Страница 2 из 4 ПерваяПервая 1234 ПоследняяПоследняя
Показано с 34 по 66 из 119

Тема: Правозащитники или Иуды?

  1. #34
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    ЗАЩИТНИКИ ЛЮДОЕДОВ

    "Русское Обозрение"


    После 1991 года, когда, казалось бы, в России восторжествовала демократия и было покончено с тоталитарным прошлым, вдруг в полном противоречии с логикой стало бурно развиваться так называемое "правозащитное" движение. И чем дальше мы уходим от советского периода в нашей истории и все глубже забираемся в демократические джунгли новейшего времени, тем шире и разветвленнее становится сеть "правозащитных" организаций, гуще ряды борцов за права, звонче и резвей их крики и вопли. Правозащитники есть везде по белому свету, но нигде они так не расплодились как в России. Они наподобие палочки Коха- есть практически в организме каждого человека, но только в теле России они стали бурно размножаться и угрожать туберкулезом всему организму. Вряд ли рядовым гражданам нашей страны известно, что на территории Российской Федерации денно и нощно пекутся об их правах около 1800 "правозащитных" организаций. Все они вроде бы самостоятельны и автономны, но их работа эффективно координируется в общероссийском и региональном масштабах. В стране существует Российская ассоциация правозащитных организаций, Ассоциация неправительственных правозащитных организаций национальных (!!) республик, областные ассоциации и аналогичные организации в крупных городах.

    У многих простых людей представление о правозащитниках связано с известным общественным деятелем Сергеем Ковалевым, который снискал себе достаточно спорную популярность в годы войны в Чечне, когда он упорно и последовательно разносил в пух и прах политику российского правительства в Чечне и столь же яростно защищал сепаратистов. В награду за свое усердие он был награжден в 1995 указом Д.Дудаева орденом "Рыцарь чести Ичкерии". В России же его деятельность получила совсем другую оценку. В том же году С.Ковалев по инициативе Сергея Бабурина был освобожден Государственной Думой от обязанностей уполномоченного по правам человека. Сейчас С.Ковалев стал реже мелькать на телеэкранах, он получил своего рода синекуру в виде поста Президента Института прав человека. Видимо умаялся в свои 73 года, хотя и пытается прорваться в очередную Думу под флагом "Яблока".

    Более внимательное ознакомление с политическими траекториями других "правозащитников" и их организаций приводит к определенным и весьма любопытным выводам. Во-первых, все они придерживаются правых политических взглядов и примыкают к Союзу правых сил или на худой конец к "Яблоку". Во-вторых, они последовательно поддерживают все внешнеполитические акции США и их союзников по НАТО, какими бы антигуманными они ни были: будь то бомбардировки Югославии или вторжение в Ирак, в третьих, они критически, часто переступая черту враждебности, относятся к российскому государству. Они станут до синевы в лице бороться за права призывников и военнослужащих, за права подследственных и осужденных, за права потребителей, прав граждан на "честные выборы" и т.д., раскачивая и без того некрепкую государственную машину. Но никогда не выступят за укрепление государства- как законного конституционного гаранта прав граждан, оберегателя и защитника личности и его имущества. Они стараются стать в позу адвоката-арбитра между гражданином и государством в России. Поразительно и удивительно, что правозащитников совершенно не интересуют социально-экономические условия жизни населения, нищета, в которой живет треть россиян. Они не моргнув глазом проходят мимо разрухи промышленности, деградации сельского хозяйства, падения образования и здравоохранения. Они прикидываются невеждами, не понимающими, что основные права граждан в России нарушены именно в сфере социально-экономической. Зато будут трогательно защищать бизнес от вмешательства со стороны государства, мошенников от правоохранительных органов, продажные СМИ от контроля со стороны общества и т.д.

    Весьма примечательно, что ни одна "правозащитная" организация никогда и нигде не выступит в защиту русского народа, какие бы беды и лишения не выпадали на долю русских людей. Геноцид русских в той же Чечне в 1991-2000, когда было убито и изгнано из родных домов более четверти миллиона русских, прошел незамеченным для "правозащитников".Это в полной мере касается и русских, оставшихся за пределами России в бывших республиках СССР. Тот же С.Ковалев не вылезавший из Страсбурга, когда шел сомнительный суд над Россией в связи с событиями в Чечне, не кажет туда и носа, когда слушаются в Европейском суде жалобы на издевательства над русским населением в Латвии.

    Вот эти характерные особенности "правозащитных" организаций в России, естественно, наводят на мысль, на кого же в конечном счете работают эти структуры и их расплодившиеся штатные единицы, и кто их финансирует.

    Искать долго не приходится, так во время недавней встречи с журналистами посол Швейцарии в Москве Вальтер Фичерин официально подтвердил, что его правительство через ассоциацию "Дорога свободы" финансирует 34 российские правозащитные организации, в том числе и упоминавшийся Институт прав человека. Летом 2003 года, когда правительство Буша внесло в конгресс США проект бюджета на 2004 год, то сразу несколько организаций ревнителей религиозной свободы обратились в конгресс требуя, чтобы ни при каких обстоятельствах не были урезаны статьи, по которым ведется финансирование российских "правозащитников". Совет Европы предоставляет крупные финансовые гранты таким российским организациям как "Мемориал", "Центр защиты гласности" и др. Но, разумеется, основная нагрузка в финансировании "правозащитного" движения в России ложится на частные или во всяком случае неправительственные фонды и организации. Фонд Форда, представительство которого было открыто в Москве в начале 1996 г. за семь лет работы выдал нашим доморощенным "правозащитникам" 50 млн. долларов, причем его "пожертвования" из года в год растут. Среди его "птенцов" имеются такие экзотические организации как Северокавказский общественный институт, Пермская гражданская палата, Женский кризисный центр и т.д.

    Обильно кропят российскую "правозащитную" ниву долларовыми дождями Национальный фонд поддержки демократии (США), Фонд Генри Джексона, Фонд Сороса и сотни других подобных организаций из западных стран вроде немецких фондов Фридриха Эберта и Конрада Адэнауэра. Нет никакой возможности составить себе точные масштабы западных финансовых вливаний в "правозащитное движение" России, потому что средства идут многочисленными мелкими протоками как Волга в дельте. Каждый фонд на Западе отчитывается только перед своими налоговыми органами, Россию ставить в известность об этой деятельности никто не собирается, а на просторах Российской федерации полнейший бедлам царит не только в этой сфере. Вряд ли нынешние спецслужбы России в состоянии дать правительству адекватный доклад о "правозащитном беспределе", процветающем у нас на западные деньги, да и само правительство вряд ли заинтересовано в получении такой информации. Российская власть похоже не очень задумывается, с чего бы это скаредным западникам пришла в голову такая блажь как бороться за права человека в России, какие условия выдвигают они для тех, кому платят деньги. На официальном сайте соровского института "Открытое общество" размещен чудовищно длинный пофамильный черный список лиц, "не выполнивших условия получения грантов". Это означает, что либо Сорос не получил от подкормленных лиц нужной информации , либо халявные деньги уже стали добычей типичных мародеров от демократии.

    А деньги все идут и идут. Недавно Борис Березовский создал свой фонд в поддержку демократии (вот же до чего испоганили слово!) и первый грант, размером в три миллиона долларов, естественно, был предоставлен фонду Андрея Сахарова для поддержки Музея и Общественного центра. Стыд и позор для России что имя Сахарова стало "крышей" для всех хулителей нашей страны, из него пытаются сделать также вульгарного "правозащитника", вскормленного западными деньгами. Международный фонд "Демократия", руководимый бывшим членом Политбюро и Секретарем ЦК КПСС А.Н.Яковлевым получил свои 150 тыс. долларов от Березовского, который своим иудиным поцелуем метит своих подельников в России.

    Олигархи также, почувствовав выгоду, стали прибирать к своим рукам части "правозащитного" движения. В сентябре с.г. созданный ЮКОСОМ фонд "Открытая Россия" приобрел газету "Московские новости", которую возглавил бывший телеведущий Евгений Киселев, а вскоре в московской гостинице "Мариотт" было подписано соглашение о сотрудничестве между фондом "Открытая Россия" и Агентством США по международному развитию (USAID). С привлечением американских денег в различных регионах России от Петропавловска на Камчатке до западных границ должны быть открыты 10 "школ публичной политики", а в перспективе численность таких школ будет доведена до 50.

    Наблюдая в течение многих лет политическую деятельность российских "правозащитников" я не мог не придти к выводу, что эта деятельность не имеет ничего общего с борьбой за права человека, его достоинство. Во всяком случае никакого толку российскому гражданину от суеты "правозащитников" не было замечено. За исключением тех многочисленных проходимцев, которые просто паразитируют на западных грантах, остальные являются почти неприкрытыми проводниками чужой политики, ориентированной , как правило, на ослабление российского государства, на ущемление прав русского народа, на раскол Руссой православной церкви. Людей, занимающихся подобной работой и получающих основные средства для нее из зарубежных центров на горячо любимом ими Западе называли иностранными агентами и требовали от них обязательной регистрации в качестве таковых в министерствах внутренних дел с обязательной публикацией об этом в прессе. В США такая практика сохраняется и поныне. Не стоит ли ввести ее и в России?
    Источник: сайт «Русская община в государстве Израиль»
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  2. #35
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Защитники прав человека или «агенты глобализма»?

    Памяти
    Александра Сергеевича Панарина


    Эти строки пишутся в те дни, когда в Лондоне проходит процесс над бывшим чеченским полевым командиром Ахмедом Закаевым, обвиняемым в преступлениях, совершенных им в ходе двух Чеченских войн. В качестве свидетелей защиты на процесс из Москвы прибыли правозащитники, члены Государственной Думы С.А. Ковалев и Ю.А. Рыбаков и член правозащитного общества «Мемориал» А.М. Черкасов.

    Оставим в стороне юридическую сторону дела: виновен или нет в предъявляемых ему обвинениях Закаев. Oбратим внимание читателя на следующее обстоятельство: российские правозащитники с самого начала процесса заняли сторону одного из руководителей чеченского военно-криминального режима, в течение 10 лет находившегося в открытой конфронтации с Российским государством. Такой выбор не случаен: практически в любом конфликте, в котором «замешано» российское государство, российские правозащитники занимают сторону противника — будь то руководство бандитской Ичкерии или обвиняемые в шпионаже ученые и журналисты — граждане Российской Федерации. Даже в захвате чеченскими террористами здания театра на Дубровке российские правозащитники узрели вину российских властей, причем не меньшую (а некоторые — Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинек, Л.А. Пономарев, А.Ю. Блинушов, Е.Н. Санникова, Н.Храмов — даже большую), чем вину террористов.

    В то же время в отношении так называемых «демократических» государств, в первую очередь США и Израиля, установка правозащитников абсолютно противоположная: вину за теракты они полностью возлагают на мусульманскую сторону. Причем обоснования терроризма они находят в самом исламе, в Коране и его сурах (С.А. Ковалев). Тех же, кто критикует действия Израиля на оккупированных им территориях Палестины, правозащитники обвиняют в поддержке терроризма и в... антисемитизме. Вот образец: «...европейские митинги — это ужасно. И это уже даже не антивоенные выступления, и никак не в защиту мирного населения палестинского, а это— поддержка террора... это просто антисемитская кампания» (Из интервью Е.Г. Боннер радиостанции «Немецкая волна»).

    А вот что говорит об агрессии США в Ираке правозащитник С.А. Ковалев, обычно занимающий «умеренную» позицию: «Это такая ситуация, когда, с одной стороны, безнравственно (и очень опасно, кстати) терпеть, как в том или ином районе земного шара страдают люди, а с другой стороны, трудно смириться с тем, что что-то предпринимается только какой-нибудь одной страной, или небольшой группой стран, или даже пусть большой группой стран в нарушение существующего международного порядка». И дальше: «Не было (у американцев. — О.П.) только одного — оснований для того, чтобы спокойно взирать на безобразия Саддама Хусейна» («Новое время». 2003. № 18–19). Обратите внимание — ни слова об агрессии США. Просто — «что-то предпринимается... в нарушение международного порядка». Да к тому же «вынужденно», поскольку США не могли «спокойно взирать на безобразия...» Можете себе представить, каков был бы язык и тон у того же С.А. Ковалева, если бы не США, а Россия совершила нападение на Ирак, а затем и оккупировала его!

    Более радикальные (и менее «дипломатичные») российские правозащитники выражаются определеннее. В.И. Новодворская предлагает буквально следующее: «Назначить Соединенные Штаты главой правозащитного сообщества, как бы членом коллектива Хельсинкской группы, а всем правозащитникам готовить для них материал: какие нарушения прав человека на Кубе, в Северной Корее, в Иране. А они будут выбирать, с кого начать в следующий раз» («Новое время». 2003. № 18–19). Новодворская просто озвучила то, что уже и так давно происходит: либеральный истэблишмент США «устами» американской правозащитной организации «Human Rights Watch» решает, кого судить, а кого миловать, а российские правозащитники поставляют им необходимые материалы — о войне в Чечне или о «зажиме» правительством РФ российских средств массовой информации.

    Правозащитники Е.Г. Боннер и В.К. Буковский идут еще дальше — они публично призывают президента США объявить Россию террористическим государством, которое «ничем не лучше, чем режим Саддама Хусейна». («Открытое письмо Президенту США Дж. Бушу», www.frontpagemag. com). Какие выводы должен сделать Буш из этого письма, разъяснять не требуется — Югославию и Ирак американцы уже отбомбили и оккупировали. На очереди Иран, Сирия, далее везде, включая Россию.

    В Греции задержан бывший олигарх и миллиардер В.А. Гусинский, обвиняемый российской прокуратурой в «незаконном присвоении 250 млн долларов США». Ну скажите, разве имеет воровство в «особо крупных размерах» какое-либо отношение к защите прав человека?

    Оказывается, имеет, если обвиняемый «внес значительный вклад в укрепление демократических процессов в России... и обеспечивал реальный доступ сторонникам демократических ценностей к многомиллионной аудитории». Нет, это не выдержки из письма руководства Всемирного еврейского конгресса, членом которого Гусинский когда-то состоял. Это — из обращения к греческим властям группы российских правозащитников: Л.М. Алексеевой, А.В. Бабушкина, Л.А. Пономарева, С.А. Ганнушкиной, С.А. Ковалева. Л.С. Левинсона, Г.П. Якунина, А.Ю. Блинушова, Ю.В. Самодурова, Э.И. Черного, Е.Г. Боннер (www.hro.org).

    Вот так понимают правосудие руководители ведущих российских правозащитных организаций! Они ведь не оспаривают существо обвинений против Гусинского, не заверяют греческие власти в его полной невиновности. Отнюдь! Они просто просят не выдавать «нашего», тем более что в России, дескать, «практикуются пытки и истязания» (там же).

    Откровенные враги российской государственности, выступающие под флагом правозащиты, как, например, А.П. Подрабинек, советуют международным финансовым организациям держать Россию на голодном пайке, пока та не «интегрируется в общемировой порядок», и высказывают пожелание, чтобы Россия оставалась «в экономическом отношении слабой, а в военном — немощной» (А.П. Подрабинек. «Опасность сильной России», www.forum.msk.ru).

    То, что статьи, заявления и высказывания Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинека, В.И. Новодворской мало имеют общего с защитой прав человека, вряд ли вызовет возражения. Зато возникают вопросы к «правозащитному» сайту www.hro.org, не только предоставляющему свои «страницы» А.П. Подрабинеку и Е.Г. Боннер, но и публикующему панегирик Е.Г. Боннер и призывающему по ней «сверять свои жизненные часы».

    ...Откуда у российских правозащитников такая ненависть к российскому государству, к своему Отечеству? Или Россия — уже не Родина для них, а всего лишь страна «вынужденного» проживания? А может, действительно справедливы обвинения в адрес российских правозащитников, что главный смысл их деятельности— это создание в стране инфраструктуры и атмосферы, благоприятных для проведения успешной идеологической и психологической войны, которую вот уже более 50 лет ведут против нашей страны Соединенные Штаты Америки? Ведь не случайно так много «сил и сердца» (и разумеется, средств, предоставляемых им «западными» фондами) уделяют правозащитники созданию разветвленной сети школ и центров, консультирующих молодых людей на предмет избежания призыва в армию. Вот эпиграф к одной из подобных публикаций: «Если служба в армии — это долг Родине, то когда я успел столько задолжать?» (Иван Самарин. «Не ходи, студент, в армию гулять!» — www.hro.org.)

    В ходе гражданской войны 1992–1993 годов более 75% русского населения Таджикистана (280 тыс. человек) были «выдавлены» из мест своего проживания и оказались в России на положении беженцев. Но ни одной строчки не уделили правозащитные организации и их веб-сайты «этническим чисткам» русского населения в Таджикистане.

    Правящие режимы в Латвии и Эстонии установили в своих республиках режим апартеида для «некоренного» населения, то бишь для русских. Московские же правозащитные организации прекрасно знали об этом, но категорически не желали заниматься правами бывших «колонизаторов» в бывших республиках советской «коммунистической империи», как до сих пор называют Советский Союз российские правозащитники.

    На протяжении нескольких лет военно-криминальный режим Дудаева-Масхадова уничтожал русское население, изгонял его из Чечни. Но ни один российской правозащитник, ни одна российская правозащитная организация — от «Мемориала» до Московской хельсинкской группы — не подняла голос в защиту прав русских Чечни на жизнь, на кров, на защиту от бандитского беспредела чеченских сепаратистов.

    Просмотрев доступную мне правозащитную периодику за последние несколько лет, я обнаружил, что в ней вообще отсутствует такая проблема, как нарушение прав русских как культурно-этнической группы — как в Российской Федерации, так и в бывших союзных республиках. В чем здесь дело? Или российские правозащитники действительно русофобы, как утверждают некоторые их критики?

    В настоящей статье сделана попытка показать, что антироссийские и прозападные установки нынешних российских правозащитников имеют свои истоки в правозащитном движении времен брежневской эпохи. В статье также пойдет речь об идеологии либерализма — этой мировоззренческой базы не только правозащитного движения, но и российской «прозападной» интеллигенции, а также части делового сословия, в первую очередь — «новорусской» компрадорской буржуазии.

    Статья эта — не «выбранные страницы» из истории правозащитного движения СССР и России и тем более не жизнеописание правозащитников, рассказывающее об их самоотверженности и мужестве. Для автора статьи правозащитное движение — это не только объект исследования, но и часть его прошлой жизни, в которой он разделял многие идеи и иллюзии либерализма, этого, по словам философа А.С. Панарина, «опиума интеллигенции» (Панарин А.С. Север — Юг: сценарии обозримого будущего// Наш cовременник. 2003. № 5).
    Продолжение следует.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  3. #36
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    «Старики» и «молодежь»

    Современных российских правозащитников можно разделить на две неравные группы: меньшая группа— правозащитники старшего поколения («старая гвардия»), и бóльшая группа — «молодежь», пришедшая в движение после перестройки. «Старая гвардия» сформировалась в 60–70-х годах и была частью движения инакомыслия, возникшего в Советском Союзе на волне «оттепели» и хрущевских разоблачений «сталинизма». И хотя в правозащитном движении «стариков» осталось немного, именно они определили и продолжают определять философию и практику нынешнего правозащитного движения в России. «Старики» в основном живут в Москве, где сосредоточены ведущие российские правозащитные организации, такие, как Международное общество «Мемориал» (С.А. Ковалев, А.Ю. Даниэль, А.Б. Рогинский, О.П. Орлов), Московская хельсинкская группа (Л.М. Алексеева), «Право ребенка» (Б.Л. Альтшулер), Фонд в защиту гласности (А.К. Симонов), Движение за права человека (Л.А. Пономарев), Центр содействия реформе уголовного правосудия (В.Ф. Абрамкин), Комитет солдатских матерей (В.Д. Мельникова), Группа изучения правозащитного движения (А.О. Смирнов), Общественный фонд «Гласность» (С.И. Григорьянц), правозащитное агентство «Прима» (А.П. Подрабинек), Форум переселенческих организаций (Л.И. Графова), комитет «За гражданские права» (А.В. Бабушкин), Международное бюро по правам человека (А.М. Брод).

    «Молодежь» пришла в правозащитное движение на рубеже 80–90-х годов прошлого века и образует костяк и основную «массу» правозащитных организаций, созданных практически в каждом областном городе и в каждой столице автономной республики. Общее количество правозащитников мне неизвестно, думается, несколько тысяч человек. Именно «молодежь» занимается практической правозащитной деятельностью, спектр которой простирается от помощи (юридической и материальной) семьям солдат, погибших от «дедовщины», несчастных случаев, — до предоставления международным организациям материалов по состоянию дел с правами человека в Чечне и «проявлений антисемитизма» в России.

    Среди известных автору по публикациям и по правозащитной деятельности «молодых» правозащитников — С.M. Шимоволос (Нижний Новгород), Ю.В. Самодуров (Москва), Б.П. Пустынцев (Санкт-Петербург), К.Х. Каландаров (Москва), А.Д. Никитин (Саратов), А.Ю. Блинушов (Рязань), Г.В. Эделев (Екатеринбург), С.А. Смирнов (Москва), И.В. Аверкиев (Пермь), В.В. Постников (Тюмень), Н. Иванова (Москва), И.В. Сажин (Сыктывкар), И.А.Куклина (Санкт-Петербург), А.М. Черкасов (Москва), Г.Г. Чернявский (Апатиты), С.В. Вальков (Иваново), Л.С. Левинсон (Москва), А. Ищенко (Абакан), И. Самарин (Архангельск), В.М. Марченко (Москва), В.В. Ракович (станица Ленинградская, Краснодарский край), В. М. Ферапошкин (Сасово, Рязанская обл.), С. Чугунов (Москва), А. Ливчак (Екатеринбург), В.Д. Гуслянников (Саранск), Ю.И. Вдовин (Санкт-Петербург), Т. Локшина (Москва), А.А. Каюмов (Нижний Новгород), А. Соколов (Москва).
    Как можно видеть из приведенного обширного списка, защитой прав человека занимаются не только в столицах и крупных городах, но и в маленьких городках и даже станицах. Благодаря созданной (в основном на гранты западных фондов, о чем ниже) электронной связи правозащитники оперативно проводят «электронные конференции», на которых они «согласовывают» и координируют свои совместные акции. Поэтому сегодня можно уверенно говорить о «правозащитной сети», покрывающей всю территорию России.

    «Соблюдайте советскую Конституцию!»

    За исключением откровенных противников советской государственности, вроде В.К. Буковского, деятельность правозащитников в середине 60-х годов в целом соответствовала прямому смыслу выражения «защита прав человека». Идеологами правозащитного движения тех лет следует считать математика А.С. Есенина-Вольпина и физика В.Н. Чалидзе и, несколько позже, математика В.Я. Альбрехта. Они полагали, что в рамках советской системы можно и следует добиваться гласности и улучшения ситуации с политическими и гражданскими правами человека, требуя от советских властей соблюдения советских законов. Типичными лозунгами правозащитного движения тех лет были: «Мы требуем гласности!», «Мы требуем соблюдения советских законов!» и «Уважайте советскую Конституцию!». В соответствии с этой позицией все свои обращения и заявления правозащитники посылали в соответствующие советские инстанции. С целью изучения проблем прав человека в СССР в ноябре 1970 года по инициативе В.Н. Чалидзе был образован Комитет прав человека в СССР. В него вошли физики А.Д. Сахаров и А.И. Твердохлебов и математик И.Р. Шафаревич; экспертами Комитета стали А.С. Есенин-Вольпин и Б.М. Цукерман. Помимо «теоретической» деятельности, члены комитета давали консультации по правовым вопросам.

    Среди правозащитников тех лет было много бывших политзаключенных сталинских времен — Ю.А. Гастев, А.С. Есенин-Вольпин, А.Э. Левитин-Краснов, В.М. Красин, П.И. Якир, П.М. Егидес-Абовин, В.Л. Гершуни, Ю. А. Айхенвальд. Несправедливость наказания и страдания в лагере-ссылке, безусловно, повлияли на отношение бывших политзаключенных к советской власти и к официальной идеологии. И тем не менее есть все основания полагать, что в середине 60-х годов большинство из правозащитников разделяли в той или иной степени социалистические и даже либерально-коммунистические убеждения (П.М. Егидес -Абовин, П.Г. Григоренко, О.И. Алтунян, А.И. Костерин, П.И. Якир, В.В. Павленков).

    В правозащитной деятельности тех лет принимали участие люди различных убеждений и взглядов — христиане (отец С. Желудков, Г.П. Якунин, отец Д. Дудко, В.И. Щеглов), русские националисты (И.Р. Шафаревич, В.Н. Осипов, Ю.Т. Галансков) и даже сионисты (В. Свечинский, Н.Н. Мейман, В.А. Рубин). Однако бóльшую часть правозащитников тех лет составляли люди либеральных убеждений, и их число неуклонно росло по мере угасания надежд на «социализм с человеческим лицом». Это обстоятельство чрезвычайно важно, поскольку именно «либералы» образуют нынешнее российское ядро «старой гвардии» — С.А. Ковалев, Л.И. Богораз, А.Ю. Даниэль, А.О. Смирнов (Костерин), А.Г. Рогинский, Л.М. Алексеева, А.П. Подрабинек, С.И. Григорьянц, Е.Г. Боннер, Ю.А. Рыбаков, Л.Г. Терновский, М.С. Гольдман, В.К. Борщев, В.М. Гефтер, В.Ф. Абрамкин, М.Н. Ланда.

    Я привел фамилии этих людей еще и потому, что они не только активно участвуют в правозащитном движении, но и выступают в печати по правозащитным и политическим проблемам. (Замечу, что последовательными либералами считают себя В.И. Новодворская, Н. Храмов, В. Шендерович, Д.В. Драгунский, Г.К. Каспаров, А.С. Политковская, активно выступающие в печати на «правозащитные» темы.)

    Как известно, человек, придерживающийся либеральных взглядов, разделяет концепцию прав человека, базирующуюся на доктрине «естественных прав» Джона Локка и Жака Маритэна. В соответствии с ней все люди от рождения обладают так называемыми «основными правами» — правом на жизнь, на свободу слова, передвижений (эмиграции). Как сказано во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Более того, эти «основные права человека» есть права — «прирожденные, естественные и неотчуждаемые» и не могут нарушаться государством.

    Помимо «естественной» (природной) доктрины прав человека, существуют и другие, такие, как «моральные» и «договорные», возникшие в Западной Европе в ХVII—ХIX веках, в период перехода европейских обществ от сословно-феодальных к буржуазно-капиталистическим. Все варианты либеральной идеологии «атомизированного человека», свободного от сословных ограничений, были революционны в Новое время и послужили политико-философской основой идеологии Просвещения. Идеология либерализма отражала доминирующие в то время в Европе механистические представления об обществе как чисто арифметической сумме «абстрактных индивидов», не имеющей собственной ценности и интересов. Она соответствовала протестантской версии христианства, основанной на индивидуалистической философии «преуспевания» и «морали успеха» собственника, а также иудаизму, не запрещавшему ростовщичество и стяжательство. Однако идеология либерализма никоим образом не «вписывалась» в такие религии, как православие, ислам, индуизм.

    Либералы, в полном соответствии со Всеобщей декларацией прав человека, полагают «основные права человека» абсолютными, «трансцендентальными» и наднациональными категориями, применимыми ко всем народам и во все времена, независимо от традиций, культуры, социальных и производственных отношений. В этом смысле они близки к марксистской категории «классовой борьбы», которую ее адепты фактически полагают категорией внеисторической и наднациональной. И если у марксистов-ленинцев абсолютизация понятия «борьба классов» есть следствие религиозного, по существу, отношения к трудам «классиков марксизма–ленинизма», то у современных либералов абсолютизация «права на свободу» и других «основных прав человека» есть результат такого же «религиозного» отношения ко Всеобщей декларации прав человека. И так же как марксисты-ленинцы пытались в начале ХХ века «внедрить» в России заемную модель коммунизма–социализма, созданную на совершенно ином культурно-цивилизационном базисе англосаксонских стран Западной Европы, так и либералы-правозащитники «требовали» от советских властей реализации на советской «почве» заимствованной у Запада либеральной модели «правового» государства с приоритетом «основных прав человека».

    Может сложиться впечатление, что правозащитники продолжили традицию русских «правдоискателей» второй половины ХIХ века, защитников угнетенных, сирых и обездоленных. Однако это далеко не так: правозащитники взялись защищать «право на свободное распространение информации», непосредственно связанное с деятельностью узкой группы людей — журналистов и публицистов, которых трудно назвать «сирыми» и «угнетенными».

    Поскольку многие правозащитники обратились к неподцензурному журналистскому и литературному творчеству, то они де-факто защищали и свои собственные профессиональные права. По-видимому, к «потребностям» этой части общества следует отнести утверждение А.Ю. Даниэля, что правозащитники «интуитивно почувствовали истинные потребности общества» (Даниэль А.Ю. Они прошли свой крестный путь. Инициативная группа//Правозащитник. 2000. № 1). Что же касается защиты прав, жизненно важных для подавляющего числа советских граждан, таких, как право на безопасность, на труд, на образование, на жилье, то эти социальные права правозащитников, как можно судить по их заявлениям и выступлениям, не слишком заботили.

    В конкретных же условиях идеологической и информационной войны между США и СССР реализация требования на свободу распространения информации устраняла препятствия для пропаганды идей и воззрений, враждебных не только правящей идеологии и политической системе Советского Союза, но и социально-экономической системе, сложившейся в СССР. И хотя с чисто юридической точки зрения в этом требовании не было ничего «криминального», сам факт такого требования свидетельствует об определенной политической позиции, занятой правозащитниками, независимо от того, как они сами ее интерпретировали.

    К требованиям «свободы получения информации» примыкает и требование «гласности», что в середине 60-х годов в основном сводилось к требованию «открытых судов» над арестованными советскими писателями (А.Д. Синявский, Ю.С. Даниэль, А.А. Амальрик, И.A. Бродский) и диссидентами. Однако практически на каждом таком суде был кто-то из родственников подсудимого, так что из зала суда поступала достаточно полная информация, что позволило позже публиковать в «самиздате» полный отчет о процессе. Более того, с конца 60-х годов защищать диссидентов брались адвокаты, не боящиеся сообщать «общественности» детали судебного процесса. Некоторые из них и сами вскоре стали диссидентами и правозащитниками (С.В. Каллистратова, Д.И. Каминская, Б. Золотухин). Видимо, поэтому в последующем требование «гласности» постепенно исчезло из «правозащитного словаря», и лишь М.С. Горбачев возродил гласность и сделал ее одним из главных пропагандистских лозунгов перестройки.

    Вернемся во вторую половину 60-х годов. Тот этап в правозащитном движении часто называют периодом попыток установления диалога с властью. Однако диалог с властями на предмет соблюдения властями советской Конституции был с самого начала обречен на неудачу, уже хотя бы потому, что советская юридическая практика не зижделась на формальном праве и правовых институтах, в том числе и на Конституции. Она руководствовалась так называемым традиционным правом, которое опиралось на неправовой институт, каковым в те годы в СССР был партийно-государственный аппарат, стоявший над формальным правом и над всеми юридическими институтами — судом, прокуратурой, адвокатурой. Поэтому требование соблюдения формального права и Конституции фактически означало требование ликвидации контроля партаппарата над всеми остальными институтами государства со всеми непредсказуемыми последствиями для советской государственности и потому являлось политическим актом, независимо от того, осознавали это правозащитники и диссиденты или нет.

    Нет сомнений, что поначалу правозащитниками двигало искреннее желание устранить несоответствие между советскими законами, в первую очередь Конституцией, и существующей юридической практикой. В этом смысле апелляция к Конституции как высшему закону СССР правомерна и легитимна и лежит в русле реформ, проводимых Н.С. Хрущевым в области социалистического права и юрисдикции. Именно с этих позиций оценивали в то время свои требования многие правозащитники — либеральные коммунисты и социалисты: П.Г.Григоренко, П.М. Егидес-Абовин, В.Н. Чалидзе (см., например, П.Г. Григоренко. «В подвале можно встретить только крыс», В.Н. Чалидзе. «Открытое письмо В.Буковскому»).

    Вплоть до августа 1968 года у многих советских инакомыслящих еще теплились надежды, что советское руководство пойдет по пути демократических реформ. Однако после появления советских танков на Вацлавской площади надежды эти стали быстро улетучиваться. В этой ситуации требовать от властей выполнения советских законов в области прав человека, заведомо зная, что власти не пойдут на это, было неискренним и преследовало иные, нежели заявленные правозащитниками, цели.

    Действительно, если у авторов обращений и призывов к советским властям не было оснований полагать, что те пойдут на «положительное» решение проблемы с правами человека, то открытые, то есть адресованные всем, заявления и обращения становились чисто пропагандистскими акциями, цель которых — привлечь всеобщее внимание к нарушению советскими властями их собственных законов. Как писал позднее В.К. Буковский: мы хотели «показать всему миру их (советских властей. — О.П.) истинное лицо» (В.К. Буковский. «Построить замок»). Совершенно очевидно, что это была «политика», основанная на подмене защиты прав человека пропагандистской акцией, мало имеющей общего с правозащитой. Политика, которая стала постепенно вытеснять на обочину движения действительно «положительные», то есть могущие принести пользу стране формы активности, в первую очередь теоретические разработки правовых и политических проблем, перед которыми стоял Советский Союз.

    Так на какую же аудиторию были рассчитаны опасные и рискованные «игры» диссидентов и правозащитников с защитой прав человека в СССР? Именно «игры», а не серьезные и ответственные действия, предусматривающие возможность положительного результата. Кому они были нужны? Кто мог получить дивиденды от этих «смертельных игр»?.. Очевидно, что не советский народ: эти «игры в права человека», даже когда речь шла о Конституции, его мало волновали. Те разделы Конституции, в которых шла речь о «свободе слова, собраний» и о «свободе распространения информации», не имели никакого отношения к реальной жизни советского человека, не имеющего ни малейшего желания не только бороться за эти свободы, но даже и не проявлявшего интереса к ним. Тем более что участие в этих «играх» ставило под угрозу гораздо более важные для него ценности, чем заемные «основные права человека,— его личную свободу и благополучие его семьи.
    Продолжение следует.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  4. #37
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    «Мы обращаемся к мировой общественности...»

    После «дела 4-х» (Ю.Т. Галанскова, А.И. Гинзбурга, А.А. Добровольского и В.Н. Лашковой), осужденных в январе 1968 года за издание и распространение «Белой книги» о суде над писателями А.Синявским и Ю. Даниэлем, а особенно после военной интервенции СССР в Чехословакию в августе 1968 года, большинство правозащитников и диссидентов уже мало верило в реальность того, что советские власти пойдут с ними на диалог и приведут юридическую практику в области прав человека в соответствие с советскими законами. Становилось также очевидным, что требования правозащитников не находят поддержки в «массах». И тогда перед правозащитниками возник вопрос: что делать? Допустимо ли гражданину СССР обращаться за помощью к западному общественному мнению в «деле» защиты прав человека в своей стране?
    После долгих колебаний и дискуссий правозащитники Л.И. Богораз и П.М. Литвинов составили «Обращение к мировой общественности», в котором требовали пересмотра суда над Ю.Галансковым и его товарищами «в присутствии международных наблюдателей». И хотя этой фразой и ограничился «вынос сора из избы» (Л.М. Алексеева. «История инакомыслия в СССР»), это обращение стало первой «ласточкой» в новой практике советских правозащитников апеллировать не к советским властям, не к советской общественности и даже не к советскому народу, а к зарубежным институтам — сначала общественным, а затем и властным.

    В мае 1969 года только что образованная Инициативная группа по защите прав человека в СССР (ИГ) отправила в Организацию Объединенных Наций письмо, в котором изложила свои жалобы на непрекращающиеся нарушения законности в СССР и просила «защитить попираемые в Советском Союзе человеческие права», в том числе право «иметь независимые убеждения и распространять их любыми законными способами». В течение последующих нескольких лет ИГ послала множество аналогичных писем и обращений в ООН, ее Генеральному секретарю, в Международную лигу прав человека, на международные съезды психиатров и т.д.

    Это был шаг, который имел для правозащитного движения далеко идущие последствия.
    Во-первых, он показал, что российские правозащитники более не считают ситуацию с правами человека в СССР лишь внутренним делом Советского Союза, но делом всего «мирового сообщества». Во-вторых, из него следовало, что правозащитники не рассматривают советский народ в качестве социальной базы своего движения. Как недавно высказался правозащитник Ю.А. Рыбаков о русском народе, это «общество рабов в шестом поколении» («круглый стол» «Правовой беспредел в России: произвол силовиков или система?». 17 июля 2003 г., www.liberal.ru).

    В результате обращение правозащитников за помощью к Западу привело к отчуждению и фактической изоляции их от народа и даже от значительной части интеллигенции, симпатизирующей правозащитникам. Сами же правозащитники стали превращаться из неформальной ассоциации советских граждан, озабоченных нарушениями законности в своей стране, в отряд некоего «всемирного правозащитного движения», в небольшую группу, получавшую моральную, информационную, а с середины 70-х годов — материальную и политическую поддержку с Запада.

    Партократическое же руководство Советского Союза видело в требованиях гласности и соблюдения гражданских и политических прав не только угрозу своей власти, но и угрозу стабильности политико-экономической и социальной системе. Поэтому к середине 70-х годов власти фактически разгромили первую волну правозащитного движения, посадив одних за решетку, а других вытолкнув за рубеж.

    Загнанные в конфронтацию

    Оставшиеся на свободе правозащитники теперь были озабочены уже не столько тем, как соблюдают власти советские законы, сколько судьбой своих арестованных коллег и диссидентов, осужденных властями, причем с явным нарушением советских и международных законов. Иными словами, деятельность правозащитников стала смещаться из правовой сферы в гуманитарную и информационную. Гуманитарная деятельность заключалась в материальной помощи политзаключенным и их семьям, а информационная — в сборе, печатании, распространении и передаче на Запад фактов преследований неугодных властям лиц, а также некоторых религиозных, национальных и культурных групп в СССР. Продолжал выходить, хотя и с перерывами, основанный 30 апреля 1968 года неподцензурный правозащитный журнал «Хроника текущих событий».

    Поскольку первоначальная цель правозащитников — превращение Советского Союза в правовое государство — перестала быть для них актуальной политической задачей на обозримый период времени, то и их мотивации стали меняться. Из по большей части патриотических (служение Отечеству) они все больше становились чисто личностными — моральное противостояние «режиму», принцип «не могу молчать», а также — «продемонстрировать всему миру истинную сущность режима».

    И здесь необходимо сделать комментарии насчет личностных мотивов и морального противостояния. Как мы писали выше, подавляющее большинство советских людей равнодушно приняло попытки правозащитников апеллировать к Конституции СССР. Поэтому (хотя и не только поэтому) советские правозащитники не стали частью какого-либо социального или политического движения. Борьба за право на свободу слова и на свободное распространение информации не имела в России легитимности — ни в культуре, ни в национальной традиции. Как ни парадоксально, но единственным источником ее легитимности была советская Конституция, отражавшая несоответствие между идеальной целью — коммунизмом и реальным общественно-политическим и экономическим строем, сложившимся в послеоктябрьский период и имевшим мало общего с доктринерским марксовым коммунизмом. И в государстве традиционного типа, каковым, по существу, являлся Советский Союз, Конституция была не столько правовой, юридической категорией, сколько декларацией, вроде Всеобщей декларации прав человека, а также национальным символом, как, скажем, Гимн Советского Союза.

    Недавнее же суждение А.Ю. Даниэля о том, что создание Инициативной группы было «попыткой создать в стране ячейку гражданского общества — не политическую, а гражданскую альтернативу режиму» (Даниэль А.Ю. Они прошли свой крестный путь. Инициативная группа// Правозащитник. 2000. № 1), совершенно безосновательно. Никакой «ячейки» гражданского общества на защите свободы слова (а позже — свободы эмиграции) построить невозможно. Разве что создать узкие группки, формирующиеся вокруг харизматического и авторитетного диссидента, как, например, окружение А.Д. Сахарова и Е.Г. Боннер, или компаний, описанных в книге Л.М. Алексеевой «The Thaw Generation» (Поколение «оттепели»). Замкнутые на себе, оторванные от народа (как не любят «демократы» и «либералы» слово народ!) и абсолютно чуждые его повседневным интересам и нуждам, эти группы не имели никакого веса и влияния в советском обществе, если не считать ореола «народного заступника», который стал складываться в 70-е годы вокруг имени А.Д. Сахарова, о влиянии которого на власть ходили легенды.

    Практическим же содержанием правозащитной деятельности в 70-е годы стала систематическая дискредитация советского государства путем противопоставления Конституции СССР, советских и международных законов практике советских правоохранительных органов. Результатом такой деятельности должен был стать подрыв веры советских граждан в «легитимность» советского государства. Вот «болевые» точки, по которым били правозащитники:

    — советское государство нелегитимно, поскольку оно антиконституционно, так как систематически нарушает Конституцию и законы СССР;
    — оно нелегитимно, поскольку оно аморально, так как постоянно лжет, отрицая факты нарушений властями собственных законов;
    — оно нелегитимно, поскольку несправедливо, ибо преследует тех, кто говорит правду и взывает к справедливости.

    Сами же по себе «основные права человека» не воспринимались как приоритетные и насущные не только «широкими массами», но и образованным классом, за исключением прозападной (в основном столичной) интеллигенции, регулярно слушавшей западные «голоса» и принимавшей за чистую монету ведущуюся «оттуда» пропаганду.

    Короче, правозащитники не были «затребованы» ни народом России, ни его историей. Так что социальные и политические силы, которые могли бы быть заинтересованы в результатах деятельности правозащитников, следовало искать за пределами СССР, в тех странах, где миф о приоритетности «основных прав человека» перед социальными, национальными и общественными правами и ценностями внедрялся и поддерживался всей политической и экономической мощью правящей элиты.

    Поэтому «совестью нации» ни правозащитники, ни даже академик А.Д. Сахаров не были и быть не могли. Как и нет оснований считать их противостояние советским властям моральным актом. Дело совсем в другом. Выступая в защиту советских законов, в защиту диссидента, несправедливо осужденного советским судом или посаженного в психушку, правозащитники поступали смело и мужественно, ибо шли на заведомый риск быть арестованными и осужденными. Но то обстоятельство, что следственные и судебные органы применяли в отношении диссидентов, правозащитников и других «нежелательных» для них лиц подлоги, показания лжесвидетелей, выносили им несправедливые обвинительные приговоры, ничего не говорит о «моральности» самих правозащитников. Ведь абсурдно же наделять «моральностью» того или иного политического деятеля (а правозащитники были именно политическими деятелями) по степени «прогрессивности» его политических взглядов, а не по нравственным критериям!

    Постоянные преследования властями, необходимость конспирации выработали у значительной части правозащитников менталитет подпольщиков, ведущих неравную, но благородную борьбу с тоталитарным «большевистским» режимом. Для правозащитника-либерала партократическое советское государство — его партийные органы, КГБ, прокуратура — воспринималось как основной источник зла и несправедливости, совершаемых в стране. И, загнав себя однажды в угол конфронтации с властью, правозащитнику и диссиденту было психологически нелегко из него выйти.

    Менялось отношение правозащитников и к проблемам страны, и даже к собственному народу, в своем подавляющем большинстве не поддержавшему правозащитное и диссидентское движение, хотя и выражавшему симпатии к «пострадавшим за справедливость». Все больший вес в деятельности правозащитников стали занимать проблемы свободы эмиграции — евреев, этнических немцев, религиозных групп. Да и сами правозащитники, как евреи-отказники, все больше отчуждались от своего народа, уходили во внутреннюю эмиграцию, а многие и во внешнюю — в Израиль, США, Францию, Германию.

    О степени важности для правозащитников проблемы свободного выезда из страны можно судить по известному высказыванию самого авторитетного в 70—80-е годы правозащитника — академика А.Д. Сахарова о том, что основным правом человека является свобода покидать и возвращаться в свою страну. Эта точка зрения, разделяемая значительным большинством российских правозащитников, стала свидетельством окончательного разрыва российских правозащитников с их первоначальной «патриотической» ориентацией и перехода с конструктивных позиций на деструктивные, антигосударственные.

    Действительно, в условиях, когда о возвращении в СССР уехавшего на Запад не могло быть и речи, настаивание на приоритетности права на свободу перемещения было равносильно поддержке эмиграции из Советского Союза, ее пропаганде. Ведь поддержка выезда на Запад без реальной возможности вернуться на Родину, в Россию, вела к «утечке мозгов», «работала» на геополитического и цивилизационного противника СССР — Соединенные Штаты Америки. Она поощряла эмиграцию из Советского Союза квалифицированных специалистов, способных конкурировать на западных рынках труда. Причем речь отнюдь не шла о защите «права на профессию»: ведь подавали на эмиграцию, как правило, прекрасные специалисты, занимавшие высокие позиции в науке, промышленности, медицине, искусстве.

    В конкретных же политических обстоятельствах того времени речь шла об эмиграции советских евреев, а также о «репатриации» этнических немцев в ФРГ. Что же касается подавляющего большинства советских людей, не имевших «еврейских» или «немецких» корней, то для них эмиграция была практически невозможна, ибо израильские и немецкие власти посылали «вызовы» только своим этническим соотечественникам. И даже если удавалось переслать в СССР вызов этническим русским, то органы МВД не давали им разрешения на эмиграцию, если на то не было санкции КГБ, использующего «еврейский канал» для высылки из СССР неугодных ему лиц (диссидентов, «непослушных» писателей, отсидевших срок националистов и т.д.).

    Хуже того, каждый этнический русский, оказавшийся в пересыльном пункте (Австрии или Италии), должен был для получения въезда в западную страну доказывать эмиграционным властям свою причастность к диссидентской деятельности либо предъявить документальные доказательства, что он преследовался в СССР по политическим мотивам. От еврея же требовался лишь документ (его паспорт или паспорта родителей), подтверждающий его принадлежность к «дозволенной» к эмиграции религиозно-этнической группе.

    Так что борьба российских правозащитников за право на эмиграцию была на деле поддержкой борьбы за выезд из страны членов лишь одной-двух этнических групп — евреев и немцев (позже — пятидесятников). Эта деятельность правозащитников никак не может считаться борьбой за права человека, то есть правозащитной деятельностью, но лишь борьбой за привилегии для отдельных религиозно-этнических групп.

    Поддержка российскими правозащитниками движения советских евреев за репатриацию в Израиль воспринималась и как солидарность с сионистским движением, имеющим четко выраженный националистический характер. Это обстоятельство, а также значительный процент евреев среди московских правозащитников создавали в народе и среди патриотической (то есть непрозападной) части российского образованного общества мнение, что российские правозащитники не представляют русский народ и, занимаясь выборочной защитой прав человека, выполняют национальный заказ мирового еврейского сообщества.

    Формированию такого отношения к российским правозащитникам способствовала и поддержка их американскими еврейскими правозащитными организациями, как, например, либеральным «Union of Councils for Soviet Jewry», который выбрал в свой Совет директоров А.Д. Сахарова, В.К. Буковского и А.Д. Синявского. Большое влияние на администрацию США и на советскую Академию Наук имел американский Committee оf Concerned Scientists, состоящий из всемирно известных ученых (в подавляющем большинстве евреев) и оказывающий информационную, профессиональную, моральную, юридическую и материальную помощь советским ученым, преследуемым или лишенным возможности работать по специальности за свое «инакомыслие» или за желание эмигрировать из Советского Союза.

    Не может быть случайным и тот факт, что единственной международной террористической акцией, которая вывела московских правозащитников на демонстрацию, был захват в 1973 году палестинскими террористами из организации «Черный сентябрь» израильской спортивной делегации. Тогда на демонстрацию протеста вышли не только московские евреи-отказники, но и правозащитники, включая чисто русского А.Д. Сахарова.
    Продолжение следует.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  5. #38
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    На кого «работали» советские правозащитники?

    В 1976 году, вскоре после подписания Советским Союзом, странами Европы, США и Канадой Хельсинкских соглашений, в Москве, Киеве, Тбилиси, Вильнюсе и Ереване правозащитниками были созданы группы по наблюдению за их выполнением Советским Союзом. В эти группы вошли оставшиеся на свободе правозащитники «первого призыва» и новые правозащитники, в том числе и евреи-отказники. Хельсинкские группы продолжили дело Инициативной группы, к тому времени состоявшей из двух человек, поскольку остальные либо находились в заключении, либо были вынуждены эмигрировать. Хельсинкские группы в основном исполняли информационную и пропагандистскую работу: их документы отсылались в международные правозащитные организации и имели своей целью привлечь внимание западной общественности и западных правительств к фактам нарушения советскими властями Хельсинкских соглашений.

    Словом, к началу 80-х годов основными критериями успеха деятельности советских правозащитников, в частности Хельсинкских групп, были уже не положительные изменения в правовой области и даже не степень распространения правозащитной информации среди населения СССР, а уровень осведомленности западных средств массовой информации, западной общественности и правительств о состоянии дел с правами человека в СССР. Добавлю, что вследствие специфически «экспортного» характера документы Хельсинкских групп (в отличие от «Хроники текущих событий») практически не распространялись в «самиздате» и не имели хождения в СССР за пределами узкой группы правозащитников.

    Надо сказать, что частые высказывания членов Московской Хельсинкской группы, в частности Л.М. Алексеевой, что-де группа не преследовала никаких политических целей, а лишь действовала из чисто моральных и гуманитарных побуждений, лукавы и неубедительны. Члены группы прекрасно отдавали себе отчет в том, что, систематически отсылая на Запад информацию о нарушениях прав человека и одновременно требуя от советских властей их прекратить, они ставят перед советским руководством заведомо не выполнимые требования. Тем более что эти требования предъявлялись людьми, открыто апеллирующими к западным правительствам, чья цель — уничтожение политической, экономической и социальной системы, существующей в СССР.

    Заявления Хельсинкских групп носили политический характер уже потому, что буквально «вынуждали» западные правительства на проведение политических, дипломатических и экономических санкций в отношении СССР. А это означает, что действия членов Московской Хельсинкской группы (как и действия членов остальных советских Хельсинкских групп) носили антигосударственный характер, независимо от того, была ли в УК РСФСР статья, по которой члены группы могли были быть привлечены к уголовной ответственности.

    Я, автор этих строк, в течение нескольких лет собирал и обрабатывал материалы для правозащитных неподцензурных изданий — например, «Хроники текущих событий», журнала «В» («Вести»), некоторые из которых были положены в основу Документов Московской Хельсинкской группы. И хотя я отвечаю за правдивость и достоверность приведенных в документах фактов, однако это обстоятельство не снимает с меня политической ответственности за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР.

    Истинные же политические взгляды и намерения правозащитников проявлялись сразу же, как только они оказывались на Западе. Эмигрировавший из СССР в 1980 году член Московской Хельсинкской группы Ю.С. Ярым-Агаев и высланный на Запад в 1976 году правозащитник В.К. Буковский создали в 1984 году «под крышей» организации «Freedom House», финансируемой американским правительством, организацию «Демократический центр». Цель этой «независимой» организации была явно политической — содействие установлению в СССР политической и социально-экономической системы западного типа.

    Нередко правозащитники по прибытии на Запад выступали на Радио «Свобода», созданном в 1955 году Конгрессом США для ведения идеологической и пропагандистской войны против СССР. А некоторые из них, как, например, Л.М. Алексеева, В.М.Тольц, Б.М. Шрагин, К.А. Любарский, Б.В. Ефимов, Ю.Л. Гендлер, стали платными сотрудниками Радио «Свобода» и даже имели собственные программы. Тем самым они включились в «холодную» войну против советского государства на стороне США, что дезавуирует их заявления о «неполитичности» их правозащитной деятельности. На этом фоне действительно патриотичным и достойным выглядит позиция правозащитника генерала П.Г. Григоренко, отказавшегося преподавать в «Вест Пойнте», высшей военной академии США. Генерал Григоренко заявил: «Я не могу преподавать своему врагу: я советский — бывший советский — генерал».

    Так что правозащитники, безусловно, внесли свой «вклад» в дело разрушения советского государства, чем многие из них до сих пор гордятся. Однако надо все же признать, что основной вклад в разрушение экономической, социальной и политической структур советского государства внесло само руководство страны, его политическая и «интеллектуальная» элита.

    В середине 60-х — начале 70-х годов свои письма и обращения правозащитники посылали советскому руководству, но одновременно они их «запускали» и в «самиздат», дабы распространить их по всей стране. И единственным адресатом, о котором «думали» изготовители и распространители «Хроники текущих событий», в том числе и автор этих строк, был наш соотечественник. Ни о западных корреспондентах, ни тем более о западных радиостанциях в те годы ни у меня, ни и у моих друзей и мысли не было. Но уже в середине 70-х годов одной из основных форм деятельности правозащитников стала передача правозащитной информации на Запад— через западных корреспондентов и дипломатов, а от них — на западные радиостанции. К тому времени различные западные «голоса» (Голос Америки, BBC, Радио «Свобода», Немецкая волна, Голос Израиля) наладили оперативное оповещение советского радиослушателя не только об основных событиях в СССР и в мире, но и о нарушениях гражданских и политических прав человека в СССР, и их слушали миллионы людей в Советском Союзе.

    Разумеется, правозащитники и диссиденты, включая автора этих строк, отдавали себе отчет в том, что факты о нарушениях прав человека в СССР серьезно подрывают «имидж» Советского Союза. Более того, именно к этому они и стремились. Однако их это не смущало, поскольку они не отождествляли «коммунистическое» государство с Россией, с народами Советского Союза. Помимо «гласности на экспорт», для правозащитников были важны два результата их деятельности. Во-первых, они считали, что их собственный опыт явочным порядком реализовать права, декларированные Конституцией СССР, может послужить примером для остальных. Во-вторых, они (не без оснований) полагали, что гласность может как-то помочь арестованным и незаконно осужденным по политическим мотивам (ослабить тюремный режим, сбавить лагерный срок и т.д.).

    В то же время многие из правозащитников (в том числе и автор статьи) не очень задумывались над тем, как их деятельность по информированию Запада о нарушениях прав человека в СССР может быть использована во вред своей стране, своему народу. Что они, хотят того или нет, принимают участие в информационной и идеологической войне, которую США и государства стран НАТО ведут против СССР с начала 50-х годов. Что, в отличие от правозащитников, западные стратеги холодной и «горячей» войн не «отделяют» советское руководство от советского народа. Что если американские ракеты полетят на СССР, то упадут они не на головы членов политбюро, а на головы советских людей в Челябинске и Красноярске, Москве и Ростове. Что Советский Союз для американского истэблишмента — это колониальная империя, угнетающая нерусские народы. Ведь не случайно в принятой в 1959 году Конгрессом США «Декларации о порабощенных народах» есть все народы Советского Союза, включая мистическую «Казакию», кроме одного народа — русского.

    Права человека и идеологическая война против СССР

    Как пишут американские историки, вплоть до конца 60-х годов основным методом идеологической войны против СССР и стран Варшавского Пакта была «засылка советников, оборудования и денег на поддержку оппозиционных сил и организаций» в этих странах (David Lowe. Idea to Reality: А Brief History of the National Endowment for Democracy, www.ned.org). Когда же выяснилось (и стало достоянием прессы), что в эту активность было вовлечено ЦРУ, президент США Л.Б. Джонсон приостановил ее. Вплоть до середины 70-х годов в Конгрессе и администрации президента США шли поиски «новых методов и подходов в идеологическом соревновании» (www.ned.org) с Советским Союзом. Поначалу власти и правящая элита США с настороженностью относились к советским правозащитникам, поскольку слова «права человека» напоминали им об их собственных защитниках прав человека, human rights activists, возмутителях спокойствия 60-х годов. Однако после подписания Хельсинкских соглашений и образования Хельсинкских групп они увидели в пропаганде идей прав человека в СССР и странах Восточной Европы не только эффективное орудие в идеологической борьбе с Советским Союзом, но и инструмент его разрушения.

    То, что было не постичь российским либералам и правозащитникам, мечтающим о «безбрежной», «как у них», свободе слова, собраний и т.п., было понятно русофобу и советологу З.Бжезинскому, советнику президента Д.Картера по национальной безопасности и стратегу идеологической войны против СССР. Хорошо изучив структуру и механизмы функционирования советской системы, он и его коллеги пришли к выводу, что «основные права человека: свобода слова, собраний, печати» — могли бы стать тем инструментарием, с помощью которого можно было бы изнутри взломать систему партийного контроля над общественной жизнью в СССР, а вместе с ней и систему партократического руководства и контроля над всей политической и экономической жизнью страны. В результате слома «хребта» всей системы управления советское государство просто бы развалилось со всеми вытекающими отсюда для страны и советского народа последствиями.
    Нельзя сказать, что диссиденты и правозащитники вообще не задумывались над возможностью распада Советского Союза и даже ликвидации советской и российской государственности. Еще в 1968 году А.А. Амальрик в своей книге «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» пророчил «коллапс» СССР в результате поражения в войне с Китаем. О возможности распада СССР на маленькие «бандитские» уделы предупреждал В.К. Буковский. Однако вера в крепость коммунистического режима была настолько сильна, что практически никто в нашей стране не верил в реальность исчезновения СССР в обозримом будущем. Кроме того, ненависть к коммунистической власти у диссидентов и правозащитников была столь велика, что некоторые даже приветствовали бы ликвидацию (изнутри или извне) советского государства, полагая, что стране и народу хуже от этого не будет. Как писал позднее А.А. Зиновьев, диссиденты «метили в коммунизм, а попали в Россию».

    Автору этих строк понадобилось несколько лет жизни в США, чтобы понять, что истинной целью идеологической войны было не улучшение состояния дел с правами человека в Советском Союзе и даже не установление в СССР демократического и правового государства, а уничтожение или по крайней мере ослабление геополитического соперника США, как бы он ни назывался — СССР или Россия.

    С приходом в США к власти администрации президента Д.Картера, объявившего защиту прав человека центральным элементом своей внешней политики, в стратегию «борьбы с коммунизмом» был включен пункт о поддержке борьбы за права человека в СССР и странах Восточной Европы. В 1977 году, вскоре после создания в Москве и других городах СССР Хельсинкских групп, в Нью-Йорке был образован Комитет по наблюдению за выполнением Советским Союзом Хельсинкских Соглашений (Helsinki Watch Committee). У его истоков стояли известный либеральный американский издатель Роберт Л.Бернштейн (Robert L. Bernstein), тогдашний председатель Американского Еврейского Комитета и представитель США в ООН Артур Гольдберг (Arthur Goldberg) и руководство одного из крупнейших американских благотворительных фондов «Ford Foundation». Задача комитета — собирать информацию о нарушениях прав человека в СССР, доводить ее до сведения американского правительства, американской общественности и международных организаций и институтов, в первую очередь ООН, требовать от американского правительства и Конгресса принятия «соответствующих» мер против Советского Союза.

    Со временем деятельность комитета расширилась и вышла за пределы Европы, что привело к «отпочкованию» от Helsinki Watch Committee нескольких «автономных» организаций, работающих под «крышей» Human Rights Watch и следящих за состоянием с правами человека на Ближнем Востоке, в Азии, Африке, Америке, а также занимающихся проблемами пыток и вопросами женского равноправия.

    Чтобы дать представление о «конечных» целях Human Rights Watch и тех, кто ее финансирует, я процитирую ее бессменного руководителя Роберта Бернштейна, хозяина одного из крупнейших издательских домов «Рэндом Хауз» (Random House): «У нас есть уникальная возможность построить международную систему правосудия для наиболее злостных нарушителей прав человека. Однако эта возможность не будет должным образом использована, если главные мировые державы не арестуют виновных в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности» (www.hrw.org). Как можно видеть из приведенной цитаты, руководитель американской негосударственной частной организации рассматривает ее как часть наднациональной и надгосударственной системы.

    Что же касается самой «международной системы», то методы ее «работы» были не так давно продемонстрированы в Югославии. Сначала в течение нескольких лет шла массированная антисербская пропаганда, сопровождаемая формированием в Сербии (в основном на американские деньги) пятой колонны, включавшей в себя и правозащитные организации. Затем — вооруженная агрессия стран НАТО против Сербии, с последующей оккупацией Косово. И в завершение — подготовленный и оплаченный американской администрацией путч с установлением в Сербии прозападного правительства. Основным «частным» донором пропагандистской кампании против Югославии был биржевой спекулянт-миллиардер, филантроп Дж.Сорос. Он же — основной донор HRW.

    Стоит упомянуть и образованную в 1983 году Конгрессом США «квазиавтономную» организацию National Endowment for Democracy (NED), миссией которой стало оказание «помощи всем, кто борется за свободу и самоуправление» (www.ned.org) в странах Восточной Европы и СССР. В настоящее время NED занимается лишь финансированием правозащитных неправительственных организаций (НПО) в этих странах, в том числе и через различные «дочерние» фонды.

    Важную роль НПО в идеологической войне, продолжающейся и по сей день, признают и сами правозащитники. Вот что пишет об этом член Координационного совета Союза комитетов солдатских матерей И.А. Куклина: «Идеологическая борьба между двумя силовыми полюсами приводила... к появлению целого поколения зарубежных НПО, занимавшихся правами человека в соцстранах... В условиях, когда эти НПО могли опираться на постоянно совершенствующуюся легальную систему государственной поддержки, это означало, что их деятельность, по сути, являлась продолжением государственной политики в области защиты прав человека, продолжением борьбы двух идеологий» (Правозащитник. 2000. № 1).

    Эти и другие многочисленные примеры указывают на то, что никогда и не скрывалось на Западе: правящие элиты и руководство западных стран, в первую очередь США, обратились к «правам человека» как к эффективному оружию в идеологической борьбе против СССР. Советская же пропаганда, не приученная к дискуссиям «на равных», ничего не могла противопоставить западной пропаганде, кроме голого отрицания фактов нарушений прав человека в СССР. В результате она начисто проиграла Западу войну за «умы и души» советских людей.

    Российская же прозападная либеральная интеллигенция, в течение двух десятилетий воспитывавшаяся на западных «голосах», воспринимала информационно-идеологические успехи западной пропаганды как яркое подтверждение морального и политического превосходства США и стран Запада над Советским Союзом. И если еще в 1966–1972 годах среди правозащитников и образованного сословия находились те, кто осуждал США за войну во Вьетнаме, то к началу 80-х годов любая военная акция США (например, в Гренаде в 1983 году) расценивалась российской либеральной интеллигенцией как вынужденная, но необходимая мера против «коммунистической экспансии».

    В то же время все внешнеполитические акции советского руководства рассматривались ею сквозь призму противоборства «свободного» Запада с «тоталитарным» Советским Союзом. Такие понятия, как «национальные интересы», «целостность страны», «национальное достоинство», «патриотический долг», воспринимались в либеральных кругах (в основном столичных) как атрибуты коммунистической и великодержавной идеологии. И так же как в 1904 году значительная часть российского либерального общества желала поражения русской армии в Японской войне, так и советская либеральная прозападная интеллигенция в 80-е годы ХХ века желала поражения советской армии в Афганистане. Что же касается правозащитников, то самый «непримиримый» борец за права человека 60–70-х годов В.К. Буковский собирался из российских военнопленных в Афганистане создавать отряды для вооруженной борьбы с Советской Армией.

    Правозащита в условиях политической свободы


    Когда М.С. Горбачев устранил партаппаратный контроль над средствами массовой информации и «даровал» народу свободу слова, собраний, ассоциаций, эмиграции, а затем «разрешил» и многопартийность, — он не только выполнил основные требования диссидентов и, таким образом, ликвидировал диссидентство как социальное и политическое явление, но также лишил правозащиту ее политического смысла и характера. Правозащита в горбачевском Советском Союзе, а затем и в Российской Федерации стала вполне легальной деятельностью, а правозащитники превратились во вполне респектабельных граждан, да к тому же имеющих контакты и связи с «прогрессивным» Западом, «слиться» с которым тогда рвались многие.

    И сейчас по мере того, как в России создается правовое государство, функции правозащитников переходят от «морального противостояния» государству к рутинному и лишенному романтической окраски контролю над деятельностью государственных институтов. Иными словами, правозащитники в России становятся профессиональными наблюдателями над соблюдением законов, а не «рыцарями справедливости» и подпольными журналистами, кем они были «при Советах».

    Начиная с конца 80-х годов на деньги Дж.Сороса, поставившего своей целью создание в Советском Союзе (и странах Восточной Европы) независимой от государства и неконтролируемой инфраструктуры из «ячеек открытого общества», а также на гранты благотворительных фондов — в основном американских: Ford Foundation, MacArthur Foundation, National Endowment for Democracy, USAID и других, — по всей России стали создаваться правозащитные группы, проводящие так называемый «правозащитный мониторинг». Сегодня около 90 таких организаций, сформированных практически в каждом российском регионе, образуют «сеть правозащитного мониторинга».

    В течение последних лет в Москве, Питере, Перми, Екатеринбурге, Новосибирске, Краснодаре, Томске и других городах были образованы «правозащитные центры» и институты, связанные между собой не только интернетовской сетью, но и регулярными семинарами и школами, организуемыми западными правозащитными организациями и их донорами. Особенно активную деятельность проявляют правозащитные организации в проведении консультаций среди юношей призывного возраста на предмет избежания призыва в армию (см. сайт www.hro.org). Словом, работы у правозащитников — край непочатый.

    Однако «прошлое довлеет над настоящим», и правозащитное и политическое прошлое правозащитников не позволило им оставаться в стороне от политических процессов в Российской Федерации. Чтобы понять их действия и позиции, следует более подробно рассмотреть их идеологические установки.
    Продолжение следует
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  6. #39
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    От «евроцентризма» к «атлантизму»

    Политической философией, лежащей в основе мировоззрения прозападных правозащитников, всегда был «евроцентризм», который известен в России еще со времен «западников», то есть с середины ХIХ века. Согласно этой концепции, европейский путь развития считается не только наиболее приемлемым для человечества и не только наиболее «прогрессивным». Ему придается всеобщий и универсальный характер, якобы лежащий в природе человека, поэтому всем народам нашей планеты надлежит идти по европейскому пути. Соответственно, степень прогрессивности страны определяется степенью развитости в ней европейских, или, как сейчас говорят, западных, институтов. Даже такой нейтральный термин, как «модернизация», понимается евроцентристами как вестернизация.

    Обсуждение концепции евроцентризма и дискуссия с ее апологетами выходит за рамки этой статьи. Существенно то, что правозащитники согласятся со мной в утверждении, что они действительно сторонники европейского пути для России. В качестве образцового примера европейской (западной) цивилизации либералы и правозащитники предлагают англосаксонские страны, такие, как США и Великобритания. Поскольку США — самое мощное в экономическом, политическом и военном отношении «демократическое» государство, то российские правозащитники рассматривают его в качестве «оплота прав человека и демократии» во всем мире. Даже глобализация в ее американском неоколониалистском исполнении воспринимается значительной частью российских правозащитников как разумная, «естественная» и спасительная для человечества. Как отмечает доктор политических наук И.А. Куклина, «правозащитники должны отдавать себе отчет в том, что они — сторонники западной модели глобализации и ее составная часть — это западная концепция прав человека» (Правозащитник. 2000. № 1).

    Тем, кто поверил в «освободительную» миссию США, бессмысленно указывать на то, что в США свободного рынка нет уже со времен «Нового Договора» (New Deal) президента Франклина Д. Рузвельта. Что политические свободы в США сводятся к посещению раз в год избирательного участка, чтобы поставить кружочек напротив фамилии одного из двух (республиканца или демократа) кандидатов в Конгресс. Что подавляющее большинство американцев не имеет ни малейшего представления о программе партии и ее кандидата, за которых они голосуют. Что все крупные и национальные газеты и ТВ-каналы находятся в руках членов американской правящей элиты, принимающей ключевые решения за спиной представительных институтов и связанной «неформальными» узами — финансовыми, профессиональными, конфессиональными, этническими и личными.

    Можно как-то понять живущих в российской «глубинке» правозащитников, для которых Соединенные Штаты Америки являются чем-то вроде «света в окошке». Те же из правозащитников, кто прожил в США хотя бы несколько лет и продолжает утверждать, что в США существует «свободно-правовое и демократическое» сообщество и тем более предлагать «американскую модель» России, либо очень неумные люди, либо циничные «бизнесмены от правозащиты».

    Правозащитники склонны «прощать» правительству США нарушения прав человека, международные преступления, ими совершенные, называя их в лучшем случае ошибками. Показательной в этой связи может служить безоговорочная поддержка многими известными российскими правозащитниками (Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинек, С.И. Григорьянц, М.П. Ланда, В.К. Буковский, Н.Храмов, В.И. Новодворская, К.Н. Боровой, В.Ферапошкин, В.В. Постников) натовской агрессии против Югославии. Российских защитников прав человека не смутило ни откровенное попрание странами НАТО международных законов и суверенитета демократического государства — Республики Югославии, ни нарушение ими основного права человека — права на жизнь, ни гибель под бомбами тысяч мирных жителей, ни бомбежки мирных объектов кластерными бомбами с радиоактивным ураном.

    И даже те правозащитники, которые выразили сожаление, что «пришлось» прибегнуть к бомбардировкам (руководство «Мемориала», С.А. Ковалев, Л.И. Богораз, А.Ю. Блинушов, Л.А. Пономарев), сделали это главным образом по причине того, что действия стран НАТО якобы «льют воду на мельницу российских шовинистических и антизападных сил» (Открытое письмо общества «Мемориал»).

    И чем решительней тот или иной «либерал» и правозащитник поддерживал военную агрессию США и стран НАТО против Югославии, тем сильнее он кричал о «геноциде» чеченского народа, о «зверствах российской военщины» в Чечне. И тем безоговорочнее сегодня он поддерживает империалистическую и неоколониалистскую политику США, их вооруженную агрессию против Ирака.

    Отношение многих правозащитников к США (а заодно и к России и Сербии) кратко, но недвусмысленно выразил С.А. Ковалев, выступая в Русском центре Гарвардского университета (США). На вопрос, кто и как вел себя в косовском кризисе 1998–1999 годах, он ответил: «Лучше всех себя вели США и КОА (так называемая Косовская освободительная армия. — О.П.), а хуже всех — Сербия и Россия». Комментарии, я полагаю, излишни...

    Международные события последних лет — откровенное игнорирование Соединенными Штатами Америки международного права, агрессия США против Ирака и притязания США на роль «всемирного жандарма» и всемирной «благотворительной империи»— повлияли на отношение российских правозащитников к США. Часть из них, открытые сторонники «нового мирового порядка» во главе с США, поддержали англо-американскую агрессию в Ираке (А.П. Подрабинек, Е.Г. Боннер, В.К. Буковский, В.И. Новодворская, Б.П. Пустынцев, К.Н. Боровой, М.Н. Ланда, Н. Храмов, Д.В. Драгунский, В.А. Вальков, В.Шендерович). Большая же часть российских правозащитников осудила «незаконную» агрессию США в Ираке и подвергла резкой критике попытки США «заменить» собой Организацию Объединенных Наций и другие международные институты (А.Ю. Даниэль, А.Г. Рогинский, Я. Рачинский, С.А. Ковалев, Л.М. Алексеева, Л.И. Богораз, В.М. Игрунов, К.Х. Каландаров, Г.Г. Чернявский, В.М. Гефтер, А.Ю. Блинушов, Л.С. Левинсон, С.А. Ганнушкина, А.Пчелинцев, В.В. Ракович).

    В то же время большинство правозащитников выразило готовность поддержать военную «гуманитарную» интервенцию США в Ираке, если на это будет санкция Совета Безопасности ООН. Тем самым они подтвердили свою приверженность либерально-космополитической концепции «мирового правительства» и принципа «ограниченного» государственного суверенитета.

    Защита прав человека — проблема экстерриториальная?

    «Краеугольным камнем» в мировоззрении современных правозащитников-либералов является концепция прав человека, изложенная во Всеобщей декларации прав человека. В соответствии с ней категория прав человека понимается правозащитниками как внеисторическая, универсальная и наднациональная категория, приложимая ко всем странам и народам вне зависимости от их исторического пути, религии, культуры, традиций, социально-политического строя.

    Категория прав человека появилась и развилась в странах западной Европы в условиях формирующегося правового буржуазного государства и гражданского общества. Она стала «стержнем» либеральной философии, сыгравшей прогрессивную роль в период ломки феодально-сословных обществ в странах Западной и Центральной Европы. Сегодня она частично «работает» в тех странах европейской цивилизации, главным образом с протестантскими традициями, где в основе морали и поведения человека лежат принципы индивидуализма и личного преуспевания, где индивидуальные ценности имеют приоритет над общественными, национальными и государственными.

    К народам же иной цивилизации (китайской, японской, арабской), к иным, чем западная, социально-экономическим и политическим системам либеральная концепция прав человека, как и сама Всеобщая декларация прав человека, не применима. Даже в странах с культурой (цивилизацией), сравнительно близкой к западноевропейской, как, например, восточнославянская, место политических и гражданских прав в общей «иерархии» ценостей иное. И уж совершенно абсурдно применять европейские правовые стандарты к общинно-племенным сообществам, где нет даже такого понятия, как «права человека».

    Короче говоря, «измерять» положение с правами человека «единым аршином» — Всеобщей декларацией прав человека в странах с различной системой ценностей просто не имеет никакого смысла... Кроме, разумеется, одного — использовать различие в состоянии прав человека как повод для вмешательства одних государств во внутренние дела других.

    В отличие от идеалистов-правозащитников, будь то «космополиты» или «патриоты», западные политики видят в так называемых «гуманитарных интервенциях» не акцию для предотвращения геноцида и этнических чисток, а эффективный метод достижения своих геополитических целей. Это было убедительно продемонстрировано США и странами НАТО — сначала расчленением Югославии на несколько формально не зависимых моноэтнических государств, а затем оккупацией Косово. А совсем недавно — военной агрессией Соединенных Штатов и Великобритании против суверенной Республики Ирак и ее последующей оккупацией.

    Как большевики полагали, что «пролетариат не имеет национальности», так и правозащитники в наше время считают, что права человека не имеют «национальности»: «...права человека в современном мире не могут быть внутренним делом какого бы то ни было государства...» (Л.М. Алексеева «Права и свободы человека в России: анализ-дискуссия», www.liberal.ru).

    Это означает, что нарушение прав человека в любой стране имеет «законное» (а для некоторых либералов и прирожденное) право быть делом всех стран земного шара. А значит, и делом любого государства. Ну хорошо, если это государство «передовое», как, скажем, США или Люксембург. Тогда оно «имеет право» вмешиваться и указывать «государству-нарушителю», как ему подобает себя вести в отношении его собственных граждан. Ну а если правительство «непередовой» страны, например Китая, потребует от США отменить «Патриотический акт», позволяющий прослушивание телефонных разговоров и задержание подозреваемого на неопределенное время? Или Иран объявит США «гуманитарный джихад» за варварский обычай заковывать в цепи преступников?

    Иронизировать на эту тему можно бесконечно, благо, поводов масса. Но почему никому из российских правозащитников в голову не придет спросить: а на каком таком «прирожденном основании», по какому «праву» правительство США вмешивается во внутренние дела России, требуя от нее прекратить военные действия по ликвидации чеченских сепаратистов, совершающих диверсии, убивающих сотрудников гражданской администрации Чечни?

    Любой правозащитник, будь то С.А. Ковалев или Л.А. Пономарев, как гражданин Росийской Федерации, имеет право полагать и думать все, что угодно. Этого «права» его не лишали даже в «брежневские времена». Но в «брежневские времена» у правозащитников, как и у всех советских граждан, не было реального права и реальной возможности выразить свою точку зрения через отечественные средства массовой информации. Именно за реальную возможность выражать свое мнение, за реальное, а не декларированное право на свободу слова и боролись правозащитники, в том числе и сам С.А. Ковалев. И именно из-за отсутствия реальной возможности выразить свое мнение в oтечественных средствах массовой информации, донести его до народа были вынуждены правозащитники обращаться к «услугам» зарубежных СМИ.

    Сегодня эта реальная возможность и это реальное право есть в России. Посылая же свои «свидетельства» в зарубежные и международные организации, обращаясь с заявлениями в Совет Европы с требованиями «наказать» Россию за ее «плохое поведение» в Чечне, исключить из ПАСЕ (С.А. Ковалев), выступая в подкомитете Конгресса США о ситуации в Чечне и «состоянии со свободой слова в России» (Е.Г. Боннер, Л.А. Пономарев), публикуя открытое письмо президенту США с предложением объявить Россию террористическим государством (Е.Г. Боннер, В.К. Буковский), правозащитники ставят себя вне российских высших и легитимных государственных институтов — Думы, Правительства, Верховного Суда. Иными словами, они ставят себя вне российской нации и тем самым ведут себя не как граждане Российской федерации, а как граждане некоего всемирного наднационального сверхгосударства.

    В своих статьях, выступлениях и интервью Л.М. Алексеева, А.Ю. Даниэль, Е.Г. Боннер, С.А. Ковалев, А.П.Подрабинек, А.Ю. Блинушов, В.И. Новодворская, К.Н. Боровой, Л.А. Пономарев, И.Е. Ихлов, Д. Бродский, Н.Храмов настаивают на приоритете прав человека над государственным суверенитетом. В интервью Радио «Свобода» (1998 год) Е.Г. Боннер и С.А. Ковалев доказывали необходимость создания постоянно действующего международного механизма по принуждению «провинившихся» стран к выполнению обязанностей в соблюдении прав человека. И даже после того, как натовский «Трибунал» снял с С. Милошевича обвинение в геноциде косовских албанцев, С.А. Ковалев продолжает твердить о якобы начатом Милошевичем «геноциде» и оправдывает «гуманитарную интервенцию» НАТО в Югославии. А недавно в беседе с редакцией журнала «Новое время» С.А. Ковалев выразил надежду, что в будущем будет сформирован всемирный наднациональный трибунал «на личной основе», имеющий абсолютное право определять, кого «наказывать» за нарушения прав человека (Новое время. 2003. № 18–19).

    А вот как видит ситуацию доктор политологических наук правозащитница И.И. Куклина: «Правозащитные организации обязаны смелее выходить на транснациональный уровень, завершить процесс отделения правозащитного сознания от власти» (Правозащитник. 2000. № 1).
    Таким образом, вместо марксистского базисного тезиса борьбы классов либералы и правозащитники положили в основу развития современного общества тезис борьбы за права человека. И так же, как коммунисты начала и середины ХХ века ставили «пролетарскую солидарность» выше национальных интересов страны, так и сегодня российские правозащитники и либералы ставят индивидуальные (гражданские, политические) права человека выше национального суверенитета государства. Яркий пример— позиция, занятая в 1996 году российскими правозащитниками и значительной частью либеральной интеллигенции, требовавшими независимости «Ичкерии», дабы прекратить войну в Чечне и остановить нарушения прав человека, в том числе и гибель людей с обеих сторон конфликта. Позицию фактической поддержки чеченских сепаратистов приняло большинство правозащитников и во вторую Чеченскую войну 1999–2001 годов, мотивируя это тем, что «право на жизнь выше национального суверенитета» России (С. А. Ковалев, Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинек, Л.А. Пономарев, Е.Н. Санникова, А.Ю. Блинушов, В.К.Буковский, В.И. Новодворская, С.И. Григорьянц, Ю.В. Самодуров, Н.Храмов, В.В. Постников).

    Отношение к российскому государству

    В процессе репрессий у правозащитников выработалась устойчивая враждебность к советскому государству, к его институтам, особенно к КГБ. Смена политического режима на рубеже 80–90-х годов и «личное» участие Б.Н. Ельцина в «демдвижении» понизили градус враждебности к государственной власти. Однако принципиально негативное отношение к государственной власти остается у правозащитников до сих пор. В этой связи я хочу процитировать одного из ведущих правозащитников на Украине — Евгения Захарова: «Говоря о взаимодействии правозащитных организаций с властью, необходимо иметь в виду объективно обусловленный антагонизм между гражданским обществом и государством. Любое государство (в том числе и в цивилизованных странах), исходя из приоритетов стабильности и порядка, стремится расширить сферу своего влияния, увеличить зоны регулирования и регламентирования жизни людей, уменьшая свободу выбора. Такова природа государства» (Карта. 1998. № 19–20).

    И так думает значительная, если не подавляющая часть, российских правозащитников.
    Читаем Захарова дальше: «Этой экспансии государства противостоит гражданское общество — совокупность всех негосударственных структур, самоосознающая себя, структурированная часть народа».

    А чего стоит вот такое «понимание» взаимоотношений государства, человека и... народа: «При тоталитарном строе личность остается один на один с надличными силами, как бы они ни назывались: “партия”, “государство”, “народ” (А.Ю. Даниэль, интервью газете «Известия», 2002 г.). Даже такой склонный к сотрудничеству с российским правительством правозащитник, как председатель Московской Хельсинкской группы Л.М. Алексеева, считает государство основным источником нарушений прав человека в обществе.

    Действительно, если считать гражданские свободы — «свободу слова и самовыражения» — основными ценностями человека, то тогда государство действительно «основной» нарушитель этих свобод, поскольку иных нарушителей права на свободу слова, кроме государства, в природе нет. Но если принять, вслед за всеми вменяемыми людьми, что основные и фундаментальные права человека — это право на жизнь и на безопасность, то тогда государство является основным гарантом и защитником этих прав. И именно российское государство обязано защищать гражданина России от террористических актов, бандитизма и вооруженного нападения, даже если придется при этом «нарушить» такие права, как право на «свободное получение и распространение информации» или право на свободу слова и печати.

    Совсем иные стандарты и «приоритеты» в области прав человека прилагают российские правозащитники к так называемым демократическим странам, в первую очередь к США и Израилю. Достаточно прочитать заявления и статьи «атлантистов» Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинека, В.К. Буковского, В.И. Новодворской, Н.Храмова, Д.В. Драгунского, где не только оправдываются, но и поддерживаются нарушения гражданских и политических прав жителей этих стран. Они предпочитают «не замечать» систематические задержания американской полицией на неопределенный срок лиц арабского происхождения. Молчать о законе, принятом Конгрессом США в рамках «Патриотического Декрета» (Patriotic Act), позволяющем не только прослушивать телефонные разговоры, но и заключать под стражу без предъявления обвинения любое лицо, подозреваемое в террористической деятельности. И уж совсем возмутительным и позорным является полное молчание российских правозащитников, как «атлантистов», так и «космополитов», по поводу политики апартеида, проводимой правительствами проамериканских государств в отношении «ненадежных» этнических меньшинств — арабов в Израиле и русских в Эстонии и Латвии.

    Короче, для российских правозащитников «приоритетность» основных прав человека «справедлива» лишь в отношении «недружественных» к США и Израилю государств — России, Беларуси, Сербии, Китая, Ирака, Кубы, Северной Кореи, Ливии, Сирии, Венесуэлы. Показательно, что резкость «критики» российскими правозащитниками нарушений прав человека в этих странах обратно пропорциональна степени их «близости» к США и Израилю. Стоило слегка «заартачиться» правительствам некоторых европейских стран (Франции, Германии, Бельгии) и встать в оппозицию американской империалистической политике (война в Ираке), как тут же российские либералы и правозащитники заговорили о «националистической опасности» во Франции и, конечно же, о «поднимающем в Европе голову антисемитизме».

    С приходом в России к власти «бывшего гэбиста» В.В. Путина враждебность правозащитников к российскому государству резко возросла и переросла в нескрываемую ненависть. Во всех правозащитных печатных и интернетовских изданиях «клеймят» российское государство — душителя свободы прессы, телевидения и т.д. Правозащитник Л.А. Пономарев утверждает: «Страна сейчас гигантскими шагами идет... к фашизации» (интервью радио «Эхо Москвы», 26 сентября 2003 г.). А член руководства «Мемориала» А.Ю. Блинушов не только обвиняет, но и буквально призывает к ликвидации нынешней российской власти: «Где же нам всем найти антидот, который поможет наконец избавиться от этой хищной, бесчеловечной власти?» (А.Ю. Блинушов. «Антидот», http://www.hro.org/war/nord/10.03/23-5.10.03.htm). С.А. Ковалев поставил все точки над «i», заявив на Всероссийской конференции гражданских организаций (27 октября 2003 г.), что «Российское государство — не наше государство».

    Отрицательно относятся правозащитники и к внешнеполитической деятельности В.В. Путина, усматривая в ней попытку «возрождения Российской империи». Вот что пишет С.А. Ковалев: «Монополярность, которой нас пугают, не так страшна... надо ставить ей границы и не терять достоинства. Я думаю, что это абсолютно возможно при том, что в мире есть одна сверхдержава. Но, кстати сказать, подрастают другие. Слава богу, не Россия» (Новое время. 2003. №18–19). То есть если «другие» страны, скажем Китай, Индия, Бразилия, станут сверхдержавами, то это ничего... Лишь бы не Россия!.. И это говорит член Государственной Думы Российской Федерации!
    Продолжение следует.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  7. #40
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Правозащитники, государство и олигархи

    В своих статьях, в выступлениях на радио и на научных конференциях правозащитники нередко заявляют, что они за «сильное государство» в России (А.Ю. Даниэль, Л.М. Алексеева, С.А. Ковалев). Однако их конкретные действия свидетельствуют об обратном. Лакмусовой бумажкой, «проявляющей» взгляды правозащитников на роль и место государства в Российской Федерации, может служить их оценка «противоборства» государства с так называемыми «олигархами».

    Напомним, что большинство правозащитников поддержало военный антиконституционный переворот, совершенный Б.Н. Ельциным в октябре 1993 года. Переворот, расчистивший дорогу криминальной приватизации российской экономики и формированию олигархических групп, неподконтрольных государству и обществу. О том, что отношение правозащитников к «приватизации» и к олигархам не претерпело с тех пор существенных изменений, свидетельствует «Открытое письмо» от 22 июля 2003 года, подписанное группой либеральных деятелей, среди которых и известные правозащитники: Л.М. Алексеева, В.Ф. Абрамкин, С.Н. Ганушкина, В.М. Гефтер, Л.И. Графова, Г.И. Гришина, Г.Джибладзе. Авторы письма расценивают робкие и запоздалые попытки властей пересмотреть некоторые результаты воровской «прихватизации» середины 90-х годов как «натягивание смирительной рубахи псевдоправосудия на самую продвинутую, социально ответственную нефтяную компанию». Речь идет об аресте летом 2003 года одного из руководителей компании ЮКОС миллиардера П.Лебедева и руководителя службы безопасности ЮКОСа, бывшего сотрудника КГБ А.Пичугина.

    Не прошло и трех месяцев, как в начале октября 2003 года правозащитники Л.М. Алексеева, Л.А. Пономарев, А.В. Бабушкин направили письмо на конференцию ОБСЕ по «вопросам человеческого измерения» с просьбой «рассмотреть вопрос о создании специальной комиссии ОБСЕ по ситуации с правами человека в России». (http://www.hro.org/ngo/discuss/10.10.03. htm). Авторы письма утверждают, что сегодня «за все годы, прошедшие с начала демократических преобразований в России, угроза правам человека, как никогда, велика». Откуда такая несвойственная рассудительным Алексеевой и Бабушкину категоричность? А дело в том, что возникла угроза «праву на собственность» человека, взявшегося финансировать российских либералов, и в том числе правозащитников. И этим «человеком» является миллиардер и «социал-дарвинист» М.Б. Ходорковский, которому принадлежат ставшие теперь «хрестоматийными» слова: «Выживание каждого есть личное дело каждого». А в конце письма рисуется жуткая фантасмагорическая картина: «Есть все основания полагать, что “прокурорская” атака на крупный капитал, безусловно, будет повторена и умножена на иных уровнях, вплоть до самого малого бизнеса, до каждого (! — О.П.) гражданина страны, если его интересы пересекутся с интересами беззастенчивого силовика».

    В интервью радио «Эхо Москвы» правозащитник В.Ф. Абрамкин фактически защищает олигархов: мол, «надо бороться не с человеком, а с грехом». То есть бороться с воровством без того, чтобы воров наказывать. Дальше — больше. Абрамкин считает, что олигархи и не виноваты в том, то грабили страну и народ, поскольку «государство не смогло обеспечить нормальные условия приватизации. Это не они виноваты, причиной тому та политика, которая проводилась». А чтобы было понятно, кого надо бояться, Абрамкин заключает: «Для вот такого государства, которое не может решать реальные социальные проблемы, крайне опасен сильный конкурент, противник, и они начинают его делать слабым. Чем он сильнее, чем он независимее, тем он больше вызывает раздражение, вот это страшно».

    Нетрудно видеть, что правозащитники не только явно симпатизируют «конкурентам» государства — олигархам, но и предпочитают иметь в России слабое государство и «сильных» олигархов. Причин для этого по крайней мере три. Во-первых, российские олигархи-миллиардеры Б.Березовский, В.Гусинский, М.Фридман, М.Ходорковский, Р.Абрамович, В.Вексельберг, Л.Невзлин, О.Дерипаска — из той же «социальной» группы, что и западные доноры и спонсоры российских правозащитников — Джордж Сорос (Open Society Institute), Роберт Бернштейн (Human Rights Watch), Сюзан Берресфорд (Ford Foundation), Карл Гершман (National Endowment for Democracy), Джонатан Фантон (Human Rights Watch и MacArthur Foundation). Поэтому, защищая отечественных миллиардеров, российские правозащитники демонстрируют лояльность по отношению к своим американским и европейским донорам и спонсорам.

    Во-вторых. Сегодня в России освободившиеся «места» в олигархической иерархии, занимаемые прежде Б.А.Березовским и В.А. Гусинским, пытается занять М.Б. Ходорковский. Его цель проста и прозрачна: никем и ничем не ограниченный «либеральный» капитализм: «...нам не нужен протекционизм... Нам нужна свобода торговли, нам нужна свобода передвижения людей, технологий и капитала...» (выступление на Международной конференции Института прикладных международных исследований, 11–12 апреля 2003 г.,www.iair.ru).

    Именно М.Б. Ходорковский создал и финансировал либеральную ассоциацию «Открытая Россия», которая приглашает на свои «круглые столы» ведущих деятелей правозащитных организаций: А.Ф. Абрамкина, Л.М. Алексееву, А.Ю. Даниэля, Г.М.Резника, Ю.М. Рыбакова, А.К. Симонова. За этим «столом» обсуждаются вопросы, как «не допустить того, чтобы результаты приватизации были поставлены под сомнение, а законодательство — изменено» (Ксения Юдаева, член научного совета Московского центра Карнеги: «Легитимность приватизации и доверие в обществе», 14 октября 2003 г. httr://www.liberal.ru/sitan.asp?Num@7).

    Третья причина откровенно высказана в том же интервью «Эху Москвы» профессором А.Кара-Мурзой: «Вот заканчивается через полгода возможность... подвергнуть ревизии результаты приватизации, через полгода люди то, что они сейчас имеют, будут иметь легитимно — квартиры, участки, у кого-то получились большие куски собственности, кто-то стал более свободным, у нас у всех появились какие-то качества (? — О.П.) свободного человека. Вот это хотят забрать, а люди, которые подписали письмо, не хотят, чтобы у нас (! — О.П.) у всех это забирали».

    Вот так. Разве можно государству позволить «отобрать у нас» «легитимные куски собственности»!.. Вот здесь и зарыта собака! Как взывал к участникам «круглого стола» депутат Госдумы от СПС Константин Ремчуков, «общая задача нашего государства и нашего бизнеса... пропаганда... представления о священной и неприкосновенной частной собственности»(http://www.liberal.ru). Как сообщил участникам «круглого стола» тот же Ремчуков, распространение этих представлений в США «не было спонтанным, естественным, это был результат огромной целенаправленной работы бизнеса, власти, церкви и «пишущего сословия», их консолидации... встречи, программы, проекты». Так что российское правозащитное и пишущее «сословие» прекрасно понимает, в каком направлении и как формировать общественное мнение, когда речь идет о деньгах...

    А возня вокруг «основных» прав человека — это всего лишь благовидная дымовая завеса, цель которой — придание правозащитникам имиджа «борцов». Имидж, привлекательный для молодежи, пока еще верящей в утопические либеральные «свободы» и демократию» и пока еще не испорченной стремлением к наживе и личному преуспеванию.

    Советский Союз и Россия — «колониальные империи»

    В соответствии с российской либерально-демократической традицией, правозащитники рассматривали Российскую империю как колониальную державу, как «тюрьму народов». Следуя этой же традиции и взглядам, преобладающим в западной историографии ХХ века, они полагали и Советский Союз колониальной «коммунистической» империей, наследником романовской империи. И так же как в «царское время», национальные меньшинства в СССР тоже якобы подвергались двойному гнету — «коммунистическо-тоталитарному» (вместо «классового») и национальному. По этой же причине либералы и правозащитники называли сепаратистские течения и группы в союзных и автономных республиках Советского Союза «национально-освободительными движениями». В то же время русскому национальному движению правозащитники отказывали (и до сих пор отказывают) в праве считаться национально-освободительным и заклеймили его как националистическое и великодержавное.

    Поэтому, когда во второй половине 80-х годов в союзных и автономных республиках возникли движения за культурно-экономическую автономию, а затем и за политическую независимость, то большинство российских правозащитников и «демократов», группировавшихся вокруг «Межрегиональной группы», поддержали эти движения. Практически любые акции сепаратистских «народных фронтов» находили поддержку у «перестройщиков» — будь то в Тбилиси в апреле 1989 года или в Вильнюсе в январе 1990 года. Сегодня не все, возможно, помнят, что неутомимый «борец за права человека» и «свободу слова» в России В.И. Новодворская была советником у президента Грузии З.Гамсахурдиа и президента чеченской Ичкерии Д.Дудаева, чья «приверженность» к демократии и правам человека хорошо известна. Напротив, организации, боровшиеся за сохранение Советского Союза, третировались «демократами» и правозащитниками как имперские и прокоммунистические.

    Я полагаю, что именно сотрудничество с «национально-освободительными», по терминологии правозащитников и «демократов», движениями сыграло свою роковую роль в том, что принцип «права человека» стал у правозащитников подменяться принципом «права этнической группы». (Критика принципа «права этнической группы» и концепции «национально-освободительных» движений дана в статье политолога А.А. Попова, опубликованной в журнале «Дружба народов». 2000, № 8.)

    Это «сотрудничество» естественным образом вытекало из «колониальной» модели СССР и Югославии, разделяемой многими российскими (и западными) правозащитниками и «либералами». В правозащитном аспекте этот «национально-освободительный» подход выливался в подмену принципа «права человека» принципом «права этнической группы».

    Примеры хорошо всем известны — фактическая поддержка западными и некоторыми российскими правозащитными организациями сепаратистских движений, руководимых криминальными организациями в Югославии (Косово) и России (Чечня).

    Следованием принципу «прав этнической группы» объясняется и фактическое игнорирование российскими правозащитниками зверств, чинимых чеченскими и албанскими террористами в отношении русских и сербов, в то время как любые нарушения (в том числе и сфабрикованные) прав человека, совершенные русской и сербской стороной, предавались правозащитниками немедленной гласности и осуждению.

    Характерно, что у правозащитников «этнической группой», имеющей «особые» права, всегда оказывалась так называемая «титульная нация», именем которой называлась союзная или автономная республика, якобы подвергавшаяся «двойному гнету» в советское время. Русское же население республик, которое в своем большинстве не разделяло стремления элиты «коренного» населения к выходу из СССР, рассматривалось «демократами» и правозащитниками не только как «некоренное», но и как реакционная сила и социальная база российских «имперских» сил. Даже сегодня, когда во многих «национальных» республиках РФ «титульные нации» имеют больше экономических, гражданских и культурных прав, чем русские, правозащитница Л.М. Алексеева утверждает абсолютно противоположное: «Именно потому, что русский народ у нас доминирует, остальные народы, когда в паспорте стоит “не русский”, оказываются практически имеющими меньшие права, чем коренная национальность» (Радио «Эхо Москвы», 14 мая 2002 года).

    Любые же попытки поднять вопрос о причинах неравных социальных и экономических условий, а следовательно, и неравных возможностях, в которых находятся русские по сравнению, скажем, с евреями, вызывает буквально истерию со стороны правозащитников и обвинения в «антисемитизме». Выступая в дискуссии по радио «Эхо Москвы», коммунист В.Анпилов заметил, что на факультете журналистики МГУ около 70% евреев, в то время как общая численность евреев в России не превышает 2%. Участвовавшая в дискуссии правозащитница Л.М. Алексеева ничего не нашла другого, как обвинить Анпилова в антисемитизме: «Как вам не стыдно!.. Дальше — “бей жидов, спасай Россию”?.. А стерилизацию не надо проводить, чтобы по национальному?..» (дискуссия на радио «Эхо Москвы», 14 мая 2002 г.).

    Из всего вышенаписанного становится вполне понятным, почему отношение правозащитников к нарушениям прав русских как в Российской Федерации, так и в ближнем зарубежье еще менее «заинтересованное», чем к убийствам и этническим чисткам русских в дудаевской и масхадовско-басаевской Чечне. «Это ваше внутреннее дело»— эти слова, сказанные С.А. Ковалевым ходокам из Чечни, пришедшим в 1993 году к нему за помощью, были также сказаны сопредседателю Латвийского комитета по правам человека профессору Т.А. Жданок, когда та обратилась с аналогичной просьбой к российским правозащитникам.

    Российские правозащитные организации и «западные» правозащитные фонды

    Для формирования «философии», стиля и методов работы российских правозащитников весьма существенны их тесные рабочие контакты с правозащитными организациями Европы и США, такими, как Human Rights Watch (США), Международная хельсинкская федерация (Австрия), Институт демократии в Восточной Европе (США), Международная лига защиты прав человека (США). У них российские правозащитники учатся «правозащитному делу», к ним ездят на семинары, у них они находят постоянную моральную, идеологическую и финансовую поддержку.

    Наибольшую поддержку на Западе российские правозащитники находят со стороны тех экономических и политических структур, которые заинтересованы в создании в России условий, благоприятных для проведения там неподконтрольных государству финансовых и валютных операций. В первую очередь это международный еврейский финансовый капитал, традиционно либеральный и космополитический, много лет финансирующий правозащитные организации —Human Rights Watch, Международная амнистия, Международная хельсинкская федерация, Международная лига по правам человека. Именно еврейский спекулятивный капитал, космополитический по своей природе, больше других заинтересован в экономической и политической глобализации и создании надгосударственных и наднациональных международных институтов, ограничивающих суверенитет национальных государств и позволяющих владельцам финансовых корпораций беспрепятственно и с выгодой перемещать свои финансовые капиталы по всему миру, в том числе и в России.

    Чтобы дать читателю представление, о «каких» деньгах и, соответственно, масштабах «операции по созданию условий» идет речь, автор приводит ниже оценки, которые он сделал по материалам американской прессы и информации, доступной в Интернете. Так вот, из 450 самых богатых людей мира, имеющих личный капитал свыше 1миллиарда долларов США, примерно 20% — это люди, нажившие себе баснословные состояния в «финансово-инвестиционной» сфере. Их «суммарный» личный капитал превышает 200 млрд долларов США. Что же касается финансового капитала, которым управляют миллиардеры-банкиры, то он исчисляется в десятки триллионов долларов США. Сотрудничают российские правозащитники и с американскими «мозговыми центрами» — как с частными (Carnegie Endowment for International Peace, Heritage Foundation, Brookings Foundation), так и с государственными организациями (Institute of Peace). Среди наиболее «популярных» у правозащитников финансовых «спонсоров» — Open Society Institute (фонд Д.Сороса), National Endowment for Democracy (США), United States Agency for Development (США), Ford Foundation (США), John and Catherine Mac Arthur Foundation (США), Eurasia Foundation (США), DFID (Великобритания).

    Для иллюстрации деятельности западных фондов посмотрим, кому и на что выделяют они свои деньги. Вот, например, фонд Ford Foundation. В 2000 году он выделил 2 млн долларов на приобретение московским обществом «Мемориал» здания в центре Москвы. Он же выделяет на протяжении нескольких лет гранты на финансирование веб-сайта www.hro.org, принадлежащего организации «Правозащитная сеть». Основная статья расхода гранта — это зарплата сотрудникам веб-сайта.

    С какой стати американская благотворительная организация должна содержать молодых (и не очень молодых) русских парней и девушек в Москве и Рязани, Самаре и Перми? Ответ на этот вопрос можно легко найти на веб-сайте Ford Foundation (www.fordfound.org). Читаем: «С 1950 года Фонд Форда начал поддерживать проекты, ориентированные на Советский Союз и страны Восточной Европы. В 1950–1988 годах около 60млн долларов было выделено на анализ ключевых проблем взаимоотношений Востока и Запада, поддержку свободы слова, культурного плюрализма и соблюдения прав человека. В 1989 году Совет попечителей фонда принял решение о прямой поддержке прогрессивных организаций в Советском Союзе, Польше, Венгрии (и позже в Чехословакии), чтобы ускорить процесс демократизации и экономического реформирования этих государств. На эти цели в 1989–1994 годах было направлено приблизительно 30 млн долларов».
    Весьма активно действует на российской почве и MacArthur Foundation. В январе 2003 года этот фонд «объявил о выдаче шести грантов с общей суммой в 1,5млн долларов США для развития и укрепления сети региональных правозащитных организаций» в 13 городах России. Например, один из грантов (140 млн долларов) пошел на финансирование Пермского неправительственного центра поддержки демократических молодежных инициатив, для оказания юридической помощи молодым людям, «отказывающимся от военной службы по религиозным и моральным причинам». Нетрудно догадаться, что «моральные причины» не пойти служить в армию могут возникнуть у многих, особенно если им станет известно, что за них будет хлопотать филантропическая американская организация с годовым фондом в 175млн долларов.

    А вот список «доноров» Московской Хельсинкской группы: DFID (Великобритания), European Commission, Ford Foundation (США), MacArthur’s Foundation (США), MATRA (Netherlands), National Endowment for Democracy (США), Open Society Institute/Budapest, UK Foreign Ministry, USAID.
    Как можно видеть из списка, среди доноров есть государственные институты стран — членов НАТО, но нет ни одного государственного «донора» или фонда Российской Федерации. Какова должна быть «правозащитная» политика общественной организации, финансово зависимой от европейского государства, но независимой от российского государства, — гадать не приходится.
    Особо следует отметить Институт «Открытое общество» (Open Society Institute) американского миллиардера Дж.Сороса, часто выступающего в обличье «благодетеля» и «благотворителя». Созданная им по всему земному шару (в основном в Европе и бывших республикaх Советского Союза) «паутина» организаций имеет совершенно определенную цель — создание социальной и политической структуры будущего «открытого общества» — мечты Дж. Сороса. В Югославии эти структуры — правозащитные и так называемые «гражданские группы» — были центрами формирования и консолидации антигосударственных партий и структур, сыгравших решающую роль в организации путча, приведшего к свержению правительства С.Милошевича, ликвидации остатков социального государства и политической интеграции Сербии в так называемое «западное сообщество».

    Цель деятельности фонда Сороса в России была недавно «озвучена» уволенным (по словам Дж.Сороса, «за связь с Б.А. Березовским») с поста распорядителя этого фонда в России биологом Александром Гольдфарбом, эмигрировавшим из СССР в конце 70-х годов: «Я проработал с Джорджем без малого десять лет, истратив 130 миллионов долларов его денег на благотворительные проекты, призванные помочь реформам в России, облегчить трансформацию коммунистической диктатуры в либеральную демократию, превратить закрытое общество в открытое...» («Конец прекрасной эпохи»,www.grani.ru). То есть цель «благотворительности» миллиардеране поддержка российской науки и образования, как это рекламировалось его либеральными пропагандистами, а цивилизационные преобразования в России: создание западной «либеральной демократии» и не контролируемой государством рыночной экономики («открытое общество»).

    Будучи человеком образованным и понимающим решающую роль в современном мире информатики, науки и технологии, Дж.Сорос направляет свои финансы и усилия в те институты, где формируется будущая элита космополитического «открытого общества». Так, из 56 млн долларов, вложенных в Россию в 2000 году, 18млн Сорос потратил на создание и поддержание контролируемой им информационной сети; 9,5 млн — на развитие «правильной» системы образования; 5 млн — на поддержку «либеральных» газет и ТВ, 4,5млн — на развитие «культуры» и т.д.

    Написанная и изданная Дж.Соросом в 1990 году книга так и называется: «Открывание советской системы» («Opening of the Soviet System»). В ней Сорос подробно излагает свои философские принципы и стратегию создания в «закрытых» (то есть незападных) странах «свободных», то есть не контролируемых государством и обществом, структур, позволяющих проводить финансовые и валютные операции наподобие тех, которые он провел в Малайзии, Таиланде, Индонезии, приведшие к обвалу национальных валют и финансовому кризису в этих странах. Напомним, что в 1992 году Сорос провел свою самую знаменитую операцию — обвал фунта стерлингов, когда за один день он заработал миллиард долларов.

    Свою конечную цель Дж.Сорос видит в создании «коалиции открытых обществ, которая возьмет у ООН ее функции и превратит Генеральную Ассамблею в истинную законодательную власть, поддерживающую международное право» (из выступления Дж. Сороса на заседании Совета по международным отношениям Конгресса США 10 декабря 1998 года).

    Чтобы иметь представление о том, кто руководит фондами, а следовательно, и распоряжается финансированием правозащитных организаций, посмотрим, кто входит, например, в Совет директоров фонда National Endowment for Democracy (NED), одного из самых «популярных» среди российских правозащитников американских фондов. В его составе около 20 членов, среди которых конгрессмены, бизнесмены, бывшие политические деятели. Приведу лишь некоторые имена: Вин Вебер (Vin Weber), председатель Совета директоров NED, бывший конгрессмен, а ныне вице-президент банка Clark & Weinstock; Велсли Кларк (Wesley Clark), генерал, бывший командующий войсками НАТО, руководивший агрессией НАТО против Югославии; Ральф Герсон (Ralf Gerson), миллиардер, президент компании Guardian International Corp.; Франк Карлуччи (Frank Carlucci), бывший министр обороны, ныне председатель инвестиционной компании Carlyle Group; Мортон Абрамович (Morton Abramowitz), бывший советник президента Р.Рейгана, ныне председатель Международного кризисного центра (ICC); Лее Х. Гамилтон (Lee H. Hamilton), бывший сенатор, ныне член президентского Совета по национальной безопасности.

    Многие годы работает в NED член Совета директоров Джулия Финли (Julie Finley), основатель Комитета США по НАТО и председатель «Проекта по переходным демократиям» (Project on Transitional Democracies). Этот «проект», осуществляемый под «крышей» NED, ставит своей целью «ускорение процесса реформ» в бывших социалистических странах и «сокращение сроков интеграции этих стран в Евросоюз и НАТО». В рамках этого проекта NED финансировал югославскую антиправительственную молодежную организацию «Отпор» (в 2001 году NED выдал «Отпору» 220 тыс. долларов) и регулярно проводил с членами этой группы семинары, школы и другие «организационные» мероприятия. Напомню, что группа «Отпор» приняла самое активное участие в подготовке и проведении в Сербии путча 5 октября 2000 года, приведшего к смещению президента Югославии С.Милошевича.

    В 2000 году NED предоставил гранты 38 российским неправительственным организациям на сумму около 1300 тыс. долларов. Из них чуть меньше половины, 600 тыс. долларов, было выделено на поддержку 16 правозащитных организаций и правозащитных публикаций. Например, откровенно антирусскому и проамериканскому еженедельному изданию «Экспресс-хроника» (А.П. Подрабинек) NED предоставил грант на 70 тыс. долларов. Фонду «Защита Гласности» (С.И. Григорьянц) было выдано 40,7 тыс. долларов «на издание нескольких книг по вопросам свободы прессы» в России. В то же время на помощь чеченским беженцам в Ингушетии и русским мигрантам в центральной России, «выдавленным» из бывших республик Советского Союза, NED выдaл всего 65 тыс. долларов.

    Трудно себе представить, чтобы этот фонд, как и другие известные мне фонды США, финансировал бы «нелиберальные» организации России, как, например, коммунистические, патриотические или те, что, как Латвийский комитет по правам человека, занимаются защитой прав русских и русскоязычных в бывших республиках СССР. Как мне с горечью говорила сопредседатель этого комитета профессор Т.А. Жданок, американские правозащитные организации и фонды, их субсидирующие, отказываются сотрудничать с комитетом, считая его «коммунистическим».

    В силу «включенности» российских правозащитных организаций в «сеть», сотканную американскими (по преимуществу) организациями, нет оснований удивляться тому, что многие российские правозащитники рассматривают себя членами всемирного (правильнее западного) правозащитного движения за права человека и ведут ту «правозащитную» политику, которую разделяет руководство фондов, финансирующих российских правозащитников.

    Зависимость правозащитного движения от финансирующих их западных фондов и институтов приводит к подчинению принципа прав человека вполне конкретным политическим целям, к тому же формируемым за пределами России. Это понимают и некоторые российские правозащитники. Вот что пишет по этому поводу правозащитник «старой гвардии» А.О. Смирнов (Костерин): «Мы не должны слепо играть по правилам, которые, кстати, не у нас и не для нас были выработаны.

    Это западные правила, когда крайне не любят, не принимают правду (здесь и далее курсив мой. — О.П.), критику и самостоятельность, когда не создают механизмов самоконтроля, улучшения своей работы, когда на робкие наши возражения нам заявляют: “Кто платит, тот и заказывает музыку”. Запад вкладывает в нашу демократию для себя. Для них это долгосрочные, но выгодные инвестиции — убрать с карты мира “империю зла”, цивилизовать ее на западный манер, в меру ослабить для спокойной жизни, бизнеса и политики» (www.hro.org/ngo/research).

    Вместо заключения

    Все, что написано в этой статье, относится главным образом к тем правозащитникам, кто считает себя скорее членами «мирового правозащитного сообщества», нежели гражданами Российской Федерации. Именно этот тип российского правозащитника мечтает о «мировом» правительстве и о гуманитарных интервенциях, требует вмешательства «демократических» государств и международных организаций во внутренние дела «недемократических» стран. Для него такие понятия, как «Отечество», «национальные интересы», «территориальная целостность», «патриотический долг», «национальное достоинство», — атрибуты «великодержавной» и «националистической» идеологии. В идеологической, информационной и психологической войне, которую ведет против России американский истэблишмент, как «либеральный», так и «консервативный», прозападное российское правозащитное сообщество выполняет ту же деструктивную и антигосударственную роль, что их сербские коллеги-единомышленники на рубеже ХХ и ХХI веков.

    Пока что прозападные правозащитники не имеют серьезной поддержки в России; их «база», как и их «референтные группы», находятся за пределами России — в США, Западной Европе. Именно оттуда получают они моральную, политическую, информационную и финансовую поддержку, без которой они бы давно прекратили свою деятельность. Не все российские правозащитники разделяют взгляды и установки своих прозападных, и тем более проамериканских, проатлантистских, коллег. Однако их отрицательный имидж «агентов глобализма» (Панарин А.С. Агенты глобализма//Москва. 2000. № 1–11) отталкивает многих от правозащитной деятельности, дискредитирует саму идею защиты прав человека. После проведения Гражданского форума была надежда, что антигосударственная политическая и публицистическая деятельность прозападных правозащитников сойдет на нет. К сожалению, этого не произошло...

    Я полагаю, что до тех пор, пока правозащитники не откажутся от своей антигосударственной, «космополитической» и проамериканской идеологии, они всегда будут сползать к деструктивным и антирусским позициям. В лучшем случае останутся маргинальными группами, в худшем— выполнят роль идеологической пятой колонны американского «нового мирового порядка».

    Олег Попов
    Олег Алексеевич Попов родился в 1943 году. В 1965 году окончил Московский энергетический институт. В 1977 году защитил кандидатскую диссертацию на физическом факультете МГУ. Имеет более 50 статей, две монографии и 15 патентов в области прикладной физики плазмы. С 1969 по 1982 год принимал участие в правозащитном движении. В 1982 году эмигрировал с семьей в США, где и живет в настоящее время
    .
    http://www.sibcenter.info/print/?id=631
    Последний раз редактировалось Таллерова; 27.05.2009 в 18:31.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  8. #41
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    374

    По умолчанию

    РАЗДВОЕНИЕ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ЛИЧНОСТИ

    Правозащитное движение в России разрывается между двумя прямо противоположными целями – налаживанием диалога с нынешним властным режимом и его, режима ликвидацией. Четкое разделение целей могло бы резко повысить эффективность работы и «боевого», и «мирного» крыла правозащитного движения.

    Менее всего хотелось бы вызвать негативную реакцию со стороны правозащитных организаций, деятельность которых автор считает одним из самых осмысленных явлений, происходящих в российском обществе. Речь идет не столько о самой этой деятельности, сколько об образе, складывающемся в общественном мнении. Простому обывателю довольно сложно отличить "Московскую хельсинкскую группу" от "Демсоюза", а "Транснациональную радикальную партию" – от "Мемориала", все это каким-то сложным образом пересекается в памяти народной еще и с анархо-синдикалистами под черным знаменем и "Гринпис" под зеленым, но к исламу отношения не имеющим, и именуется все скопом одним термином – "правозащитники". Я-то знаю, что у "Гринпис" не зеленое знамя, а транснациональные радикалы имеют такое же отношение к правозащитному движению, как я к французской газете Liberation, а она к либерализму. Но вы это сначала обывателю все объясните.
    Объяснять, тем временем, никто не желает. Широкий фронт всех недовольных ситуацией в стране, сложившейся после выборов 2003-2004 года, остается золотой мечтой российской оппозиции – и последние статьи Эдуарда Лимонова, в точности повторяющей тезисы Валерии Новодворской двухлетней давности, лучшее тому подтверждение. Однако сближение на оппозиционной почве всех ветвей правозащитного движения мешает и их правозащитной, и их политической деятельности.

    В принципе, проблема, о которой идет речь, оформилась еще тогда, когда наиболее уважаемые члены правозащитного сообщества дискутировали с представителями Лубянки вопрос о законности и уместности копирования на служебном ротапринте Авторханова. В принципе, правозащита – деятельность, максимально далекая от политики. Смысл деятельности любой правозащитной структуры заключается в диалоге с существующей властью, в ходе которого власть всеми доступными способами убеждают соблюдать базовые права человека, зафиксированные еще и в сталинской конституции. Когда же речь идет о том, что существующая власть должна покинуть политическую сцену из-за собственной, в глазах правозащитника, невменяемости, речь должна идти о деятельности политической. В идеале, при наличии диалога правозащитников и власти, правозащитные организации заинтересованы в отсутствии ажиотажа, будничности своей работы, если хотите – непубличности и бесконфликтной принципиальности.

    Оппозиционная политика – прямая противоположность правозащите: ей показана абсолютная публичность действий, максимальный неподконтрольный никому резонанс в обществе, а эффективной практикой является конфликтная непринципиальность – цель оправдывает средства, находящиеся в существующих, но широких этических рамках.
    Правозащитникам 1978 года было проще: единственным действенным способом правозащиты в СССР была политическая деятельность. В 2004 году ситуация выглядит иной: на сегодняшний день возможна и правозащитная, и политическая деятельность. И, скорее всего, пропасть между двумя видами современного "диссидентства" будет нарастать.
    На практике это выглядит как превращение деятеля правозащитного движения в практикующего шизофреника.

    Один и тот же уважаемый участник правозащитного движения с утра участвует в круглом столе, посвященном взаимодействию с МВД по пресечению деятельности экстремистских организаций – скажем, скинхедов, которых так и не научились отличать от пьяных болельщиков "Спартака". Чуть позже он принимает участие в митинге, в ходе которого российское государство, представителем которого является МВД, практически в открытую объявляется преступным сообществом. Во второй половине дня он может подписать обращение к властям Катара с просьбой со всей строгостью закона покарать двух сотрудников ФСБ России, причем неявно предполагается, что для нелюдей, в мирном государстве взрывающих эмигранта-сепаратиста, смертная казнь, практикуемая в Катаре, была бы приемлемым вариантом. Вечером им может быть подписана статья, критикующая Россию за отказ от окончательной отмены в стране смертной казни.

    Не скажу, что знаю правозащитника, способного сделать это одновременно. Однако в общественном сознании это – один образ. Политизация деятельности правозащитников и обращение оппозиционных политиков к правозащитной тематике очень этому способствуют.
    Разумеется, скажет правозащитник, есть профессиональная правозащитная деятельность – например, борьба с произволом в МВД, пытками в тюрьмах, преследованием по политическим мотивам, а есть чисто политическая активность гражданина. Одно другому не мешает: на митинге я был простым российским человеком, обеспокоенным общественной атмосферой, а на круглом столе – юристом-профессионалом. Внутри профессионального правозащитного сообщества, по крайней мере, давно научились отделять одно от другого. Но что видит тот, к чьей гражданской сознательности, к чьей совести и чувству свободы призывают и на митингах, и на круглых столах?

    Он, бедняга, утром видит в правозащитнике в зависимости от политических убеждений – "демшизу" или политического оппозиционера. А вечером в зависимости от тех же убеждений – больного человека, помогающего убийцам уйти от заслуженной пули в лоб, или же гуманиста высочайшей пробы. Когда все эти картинки совмещаются в одну, человек начинает цитировать Шекспира ("чума на оба ваших дома"), Толстого ("все смешалось в доме Облонских") или Сталина ("кадры решают все").
    Добро бы дело ограничивалось просто обывателем. А представьте себе сотрудника тамбовской прокуратуры. Он и так-то не понимает, для чего ему содействовать общественному контролю над следствием, что предлагают ему эти девочки и мальчики из МХГ. А вечером еще увидит в новостях НТВ, например, правозащитника Льва Пономарева, вполне внятно намекающего на то, что его начальник – генпрокурор Устинов – нечто среднее между Иудой и Чикатило и мало по моральному облику отличается от своих подчиненных. Много ли диалога выйдет у МХГ и тамбовской прокуратуры?

    Но и на политическую деятельность правозащитников такая ситуация накладывает ограничения. Имея за спиной два десятка чеченцев, родственников которых похитили в Чечне и которые ждут от тебя вовсе не немедленного уничтожения преступного режима Путина, а конкретной помощи, – много ли на митинге скажешь о том, как именно устроена машина по торговле живым товаром, созданная в Чечне совместными усилиями местного криминалитета и федеральной группы войск? Ведь именно из этой машины, из рук этих людей, придется вытаскивать информацию о родне подопечных.

    Эта неразбериха отражается и в головах спонсоров - реальных и возможных – и правозащитной, и политической. И они, и сами спонсируемые вынуждены не замечать, что "Открытой России" на сегодняшний момент судьба Ходорковского на порядок важнее, чем все остальные проблемы вместе взятые, а фонду МакАртура, спонсирующего вполне конкретные правозащитные программы, вряд ли нравится, что де-факто они финансируют деятелей оппозиции, подверженных детской болезни левизны в евросоциализме. Как это отражается на активности спонсоров и как эта неразбериха способствует активному "пилению" спонсорских денег заинтересованными менеджерами ряда фондов – всякий дурак знает. Все же не знающих отсылаю к последнему президентскому посланию Владимира Путина Федеральному Собранию: некоторый анализ этому явлению, пусть и лукавый, там дан, и не сказать, чтобы он был излишне фантастичен.

    Единственное, что приходит в голову для более или менее безболезненного исправления сложившейся ситуации – формальное разделение "правозащитного" движения на два крыла.
    "Политическое", или же, если хотите, "боевое", займется борьбой с преступной кликой полковника Путина (или же демократизацией режима, организацией Нюрнбергского процесса в отношении КПРФ и ФСБ, военной помощью Аслану Масхадову, нужное подчеркнуть). "Правозащитное", или "мирное" – неполитической правозащитной деятельностью и диалогом с властью.
    Как это облегчит жизнь собственно правозащитников – говорить не стоит: сложно системе ГУИН, МВД, судьям, прокурорам да и просто госчиновникам общаться с теми, кто имеет репутацию смутьяна, карбонария и заговорщика. По крайней мере, у второго субъекта диалога не будет морального права обыскивать первого при встрече с целью обнаружить обрез или адскую машинку.
    "Политическим" правозащитникам также можно будет чувствовать себя куда как свободнее. Как, например, плодотворно выглядит идея правозащитной газеты, работающей в "желтом" ключе! Одни заголовки чего стоят: "Маньяк-военком в Саратове убил семерых призывников!" "В кремлевской столовой появилась человечина!" "Минобороны готово к испытанию в Чечне оружия, захваченного у инопланетян!" И не стоит прямо вот с ходу обвинять меня в цинизме, достойного судей на процессе по делу ЮКОСа. "Желтые" стратегии продвижения информации о нарушении прав человека – вполне признанная во всем мире практика, а всякий разумный человек поймет, где правда, а где вымысел. В конце концов, масса граждан России читает "желтую" прессу, и они – ни в коей мере не идиоты. Назидательное развлечение можно использовать и в политике, и в правозащите. Да и отличить военкома от маньяка дано не всем.
    Как разделение на два крыла организовать технически – дело самих правозащитников. Кому-то, возможно, более четко расставлять акценты на митингах и на круглых столах. Кому-то, возможно, отказаться от одного из видов активности. В принципе, кризисные явления в ряде крупных правозащитных организаций, связанные с "конфликтом поколений правозащитников", уже постепенно делают это сами по себе. А наиболее одиозные (или, если хотите, известные) правозащитники-политики все более приобретают известность как чистые политики или как чисто общественные деятели.
    Никто не призывает рвать связи политики и правозащиты, тем более, что это невозможно: "разделение сознания" сейчас происходит в основном в головах лидеров правозащитного движения, а не в самом движении. Однако, конфигурация "правозащитно-оппозиционного поля", уверен, будет более эффективна и в правозащите, и в политике.
    И лишь один вопрос останется нерешенным. Доживет ли правозащитно-политический конгломерат до времен СССР, когда политика равна правозащите в 100% случаев и вновь потребуется объединение? Или же слова "оппозиция" и "правозащита" будут в перспективе не синонимами?

    Дмитрий Бутрин
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  9. #42
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Дезертир обвиняет правозащитника в сексуальных домогательствах (Уфа)

    20.10.2004 0:01 | ИА "ВолгаИнформ"
    Уголовное дело возбудила прокуратура Советского района Уфы против председателя Комитета социальной защиты военнослужащих Владимира Симарчука. Заявление в прокуратуру подал 18-летний юноша, сбежавший этой весной из военной части в Пермской области. Пострадавший обвиняет В.Симарчука в сексуальных домогательствах во время встречи в комитете, куда дезертир обратился в связи с неуставными отношениями в армии.
    По словам парня, В.Симарчук посоветовал ему не обращаться в уфимский комиссариат, который мог его отдать под трибунал за бегство из части. Поэтому, отпустив сопровождавшую дезертира родственницу, Симарчук оставил солдата на приеме одного. Как следует из заявления пострадавшего, председатель комитета предложил ему раздеться догола, чтобы провести сеанс психологической разгрузки. Помимо заявления, в прокуратуре как вещественное доказательство находится трико Симарчука, которое солдат схватил, убегая из кабинета психолога. Свои вещи солдат оставил у Симарчука, они тоже изъяты следственной группой.
    На очной ставке председатель комитета представил юношу инициатором интимного свидания. Как отмечает корреспондент ИА REGNUM, это уголовное дело на сегодняшний день в Уфе многие считают громким скандалом. Сотрудники, в том числе журналисты, в прошлом работавшие с Владимиром Симарчуком и сопровождавшие его в различных служебных поездках по военным частям страны считают, что правозащитника кто-то пытается подставить, и сомневаются в гомосексуальных наклонностях председателя комитета. Лилия Исмагилова, работавшая в 90-х годах директором "Радио Титан" и плотно сотрудничавшая с комитетом, сообщила, что не верит во все грязные статьи вокруг Симарчука. "Если бы мне сказали, что Симарчук напился после очередной тяжелой поездки в Чечню, где вытаскивал наших ребят, я бы поверила. Но "голубой" Симарчук - статья не о Владимире Федоровиче! Удивляюсь, что его соратники в деле отказываются давать какие-либо комментарии: либо пусть говорят, что многие годы смотрели на его "сеансы" сквозь пальцы, либо поддерживают своего коллегу в беде. Может быть, он как-то мог "испортить показатели", ведь Башкирия - первая по количественным сборам новобранцев?" Между тем, 11 октября Владимир Симарчук был задержан и доставлен в изолятор временного содержания Уфы.
    Еженедельно в Иркутске будет заседать областная призывная комиссия
    http://www.admhmao.ru/VK/News/region13.htm
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  10. #43
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    ...Кстати, другой гуманист-антифашист Е.Прошечкин – тоже, как оказалось, любит стрелять из ружья (“За Отечество”, №3, май 1999). Но об этом субъекте мы расскажем подробнее чуть позже. А пока – о других “гуманистах”.

    Известен факт, когда “правозащитники” принесли в комиссию С.Говорухина стреловидную начинку специальных снарядов, утверждая, что именно это запрещенное международными соглашениями оружие применялось федеральными войсками в Чечне. Но, во-первых, снаряды такого типа были захвачены бандами Дудаева вместе с армейскими арсеналами, а во-вторых, принесенная начинка снарядов была в смазке и явно не использовалась. Ослепленные ненавистью к собственной стране “правозащитники” ни того, ни другого видеть и знать не желали. Здесь такая же интеллигентская шизофрения - ковалевщина.

    Разбирая предательскую деятельность “правозащитников”, нельзя упустить из виду так называемый Комитета солдатских матерей.
    О масштабах практической деятельности Комитета говорит сообщенный на пресс-конференции 10 октября 1995 факт, что Комитетом курировалось всего около десятка дел “отказников”, осужденных на 1.5-2 года дисциплинарного батальона, и два дела осужденных условно.

    Масштабы деятельности явно не соответствовали социальному явлению. Вероятно именно поэтому Комитет занимался в основном политической деятельностью — воззваниями, демонстрациями, пресс-конференциями, встречами с государственными деятелями и прочее.
    Осенью 1995 года деятельность Комитета была подкреплена зарубежной премией мира Шона МакБрайда. Делегацию Комитета, пригласили в Германию для вручения премии, где ему также была предоставлена возможность рассказывать гадости про свою страну, разъяснять почему война в Чечне является преступной.

    В результате переговоров с различными общественными объединениями Германии выстраивалась следующая цепочка: общественная организация России разъясняет нечто общественным объединениям Германии для того, чтобы те оказали влияние на свое правительство, а оно — на правительство России. Таким образом, речь доходит до того, что с помощью российской организации обосновываются санкции против самой России.

    Согласно заявлениям Комитета, в 1995 году воевать в Чечне отказались около 2000 военнослужащих срочной службы и около 500 офицеров. Часть из них самовольно покинула расположение своей части и скрывалась. В этом случае возбуждались уголовные дела по ст. 246 УК РФ, предусматривающей наказание до 7 лет лишения свободы. Представители Комитета отказывались признать дезертирство преступлением и требовали принятия “политического решения” о том, что солдаты имеют “право не применять оружие против собственного народа”. Да и судя по составу Комитета, он фактически объединял не солдатских матерей, а матерей этих самых дезертиров или солдат, пострадавших от неуставных отношений.

    В связи с этим и основная направленность деятельности Комитета — содействие родителям, предпринимающим усилия для избавление своих сыновей от службы в армии. Основным аргументом Комитета, оправдывающим это занятие, стала ссылка на опыт царской армии, от службы в которой освобождали единственного сына. Если вернуться к подобным правилам, ясно, что армия будет способна защищать страну. Но это не принималось во внимание Комитетом. Им вообще ничего не принималось во внимание, за исключением собственных эгоистических интересов (ранее мы уже рассказывали о похождениях активистов этой подлой организации).
    Комитет все время своего существования был занят не столько вопросами общественного контроля за условиями службы в армии, сколько способствовал расширению дезертирства и нравственному разложению. Об этом говорят такие факты, как содействие побегам своих детей из частей и распространение среди солдат настроя “выжить любой ценой”. Речи о службе Родине вообще нет! О солдатах представители Комитета говорят не как о мужчинах, способных принимать решения, а как о “мальчиках”. Можно предположить, что их дети так и не повзрослели, но при чем тут исполнение гражданского долга?

    Нельзя не упомянуть об одной оговорке, которая прозвучала на упомянутой пресс-конференций Комитета. Одной из участниц ток-шоу было сказано, что Комитет “получал полную поддержку в Чечне от боевиков”. Соответственно полная поддержка оказывалась и боевикам. Именно за такого рода поддержку (больше не за что) Комитет летом 1996 года рассматривался в качестве объекта для присуждения Нобелевской премии мира. Признание особых заслуг Комитета в антироссийской деятельности не состоялось, зато Комитету вручили альтернативную премию — нашлись “добренькие дяди”, люто ненавидящие Россию.
    http://www.savelev.ru/book/?ch=300
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  11. #44
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    США наращивают проведение операций информационной войны против России. Свидетельством этого являются обвинения в адрес России в якобы отступлениях от демократии высокопоставленных представителей Госдепартамента. А как же с террористической демократией в Ираке, где за 5 лет оккупации погибло около 100 тысяч мирных жителей?

    Администрация Буша вновь обвинила Россию в отступлении от демократии

    Администрация Джорджа Буша считает, что в 2007 году в России имело место отступление от демократии и прав человека, заявил исполняющий обязанности заместителя госсекретаря США по вопросам демократии и прав человека Джонатан Фарар.

    Заявив, что "в 2007 году страны, которые оказались в заголовках прессы, были странами, где имело место отступление в демократии и правах человека", Фарар упомянул в этой связи Пакистан и сказал, что "еще одним заметным примером была Россия".
    "Централизация власти в исполнительной ветви, послушная Государственная Дума, коррупция и избирательность в применении закона, беспорядок в требованиях к регистрации неправительственных организаций и притеснение ряда НПО и ограничения для СМИ продолжают размывать подотчетность правительства перед своими гражданами", - заявил Фарар, который выступил во вторник в Вашингтоне на представлении ежегодного доклада госдепартамента США о положении в области демократии и прав человека в зарубежных странах.

    Ежегодный доклад, который готовится по указанию американского конгресса, обнародован госсекретарем США Кондолизой Райс и будет направлен американским законодателям.
    В докладе описана ситуация в области демократии и прав человека в 196 государствах мира, за исключением США.

    В разделе о России, который насчитывает более 100 страниц, сообщается, в частности, что в 2007 году "наиболее заметным событием в области прав человека были совершенные в заказном стиле убийства поддерживавшего реформы заместителя председателя Центробанка РФ Алексея Козлова и журналистки Анны Политковской, известной раскрытием нарушений прав человека в Чечне".

    Утверждая, что "значительные проблемы в области прав человека" в России связаны с деятельностью "сил безопасности", авторы документа сообщают, что это проявлялось, в частности, в "обвинениях в причастности правительства к политически мотивированным похищениям, исчезновениям и незаконным убийствам людей в Чечне и других местах на Северном Кавказе, в дедовщине в вооруженных силах, результатом которой были глубокие увечья и смерти, в пытках, насилии и другом жестоком и унизительном обращении со стороны сил безопасности, жестоких и зачастую угрожающих для жизни условиях содержания заключенных, в коррупции среди правоохранительных органов, а также в произвольных арестах и задержаниях".
    В докладе утверждается также, что в 2007 году "давление со стороны правительства продолжало ослаблять свободу слова и независимость СМИ, в особенности на ведущих национальных телеканалах".

    "Свобода прессы сократилась из-за ограничений, а также притеснений, запугиваний и убийств журналистов", - говорится в документе.
    При этом в нем признается, что в России в прошлом году наблюдались некоторые позитивные изменения в области прав человека.

    "Начатые в предыдущие годы реформы продолжали приносить улучшения в системе уголовного правосудия. Власти стремились бороться со случаями неправильного обращения на расовой и этнической основе посредством привлечения к суду групп и лиц, обвиненных в подобном обращении", - говорится в докладе.

    В 2007 году "в отличие от предыдущих лет не было новых сообщений или обвинений в том, что власти осуществляли задержание и занимались избирательным привлечением к суду своих политических оппонентов", - сообщается в докладе, где в качестве предыдущих негативных примеров приведены процессы над бывшим главой нефтяной компании ЮКОС Михаилом Ходорковским и заместителем начальника правового управления компании "ЮКОС-Москва" Светланой Бахминой, которые "по мнению наблюдателей... представляют собой возможные случаи избирательного ареста и преследования по политическим мотивам, независимо от их вины или невиновности по предъявленным к ним конкретным обвинениям".

    МИД России расценил предыдущий доклад госдепа в 2007 году как "носящий политизированный характер и мало отражающий реальное положение вещей".

    От автора

    А кто дал право США составлять такие доклады по оценке других стран. НИКТО.
    Поэтому данный доклад является стратегической операцией информационной войны, требующей проведения мероприятий противодействия.
    www.panarin.com
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  12. #45
    Replikon Аватар для Борис
    Регистрация
    21.01.2009
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    5,930
    Вес репутации
    129

    По умолчанию

    Вот подумал открыть новую тему, но зачем? Мелко это всё и грязно. Эти иуды-правозащитники готовы отрабатывать свои 30 серебрянников любыми неправедными способами, ложью и передёргиванием. Но стоит проколоться - сами ищут защиты за бугром.
    Журналист спрятался от России в Финляндии
    Российская правозащитница и журналистка Елена Маглеванная попросила политического убежища в Финляндии. Как передает радио «Свобода», после участия в Хельсинки в Финско-российском гражданском форуме она отказалась возвращаться на родину.
    Елена Маглеванная написала обращение к правительству и ей выделили общежитие для беженцев.

    Комментируя происходящее, глава комитета по защите прав человека республики Татарстан Сергей Князькин в эфире «Эхо Москвы» заявил, журналистка «просто не может себе представит необходимость извиняться и давать опровержение перед людьми, которые организовали пытки. Это было несовместимо с ее критериями нравственности и справедливости».

    Напомним, суд в Волгограде признал журналистку виновной в распространении недостоверной информации о пытках в российских колониях и приговорил ее к крупному штрафу. Журналистка напечатала статьи об издевательствах над чеченским заключенным. Суд обязал Маглеванную опубликовать опровержения и выплатить в пользу Федеральной службы исполнения наказаний штраф в размере 200 тыс. рублей.
    Вот так. Главное ляпнуть, а то что это враньё - вопрос пятый.
    Ну и, естественно, Кровавая Гебня (ТМ) в действии.
    Так-то я мужик незлобный,
    Но с вредителями строг. ©

  13. Сказали спасибо Борис :

    Таллерова (31.05.2009)

  14. #46
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    НПО - широкая сеть самых разных организаций, созданных исключительно с целью прикрывать деятельность спецслужб, правда, они не находятся в прямом оперативном управлении у каких-то центров. Делается это так: берутся существующие организации, делаются вливания, и проходит частичная вербовка. На 99 процентов эти организации используются «втемную». Их деятельность направляется путем выдачи определенных грантов, рекомендаций и направлений на учебу. Очень редко такие организации используются просто для оперативной разведки. Известны обстоятельства, что у нас в годы разгула демократии, когда шпионаж являлся практически легальной деятельностью, некая иностранная держава заботилась об адаптации российских офицеров, уволенных из армии, к тяжелым условиям рынка. Оказывала офицерам помощь. Им действительно была нужна помощь. Но офицеры отбирались по совершенно очевидным признакам из-за конкретного разведывательного интереса. Они заполняли соответствующие анкеты, характер которых не позволял усомниться в том, что конкретно интересовало организаторов данной помощи. Но такие случаи редки. Безусловно, во всех неправительственных организациях есть большое количество людей вполне добросовестных. И даже в тех, которые, очевидно, используются для шпионажа. Однако, вполне возможно, что там есть и большое количество людей, которые не собираются работать ни за какие иностранные деньги.

    «Разведывательная» деятельность НПО практически легальна

    Есть два пункта в нашем законодательстве, с которыми спорить совершенно невозможно. Если кто-то и спорит, то лишь с формальными пунктами, которые позволяют использовать это законодательство для того, чтобы прекращать деятельность организаций, которые не нравятся властям. Первый пункт: недопустимо финансирование политики иностранными правительствами. Это очевидная вещь для любой цивилизованной страны. Когда речь идет о политических организациях, то ни о какой иностранной помощи не может быть и речи. Если в уставе организации написано, что она способствует развитию институтов демократии, что она должна заниматься вопросами политического законодательства, расширять свободу слова и т.д. – это, безусловно, политическая задача. Эти организации должны забыть об иностранной государственной помощи. Либо ее деятельность недопустима в современном государстве. Есть организации, которые себя декларируют как не политические, но занимаются неуставной деятельностью. Вот тут стоит обратить внимание на второй пункт: организация не может заниматься неуставной деятельностью. Мы знаем массу случаев, когда организации как бы экологические или чисто гуманитарные занимаются политической проблематикой. И организуют политическое противостояние тем или иным политическим силам или властям.
    http://uncensored.km.ru/magazin/view...-0A71478AF909}
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  15. #47
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Откуда "дровишки" для правозащитных организаций?

    Уже несколько лет в России обсуждается вопрос о том, что некоторые неправительственные организации (особенно - оппозиционные по отношению к нынешнему режиму) финансируются спецслужбами зарубежных стран и становятся, таким образом, оружием в психологической войне.
    Ведущие сервера предлагают читателю подборку материалов с различными подходами к данной проблеме: в первых двух статьях содержатся обвинения в адрес неправительственных организаций и зарубежных спецслужб ("ФСБ сегодня официально подтвердила, что выявила факт финансирования неправительственных организаций британской разведкой и захватила ее передатчик для связи с агентурой.", "«Пятая колонна» в действии"), в третьей статье - оправдания ("Российские НПО: "Мы получали гранты и пожертвования от официального фонда МИД Великобритании совершенно законно").

    Предлагая эти материалы к обсуждению, я считаю нужным изложить свою позицию. Речь идет на самом деле не столько об идеологической войне, сколько о конкуренции разных идеологий. Конкуренция - это стимул развития. Если некая организация пропагандирует идеологию, которая неприемлема для России, это заставляет тех, кто пропагандирует нечто полезное для России, искать и находить более убедительные аргументы. Если в идеологической сфере не будет конкуренции разных идей, то общество не будет эффективно развиваться. По идее, наше государство должно стимулировать не только конкуренцию фирм в экономике, но и конкуренцию идей в общественной жизни. А если поддержку этой конкуренции берет на себя (все равно из каких соображений) какое-то зарубежное государство, оно объективно помогает России. Конечно, речь должна идти о ЧЕСТНОЙ конкуренции - в борьбе идей нельзя извращать факты, нельзя использовать манипулятивные технологии убеждения и нельзя пропагандировать некоторые заведомо опасные идеи (типа фашистских). Все это делать неправительственным организациям нельзя независимо от того, кто их финансирует. Поэтому выяснять надо не происхождение финансирования для НПО, а выполнение ими общепринятых правил деятельности. Такова наша позиция.

    Конечно, по этой очень щекотливой проблеме возможны и иные позиции. Мы приглашаем наших читателей к активному обсуждению "шпионской" темы на форуме.

    §1
    ФСБ сегодня официально подтвердила, что выявила факт финансирования неправительственных организаций британской разведкой и захватила ее передатчик для связи с агентурой.
    Это произошло всего несколько часов спустя после того, как государственный телеканал "Россия" объявил об этом разоблачении. Накануне поздно вечером был показан репортаж о том, что британское посольство в Москве оказывало поддержку шпионам, которые тесно контактировали с российскими правозащитниками. Сегодня в ФСБ заявили, что предать огласке итоги спецоперации было решено после того, как британская разведка нарушила договоренности, заявив, что не понимает, о чем идет речь.

    Российские спецслужбы обвинили сегодня сотрудников британского посольства в шпионаже. ФСБ обнародовала скандальные данные о деятельности работников диппредставительства, которые, как утверждают в ведомстве, являются агентами британской разведки. Кроме того, ФСБ утверждает, что эти сотрудники посольства финансировали российские неправительственные организации.

    Российским спецслужбам впервые удалось установить, что сотрудники британского посольства вели разведывательную деятельность, заявил сегодня официальный представитель ФСБ Сергей Игнатченко. По его словам, оперативники уличили в шпионаже четырех человек, в том числе второго секретаря посольства Марка Доу. ФСБ обнаружила тайник, замаскированный под камень, в котором находился передатчик. Агент, подходивший к камню, мог сбрасывать на электронное считывающее устройство информацию со своего карманного компьютера. Вся операция занимала не более двух секунд, и могла быть произведена с расстояния в 20-25 метров, рассказал Игнатченко. Через некоторое время оперативникам удалось обнаружить и второе подобное устройство. Кроме того, в работе на британскую разведку признался и гражданин России, задержанный ФСБ. Самое главное, заявил Игнатченко, это то, что ФСБ удалось установить, что сотрудники посольства использовали связь с агентурой. А также то, что они финансировали ряд неправительственных организаций. По словам Игнатченко, Марк Доу курировал работу с правозащитниками и финансировал их от имени «Фонда глобальных возможностей». Как утверждает представитель ФСБ, 12 неправительственных организаций получали гранты от Марка Доу. В их числе Московская Хельсинкская группа», «Фонд Евразия» и «Комитет против пыток».

    Как заявил Игнатченко (цитирую по ИТАР-ТАСС) на какие цели шло это финансирование – предстоит внимательно разобраться (конец цитаты). В ФСБ утверждают, что британцы нарушили договоренность о взаимном отказе от агентурной работы. И после того, как британская разведка стала утверждать, что не знает, о чем идет речь, российские спецслужбы решили обнародовать скандальные данные. И теперь, по словам Сергея Игнатченко, вопрос о судьбе дипломатов придется решать на политическом уровне.

    Посольство Великобритании отказалось давать какие-либо комментарии. Зато британский МИД заявил, что удивлен обвинениями российских спецслужб.

    Посольство Великобритании в Москве отказывается от каких-либо комментариев. То же самое сделал и глава британского кабинета Тони Блэр, сказав, что о существовании шпионского скандала между Лондоном и Москвой он узнал из теленовостей. МИД Великобритании заявил, что не совсем понимает, о чем идет речь. Там удивлены и озабочены подозрениями в адрес британских дипломатов.

    Работа под прикрытием является самой распространенной практикой спецслжуб, сказал ЭХО МОСКВЫ, бывший разведчик Михаил Любимов.

    Работа под прикрытием, в том числе дипломатическим, - самая распространенная практика спецслужб, заявил в эфире радиостанции "Эхо Москвы" бывший разведчик, писатель Михаил Любимов.

    "Я и сам работал под дипломатическим прикрытием - был советником или первым секретарем, - сказал он. - Масса людей работали и работают под прикрытием торгового представительства".

    По его мнению, в настоящее время довольно много разведчиков работают "под прикрытием бизнеса или как корреспонденты газет".

    "В этом нет ничего необычного, - добавил М.Любимов. - Пока существуют разведки, они не могут прямо выступать, хотя иногда бывает и это. В некоторых странах были и есть представительства Службы внешней разведки. Но помимо этого существует и резидентура, которая прикрыта другими должностями".

    Что касается разоблачения разведчика, "все зависит от его активности, - заметил М.Любимов. - Если он не работает, его труднее раскрыть, поскольку нет основной улики - факта деятельности".

    Поводом для комментария стала информация о разоблачении ФСБ России группы британских шпионов, работавших под прикрытием посольства и контактировавших с правозащитниками. Накануне об этом сообщалось в программе "Специальный корреспондент" телеканала "Россия".

    Между тем британский МИД отверг обвинения в причастности сотрудников посольства в РФ к шпионской деятельности.

    Член думского комитета по безопасности, подполковник запаса ФСБ Геннадий Гудков, в свою очередь, заявил, что надеется на адекватную реакцию Великобритании на разоблачение британских шпионов в России. По мнению Гудкова, разоблачение британских шпионов, контактировавших с правозащитниками, подтверждает важность закона об НПО. Президент и российские власти, по его словам, получили дополнительные существенные аргументы и мотивы, чтобы не оправдываться ни перед кем по этому закону.

    Разоблачение в России британских шпионов, контактировавших с правозащитниками, подтверждает важность закона о НПО, считает член комитета Госдумы РФ по безопасности, подполковник запаса ФСБ Геннадий Гудков. Свое мнение он высказал в эфире радиостанции "Эхо Москвы".

    "Сегодня у президента, у российского руководства есть очень серьезные аргументы и мотивы, чтобы не оправдываться ни перед кем по этому закону, - сказал Г Гудков. - Английская разведка очень сильно помогла в этом. Глаза должны прятать другие политические деятели, которые упрекали Путина в том, что мы перегибаем палку". В то же время он подчеркнул, что разоблачение шпионов вряд ли "послужит сигналом для пересмотра закона и внесения ужесточающих поправок". Г.Гудков также отметил, что действиями российской контрразведки "нанесен серьезный удар западным посольствам, которые допускают смешение разведывательной деятельности с действиями государства в отношении финансирования ряда общественных организаций, политических структур и фондов" "Теперь задача западных государств - подумать, а можно ли так нагло и неаккуратно работать против российской контрразведки", - добавил он.

    У российских правозащитников между тем возникло много вопросов относительно программы "Специальный корреспондент", которая накануне рассказала о шпионах-дипломатах и финансировании ими правозащитных организаций. По мнению председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, все это рассчитано на малообразованных и чрезвычайно доверчивых людей.

    Провокацией назвала глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева демонстрацию в эфире телеканала "Россия" "гранта Московской Хельсинской группы за подписью якобы шпиона".

    Как заявила правозащитник в эфире радиостанции "Эхо Москвы", она не увидела "в передаче никаких доказательств того, что Марк Доу - шпион".

    Накануне вечером в программе "Специальный корреспондент" телеканал "Россия" показал кадры оперативной съемки, а также комментарий сотрудников ФСБ, доказывавших факт разведывательной деятельности нескольких сотрудников посольства Великобритании в России против РФ. В частности, в программе утверждалось, что через второго секретаря посольства Марка Доу поступали деньги для некоторых неправительственных организаций, в частности для Московской Хельсинкской группы.

    Данная программа рассчитана "на очень малообразованных, очень недоверчивых людей, зараженных ксенофобией и страхом перед не своим", - заметила Л.Алексеева

    Демонстрацию гранта Московской Хельсинкской группы правозащитник назвала "провокационной вещью, направленной на разжигание неприязни, ненависти у этих сейчас очень агрессивных людей не только к Московской Хельсинкской группе, а к правозащитникам вообще".

    "Это одно из звеньев кампании злобной и бесстыдной клеветы на правозащитников, которые сейчас развернули по первому и второму каналу журналисты, - убеждена Л Алексеева. - Это определенно заказ очень мрачных сил в нашей стране, направленный на то, чтобы по этому закону (об НПО - прим."ЭМ") можно было бы прикрыть и самые активные правозащитные организации".

    Не удивлен появлением программы с разоблачениями член думского комитета по безопасности Аркадий Баскаев.

    Член комитета Госдумы РФ по безопасности Аркадий Баскаев не удивлен появлением информации о разоблачении в России британских шпионов.

    Такая информация поступала и раньше, в том числе и в думский комитет по безопасности, заявил он в эфире радиостанции "Эхо Москвы".

    О разоблачении ФСБ России группы британских шпионов, работавших под прикрытием посольства и контактировавших с правозащитниками, было сообщено накануне в программе "Специальный корреспондент" телеканала "Россия". Между тем британский МИД отверг обвинения в причастности сотрудников посольства в РФ к шпионской деятельности.

    "Довольно часто под маркой некоммерческих организаций существуют организации, которые фактически финансируются зарубежными странами с одной целью – создание структур, которые позволили бы решать задачи спецслужб других государств", - отметил А.Баскаев.

    В качестве примера депутат привел финансирование из-за рубежа "так называемых оранжевых революций".

    "Не только здесь, но и в Латинской Америке, и других государствах под видом некоммерческих организаций создаются дочерние структуры тех или иных спецслужб" - добавил он.

    Принятие закона о неправительственных и некоммерческих организациях А.Баскаев считает "вполне нормальным явлением".

    "Я тоже президент некоммерческой организации - Фонда социальной защиты военнослужащих внутренних войск, - отметил он. - У нас совершенно четкая и понятная программа помощи. Я никогда не получал ни одной копейки ни от одного государства и не собирают этого делать".
    http://www.echo.msk.ru/news/290538.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  16. #48
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    374

    По умолчанию

    Деятельность правозащитников
    В большинстве случаев правозащитники занимаються проблемами помощи не белого или не христианского населения. Так же ими выпускаються разного рода отчеты и оценки по различным вопросам прав человека, зачастую с критикой правительства или тех, кого они рассматривают как угнетателей.
    Правозащитники борются за восстановление «попранных» прав, мотивируя это своими внутренними установками и «высокой» моралью. При этом они откровенно занимаются нарушением закона, когда это влечёт за собой получение какой-то выгоды. Другими словами, правозащитная деятельность для этих людей — бизнес, т. к. она неплохо оплачивается западными грантами.
    Так, например, в феврале 2007 саомопровозглашённая правозащитница Светлана Ганнушкина получила предостережение из прокуратуры. В нем указывалось на
    недопустимость нарушения российских законов, касающихся вынужденных переселенцев, беженцев, правового положения иностранных граждан и права граждан на свободу передвижения
    Причиной разбирательств стало обращение в Генпрокуратуру РФ депутата Госдумы Николая Курьяновича с требованием проверить деятельность организации «в связи с осуществлением ею оперативного прикрытия этнических преступных группировок». Депутатский запрос появился после публикации в одной из центральных газет в октябре 2006 года. В материале сообщалось, что у одного из преступников, убитых при задержании правоохранительными органами (Тариэла Цулы), было найдено ходатайство «с просьбой не принимать меры административного воздействия и не чинить ему препятствий при передвижении по Московской области», подписанное Светланой Ганнушкиной.[1]
    Другой аспект правозащитной деятельности заключается в нарочитом выпячивании проблем евреев, которые у них якобы были при советском строе. В качестве главенствующей проблемы указывалась невозможность эмиграции. Именно для защиты этого пра́ва в своё время и появилось правозащитное движение в СССР. Казалось бы, в жизни действительно было много несправедливостей и, в основном, касающихся вовсе не евреев: колхозники не имели паспортов, они не могли даже выехать из родной деревни; притеснялась религия и т. д. Но в этом правозащитном движении евреи оказались представленными совершенно непропорционально. Взять хотя бы нашумевшие процессы того времени: Даниэль и Синявский, Гинзбург и Галансков и т. д. То есть положение было похожим на то, что было в революционном движении до 1917 го́да. И, что важнее, в результате из всего движения стали слышны лишь требования свободы эмиграции — в основном, это была еврейская эмиграция [2].
    Помимо собственно пропагандистской работы, ряд правозащитных организаций занимаются прямым прикрытием деятельности террористов. В частности, резонанс получили действия организации «Матери Дагестана за права человека». Как свидетельствует дагестанский оперативник,
    Собственно, эти «Матери Дагестана» родились из нужд бандподполья. У нас ведь как происходит: молодые люди начинают интересоваться исламом. Попадают под дурное влияние — конспирация, тайные встречи — это же круто! В один прекрасный момент решают: «Давайте соберемся в группу, купим пистолеты, выйдем на лесных братьев, они нам поставят задачу». Так возникла и группа Вадима Бутдаева в 2007 году. Поначалу живут легально, приходят домой, постреляв на улице. А потом они чувствуют слежку или псевдослежку. По их инструкциям сразу необходимо исчезнуть — «выселиться» на их языке. При этом может быть звонок родителям: «Мама, так и так, мы с ребятами поехали в Москву или в Сочи работать». И родители кушают эту лапшу. А они едут в лес, проходят так называемую «учебку». Периодически звонят домой: «Мама, я в Москве, все хорошо». Затем они приезжают в Махачкалу «сделать работу». У них свои пособники, которые выслеживают сотрудников правоохранительных органов и передают информацию. Поселяются на конспиративной квартире и начинают взрывать, обстреливать, убивать. В один прекрасный день мы выходим на такую группу. В квартире спецоперация, сначала предлагаем сдаться, они отказываются, их уничтожают. И тут выходит на арену Светлана Исаева или Гульнара Рустамова и говорит: «Вы их подбросили, этот человек был в Сочи». И начинается шум-гам о «ментовском беспределе». А бывает по-другому. Уходит человек в лес, родственники знают об этом. Идут к «Матерям Дагестана» и пишут заявление, что его похитили люди в форме. Заранее ставят органы в проигрышную позицию. Человека задерживают, он начинает колоться, а потом приходит адвокат. У них есть несколько прикормленных адвокатов, которых оплачивает правозащитная организация «Мемориал». «Матери Дагестана», к слову, получают гранты и от многих зарубежных организаций. Как правило, дела по терроризму рассматривают присяжные. Позиция такова: мы давно заявляли, что его похитили, вот его держали, пытали, кололи психотропными веществами, заставили себя оговорить. А присяжные, люди необразованные, им верят: как же, это же правозащитники, они же за правду.[3]
    28 октября 2008 в Сергокалинском районе Дагестана в ходе спецоперации был убит член организации Нустапа Абдурахманов (по утверждению её сопредседательницы Гюльнары Рустамовой, он вступил в неё лишь 1-го октября). Со стороны «правозащитников» сражу было заявлено о «похищении», МВД республики обвинило его в связях с террористическим подпольем (в частности, в том, что он вербовал новых боевиков и вывозил их в Пакистан для подготовки в лагерях террористов).[4][5]
    Кроме того, члены данной организации занимались транзитом оружия для боевиков. Так, её активистка Динара Бутдаева была задержана на трассе Хасавюрт-Махачкала с гранатой Ф-1, двумя 200-граммовыми тротиловыми шашками, 20 патронами калибра 9 мм и более 50 патронами калибра 5,45 мм, а также глушителем к автомату Калашникова (также при ней были три мобильных телефона Nokia, семь SIM-карт, книга «Нравы мусульманина» и $700). Бутдаева является вдовой главаря дагестанского бандподполья Расула Макашарипова, ликвидированного летом 2005 года, и сестрой Вадима Бутдаева (Беспалый), до возглавлявшего махачкалинскую группу боевиков и убитого в Махачкале в ходе спецоперации 17 ноября 2008 (подозревался в совершении нападений на милиционеров и убийстве телеведущего Тельмана (Абдуллы) Алишаева, автора документального кинофильма «Обыкновенный ваххабизм»).[6]
    Также правозащитники систематически занимаются совершенно незначительными случаями, с целью раздувания «нарушений прав человека в России» и увода обшественного внимания от реальных проблем (произвола властей, межнациональной напряженности и т. д.) Ярким примером этого стала защита отделением «Мемориала» по республике Коми сыктывкарского блоггера Терентьева, призывавшего в комментарии в ЖЖ к уничтожению «неверных ментов».

    Кто финансирует правозащитников

    Московская Хельсинская группа


    Председатель Московской Хельсинкской группы — Людмила Алексеева.


    После краха СССР, деятельность правозащитных организаций финансируется различными западными частными и государственными структурами. Например, одна из крупнейших правозащитных контор, Московская Хельсинская группа (МХГ) финансируется из следующих источников[7]:
    • Европейская Комиссия
    • Фонд МакАртура — частный фонд ($750,000 на 3 года — 2003 год)
    • МАТРА — правительство Недерландов
    • Национальный Фонд Демократии — правительство США ($50,000 — 2005 год)
    • Фонд «Открытое Общество» миллиардера Джорджа Сороса
    • Американская правительственная организация ЮСАЙД
    В ноябре 2007 года было объявлено о выделении МХГ средств из государственного бюджета России в виде гранта в рамках конкурса, проводившегося Общественной палатой России.[8]

    Международное Молодежное Правозащитное Движение

    Другая правозащитная контора — Международное Молодежное Правозащитное Движение (МПД)[9], только на «антифашистскую» деятельность получает сотни тысяч долларов в год от западных спонсоров: Финансирование антифашистской деятельности МПД осуществляется всемирным фондом МакАртура среди прочих спонсоров [10]. Так, в 2003 году МПД было выделенно $100 000 на проведение антифашистской кампании в городе Воронеже. В 2005 году на те же цели на предстоящие три года было выделенно уже $225 000.

    Анна Политковская


    Еврейская правозащитница бандитов Анна Политковская.


    Другая активистка правозащитного движения, Анна Политковская, получала регулярные платежи, в виде премий, от западных спонсоров. Так её средний доход от русофобской деятельности, только в премиях исчислялся в среднем в $50 000 ежегодно:
    • Ежегодная премия ОБСЕ «За журналистику и демократию». С формулировкой «За публикации о состоянии прав человека в Чечне». Денежное выражение — 20 тыс. долларов США [11]
    • Премия имени А. Сахарова (учреждена Питером Винсом) «Журналистика как поступок». Денежное выражение — 5.000 долларов США.
    • Премия «Global Award for Human Rights Journalism» («Эмнисти Интернешнл», Лондон). Денежное выражение — 12.000 фунтов стерлингов.
    • Премия имени Артема Боровика. (Учреждена телекомпанией CBS, вручается в Нью-Йорке). Денежное выражение — 10 000 долларов.
    • Премия «Lettres Internationales» (Франция). С формулировкой "За книгу репортажей, опубликованную на французском языке под названием «Чечня — позор России». Денежное выражение — 50 000 евро. [12]
    • 2003 Медаль и премию имени Хермана Керстена (немецкий ПЕН-центр) — за мужественное освещение событий в Чечне — 10200 евро [13]
    • Премия «Свобода Прессы» («Репортёры без границ», вручается в Париже). Денежное выражение — 7 600 евро.
    • Премия Улофа Пальме (Стокгольм). С формулировкой «За достижения в борьбе за мир». Денежное выражение — 50 тыс. долларов. [14]
    • Премия «Свободы и будущего прессы» (Лейпциг). Денежное выражение — 30 тыс. евро. [15]
    • Премия «Герой Европы» (Журнал «Тайм»). С формулировкой «За мужество». Денежное выражение не определено.
    • Премия «За мужество в журналистике» (Международный женский фонд по делам печати). С формулировкой «За репортажи о войне в Чечне». Денежное выражение точно не определено (Порядка 15 тыс. евро) [16] [17]




    Противоречия

    Критика правозащитников состоит в том, что их понимание справедливости и нарушения прав человека выборочны, в зависимости от того, за что платит спонсор в виде грантов. Так например 400,000 этнических русских беженцев из Чечни не получают внимания со стороны правозащитников, в то время как чеченские боевики оперирующие на территории РФ и терроризирующие население являються частым предметом их заботы.
    ссылка
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  17. #49
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    374

    По умолчанию



    Правозащитница Людмила Алексеева рядом с плакатом провозглашающим террориста Масхадова жертвой репрессий[



    журналисты убежали вперед и .. в первый раз остолбенели. Там стояла, встречая шествие, группа со списками "жертв политических убийств". Среди фамилий Маркелова, Бабуровой и Евлоева оказался... Аслан Масхадов.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  18. #50
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    «Пятая колонна» в действии.

    Автор: В.Васенцов, Интернет-проект «Ракурс»


    В наши дни всё чаще к слову «война» добавляют определение «информационная».
    В отличие от вооружённой, информационная борьба ведётся непрерывно, как в мирное, так и в военное время. В общей иерархии рычагов влияния на международные, региональные и внутригосударственные процессы информационно-психологическое воздействие не уступает, а зачастую значительно превосходит по своей эффективности и результативности экономические, военные, политические и дипломатические факторы.

    Подобное воздействие направлено на трансформацию понимания населением своих национальных и государственных интересов, формирование в обществе групп людей, которые фактически становятся проводниками чужих интересов, иной культуры в своей стране (так называемая "пятая колонна").

    В этой связи обращает на себя внимание использование деятельности некоторых неправительственных общественных организаций в качестве инструмента информационного и психологического давления на население России.

    Заявление Госсекретаря США Кондолизы Райс о готовности американской администрации активно поддерживать процесс построения гражданского общества в нашей стране может свидетельствовать о вполне реальных возможностях зарубежных политических кругов. Целый ряд российских общественных организаций нисколько не скрывает своих финансовых связей с такими американскими неправительственными фондами, как: Ассоциация "Дорога Свободы", Правозащитным фондом "За гражданское общество", Фондом Форда, Программой поддержки общественных инициатив, Институтом «Открытое общество» Дж.Сороса, Национальным фондом «За демократию» и др.

    На Западе институт общественных организаций считается важной составляющей гражданского общества, при этом иностранное финансирование не является предосудительным.
    Однако реалии таковы, что под прикрытием озабоченности состоянием демократии, некоторые неправительственные общественные организации и СМИ, финансируемые из-за рубежа, развернули настоящую информационную войну, направленную против неугодных Западу политических режимов и государственных деятелей.

    Активизация деятельности иностранных НПО в России произошла сразу после "цветных революций" в Грузии и Украине. Это можно считать совпадением, но именно в этот период возросли расходы Агентства международного развития США (АМР) по статье "Содействие развитию открытого общества в России": с 12,29 млн долларов в 2004 финансовом году до 19,8 млн в 2005. Тогда же, в декабре 2004 года, активизировался и Национальный фонд в поддержку демократии (одна из ведущих организаций, через которую происходит финансирование российских неправительственных организаций - НПО). В это же время в России создавался Фонд "Новая Евразия" - дочерняя структура американской благотворительной организации "Евразия", финансируемая в том числе из средств госдепартамента США. Фонд "Евразия" наряду с фондом Сороса, "Национальным фондом поддержки демократии", Национальным демократическим институтом и Международным республиканским институтом участвовал в финансировании "цветных революций" в Югославии, Грузии, Украине и Киргизии.

    По данным сайта АМР, в 2005 году американская администрация выделила на "развитие гражданского общества" за рубежом около 12 млн долларов, на "обеспечение свободы СМИ" - около 4 млн, на "обеспечение и поддержку свободных и справедливых выборов" - около 350 тыс. В частности, в 2005 году помощь получили Национальный демократический институт и Международный республиканский институт - около 2,5 млн долларов на "укрепление демократических политических партий в России". Стоит обратить внимание, что деньги были выделены как структуре Демократической партии, так и аналогичной организации республиканцев.

    В 2006 году, согласно докладу американского госдепартамента "Поддержка США прав человека и демократии в мире", администрация Буша затратила на развитие "свободного общества" в мире 1,2 млрд. долларов, при этом значительная часть этих средств была направлена в бывшие советские республики. Выделенные деньги инвестировались в российские неправительственные организации, на «поддержку оппозиционных политиков и движений в Белоруссии» и «наблюдение за выборами на Украине». Как отмечено в докладе, в рамках этой деятельности в России организованы «курсы для политических партий и представителей СМИ, на которых учили как работать с избирателями и подавать информацию».

    Анализ иностранных финансовых потоков для российских НПО показывает основные направления и типы организаций, на которые возлагаются задачи по оказанию влияния на социально-экономическую обстановку и формированию общественных настроений в интересах США. Наибольшим вниманием американских неправительственных фондов в настоящее время пользуются следующие виды деятельности НПО:

    - правозащитная (в том числе «забота» о военнослужащих срочной службы);
    - контроль за выборами и освещение в СМИ деятельности государственных структур и отдельных чиновников;
    - организация опросов и социальных исследований;
    - развитие средств массовой информации;
    - подготовка кадров для молодежных движений в регионах;
    - поддержка местного самоуправления;
    - работа с общественными организациями национальных меньшинств, исследования в сфере национальной и религиозной культуры (в последнем случае грантополучателями выступают в первую очередь представители «нетрадиционных конфессий» или, попросту говоря, сектанты).

    Интересная деталь - после принятых правительством РФ мер по ужесточению контроля за деятельностью зарубежных НПО в качестве прикрытия для иностранных спецслужб, их российские филиалы стали спешно предлагать гранты и сотрудничество тем, кто действительно занимается общественно полезными делами: например, помогает инвалидам.

    Основной задачей прозападных общественно-политических организаций является формирование у политически активного населения страны, в первую очередь у молодежи, представления о правильном пути построении гражданского общества и реализации демократических свобод по образцу США и западноевропейских государств. Так, например, в задачи Международного республиканского института (в 2005 году получен грант в 500 тыс. долларов от американского Фонда поддержки демократии) входит "научить демократические партии в России эффективнее использовать технологии определения проблем, формулировать собственные политические программы и завоёвывать поддержку электората". Грант обязывает институт не только "провести серию национальных и региональных опросов общественного мнения", "разработать эффективные мини-кампании для демократических кандидатов на региональном уровне", но и "подготовить группу региональных партийных лидеров-демократов, обладающих навыками использования опросов общественного мнения и другими избирательными технологиями".
    Подобную помощь от Национального демократического института США получает "Народно-демократический союз", возглавляемый экс-премьером М.Касьяновым. На тренингах активистам НДС, например, предлагалось использовать проведение опросов общественного мнения для формирования собственного электората.

    Еще одним из способов ведения информационной войны против РФ является использование собственно российских СМИ. Примером организации такого влияния может служить деятельность международного медиа-агентства «Интерньюс», специализировавшегося на проектах в области исследования и развития региональной медиа-инфраструктуры и образовательных программах для молодых журналистов.

    Источником финансирования агентства в 2007 году стал грант Агентства международного развития США на поддержку регионального телевидения в России, грант от «Интерньюс-Европа» в рамках программы TАСИС на те же цели, два гранта от Фонда Форда на приобретение оборудования для Радиоцентра факультета журналистики МГУ.

    Особое место в деятельности НПО и прозападных СМИ занимает «работа» с российскими вооруженными силами и другими силовыми ведомствами. В отношении армии главной целью является дискредитация военно-политического руководства страны и самой идеи военной службы по призыву. Активизация данной деятельности, как правило, приходится на весну и осень - «призывную страду». В это время увеличивается количество теле- и радио передач, посвященных «разоблачению ужасов в российской армии», общественный транспорт оклеивается листовками, в которых указываются телефоны и адреса организаций, помогающих «откосить от армии». Иностранные неправительственные фонды тесно сотрудничают с некоторыми организациями солдатских матерей, политически ангажированными правозащитниками и, одновременно, с радикальными молодежными группировками, такими как "Оборона" (декларирующая "стремление бороться за свободу и готовность выйти на улицу") и Национал-большевистская партия. Отучившиеся на Западе «старшие товарищи», получив гранты, активно обрабатывают в идеологическом плане российскую молодежь. Одних они учат быть лидерами, других - «правозащитниками», третьих - «борцами за идеалы» (причем идеалы могут быть разными). Регулярные поездки на зарубежные семинары, оплаченная всё теми же спонсорами учёба по специальным программам, тренинги с единомышленниками из стран победивших «цветных революций».

    Московская Хельсинкская группа, общество «Мемориал», Союз комитетов солдатских матерей России, фонд «Право матери», Союз чеченских правозащитников, Институт гуманитарных исследований, Информационный центр правозащитного движения, Центр «Право и СМИ», Фонд защиты гласности - все эти организации используются в рамках информационной войны против РФ и её Вооружённых Сил.

    Очевидно, что по мере приближения парламентских и президентских выборов в России, всё большее значение для зарубежных политиков, стремящихся к власти над «сердцем» Евразии, приобретают возможности эффективно влиять на интеллектуальный потенциал нашей страны, распространять и внедрять в общественное сознание определенные стереотипы, подрывать и трансформировать традиционные устои национального самосознания.

    Поэтому так важна для зарубежных спонсоров «плеяда» российских общественных организаций и СМИ, занявшая нужную на самом деле обществу нишу, но использующая её не в объективных интересах страны, а в угоду антироссийской информационной войне.
    http://www.vrazvedka.ru/wv2/content/view/64/88888905/
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  19. #51
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    §3
    Российские НПО: "Мы получали гранты и пожертвования от официального фонда МИД Великобритании совершенно законно"

    Российские неправительственные организации Московская Хельсинкская группа, Центр развития демократии и прав человека, Фонд "Новая Евразия" и нижегородский Комитет против пыток распространили заявление в связи с обвинениями в том, что они получали финансирование от сотрудника британской разведки. Напомним, что данная информация, поступившая от ФСБ, была распространена в программе Российского телевидения "Специальный корреспондент" 22 января, а затем была подхвачена рядом СМИ, политиков и депутатов Госдумы.

    В заявлении данный сюжет определяется как "грубая подтасовка, не имеющая ничего общего с действительностью". "То, что в этих сообщениях рядом упомянуты российские НПО и агентурная разведывательная деятельность, сделано с явным намерением создать у аудитории впечатление о связи между ними. Прискорбно, что журналисты и государственные деятели обсуждают финансирование НПО английской разведкой как доказанный факт. Но от многократного повторения ложь правдой не становится, - отмечают авторы заявления. - Упоминавшиеся в СМИ и представителями ФСБ неправительственные организации получали гранты и пожертвования от официального фонда Министерства иностранных дел Великобритании совершенно законно. Это делалось на основании договоров, через российские банковские счета, с полной отчетностью перед налоговыми органами. Сведения о результатах реализованных на эти средства социальных и образовательных проектов, оказанной правовой и другой помощи нуждающимся, открыты для СМИ. Однако журналист не обращался к НПО при подготовке телепрограммы, поэтому важная информация оказалась недоступна зрителю, а сама передача получилась односторонней, тенденциозной и вводящей в заблуждение".

    "Мы заявляем: российские правозащитные и другие неправительственные организации работают в правовом поле, их деятельность прозрачна, легитимна и направлена на решение социально значимых проблем и защиту общественных интересов. Их авторитет признается российскими властями, систематически взаимодействующими со всеми НПО, чья репутация оказалась под сомнением из-за одного непрофессионального журналистского материала и последовавших заявлений. Мы считаем, что комментарии представителей ФСБ и ряда СМИ подрывают взаимодействие между властью и гражданским обществом в России, а попытки политиков и депутатов парламента использовать "шпионский скандал" для дискредитации НПО и особенно правозащитников наносят ущерб обществу. Мы глубоко сожалеем, что подобные действия возможны сегодня, через 15 лет после падения советского режима в нашей стране. Эта провокация многим напомнила о системе доносов и клеветы в печально известные годы массовых репрессий в СССР", - подчеркивается в заявлении.

    Авторы также отмечают, что выделение грантов на некоммерческие проекты от министерств иностранных дел и посольств представляет собой общепринятую мировую практику. Более того, МИД России не один год финансирует деятельность иностранных НПО, а в бюджете России на 2006 год выделено полмиллиарда рублей (около 17 млн долларов) на поддержку работы НПО в сфере развития демократии и прав человека, в том числе за рубежом. В то же время российское государство и органы власти разного уровня сами получают гранты и большие объемы безвозмездных средств от иностранных государств на свои программы, в том числе по химическому разоружению, утилизации устаревших ядерных подводных лодок, переобучению офицеров, на судебную и налоговую реформу, борьбу с эпидемией СПИДа и т.д.

    В заявлении выражается уверенность, что провокация против российских неправительственных организаций связана с идейной борьбой вокруг ужесточения правового режима их деятельности и принятием соответствующего законодательства. "Очевидно, что поднятый в связи с телепередачей скандал направлен на то, чтобы убедить российское общество, руководство страны, зарубежных партнеров, что этот жесткий закон на самом деле нужен", - отмечается в заявлении.

    В заключение представители НПО заявляют, что намерены прибегнуть к предусмотренным российским и международным правом механизмам для защиты репутации организаций, ставших объектом нападок. "При этом мы открыты для диалога - российским правозащитникам и гражданским активистам нечего скрывать", - подчеркивают они.
    В настоящее время продолжается сбор подписей представителей НПО и граждан, желающих поддержать данное заявление.

    Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, 26 января в ходе пресс-конференции, на которой было обнародовано заявление, президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе заявил, что организации, ставшие жертвой провокации намерены воспользоваться своим законным правом требовать у СМИ возможности ответить на озвученные обвинения в их адрес. Кроме того, они рассматривают возможность обращения в Большое жюри Союза журналистов России, а также судебной защиты своей репутации.

    Как сообщили участники пресс-конференции, никаких проверок правоохранительными органами или органами госбезопасности в отношении взаимодействия их организаций с посольством Великобритании или в отношении содержания проектов, финансирование которых производилось через посольство из Фонда глобальных возможностей (Global Opportunities Fund of the UK Foreign Office), не производилось и не производится. При этом они отметили, что финансирование данных проектов относится к предшествующим годам, и в настоящее время грантами Фонда глобальных возможностей их организации не пользуются.

    Несколько особняком в группе этих организаций стоит Фонд "Новая Евразия", президент которого Андрей Кортунов сообщил, что данная организация вообще не получала напрямую средств от британского фонда. Грантами Фонда глобальных возможностей пользовался один из учредителей "Новой Евразии" - американский Фонд "Евразия".
    - http://www.regnum.ru/news/579960.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  20. #52
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Оригинал этого материала
    © "Коммерсант", 07.04.2007


    США поставили себя перед выборами. Госдепартамент начал подготовку к избранию Госдумы и президента России

    Александр Габуев


    США начали активно готовиться к думским и президентским выборам в России. Вчера госдепартамент опубликовал доклад "Поддержка США прав человека и демократии в мире", в котором значительное место уделено России и странам СНГ. Главной целью объявлена подготовка свободных выборов в этих странах. Таким образом, отныне Вашингтон намерен не только оценивать демократичность политических процессов на постсоветском пространстве, но и влиять на них.

    Доклад госдепа, посвященный усилиям США по продвижению прав человека и демократии в мире, был вчера представлен в Вашингтоне. На развитие демократии в мире в 2006 году США потратили $1,2 млрд. Из 262-страничного доклада можно сделать вывод, что значительная часть этих средств пошла на демократизацию России и стран СНГ.

    Отношение к ситуации с демократией в России авторы доклада ясно выражают уже на первой странице раздела "Европа и Евразия". На обложке – фотография с митинга памяти Анны Политковской в центре Москвы и лаконичная подпись к ней: "Российские защитники прав человека поминают жертв политических репрессий". На самом фото несколько изможденных старух несут портрет Анны Политковской. А на первой странице всего одна цитата на кроваво-красном фоне: "Разве я могу жить и не писать правду?" И подпись: "Анна Политковская, убитая российская журналистка".

    Весь раздел посвящен почти исключительно республикам бывшего СССР (России, Азербайджану, Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украине). Есть лишь несколько абзацев о бывшей Югославии (Боснии, Сербии и Косово) и совсем немного о Турции.

    Сначала авторы доклада перечисляют основные успехи демократии в этих странах в 2006 году (в первую очередь мартовские выборы на Украине). Затем следуют основные поражения демократии, главным из которых госдеп считает "эрозию гражданского общества в России и Белоруссии, ужесточение правил регистраций российских НКО, а также преследование журналистов". После этого авторы доклада рассказывают, как США с этим борются. Главный упор госдеп делает на "организацию честных состязательных выборов", которые, по его глубокому убеждению, являются "барометром демократического здоровья страны".

    Как утверждается в докладе, уже в прошлом году США активно способствовали демократическим процессам на постсоветском пространстве. Упоминаются, в частности, "поддержка политических партий в Белоруссии" и "наблюдение за выборами на Украине".

    Однако госдеп не ограничивается только перечислением своих прошлогодних заслуг на фронте борьбы за демократию, а ставит цели на будущее. Главными среди них объявляются "подготовка к свободным и честным думским выборам в декабре 2007 года и президентским выборам в марте 2008 года в России", а также проведение прозрачных выборов в Армении. Ключевыми партнерами здесь госдеп считает ОБСЕ и Евросоюз.

    Авторы доклада отмечают, что активная работа в этом направлении велась и весь прошлый год. Так, в России США "организовывали учебу для политических партий, обучали представителей СМИ, как освещать политические проблемы, а также вели просветительскую работу среди избирателей". При этом подготовку к российским выборам Вашингтон явно не ограничивает работой с представителями оппозиционных партий. В прошлом году США выдавали гранты "российским группам гражданского общества, НКО, независимым аналитическим центрам, профсоюзам и организациям общественного контроля, чтобы те могли активно участвовать в общественной жизни".

    Кроме оказания финансовой помощи Вашингтон задействовал и своих диппредставителей в России. В частности, как отмечается в докладе, высокопоставленные чиновники США активно общаются с представителями российской оппозиции и НКО. Авторы доклада считают, что главным успехом на этом направлении стала встреча представителей американской администрации с лидерами движения "Другая Россия" в июле прошлого года.

    Нынешний доклад госдепа фактически стал продолжением его мартовского доклада "О ситуации с правами человека в мире", в котором России и постсоветскому пространству также отводится одно из центральных мест, а ситуация с правами человека и демократией подвергается резкой критике (см. Ъ от 7 марта). Директор российской и евроазиатской программы в вашингтонском центре стратегических исследований имени Кеннеди Эндрю Качинс заявил Ъ: "Это довольно серьезный документ. Он подчеркивает отношение администрации США к происходящему в России и СНГ".

    Однако глава комитета Совета федерации по международным делам Михаил Маргелов не видит ничего удивительного в повышенном внимании США к вопросам российской демократии. "По мере приближения к выборам в США республиканцы пытаются доказать демократам, что на фоне усиления сотрудничества с президентом Путиным Вашингтон не забывал о проблемах в России,– заявил он Ъ.– Поскольку мессианская идея о необходимости всех демократизировать у республиканцев и демократов совпадает, то критика России – это единственное, в чем они еще могут сойтись".

    Тем не менее одной лишь критикой России и СНГ вчерашний документ не ограничивается. Если в мартовском докладе госдеп занимался главным образом экспертной оценкой ситуации с российской демократией, то сейчас он фактически очертил основные направления деятельности США по демократизации постсоветского пространства. И акцент теперь делается на подготовке демократических выборов, прежде всего в России и тех странах СНГ, которые являются ближайшими союзниками Москвы
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  21. #53
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Парад уродов

    Виталий Стрельников



    «Главная причина нынешней серии террористических актов «Аль-Каиды» - продолжение войны в Ираке, многочисленные преступления американских силовых структур по отношению к мирному населению. Необходимо прекращать войну и искать мирные пути разрешения ближневосточной проблемы. Мы и наши дети не должны быть заложниками амбиций генералов США». Трудно представить такое заявление, не правда ли? Практически невозможно - его и нет! На самом деле - это очередное выступление правозащитной Московской хельсинкской группы, только вместо слова «Ирак» они говорят - Чечня, а вместо «США» - Россия! Даже захват школы с маленькими детьми в Беслане не заставил наших правозащитников думать по-иному. Виновата всегда - исключительно Россия, а наемные убийцы, прячущиеся за детскими спинами, по их мнению, - всего лишь жертвы обстоятельств.

    Создается впечатление, что правозащитные организации в России - по совместительству отделения Общества слепых и глухих. Все каналы ТВ уже криком кричали о шокирующей новости из Беслана, когда Московская хельсинкская группа потребовала от международного сообщества… «не признавать фальсифицированные президентские выборы в Чечне».

    Брежнев был прав?


    Елена Боннэр: припеваючи живет в США. Зарабатывает на жизнь обгаживанием всего русского и восхвалением всего американского

    После таких фраз начинают появляться нехорошие мысли: а может, прав был Брежнев, рассаживая правозащитников по психушкам? Плохие те выборы, хорошие ли - но разве стоит проверять законность прописки у соседа в тот момент, когда в квартире горит крыша и обваливается потолок?


    Владимир Буковский: диссидент со стажем. Скрывается в Англии. Уже лет 10 безуспешно предрекает гибель России

    После смерти в Катаре экс-и.о. президента бандитской Ичкерии Залимхана Яндарбиева некоторые «хельсинкцы» первым делом накатали открытое письмо катарскому эмиру с просьбой… сурово наказать россиян, арестованных по обвинению в этом убийстве. «Жестокое наказание пойдет на пользу российскому руководству, - говорилось в письме. - Эта кара должна свидетельствовать, что мировое сообщество не приемлет методов, взятых на вооружение российскими властями». Защитники сепаратистов даже не потрудились уточнить, с каких пор Катар (нефтяная монархия со средневековыми порядками и диктаторским режимом) и мировое сообщество стали означать одно и то же. И Бог с ним, что тогда еще в помине не было никакого суда - диссиденты заранее назвали россиян в Катаре виновными и требовали для них смертной казни.

    По моему скромному мнению, правами обладают ВСЕ люди, что живут в России, а не только мерзавцы, захватывающие школы. Однако объяснить это российским правозащитникам - все равно, что корову научить играть в хоккей. Они с удовольствием поедут в Лондон на защиту бандита Закаева и будут активно втолковывать тамошним судьями, что у террориста хрупкое здоровье и он непременно скончается в российской тюрьме. Но будут реветь, как плебеи в римском Колизее, опустив большой палец вниз и требуя смерти российских разведчиков еще до приговора суда: и плевать они хотели, что это с точки зрения прав человека ни в какие ворота не лезет.

    Защитники палачей



    Юрий Орлов: глава Московской хельсинкской группы. Прячется в Америке. Очень переживает, что народ поддерживает Путина

    Ни Елена Боннэр, ни Сергей Ковалев, уже горло сорвавшие, оправдывая чеченских террористов, не выступили в защиту русских школьников в Латвии, которых местное нацистское правительство насильно лишает права учиться на родном языке. Никто из правозащитников не прислал в Ригу протест против установления мемориалов на кладбищах околевших эсэсовцев. Оно и понятно - других дел невпроворот. Сергей Адамович в январе 1995 года, во время штурма Грозного, призывал по громкоговорителю российских солдат сдаваться в плен, чтобы «спасти свою жизнь». Если кто-то его и послушал, то домой он навряд ли вернулся - видеозаписи, где чеченские «борцы за свободу» режут пленным горло перед камерами, обошли все телеканалы мира.


    Сергей Ковалев: "В Косово лучше всех вели себя США и КЛА (албанские террористы), а хуже всех - Сербия и Россия"

    «Фонд Андрея Сахарова», работающий в США и возглавляемый Еленой Боннэр, сделал все возможное, чтобы близкий друг Басаева и Масхадова Ильяс Ахмадов, «министр иностранных дел» Ичкерии, получил политическое убежище в Штатах. Все правозащитники хором утверждают: Масхадов - это не злобный и кровавый Басаев, он весьма добрый и умеренный, он всячески осуждает терроризм и вообще приказов нападать на школы не дает. Однако каким образом Масхадов все время оказывается на видеопленках рядом с виновником гибели тысяч мирных людей, ни Ковалев, ни Боннэр, ни Ванесса Редгрейв объяснить не могут. Да, собственно говоря, и не хотят.

    Всякий раз, когда происходит что-то ужасное с гражданами России, правозащитников не дозовешься. Когда охреневший от самолюбования туркменский диктатор Ниязов отменил двойное гражданство в стране, а сотрудники местной ГБ стали выселять россиян из квартир, правозащитники молчали. Когда чеченские «Бригады Мовсара Бараева» угрожали Парижу взрывами за запрет паранджи в школах, они сказали, что это провокация ФСБ. Когда (пусть на одну неделю) появился идиотский запрет на русский язык на телевидении Украины, не раздалось даже слова осуждения. Когда русские моряки Шишковский и Шаповик, которых в Америке ложно обвинили в контрабанде наркотиков, оказались в калифорнийской тюрьме, где их подвергали избиениям (впоследствии обоих полностью оправдали), - снова гробовое молчание.

    Привет от Березовского


    Сентябрь-2004: пока чекисты спасают детей, шизофреники типа Новодворской мечтают окончательно добить наши спецслужбы

    А теперь представьте ситуацию. В США все правозащитники вдруг заявили: чтобы «Аль-Каида» прекратила теракты, надо закончить войну в Афганистане и Ираке, вывести оттуда войска и дать террористам жить, как они хотят. Надо вступать в политические переговоры с Усамой бен Ладеном, так как он пару раз говорил, что не имеет никакого отношения к теракту 11 сентября 2001 года (самое первое заявление бен Ладена на следующий день - «Это не наш метод, мы не причастны к этому» - ну как раз стиль Закаева…).

    Нет сомнения, что уже через пару дней после таких речей у местных правозащитников начались бы проблемы с основной работой (помните, как выкинули с ТВ популярнейшего телеведущего Фила Донахью за его критику войны в Ираке?), а у фондов, их финансирующих, - проблемы со счетами в банках. Но, разумеется, в России ничего подобного произойти не может. Ибо те же Европа и США сразу обвинят нас в авторитаризме, наступлении диктатуры, нарушении прав человека и еще черт знает в чем..

    Кстати, «Фонд Андрея Сахарова», принявший активное участие в защите и предоставления убежища Ильясу Ахмадову (в США) и Ахмеду Закаеву (в Британии), финансируется Борисом Березовским - не так давно тот предоставил ему три миллиона награбленных в России долларов. Точно так же Березовский не скрывает, что предоставлял деньги как Ахмадову, так и Закаеву «на адвокатов и проживание». Как откровенно выразился беглый олигарх: «Назло Путину».

    Из неизвестных финансовых источников поступают деньги на счета «представителей Масхадова» в Европе - купающихся в роскоши Умара Ханбиева и Усмана Фирзаули. Точно так же, ни в чем себе не отказывая, то в Малайзии, то в Баку живет семья сына Аслана Масхадова - Анзора, останавливающегося в лучших отелях. На роскошной вилле в Стамбуле проживает Алла Дудаева - вдова Джохара Дудаева. Довольно странно, что правоохранительные органы России не пытаются выяснить: а кто дает эти деньги? Но если вдруг подтвердится, что усилия российских правозащитников и масхадовских эмиссаров оплачиваются из одного кармана, скажите честно - разве вы этому удивитесь?

    Комментарий специалиста


    Игорь Фролов, полковник Службы внешней разведки:


    - Когда конгресс принимал последний бюджет США, несколько сенаторов выступили с заявлением, что финансирование российских правозащитных организаций при любых обстоятельствах не должно быть урезано. Дескать, значимость общественного мнения трудно переоценить. Международные исламские организации экстремистского толка тратят на пропаганду не многим меньше. Как правило, они тоже действуют через правозащитные и благотворительные фонды или другие некоммерческие организации. Тут им на руку играет анонимность вкладов и пожертвований. Не только в швейцарских банках, но и у нас, в России.
    Не в бровь, а в глаз

    Станислав Говорухин, кинорежиссер, экс-депутат Госдумы РФ:

    - Все наши правозащитники на службе у Запада. И никогда не защищали интересы граждан. Где был Ковалев, когда перед первой войной все иноязычные жители Чечни, от русских до евреев, забрасывали президента, правительство и парламент тысячами писем с требованием остановить творящийся там беспредел? Чеченцы насиловали женщин, воровали взрослых и детей, требуя выкуп или превращая в рабов. Убивали людей, отнимая у них дома. Что, Ковалев об этом не знает? А фонд Сороса? Да один этот благодетель под видом поддержки наших ученых нанес невосполнимый урон стране, профинансировав утечку умов и научных идей. Даже ребенок не поверит, что Запад станет оплачивать чьи-либо действия в интересах народа России.

    К вашему сведению. Деньги не пахнут

    Швейцарский посол в России недавно на пресс-конференции подтвердил, что его правительство через ассоциацию «Дорога свободы» финансирует 34 российские правозащитные организации. В том числе и деятельность Сергея Ковалева, президента Института прав человека, экс-депутата Госдумы, кавалера ордена «Рыцарь чести Ичкерии». Почему именно Швейцарию так волнуют нарушения прав человека в России? Этой лукавой стране крайне важно, чтобы оборот денег, идущих через печально знаменитые швейцарские банки, не сокращался. А для этого нужно блюсти интересы клиентов, будь то Пентагон, ЦРУ или граждане России, скрывающие капиталы от налогов. Поэтому тайна банковских вкладов в Швейцарии - понятие святое. И неудивительно, что деньги нашим правозащитничкам приходят именно из этой страны.

    Справка

    * В России сегодня орудуют более 1800 правозащитных организаций.

    * По оценкам спецслужб только «Фонд Форда» за семь лет работы в России истратил более $ 50 миллионов! Причем финансирует он даже такие экзотические организации, как Северокавказский общественный институт, давно привлекающий внимание разведки и ФСБ.

    * Не менее активно трудятся в нашей стране американский «Национальный фонд поддержки демократии», «Фонд Генри Джексона», немецкий Фонд Фридриха Эберта и Конрада Аденауэра».

    Участники

    Следующие активисты, партии и общественные движения, входящие и не входящие в состав коалиции «Другая Россия», принимали участие в Маршах несогласных в разное время:

    Объединения

    Объединённый гражданский фронт (ОГФ)
    Национал-большевистская партия (НБП)
    Молодёжное движение «Оборона»
    Общественное движение «Смена»
    Российский народно-демократический союз (НДС)
    Республиканская партия России (РПР)
    Авангард красной молодёжи (АКМ)
    Профсоюз «Профсвобода»
    Российский социал-демократический союз молодёжи (СДСМ)
    «Молодёжное Яблоко»
    Либертарное движение «Свободные радикалы»
    Союз правых сил (СПС)
    Московская Хельсинкская группа (МХГ)
    Движение «За права человека»
    Голос Беслана

    Активисты

    Людмила Алексеева
    Евгения Альбац
    Виктор Анпилов
    Никита Белых
    Мария Гайдар
    Михаил Ганган
    Леонид Гозман
    Нина Гуличева
    Сергей Гуляев
    Михаил Делягин
    Анатолий Ермолин
    Андрей Илларионов
    Гарри Каспаров
    Олег Козырев
    Ольга Курносова
    Эдуард Лимонов
    Марина Литвинович
    Владимир Лысенко
    Юлия Малышева
    Борис Немцов
    Михаил Обозов
    Александр Осовцов
    Лев Пономарёв
    Захар Прилепин
    Владимир Рыжков
    Георгий Сатаров
    Иван Стариков
    Сергей Удальцов
    Марк Фейгин
    Ирина Хакамада
    Виктор Шендерович
    Юрий Шевчук
    Александр Шуршев
    Илья Яшин
    Сетевое
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  22. #54
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Еще одно мнение, можно соглашаться или нет, но знать нужно.

    «В 1979 году правящая верхушка Советского Союза отправила войска в суверенный Афганистан под предлогом «оказания братской помощи»; сотни тысяч жителей страны стали жертвами советских военных. Сегодня правящая в России чекистско-чиновничья группировка - наследница советского руководства - совершила агрессию против независимой Грузии», - также говорится у правозащитника.

    Под обращением стоят подписи завсегдатаев Маршей несогласных: председателя Комитета антивоенных действий Михаила Кригера, главы движения За права человека Льва Пономарева, координатора оранжевого движения Оборона Эдуарда Глезина, представителей касьяновского РНДС, председателя Общества российско-чеченской дружбы Станислава Дмитриевского и других.
    Не смогла остаться в стороне проживающая в США вдова академика Сахарова Елена Боннер. Ее желчный антисоветизм претерпел интересную трансформацию: «ООН обязана срочно прекратить миротворческий мандат России, а НАТО или ООН - ввести туда свои миротворческие силы, - заявляет она.

    Эти заявления, что характерно, звучат на фоне осторожной реакции западных стран. ООН четвертый день не может прийти к единому мнению по поводу этого конфликта. Не спешит с выводами ЕС. Здесь господа правозащитники в своем обличительном пафосе сильно переплюнули даже развитые демократии в главе с главным миротворцем США.

    Что делать с несогласными?

    Началось. А вы не заметили? Всё московское метро заклеено листовками, призывающими всех, кому что-либо не нравится в нынешней России, выйти 14 апреля в Москве на «Марш несогласных». Нет сомнения, что выйдут многие. Потому что применённый «новыми оранжевыми» принцип вербовки сторонников в свою коалицию поистине гениален
    Если прежние «оранжевые», используя классические либеральные лозунги, набирали до сих пор по всей Москве, даже с учётом наёмников максимум тысячу человек, то сегодня всё это в прошлом: коалиция именуется заведомо позитивно воспринимаемым словом «несогласные» и сколачивается из категорий граждан, имеющих принципиально различные, а зачастую – взаимоисключающие, цели и принципиально разные претензии к Власти. Если «либералы-западники» хотят свергать Президента за его отход от навязанного Западом курса, то другие участники коалиции – «левые», «этно-националисты» и просто «обиженные Властью» (бедные, обманутые, протестующие против непопулярных проектов и т.д.) – объективно недовольны именно последствиями реализации этого «Западного курса» и Властью – поскольку она продолжает его реализовывать.

    Казалось бы, объективно три последние категории являются принципиальными идеологическими противниками либералов и их проекта в России. Однако на «марше несогласных» в Питере все четыре перечисленные категории шли в едином строю бороться за… За что? А ни за что! В этом-то и состоит гениальность политтехнологов «новых оранжевых», что толпу никогда не зовут на улицу за что-то, но всегда против чего-то, что не нравится и может быть персонифицировано как средоточие «абсолютного зла». И вот «толпе» сказали: «А давайте вообще не будем уточнять, какую Россию мы хотим получить. Нам не нравится ЭТА Россия, вся целиком — с её заевшейся властью и сросшимися с нею олигархами, с диким социальным неравенством и повальной коррупцией, с всесильными этническими мафиями и вымиранием русских по миллиону в год, и… с президентом Путиным во главе всего этого безобразия. Вот и давайте всю эту Россию (или, как они презрительно говорят – «рашку»), начиная, естественно, с Путина, — «до основанья, а затем...» Что будет «затем» при этом намеренно не уточняется. Подразумевается, что «хуже чем при этой Власти ничего быть не может». Как не уточнялось это в недоброй памяти феврале 1917 года или в августе 1991г, когда «революционная» агитация за западные деньги строилась примерно по тому же принципу: «хуже, чем есть, быть не может». Оказалось, очень даже может. Но поняли это уже потом, когда было поздно…

    ***
    Разумеется, «марш несогласных» — не самоцель, а лишь грандиозная пиар-акция, призванная подтолкнуть и запустить все разрушительные процессы, тлеющие ныне в России. Во-первых, нам и (в первую очередь!) Западу покажут, что «несогласные» — это «весь Народ», т.е. люди всех социальных страт и всех политических убеждений. Выйдут «либералы», для которых въезд в Кремль Ходорковского и Невзлина с одновременным развешиванием вдоль кремлёвской стены ненавистных «чекистов» — голубая мечта и смысл жизни. Подключатся «национал-большевики» и левые радикалы (АКМ), для которых любая революция – желанный шанс не только вволю «погулять», но и вылезти «наверх». Есть серьёзные основания полагать, что в ряды «несогласных» подтянутся т.н. «национал-оранжисты» (термин идеологически окормляющего их С. Белковского) из числа участников прошлогоднего «Русского марша». В частных беседах с некоторыми из них уже как само-собой разумеющаяся, звучит мысль, что-де «Миша -«два процента» (Касьянов), конечно, … это самое…, но зато по крови – русский человек, и если он сделает пару заявлений за русский народ, многие наши за ним пойдут». И, наконец, огромное число сторонников «несогласные» обретут среди тех простых граждан, которые имеют все реальные основания ненавидеть существующий в стране порядок вещей, при котором они – НИКТО! Всех этих людей «несогласные» сегодня зовут к себе, абсолютно справедливо(!) заявляя, что никакой реальной возможности изменить законным способом нынешнее безобразное положение дел НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

    Так вот, именно всю эту толпу 14 апреля сего года попытаются погнать на омоновские дубинки. Ясно, что не с целью победить, а чтобы устроить наконец то, что так и не получилось 4 ноября прошлого года на «Русском марше» — масштабное «кровавое воскресенье», разом превращающее Владимира Путина – этот последний элемент системы Власти, обладающий реальным рейтингом – во «Владимира Кровавого». Дальнейшее – более чем предсказуемо. При должной подаче в СМИ «антинародный режим Владимира Кровавого» моментально сделают «врагом народа №1», а личный рейтинг, на котором сегодня строятся все надежды «придворной элиты», упадёт единовременно в несколько раз. До выборов 2007 г. организуют ещё несколько «революционных выступлений» с новыми героями и жертвами (идеально подойдёт например, «Русский марш-2007» — аккурат 4 ноября, накануне выборов). И, наконец, будут выборы, естественно, при любом исходе объявленные сфальсифицированными, и тогда всех недовольных и всех пострадавших, усилив их мощным финансовым и информационным ресурсом, разом выведут на улицу «валить Власть».

    При этом Запад мгновенно арестует хранящийся в заокеанских банках российский Стабфонд, чем разом «обрушит» нашу экономику и социальную политику, стократно умножив число «несогласных». А заодно – все зарубежные счета «пособников преступного режима» — причем как чиновников, так и бизнесменов, сделав (как ранее в Югославии и Ираке) условием их разблокирования поддержку противников этого режима. Последнее вызовет столь тотальную волну предательства – от обласканного Властью олигархического бизнеса и обслуживающих его СМИ до большинства госчиновников всех рангов, что вся «вертикаль власти» посыпется, как карточный домик. И с этого момента единственным политическим требованием всех недовольных чем-либо в стране станет: «Путина – в отставку, «чекистов» — к стенке, Государство – долой!». Дальше – всё по «югославскому сценарию»: смута, кровь по колено, развал страны и ввод на её территорию оккупационных «международных» войск…

    Некоторые наши «оптимисты», правда, лелеют надежду, что на волне смуты власть опять подберут какие-нибудь «новые большевики» (в смысле – националисты) и железной рукой сколотят страну воедино, попутно перестреляв всех повылезавших «плохих людей». Но надежды эти наивны: западные режиссёры, на деньги и по сценарию которых готовились во все времена ВСЕ без исключения «русские революции», тоже историю анализировали и второй раз осечки, конечно, не допустят.

    ***
    Спрашивается, что делать? Прежде чем ответить на этот вопрос, неплохо оценить, что по этому поводу делает Власть.

    Во-первых, создаются и щедро оплачиваются разнообразные «пропрезидентские» молодёжные движения, призванные, видимо, в критический момент встать на пути «несогласных». Если отбросить возможность «распиловки» отпускаемых на это дело казённых средств, эффективность этого проекта минимальная. Нет, с одной стороны, созерцание на телеэкране ста тысяч наёмных «дедморозов» из движения «Наши», скандирующих «мы за Президента!» приятно. Но с другой – верхом наивности было бы рассчитывать, что эти полчища не разбегутся тотчас же после того, как за демонстрацию любви к Президенту их начнут не подкармливать, а бить
    .
    Во-вторых, делается попытка придать предстоящим выборам абсолютную управляемость. Отсеяны все нежелательные партии, отменен минимальный порог явки, ликвидирована графа «против всех», а в качестве «главной интриги» предложено выбирать между партиями Грызлова и Миронова. Т.е. людям навязывается совершенно твёрдое осознание того, что все выборы – неинтересный спектакль, где все роли и реплики расписаны заранее и при любом исходе в жизни нашей НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИТСЯ. Предполагается, что на выборы народ не пойдёт, что откроет ещё большие возможности для разнообразных аппаратных… скажем так – «хитростей» и позволит получить 100%-но гарантированный нужный результат. Примерно та же картина – на президентских выборах при альтернативе Иванов-Медведев.

    Казалось бы, всё логично, если бы не одно «но». Все подобные «технологии» имеют смысл только в одном случае: если отсутствует сопоставимый по ресурсам противник, а Запад, что бы ни делала «демократическая» российская Власть, остаётся на её стороне. Но именно этого-то на нынешних выборах и не предвидится! Запад твёрдо намерен «валить» Путина и всю далеко не монолитную команду «чекистов», и играть он со всеми своими возможностями будет на стороне «несогласных». Или, точнее, это они будут играть на его стороне, заранее объявляя любые выборы сфальсифицированными» (оснований для чего в действиях Власти, как видим, предостаточно уже сейчас) и выводя людей на улицы «брать власть».

    Теперь что касается армии. Армия, как известно, «чекистов» недолюбливает, а «чекистов во власти» — тем паче. Разумеется, эти настроения учитываются и подогреваются: в то, что фактор присутствия на территории Московской области войсковой группировки в предполагаемый момент начала смуты её проектировщики не учитывают, не поверит даже младенец. Наверняка учитывают, а значит, и работу соответствующую с «отцами-командирами» проводят. Скажете, наши генералы более принципиальны и менее корыстны, чем иракский генералитет, «удививший» не так давно Саддама Хусейна? Может, и так. Но если при столкновении с «несогласными» будут многочисленные жертвы (а они будут, об этом наверняка позаботятся!), то заранее оплаченный «переход на сторону народа» для многих генералов будет выглядеть вполне благопристойно.
    Наконец, активизируется и подкармливается т. н. «Партия третьего срока», имеющая целью не мытьём так катаньем оставить Владимира Путина президентом ещё на четыре года минимум. Может быть, в нынешних условиях это было бы не самым худшим выходом для России, вот только как?! Волевым решением? Пересмотром Конституции Думой «по просьбе народа»? Организацией конфликта и объявлением, что, мол, «коней на переправе (в смысле – «главнокомандующего в ходе боевых действий») не меняют? Все эти варианты плохи уже тем, что совершенно очевидно будут восприниматься и внутри и вне России как «шитые белыми нитками». Т.е. как узаконенный произвол, переводящий Россию в категорию «антинародных диктаторских режимов» со всеми вытекающими последствиями.

    Таким образом, ни один из вышеприведённых вариантов всерьёз рассматриваться не может, а значит, напрашивается невесёлый вывод: реалистичного проекта выхода из надвигающегося кризиса у российской Власти НЕТ. Да, часть нашей властной «элиты» уже поняла, что спасать себя, не спасая страну (т.е. действуя «как обычно») никак не получается. Но вот КАК?!

    ***
    Я готов прямо сейчас сказать – как...

    Если проводимый в России с начала 90-х политический и экономический «западнический» курс не просто доказал свою несовместимость с Россией, но и является первопричиной 90% протестных настроений, значит менять надо курс. Если сделать это в рамках нынешней выстроенной по западному шаблону парламентской демократии не получается, если все планы по развалу России построены в расчёте на то, что выход Власть будет искать именно в рамках этой системы, значит менять надо всю систему.

    Вот – единственный способ эффективной борьбы с «несогласными» — устранить саму первопричину несогласия. Я, например, тоже с очень многим в России категорически не согласен:

    • Я не согласен с отсутствием в стране с начала 90-х внятной государственной идеологии, которая одна только и может определять более или менее единые «правила игры» для Власти и всего прочего Общества.

    • Я категорически не согласен, что частные и групповые интересы официально поставлены у нас выше национальных, что традиционные наши (православные в своей основе) ценности принудительно заменены на культ эгоизма и «личного успеха», потребление объявлено смыслом бытия, а мораль, честь, совесть и сострадание отменены вовсе как «нерыночные» категории.

    • Не согласен я и с тем, что ведомая «западниками» Россия отказалась от собственного тысячелетнего цивилизационного проекта и стремится всеми силами и в качестве кого угодно «вписаться» в чужой, Западный Проект. И что, копируя этот проект, Государство у нас из мобилизационного штаба Нации для решения общенациональных задач объявлено группой «эффективных менеджеров», нанятых, якобы, Обществом для «оказания услуг». Потому что прекрасно понимаю, что «услуги» такой «менеджер» будет оказывать прежде всего себе любимому, да ещё тому, кто в состоянии за них больше заплатить.

    • Я не согласен, что мы, Народ, воспринимаемся этими «эффективными менеджерами» не как главные хозяева своей страны, а как «трудовой ресурс». Причём – ресурс дорогой и невыгодный, если сравнивать с теми же иммигрантами. А значит, в целях «экономической эффективности Государства» подлежащий по возможности скорейшей «утилизации» — через искусственное создание бедности, ликвидацию «социалки», недоступность приличного образования и медобслуживания, уничтожение структуры жизнеобеспечения, разрушение института семьи и разнообразные «программы планирования рождаемости».

    • Не согласен, что всё созданное несколькими поколениями наших предков фактически роздано этими «менеджерами» нескольким десяткам семей невесть откуда появившихся «миллиардеров». Которые при этом не «унаследовали» никаких обязательств перед Государством и Обществом, полагая, что достаточно откупиться мизерным налогом, чтобы Общество согласилось признать присвоенное ими их «нерушимой частной собственностью».

    • Я не согласен, что образование у нас понимается отныне не как подготовка и воспитание граждан, максимально пригодных к квалифицированному служению своей стране, её развитию и процветанию. А как набор платных (не будем лицемерить: сплошь и рядом – именно платных!) услуг, помогающих платёжеспособным индивидуумам повысить свою «цену» как товара на рынке труда.

    • Не согласен, что культура, искусство, спорт – объявлены сегодня не средствами воспитания духовно и физически здоровых людей, а видами бизнеса, в которых всё определяется рентабельностью и выгодой.

    И ещё с очень и очень многим в нынешней России я категорически не согласен. Но, в отличие от «движения несогласных», или, точнее, — его большей части, определённой «технологами» на роль «пушечного мяса», я совершенно отчётливо вижу, что является причиной, а что – её следствием. А причина всего вышеперечисленного, с чем я и ещё очень многие не согласны, является именно он — абсолютно порочный и нежизнеспособный «либеральный» курс, насаждаемый у нас в России с начала 90-х. Благодаря которому мы имеем в России то, что имеем. А значит – именно он и должен быть изменен на курс национальный, причём – с гарантией невозвращения к прошлому, какая бы партия ни победила на очередных выборах.

    Если появляется реальная возможность добиться этого без революций, большой крови, реальной угрозы распада и иноземной оккупации страны, то зачем, скажите, мне нужна революция?!

    ***
    Кто в состоянии принять легитимное решение относительно стратегического курса страны, её государственных и общественных основ? Уж конечно не Президент, не Дума и не «правильно подсчитанный» всенародный референдум. Только сам народ, и никто более! С 1917 года и по сей день у нас пришедшая тем или иным путем к власти политическая партия навязывала Народу свою партийную программу в качестве, якобы, его «исторического выбора» — сначала коммунистического, а с 1991г – либерального. Вот из этой-то ловушки нам и предстоит выскочить.

    В старину существовал на Руси такой высший демократический институт, как Земский Собор. Легитимность имел абсолютную: и цивилизационный проект для страны избирал, и царей на царство ставил. В 1918 году попытались было собрать его аналог – Учредительное Собрание, но кончилось всё плачевно, и с тех пор в России, как в средневековой Европе – «чья власть, того и Вера».

    Именно созыв современного аналога Земского собора позволил бы радикально решить целый ряд неразрешимых сегодня проблем, ибо каждое его решение – по статусу приравнивается к всенародному референдуму, выше которого уже ничего нет. Можно не только принять новый курс и новую идеологию, основанную на традиционных ценностях, духовности и культурной традиции. Можно заложить верные основы Государства, решить национальный вопрос, вопросы собственности и приёма в состав России тяготеющих к ней территорий, населённых нашей ныне разделённой единой Нацией. Можно избрать ту форму власти и на тот срок, как Народ посчитает нужным. Можно радикально пересмотреть ряд невыгодных для России договоров, заключенных от её имени в «ельцинский» период. Можно – всё! Потому что Собор – это Воля народа, являющегося, согласно даже ныне действующей Конституции, высшим носителем власти.

    Вот она – «революция без революций», разом и совершенно демократически преобразующая всё то, с чем мы не согласны! Вот – то, за что действительно стоит бороться!

    Вы скажете: ждать, пока Власть прозреет и сама пожелает собрать спасительный для страны Собор, было бы верхом наивности! Абсолютно с этим согласен! Именно поэтому сегодня рядом общественных движений начата работа по созыву и организации общественного аналога такого Собора, где собранные со всей страны представители реальных общественных организаций, творческих и профессиональных союзов, местного самоуправления и т.п. смогут сами, не передоверяя это какой-либо из партий, сформулировать, в чём состоит истинный «исторический выбор» Народа, его ценности, желательные для него основы устройства России.

    Разумеется, решения такого Общественного Собора не могут иметь законной силы, пока положение о нём не будет внесено в Конституцию, но высказанную в них «волю народа» просто обязана будет учитывать любая политическая сила, желающая всерьез сыграть на предстоящих выборах. В своём сегодняшнем качестве нас ни одна из имеющихся партий просто не интересует. Нам абсолютно безразлично, чем «выхухоль» лучше «медведя», а Миронов лучше Грызлова. Нас интересует, какая партия найдёт в себе силы сделать продекларированную Общественным Собором волю народа своей партийной программой и предложить себя в качестве инструмента для её реализации. Не позовёт нас поработать в своём партийном проекте, а, отказавшись от него, всею партией войдёт в наш проект, став его парламентской оболочкой. По сути – на выборы в этом случае под партийной оболочкой пойдёт весь Общественный Собор, все поддержавшие его организации и движения. Вот тогда только в выборах появится реальный смысл. Ибо выбирать придётся не между теми, кто «за Путина» и теми, кто «ещё больше за Путина», а между теми кто за волю народа – и теми кто против. Теми, кто за созыв уже вполне легитимного Собора, имеющего право и возможность избрать для страны новый курс, принципиально отличный от навязанного нам Западного, — и теми кто против, т.е. за сохранение этого курса.
    Я думаю, выбор будет очевиден, и тогда уже никто не помешает нам собрать-таки совершенно легитимный Собор, способный принять необходимые сегодня для страны решения. Закрыв тем самым в ней питающую смуты эпоху тотального НЕ-СОГЛАСИЯ.
    http://www.pravaya.ru/look/11846
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  23. #55
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Правозащитники России приготовились к встрече с Хиллари Клинтон


    Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift: Людмила Алексеева

    Активисты российского гражданского общества на встрече с госсекретарем США Хиллари Клинтон в Москве 13 октября намерены поднять проблемы в сфере защиты прав человека в России.



    Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift: Лев Пономарев

    По словам лидера общественного движения "За права человека" Льва Пономарева, активисты гражданского общества на встрече с Хиллари Клинтон, запланированной на вторник, 13 октября, намерены обсудить вопрос о ситуации с правами человека в России.
    В интервью агентству "Интерфакс" Пономарев заявил, что США для России могут быть примером в правозащитной сфере. "Для Швеции США не пример, для Дании не пример. А для нас образец и Швеция, и Дания, и США", - подчеркнул российский правозащитник. "Конечно, они прокололись в Ираке, - заметил при этом Пономарев. - Но именно в Ираке, а не в Америке… Абу-Грейб - это цветочки по сравнению с ягодками, которые есть у нас".
    Правозащитники надеются на зарубежных партнеров Кремля
    Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, которая также приглашена на встречу с Клинтон, заявила о том, что хотела бы поговорить с главой госдепартамента США о положении активистов гражданского общества в России. По ее убеждению, зарубежные партнеры в состоянии убедить российское руководство, чтобы оно выступало в поддержку гражданского общества.
    http://www.dw-world.de/dw/article/0,,4785522,00.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  24. #56
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Сейчас узнал, что главным редактором издательства "Вокруг света" назначен Сергей Пархоменко. То есть журнал "Вокруг света" с тремя миллионами постоянных читателей, а также огромные серии путеводителей и разговорников, всевозможные сопутствующие издания и интернет-ресурсы отданы в еврейские руки одного из самых одиозных либерастов-русофобов на территории России.



    Пархоменко Сергей Борисович, 1964 г.р. Еврей. Бывший главный редактор журнала "Итоги", основатель и бывший главный редактор ультралиберального «Еженедельного журнала».Обозреватель радиостанции "Эхо Москвы". Организатор (вместе с Каспаровым, Немцовым, Шендеровичем и Буковским) "Комитета-2008" и последующего Объединённого Гражданского Фронта (ОГФ), активный участник акций "несогласных". Член Общественного совета Российского Еврейского Конгресса (РЕК).

    Каждая передача, каждая статья этого мерзавца наполнена местечково-звериной ненавистью к России, русским, славянству, Православию. Достаточно привести в качестве примера всего лишь две цитаты, сказанные им в эфире "Эха": "Меня тут очень многие спрашивают, за что я так не люблю Россию. Знаете, я страстно, всей душой ненавижу то, что вы называете Россией"; "Это ваша России и эту Россию я ненавижу всей душой".

    Я не испытываю никаких иллюзий насчёт издательства "Вокруг света". Мне пришлось немного поработать с ними два с половиной года назад (по своему этнографическому профилю). Первое, что поразило - абсолютно моноэтничный характер редакции. Ни одно русского, ни одного! Вообще! Но всё-таки журнал, учитывая его направленность, старался избегать политики в чистом в виде. Теперь же формируется новый информационный узел (мощный, с большими возможностями) сионо-либеральной борьбы против России.
    .
    http://general-ivanov.livejournal.com/526962.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  25. #57
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Хождение в народ





    США перестали критиковать Россию по вопросам гражданского общества - вместо этого они сосредоточились на работе с российскими НПО и прочих аспектах сетевой войны

    31 октября на очередном митинге «несогласных» доблестными сотрудниками российской милиции был задержан сотрудник американского посольства по фамилии Бонд. Второй секретарь и вице-консул посольства США Р. К. Бонд якобы совершенно случайно оказался в одном ряду с Людмилой Алексеевой, Эдуардом Лимоновым и их тремя сторонниками, вышедшими протестовать против неизвестно чего на Триумфальную площадь. Что мистер Бонд на самом деле забыл в этой компании, выяснят компетентные органы. Однако, сам факт подобного задержания заставляет еще раз рассмотреть российско-американские отношения на их нынешнем этапе.


    Легкая эйфория охватила российское общество после того как в Вашингтоне инаугурационную речь, пусть и не с первого раза выговорил первый чернокожий президент США Барак Обама. Репутация известного миротворца и реформатора заставляла с надеждой всматриваться в загорелое лицо юного лидера самой могущественной в мире страны. Все то, что среднестатистический россиянин связывал с именем Джорджа Буша: агрессия в Ираке и Афганистане, «цветные» революции, постоянные обвинения России в нарушении гражданских прав и свобод, - казалось, с приходом нового президента должны были кануть в Лету. Этого не произошло.
    Дальше дежурных заявлений о «перезагрузке» и взаимных улыбок госсекретаря США и российского министра иностранных дел не пошло. В чем же причина такого поворота? И отчего сотрудники американских посольств еще с большим энтузиазмом взялись помогать российской оппозиции, да так, что позабыв всякий страх, стали выяснять отношения с нашей милицией на сборищах «несогласных»?
    Давайте пристально взглянем на начало бушевского правления. Как и всякий другой консерватор и республиканец на его месте, Джордж Уолкер Буш, придя к власти, намеревался серьезно пересмотреть американскую внешнеполитическую стратегию. Напомним, что в эпоху Клинтона она заключалась в продвижении демократии и «гуманитарных бомбардировках». Последним аккордом клинтоновской демократической администрации стали бомбардировки Югославии и оккупация Косово. Республиканцы же и Буш в частности поначалу намеревались вообще уйти с Балкан и уделять меньше внимания и Европе, и России. И только после событий 11 сентября 2001 года позиции неоконсервативного крыла партии значительно усилились, а с ними и всех тех, кто стремился к проведению интервенционистской внешней политики.
    В сентябре 2002 года появилась новая Стратегия национальной безопасности США, весьма нехарактерная для республиканской администрации. Прежде защиты национальных интересов страны в ней речь шла о распространении демократии как главной задаче Соединенных Штатов и главного условия безопасности страны. Подобное положение характерно, скорее, для идеалистов-демократов, но не для прагматичных республиканцев.
    Странным образом это положение, которое во многом затем предопределило внешнюю политику США, совпадало с программным текстом профессора Стэндфордовского университета Майкла Макфола под названием «Доктрина Свободы». Свое кредо он изложил в журнале «Policy Review» за май-апрель 2002 года, причем предельно четко. «Мы должны изолировать и уничтожить наших врагов, путем свержения их режимов... Последней целью американского могущества является создание международного сообщества демократических государств, которое включает в себя все регионы мира», - писал профессор, являвшийся сторонником не Республиканской, а Демократической партии.
    Сейчас у многих американистов не вызывают сомнения, что предложенная Макфолом концепция легла в основу «доктрины Буша», так как пришлась по вкусу неоконсерваторам, к которым во многом идеологически он всегда был близок, не случайно его называли «либеральным ястребом». Ему даже советовали перейти в Республиканскую партию, но Майкл этого не сделал, справедливо решив, что его концепты примут на вооружение независимо от того, в какой партии он будет находиться. Кроме того, славист Макфол не мог согласиться с тем, как неактивно предпринимали неоконсерваторы попытки по «демократизации» страны его основного интереса. Этой страной была Россия.
    Недостаточная демократизация, ошибки в построении либерального общества, авторитаризм - все эти беды России (а в их существовании он был уверен) по мнению профессора, стали следствием неправильной и непродуманной политики США, которые недостаточно использовали технологии мягкой силы для взаимодействия с российским гражданским обществом, в частности, плохо финансировали российские оппозиционные и правозащитные движения. Эта мысль красной нитью проходит через все его книги и статьи, посвященные России, что были написаны за последнее десятилетие, возьмем ли мы книгу 2002 года «Неоконченная революция в России», или вышедшую в этом году на русском языке книгу «Цель и средства: политика США в отношении России после Холодной Войны».
    В период между 2002 и 2008 годом Макфол написал множество книг и статей, посвященных России, демократии и «оранжевым» революциям, а затем стал главным советником по нашей стране в штабе демократического кандидата Барака Обамы. Уже в своем докладе от 12 сентября 2008 года в Комитете по международным отношениям Конгресса «Российско-американские отношения после кризиса в Грузии» Майкл критиковал как сторонников дружбы с Россией, так и сторонников ее полной изоляции, и предлагал новую стратегию взаимодействия с нашей страной. Она заключается в проведении такого давления на Россию, которое исключает непосредственное применение силы и угроз применения силы, с одновременным использованием всех несиловых инструментов влияния.
    Это расширение евроатлантического сотрудничества и превращение НАТО в жесткую монолитную структуру, реактуализация статьи пятой Вашингтонского договора 1949 года о том, что нападение на одну из стран НАТО является нападением на весь Альянс в целом, скорейшее принятие Грузии и Украины в НАТО, использование ОБСЕ в качестве инструмента американской политики в Европе и Евразии, возможность применения санкций против России и исключение ее из международных организаций, более активное взаимодействие со странами СНГ и конструирование проамериканских союзов на постсоветском пространстве, а также всемерное поощрение демократии на просторах бывшей «Империи зла».


    Последнему пункту уделяется особое внимание. Макфол настойчиво критикует политику Буша по урезанию расходов на программы, связанные с финансированием в рамках «Акта о поддержке свободы» 1992 года. По этим программам проходило финансирование НПО и отдельных диссидентов не только в России, но и в других странах постсоветского пространства. При Буше финансирование Акта сократилось с 835, 8 миллионов долларов в 2000 году до 396, 5 миллионов долларов в 2008. По мнению же советника Обамы нужно не только значительно увеличить финансирование в рамках «Акта о поддержке свободы», но и увеличить финансирование «Национального Фонда по поддержке демократии», а также принять закон о непосредственном финансировании из бюджета США фонда «Евразия», как наиболее «эффективного инструмента реализации гражданского общества в регионе».
    Майкл Макфол считает нынешний российский режим авторитарным и увязывает национальную безопасность США с необходимостью установления демократии в России, пускай и на деньги американских налогоплательщиков. Деньги должны выделяться «смелым борцам за права человека, оппозиционным лидерам, бизнесменам и даже чиновникам внутри самих авторитарных режимов, тем чиновникам, которые еще настаивают на модернизации политической и экономической системы своих стран».
    Кроме подготовки «пятой колонны», демократы всерьез займутся и информационной войной, финансирование последней Буш тоже, оказывается, серьезно сократил. «Необходимо увеличить финансирование как «независимых журналистов» внутри страны, так и таких проверенных медиа-ресурсов как «Голос Америки», «Радио Свобода» и «Радио Свободная Европа», - намекает советник Обамы.
    В апреле 2009 года этот человек стал главным советником американского президента по России и Директором российского направления в Совете Национальной Безопасности США. После июльского визита Обамы в Москву была создана специальная российско-американская рабочая группа по гражданскому обществу, которую с российской стороны возглавил замглавы президентской администрации Владислав Сурков, а с американской - мистер Макфол. Что называется, «пустили козла в огород». Уже 13 октября во время визита последнего в Россию вместе с госсекретарем Хилари Клинтон, Макфол очаровал российскую прессу, заявив, что США больше не будут критиковать нашу страну по вопросам гражданского общества. На радостях никто не обратил внимания на вторую часть высказывания советника Обамы, а оно звучало совершенно недвусмысленно: «Вместо этого мы сосредоточимся на работе с НПО».
    Вместо пустой критики американцы займутся делом, увеличив финансирование НПО, то есть, развернув настоящую сетевую войну против России. То, что было во времена Буша, покажется нам детским игрушками, по сравнению с той стратегией в отношении нашей страны, которую проводят демократы. Не случайно тогда же Клинтон и Макфол пообщались и с правозащитниками. 13 октября в эфире «Эхо Москвы» встретившийся с американским покровителями правозащитник Лев Пономарев сиял от счастья: «Они будут опираться на нашу работу. Судя по этой встрече с нами, да, будут опираться. Майкла хорошо знаю. Можно даже сказать, что мы с ним друзья. Он начинал свою политическую карьеру здесь, в России, в начале 90-х годов, в роковые годы. Мы сегодня обсуждали с Макфолом возможность работы с гражданскими организациями. Мне кажется, мы пришли к какому-то решению». Честное признание в том, на кого работают наши «правозащитники».
    Если с друзьями понятно, то кто же главный враг США в России? Предоставим слово самому Майклу Макфолу. В статье «Миф авторитарной модели», вышедшей в 2008 году в журнале «Foreign Affairs», он называет даже имя этого человека. Главного врага Макфола зовут Владимир Путин. Именно он и его приближенные, по мнению американского аналитика, устроили «термидор», прервав демократическую революцию Ельцина и создав в России авторитарную политическую модель. Именно Путин – главный душитель свободы и враг США и демократии, переход к которой, что логично следует из писаний Майкла, не возможен без ликвидации Путина как политического субъекта и «вертикали власти» как политической системы.
    Удивительно созвучно пожеланиям советника американского президента звучит рекомендация Института Современного Развития господина Юргенса, который посоветовал президенту Медведеву создать параллельные органы власти, своего рода медведевскую опричнину, в том числе наделив некоторые из этих органов чрезвычайными полномочиями, чтобы низложить Путина и лишить подчиняющуюся ему властную структуру возможности влиять на принятие базовых для страны решений. При Макфоле ликвидация Путина, скорее всего, станет одной из главных целей американской внешней политики в России, и как видно из заявления ИнСоРа, в нашей стране есть люди, на помощь которых США могут рассчитывать.
    Майкла Макфола можно назвать одним из авторов стратегии современного американского интервенционизма. В отличие от своих неоконсервативных собратьев, верящих в жесткую силу, железо, оружие, сторонник мягкой силы Макфол полагается больше на стратегии сетевой войны. То, что именно этот человек будет определять основные направления политики США в отношении России, свидетельствует, что все слова о «перезагрузке» нужны лишь для того, чтобы ввести в нас в заблуждение, в том числе усыпив бдительность российских спецслужб. Противостояние продолжается и обещает быть нелегким.
    Хорошо проверенная и активно работающая сеть НПО, завязанных на США, циничный прагматизм, активное использование методов сетевой войны делают их ее серьезным и весомым противником. Что должна предпринять Россия? Пока не совсем ясно, но понятно одно – сидеть, сложа руки, когда противник активизирует свою пятую колонну в нашей стране – преступно. Одним задержанием мистера Бонда, будь он хоть суперагентом, тут не ограничишься.



    http://evrazia.org/article/1138
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  26. Сказали спасибо Таллерова :


  27. #58
    ***** Аватар для poiuy
    Регистрация
    24.12.2008
    Сообщений
    1,638
    Записей в дневнике
    22
    Вес репутации
    42

    По умолчанию отчет грантодавателя. перечислены почти все...

    http://www.macfound.org/site/c.lkLXJ...ent_Grants.htm
    John D. and Catherine T. MacArthur Foundation

    Number of Grants: 43

    Academic Educational Forum on International Relations (Moscow, Russia)
    $500,000 to strengthen the scholarly field of international relations in Russia (over three years). (2008)

    ...

    Analytical Center of Juri Levada (Saratov, Russia)
    $150,000 in support of the project, Monitoring of Social and Economic Transformations in Russia. (2009)

    Biodiversity Conservation Center (Moscow, Russia)
    $300,000 in support of research, analysis and practical activities on new approaches to conservation and land use policy in Russia (over three years). (2006)

    Bureau of Economic Analysis (Moscow, Russia)
    $100,000 to support research on the middle class in Russia (over 14 months). (2009)

    ...

    Center for Anthropological Research (Krasnodar, Russia)
    $75,000 to research the impact of globalization on ethnic villages in rural Russia (over two years). (2009)

    Center for Anthropological Research (Krasnodar, Russia)
    $225,000 in renewed support of research on rural communities of southern Russia, with a focus on the impact of globalization (over three years). (2006)

    Center for Independent Social Research and Education (Irkutsk, Russia)
    $300,000 in support of a project on improving social science research and education in universities of Siberia and the Russian far East (over three years). (2007)

    Center for Russian Environmental Policy (Moscow, Russia)
    $450,000 to develop regional mechanisms for developing and implementing Russia's environmental policy (over three years). (2007)

    Center for Social Policy and Gender Studies (Saratov, Russia)
    $300,000 in support of research and analysis on social policy reforms in contemporary Russia and publication of the "Journal of Social Policy Studies" (over three years). (2008)

    Center for Social Policy and Gender Studies (Saratov, Russia)
    $175,000 in support of research and analysis on social policy reforms in contemporary Russia and publication of the "Journal of Social Policy Studies"(over two years). (2006)

    Center for the Study of Nationalism and Empire (Kazan, Russia)
    $240,000 in support of the journal, Ab Imperio (over three years). (2008)

    Center for the Study of Nationalism and Empire (Kazan, Russia)
    $150,000 in support of the "Ab Imperio" multidisciplinary academic journal in the social sciences and humanities (over three years). (2006)

    Centre for Independent Social Research (St. Petersburg, Russia)
    $600,000 in support of activities aiming to improve policy-relevant social science research and education in Russia (over five years). (2007)

    ...

    European University at St. Petersburg (St. Petersburg, Russia)
    $100,000 in support of maintenance expenses for the European University at St. Petersburg. (2008)

    European University at St. Petersburg (St. Petersburg, Russia)
    $500,000 in support of development activities (over two years). (2007)

    Higher School of Economics Centre for Labour Market Studies (Moscow, Russia)
    $350,000 to support the Labor Market Informality in Russia: An Economic-Sociological Perspective project (over two years). (2009)

    Independent Institute for Social Policy (Moscow, Russia)
    $250,000 in support of general operations (over two years). (2009)

    Independent Institute for Social Policy (Moscow, Russia)
    $330,000 in support of a sociological data archive and related training program, and the SPERO journal of social policy research (over three years). (2007)

    Institute of Law and Public Policy (Moscow, Russia)
    $375,000 to promote legal consciousness and legal reform in Russia (over three years). (2009)

    Institute of Law and Public Policy (Moscow, Russia)
    $375,000 in support of activities to promote legal consciousness and legal reform in Russia (over three years). (2006)

    Institute of Sociology, Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia)
    $600,000 in support of an educational program in the social sciences and humanities for young Russian regional university faculty and researchers (over three years). (2007)

    ...

    Kharkov Center for Gender Studies (Kharkov, Ukraine)
    $330,000 in support of the Russia/NIS university network in gender studies and activities aimed at consolidating gender studies as a social science field in the region (over three years). (2007)

    NGO School Foundation (Moscow, Russia)
    $100,000 in support of a project to promote university-based third sector research and boost cooperation between CASE centers and the non-profit sector in Russia (over two years). (2006)

    ...

    Perm State University, Department of Political Science (Perm, Russia)
    $90,000 in support of the project entitled, Political Communities in Civic and Political Science Perspectives (over two years). (2006)

    Regional Public Organization Network for Ethnological Monitoring and Early Warning (Moscow, Russia)
    $40,000 to support an international meeting of scholars and analysts of interethnic conflict (over one year). (2008)

    Research Center "REGION" (Ulianovsk, Russia)
    $250,000 in support of research, networking, and policy studies on youth issues in contemporary Russia (over three years). (2007)

    Russian Political Science Association (Moscow, Russia)
    $300,000 to facilitate the development of political science in Russia (over three years). (2008)

    ...

    St. Petersburg State University Smolny College of Liberal Arts and Sciences (St Petersburg, Russia)
    $450,000 to develop new undergraduate courses in the social sciences and humanities (over three years). (2008)

    St. Petersburg State University, Smolny College of Liberal Arts and Sciences (St Petersburg, Russia)
    $200,000 in support of a project entitled, The Bologna Process and Modernization of History Education in Russia (over two years). (2006)

    Transnational Family Research Institute (Moscow, Russia)
    $180,000 in support of the "Demoscope" electronic weekly journal on social and demographic issues (over three years). (2006)

    ...

    Human Rights


    Number of Grants: 50

    All Russian Public Movement for Human Rights (Moscow, Russia)
    $250,000 in support of work to promote human rights in Russia (over three years). (2007)

    ...

    Association of Groups for Public Investigations (Kazan, Russia)
    $375,000 to promote human rights protection in the Russian Federation (over three years). (2008)

    Association of Groups for Public Investigations (Kazan, Russia)
    $200,000 in support of a project titled: Resistance to Violations of Human Rights: Murders, Tortures, and Arbitrary Arrests (over two years). (2006)

    Center for the Promotion of International Defense (Moscow, Russia)
    $210,000 in support for a training program for lawyers in the jurisprudence of the European Court of Human Rights (over three years). (2007)

    Center for the Support of Democratic Youth Initiatives (Perm, Russia)
    $100,000 to promote the rights of young men of conscript age (over two years). (2008)

    Center of Clinical Legal Education and Human Rights Protection (Samara, Russia)
    $75,000 in support of a project entitled, Alignment of Russian Law and Legal Practice with European Standards of Human Rights. (2006)

    Central-Blacksoil Center for Protection of Media Rights (Voronezh, Russia)
    $300,000 to protect media rights in Russia (over three years). (2009)

    Civic Human Rights League (Rostov-na-Donu, Russia)
    $150,000 in support of a project entitled, Human rights protection of foreign students in the South of Russia (over three years). (2006)

    Clinical Legal Education Foundation (St Petersburg, Russia)
    $160,000 in support of a project entitled, Fostering European Court of Human Rights Litigation Clinics in Russia (over two years). (2006)

    Committee for Civil Rights (Moscow, Russia)
    $300,000 in support of a project to combat police abuse in the Russian Federation (over three years). (2008)

    Consortium of Women's Non-governmental Associations (Moscow, Russia)
    $250,000 to strengthen the regional human rights ombudsman institution with a special focus on promoting women's rights (over three years). (2008)

    Dos'e na Tsenzuru (Moscow, Russia)
    $195,000 in support for a human rights journal and a quarterly publication covering human rights violations in the criminal justice and penitentiary systems (over three years). (2007)

    Glasnost Defense Foundation (Moscow, Russia)
    $125,000 to monitor violations of mass media rights in the Russian Federation. (2009)

    Glasnost Defense Foundation (Moscow, Russia)
    $100,000 in support of a project titled Monitoring violations of mass media rights in the Russian Federation. (2006)

    ...

    Human Rights Resource Centre (St Petersburg, Russia)
    $200,000 in support of a project to provide legal support to Russian NGOs and promote the professional growth of these organizations (over two years). (2008)

    Independent Council of Legal Expertise (Moscow, Russia)
    $800,000 to facilitate reform of the courts and law enforcement agencies and improve mechanisms for the protection of human rights in Russia; and to partially fund the purchase of office space (over three years). (2008)

    Institute of Public Expertise (Moscow, Russia)
    $50,000 in support of a project titled A Library of Human Rights Literature. (2006)

    Institute of Social Research and Civil Initiatives (Kazan, Russia)
    $90,000 in support of a project titled Police Officers and Ethnic Minorities: the Practice of Interaction in Kazan and St Petersburg (over two years). (2006)

    International Institute for Humanities and Political Studies (Moscow, Russia)
    $30,000 in support of a study of public debate in the Russian Muslim community on issues affecting the status and rights of women (over eighteen months). (2006)

    Interregional Foundation "Association of Ombudsmen" (Dmitrov, Russia)
    $100,000 to develop and disseminate a database for use by Russia's human rights ombuds institutions (over two years). (2008)

    Interregional Foundation Association of Ombudsmen (Dmitrov, Russia)
    $100,000 in support of the perfection of a unified database for complaints to Human Rights Ombudsmen, increasing the number of users, and bringing them together via the Internet (over two years). (2006)

    Interregional Human Rights Group (Voronezh, Russia)
    $150,000 to support human rights networking activities in the Voronezh region of the Russian Federation (over three years). (2008)

    Jurix (Moscow, Russia)
    $250,000 to promote the institution of human rights ombudsmen in the Russian Federation (over three years). (2007)

    Kazan Human Rights Center (Kazan, Russia)
    $180,000 in support of a long-term strategy to combat police abuse in Russia (over three years). (2007)

    ...

    Memorial Human Rights Center (Moscow, Russia)
    $150,000 in support of the organization of seminars and publications aimed at legalization of forced migrants and their protection from the arbitrariness of law enforcement and judicial bodies (over one year). (2006)

    Moscow Center for Gender Studies (Moscow, Russia)
    $225,000 to promote human rights of women in Russia (over three years). (2008)

    Moscow Guild of Theater and Screen Actors (Moscow, Russia)
    $85,000 in support of the International Stalker Film Festival 2008-2009 in the Russian regions and Moscow (over two years). (2008)

    Moscow Guild of Theater and Screen Actors (Moscow, Russia)
    $60,000 to support the International Stalker Film Festival 2009 in three Russian Regions. (2008)

    Moscow Guild of Theater and Screen Actors (Moscow, Russia)
    $120,000 in support of the International Stalker Film Festival 2006-2007 in the Russian regions and Moscow (over two years). (2006)

    Moscow Helsinki Group (Moscow, Russia)
    $400,000 in support of a long-term strategy to strengthen the human rights movement in Russia through monitoring human rights and the development of a regional monitoring network (over two years). (2007)

    Mothers in Defense of the Rights of Those Arrested, Under Investigation and Convicted (Krasnodar, Russia)
    $80,000 in support of a project titled Resistance to violations of human rights: murders, tortures, arbitrary arrests (over two years). (2006)

    Nizhny Novgorod Regional Non-Governmental Organization "Committee Against Torture" (Novgorod, Russia)
    $270,000 in support of a long-term strategy to combat police abuse in Russia (over three years). (2007)

    Novorossiysk City Charitable NGO FRODO (Novorossiisk, Russia)
    $150,000 in support of a project titled Human Rights in the Krasnodar Region: Strategy for Achieving Change (over three years). (2006)

    Perm Civic Chamber (Perm, Russia)
    $375,000 to promote new approaches to human rights work in Russia (over three years). (2008)

    Perm Regional Human Rights Center (Perm, Russia)
    $225,000 to combat abuse by police and prison officers in Russia (over three years). (2007)

    PRIMA Human Rights News Agency (Moscow, Russia)
    $225,000 in support of work to provide a reliable, accurate source of information on human rights in Russia (over three years). (2007)

    Public Verdict Fund (Moscow, Russia)
    $300,000 to combat torture and promote police reform in Russia (over three years). (2009)

    Southern Regional Resource Center (Krasnodar, Russia)
    $200,000 in support of the Legal Assistance to Migrants in Krasnodar Region project (over three years). (2008)

    Southern Regional Resource Center (Krasnodar, Russia)
    $100,000 in support of legal assistance to the migrants in Krasnodar region (over two years). (2006)

    St. Petersburg Center of Humanities and Political Studies (St. Petersburg, Russia)
    $150,000 in support of a project entitled, Development of the Institution of Regional Human Rights Ombudsman in the Russian Federation. (2006)

    St. Petersburg Center of Humanities and Political Studies Strategy (St. Petersburg, Russia)
    $300,000 to support the Development of the Institution of Regional Human Rights Ombudsman in the Russian Federation project (over three years). (2007)

    Sutiazhnik Public Association (Ekaterinburg, Russia)
    $300,000 in support of a project entitled, Strategic Implementation of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms in Russian Courts (over three years). (2009)

    Sutiazhnik Public Association (Ekaterinburg, Russia)
    $150,000 in support of a project entitled, Using Internet Technologies to Strengthen Human Rights NGOs and Media with a Human Rights Orientation in the Russian Federation (over three years). (2006)

    ...

    Women of the Don Region (Novocherkask, Russia)
    $280,000 to promote reform of the regional police force (over three years). (2007)
    Последний раз редактировалось poiuy; 10.12.2009 в 01:40.
    Флаг Туруханского района
    Дата принятия: 26.09.2003 Номер в Геральдическом регистре РФ: 1316
    Прямоугольное красное полотнище с соотношением сторон 2:3, воспроизводящее в центре фигуру идущего на запад белого песца.
    Утвержден решением районного Совета депутатов от 26 сентября 2003 года #12-188.

  28. #59
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Алла Никонова
    Разоблачение правозащитника
    За чем пойдешь, то и найдешь
    (Русская пословица)
    Как правило, писание библиографий буржуазной прессы - не слишком приятное занятие. Прежде всего потому, что приходится перелопачивать статьи, одна другой противнее. Это одно способно испортить настроение надолго. Но иногда выпадают и светлые минуты. Спешу поделиться с вами радостной вестью - я нашла-таки статью , которую прочла с удовольствием - "Закавыченная свобода: открытое письмо бывшего сотрудника "Радио Свобода" Тенгиза Гудава" (http://vip.lenta.ru/doc/2004/12/09/gudava/). Причин две - первая - чисто эстетическая, а вторая - это просто классический образец своего рода поэтической справедливости.
    Начнем с первого. Одно из основных требований эстетики - соответствие формы содержанию. А содержание тут такое, что заслуживает полного прочтения - горячо рекомендую. Не каждый день можно встретить подробные откровения правозащитника со стажем - не случайно Лента.ру публикует его в разделе "Очень важная персона" (наряду с Ходорковским и т.п.). Что, вы никогда не слышали о великом правозащитнике Тенгизе Гудава? Не беда, я тоже. Тем приятнее будет нам познакомиться с ним в такой ситуации, когда он ничего не сдерживает, все так прямо и вываливает. Потому, что в данном случае он правозащищает не кого-нибудь, а самого себя, ну, и еще трех своих соправозащитников. Тут может возникнуть некоторое недоумение - от кого же защищать? Разве права человека не победили если не в мировом масштабе, то уж в бывшей проклятой тоталитарной коммунистической империи - во многом благодаря таким, как наш правозащитник? Разве сама "Свобода" не переселяется в Москву - самое что ни на есть бывшее логово врага? Выясняется, что увы, все не так радужно. Иначе почему бы ему правозащищаться не от чего-нибудь, а от своей родной "Свободы"! Да-да, как ни поразительно. Дело в том, что, вероятно в связи с ростом дефицита бюджета США, из-за которого даже Пентагон должен сократить некоторые программы (но не расходы на войну в Ираке, наооборот), «Свободе» тоже пришлось начать экономить. Например, слегка сократить штаты. И при этом уволить господина Гудаву и еще трех очень важных правозащитных персон. Содержание, как видим, получается трагическое. Ну, и форма соответствующая:
    "Бывшие мои коллеги,
    то, что произошло в Русской службе "Радио Свобода", выходит далеко за рамки отдельной человеческой судьбы, хотя и судьба каждого человека самоценна.
    На "Свободе" произошел беспрецедентный скандал, ущерб от которого едва ли совместим с дальнейшей жизнью радио - во всяком случае со здоровой жизнью. Никогда еще за всю 50-летнюю историю существования, о "Свободе" так много, а главное, так позорно для нее, не писали. AFP, AP, "Washington Post", "Boston Globe" и др. выступили с критикой деятельности руководства "Радио Свобода". Правозащитная общественность России, и не только России, вошла в конфронтацию с "Радио Свобода", которое раньше считалось неотъемлемой частью правозащитного движения. Елена Боннер, Людмила Алексеева, Владимир Буковский, Сергей Ковалев, Андрей Битов, Арсений Рогинский, Юз Алешковский, Андрей Григоренко, Светлана Ганушкина, Эдуард Кузнецов, Александр Подрабинек и многие другие видные правозащитники, писатели, интеллектуалы ясно и недвусмысленно выразили свое несогласие с топорными "реформами", осуществленными преступными методами в Русской службе "Радио Свобода". Если "Свобода" больше не является радио для правозащитников, демократов и культурной элиты России, кому вы собираетесь вещать, что вещать и во имя какого ляда? С чего это американский налогоплательщик должен оплачивать такую полит-"попсу"? Пусть уж вам "Газпром" платит... "
    Цитата длинновата, но, клянусь, я с трудом удержалась, чтобы прямо не перепечатать всю статью целиком. Ведь что не фраза, то - шедевр! От "хотя и судьба каждого человека самоценна", и до "во имя какого ляда?". К тому же в одном этом абзаце маститый правозащитник совместил как блестящее прошлое, так и невыносимое настоящее, как цивилизованную Америку, так и ее прямых представителей во все еще недостаточно освобожденной России - "правозащитников, демократов и культурную элиту России". Не говоря уж о самом главном - "американском налогоплательщике". Потому, что господин российский правозащитник, еще недавно на службе у радио, вещающего для российских "пр., дем., культэлит.", к этому самому "амер.налогопл." имеет куда более непосредственное отношение, о чем и заявляет в качестве решающего аргумента: "Я хочу напомнить вам, что "Радио Свобода" - не русская, французская, немецкая, австрийская или ООН-овская институция! Это радио АМЕРИКАНСКОЕ, это МОЕ радио как американского налогоплательщика, оплачивающего и "исследования Маршалека", и работу BBG, и каждый винтик бюро на Старопименовской." Всем все ясно, или еще нужны пояснения?
    Но если по сути все ясно, не могу не привести еще пару примеров - вдруг кто-то все-таки поленится прочесть сей вопль правозащитной души целиком: "Сокращение кадров бравурно названо "изменением формата". А почему не "окончательным решением диссидентскогго вопроса"? " (т. е. правозащитник-американский гражданин видит себя не больше не меньше как евреем в Освенциме! Не случайно далее свое увольнение он прямо именует "казнью"...). Или чисто американский доносец на почтенное руководство Свободы: "леволиберальное руководство станции ". Нынче в правящих кругах США даже слово "либерал" (как и "демократ") - ругательное, а тут еще и "лево-". Правда, до уровня Маккарти, находившего коммунистов в среди высшего командования американской армии, пока не дошло, но лиха беда начало...
    Кто во всем виноват, господину правозащитнику со стажем тоже ясно как день - правильно, угадали, это происки КГБ:
    "Ответ прост, как выстрел из маузера товарища Дзержинского. Марио, Сергей, Лев и я не укладывались в операцию по превращению "Свободы" в задний двор российского Министерства Любви. Вся эта процедура "revamping" была придумана для решения конкретного кадрового вопроса: изгнания нас. Мое диссидентское, антисоветское прошлое, моя критика извращений демократии в бывшем СССР, моя неподконтрольность начальской дури - вот основания для увольнения. Подобны основания для увольнения и моих коллег.
    Нас "заказали". Кто? Сводный хор американской идиото-коррупции и российской гебни, что когда-то ударил по рукам и "заказал" "Радио Свобода", решив из американского радио сделать кремлевское. "
    Нет, признаться, я с трудом удерживаюсь от смеха каждый раз, когда читаю эти вопли налогоплательно-американской души. Какой слог, и какая искренность! Если его увольняют - это вселенский заговор. А вот когда увольняют миллионы рабочих, учителей, ученых в бывшем СССР и бывших соцстранах в результате славных дел этого правозащитника, они могут подыхать, и никому, в том числе ему это не интересно, несмотря на всю болтовню о "самоценности". Это ведь тоже называется "реорганизация" и т.д. Пора, господин правозащитник, по одежке протягивать ножки, капитализм - это вам не благотворительность, и, как нам объяснили на той же Свободе, может быть, и вы сами, если что-то неконкурентоспособно, ему конец. Вы и ваши соправозащитники свое дело сделали - помогли покончить с СССР и "мировым коммунизмом", теперь вы никому не нужны в таком качестве и ваше место - на помойке, куда вас и отправили. Но к себе любимому применять законы свободного рынка как-то неохота. И кроме жалоб, высоких слов, доносов, хныкания, раздается и такого рода угроза: "Пусть Конгресс США согласует этот шаг с требованием собственных резолюций об увеличении вещания на Центральную Азию". То есть, я пожалуюсь папе, и он тебя! Беда только в том, что вообще пропаганда США в целом переживает не лучшие времена. Видный знаток ислама и Ближнего Востока профессор Коул в ужасе от перемен в радиовещании на этот регион - совершенно в том же духе, что и на Свободе, и тоже что-то пишет и призывает повлиять на Конгресс. Это не заговор КГБ (или скажем, спецслужб Саудовской Аравии), а просто тенденция. Как я писала профессору - зачем кому-то врать, когда его можно просто разбомбить (или запугать бомбежкой соседа?). Это проще, экономичнее - одной бомбой поражаешь две цели, и куда выгодней - прибыль идет не каким-то бывшим диссидентам, пусть и получившим американское гражданство за верную службу, а родному военно-промышленному комплексу. А для Конгресса США ясно, кто важнее. Тем более, что господин Гудава не даст конгрессмену сотню тысяч на переизбрание, а какой-нибудь Хэллибертон - даст. И вся арифметика.
    Разумеется, для Гудавы и ему подобных это не утешение. Ведь речь идет о своей рубашке. И поэтому он вышеупомянутую рубашку и рвет на груди, а потом и вовсе разоблачается - это по-русски, а если по-цивилизованному, то совершает стриптиз. И как ни гадко это зрелище, в поучительности ему не откажешь - не отворачивайтесь, смотрите, что за людей вам предлагали во властителей дум, в моральные авторитеты, в герои!
    Послесловие. Кажется, пора основывать новую правозащитную организацию - для помощи бывшим торговцам родиной. Та же Свобода, несмотря на все свои ужасные перемены, все-таки не погибла окончательно - и в самый разгар "репрессий" 18 декабря объявила "темой дня" такой сюжетец (http://www.svoboda.org/ll/soc/1204/ll.121804-1.asp) :"В самом центре Лондона, вблизи резиденции премьер-министра проводит бессрочную голодовку бывший сотрудник КГБ Виктор Макаров, обвиняющий британское правительство в невыполнении обещаний по предоставлению ему денежного вознаграждения и пожизненной пенсии". Он сам с гордостью перечисляет свои заслуги: "Я сделал для Британии очень много, я Советскому Союзу нанес огромный ущерб." И вдруг такое свинство - не платят! А ведь он тоже не кто-нибудь: "Понимаете, когда я был политическим заключенным в Советском Союзе, я привык за свои права бороться. Когда мои права нарушаются, независимо от того, где это происходит, моя естественная реакция – бороться за них." Конечно, называть шпиона политзаключенным - это немного странно, но если уж Ходорковского именуют таковым, то почему не произвести того, кто "за шпионаж в пользу Великобритании был осужден в 1987 году на 10 лет заключения в лагере строгого режима. Отсидел 5 лет и был освобожден по амнистии в 1992 году" даже в правозащитники? Вполне подходяще!

    http://left.ru/2005/1/nikonova118.phtml
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  29. #60
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    04.10.2006 00:59
    Правозащитники требуют привлечь к ответственности за подстрекательство к войне с Грузией

    3 октября началась кампания сбора подписей под открытым обращением в связи с антигрузинской кампанией. Его уже подписали Людмила Алексеева (Председатель Московской Хельсинкской Группы); Лев Пономарёв, Светлана Чувилова, Евгений Ихлов (ООД «За права человека»); Елена Боннэр; Юрий Самодуров (директор Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека» имени А. Д. Сахарова); Венедикт Достовалов, Надежда Доновская, («Вече», Псков); Aндрей Пионтковский, политолог; Александр Винников, (движение «Россия без расизма», Санкт-Петербург); Вадим Белоцерковский, писатель; Лидия Рыбина (Тамбовский правозащитный центр); Эрнст Чёрный («Экология и права человека»); Игорь Яковенко, культуролог, правозащитник.

    «Остановить кампанию травли Грузии»

    Обращение к обществу и властям


    В последние дни достигла беспрецедентного уровня пропагандистская истерия, направленная против Грузии и грузинского народа. Мы не намерены анализировать все аспекты шпионского скандала. Мы только считаем нужны напомнить, что даже когда в самый разгар холодной войны происходили инциденты, при которых число задержанных и высланных представителей могло насчитывать десятки «разведчиков», но правительство СССР никогда не позволяло себе таких разнузданных кампаний травли, угроз или санкций.

    С возмущением мы должны отметить, что уже введенные против Грузии санкции, а именно: надуманные претензии к грузинскому вину и минеральной воде; полная блокада, объявленная 2 октября министерством транспорта и связи (вплоть до прекращения 3 октября автомобильного сообщения); подготовка запрета на денежные переводы; призывы к депортациям грузинских граждан из России - направлены в первую очередь против самых незащищенных слоёв населения и носят отчётливый характер коллективного наказания. Это не соответствует уверениям о том, что вина возлагается исключительно на якобы «авторитарный» режим, «не имеющий широкой поддержки».

    Все признаки развязанной сейчас низкопробной антигрузинской пропаганды соответствуют подготовке к открыто враждебным действиям, не исключая и военные, призывы к которым звучат всё громче в нашей стране. Вся эта эскалация продолжается и после освобождения российских офицеров.

    История учит тому, как часто войны возникают из самой атмосферы военной истерии и псевдопатриотического кликушества, которые буквально толкают политиков на безумные шаги и срывают попытки компромисса.

    Мы считаем отвратительными демонстративные подсчёты господином Ромодановским (директор ФМС) процента «криминала» в грузинском населении, воинственную демагогию политиканов и бахвальство вояк — вроде бывшего командующего Черноморского флота адмирала Балтина — грядущими победами над Грузией. Призыв вице-спикера Госдумы Жириновского "отутюжить и оккупировать Грузию, не дожидаясь ее вступления в НАТО", ударить Тбилиси", призыв депутата Госдумы Алксниса к «массовой депортации» грузин-нелегалов — всё это откровенное подстрекательство к нарушению международного права, прикрытое депутатской неприкосновенностью. Другие высокопоставленные деятели, включая Президента России Путина и Председателя Совета Федерации Миронова, прибегли к более осторожным оборотам, но и у них присутствовали высказывания, вроде обвинений в гостерроризме и возможности вооруженного конфликта, которые придали кризису совершенно непропорциональный характер, создав атмосферу военной тревоги.

    Мы хотим напомнить, что Международный пакт о гражданских и политических правах, гарантируя свободу самовыражения, очень чётко запрещает два вида пропаганды — войны и ненависти (Статья 20: 1. Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом; 2. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом). Эти нормы развиты в Уголовном кодексе РФ.

    Мы расцениваем нынешнюю антигрузинскую кампанию, как подстрекательство к войне, не оборонительной, а агрессивной.

    Мы требуем от Генеральной прокуратуры РФ правовой реакции на подобного рода подстрекательство.

    Мы призываем гражданское общество России объявить моральный бойкот тем деятелям, которые сеют ненависть к Грузии и грузинскому народу.

    Мы призываем политиков и общественных деятелей открыто выступить против блокады Грузии и подготовки войны.

    Людмила Алексеева, Председатель Московской Хельсинкской Группы

    Лев Пономарёв, Светлана Чувилова, Евгений Ихлов, Общероссийское общественное движение «За права человека»

    Елена Боннэр, правозащитник

    Юрий Самодуров, директор Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека» имени А. Д. Сахарова

    Венедикт Достовалов, Надежда Доновская, «Вече» (Псков)

    Aндрей Пионтковский, политолог

    Эрнст Чёрный, «Экология и права человека»

    Александр Винников, движение «Россия без расизма», член Комитета действия Всероссийского Гражданского Конгресса (Санкт-Петербург)

    Вадим Белоцерковский, писатель

    Игорь Г. Яковенко, д.ф.н., культуролог, правозащитник

    Лидия Рыбина, Тамбовский правозащитный центр

    http://www.rossija.info/view/20390/
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  30. #61
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    “Переводика”, Россия
    Антисоветизм и антицаризм

    Предисловие Игоря Панкратенко:
    Александр Елисеев, на наш взгляд, один из самых интересных аналитиков и колумнистов на сегодняшний день. Его анализ ситуации всегда накладывается на блестящие исторические ретроспекции, привлечение обширного исторического и социологического материала создаёт поле для дискуссии и просчёта инвариантностей политического процесса. Сегодня – первая публикация автора на сайте и мы выражаем надежду, что Александр Елисеев найдёт своего читателя, сочаятеля – или же корректного и доказательного оппонента. Как всегда – ссылка на блог
    Конец русской истории?
    Многие яростные критики советизма из числа крайне правых националистов считают себя истинными борцами за «историческую Россию», под которой понимается Россия предреволюционная, царская. Уже сам этот термин вызывает недоумение.
    Получается, что после революции 1917 года имела место быть уже какая-то «неисторическая Россия»? И как быть с самой историей России и русского народа — может быть, она как раз и закончилась в 1917 году?
    Россия возникла вместе с возникновением Русского государства, вот почему её история немыслима без её государства
    Собственно говоря, к тому крайне правые антисоветчики и ведут, пусть даже этого и не осознавая. Конечно, они будут всячески изворачиваться, поясняя, что имеют в виду отсутствие Русского государства, не имеющего ничего общего с «антинациональной Совдепией». Но в том-то всё и дело, что история России неразрывно связана с историей Русского государства.

    Можно говорить о национальной истории какого-то народа, который долгое время живёт в условиях отсутствия своего государства. Но Россия возникла вместе с возникновением Русского государства, вот почему её история немыслима без её государства. И пытаться отделить одно от другого — значит пытаться разорвать на две части единый целостный организм. При этом надо всё-таки различать Русское государство как политическую (в первую очередь, геополитическую) целостность, и Русское государство как воплощённый идеал русских националистов. Первое может находиться на некотором и, даже весьма существенном, удалении от второго. Так, современная РФ есть, в известном смысле, «недостроенное национальное государство», которое, тем не менее, объединяет большинство русского народа.
    Удар «справа»
    Хороня и оплакивая Русское государство, национал-антисоветчики, по сути, хоронят русских (часто прямо заявляя о том, что Россия, дескать, кончилась). Более того, они частенько бьют по «исторической России», выступая с позиции «просвещённых» критиков. И в этом плане очень показателен коллективный труд «История России. XX век» (ответственный редактор профессор МГИМО А.Б. Зубов), который уже успели прозвать «власовским учебником».
    Сие творение даёт ярчайший образчик радикального антисоветизма, окрашенного в «патриотические» и «православные» цвета. Чего стоит одно только название второй главы четвёртой части — «Советско-нацистская война 1941–1945 гг. и Россия»!
    Но дело здесь не только в антисоветизме. Наблюдателей поражают и те оценки, которые даются России и русскому народу. Так, профессор Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета Б. Филлипов пишет: «Публицистика, как известно, не доказывает, а постулирует, скажем: Ленин — немецкий агент, а сталинский режим был антинародным. И в этом ключе поданы многие общественно значимые темы. Например, поражение белых армий объясняется тем, что русский народ — "...покорное и пассивное большинство, запуганное и дрожащее над своей только жизнью, над своим куском земли, а когда надо - идущее в бой по принуждению". И в этой войне народ сделал "выбор не за Россию, а против неё"».
    А вот весьма интересная оценка, данная (в своём блоге) этому замечательному труду историком С.В. Волковым, который стоит на радикально-антисоветских и правоконсервативных позициях: «Ознакомился, наконец, с "Историей России. ХХ век", история появления которой довольно занятна... Вполне понимаю, что многим показалось странным, что, при вполне антисоветской направленности книги, досоветская Россия (особенно - самый славный её период ХVIII–ХIХ вв.) изображена там в духе советских штампов — типа тёмное царство, где не было ничего хорошего, кроме высокодуховных, но несчастных пейзан. Особенно - вводная глава, содержащая общий очерк до 1894 г. и проникнутая особливой ненавистью к империи, коей инкриминируется территориальный рост и отсутствие "солидаризма" (каковой полагается имевшим место в предшествующее время)».
    Антисоветчик №1 против царской России
    Что ж, антисоветизм и антицаризм частенько идут рука об руку, смыкаясь на базе либерализма. Не случайно практически все либералы — убеждённые антисоветчики. И они же весьма отрицательно относятся к «российскому деспотизму» или, в смягчённом варианте, к «архаичной, косной монархии».
    Кстати, вот яркий пример — А.И. Солженицын, под влиянием идей которого и был написан упомянутый выше «власовский учебник». Неутомимый обличитель коммунизма и советской власти был либералом, хотя и особенным — «национальным» и «самобытным».
    Антисоветизм и антицаризм частенько идут рука об руку, смыкаясь на базе либерализма.
    Причём тут всё очень интересно. Солженицын указывал на многочисленные недостатки западной демократии, «недолюбливал» партии, предлагал ввести избирательный ценз на выборах (да не прямых, а многоступенчатых). Он выступал за сильную, полуавторитарную президентскую республику. Однако на практике данная республика стала бы парламентской. Дело в том, что Солженицын выступал против какой-либо избирательной кампании. Кандидатуры президента мог обсуждать только парламент: «Сегодня президентская власть — никак не лишняя при обширности нашей страны и обилии её проблем. Но и все права главы государства, и все возможные конфликтные ситуации должны быть строго предусмотрены законом, а тем более — порядок выбора президента. Подлинный авторитет он будет иметь только после всенародного избрания (на 5 лет? 7 лет?). Однако для этого избрания не следует растрачивать народные силы жгучей и пристрастной избирательной кампанией в несколько недель или даже месяцев, когда главная цель -- опорочить конкурента. Достаточно, если всеземское собрание выдвигает и тщательно обсуждает несколько кандидатур из числа урождённых граждан государства и постоянно живших в нём последние 7-10 лет. В результате обсуждений всеземское собрание даёт по поводу всех кандидатов единожды и в равных объёмах публичное обоснование и сводку выдвинутых возражений». («Как нам обустроить Россию?»)
    Понятно, что в рамках такой системы институт президента был бы сильно зависим от парламента. Выступая против популизма на выборах, Солженицын, тем не менее, предлагал весьма либеральную модель, в рамках которой правитель становился бы заложником «народного собрания». Пытаясь бежать крайностей либерализма, писатель-публицист к ним же и возвращался.

    Будь Солженицын правым традиционалистом, то он потребовал бы усиления власти правителя — законосовещательного собрания, избираемого не только от региональных собраний, но и от профессиональных организаций. При такой системе важно не ограничить роль правителя — важно донести до него мнение конкретных социальных групп. И не опосредованно, а напрямую — без опеки профессиональных политиков-депутатов. Однако Солженицын не был традиционалистом, он выступал как национал-либерал.
    Отсюда и весьма жёсткое отношение к царской России: «Да ведь Российская империя и весь XIX век и предреволюционные десятилетия, по медлительности и закостенелости бюрократического аппарата и мышления верхов, — где только и в чём не опоздала? Она не справлялась с дюжиной самых кардинальных проблем существования страны: и с гражданским местным самоуправлением, и с волостным земством, и с земельной реформой, и с губительно униженным положением Церкви, и с разъяснением государственного мышления обществу, и с подъёмом массового». («Двести лет вместе».)
    В работе «"Русский вопрос" к концу ХХ века» Солженицын вообще «расколошматил» всю внешнюю политику Российской империи от Петра I до Николая II как «антинациональную». Впрочем, там даётся положительная оценка экономического развития и пр., но всё списывается на «народную энергию».
    Возразят, что национал-либеральный антисоветизм Солженицына — это одно, а правоконсервативный антисоветизм защитников «исторической России» — совсем другое. Да, это так, но один может запросто проэволюционировать в другой. И здесь можно вспомнить эволюцию публициста и поэта А.И. Широпаева, который из монархиста-антисоветчика (90-е годы) превратился в антисоветчика-либерала, ругающего Российскую империю едва ли не больше, чем СССР. (При этом Широпаев всемерно симпатизирует Солженицыну, что весьма логично.)
    Либеральная фобия
    Антисоветизм, так или иначе, приводит к либерализму и обусловлен им. И тут действует простой механизм. Антисоветчики («национал» и «антинационал») в большинстве своём негодуют по поводу советского деспотизма (ярчайшими образами которого являются предельно демонизированные «Чека» и «Гулаг»). И в этом сказывается либеральная мотивация. Либерал боится, прежде всего, деспотизма, отодвигая все другие страхи в далёкий угол.
    Через призму антисоветского отрицания рассматриваются все другие периоды русской истории, предшествующие советскому
    При этом под деспотизмом понимаются как тоталитарные «эксцессы», так и вполне необходимые меры по обузданию хаоса (вплоть до требований элементарной дисциплины). Одно не отделяется от другого — потому что «внутренний либерал» не позволяет, для него-то — всё едино.
    Ну а потом через призму антисоветского отрицания рассматриваются все другие периоды русской истории, предшествующие советскому. А там тоже много чего «деспотического» — как оправданного, так и не очень. Вот и происходит сопряжение антисоветизма и антицаризма. Перефразируя А. Зиновьева, можно сказать так — целились в советизм, а попали в царскую Россию.
    Самое печальное, что либералы всех мастей не отдают себе отчёта в том, что «крайности деспотизма» проистекают не из отсутствия их любимой «вольности», но из отсутствия национально-государственного порядка. Чем больше хаос, чем больше грызутся эгоистические кланы, тем сильнее потом будет государственный зажим. Вот почему в советизме нужно критиковать то, что сближало его с западным либерализмом.

    А это, прежде всего, требование партийно-парламентской демократии. В СССР власть принадлежала Верховному Совету, который был очень похож на западный парламент — (выборы по территориальным округам, партийная гегемония). Реальная власть при этом принадлежала партийно-государственному аппарату. В этом и было отличие советской демократии от демократии западной (при которой парламент и президент являются марионетками в руках крупного бизнеса).
    Но государственно-политическая форма всё-таки была одной и той же. В дальнейшем эта формальная приверженность демократии привела к слому советской системы. Советы можно было преобразовать в самобытные институты (восходящие к исконно русской общинности), но вместо этого нам подсунули западные парламентско-президентские механизмы. «Реформаторы» потребовали наполнить западную форму западным же содержанием. При этом вначале народ соблазнили лозунгом возвращения власти Советам. В дальнейшем же его активность использовали в интересах вестернизации.
    Примерно также в царизме нужно критиковать либеральный уклон. Не консерватизм погубил самодержавие, его расшатали либеральные и полулиберальные реформы. Ориентация на либерализм и либеральный Запад — вот главная отрицательная черта Российской империи, тогда как «косность» и «деспотизм» - вещи второго порядка.
    Либерализм — явление очень широкое. Он может принимать самые разные формы — от социал-демократии до нацизма. (Не случайно многие нацисты охотно заигрывают с оранжизмом и либертарианством.) Либерал страстно желает освободиться от влияния «внешнего» мира (государства, нации, общины и т.д.), свести его к минимуму. При этом российский либерал отлично понимает, что русская почва решительно отторгает абсолютно чуждый ей либерализм.
    Некоторые принимают этот вызов и открыто противопоставляют себя нации, почве и традициям. Это — «классические» либералы с их неизменным «эта страна» и паническим ужасом перед «русским фашизмом». Но есть либералы, так сказать, «нетрадиционные», которые пытаются разбавить свой либерализм национализмом, консерватизмом и почвенностью. Они могут быть крутыми «фашистами» или «монархистами», но всё равно на первом месте у них стоит отрицание деспотизма, часто выражающееся в нежелании поступиться чем-то частным в интересах целого.

    Именно поэтому они так ненавидят советизм, который худо-бедно, но пытался преодолеть личностный и групповой эгоизм (часто - только на словах). Что же до «тоталитарных репрессий» (которые и в самом деле имели место быть в 1918–1953 годах), то это по большей части — отмазка.
    Неподдающаяся Империя
    Многим таким вот криптолибералам Российская империя мила прежде всего тем, что её можно противопоставить «злому и ужасному совку». Не случайно эти «симпатизанты» частенько говорят о ней, как о «первоклассной европейской стране», в которой всё было «как у людей».
    Но в реальности всё обстоит совсем иначе. Российская империя не была «нормальной европейской» страной, хотя разного рода плутократы и двигали её в этом направлении. И сделано было действительно много.
    Однако же, Россия упорно не хотела прикасаться к самой сути западного капитализма. Показательно, что индустриализация в России происходила на фоне довольно-таки незначительной пролетаризации крестьянства. Рабочий класс России составлял примерно 10% населения, однако же Россия находилась на пятом месте по уровню развития промышленности — и на первом месте по его темпам.
    Российская империя не была «нормальной европейской» страной, хотя разного рода плутократы и двигали её в этом направлении
    Между тем на Западе высокие темпы роста индустрии были обусловлены разорением большинства крестьян и пролетаризацией самого крестьянства. В России же была возможность избежать пролетаризации в больших масштабах. Крепкая русская община «поставляла» в города небольшую часть своих членов, которые просто не желали заниматься земледельческим трудом. И так получалось, что их энергии хватало для успешной индустриализации нашей страны.
    Вообще русские рабочие были великолепно организованы — в России наблюдалась самая большая концентрация производства и рабочей силы. В 1913 году на крупных отечественных предприятиях (свыше 1 тысячи работников) трудилось 39% всех рабочих (тогда как в Германии — 10%). В одном только Петербурге было сосредоточено 250 тысяч фабрично-заводских пролетариев.
    И это всё при том, что «государство по-прежнему занимало господствующие позиции в хозяйстве страны. В России был большой государственный сектор хозяйства, в состав которого входили Российский государственный банк, 2/3 железных дорог, огромный земельный фонд, в том числе 60% лесов, военная промышленность и многие промышленные предприятия в других отраслях... Часть промышленности оставалась собственностью государства. Государственные предприятия находились вне сферы рыночных отношений... Казённые заводы "не являлись коммерческими учреждениями", что подчёркивалось в официальных документах... Царская бюрократия старалась расширить сферу казённого предпринимательства из-за боязни, что частные компании могут неожиданно отказаться выполнять казённые заказы и таким образом сорвут перевооружение армии и флота... Однако позиции государства в экономике не ограничивались государственным сектором. На развитие промышленности влияли и государственные заказы. Такие заказы давали почти все ведомства, начиная с Министерства путей сообщения и кончая Морским министерством. Ещё одним направлением государственного воздействия были казённые монополии и акцизы, которые в совокупности давали около половины государственного дохода... Итак, одна часть промышленности находилась в собственности государства, другая часть - в той или иной степени подлежала государственному регулированию. Но обе эти части оставались практически вне сферы рыночных отношений». (А.А. Новиков «История российского предпринимательства»)
    Либеральные историки любят порассуждать о том, что казённое хозяйство отличалось бюрократизмом, коррупцией и неэффективностью. Но как тогда объяснить следующий факт — до секвестирования и перехода под госконтроль (в 1916 году) Путиловский завод почти не делал шестидюймовых снарядов, тогда как после него он стал производить половину от всего количества этих зарядов, выпускавшихся в России?
    Атакуемое либералами самодержавие после победы в войне, несомненно, ответило бы на их атаки мощнейшей контратакой
    Добавим ко всему этому высокий уровень кооперации русского крестьянства — и получим весьма своеобразную картину. Россия явно не вписывалась в тогдашний западный капитализм. И были все предпосылки для самой настоящей социалистической революции сверху (по К.Н. Леонтьеву — «русский царь во главе социалистического движения»).
    Эта революция явно назревала. Атакуемое либералами самодержавие после победы в войне, несомненно, ответило бы на их атаки мощнейшей контратакой. Но оно и так держало оборону до последнего. Либералам позарез нужно было создание «ответственного министерства». Они жаждали поставить правительство и царя под контроль парламента (Думы), сделав власть полностью зависимой от плутократии. Государь же упорно противился этим попыткам, что, кстати, говорит о наличии у него незаурядной политической воли. Будь Царь «тряпкой», как это утверждают многочисленные его недоброжелатели, то он с облегчением согласился бы на «ответственное министерство» и спокойненько сидел бы на троне — «царствуя, но не правя». Однако же им был выбран совсем иной, трудный и опасный путь, хранение самодержавия от домогательств международной олигархии.

    Было ли в этом нечто особенное? Ведь тогдашняя Германия также не имела «ответственного министерства», хотя рейхстаг и обладал мощнейшим влияниям на власть. Но, как отмечают исследователи, парламентская братия не очень-то и настаивала на нём. А чего настаивать — германский правитель и так находился под плотной опекой крупного капитала: «Кайзер приближал ко двору магнатов индустрии, банковского и торгового капитала, — пишет Б.М. Туполев. — В его окружение входили такие крупные промышленники, как Крупп, Карл Фердинанд фон Штумм-Хальберг, Гвидо Хенкель-Доннерсмарк, банкиры Артур фон Гвиннер и Карл Хельферих от "Дойче банк", и происходившие обычно из прусских юнкерских фамилий офицеры и представители высшей бюрократии». («Германия» // «Монархи Европы. Судьбы династий».)
    Русский же царь, хоть и шёл на некоторые экономические уступки крупному капиталу, предпочитал держаться от него на удалении. Вот почему на него так и давили с «ответственным министерством». После его введения монархия бы перестала быть самодержавной, а стала парламентской (что вполне устраивало Запад). Но этого не произошло, и Российскую империю пришлось ломать, что привело к нежелательной большевизации, к национализации банков и заводов, к прекращению парламентской болтовни и пр.
    Радикализация России закономерно привела и к радикализации Германии, в результате чего пришлось ломать и гораздо более покладистую Германскую империю. Правда, кайзера никто не тронул — ему позволили бежать в Голландию, а потом ещё и прислали туда 58 вагонов с разным шикарным барахлом. Он-то был «своим в доску», в отличие от Николая Александровича, которому не простили его «проклятого русского упрямства».
    СССР также не удалось вестернизировать до конца и сделать «приличным», «стопроцентно демократическим» — несмотря на все старания Берии, Андропова и пр. «просвещённых коммунистов». Руководство СССР всё-таки не желало переступать границу между партийно-государственным полукапитализмом и капитализмом «классическим» — бизнескратическим и парламентско-партийным. Пришлось и СССР ломать — через перестройку, а сам процесс слома стал ещё одной прививкой от демократии, которую сделали нации. И ведь классического капитализма с «нормальной» демократией всё равно не возникло — не дала инерция спасительная советизма.
    Либералы не любят и Российскую империю, и СССР — они являются для них ярким примером отторжения русскими западных ценностей. И это пора понять как "правым", так и "левым" патриотам. Понять, и прекратить взаимную грызню — особенно, по поводу истории. Левые ругают РИ, правые ругают СССР, не замечая, что тем самым только играют на руку либералам и прозападным силам. Пора заключить перемирие — для начала. Ну а дальше необходим синтез царизма и советизма в духе младороссов: «Царь и Советы!».

    http://perevodika.ru/articles/10157.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  31. #62
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    О НАШЕМ ЛИБЕРАЛИЗМЕ, ПРАВОМ И ЛЕВОМ

    Когда Россия выходила из-за железного занавеса, весь мир ждал, что же скажет страна Достоевского в ответ на вызовы XXI столетия. Устами идейных гуру перестройки она прорыдала: 'Рынок, PEPSI'. Успех незамысловатого исторического проекта можно легко объяснить: цель - привычно материалистична, тезис либералов о переходе от тоталитаризма к демократии - копия постулата научного коммунизма: 'главное содержание нашей эпохи - переход от капитализма к социализму'. Через десять лет нация пытается нащупать духовно-историческое задание за пределами хлеба насущного, а те же гуру настаивают, что только либерализм, несмотря на ошибки, может дать ответ на вопросы 'что делать?' и 'кто виноват?'.
    Давно пора без гнева и пристрастия развенчать несколько мифов.
    Во-первых, постсоветское западничество не является подлинным либерализмом. Тем более не является оно правым. Философия правых и либералов - это воинствующее левое либертарианство. Калька с марксизма. Оно исповедует ту же истматовскую доктрину линейного прогресса: мир движется к единому цивилизационному образцу, есть страны, которые в этом преуспели, а другие надо подтолкнуть.
    На ранней стадии, как и любое оппозиционное учение, классический либерализм развенчивал грехи и несовершенства абсолютизма и сословного общества. В ходе этого противоборства родилось так называемое первое поколение гражданских прав и свобод - свобода слова, совести, собраний, равенство перед законом. И это имеет бесспорную и непреходящую ценность.
    Однако либерализм - мировоззрение, производное от идеи Просвещения об автономности человека от Бога, которая неизбежно приводит к утверждению автономности человека от всех высших ценностей - сначала религиозных, затем вытекающих из них нравственных, далее - национальных, наконец, семейных. В течение последнего десятилетия в России именно против них направлялась проповедь совершенно ложной интерпретации гражданского общества. Само же это понятие означает неполитическую сферу реализации личных интересов граждан и есть важный фактор гармонического взаимодействия в обществе 'Я' и 'Мы', которое было извращено при коммунизме.
    В идеологии постсоветских либертариев центральным стал тезис: демократическое гражданское общество - это не нация, то есть преемственно живущий организм с общими ценностями и историческими переживаниями, а сумма индивидов, объединенных отметкой в паспорте. Мерилом цивилизованности стало кредо: 'ubi bene - ibi patria' ('где хорошо, там и отечество'), а образцом демократа - 'гражданин мира', который в Совете Европы демонстрирует 'как сладостно Отчизну ненавидеть' и желает поражения собственному правительству в войне. Ленин именно это и провозглашал в 1914 году. Но вот почему-то Антон Деникин не отождествлял даже ненавистное ему большевистское государство с отечеством и, отказавшись благословить генерала Андрея Власова, воскликнул: 'Дали бы должность генерала Красной Армии, я бы немцам показал!'
    Марксизм и либертарианство - кузены, версии безрелигиозного, безнационального глобального сверхобщества, соперничавшие в XX веке за лидерство в глобальном управлении униформным миром. По сравнению с либертарианцами великие либералы прошлого - консерваторы, готовые взойти на эшафот за идеи. Для них, выросших в христианском, а не в коммунистическом мире, был чужд тезис о том, что физическая жизнь - высшая ценность. Вера, отечество, честь, долг, любовь для человека всегда были выше жизни. Ведь человек без когтей и клыков встал над природой вовсе не потому, что взял палку, как учил Фридрих Энгельс, а потому, что был способен к самопожертвованию за идеалы.
    Мифом российского либертарианства является и их монополия на учительство свободе. Но гражданские и политические свободы - есть производное от свободы внутренней, создающей у личности постоянный спрос на реализацию этой внутренней свободы во взаимоотношениях с другими личностями и обществом в целом. Свобода - глубоко христианская категория, дар Святого Духа вместе с умением различать добро и зло, грех и добродетель. В этом триединстве и развивалась человеческая культура, порожденная грандиозным испытанием свободной воли человека соблазнами зла и долгом перед Богом и людьми в отношении добра. Иначе бессмысленны монологи и злодеев, и праведников и слова: 'Двум смертям не бывать, а одной не миновать'.
    Кто оспорит важность гражданской свободы? Однако чтобы вносить потребность свободы в общественную жизнь, нужно ею предварительно обладать. Рождается же она в области духовно-религиозной, независимой от материального. А проповедники либеральной свободы с большевистской ненавистью обрушиваются на религиозное сознание, особенно на христианство, которое составляет незаменимый источник развития духовных сил личности и ее способности к самообузданию, без чего невозможна истинная гражданственность.
    Нынешнее отечественное либертарианство отрицает национальные чувства как реликт архаичного общества. Однако именно классический либерализм родил идею суверенитета нации, которая создала современные национальные государства. Вряд ли можно найти что-либо общее у хрестоматийного либерала и пламенного патриота Италии Джузеппе Гарибальди и 'либерала', сочувствующего в чеченской войне террористам и сепаратистам.
    Еще один миф, будто истинная демократия может быть только либеральной, что абсурдно в отношении термина Аристотеля и Полибия, описанного двадцать два столетия назад. Российская 'политология' даже не различает эти понятия. Демократия - это форма организации общества через всеобщее представительство. Она не требует единства мировоззрения и может осуществляться с участием разных идеологий. Только поэтому демократия и стала оптимальным механизмом в плюралистическом обществе без единого идеала. Либерализм - это философия, мировоззрение. На ранней стадии он восставал против сословных и внеэкономических основ общественной иерархии и выступал под флагом плюрализма и демократии. Только тогда средний класс и был опорой либералов.
    При вырождении либерализма в либертарианство он становится нетерпимым к иным мировоззрениям, к любой традиции. Опять калька с истмата. Вспомним: культура должна была быть лишь по форме национальной, по содержанию - социалистической!
    Средний класс перестает поддерживать либертариев. Сетования 'политологов' на 'российскую загадку', на то, что средний класс не голосует за правых, отражают лишь удручающую неосведомленность 'экспертов' в политических учениях. Средний класс консервативен. В отличие от либертарных интеллигенции и богемы он национален, причем на Западе - более агрессивно, чем где бы то ни было. Как только Французская революция сломала сословные перегородки, третье сословие провозгласило себя нацией: 'Le Tiers Etat - c'est la Nation' - и стало опорой наполеоновских амбиций. В XX веке средний класс поддержал идею превосходства исторической нации над 'неисторичными народами'.
    В России же вообще никогда не было бюргера европейского типа. Средний класс в России - это 'Лето Господне' Ивана Шмелева. Недаром Ленин, которому не откажешь в политическом чутье, отрезал: 'Русская буржуазия реакционна'. Она и сегодня не будет голосовать за тех, кто говорит, что патриотом может быть только негодяй, что ее родина - Россия - неудачница мировой истории, что транссексуалы и содомиты - проявление свободы.
    Еще один миф - о том, что либерализм, тем более в его стадии вырождения, относится к явлению правому. Даже классический либерализм всегда квалифицировался как мировоззрение левого толка. Уже в XIX веке левее либералов считались только 'марксиды' (Герцен). Либерализм и марксизм - двоюродные братья, две ветви одной философии прогресса. У марксистов субъект истории не нация, а класс; у либералов - не нация, а индивид. От обеих доктрин христианское мировоззрение отстоит далеко.
    Похоже, ни так называемые правые, ни их 'политологи' не знают, что термины 'левый' и 'правый', означающие во всех языках христианского мира 'лукавый', 'нечестный' и, наоборот, 'праведный', 'должный', 'справедливый' происходят из описания Страшного Суда в Евангелии (Мф. 25), когда Господь 'поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую'. Но за что же наградит праведников Судия? За то, что 'алкал Я и вы дали Мне есть, был странником и вы приняли Меня... Вы сделали это одному из ближних своих, а значит, сделали Мне'. Левыми же названы те, кто ничего не сделал ближнему, значит, не сделал Господу. Так что учение о социальной роли власти неоспоримо вытекает из правого духа - христианского. Христианское братство - есть нравственный солидаризм. Он не имеет ничего общего ни с либертарианскими демонами индивидуализма, ни с бесами принудительного коллективизма и зудом 'творить' нового человека и новое общество.
    Только курьез постсоветской политической семантики сделал правыми левых либералов - атеистов и рационалистов, даже воинствующее либертарианство, воплощенное в гротескных сентенциях Валерии Новодворской. В правые попали 'граждане мира' Андрей Сахаров, Елена Боннэр, Сергей Ковалев, из культуры - талантливые последователи большевистской эстетики Пролеткульта - Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Василий Аксенов с их жаргоном советского андеграунда. Но эти явления общественного и культурного сознания и формы эстетики относятся к философской левизне и к левацкой субкультуре.
    Правое мировоззрение - это охранительный консерватизм во всем: от государства до личной жизни, это философский антиэгалитаризм, происходящий из суждения религиозного канона о противоположности, а не относительности добра и зла, порока и добродетели и иерархичности всех ценностей. На уровне политического сознания - это вера, отечество, нация, держава, примат духовного над материальным, национальных интересов над универсалистскими проектами. В культуре - это разграничение красоты и уродства, нормы и извращения. На уровне бытового сознания - это церковь, семья, целомудрие. Кто забросал камнями Рокко Бутильоне, осмелившегося признать, что считает содомитов грешниками? Не правые, а левые всех мастей, от либералов до коммунистов.
    Сахаровская школа 'нового мышления' вобрала все космополитические постулаты марксизма, прежде всего - движение мира к одномерному образцу под эгидой наднациональных институтов. Вместо коммунизма подставлен идеал современной западной цивилизации, вместо идеологических институтов вроде III Интернационала - либеральный и не менее тоталитарный IV Интернационал - Совет Европы, раздающий аттестаты зрелости на цивилизованность. На таком пути ценность исторического наследия перестает играть роль по сравнению технократической целесообразностью свободного движения капиталов и 'людских ресурсов'. Для гигантского киборга нет разницы между микрочипом и Платоном, Шекспиром, Гете и Достоевским. Но комический лорд Джадд и не отрицает в беседах близость к троцкизму, и он член группы социалистов в СЕ, а автор этой статьи является там, похоже, единственным, все еще знающим баллады Шиллера наизусть... Грустно.
    Так что кумир постсоветских либертарианцев - сегодняшний Запад не вдохновил бы русских либералов прошлого. При впечатляющем расширении Евросоюз - это уже не исторический проект. В проекте Европейской Конституции в разделе 'ценности' вообще не перечислены оные, а лишь функциональные условия для их исповедания. Именно этим и являются 'священные коровы' либерализма XXI века - тезисы о 'правах человека', 'свободе' и 'демократии', которые без указания, для чего они даны, становятся не чем иным, как провозглашением права не иметь никакого нравственного целеполагания жизни и истории. Еще выдающийся немецкий консервативный философ права 20-х годов Карл Шмитт подметил, что демократия, которой могут пользоваться самые противоположные движения, 'не имеет никакого ценностного содержания и есть только форма организации'.
    Так для чего же Европе Петра нужна Свобода? Для того, чтобы 'гнать перед собой врагов, грабить их имущество, любоваться слезами близких им людей, целуя их жен и дочерей', как определил высшее благо на земле Чингисхан в своем завещании? Или для 'возвращения на свою звездную родину' (Платон)? Для того, чтобы искать Спасения и 'алкать и жаждать правды' (Нагорная проповедь)? Или для того, чтобы признать красоту и уродство, грех и добродетель, добро и зло равночестными проявлениями суверенной личности? Не тем волновалась Европа в периоды, когда она возрастала и являла миру великую культуру и великие державы.
    Мир и Европа в сознании нового всемирного fraternitО левых социал-демократов и левых либералов - не более чем гигантское хозяйственное предприятие для удовлетворения плоти одномерных индивидов, все более похожих на Е из антиутопии Олдоса Хаксли. Им уже не нужны никакие цели и ценности за пределами земного бытия в Европейской конституции. Этот скучнейший образчик творчества либерального 'Госплана' своим сугубым материализмом подтверждает давний сарказм Шмитта о единстве Марксового и либерального экономического демонизма: 'Картины мира современного промышленного предпринимателя и пролетария похожи одна на другую, как братья-близнецы... У предпринимателя тот же идеал, что у Ленина - 'электрификация' всей земли. Спор между ними ведется только о методе'.
    Вместе со своим маяком меняются и российские западники. То, что постсоветские либералы определяют правизну и левизну исключительно по критерию отношения к 'собственности на средства производства', показывает марксистские корни их менталитета. Они и есть отличники исторического материализма. Так что из-под пальто от Versace у электрификаторов и трубадуров либеральных империй проглядывает сюртук Карла Маркса.
    Трудно удивляться тому, что духовный маргинализм либертарианства отвергнут в России даже новыми элитами, которых не заподозрить в желании реставрировать 'советчину'. Его долгожительство на политической сцене объяснимо: любые протестные настроения ассоциировались с реставрационными идеями. Угроза реставрации испарилась - и альтернативы восприняты.
    Нация устала презирать собственную историю, но либертарии верны штампам Маркса, Энгельса и Ленина о России - 'тюрьме народов', соединив в себе худшие черты западничества прошлого: страсть подражания Западу от нуворишей XVIII века, истерическое отвращение ко всему православно-русскому от раннего большевизма и, наконец, уже не наивное, а воинствующее философское невежество во всем, что находится за рамками истмата эпохи застоя. Постсоветское западничество в отличие от великого духовного поиска XIX века перестало быть стороной русского сознания и превратилось в его тотальное отрицание. При этом 'скотский материализм' ('съел, и порядок') стал свойствен не только обывателю, но и российскому переделкинскому 'интеллигенту'. И тот сегодня удручает убогостью запросов и духом смердяковщины: 'Я всю Россию ненавижу-с'.
    Впрочем, не только тотальный нигилизм в отношении русской истории и православной культуры характерен для нынешнего либертарного западничества. Оно удивительно и забавно невежественно в отношении собственного кумира - Запада и основ его великой романо-германской культуры, рожденной вовсе не 'правами человека', а великими табу, кровавым потом Франциска Ассизского и слезами блаженного Августина.
    Для постсоветского либерального сознания, оторванного всем образованием и идеологией не только от преемственной русской православной культуры, но и от подлинной западноевропейской культуры, стократно верно определение Сергея Булгакова 'несложненькой' философии истории среднего русского образованца: 'Вначале было варварство, а затем воссияла цивилизация, то есть просветительство, материализм, атеизм...' Добавим 'священные коровы' fin de sciПcle - 'права человека', 'гражданское общество'. Однако кроме либерального плода, выросшего на ветви Просвещения, мощное древо европейской цивилизации, как пытался обратить внимание Булгаков, имеет не только другие многочисленные ветви, но и корни, питающие древо, до известной степени обезвреживающие своими здоровыми соками многие ядовитые плоды. Эти корни - христианство. 'Поэтому даже отрицательные учения на своей родине, в ряду других могучих духовных течений, им противодействующих, имеют совершенно другие психологическое и историческое значение, нежели когда они появляются в культурной пустыне и притязают стать единственным фундаментом'.
    'Культурная пустыня' постсоветского либертарианства делает 'несложненькую' уже в конце XIX века философию похожей на краткий курс пропагандиста. Несмотря на атеизм, старые российские либералы в подавляющем большинстве происходили из культурных семей, воспитанных, по крайней мере, формально в вере, в цельной парадигме русской православной культуры и в глубоком проникновении в культуру западноевропейскую. Открывая гетевского Фауста, и Милюков, и Керенский, и Ленин, и даже Троцкий, в отличие от сегодняшних постсоветских либералов, не державших в руках Писание хотя бы из культурной потребности, понимали, что пролог к Фаусту - это пересказ в художественной форме Книги Иова, а читая пушкинские строки: 'Здесь барство дикое без чувства, без Закона...' понимали, что под Законом имеется в виду Закон Божий - нравственный, а не конституция. (В советское время 'Закон' стали печатать с маленькой буквы.)
    Атеистическая революционная интеллигенция воспроизвела себя в третьем поколении. Оно и было окончательно стерилизовано марксизмом гораздо больше, чем народ - грубый, но имевший традицию и сохранивший долю внутренней свободы, которая и стала иммунитетом. Почти сто лет назад честные представители русской интеллигенции, шокированные развязанной ими же антиэтатистской стихией, сначала в сборнике 'Вехи' (после революции 1905 года), а затем (после революции 1917 года) в сборнике 'Из глубины' сами развенчали идейную пустоту и бесплодие революционных идей с покаянной беспощадностью и философской глубиной. Петр Струве подытожил, что 'идейной формой русской интеллигенции является ее отщепенство, ее отчуждение от государства и враждебность к нему'. Тогда это привело к хаосу и революции, которая и явилась 'духовным детищем интеллигенции' (Сергей Булгаков).
    Сегодняшние либертарные нигилисты - куда более травмированный тоталитаризмом сектор общества, чем те, из кого новые комиссары уже не в 'пыльных шлемах', но в звездно-полосатых майках (made in USA) собираются 'выдавливать по капле раба'.

    Наталия Нарочницкая
    http://www.narochnitskaia.ru/cgi-bin...0r050607140833
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  32. #63
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Живучие метастазы либерализма

    Наличие остаточных либеральных элементов в управленческих институтах России оскорбляет жертв либерального периода в истории страны и тормозит ее превращение в мировую державу


    Произошедшее превращение «либеральных демократов» гайдаровско-чубайсовского образца в партию «шутов у трона» - вполне естественно и органично. Было бы удивительно, если бы эта публика, отказавшись от кости, которую им с барского стола бросила власть, повела себя как принципиальный политик, а не как конформист-приспособленец - ведь таковыми все они являлись с младых ногтей.
    В целом, согласно демографическим расчетам, правление либеральных демократов обошлось русскому народу почти в 20 миллионов жизней.

    Автор данного материала учился на экономическом факультете МГУ на одном курсе с отцом российских либерально-демократических реформ Егором Гайдаром, задававшим тон в когорте, проводивших свои реформы методами «великого перелома». В так называемую эпоху застоя на обществоведческих факультетах МГУ к третьему курсу в дискуссиях на профессиональные темы уже считалось неприличным ссылаться только на классиков марксизма-ленинизма: предполагалось, что студенты МГУ к этому времени должны мыслить более широко. Однако, Гайдар в любых, даже самых кулуарных дискуссиях строил все свои аргументы исключительно на цитатах из Маркса, Энгельса и Ленина. Это вызывало раздражение, и особенно острое у тех, кто специализировался не по кафедре политэкономии, а по конкретно экономическим кафедрам.

    Гайдара называли «начетчиком-школяром», «официозником-зубрилой», «безнадежным коммунистическим догматиком, напрочь лишенным способностей к творческому мышлению» и избегали с ним дискутировать вообще. Некоторые его сокурсники пытались как-то объяснить столь «твердокаменную коммунистическую ортодоксальность», говоря: «А что вы от него хотите?! Внук Гайдара, сын Тимура! Да ведь он приобрел коммунистическое мировоззрение чуть ли не на генетическом уровне, как говорится, впитал с молоком матери, оно вошло ему в плоть и кровь, разве он сам в этом виноват?! Парень он компанейский, разговаривайте с ним на любые другие темы кроме профессиональных, и он не будет вас раздражать».

    И, казалось, Егор Гайдар полностью подтверждает сложившееся о нем мнение, как о чуть ли не «генетическом коммунисте»: после окончания аспирантуры экономического факультета МГУ он работал с полной отдачей в главных печатных органах ЦК КПСС – газете «Правда» и журнале «Коммунист». Но нагрянули «смутные времена», и наш «генетический коммунист» в одночасье превратился в убежденного либерала, который «либеральнее самых либеральных либералов».
    Таким образом, «генетический коммунист» Гайдар в действительности оказался заурядным карьеристом-перевертышем, политическим хамелеоном, Иудой, предавшим за тридцать сребреников своих идеологических учителей - Маркса, Энгельса, Ленина, свое Отечество и дело жизни своего деда и отца. Причем этот новоиспеченный ортодоксальный либерал отнесся к либерализму так же начетнически, по-школярски, как в свое время относился к марксизму.
    Конечно, напрасно упрекать хамелеона в том, что он меняет окраску в зависимости от окружающей среды: способность к изменению окраски дана ему самой природой. Однако, очень плохо, что Гайдар со товарищи оказались конформистами недалекими. Ведь изначально было понятно, что затеянные ими реформы приведут страну к краху. Автор данного материала имеет полное моральное право говорить об этом, поскольку еще в 1992 году, сразу же после начала гайдаровских реформ, опубликовал ряд статей, в которых доказывал, что гайдаровское реформирование – путь в пропасть, и что в этом отношении нам надо брать пример с Китая, а не использовать монетаристские рецепты, несостоятельность которых была неоднократно продемонстрирована в различных странах.

    То, что тогда было ясно специалистам, сейчас ясно уже всем - нынешний финансовый кризис наглядно продемонстрировал тщетность упований на регулирующую роль невидимой руки рынка. Впрочем, для того, чтобы успешно осуществить переход к рыночной экономике в России, как это было сделано в Китае, необходимо было, чтобы реформаторов возглавляла личность масштаба Дэн Сяопина, а не ничтожный «генетический коммунист» Гайдар, в одночасье переквалифицировавшийся в либерала, бездумно внедрявшего в России западный либерализм сталинскими методами «великого перелома».

    За период либерально-демократических реформ с 1991 по 1998 год ВВП России снизился на 43 %, промышленное производство упало на 56 %. Рождаемость населения в России в целом упала с 14,1 промилле до 8,9 промилле, смертность же возросла с 9,2 до 14,7 промилле. Таким образом, в стране каждый год рождалось на 800 тысяч человек меньше и умирало на 800 тысяч человек больше, чем это было до прихода к власти либеральных демократов. Средняя продолжительность жизни за этот же период снизилась на 5 лет - в результате страна утратила человеческое жизненное время, эквивалентное 11 миллионам человеческих жизней.
    Вследствие социально-экономической политики, проводимой либеральными демократами, резко снизился уровень жизни основной массы населения России, в частности, калорийность питания в расчете на одни сутки снизилась с 3000 до 2100 килокалорий, что близко к уровню физического истощения. Существенно ухудшилась сама структура питания - в результате большая часть населения постоянно недополучала значительную часть питательных веществ, необходимых для нормального функционирования человеческого организма, что приводило к различным заболеваниям и преждевременной смерти.

    В целом, согласно демографическим расчетам, правление либеральных демократов обошлось русскому народу почти в 20 миллионов жизней, то есть потери населения России в период рыночных реформ сравнимы с потерями СССР во время Второй Мировой войны.
    И пока российский государственный организм не будет окончательно очищен от этих метастаз либерализма, Россия не сможет окончательно и бесповоротно вернуться на круги своя.

    Также в опубликованном в 2005 году докладе Всемирного банка делается вывод, что в целом потери российской экономики от приватизации в 2,5 раза превысили ущерб, нанесенный СССР во время Второй Мировой войны. Согласно данному докладу, доходы от приватизации в России составили 9,7 млрд. долларов, при этом по объему полученных от приватизации доходов Россия заняла лишь 25-е место в мире, далеко отстав от стран, где приватизировалась всего лишь часть принадлежащих государству компаний.

    По оценкам Всемирного банка в России сложилась самая высокая концентрация собственности и самый высокий уровень монополизма, фактически, большую часть экономики страны контролируют всего 23 компании. В руках 15 % наиболее богатых граждан находится 85 % национальных богатств. При этом половиной из этих 85 % национальных богатств обладает всего 1 % наиболее богатых граждан.

    Не только в профессиональных исследованиях, но даже в рассчитанных на широкие круги читателей средствах массовой информации (как в федеральных, так и в региональных), констатируется, что на долю 80 % населения приходится всего лишь 7 % национального богатства страны, при этом более 65 % граждан России находятся за чертой бедности, в то время как в начале демократических реформ доля этой категории населения составляла лишь 2 %, в нищете прозябают 70 % семей, имеющих детей, количество детей-инвалидов составляет около 1 млн. человек, бездомных детей – свыше 5 миллионов. Такого количества беспризорников Россия не знала даже в годы Гражданской войны.

    Как подчеркивает академик Д. С. Львов, в результате демократических реформ уровень эксплуатации населения в России значительно увеличился, и в настоящее время в несколько раз превышает уровень эксплуатации населения в США. Так, в среднем, работник в России за 1 доллар зарплаты производит 4,5 доллара валового национального продукта, а в США – лишь 1,4 доллара.

    Так называемый децильный коэффициент (соотношение 10 % самых богатых и 10 % самых бедных слоев населения) составляет в России по официальным данным порядка 20 единиц, а по оценкам различных экспертов – порядка 30-40. Некоторые же исследователи считают, что он еще выше, особенно в крупных городах. Известный американский геополитик Збигнев Бжезинский пишет, что «в Москве 10% самых зажиточных получали в 51 раз больше, чем беднейшие 10%». В то время как в США децильный коэффициент составляет 10 единиц (приблизительно столько же он составлял в СССР), в странах Евросоюза – 6-8, а в Скандинавских странах – 4-5. Известно, что, если децильный коэффициент превышает 10 единиц, то социальная система становится взрывоопасной.

    Как мы видим, существуют веские основания утверждать, что правившие в России либеральные демократы проводили по отношению к населению страны политику геноцида. В результате их реформаторства в России сформировался так называемый олигархический, криминально-клановый капитализм. Проводили ли они такую реформаторскую политику сознательно или «не ведая, что творят» - сути дела не меняет. «По плодам их узнаете их» (Матфей, 7:16) - сказал Исус Христос в Нагорной проповеди о лжепророках всех мастей.
    Катастрофические для страны результаты реформаторской деятельности всех этих новоявленных «большевиков от либерализма» в принципе не могли быть иными, поскольку западный либерализм как идеология напрочь отторгается коллективным бессознательным русского народа. Своеобразным апофеозом гайдаровско-чубайсовских либерально-демократических реформ в России закономерно стал августовский дефолт 1998 года.

    В результате рыночно-демократических реформ Гайдар стал настолько одиозной политической фигурой, что никакой конформизм уже не мог помочь ему удержаться на поверхности политической жизни. Анатолий же Чубайс, благодаря тому, что ежедневно подтверждает свою лояльность Кремлю, продолжает держаться на поверхности. Такие, как Чубайс, готовы продать душу дьяволу, лишь бы остаться при власти. Вот он и извивается как змея под каблуком, отбросив как ненужный хлам все политические приличия, лишь бы его оставили у трона, несмотря даже на то, что на него напялили шутовской колпак ряженного либерального демократа. Закономерный конец беспринципных политических ничтожеств.

    Хотя сейчас можно говорить о том, что раковая опухоль либерализма удалена из государственного организма страны, однако, остались метастазы - в виде сетевых структур либерализма, в том числе - в различных эшелонах власти, включая и правительство России. И пока российский государственный организм не будет окончательно очищен от этих метастаз либерализма, Россия не сможет окончательно и бесповоротно вернуться на круги возрождения. То есть – вновь стать мировой супердержавой, чего от нее с надеждой ждет большинство народов мира, которым до тошноты надоели США.


    Сергей Панкин
    http://www.evrazia.org/article/757
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  33. #64
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Умланда не приложу


    17 декабря 2009 09:00

    «Делать политику» в современном мире все больше отводится системе так называемых «фабрик мысли», активно внедряемой в университетские и академические структуры по всему миру

    Даже беглый взгляд на политическую карту мира, диспозиции ведущих игроков в сфере международных отношений и на текущую международную ситуацию не оставляет сомнений в том, что мировые процессы направляют не только и не столько кабинетные бюрократы из Москвы, Пекина, Вашингтона или Брюсселя. Система принятия решений (decision making policy) в современном глобализирующемся мире предельно дисперсна и рассредоточена в геополитическом и геоэкономическом мировом пространстве. Судьбоносные для населения многих стран решения принимаются все чаще в советах директоров крупных ТНК, обладающих колоссальной мощью по сравнению с правительствами национальных государств, пусть и представленных номинально в различных организациях от ООН и ЕС до ШОС и «Группы-77».
    Подавляющее превосходство ведущих финансовых и банковских институтов наглядно можно проиллюстрировать хотя бы тем, что каждые 10 долларов в руках государственного правительства не стоят и одного доллара в руках ТНК, которые абсолютно свободны от различных социальных обязательств перед населением, долгосрочных инвестиций в армию, образование, науку, культуру, спорт и т. д. Разумеется, интересы у этих экономических наднациональных образований тоже весьма специфические. Они отнюдь не заинтересованы в сильных национальных государствах, делающих порой ставку на протекционизм своих экономик, и сохранении «цветущей сложности» мировых культур.
    Их интересы и цели легко определяются в многозначных цифрах банковских счетов, и они отнюдь не пекутся о сохранении неповторимого своеобразия этого мира и денежном довольстве пролетариев бразильских фавел. Их ценности формулируются в терминах рентабельности и доходности, никакими другими категориями эти люди не мыслят – существуют лишь деньги как универсальный эквивалент ценности и «критерий достоверности действия».
    Непосредственной интеллектуальной обслугой этих «финансовых сверхдержав» занимаются люди на порядок менее значимые, но не лишенные в своих собственных глазах героического ореола борьбы с «мировым злом» в лице авторитаризма, «неофашизма» и коммунизма. Обширная и разветвленная система так называемых «фабрик мысли» (англ. - think tank, нем. – Denkfabrik), все активнее внедряется в университетские и академические структуры по всему миру.
    Многочисленные доктора экономических, политических и прочих наук, роскошно живущие на гранты сотен фондов, тысяч НПО и бесчисленного количества других спонсоров поменьше, с завидным упорством заполняют мировое информационное пространство миллионами томов околонаучной макулатуры об опасности возрождения фашизма, о «красной чуме», «коричневом ренессансе в третьем мире», правах человека, антропогенном потеплении климата и т. д. и т. п. А огромная армия «ученых» рангом поменьше уже абсолютно бескорыстно подхватывает эти концептуальные фетиши, пытаясь разработать на их основе строгие политологические и социологические подходы к анализу сложившейся в мире ситуации.
    Эти структуры, как правило, призывают к общечеловечности, гуманности, пацифизму и безбрежной терпимости, маскируя таким образом позицию жесточайшего «гносеологического расизма», лишающего человеческих качеств любого нелиберала. Используя все те же сетевые способы давления, они мгновенно превращают любого своего оппонента-нелиберала в «фашиста», «нецивилизованного варвара», отсталого ретрограда.
    Все это не голословно и доказывается на конкретных примерах. Так, всего за несколько последних лет пышной грибницей расцвел мощный пул «экспертов-русистов» в дружественной вроде бы Германии. Там работает целый интеллектуальный штаб под руководством советника Виктора Ющенко, а ныне – бравого борца с «путинским фашизмом» Андреасом Умландом. Сейчас он на постоянной основе работает в Германии и является главным редактором целой научной серии книг «Советская и постсоветская политика и общество».
    Возглавляемое Умландом издание является точкой притяжения не только для немецких, но и для всех европейских и даже российских русофобов. В книгах этой серии, число которых, кстати, перевалило уже за сотню, авторы со скрупулезностью патологоанатома разбирают «зверства сталинского режима» и подробности «кровавой российской истории» от Ивана Грозного до Владимира Путина. Отличаются все эти исследования настоящего и прошлого России и постсоветского пространства одним – они тотально политически ангажированы. Более того, все эти опусы претендуют на строгий академизм и научность. Однако, из приведенных исторических фактов и статистики авторы делают совершенно умопомрачительные выводы и смелые обобщения, среди которых теория о разработке Сталиным еще в 30-х годах плана по захвату Европы является, пожалуй, самой политкорректной.
    Близким соратником и единомышленником Умланда является профессор, главный редактор журнала «Форум» Леонид Люкс. Его весьма оригинальные политические взгляды регулярно транслируются в этом периодическом журнале, издаваемом при кафедре Новейшей истории Центральной и Восточной Европы Католического Университета г. Айхштетт в Германии (католические университеты в Европе, кстати, очень часто становятся оплотом сугубо светских НПО, занимающихся «подрывной» и «оранжево-революционной» деятельностью. В одном из таких вербовочных центров довелось волею судеб побывать автору этих строк летом 2009 года. После падения СССР католические университеты Европы постепенно трансформировались из религиозных образовательных учреждений в некий аналог российской Высшей школы экономики), где, кстати, работает и доктор Умланд.
    Люкс, например, с завидной регулярностью в самых разных журналах, книгах и сборниках компилирует одну и ту же статью о Евразийстве. Само же интеллектуальное течение евразийцев при этом трактуется в весьма специфическом и оригинальном ключе, на что не решился бы ни один российский гуманитарий, хоть как-то ассоциирующий себя с академической наукой.
    Каждый очередной выпуск «Форума» предваряется очередным разоблачением «тоталитаризма, обретающего в истории разные формы». Вообще, тематика политологических и исторических статей в журнале носит настолько уныло однообразный характер, что вменяемому и беззлобному человеку их просто невозможно читать. Вот лишь некоторые «научные работы» «Форума»: «Лосев и тоталитаризм», «Негражданское общество в России», «Размышления о генеалогии тоталитарных систем», «Электоральный авторитаризм на постсоветском пространстве», «Антисемитизм в политике Сталина» и т. д. и т. п. Каждый номер журнала тщательно переводится на русский и как будто невзначай вбрасывается в русскоязычную университетскую среду.
    При этом сам Умланд и ближайшие его соратники являются почти единственными авторами, изучающими историю России и Восточной Европы в Германии. О том, под каким углом они смотрят на историю России, можно судить по одним только названиям опубликованных книг: «Ультра-национализм и преступления на почве ненависти в современной России», «Европа в чеченской войне: между бессилием и безразличием», «Националистические грезы российской истории», «Свобода или имперское величие: очерки к русской дилемме». Книги издательства выходят огромными тиражами на английском, немецком, русском языках, а также на языках жителей восточной Европы.
    А свободное от напряженной научной деятельности время Умланд ведет популярнейший электронный информационный Бюллетень русского национализма. В нем он уже без напускного академизма в форме дневниковых записей с пеной у рта громит «молодых фашистов из движения Наши», клеймит российскую власть за фашизм и «нетолерантное отношение к геям», приводит непонятную статистику о стремительной фашизации российского общества и т. д. Этот же самый Бюллетень стал за последние несколько лет платформой для проведения конференций, круглых столов и симпозиумов по всему миру от Монреаля и Манчестера до Бремена и Будапешта.
    С особой «любовью» и трепетом относятся авторы серии «Советская и постсоветская политика и общество» к Евразийству. Как за рубежом, так и в России и ближнем зарубежье никто так не интересуется творчеством Александра Дугина, как товарищ Умланд. Он сам и его соавторы написали более десятка книг о Евразийстве, Александре Дугине, его опасных связях с Кремлем и лично Владимиром Путиным, о ренессансе неофашизма и т. п.
    При ближайшем рассмотрении становится очевидным, что помимо больного воображения автором движет что-то еще. Кто-то финансирует, организует и всячески поддерживает деятельность автора в его нездоровых фантазиях на тему российской и советской истории, неисправимо тоталитарной природы российской власти и путях «оранжистско-либерального» лечения «вируса авторитаризма» в современной России.
    Другим неординарным персонажем из команды Умланда является Александр Хольверт – автор еще более забавной в своей нелепости книги «Сакральная евразийская империя Александра Дугина», изданной во все той же серии «Советская и постсоветская политика и общество» многотысячным тиражом. Приписывание Дугину исторической миссии главного идеолога Путина («в политическом и общественном климате России Дугин представлен сильнее других») в этой книге можно было бы даже одобрить, если бы он не рисовал всю историю России кроваво-черными красками, явно выполняя политических заказ третьих лиц.
    Читать все эти опусы абсолютно невозможно из-за тотальной ангажированности авторов, которые пытаются сделать объектом научного анализа абсолютно мифологические сюжеты прошлого, «за уши» притягивают факты и делают непозволительно смелые обобщения. При этом абсолютно конспирологические по своему характеру измышления выдаются за академические тексты, предназначенные широкому кругу читателей, студентам и ученым в виде учебного пособия «об опасности русского вторжения».
    Самые русофобские и фантастические тексты о тайном заговоре Михаила Леонтьева, Александра Дугина и Ивана Демидова по захвату власти в стране на русский язык не переводятся, очевидно, в силу своей явной бредовости. Один из таких текстов приведен в развернутой статье на немецком «Фашистские тенденции в российском политическом истеблишменте: восхождение Международного евразийского движения». В нем Умланд смелыми мазками набрасывает планы Дугина по захвату Кремля, по организации нападения на Грузию, рассуждает о «фашистском подполье» и «путин-югенде» во главе с Иваном Демидовым, ссылаясь при этом на свои же собственные книги и статьи. «Важная роль Дугина в движении Новых правых фиксирует не только продолжение их традиции, но и мутацию фашистских теорий настоящего», - говорится в предисловии Умланда к книге некого Владимира Иванова «Александр Дугин и правоэкстремистские сети». И прочая, прочая, прочая… В итоге такими книгами завалены витрины всех магазинов Европы и США, а за комментариями экспертов во главе с Умландом обращаются ведущие информационные агентства и газеты уровня немецких «Bild» и «Spiegel», итальянской «Corriere de la Serra» и британской «Times». Впрочем, выдающимся экспертом мирового уровня его считают и наши «подрывники» во главе со Станиславом Белковским.
    Все те же сети влияния прорастают и в России. Более чем странную статью о Дугине в русской части Википедии с завидным фанатизмом правит уже не первый год некий Павел Шехтман, являющийся на данный момент штатным сотрудником еще более странной и крайне подозрительной НПО «Центр Межнационального Сотрудничества». Организация финансируется непосредственно американскими и европейскими НПО: «Mott», «Советом по международным исследованиям и обменам», и «Фондом глобальных проектов Министерства Иностранных Дел Великобритании».
    Знать о таких структурах и по мере возможности «мониторить» их деятельность должны не только российские спецслужбы (хотя они – в первую очередь), но и все люди, претендующие на понимание общеполитической ситуации в России и в мире. Об умландах и луксах, сорасах и бжезинских должны быть осведомлены все российские специалисты – политологи, социологи и международники. Если не владеть этой информацией, то может создаться впечатление, что русофобская истерия в некоторых странах мира является чем-то естественным и для них органичным, что русофобские импульсы рождаются где-то в самых недрах народных масс. А вслед за этим неизбежно приходят комплексы собственной национальной неполноценности, ощущение исторической ущербности и апатия.
    А между тем зарубежные мастера черного политического пиара являются всего лишь проплаченными Терминаторами сетевых информационных войн, от участия в которых России уйти уже не удастся.
    http://www.evrazia.org/article/1192
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  34. #65
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Как лорд Джадд, посетив Чечню, стал «предателем»

    СПРАВКА

    Парламентская ассамблея – одна из двух главных уставных структур Совета Европы; консультативный орган, состоящий из представителей парламентов всех государств-членов. Члены ПАСЕ назначаются парламентами государств-членов. Пять наиболее крупных стран, включая Россию, представлены в ПАСЕ 18 членами, минимальное представительство – 2 члена от государства. Национальная делегация должна включать представителей всех политических партий, представленных в парламенте, и соответствовать требованию сбалансированного представительства мужчин и женщин. В целом в ПАСЕ входят 318 членов и 318 «заместителей». Ассамблея принимает резолюции и рекомендации на основе докладов, которые готовятся депутатами. Среди важных полномочий Ассамблеи – выборы Генерального секретаря СЕ и его заместителя, судей Европейского суда по правам человека, принятие заключений по кандидатурам новых государств-членов, мониторинг выполнения ими обязательств, принятых при вступлении.

    Михаил Синельников

    Господи, радость-то какая: лорд Джадд сменил гнев на милость!

    Сей ученый муж, ранее неоднократно критиковавший ситуацию по соблюдению прав человека на Северном Кавказе, наконец-то оценил действия российских властей в Чечне. Побывав там только что, он заявил, что «был приятно удивлен позитивными переменами в регионе», и выразил желание вернуться в Грозный вместе с женой», пишет «Коммерсантъ».

    Джадд известен как один из непримиримых критиков действий Москвы на Северном Кавказе. В марте 2000 года в разгар военных действий делегация Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) во главе с лордом Джаддом посетила Грозный, несмотря на все усилия тогдашнего спецпредставителя президента России в Совете Европы Дмитрия Рогозина, отговаривавшего парламентариев от поездки. По итогам того визита был составлен доклад, вызвавший бурю негодования с обеих сторон. Дмитрий Рогозин обвинял коллегу в предвзятости, а ПАСЕ, в свою очередь, лишила Россию права голоса. В знак протеста Рогозин вместе со всей делегацией покинул зал и игнорировал Страсбург в течение года. Голос России в ПАСЕ вернули лишь в январе 2001 года.

    Теперь же лорд Джадд, погостив в Грозном два дня, успел встретиться с представителями властей республики, правоохранительных органов и местными правозащитниками, и остался доволен этим общением. Выступая перед студентами Грозненского университета, лорд Джадд отметил: «Я был в вашем университете несколько лет назад. Тогда наша беседа проходила в малоприспособленном помещении, насквозь продуваемом сквозняками. Сегодня я вижу, что вы обучаетесь в великолепных условиях, разительно отличающихся от условий того времени».

    «Аналогичные перемены» лорд Джадд заметил «во всех областях жизни Чечни». «То, что мы увидели в республике, вне всякого сомнения, прогресс, и это не могло не сказаться положительно в деле защиты прав человека, в т. ч. в плане обеспечения права на жилье и образование», – подвел итог своей последней поездки в Чечню на встрече с журналистами в Грозном г-н Джадд. И добавил, что хочет вернуться в Чечню с женой как частное лицо, «чтобы посидеть в кафе и пообщаться с местными жителями».

    Умиление «либерального ястреба» уже вызвало неприятие российских правозащитников. Когда лорд Джадд громил Россию в ПАСЕ, он был «свой», теперь же для «прогрессивной общественности» он – чуть ли не предатель. «Лорд Джадд, выступая перед грозненскими журналистами, коснулся ситуации в экономике и социальной сфере – изменения в этих областях действительно впечатляют. Особенно человека, который давно не был в Чечне, – заявила «Коммерсанту» заместитель директора московского офиса Human Rights Watch Татьяна Локшина. – Однако ситуация с соблюдением прав человека в республике далека от желаемой. Там по-прежнему происходят похищения людей, убийства, причем очень часто за этими преступлениями стоят силовики».

    Скажите, пожалуйста, а где у нас, в России, «ситуация с правами человека близка к желаемой»? Открою правозащитникам страшную тайну: похищают и убивают людей не только в Чечне. И в этих преступлениях нередко участвуют сами силовики. Не верите – спросите у Евсюкова. Но когда Вас это интересовало?
    http://perevodika.ru/articles/11343.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  35. #66
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Российские правозащитники против начальной военной подготовки в школах






    Военно-патриотическое воспитание в российских школах противоречит духу гуманизма, уверены активисты гражданского общества.

    Общественные деятели выступили против того, чтобы в российских школьных программах появился обязательный предмет - "Военно-патриотическое воспитание". Как говорится в заявлении активистов российского гражданского общества, распространенного во вторник, 9 марта в Москве, формально такое воспитание имеет целью подготовку к службе в армии, но на деле оно прямо предусматривает формирование мировоззрения, основанного на культе государства, нации и армии.
    Голоса против
    Документ подписали глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, вдова Андрея Сахарова Елена Боннэр, руководитель Фонда Андрея Сахарова Сергей Ковалев, лидер движения "За права человека" Лев Понамарев, глава организации "Право ребенка" Борис Альтшулер, писатель Борис Стругацкий, сопредседатель партии "Правое дело" Леонид Гозман и ответственный секретарь оппозиционного движения "Солидарность" Михаил Шнейдер. Об этом сообщает "Интерфакс"
    По их данным, "военно-патриотическое воспитание" детей и подростков предусмотрено концепцией федеральной системы подготовки граждан РФ к военной службе на период до 2020 года. Напомним, что концепция утверждена в феврале 2010 года.
    Скрытая угроза
    Авторы документа отмечают, что само понятие военно-патриотическое воспитание выходит за пределы воспитания любви к родине, естественной привязанности к своей культуре, к своей стране.
    Это насаждает национализм, внушает детям и подросткам представление о безусловном приоритете интересов государственной власти и национальных чувств над иными ценностями, в том числе общечеловеческими, гуманистическими и подлинно религиозными. По их мнению, система образования должна строиться на основе современных гуманистических и демократических принципов, безусловного уважения прав и достоинства личности, на объективном и всестороннем информировании учащихся.
    Отметим, что еще осенью 2009 года появилась информация о том, что в российские школы может вернуться предмет "Начальная военная подготовка", пишет сайт newsru.com. В настоящее время в российских школах преподается предмет ОБЖ (Основы безопасной жизнедеятельности)
    Автор: Екатерина Ловкис
    http://www.dw-world.de/dw/article/0,...-1052-xml-mrss
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




Страница 2 из 4 ПерваяПервая 1234 ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •