Личный состав последней почти весь полег в неравной схватке. Живыми отсюда вырвались всего лишь тринадцать воинов во главе с младшим политруком Норициным. Семеро из тринадцати истекали кровью от ран. Вся эта группа тут же окопалась на левом фланге 8-й роты.
    Находившейся с 7 сентября в оперативном подчинении командования 271-го полка 1-й стрелковый батальон (без одной роты) 272-го стрелкового полка внутренних войск НКВД СССР в ночь с 10 на 11 сентября дерзко и решительно атаковал село Купоросное и к утру овладел им. С этого момента и вплоть до 16 сентября он стойко оборонялся по периметру территории кожевенного завода.
    12 и 13 сентября полк дрался в полукольце, а с 15 сентября в течение почти двух суток – де-факто в кольце окружения, поскольку враг наседал сразу с трех сторон! Бои в эти дни шли у берега Волги, на пятачке в границах элеватор – железнодорожный переезд – консервный завод. Это вынудило бросить в бой и штабных работников, и специалистов тыла. И, в частности героем тех схваток стал делопроизводитель политчасти полка сержант госбезопасности (условно равно армейскому лейтенанту) Сухоруков: 16 сентября во время атаки огнем из автомата он уничтожил шесть фашистов, а затем в рукопашной уже прикладом еще троих. Всего же на свой лицевой счет в сентябрьских боях он записал семнадцать лично убитых вражеских солдат и офицеров!
    Только к вечеру 18 сентября остатки полка получили приказ выйти из боя. К этому времени полком врагу был нанесен следующий урон: уничтожено 3432 человек живой силы, 4 танка, 10 автомашин с военными грузами, склад ГСМ, 17 станковых и 13 ручных пулеметов. 20 сентября на левый берег Волги переправились 177 остававшихся к тому времени в строю военнослужащих полка: 35 офицеров, 37 сержантов и старшин и 105 рядовых бойцов.
    Тем временем обстановка значительно осложнилась. Небольшие группы фашистских автоматчиков захватили почти все высотные здания на набережной (три дома специалистов, новое здание Госбанка, «Г-образный дом»). На верхних этажах зданий засели корректировщики огня, центральная переправа через Волгу и соляная пристань оказались под обстрелом пулеметов и минометов. Вот в этом месте и переправлялась подоспевшая на подмогу 13-я гвардейская дивизия генерала Александра Ильича Родимцева. На узкой полосе берега от домов специалистов до комплекса зданий НКВД переправу оборонял сводный отряд 10-й стрелковой дивизии НКВД под командованием начальника отдела госбезопасности, капитана Ивана Тимофеевича Петракова, который по существу спас Сталинград в решающий момент битвы. Всего 90 человек - два неполных взвода бойцов 10-й дивизии НКВД, работники областного Управления НКВД, городские милиционеры и пятеро пожарных отразили атаки 1-го батальона 194-го пехотного полка 71-ой стрелковой дивизии 6-ой армии вермахта. В официальной истории это звучит так: «Обеспечили переправу подразделений 13-й гвардейской дивизии…» Это означает, что в последний момент, на последнем рубеже 90 чекистов остановили целую армию, которая захватила всю Европу!!! Несмотря на подавляющее преимущество немцев, наш отряд переходит в атаку в районе пивзавода, отбивает два наших орудия, ранее захваченных немцами, и начинает бить из них по зданию Госбанка, с верхних этажей которого немцы корректируют обстрел пристани и центральной переправы. На помощь чекистам командующий 62-й армией Василий Иванович Чуйков бросает свой последний резерв, группу из трех танков Т-34 под командованием подполковника Вайнруба М.Г., с задачей атаковать захваченные немцами высотные здания на набережной.
    В это же время, начиная с 16 сентября, 272-й полк в составе трех батальонов с окапывается на рубеже вокзал Сталинград-1 – железнодорожный мост через реку Царица, и затем стойко обороняется здесь вплоть до 26 сентября. 19 сентября на поле боя получил ранение командир полка майор Г.П. Савчук, но свой пост он оставил только на следующий день, да и то в силу категоричного приказа на сей счет командира дивизии полковника А.А. Сараева. Полк с момента эвакуации майора Г.П. Савчука в госпиталь возглавил военком – батальонный комиссар И.М. Щербина.
    В ночь с 22 на 23 сентября, когда враг прорвался в наш тыл со стороны пожарного депо, военком полка - батальонный комиссар И.М. Щербина повел группу политсостава в контратаку, что и решило исход схватки в нашу пользу.
    Расположив КП полка в бункере бывшего командного пункта городского Комитета обороны в Комсомольском саду, Иван Мефодиевич Щербина пишет свою знаменитую записку, хранящуюся ныне в Музее пограничных войск в Москве:

    Привет, друзья.
    Немцев бью, окружен кругом. Ни шагу назад - это мой долг и моя натура...
    Мой полк не позорил и не опозорит советское оружие...
    Тов. Кузнецов, если я погиб - одна моя просьба - семья. Другая моя печаль - надо было бы еще сволочам дать по зубам, т.е. жалею, что рано умер и фашистов убил лично только 85 штук.
    За советскую Родину, ребята, бейте врагов!!!

    25 сентября танки противника взяли КП полка в кольцо и начали расстреливать его в упор из башенных орудий. Кроме того, против обороняющихся были применены боевые отравляющие вещества. После нескольких часов пребывания в осаде батальонный комиссар И.М. Щербина повел оставшихся в живых штабных работников и 27 бойцов охраны штаба на прорыв. Путь вперед они пробивали себе штыками. К сожалению, отважный политработник в том неравном бою пал смертью храбрых: вражеские пули смертельно ранили его у театра имени Горького…
    В течение 26 сентября остатки полка в количестве шестнадцати человек под командованием младшего политрука Ракова до вечера стойко держались в полуокружении на берегу Волги, в то время как осколки двух разбитых врагом соседних отдельных стрелковых бригад Красной Армии, спасаясь позорным бегством, спешно переправлялись на левый берег. Эта горстка отважных воинов-чекистов истребила тогда до роты гитлеровцев и уничтожила два пулемета.
    К началу суток 27 сентября 272-й полк был выведен из боя. В его рядах к этому моменту оставалось всего на всего 226 человек (включая, главным образом, военнослужащих подразделений тыла) из тех 1498, с которыми он в начале сентября сорок второго принял боевое крещение в огне боев за Сталинград. Однако урон врагу был нанесен этой доблестной частью куда больший: уничтожено не менее двух с половиной полков пехоты, 32 танка и 7 бронемашин, 27 минометов, 56 пулеметов, один самолет, а также много другого вооружения и техники. Впоследствии 272-й стрелковый полк НКВД СССР получил почетное воинское наименование «Волжский».
    Главную задачу — удержать город до подхода частей 62-й армии и свежих резервов — 10-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР выполнила. К началу октября 1942 года из всех ее частей остался один 282-й стрелковый полк, оборонявший высоту 135,4. Управление этого полка последним из всех частей 10-й дивизии 26 октября было выведено из боя на левый берег Волги. Однако в горящем Сталинграде осталась сражаться сводная рота полка в количестве 25 штыков, сформированная из остатков сводного батальона. Последний воин этой роты выбыл из строя по ранению 7 ноября 1942 года.
    10-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР - единственная из всех соединений, участвовавших в Сталинградской битве, которая была удостоена ордена Ленина.

    Сообщение НКВД СССР № 1614/Б
    в ГКО и Генеральный штаб Красной Армии
    об обстановке в г. Сталинграде
    23 сентября 1942 г.
    НКВД СССР докладывает донесение Особого отдела Юго-Восточного фронта: «На участке 62-й армии в течение 22 сентября противник силой до пехотной дивизии при поддержке 70—80 танков и во взаимодействии с авиацией вел наступательные бои в центре Сталинграда, вдоль долины реки Царица, в районе железнодорожного моста и вдоль оврага Крутой, овладел районом элеватора, железной дорогой у 3-й набережной, районом центральной пристани и вышел к Волге.
    Таким образом 62-я армия разрезана противником на 3 части, вследствие чего ряд командиров высказывает мнение о необходимости создания из частей этой армии 3-й группы войск, подчиненных штабу 62-й армии.
    На участке 64-й армии противник, наступая, к исходу дня, после тяжелых уличных боев с переменным успехом потеснил наши части и овладел южной окраиной Купоросное и Купоросной балкой. Авиация противника в течение дня небольшими группами самолетов беспрерывно бомбила наши боевые порядки в названных направлениях удара.
    Наши части наносят большие потери противнику. Только в одном районе центра города уничтожено 25 танков противника.
    В результате многодневных упорных боев наши части также понесли большие потери, главным образом от авиации противника. Так, в 13-й Гвардейской стрелковой дивизии осталось 500 активных штыков; в 10-й дивизии войск НКВД — 60 активных штыков; в 42-й стр. бригаде — 20 штыков. Аналогичное положение в ряде других соединений фронта.
    В связи с малочисленностью состава соединений в 62-й армии в настоящее время насчитывается всего до пяти тысяч человек.
    Военные специалисты считают целесообразным вывод управлений малочисленных соединений на переформирование, а личный состав их обратить на комплектование более полнокровных соединений, общим количеством до 10 соединений, и этим облегчить управление войсками.
    22 сентября залпом «РС» уничтожена рота 3-го заградительного батальона 62-й армии в составе 23 человек. Ведется расследование.
    Сегодня во время наступательного прорыва противника две роты 13-й Гвардейской стр. дивизии дрогнули и начали отступать. Командир одной из этих рот лейтенант Миролюбов также в панике бежал с поля боя, оставив роту. Заградительный отряд 62-й армии задержал отступление подразделений и восстановил положение. Лейтенант Миролюбов П.И. расстрелян перед строем.
    Работник Особого отдела Павлов И.П., проводивший работу в заградотряде 62-й армии, с группой бойцов в 13 человек этого отряда, в районе центральной переправы собрал до 400 бойцов различных частей и повел их в бой.
    Заградительными отрядами 62-й и 64-й армий за сутки задержано 659 человек, из них расстреляно перед строем 7 трусов и 1 членовредитель. Арестовано 24 чел., в числе которых: шпионов — 1, изменников Родины — 3, трусов — 8, дезертиров — 4, членовредителей — 8. Остальные задержанные направлены в части».
    Народный комиссар внутренних дел СССР Берия
    (Центральный архив ФСБ России)

    Как гласят документы-подлинники из архивного фонда 10-й стрелковой Сталинградской ордена Ленина дивизии внутренних войск НКВД СССР, с 21 августа 1942 года ее «поддерживали 28-й отряд собак истребителей танков, 80-й гвардейский минометный полк, 284-й гаубичный артиллерийский полк, 416-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк», приданные со стороны командования 62-й общевойсковой армии (РГВА: ф. 38759, оп. 2, д. 1, л. 163).
    Первоначально 28-й отряд насчитывал 202 человека личного состава при 202 специально обученных собаках. В ходе Сталинградской битвы частью командовал 25-летний старший лейтенант Анатолий Семенович Кунин.
    В горящем Сталинграде подчиненные старшего лейтенанта А.С. Кунина со своими четвероногими питомцами сначала действовали одновременно на трех направлениях: одна группа истребителей танков – в составе подразделений 269-го стрелкового полка, окопавшихся по улице Овражная; вторая – в составе подразделений 282-го стрелкового полка, окопавшихся у высоты 134,5, а третья прикрывала находившийся у аэродрома «Гумрак» вспомогательный пункт управления дивизии (13 сентября 1942 года здесь с помощью собак в жарком бою было уничтожено 13 атакующих средних танков противника!).
    Впоследствии создали еще две группы: одна усилила собой ядро 270-го стрелкового полка, а вторая – оборонявшейся у станции Ельшанка 271-й стрелковый полк.
    «За период подчинения отряда дивизии отрядом уничтожено или повреждено 32 вражеских танка, истреблено свыше роты автоматчиков противника» (ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 161, л. 323).
    Приказом по войскам Сталинградского фронта № 65/н от 28 октября 1942 года старший лейтенант А.С. Кунин был удостоен ордена Красной Звезды.
    К началу октября в живых в отряде оставалось 54 человека и 54 служебные собаки.
    28 мая 2011 года в ознаменование 93-й годовщины со дня создания областного управления ФСБ на площади Чекистов Города-Героя Волгограда, рядом с монументом, воздвигнутым здесь в честь бессмертного фронтового подвига Сталинградского гарнизона НКВД СССР, состоялось торжественное открытие первого и пока единственного в России мемориала «Истребителям фашистских танков – служебным собакам-подрывникам 10-й стрелковой дивизии НКВД СССР».
    Монумент представляет из себя установленную на невысокий постамент бронзовую овчарку, выполненную в натуральную величину. На спине служебного пса, застывшего в напряженной готовности немедленно по команде своего хозяина-кинолога ринуться под вражеский танк, – сумка с тротилом и взрывателем.
    При открытии монумента была положена новая добрая традиция в городе – присутствующие по очереди потерли лапы бронзовому псу…

    Собак не поминают поименно,
    Им не дают наград и орденов,
    Но всё же должен помнить мир спасённый,
    О подвиге собак со всех дворов!

    Услышала я, может не случайно,
    Историю, как шёл Великий бой!
    Мне рассказал о подвиге отчаянном
    Один седой участник битвы той!

    Я слушала его и удивлялась,
    Не уж-то правду говорит седой старик!?
    И на груди его награда красовалась,
    Но не хвалился той наградой фронтовик.

    Тот бой тяжёлый в памяти остался…
    Он не забыл историю о том…,
    Как с ними рядом с танками сражался,
    Четырёхлапый, храбрый батальон!

    - Полуголодные, худющие дворняги,
    Глазами умными - всё вглядывались в нас.
    А мы на них скорей гранаты надевали,
    Им командир уже смертельный дал приказ!

    Собакам мы должны быть благодарны!
    За то, что были рядом в те года,
    Их дружба и шальная солидарность,
    Пусть остаются с нами навсегда!

    Как мало вы дворняги воевали,
    Подбитый танк - и нет в помине вас.
    И мы, глотая слёзы, вспоминали,
    Собак, что жизни отдали за нас!

    Мне трудно говорить о наболевшем,
    Я видел этот ужас не во сне!
    Э…х! Знали б Вы, что значит танк сгоревший!
    Ведь это не прошедший танк к Москве!

    Я видел, как собаки воевали,
    Я не забуду это никогда!
    И дай-то Бог, чтоб люди осознали,
    Что это Он им помогал тогда!

    Да разве можно позабыть такое!
    В неравной схватке жизни не щадя,
    Дворняги шли на смерть за нас с тобою!
    Такое, люди, забывать нельзя!

    Всё говорят, кто прошлое забудет,
    Тогда и будущее не увидит Вас!
    Задумались бы Вы над этим, люди,
    То столько злобы не было бы в нас!

    Собак я не любил и ненавидел,
    Пока нас не свела судьба в бою!
    Прошли года, но, где бы их не видел,
    С тех пор склоняю голову свою!

    * * *

    На острие атаки -
    Нервов в висках набат!
    В желтых глазах собаки
    Вижу я преданный взгляд.

    В жёлтых глазах собаки
    Вижу: - Держись, солдат!
    И вот уже рвутся танки,
    Команда: - Не сметь назад!

    Коварное поле - мины.. .
    Сноровка, не подведи!
    Вновь холод и пот - мне в спину,
    И смерти оскал - впереди.

    Но вижу глаза собаки, -
    Она на поле - солдат!
    На острие атаки,
    Она мне как друг, как брат!

    На острие атаки -
    Нерв - оголённый ад!
    В жёлтых глазах собаки
    Читаю: - Опасность, брат!

    Руки дрожать не смеют,
    Нервы - в стальной комок!
    На острие - мы с нею!
    И да поможет Бог!. .

    И, обезвредив мины,
    Пот вытирая со лба,
    Вижу, из глаз у псины,
    Скатилась, застыв, слеза.. .

    Крепко, двумя руками,
    Прижму, спустив поводок, -
    Сегодня Господь был с нами,
    Спасибо тебе, браток.. .

    В жёлтых глазах собаки
    Читаю ответ - любовь.
    На острие атаки
    Минное поле, кровь.. .

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 10985453_665037263625463_3619063015416865897_o.jpg
Просмотров: 38
Размер:	45.2 Кб
ID:	6308

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 14684_665037223625467_7548841054747616859_n.jpg
Просмотров: 35
Размер:	14.6 Кб
ID:	6309


    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 10855046_665037256958797_1863993790275467773_o.jpg
Просмотров: 37
Размер:	52.4 Кб
ID:	6310

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 11025229_665037230292133_7540576593845937321_n.jpg
Просмотров: 40
Размер:	53.0 Кб
ID:	6311

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 11034262_665037233625466_5918225939789164512_n.jpg
Просмотров: 38
Размер:	51.6 Кб
ID:	6312
    Серые шинели...Русские таланты...Синнее сиянье неподкупных глаз

  2. 4 Сказали спасибо Kombrig:

    Regel (10.03.2015), Клёпа (10.03.2015), Самогон (10.03.2015), танкист (10.03.2015)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •