Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 33 из 57

Тема: Технологии «цветных» революций MADE IN ...

  1. #1
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию Технологии «цветных» революций MADE IN ...

    «Главное отличие „оранжевых“ революций от настоящих в том, что их можно избежать»
    17.04.2007
    Политолог Сергей Лебедев прокомментировал фильм французских документалистов о роли США в «цветных» революциях…

    США потратили на проведение двух «цветных» революций на Украине и в Киргизии более $110 миллионов. Такие цифры озвучили авторы французского документального фильма «Революция.com. США. Завоевание Востока», показанного в эфире телеканала «Россия», передает РИА Новости. Авторы фильма пришли к выводу, что за чередой «цветных» переворотов: «бархатной» революцией в Сербии, «революцией роз» в Грузии, «оранжевой» на Украине и «тюльпановой» в Киргизии — стоят Соединенные Штаты.

    Оранжевая революцияПо данным авторов документальной ленты, первоначально метод подобного переворота был опробован на Сербии. Именно там впервые нашли применение тезисы книги американца Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» — своеобразного руководства по применению «мирной революции» с простыми рецептами. В книге, например, рассказывается, как революционерам установить хорошие отношения с полицией — опорой любой диктатуры. Сам Шарп заявил, что те, кто в Сербии в 2000 году пытались свергнуть Слободана Милошевича, следовали его советам, чтобы в день революции репрессии были не такими жестокими. После свержения Милошевича именно эта метода помогла грузинам свергнуть Эдуарда Шеварнадзе. Также, отмечается в фильме, они содействовали подготовке «оранжевой» революции на Украине.

    По мнению кинодокументалистов, свержение режима Милошевича, смещение в ноябре 2003 года Эдуард Шеварнадзе в ходе «революции роз», приход к власти на Украине в результате «оранжевой» революции" в декабре 2004 года Виктора Ющенко, и торжество киргизской «тюльпановой» революции в марте 2005 — звенья одной цепи. «Четыре ненасильственные революции, четыре тоталитарных режима, следы былого советского могущества канули в лету за несколько недель, и каждый раз использовался один и тот же сценарий — фальсифицированные выборы, судорожно сопротивляющаяся власть, которая, в конце концов, уступает протестующим»,— отмечают авторы ленты.

    Создатели фильма уверены, что технологии «цветных» революций разрабатываются и финансируются администрацией США. Однако если в 60-х и 70-х годах деятельность по созданию ячеек политических партий и организаций в различных странах тайно осуществляла ЦРУ, то потом было принято решение, что с некоторых пор такая деятельность США будет прозрачной и публичной. Именно этим занимаются американские фонды и организации, среди которых фонд Джорджа Сороса «Открытое общество», принимавший активное участие в революции в Грузии, ассоциация «Фридом Хаус», которая перед революцией в Киргизии выпускала шесть оппозиционных газет и во многом способствовала свержению Аскара Акаева, а также Международный республиканский институт, занимающийся распространением демократии в мире. Именно они, по мнению авторов фильма, являются вдохновителями этих революций, «сметающих один за другим бывшие придатки Москвы к великой радости Джорджа Буша».

    Между тем как заявил по этому поводу американский сенатор Джон Маккейн, являющийся руководителем Международного республиканского института, «я не думаю, что рассказывать людям о демократии — это хотеть свергнуть правительство. Существует очень тонкая грань, между поддержкой демократии и вмешательством во внутренние дела государства. Я убежден, что даже без помощи американских фондов в один прекрасный день революции в Украине, Грузии и Ливане все равно бы состоялись».

    Сергей Викторович ЛебедевПрокомментировать позицию создателей фильма и слова Маккейна мы попросили известного российского политолога, доктора философских наук Сергея Лебедева.

    «Американцы не скрывают свое участие в этих революциях,— сказал аналитик.— Только раньше американцы нанимали дюжину полковников, которые устраивали подобные перевороты в банановых республиках, а сейчас революции совершаются другим способом. В наших атомизированных городах в атомизированном обществе всегда можно найти достаточно большое количество людей, которых очень просто можно согнать на „Майдан“. Так что это не настоящие революции, а обычные государственные перевороты, которые ничем не отличаются от верхушечных переворотов в банановых республиках. Настоящая революция — это всегда антисистема, которая выходит из глухой оппозиции, а „революции“ на постсоветском пространстве это восстания миллионеров против миллиардеров, разборка внутри элиты и сведение личных счетов»,— считает С. Лебедев.

    При этом политолог выразил свое несогласие с мнением Маккейна о неизбежности «оранжевых революций» в бывших советских республиках. «Я не согласен с Маккейном, так как главное отличие „оранжевых“ переворотов от настоящих революций заключается именно в том, что их можно избежать. В этих же случаях все могло закончиться соглашением, например, на Украине между Ющенко и Януковичем. Мог бы сложиться режим сожительства. Но это не устраивало американцев. Ведь именно американцы хотели заменить шатающиеся, нестабильные режимы, ориентированные на Запад, на чисто прозападные»,— заключил Сергей Лебедев.
    http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=171149
    Французский документальный фильм про "оранжевые" революции (полная версия)

  2. 3 Сказали спасибо Таллерова:

    Augustine (27.02.2009), maratkunaev (27.02.2009), Янус Полуэктович (27.02.2009)

  3. #2

    По умолчанию

    в http://gjugo.livejournal.com есть обобщающий материал по технологиям "цветных революций"
    ЛИКБЕЗ ДЛЯ ИДИОТОВ

    "Оранжевые" методы обработки общественного сознания жителей Украины настолько примитивны, что сразу понятно, какого мнения власть о народе

    Массированная информационная кампания по отбеливанию черного кобеля в белого, иначе говоря, по приданию привлекательного и миролюбивого образа НАТО в Украине неумолимо набирает обороты. Ничего удивительного в этом нет: президент Украины готов окончательно пожертвовать своим и без того незавидным рейтингом, чтобы исполнить, наконец, давнюю мечту в виде навязчивой идеи о членстве страны в Североатлантическом альянсе.
    Чуть ли не каждый день с украинских телеканалов какой-нибудь выучившийся за счет советской власти и сделавший при ней прекрасную карьеру, а теперь "национально свидомый" деятель рассказывает, что я, мол, в вопросе о НАТО ничего не понимаю, нахожусь под воздействием "тоталитарной советской пропаганды" и вообще Украине нужен "зонтик коллективной безопасности". Особую пикантность придает то обстоятельство, что эти паны часто сами ничего толком не знают об агрессивной организации, в которую затаскивают упирающуюся страну. Вот недавно в той же "Свободе" какой-то чиновник из президентского секретариата заявил: "НАТО в этом году будет отмечать свой 49-й юбилей". При этом альянсу на самом деле на 10 лет больше. Впрочем, какая разница? Из Вашингтонского обкома дали указку вступить – значит, вступим. А куда или, точнее, во что – неважно.
    На состоявшейся в Днепропетровске дискуссии по вопросам НАТО послы семи стран аргументированно убеждали, что украинцы нуждаются в объективной информации. Журналистов особенно беспокоила отрицательная позиция России. Посол Великобритании Стюарт Элдон сказал: "Мы не торгуем членством в НАТО, а с Российской Федерацией успешно сотрудничаем в 17 комитетах по всем важным вопросам". Линас Линкевичус, литовский посол, отметил, что его стране членство в НАТО "обошлось" в десять миллионов евро, а экономика государства в то же время получила тридцать миллионов инвестиций. Все послы были единодушны – НАТО не экспортирует угрозы, а предоставляет свой "коллективный опыт и знания".
    Посол Италии Луиджи Маттиоло на вопрос о полярности восприятия украинцами НАТО и вовсе прокомментировал увиденное следующим образом: "Это хорошо, когда есть возможность высказываться и "за", и "против" и порекомендовал украинцам использовать вместо лозунга "Прочь НАТО" другой лозунг: "Прочь незнание о НАТО...".
    Сегодня людям в Украине манипуляторы сознанием различных мастей настойчиво внушают комплекс неполноценности – вы невежественны, вы плохо информированы, вы непростительно мало знаете о НАТО, а потому слушайте и воспринимайте, что мы вам расскажем о НАТО и о его высоких стандартах. Но что же такое – "высокие демократические стандарты"? Збигнев Бжезинский в интервью Би-Би-Си как-то разоткровенничался: "Знаете, относительно этого НАТО тоже не святое. Ни салазаровскую Португалию, ни Грецию периода "черных полковников", ни Турцию под властью генералов никто из альянса не исключал…".
    Невероятный галдеж "оранжевых" СМИ об "обязательном", "срочно необходимом" вступлении страны в НАТО подкрепляется примитивным убаюкиванием. Успокаивают: о чем, мол, спорить, если до НАТО с его требованиями к стандартизации вооружений, доктрин, военной инфраструктуры и т.д. еще очень далеко. Одновременно с этим, приучение общественности к своему присутствию буквально вбивается в сознание людей. НАТО уже давно пришло! В виде ежегодных учений "Си-Бриз", в виде различных "круглых столов" и "конференций", в виде, наконец, участия украинских военнослужащих в различных "миротворческих" операциях альянса и т.д. НАТО, одним словом, уже давно окопалось в Украине, оно не опасно, и не надо против этого возражать. Пройдет какое-то время, и информационный вектор изменит свое направление: а мы ведь и не заметили, что "невеста" уже на выданье! Созрела по всем статьям! Срочно, срочно под венец, благо, что натовский кавалер уже давно домогается.
    Примитивный обман населения маскируется броскими и "демократическими" вывесками. Так, например, в рамках реализации проекта "Демократический контроль за сферой безопасности как важный критерий вступления Украины в НАТО и ЕС: взаимодействие правоохранительных органов, власти и гражданского общества" не так давно в Черновицкой области проводился опрос общественного мнения. Так вот, украинская газета "Голос Украины" ничтоже сумяшеся публикует его итоги, согласно которым, 54 проц. буковинцев проголосовали бы за вступление в альянс, почти 30 проц. – против, 16 проц. – не желают принимать участие в референдуме, остальные – не определились.
    Но дальше всех пошел Савик Шустер и его "Свобода" в прямом эфире некоторых украинских телеканалов. В одной из своих передач был показан опрос аудитории, "реально отражающей все украинское население", а ведущий неоднократно подчеркивал, что в студии присутствуют люди "с очень высоким достатком". При этом камера бесстрастно фиксировала пришедших заработать сотню гривен небогато одетых пенсионеров, разбавленных для приличия десятком студентов. Так вот, эта самая аудитория, как выяснилось, очень хочет в НАТО. Причем цифры оказались зеркально противоположны настоящим социологическим опросам общественного мнения. В реальности же, как известно, значительно больше половины украинцев против вступления в альянс, у Шустера – все наоборот.
    Уместно будет напомнить, что Савик в свое время "прославился" еще и тем, что в 1984 году издавал в Афганистане подделку "Красной звезды", которую затем распространяли среди советских солдат. И недаром, наверное, его "попросили" с российского телевидения и, как говорят знающие люди, уже перебравшись в Украину, он каждую неделю ходит за инструкциями в секретариат президента.
    В Киеве, по всей видимости, решили, что для пропаганды вступления страны в НАТО все средства хороши. Так как подавляющее большинство украинцев против членства в альянсе, власти решили поиграть на "святом" – футбольной лихорадке... Во время трансляции матча на "Евро-2008" Россия-Голландия на украинском ТВ крутились ролики, представляющие Нидерланды как страну очень преуспевающую. Причем особо подчеркивалось: это потому, что Голландия – член НАТО. Не зря, мол, Украина туда рвется. Правда, проигрыш голландцев выглядел в итоге как победа России над НАТО. На что организаторы рекламной акции, видимо, не рассчитывали. Вот, собственно, и все. Подобными роликами забивались почти все трансляции матчей чемпионата Европы. Так, в матче Германии и Польши подробно разбиралось, когда эти страны вступили в НАТО. Правда, во время игры Швеция-Россия почему-то никто не указал, что оба государства в НАТО не входят. А во время матчей Швейцарии или Австрии никто не написал "нейтральная, внеблоковая и очень процветающая страна". Так было бы честнее, если уж речь действительно идет о "всесторонней информированности населения относительно НАТО".
    В целом же, приходится констатировать, что пропагандистский "ликбез" руководства Украины своих граждан по поводу "разносторонних преимуществ" членства в альянсе, как минимум, свидетельствует о неуважении и пренебрежительном отношении первых ко вторым. Неуклюжие информационные выходки "оранжевой" власти во многих случаях вызывают обратную реакцию аудитории и не могут скрыть или закамуфлировать подлинные цели подобных кампаний. А они предельно просты. Руководству НАТО действительно очень нужна Украина – как огромная территория, "юго-западное подбрюшье России", безотказный поставщик украинского "пушечного мяса" в горячие точки планеты, послушный и безропотный исполнитель воли натовских стратегов.


    Владимир Викторов

  4. #3
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Вот мысли одного из исполнителей оранжеовй революции. Вообще, "вьюноша" много кем успел побыть в своей жизни.

    Инициатива снизу - мощнее политтехнологии за деньги!
    Алексей Толкачёв, руководитель Международной демократической инициативы «Помаранч», Украина. Киев.

    Призываю всех друзей принимать активное участие в информационых рассылках по e-mail и ICQ. Уверен, очень скоро (пара дней!) они начнутся!

    Прошу также обратить самое пристальное внимание и на офф-лайн! Если у Вас есть принтер (дома, на работе), пожалуйста, печатайте листовки, информационные листки, просто анекдоты о президенте и бросайте их в почтовые ящики!

    Инициатива снизу - мощнее политтехнологии за деньги!

    Алексей Толкачёв, руководитель Международной демократической инициативы «Помаранч», Украина. Киев.

    Какова эффективность политтехнологий в Украине, и каково их будущее – об этом рассказывает представителем стороны, победившей год назад в «Оранжевой революции» - одним из творцов и экс-координатором Гражданской кампании «Пора!» Алексеем Толкачёвым.

    Спустя год после «оранжевой революции» в Киеве, как вы оцениваете роль политических технологий, как российских, так и противостоявших им в тех событиях?Говоря о технологиях в президентской избирательной кампании 2004 года в Украине стоит заметить, что линия конфликта проходила между проверенными временем политическими технологиями российского происхождения и новыми местными технологическими разработками.

    При этом российские технологи были брошены на поддержку кандидата в президенты Виктора Януковича. Банальный креатив его избирательной кампании, грубость методов работы штаба, неадекватность лозунгов ожиданиям населения привели его к поражению. Российская политическая технология в Украине оказалась слишком косной, неспособной отвечать вызовам времени и адаптироваться под местную специфику. Проигрыш для российских политтехнологов оказался чрезвычайно болезненным, в то время как финансовые вливания носили огромный масштаб. Необходимость отчитываться перед финансистами послужила причиной для изобретения легенд о мощных американских технологиях, которые якобы противостояли Януковичу со стороны Ющенко. В реальности, никакой американской технологии в Украине не было. Российские политтехнологи проиграли украинским доморощенным политтехнологам-дилетантам. Об этом я могу говорить со всей ответственностью, поскольку сам был свидетелем зарождения победных политических технологий в Украине.

    Мы неоднократно наблюдали участие российских политтехнологов в украинских избирательных кампаниях и уже приблизительно знали их основные приёмы. Копировать их в своей деятельности мы не могли и не хотели, поскольку осознавали, что копия всегда будет уступать оригиналу. Нашей задачей стояло произвести нечто принципиально новое, отличающееся от российских политических приёмов – некую технологию высшего уровня. К тому же мы исходили из того, что технология не должна отвергаться обществом. Мы пытались уловить настроения социума, а не насиловать его стандартными архаичными и потерявшими доверие шаблонами, как это делали специалисты штаба Януковича. Кроме того, и это, наверное, самое важное: мы предлагали обществу, нашим согражданам стать активными субъектами технологии, её творцами и ретрансляторами, а не представляли народ пассивным объектом, потребителем технологии.

    Кто готовил революционные технологии?
    Революционные технологии разрабатывались спонтанно в самом обществе и готовили их общественные активисты, которые руководствовались личной мотивацией к участию в политической жизни.

    Преимущественно, это были люди, по специальности и роду занятий далёкие от профессионального PR. Например, главный лозунг революции «Ми разом, багато, і на с не подолати» был переведен с лозунга на испанском языке «El pueblo unido jamas sera vencido» гражданским активистом, который работал программистом в телерадиокомпании «1+1» и увлекался теорией ненасильственного сопротивления. Позже, уже во время президентских выборов 2004 года этот лозунг был упрощён малоизвестной группой «Грынджолы» из Ивано-Франковска, и появилась известная песня «Разом нас багато, нас не подолати!», ставшая гимном всей революции. Термин «Кучмизм», который дал название целому явлению и позже получил широчайшее применение, был выдвинут Гражданской кампанией «Пора!» после того, как его придумал и обосновал мой молодой коллега, один из основателей Поры, выпускник филологического факультета Львовского национального университета. В Интернете гуляло множество самодельных политических карикатур, огромной популярностью пользовалась интернет-игра «Хамське яєчко», в которой надо было швырнуть куриным яйцом в кандидата Януковича. Эта игра была создана молодым программистом, далёким от политики, после того, как в Ивано-Франковске премьер-министр и кандидат в президенты Виктор Янукович был сражён наповал студентом, который кинул яйцо.

    Я восхищался энтузиазмом одного моего товарища, кандидата химических наук, который, живя в Киеве в общежитии, вместе со своими друзьями еженедельно готовил и размещал в Интернете радио-передачу «Голос Майдана».

    Революционные политтехнологии так же, как и Гражданская кампания «Пора!», были придуманы не профессионалами. У истоков гражданской кампании «Пора!» в Украине стояло 7 молодых людей из Киева и Львова. Каждый имел свой собственный общественно-политический опыт, однако никто из них не мог назвать себя специалистом в сфере политтехнологий. С целью привлечения активистов в кампанию «Пора!» мы провели двухдневные семинары для молодёжи в большинстве областей Украины, на которые пригласили представителей сербского «Отпора» и белорусского «Зубра». Они проводили общее ознакомление с опытом демократического сопротивления, после чего украинские активисты рассказывали об опыте акции «Украина без Кучмы». На второй день я проводил лекцию по теории ненасильственного сопротивления и мотивационную дискуссию. В этом и заключалась вся подготовка активистов «Поры!». На фоне такой реальности, заявления о том, что якобы в Украине американцы и сербы готовят специалистов, боевиков и оппозиционеров, выглядели глупо. Меня никто не учил делать революции, так же как и моих коллег, вместе с которыми мы основали «Пору!».

    Мы – самоучки, выросшие на классике Густава Лебона, Сержа Московичи и Джорджа Оруелла, Джина Шарпа. Мы интересовались теорией деятельности горизонтальных неиерархических структур и интерпретировали опыт предшественников – украинского освободительного движения и зарубежных демократических революций. Так что, как бы проигравшая сторона не пыталась себя утешить, но проиграла она не американским специалистам, а самоучкам, которые стали творцами новой технологии в Украине.

    В чём отличие ваших технологий от кремлёвских?
    Наши технологии были искренними в отличии от тех, которые реализовывались штабами конкурентов под руководством российских пиарщиков.

    Я уже говорил: надо полюбить того, с кем работаешь. Любя свой народ, мы имели все основания рассчитывать на взаимность. Мы никогда не рассматривали народ, всё общество, как средство. Мы пытались проникнутся общественными настроениями, предложить то, чего обществу не хватает, вскрыть наболевшие проблемы. Мы не лукавили и не дурили своих сограждан. Наверное, именно поэтому ни я, ни гражданская кампания «Пора!» не агитировала за Виктора Ющенко.

    В штабах оппонентов работникам с трудом давалась искренность, поскольку большинство технологов работало за деньги, просто отрабатывая их. Народ ими воспринимался как электорат - средство, тупой потребитель товара, шаблонного пиара, за который заказчик платил огромные деньги. Работа российских технологов сводилась к примитивной адаптации отработанного шаблона к конкретной ситуации. Шаблон: «надо привлечь внимание публики к кандидату – надо провести концерт – надо привезти музыкантов, которых любят» Кого любят в Украине? Бытует мнение, что российских певцов, поэтому привозили Леонида Губина, группу HiFi и т.д. Но никто не просчитывал того, что украинское общество давно устало от неискренности и «заказной музыки». Поэтому на подобные бесплатные концерты собиралось на 50 тысяч, а 5-10 тысяч человек, а проплаченные «звёзды» не знали, за кого надо агитировать, выкрикивая «Виктор Фёдорович… Ющенко!»

    Если ближе к конкретике, в чём принципиальное отличие?
    Скажу о том, что, во-первых, мы максимально использовали современные информационные технологии, в частности, Интернет; во-вторых, мы отводили гражданам активную роль творцов технологии, её участников и ретрансляторов, мы вовлекали граждан в общественно-политический процесс.

    Современные информационные технологии стали хорошим каналом распространения информации, при этом социальная коммуникация происходила совершенно бесконтрольно. Существовало несколько независимых, виртуальных информационных центров, наиболее влиятельными из которых был сайт maidan.org.ua и pravda.com.ua. На этих ресурсах происходило обсуждение последних событий, шёл обмен информацией и происходила непрерывная креативная разработка новых технологических приёмов. Результат достигался благодаря добровольному сотрудничеству огромного количества активных граждан, то есть был максимально задействован потенциал самого общества.

    Политическая борьба стала общенародным делом благодаря тому, что была весёлой и привлекательной. Мы отказывались от традиционных форм пикетов и митингов, проводили неординарные акции-перфомансы. Широкое применение получили флеш-мобы, весёлые лозунги-кричалки, музыка, красочность. Оранжевый цвет – это, пожалуй, наибольший вклад команды Ющенко в победу. Позже, уже общественными силами началось массовое распространение оранжевого цвета как духа свободы и стремления к переменам. В итоге, большая часть агитпродукции производилась общественными активистами самостоятельно за собственные средства. Оранжевые ленточки, как и прочая символика зачастую изготавливалась также самостоятельно. Люди, которые никогда не имели дела с политтехнологией, зачастую предлагали великолепные идеи на высоком креативном уровне.

    Мы отошли от шаблонов и активизировали социальную коммуникацию, подключив к делу потенциал большей части общества. Традиционные российские политтехнологии на этом фоне выглядели жалко.

    И, тем не менее, несмотря на низкую эффективность, партии продолжают работать с российскими специалистами?

    Как ни странно, да. Российских технологов снова приглашают принимать участие в избирательной кампании, не смотря на их подмоченный авторитет. Однако до сих пор они не могут предложить в Украине что-либо оригинальное. Зачастую дело сводится к модернизации стандартных шаблонов или копированию технологий Майдана. Понятие «российский политтехнолог» - стало в Украине практически брендом с неким сакральным смыслом. Многие субъекты украинской политики не задумываются об эффективности привлечения специалистов из России, теряя из-за этого огромные средства, в то время как настоящие доморощенные гении, способные обеспечить выдающийся результат, зачастую оказываются на обочине процессов.

    Ваши технологии проиграли в Азербайджане, в Узбекистане…
    Начнём с того, что в Азербайджане сложно сделать революцию по объективным причинам. В мае этого года я заслушивал презентацию азербайджанской делегации на ежегодном собрании совета директоров ЕБРР. Показатели социального и экономического развития Азербайджана меня действительно поразили. Однако, даже не в этом причина отсутствия революции. Приглашённые в Азербайджан украинские консультанты занимались примитивным копированием шаблонов украинского Майдана, не придумав ничего нового. Работа с населением была поставлена не совсем правильно. Так что здесь проблема не в технологии, а в том, кто именно занимается реализацией технологии.

    В Узбекистане речь не шла о проведении революции. Если мы и имели в планах смену власти, то исключительно мирным и ненасильственным способом, путём демократических реформ, которые должны были произойти до конца этого года. Однако шанс оказался упущенным из-за того, что оппозиция была лишена финансовых ресурсов. Ни одна геополитическая сила, и ни один внутренний субъект в Узбекистане не проявили интереса к переменам. В определённые периоды лидеры узбекской оппозиции не имели денег даже на международные транспортные расходы. Работать было очень сложно, но мы получили уникальный опыт.

    Украинская технология – это, образно говоря, двигатель, коэффициент полезного действия которого значительно выше, чем у двигателя, сделанного по российской технологии. Однако для работы любой двигатель нуждается в топливе – финансах. В Узбекистане этого «топлива» нет, поскольку весь бизнес жёстко подконтролен властям, а население слишком нищее, чтобы вложить собственные средства в преобразования, как это было в Украине. В Узбекистане оппозиция стоит на демократической платформе, отстаивая идеи рыночных преобразований и отвергая экстремизм. Думаю, что рано или поздно Каримову придётся прислушаться к мнению оппозиции, чтобы Узбекистан выжил.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  5. #4
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Алексей Толкачёв: «..Революция в Узбекистане уже началась и у Каримова нет шанса удержать власть»

    Алексей Толкачёв – украинец и говорит об этом с гордостью. Он убеждённый сторонник технологий мирного сопротивления. По образованию юрист, обладает степенью магистра права, имеет большое количество публикаций. Был в числе организаторов «оранжевой» революции в Украине.

    Когда-то давно, в 1991 году Алексей Толкачёв стал свидетелем кровавых событий в Эфиопии. Ему было 10 лет. Он увидел тела погибших повстанцев, ощутил массовый психоз и обостренное чувство опасности. С того момента Алексей стал задаваться вопросами, которые и привели его в политику.

    Политическую карьеру А.Толкачёв начал в Харькове, в качестве заместителя главы областной организации Демократической Партии Украины. Позже, в Киеве, участвовал в развитии неформальных движений сопротивления режиму президента Леонида Кучмы. Вскоре стал одним из основателей Гражданской кампании «Пора!». В числе руководителей этого проекта оставался до начала украинской революции.

    В настоящее время Алексей Толкачёв возглавляет Общественный комитет национальной безопасности Украины. Несколько дней назад в Киеве прошли консультации о ненасильственных формах политической борьбы. В них приняли участие украинские революционеры и лидер оппозиционной партии Узбекистана «Озод Дехкон» Нигара Хидоятова. Организаторами этой встречи выступили Алексей Толкачёв и правозащитники Узбекистана.

    По инициативе Алексея Толкачёвa в Киеве создан Международный центр поддержки борьбы за демократию POMARANCH (www.pomaranch.info), который предоставляет консультации по ненасильственным методам гражданского сопротивления авторитарным режимам. Узбекистан в этом проекте занимает первоочередное место, после событий «Андижанской кровавой пятницы». На очереди – создание Фонда поддержки демократии в Узбекистане, который будет действовать в столице мирной «оранжевой» революции – Киеве.

    Алексей Толкачёв - один из первых, кто выразил соболезнование родным и близким погибших в результате кровавых событий в Андижане. Многие заметили, что он занимает открытую позицию в защите преследуемых правозащитников и независимых журналистов Узбекистана.

    - Почему же Алексей Толкачёв проявляет столько внимания к Узбекистану? – наша беседа началась именно с этого вопроса.

    - Народ Узбекистана заслуживает особого внимания. Он имеет великих предков - мыслителей и ученых. За последнее время у меня появилось много друзей среди узбекистанцев. Знаю, что многие страдают по сфабрикованным обвинениям. Испытываю самые искренние чувства сострадания к тем, кто пострадал от репрессивных действий, установившегося режима. Я солидарен с теми, кто вступил на путь борьбы с каримовской диктатурой. Мне всегда нравились люди вашего края. Сначала меня привлекали культура и традиции этого народа. Теперь меня привлекают потенциальные возможности демократических сил, способные начать процесс оздоровления общества. Ислам Каримов уже вошел в историю, как «кровавый президент». Своими действиями он сам себя загнал в безысходность. Верю, что справедливого возмездия ему не миновать.

    В 2004 году мне довелось познакомиться с правозащитниками Узбекистана. Их информация о нарушениях прав человека вызвала у меня особую тревогу. Я не смог остаться равнодушным к тому, что в этой стране десятки тысяч политических заключенных, к ним систематически применяются изощренные виды пыток, распространено исчезновение граждан, усиленно продолжается дискриминация верующих в ислам и допускается много других нарушений прав и свобод человека.

    Многие узбекистанцы в условиях репрессивного политического режима отстаивали свои убеждения, ценой собственной жизни. Шоврук Рузимурадов, Фарход Усманов, Улугбек Анваров, Носир Саидаминов, Эмин Усманов и многие другие – это лучшие сыны Узбекистана. Они посвятили свою жизнь борьбе против диктатуры Ислама Каримова. Светлая им память.
    После андижанских трагических событий моё внимание приковано к Узбекистану. Народ этой страны совершает подвиг в борьбе за свою свободу и демократическое самоопределение. От этого процесса в Узбекистане зависит будущее всего Центральноазиатского региона и расстановка сил на геополитической арене между такими державами, как США, Россия и Китай.

    Серьезно беспокоит то, что режим Ислама Каримова беспощадно уничтожает общественно-политических деятелей. Уже арестовано более 10 видных правозащитников. Жизнь и здоровье правозащитника Тулкина Караева сейчас под угрозой.

    Я лично не знаком с этим человеком, но испытываю к нему глубокое чувство уважения за его мужество и патриотизм. В настоящее время его насильственно принуждают к наркотикам.
    Таких активных граждан, как Тулкин Караев, власти пытаются любым образом нейтрализовать, чтобы остальная часть населения не оказала реальное сопротивление авторитарному режиму.

    - вот-вот...

    - Считаю, что это И. Каримова уже не спасёт.

    - ..нас больше на самом деле, но ...

    - надо забыть про "но" Нас больше. Вот и всё. Это приговор для Каримова! Узбекистан имеет численность населения 27 миллионов человек. Многие пострадали от репрессивного режима Ислама Каримова. В этой стране ещё остаётся достаточно лидеров, способных свершить революцию мирным путем. Народ пойдет за ними. Им доверяют.

    Мы оперативно отслеживаем ситуацию в Узбекистане. Ежедневно получаем множество сообщений. Переписка с правозащитниками и членами оппозиции Узбекистана подтверждает моё представление о реальной ситуации и позволяет нам делать прогнозы. Ко мне поступают многочисленные призывы проявить солидарность в борьбе с действующим режимом в Узбекистане. Стараюсь всегда отвечать на все обращения и по возможности помогать, агитируя исключительно за мирные способы сопротивления. Это принцип POMARANCH, который проверен не только в Украине.

    - Даже если власти оказывают насилие?

    - Все равно нельзя применять насилие. Если вы примените силу, то у власти будет право применить еще большую силу. Объяснение будет простым, мол, мы вынужденно подавили экстремистские настроения отдельных групп населения. Сила порождает силу. Борьба народа с государством – это неравная борьба. Силовой потенциал у государства несравненно больше, чем у общества. В руках государственной власти армия, милиция, спецслужбы и спецподразделения. Тоталитарный режим не упускает возможность применить насилие с единственной целью - удержать власть. Такие диктаторы, как Ислам Каримов идут даже на расстрел мирных манифестантов.

    Ненасильственное сопротивление показало свою чрезвычайную эффективность. Это подтверждает не только опыт Украины, но и борьба с более деспотичными режимами. Нужно отказаться от всех способов проявления агрессии, в том числе ответной. «Оранжевые революционеры» в Украине раз и навсегда отказывались брать в руки оружие, ножи, даже металлические прутья. Выражением нашей борьбы были убеждения, ленты, шары и плакаты. Мы смеялись и улыбались, даже когда представители власти применяли к нам силу. В этот момент мы закрывали голову и садились на землю; брались за руки и начинали петь. Мы отказались даже от «крепких» слов в адрес нападающих силовиков. Нас избивали, а мы кричали: «Милиция с народом!». Силовики обычно были шокированы, у них происходил сильный моральный надлом. Наше поведение их обезоруживало и они отступали. Были случаи, когда силовики не сдерживались от слез, они уже не желали применять насилие к манифестантам. С этого момента мы их не боялись. Дело в том, что их обучают бороться и сопротивляться с агрессором до момента своего торжества. А что делать, если нет ни агрессии, ни сопротивления? Тут идёт сбой в программе.

    Для победы необходимо перевести борьбу из силовой плоскости в иную, где государство слабее. Это борьба за ум и сердце человека. Пропаганда и убеждения авторитарного государства всегда слабые. Они основаны на искажении действительности и манипулировании сознанием, а человек всегда стремится к правде.

    Хочу рассказать забавный случай, который произошел во время последней инаугурации президента Леонида Кучмы в 1999 году. Вместе с однокурсниками мы встречали президента, скандируя фразу на амхарском языке, на котором говорят в Эфиопии. Прелесть ситуации состояла в том, что мы кричали президенту «Где Ваши волосы?», а в то время Л. Кучма еще не успел нарастить чуб. Никто из свиты президента понять не мог, о чем мы так кричим, но все были довольны и студенты, и «гебисты». Студенты насмехались над президентом, а тот, кто становится смешным, перестаёт быть страшным. Так мы подавляли коллективный страх. Это – один из наиболее эффективных методов ненасильственного сопротивления.

    - Многие задаются вопросом, почему Вы пригласили в Киев лидера партии «Озод Дехкон» Нигару Хидоятову? Почему не Василю Иноятову - секретаря партии "Бирлик", не Атаназара Арифова - генерального секретаря партии "Эрк"?

    - Я очень надеюсь, что у POMARANCH сложится сотрудничество со всеми лидерами оппозиционных демократических сил Узбекистана. Мы открыты для всех. В настоящее время мы начинаем совместную деятельность не только с партией "Озод Дехкон", но и с движением "Бирлик". Для убедительной победы демократической оппозиции в Узбекистане необходима консолидация и сотрудничество между оппозиционными силами.

    Встреча с Нигарой Хидоятовой произошла без предварительной подготовки. В 20-х числах мая у меня состоялись переговоры с правозащитниками Узбекистана и я предложил провести экстренную встречу с представителями политических сил Узбекистана для обсуждения последствий «андижанской трагедии» и перспективы гражданского сопротивления. Партия "Озод Дехкон" оперативно откликнулась. Нигара Хидоятова оказалась человеком решительным. Вы же понимаете какой в Узбекистане установлен тотальный контроль за активистами оппозиции. В такой момент ей удалось выехать из Узбекистана в столицу оранжевой революции – в Киев!

    - Как прошла киевская встреча с Нигарой Хидоятовой?

    - Встреча прошла плодотворно. Мы обменялись информацией о ситуации в Узбекистане и наметили пути для дальнейшей совместной деятельности. Международный центр поддержки борьбы за демократию POMARANCH имеет опыт ненасильственного сопротивления. В рамках недолгой киевской встречи мы провели консультации. Надеюсь наши предложения окажутся полезными.
    Информация из Узбекистана и мнение Нигары Хидоятовой подтверждают то, что в Узбекистане революция неотвратима. Протестный потенциал среди населения превзошёл критический предел. Теперь вопрос заключается в том, насколько скоро будет свергнут режим Ислама Каримова и как произойдет этот процесс?
    Н. Хидоятова разумный политик. Во время киевской встречи многие аналитики, не только в Украине, сошлись во мнении, что она, как политический лидер, достойно отстаивает интересы своих сторонников. Партия «Озод Дехкон» опирается на поддержку фермеров. Их в Узбекистане абсолютное большинство. Нигара Хидоятова стремится к тому, чтобы акции мирного протеста в республике проходили без жертв.
    Мы обладаем технологиями, которые позволят узбекской оппозиции провести революцию по бархатному сценарию, то есть так, чтобы Ислам Каримов лишился инструментов влияния. Мы инициировали встречу с представителем узбекской оппозиции, чтобы помочь узбекистанцам предупредить кровопролитие и перевести противостояние в мирное русло.

    - Многих смущает то, что Нигара Хидоятова пока слишком молодой политик для того, чтобы начать революцию в Узбекистане

    - Я так не считаю. Нигара Хидоятова - сильный и активный политический лидер. Она пришла в политику из бизнеса и многие в Узбекистане на это смотрят с недоверием. В этом смысле Нигара Хидоятова очень похожа на премьер-министра Украины Юлию Тимошенко. Во время украинской революции она оказалась чуть ли не основным двигателем перемен в Украине.

    Уверен, что связи Н. Хидоятовой с бизнес-кругами Узбекистана и за рубежом уже в скором времени позволят привлечь в экономику Узбекистана инвестиции, обеспечить рост ВВП и благосостояние населения. Современные экономические взгляды узбекской оппозиции – это то, что мне импонирует. На мой взгляд, инвестиции позволят превратить отсталое хозяйство Узбекистана в социально ориентированную рыночную экономику.

    И потом, Нигара Хидоятова не единственный лидер оппозиции. Есть и другие опытные политические деятели в партиях «Эрк» и «Бирлик». Мы готовы разрабатывать методику для Узбекистана и консультировать не только Нигару Хидоятову.
    Центр POMARANCH открыт для всех демократических сил, желающих бороться ненасильственными способами.

    - Вы передали в Узбекистан «Оранжевое знамя» украинской революции и это событие широко обсуждается

    - Я хочу подчеркнуть, что «Оранжевое знамя» - это не символ украинской революции, а Знамя свободы и мирного сопротивления. Вначале президентской кампании 2004 года в Украине оранжевый цвет был символом Ющенко. Ближе к началу революции оранжевый цвет стал символом мирного протеста. Этот цвет для каждого участника революции в Украине символизировал Свободу, за которую миллионы людей выходили на Майдан.

    Я желаю, чтобы в Узбекистане, так же как и в Украине, люди ощутили силу воли и духа, проявляя свой протест мирными способами. Люди опасаются выходить на митинг, особенно после «андижанской бойни». Поэтому следует менять формы мирных акций. Например, распространять в общественных местах ленты, как символ мирного протеста диктатуре Ислама Каримова. Нужно быстрее тиражировать символы протеста! Ничто так не деморализует власть, как повсеместные общественные протесты. Оранжевые ленточки должны стать символом конца власти Каримова.

    Не стоит искать символизм в цвете. Я наблюдаю за изобретениями «политических символов». Доходит до абсурда! «Революция» тюльпанов, «кедровая» революция, хлопковая революция... Интересно, в Беларусии будет «картофельная» революция?

    Мы выбрали оранжевый цвет, как символ добрых перемен, энергии и тепла. Постепенно в обществе оранжевая символика стала олицетворять НАДЕЖДУ на реальные перемены. На последних этапах украинской революции оранжевый цвет стал символом ПЕРЕМЕН, СВОБОДЫ и НАРОДОВЛАСТИЯ.

    Мы знаем, что гражданские протесты в Беларусии, России, Молдове, Казахстане и даже США тоже проходят с оранжевой символикой. В дни андижанских событий неизвестный нам молодой человек завязал на ствол пулемета на БТРе оранжевую ленточку. В нашем архиве есть такая фотография.

    - Как Вы считаете, может ли исламский фактор повлиять на развитие общественных отношений в Узбекистане?

    - Ислам – великая религия с большой историей и традициями. Убежден, что такая религия не может препятствовать общественному развитию. Власти Узбекистана, оправдывая «Андижанскую бойню», приписывают экстремистские действия мусульманам, подменяя протестные настроения мирной оппозиции на ярлыки: «фундаментализм», «экстремизм», «терроризм» и так далее. Однако, уже 13 мая многие средства массовой информации распространили интервью участников митинга в Андижане. Они говорили, что вышли на митинг отстаивая свои права, выступая против коррупции в высших эшелонах власти, незаконных арестов, нищеты, безработицы… Это подтверждается в докладах International Crisis Group и международной правозащитной организации Human Rights Watch. Возникает вопрос: «Сколько же можно искать то, чего нет на самом деле?» Свобода вероисповедания распространяется абсолютно на все религии, в том числе и на ислам. Запрещать свободно молиться мусульманину – это нарушение основополагающего неотъемлемого права человека, закрепленного Конституцией Республики Узбекистан. Фактически, гарант прав и свобод человека в Узбекистане – президент Узбекистана Ислам Каримов - сам нарушает Основной закон государства.

    Оппозиция в Узбекистане носит светский характер и выступает в первую очередь за демократические ценности, среди которых и свобода вероисповедания. Мировому сообществу необходимо поддержать демократическую оппозицию, иначе возникнет реальная религиозно-экстремистская сила.

    - По Вашему мнению, что произошло в Андижане?

    - Андижанские события надо делить на два эпизода. Первый – это ночной захват тюрьмы. Он является преступным и абсурдным, потому что в этих действиях обвиняют исламских фундаменталистов. Второй эпизод - мирная демонстрация численностью 50 тысяч человек и безжалостный ее расстрел. Связь захвата тюрьмы и расстрела мирных граждан до сих пор не установлена. Я склоняюсь к тому, что захват тюрьмы – это провокация. Известно, что накануне штурма тюрьмы группа неизвестных безоружных лиц захватила и разоружила воинскую часть. Поразительный случай, если учесть, что воинская часть была охраняемая.

    Во-вторых, остается загадкой, почему в ночь штурма тюрьмы охранникам были розданы холостые патроны?
    Есть основание полагать, что эти события стали результатом провокации, которая была организована силами спецслужб Ислама Каримова. Есть достаточное количество информации и косвенных доказательств, которые свидетельствуют в пользу именно этой версии.


    Второй эпизод – это мирный митинг. Десятки тысяч граждан молниеносно отреагировали на ночные события и вышли на улицу. Манифестанты рассчитывали встретиться с президентом Исламом Каримовым. Скажем так, ночные события послужили «детонатором» для дальнейшей волны протеста, которая уже оказалась «бомбой». Предполагаю, что спецслужбы правильно рассчитали провокацию, однако не рассчитывали, что людей собирется так много! Для подавления гражданской стихии были применены самые жесткие меры.

    - Как Вы оцениваете реакцию международного сообщества на события в Анжидане? В частности, реакцию США, России и Китая?

    - Реакция слабенькая и откровенно недостаточная. Все ожидают результатов работы международной независимой комиссии. Неужели мало информации о том, что там происходит? Опять-таки возвращаюсь к докладам International Crisis Group и Human Rights Watch и возникает вопрос, какая информация ещё нужна? МИР просит диктатора Ислама Каримова разрешить международной комиссии приступить к независимому расследованию, а в самом Узбекистане продолжаются репрессии, нарушения прав и свобод человека, обостряется конфликт.
    Реакция США, России и Китая – это вообще отдельный разговор.

    - Пожалуйста, давайте начнём с США…

    - Хочется верить, что Соединённые Штаты Америки серьёзно намерены бороться за свободу и демократию во всём мире. В то же время, меня поражает сдержанная оценка событий в Узбекистане со стороны американских властей.

    Я, конечно, понимаю, что Америка заинтересована в партнёрстве с Узбекистаном, в рамках антитеррористического сотрудничества. Однако я убеждён, что новая демократическая власть, которая придёт на смену нынешнему диктатору И.Каримову, будет более надёжным и чистоплотным партнёром США.

    Действия, а вернее бездействие, США в Центральноазиатском регионе провоцирует рост антиамериканских настроений. Если бы США сегодня поддержали не тирана Каримова, а именно угнетенный народ, то авторитет Штатов резко бы возрос, в том числе и в исламском мире.

    - Что Вы скажете по поводу России?

    - От России вообще сложно ожидать какой либо другой реакции. Cвязано это с очень незрелой геополитической аналитикой Кремля. Россия перестала смотреть в перспективу. А заявления различных чиновников по поводу чеченцев в Андижане только выставляют Российскую Федерацию на смех!

    Для меня остаётся, пожалуй, большой загадкой то, почему демонстранты в Андижане пытались призвать B. Путина стать посредником между И. Каримовым и общественностью Узбекистана. Очень сомнительно, что B.Путин способен встать на защиту прав и свобод человека в Узбекистане. Теперь узбекистанцы видят то, что российская власть способна – только на поиски чеченского следа в андижанской трагедии.

    Вообще с заявлениями Сергея Иванова, я считаю, Владимир Путин должен навести порядок - под боком президента министр обороны начинает готовиться в преемники президента России, всячески зарабатывая себе авторитет и привлекая к себе политическое внимание дурными заявлениями. Он же этим компрометирует власть и сеет антироссийские настроения в Узбекистане!

    И по поводу Китая…

    - Да, пожалуйста…

    - Китаю необходимо сделать выбор, с кем он планирует соседствовать в Центральноазиатском регионе? Исламу Каримову осталось недолго… Китаю нужны добрососедские отношения с Узбекистаном. Я думаю, китайской стороне есть смысл поддержать оппозиционные силы Узбекистана, чтобы в будущем установить стратегическое партнёрство с этой республикой на принципиально новом уровне.

    Как видите, я не преувеличил в начале нашей беседы, значение Узбекистана в Центральноазиатском регионе. Революция, я думаю, неизбежна. Это естественный процесс демократизации, который сейчас катится по СНГ. В Узбекистане он или закончится триумфом для США, России и Китая, или катастрофическим провалом

    - Конфликт между властью и обществом в Узбекистане уже стал силовым. Вы думаете, есть ещё возможность повернуть острый конфликт на мирные рельсы?

    - Безусловно, это очень трудно осуществить, но я надеюсь, что возможно. Именно для этого мы и будем помогать узбекской оппозиции, чтобы предупредить кровопролитие и сломить режим И.Каримова ненасильственными методами гражданского неповиновения.

    - Объясните, каким Вы видите переход власти в руки демократических сил?

    - Вы хотите, чтобы я рассказал, как всё произойдёт?

    - Да, если это возможно…

    - Я этого не расскажу, потому что не знаю, как произойдёт революция в Узбекистане. Могу лишь обрисовать общую закономерность мирной революции… В определённый момент будет всеобщая манифестация, на пути у которой уже ничего не встанет. Я уверен, что ни у армии, ни у МВД не хватит совести пойти против своего народа.

    - Вы так уверенно обо всём говорите, будто бы оранжевая революция уже свершилась! Пока Ислам Каримов ещё президент...

    - Да, но это временно. Я думаю, уже к осени будет стоять вопрос о формировании новой власти в Узбекистане. Почему я так уверен? Действия Ислама Каримова и его правительства переполнили чашу терпения народа. Общество готово к взрыву. Уже начался массовый пассивный протест. Считаю, что политическая система Узбекистана была больна давно и всерьёз. Андижанские события обострили «болезнь» и ведут к закономерной смене власти.

    - Алексей, Вы не опасаетесь пострадать за свои резко оппозиционные высказывания? Власти Узбекистана составили «черный список», в который вошли люди, с оппозиционными взглядами к режиму И. Каримова?

    - Да, слышал про это. Вы хотите спросить, не опасаюсь ли я попасть в этот список? Нет, смею Вас заверить. Кроме того, я уверен, что президент Ислам Каримов - это почти прошлое. Революция в Узбекистане уже началась и у И. Каримова не осталось шанса удержать власть. Массовые репрессии направленные против оппозиции лишь ухудшают и без того сложное его положение.

    - В ситуации, которую Вы представляете, какими должны быть действия президента Ислама Каримова?

    - Ему пора осознать всю сложность ситуации и передать власть демократическому большинству. Это позволит избежать кровопролития. Пока у Ислама Каримова еще есть возможность покинуть страну вместе со своей семьей. Иначе, его ждет крах. В случае, если он будет по-прежнему удерживать власть любым способом, то его ждет позорная смерть от рук разъяренного народа.

    Исламу Каримову следует понять, что «Андижанская бойня» – это его роковая ошибка. Ему надо принять решение, полагаясь на опыт Леонида Кучмы и Аскара Акаева. Эти «просвещённые» диктаторы отступили, освободили свои народы от собственного диктата. Так они сохранили свою жизнь, капитал и находятся в относительной безопасности. Думаю, такое будущее Владимир Путин может обеспечить Исламу Каримову на территории России. Надеюсь, что Ислам Каримов тоже читает это интервью, потому что из его окружения, наверное, никто не посоветует ему такого решения, «спасительного» для Узбекистана и для самого диктатора.

    - Что бы Вы хотели пожелать узбекистанцам, завершая нашу беседу?

    - Я желаю гражданам Узбекистана проявить терпения и благоразумия, чтобы прийти к победе ненасильственными методами. Надеюсь, что скоро узбекистанцы сделают самостоятельный выбор политического лидера. Общество Узбекистана заслуживает истинно народного президента.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  6. #5
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Украинский общественник утверждает, что помог знакомому Литвиненко перебраться в Лондон

    Глава Общественного комитета национальной безопасности Украины Алексей Толкачев заявил, что его организация помогла выехать из Киева в Лондон лидеру российского молодежного движения "Пора" Андрею Сидельникову. Толкачев сообщил журналистам, что члены его организации помогли Сидельникову выехать из Москвы в Белоруссию, затем вместе с ним пересекли украинско-белорусскую границу, после чего прибыли в Киев. В украинской столице был приобретен билет на самолет из Киева в Лондон, на котором лидер российской "Поры" 16 декабря вылетел и прибыл в столицу Великобритании, где попросил политическое убежище, сказал Толкачев.

    По его утверждению, 13 декабря Сидельникову не дали вылететь из Москвы в Лондон. "Он приехал в аэропорт Шереметьево, его задержали на паспортном контроле, забрали паспорт, продержали около 40 минут, после чего сообщили, что ему не позволят вылететь из страны. Затем вернули загранпаспорт и выдали справку, в которой сообщалось, что пограничная служба отказала гражданину Сидельникову в пересечении государственной границы. Когда он спросил почему, ответили: "Обратитесь в ФСБ" - вам объяснят", - сказал Толкачев. По словам главы Общественного комитета национальной безопасности Украины, у лидера российского молодежного движения "Пора" есть шенгенская и британская многоразовые визы, месяц назад он ездил во Францию и Бельгию, где встречался с представителями общественных организаций этих стран.

    По мнению Толкачева, причиной отказа Сидельникову в выезде из России могло послужить то, что он был свидетелем по "делу Литвиненко", поскольку встречался с ним за два дня до его отравления в Лондоне. "Они общались относительно уголовного дела по убийству журналистки Анны Политковской, а именно о том, что Александр Литвиненко проводил независимое расследование причин убийства Политковской и на протяжении ближайших дней готовился передать кому-то какие-то документы. Сидельников все это знал, поэтому его начали привлекать как свидетеля по "делу Литвиненко", - сказал Толкачев.

    Он утверждает, что на протяжении нескольких последних недель на Сидельникова усилилось давление, появилось внешнее наблюдение за ним, а 11 декабря его попытались вызвать на допрос в генеральную прокуратуру РФ. "Он отказался идти на допрос просто по телефонному звонку. Тогда его попросили встретиться в неформальной обстановке без протокола, просто встретиться и поговорить. Два часа следователь следственного управления генеральной прокуратуры России встречался с Сидельниковым, общались относительно дела Политковской. Чем был вызван интерес к Сидельникову, так и неизвестно, но друзья Андрея предупредили, что на протяжении нескольких дней не исключено, что его арестуют", - рассказал он.

    По словам Толкачева, Сидельников сейчас находится в месте предварительного содержания в лондонском аэропорту и экстрадиция ему не угрожает. Толкачев отметил, что знаком с Сидельниковым с 2004 года, когда сам был одним из основателей координатором гражданской кампании "Пора" (а именно так называемой "Черной Поры" ). "В 2005 году мы сотрудничали по передаче нашего украинского опыта по ненасильственному сопротивлению в России. Сидельников в 2005 году вместе с коллегами и единомышленниками создал молодежное оппозиционное движение "Пора" в России, после этого начались притеснения, задержки милицией, велась достаточно длительная работа по осуществлению давления на него", - добавил он. Как заявили "Интерфаксу" в Государственной пограничной службе и Службе безопасности Украины, гражданин другой страны, если он не объявлен в розыск, имеет право вылета из Украины, если имеет все необходимые документы, и в украинские органы не поступали официальные запросы о необходимости применения санкций по отношению к данному лицу.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  7. #6

    По умолчанию

    Д.Ивлетшин: Тайная война. Стратегические операции в информационном пространстве становятся реальностью
    02:18 15.11.2007

    Деятельность общественных организаций, движений, общественная активность в целом представляют собой чрезвычайно важный фронт "мягкой" "сетевой войны". Идеологическим обеспечением происходящей агрессии является "либерально-демократическая" мифология. Два взаимосвязанных тезиса западной пропаганды: "либерально-демократические ценности" носят общечеловеческий характер и США, НАТО, ЕС обязаны отстаивать и продвигать интересы свободы и демократии во всем мире.

    Наверное, стоит пояснить: "сетевая война" - новая концепция ведения войн (emerging theory of war), разработанная управлением реформирования ВС МО США (Office of Force Transformation) под руководством вице-адмирала Артура К. Сибровски (Cebrowski). Ключевым понятием является термин "сеть". В современном американском диалекте английского языка, помимо существительного the network - "сеть", появился неологизм - глагол to network, что приблизительно переводится как "охватить сетью", "внедрить сеть в", "подключить к сети". "Сеть" представляет собой новое - информационное - пространство, в котором и развертываются основные стратегические операции. "Сеть" в таком широком понимании включает в себя одновременно различные составляющие, которые ранее рассматривались строго раздельно. Боевые единицы, система связи, информационное обеспечение операции, формирование общественного мнения, дипломатические шаги, социальные процессы, разведка и контрразведка, этнопсихология, религиозная и коллективная психология, экономическое обеспечение, академическая наука, технические инновации и т.д. - все это отныне видится как взаимосвязанные элементы единой "сети", которые должны быть задействованы в едином комплексе в соответствии с политическими целями. Все виды разведок, технологии, журналистика и дипломатия, военная, экономическая и социальная политика, различные способы воздействия на гражданское население как в целом, так и по социальным группам - все это интегрируется в единую сеть информационными потоками, направляемыми в нужную сторону. В настоящее время в жесткой форме (hard) "сетевые войны" ведутся Западом в Ираке и Афганистане, готовятся в Иране и Сирии. В мягкой форме (soft) они апробируются в Грузии, на Украине, в Молдове. На постсоветском пространстве в силу геополитических концепций западной элиты они однозначно направлены против России и ее интересов.

    Характерной чертой организуемой по сетевому принципу антироссийской деятельности является активное внедрение и манипулирование информационным пространством РФ - общественной, политической, экономической сферами жизни страны. При этом используется технология подмены: внедряясь в ту или иную область жизнедеятельности через агентуру влияния, политтехнологи стремятся направить ее развитие по своим векторам, обеспечивающим достижение их интересов в ущерб российскому государству.

    Этим объясняется внимание западного истэблишмента и различных фондов к "проблемам демократии" во всем мире, особенно там, где западная элита весьма активно в данный момент стремится захватить контроль над социально-экономическими процессами. "Либеральная демократия" является, по сути, мифом, основанным во многом на иллюзорных положениях и технологиях манипуляции сознанием, но обеспечивает идеологическое прикрытие деятельности по смене политических, экономических, социальных режимов и контролю над дальнейшим развитием ситуации.

    Общество, устроенное на "либерально-демократических" принципах, - миф. Поддержание веры в реальность этого мифа основывается на комплексе информационных и политических технологий. Благодаря использованию этого комплекса правящая элита США (Запада) поставила национальные государства и их коалиции на службу своим интересам. Западное общество разделено на правящую капиталистическую элиту и массу населения, управляемую с помощью технологий манипуляции сознанием. "Либерально-демократические" идеологические штампы используются для контроля, управления ситуацией в нужном направлении и агрессии в отношении недостаточно подконтрольных Западу государств, обществ. В отличие от Запада, где смена государственного руководства не меняет базовых основ политики, так как происходит внутри сформированной элитарной прослойки, регулярные перестройки режимов правления в других странах, инициируемые Западом при помощи "сетевых войн", ведут к состоянию постоянной нестабильности и государственного упадка. Подвергшиеся успешной "либерально-демократической" агрессии страны лишаются возможности проводить собственный стратегический курс и попадают в зависимость от контролируемых западной элитой транснациональных структур.

    В отношении России используются пропагандистские ярлыки - "тоталитаризм", "фашизация", отход от "демократических принципов правления". Соответственно, под такого рода лозунгами проводятся акции российской "оппозиции".

    В связи с заявлением госсекретаря Кондолизы Райс о готовности американской администрации финансировать политические процессы в РФ, обращают на себя внимание финансовые связи между некоторыми российскими общественными организациями и СМИ и рядом связанных с американским капиталом официально неправительственных фондов: Ассоциации "Дорога свободы", Правозащитного фонда "За гражданское общество", Фонда Форда, Программы поддержки общественных инициатив, Института "Открытое общество" Дж. Сороса, Национального фонда "За демократию". Все указанные организации напрямую замешаны в финансировании "цветных" революций в Восточной Европе, являются активными проводниками внешнеполитического влияния США. Помимо них, к финансированию работы с российскими общественными организациями привлечены фонды Международного демократического и национального республиканского институтов США. При прямой финансовой поддержке перечисленных западных фондов в России был создан комплекс "правозащитных" организаций, фактически монополизировавших соответствующую нишу в сфере общественной жизнедеятельности. Регулярно проводятся совместные семинары и конференции, функционируют собственные СМИ, проводится активная информационная политика и осуществляется вовлечение российской молодежи в "международное правозащитное движение" (по линии организации Human"s Rights Watch). В преддверии парламентских и президентских выборов в РФ активизирована работа по "обучению" российских общественных организаций "гражданскому контролю за выборами", "оказанию давления на органы власти в интересах общества". К подобной деятельности привлекаются "эксперты" из числа теоретиков и практиков "оранжевых революций". Программы спонсируются финансовыми структурами Дж. Сороса, американским Агентством международного развития (USAID). В некоторых случаях в качестве прикрытия используются такие направления деятельности общественных организаций, как забота об инвалидах, проблемы детства, профилактика наркомании. В данной связи обращает на себя внимание деятельность организаций, реализующих в России концепцию "фабрик мысли и центров публичной политики", которая в странах Восточной Европы стала идеологической опорой западного влияния на общественно-политическую ситуацию. В рамках программ по работе с молодежью активно используются системы разнообразных психологических тренингов по "развитию" лидерских и других социальных качеств и навыков.

    Активизация сформированных каналов влияния на общественно-политическую ситуацию в России в преддверии парламентских и президентских выборов позволяет выявить "смычки" ячеек, используемых в "сетевой войне", ведущейся против России.

    Так, обращает на себя внимание тот факт, что социальные проблемы населения в интересах антиправительственных выступлений "либерально-демократической" оппозиции используются именно в тех регионах, где налажены контакты общественных организаций с западными грантодателями и их российскими структурами. В то же время в других регионах протестные акции населения, отдельных рабочих коллективов не поднимаются выше уровня противостояния с муниципальными властями и руководством предприятий.

    Возможно также, что имеет значение форма взаимоотношений актива общественных организаций с региональным руководством. Так, в одной из областей Центрального федерального округа, несмотря на активную социальную жизнь, регулярных акций "либерально-демократической" оппозиции не отмечено. Также, несмотря на большое количество приезжих и происходящие иногда бытовые столкновения на почве национальной неприязни, здесь не отмечается проявлений организованной деятельности правоэкстремистских группировок, подобных происходящим в тех областях, где укрепились филиалы "либерально-демократической" оппозиции. Взаимосвязь активности некоторых право- и леворадикальных групп с регулярностью антиправительственных выступлений под "либерально-демократическими" и "правозащитными" лозунгами очевидна. Учитывая, что ультрарадикальные молодежные группировки спонсируются, в т.ч. идеологически, из-за рубежа, можно с уверенностью говорить о скоординированности их действий с выступлениями некоторых оппозиционных организаций в рамках "сетевой войны" против России.

    Другим обращающим на себя внимание фактом является кооперация "либерально-демократических" правозащитных организаций и леворадикальных групп со структурами, ведущими политическую деятельность под прикрытием ислама (ставящими своей целью организацию мусульманского населения РФ по партийному принципу с целью влияния на общественно-политическую ситуацию в стране).

    В данном контексте можно выделить сотрудничество некоторых правозащитников с российскими "филиалами" международных салафитских структур.

    Различные течения салафизма пользуются значительной поддержкой влиятельных политических кругов и спецслужб ряда арабских стран, в т.ч. Саудовской Аравии. Для распространения идей салафизма ими используются программы религиозного образования, просвещения и благотворительности. Отличительная особенность салафитской идеологии - беспрекословное подчинение как в религиозной, так и в повседневной жизни конкретным проповедникам. Такой подход позволяет манипулировать массами в политических интересах. По сути, идеология салафизма - это идеология группировки, секты, преследующей политические цели. В ходе возрождения исламской религиозности в РФ, в условиях недостатка компетентного внимания государственных структур, религиозного невежества общества проникшей из-за рубежа идеологии салафизма удалось оказать воздействие на мировоззрение значительного количества верующих. При зарубежной поддержке в России были сформированы влиятельные информационно-пропагандистские ресурсы салафизма, налажены связи с зарубежными единомышленниками. Однако развитие радикальных течений, группировок привело их последователей к противостоянию с обществом и государством. "Ваххабитские" джамааты, с одной стороны, своим экстремизмом скомпрометировали себя в глазах верующих, с другой - подверглись мощному воздействию силовых структур. В этих условиях "новые" салафиты пытаются, противопоставив себя в глазах мусульман и российских властей экстремистам, с одной стороны, сохранить, а с другой - значительно расширить влияние салафитских идей в РФ. Рост власти и влияния салафитских группировок в мусульманских странах является оборотной стороной "либерально-демократической" агрессии Запада. В то же время своими прошлыми и современными политическими успехами салафиты обязаны поддержке Запада, использующего их для борьбы с неугодными режимами и общественными явлениями. Примерами служат приход ваххабитов к власти в Саудовской Аравии в XIX веке, возвышение ХАМАС среди палестинцев и формирование Арабского легиона Усамы бен Ладена в Афганистане в 70-90-е годы, усиление радикального ислама и экстремистских группировок на Балканах в конце XX-начале XXI веков.

    Среди характерных особенностей использования общественных организаций в "сетевой войне" против РФ можно выделить их мощную информационно-пропагандистскую составляющую, ориентированную в значительной мере на зарубежную аудиторию, и направленность на оперативный захват инициативы в актуальных социальных процессах.

    Сформированная в России при финансовой и идеологической поддержке Запада сеть общественных организаций во взаимодействии с комплексом общероссийских и региональных "независимых" СМИ ведет постоянный информационный мониторинг широкого профиля по различным вопросам - социальных проблем, экологии, настроений населения и т.д. Наличие в России специальных экспертных центров, связанных с головными структурами за рубежом, позволяет своевременно обобщать и анализировать поступающую информацию, выделяя направления для активной деятельности. На всех уровнях ведется информационная война, в которой происходящие в России события освещаются негативно, как правило, в ущерб объективности, так как главной целью при этом является дестабилизация. Таким образом, конструктивная составляющая деятельности СМИ и общественных организаций подменяется принципиальным противостоянием государству. Данное положение вещей фактически внедряется в российское общественное поле: благодаря мощной поддержке из-за рубежа структуры влияния захватывают лидерство в тех сферах социальной активности, к которым они формально относятся. Большую роль при этом играют агенты влияния - идеологические носители среди ученых, общественных деятелей, руководства гуманитарных, в первую очередь экономических и журналистских, учебных заведений.

    Скоординированно с информационными акциями проводятся общественные мероприятия - от "круглых столов" до митингов и демонстраций. Как правило, структуры "либерально-демократической" оппозиции стремятся придать своим выступлениям серийный и общероссийский масштаб, для чего задействуют связи с региональным активом. Поводами для привлечения региональных общественных организаций (активистов) к участию в антиправительственных выступлениях являются местные проблемные вопросы, которым с помощью приезжих "правозащитников" и ангажированных публикаций в СМИ придается значение противостояния с нынешним российским руководством. С целью захвата инициативы и направления социальной активности в нужное русло представители "либерально-демократической" оппозиции практикуют создание новых общественных структур, призванных облекать выражения недовольства населения в антиправительственные выступления. Так, в рамках очередной кампании, поводом к проведению которой было использовано принятие нового Жилищного кодекса, было создано движение, активно рекламировавшееся в ангажированных СМИ и стремившееся придать протестам граждан характер борьбы за смену политического курса.

    В связи с активизацией деятельности различных патриотических и "прогосударственных" общественных организаций необходимо отметить, что некоторые из них своими акциями и схемами работы фактически "играют на руку" силам, организующим антироссийские информационные кампании. Отдельные акции проправительственных организаций (например, сжигание государственных флагов Эстонии) способствуют повышению эффективности пропаганды, направленной на расшатывание российской государственности. Характерно, что некоторые политтехнологи сотрудничают одновременно и с оппозиционными, и с проправительственными организациями, используя одинаковые схемы публичных акций и обучения молодежи.

    Таким образом, можно констатировать, что основным критерием для прогнозирования мероприятий и кампаний, направленных на дестабилизацию общественно-политической ситуации и рост социального противостояния, является уровень проникновения в регион структур влияния "сетевой войны" Запада против РФ в виде тех или иных общественных организаций, формальных и неформальных, и имеющейся в их распоряжении ресурсной базы (материальной, людской, интеллектуальной, информационной, административной). При наличии достаточных возможностей такие структуры будут использовать любой информационный повод для организации протестных выступлений, оказания давления на власти и формирования общественного мнения в соответствии с интересами "сетевой войны" против РФ.

    Дамир ИВЛЕТШИН
    Источник - ВПК
    Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1195082280

  8. #7
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    КАК РАБОТАЮТ ОРАНЖЕВЫЕ СЕТИ

    Хорошо организованные толпы захватывают - разумеется, именем «угнетенного народа» - здания парламентов в Белграде и Тбилиси, парализуют массовыми беспорядками Минск и Будапешт, колотят в барабаны на киевском Майдане, громят центр Бишкека и Еревана… Прошло достаточно много времени, чтобы убедиться: «цветные революции» не принесли счастья ни Сербии, ни Украине, ни Грузии. Однако они стали существенным фактором внутриполитических процессов на постсоветском пространстве, а их последствия для соседних государств, и в первую очередь – для России, могут оказаться весьма долговременными и крайне негативными (в качестве одного, но далеко не единственного примера, можно указать на внешнеполитический дрейф Украины после 2004 года).
    В российской политологической литературе можно встретить отдельные исследования феномена «цветных революций» применительно к отдельным странам - в частности, детально исследовались события 2004 года на Украине. Однако следует признать, что комплексного исследования технологий «ненасильственных» государственных переворотов явно недоставало. Сборник «Оранжевые сети от Белграда до Бишкека», подготовленный Фондом исторической перспективы и увидевший свет в 2008 в санкт-петербургском издательстве «Алетейя», как раз и призван восполнить этот явный пробел.
    Статьи, включенные в сборник, в совокупности представляют собой подробное исследование технологий, применявшихся при организации «цветных революций», начиная с 2000 года, в Сербии, а затем – в различных республиках постсоветского пространства. Актуальность представленных в книге материалов (а ее готовил интернациональный коллектив авторов) подтверждается динамикой событий, разворачивающихся на постсоветском пространстве. В марте 2008 года (уже после сдачи «Оранжевых сетей…» в печать) стали печальной реальностью трагические события в Армении, приведшие к человеческим жертвам, – по многим параметрам происходившее в Ереване являлось «классическим» «цветным» переворотом, хотя и неудавшимся. Постоянно предпринимаются попытки организации массовых беспорядков в других странах, в частности – в Белоруссии, не исключены рецидивы андижанских событий 2005 года в Узбекистане и «тюльпановой революции» в Киргизии. Ведь организаторы и вдохновители бишкекских беспорядков 2005 года недостаточно учли местную специфику и во многом не добились поставленных целей, и в частности – не решили задачу отрыва Киргизии от политического союзничества и военного сотрудничества с Москвой (статья А.Ш.Ниязи). Авторы сборника затрагивают также «кедровую революцию» в Ливане и некоторые другие события, имеющие сходный генезис. Можно было упомянуть студенческие волнения в Иране 2003 года, которые во многом вписываются в череду событий, однако основное внимание было уделено республикам бывшего Советского Союза – Украине, Грузии, Армении, Азербайджану, Киргизии и России.
    Политические и социально-экономические предпосылки, способствующие радикализации протестных настроений, общеизвестны. Это прежде всего - радикально-либеральный курс экономических преобразований, взятый в начале 1990-х годов не без подсказки извне на вооружение во многих государствах постсоветского пространства. Идеологический вакуум, становление мелкособственнического мировоззрения, катастрофическое социальное расслоение, сопровождающееся люмпенизацией целых социальных слоев, дезорганизация деятельности ключевых государственных структур (которую часто и не вполне корректно сводят к одной лишь проблеме коррупции), фактическая утрата части государственного суверенитета – все это приводит к значительному росту общественного недовольства, острой жажде перемен и стремлению к справедливости, помноженную на желание немедленно изменить все и сразу и творить историю «здесь и сейчас». Особенно это касается молодежи – наиболее активной части населения. Полагать, что западные специалисты по социальным технологиям не имеют об этом представления, было бы наивным. Их основной задачей является умелое манипулирование протестными настроениями, позволяющее добиться необходимого результата.
    Вероятные стратегии и сценарии разрабатываются многочисленными мозговыми трестами – историю их становления и механизмы деятельности анализирует в своей статье Президент Фонда исторической перспективы Н.А. Нарочницкая. Этим идеологическим доктринам должны быть в конечном итоге подчинены интересы всех государств. В то время как филиалы Фонда Карнеги, фонда «Наследие», Брукингского института в других странах учат местные элиты смотреть на национальную политику через призму «глобального подхода», мозговые центры США работают исключительно на американские интересы. За пределами США главной ролью Think Tanks, кроме прощупывания местных элит, является экспорт клише и стереотипов сознания, и в первую очередь, – мифов, активно насаждаемых творцами «цветных переворотов» во всех «подопытных» государствах.
    Известный историк, политолог и публицист Джон Лафленд (Великобритания) рассматривает как ключевые теоретические положения литературы, рассказывающей о «ненасильственных» способах свержения власти, так и их конкретное применение в «полевых условиях». На обширном фактологическом материале автор убедительно доказывает: «оранжевые революции» - это новая методика государственных переворотов, разработанная «мозговыми центрами» США совместно с ЦРУ. Эти «революции», имевшие место в Сербии, Ливане, Киргизстане, на Украине, в Грузии и та, что не удалась в Узбекистане, преподносят публике как народное волеизъявление. Но, как пишет Дж. Лафленд, в действительности речь идет о хорошо организованных операциях, зачастую о преднамеренных постановках для СМИ, оплаченных и контролируемых транснациональными сетевыми организациями, которые также называют «неправительственными», и которые, в свою очередь, являются инструментами западного влияния. В ход идет все – тайные операции, неявное, а в ряде случаев и явное применение военной силы, «черная» пропаганда, скрытое влияние и контроль, скупка ведущих журналистов, дезинформация в целях формирования общественного мнения в нужном ключе и иные методы, вплоть до политических убийств. Например, задачей членов «Дипломатической миссии наблюдателей в Косово», направленной в край в 1998 году, была «разведывательная подготовка поля боя». Вместо того, чтобы заниматься наблюдением за происходящим в крае, сотрудники ЦРУ и других западных спецслужб при помощи спутников намечали мишени для последующих бомбардировок НАТО…
    Ирина Лебедева, профессиональный журналист и переводчик, проживающий в США, обращается, в частности, к использованию потенциала «сердитой молодежи», который активно используется, по крайней мере, последние 40 лет. Еще в 1967 году известный социальный технолог, директор Тавестокского института Фред Эмери полагал, что специфические молодежные модели поведения могут быть эффективно использованы для дестабилизации национальных государств к концу 90-х годов. Развитие новых средств массовой коммуникации открывает здесь немалые перспективы. Мобильные телефоны, массовые СМС-рассылки, блоги и сайты для взаимодействия в реальном времени и корректировки операций, мобильной перегруппировки молодежного «роя», превращение сугубо локального или даже придуманного события в глобальное посредством мировых СМИ. Тем, кто не верит во всесокрушающую силу не встречающей адекватного противодействия массовой пропаганды, достаточно напомнить хотя бы о событиях вокруг косовского села Рачак…
    Вообще, Сербия стала в 2000 году «отправной точкой» новой волны цветных переворотов. Авторы сборника рассматривают НАТО-вские бомбардировки этой страны и октябрьские беспорядки 2000 года как единую цепь событий, конечной целью которых являлась смена не только неугодного режима в Белграде, но и довершение территориального дробления страны. Проживающий в Белграде историк и политолог Петр Ильченков обобщил уникальную информацию, свидетельствующую о подготовке октябрьских событий, приведших в конечном итоге к отставке Слободана Милошевича. Именно в Сербии были обкатаны многие технологии и приемы, которые были усовершенствованы в дальнейшем, и имели место (с теми или иными вариациями) в ходе всех последующих событий. Это создание массовых оппозиционных движений, партий-големов, широкое использование информационно-коммуникационных технологий в целях мобилизации больших масс населения, серьезные финансовые вложения в «революционную» атрибутику, акты индивидуального террора против неугодных представителей власти, создание вооруженных групп боевиков для подкрепления «мирных форм ненасильственного протеста», выдвигаемых под объективы западных телекамер, и многое другое. Однако события в Сербии так и не принесли ее гражданам счастья и процветания, а их активные участники, став отработанным материалом, давно выпали из политической обоймы.

    Кулак был избран символом «оранжистов» от Сербии до Армении Известный юрист С.Б. Мирзоев подробно раскрывает деятельность неформальных западных структур и многочисленных НПО в ходе «оранжевой революции» на Украине. Представленные в его статье факты свидетельствуют о прямом вовлечении международных, государственных и общественных структур европейских стран, США и Канады в процесс углубляющегося кризиса украинского суверенитета. Здесь ключевую роль сыграли механизмы «внешней легитимации» нужного кандидата, сыгравшие решающую роль в успехе планов по перехвату власти. Синхронно с ними действовали и многие украинские организации, получающие значительное финансирование из-за рубежа. Только один пример: институт, возглавляемый советником В.Ющенко и будущим министром обороны А.Гриценко, сразу после завершения второго тура президентских выборов по результатом так называемого национального экзит-полла заявил, что лидер оранжевых победил с перевесом в 11 процентов. Эта цифра потом нигде не была подтверждена, как и 15 процентов преимущества Ющенко в юридически нелегитимном «третьем туре». Однако именно эти 11 процентов появились в виде лозунга на Майдане уже 21 ноября, когда истинные результаты выборов еще никому не были известны…
    А.Б.Крылов (доктор исторических наук, ИМЭМО) убедительно доказывает несостоятельность официальной версии «грузинской революции роз» как стихийного народного протеста населения против фальсификации правящим режимом результатов парламентских выборов. После победы «революции роз» политика Тбилиси утратила те немногие остатки самостоятельности и балансирования между различными центрами силы, которые сохранялись при его предшественнике. Последствия радикального проамериканского курса могут привести к крайне негативным последствиям, о чем свидетельствует и динамика событий, разворачивающихся вокруг Абхазии и Южной Осетии. Падение популярности в собственной стране вынуждает М.Саакашвили, так же как и его украинского коллегу, искать поддержку своей сомнительной юридической легитимности извне, апеллируя к патриотическим чувствам населения и создавая, буквально на пустом месте, образ врага в лице России.
    В статье А.Арешева (Фонд стратегической культуры, Москва) «Оранжевые технологии в Армении…» рассматривается временной отрезок 2004 – 2007 годов и не нашли отражение события февраля и марта 2008 года. Однако многие крайне негативные тенденции, связанные в первую очередь с реализацией в республике крайней либеральной экономической модели, были очевидны уже в предшествующие годы – именно они позволили радикальной оппозиции безнаказанно и открыто выдвинуть лозунг слома государственной машины. Армянские события - с их многодневной агрессивной митинговщиной, провоцированием раскола в силовых структурах и ненависти по отношению к выходцам из конкретного региона, сочетали в себе наиболее экстремальные элементы сербского, украинского и киргизского сценариев. Попытка вооруженного мятежа, прикрываемая лозунгами «мирного ненасильственного гражданского протеста», поставила неокрепшую армянскую государственность на грань серьезного кризиса, сделав ее особенно податливой для разнообразных внутренних и внешних вызовов.
    А.Юнусов (руководитель Департамента конфликтологии и миграции Института мира и демократии) прослеживает последовательное укрепление позиций СЩА и Запада в Азербайджане на протяжении 1990-х – 2000-х годов. По его мнению, уже к началу XIX века Запад одержал практически полную победу над Россией в Азербайджане, сделав это практически без войны, без серьезных политических усилий, без обременительных финансовых затрат и без особого противодействия со стороны Москвы. В общей сложности несколько сот специалистов и экспертов в администрации президента, конгрессе, ЦРУ и научно-исследовательских центрах США занимались изучением ситуации в каспийском регионе, и в частности в Азербайджане, и разработкой «каспийской стратегии». Однако растущее западное влияние привело к формированию в республике политической системы африканского типа, порождающей политическую элиту, паразитирующую на нефтяных прибылях. Данные, представленные автором, свидетельствуют о сильнейшем разочаровании в западных ценностях и заметном росте антиамериканских настроений. Кстати, подобные тенденции характерны и для многих других стран победившего «оранжизма», политическая элита которых целиком и полностью находится во внешнеполитической орбите Вашингтона, – в частности, для Грузии. Растущая популярность подобных настроений является не только следствием продолжающегося политического кризиса и усугубляющихся социально-экономических проблем – в немалой степени она обусловлена фальшивым характером ценностей, которые беззастенчиво «впаривались» средствами массового революционного маркетинга под яркими цветными упаковками...
    * * *
    Вопрос о вероятности «цветного переворота» в России периодически дискутируется на страницах прессы, в выступлениях политиков и экспертов. В настоящее время внутриполитическая ситуация в нашей стране представляется достаточно стабильной. Однако мы живем в неспокойное время, когда разнообразные внутренние и внешние вызовы носят все более разнообразный и вместе с тем скоординированный характер. Сетевым структурам на российском Кавказе посвящена работа И. Добаева (зав. Сектором геополитики и анализа информации Южного научного центра РАН). Только на территории Южного федерального округа действует более 100 западных и прозападно ориентированных неправительственных организаций, фондов и мониторинговых сетей. Многие из подобных организаций имеют откровенно оппозиционную направленность, одновременно обнаруживая стремление к максимальному вовлечению в свою орбиту молодежи и представителей других социально активных слоев общества. Автор монографии и ряда работ по актуальным вопросам российской политики Э.Попов останавливается на деятельности российских НПО украинского происхождения, главной целью которых является консолидация 5-миллионной украинской общины в РФ, повышение у ее представителей градуса национального самосознания. Добавим, что подобного рода деятельность сопровождается форсированным наступлением на позиции русского языка и русской культуры в самой Украине.
    Новых попыток дестабилизировать ситуацию в нашей стране, видимо, отнюдь нельзя исключать. Одним из необходимых условий этого является заблаговременное объединение разношерстных оппозиционных группировок при централизованном финансировании извне – то, что имело место, в частности, в Сербии. Соответствующие попытки (правда, пока безуспешные) мы можем наблюдать и в России, а в Федеральный закон «О некоммерческих организациях» были в 2006 году внесены соответствующие поправки. В послании Президента Федеральному Собранию 26 апреля прошлого года было прямо заявлено о причинах предпринимаемых мер, совершенно естественных для любого суверенного государства: «Не всем нравится стабильное поступательное развитие нашей страны. Есть и те, кто, ловко используя псевдодемократическую фразеологию, хотел бы вернуть недавнее прошлое: одни – для того чтобы, как раньше, безнаказанно разворовывать общенациональные богатства, грабить людей и государство, другие – чтобы лишить нашу страну экономической и политической самостоятельности.
    Растет и поток денег из-за рубежа, используемых для прямого вмешательства в наши внутренние дела. Если посмотреть, что происходило в прежние, давние времена, то увидим, что еще даже в эпоху колониализма говорили о так называемой цивилизаторской роли государств-колонизаторов. Сегодня на вооружение берутся демократизаторские лозунги. Но цель одна – получение односторонних преимуществ и собственной выгоды, обеспечение собственных интересов».
    Еще одним условием является мобильность и сетевой принцип деятельности, умелая работа с предметно-целевыми группами населения, ключевыми с точки зрения коммуникации, создания необходимого общественного фона (молодежь, женщины, интеллигенция, таксисты, работники газетных киосков и т.д.). Попытки применения технологий «сетевого маркетинга» можно было наблюдать в ходе подготовки парламентских выборов 2007 года, однако особого успеха они не имели, равно как и попытки дискредитировать итоги этих выборов. Но умелое манипулирование общественными настроениями, создание впечатления многочисленности протестующих (с особым упором на столицу, как, например, в Армении) вполне может привести к определенным негативным последствиям. В качестве повода для организации массовых выступлений теоретически может быть использовано все что угодно - вовсе не обязательно это могут быть выборы или другие ключевые события внутриполитической жизни, хотя их наличие в политическом календаре желательно. Вполне может сойти и повод помельче - вроде «стихийной» массовой забастовки или внезапного повышения цен на продукты первой необходимости. Соответствующие «пробы сил» уже имели место, в частности, в Петербурге. Заинтересованные силы могут попытаться сыграть, например, на традиционном недоверии определенных слоев общества к представителям властных структур (особенно ее низшего и среднего звена), на растущем разрыве в уровне благосостояния между наиболее богатыми и наиболее бедными слоями населения. Эти факторы имели место во всех государствах, в которых происходили «цветные революции», - зачастую в более гипертрофированном виде, нежели в России. Ухудшение глобальных условий мировой экономической конъюнктуры (всеобщий рост цен на продовольствие в сочетании с опасной зависимостью России от импортного продовольствия – далеко не единственный негативный фактор), дополненное провоцированием конфликтов как внутри России, так и по всему периметру наших границ, не обещают нашему государству спокойного будущего. Уже сейчас интерес к группировкам экстремистского толка начали проявлять западные спецслужбы. Различные мелкие уличные столкновения между якобы противоборствующими молодежными группировками уже давно находятся в фокусе внимания мировых и части отечественных СМИ, являются предметом информационных войн в Интернете… По информации контрразведчиков, есть попытки организовать финансирование фашистов через различные фонды, как, например, до того финансировали ваххабитов на Северном Кавказе1, и это означает актуальность тем, затронутых в «Оранжевых сетях…» Э.Поповым и И. Добаевым.
    Чрезвычайно важное значение имеет агрессивно-напористый стиль пропаганды. Как свидетельствует практика наших соседей, в этом случае даже если основная часть СМИ находится под контролем правительственных структур, они, упирая на традиционный административный ресурс, оказались совершенно не способными грамотно выстраивать информационное противодействие. Более того, в некоторых странах вместо адекватных действий по преодолению внутриполитических осложнений власти постоянно оглядывались на мнение извне, действовали несамостоятельно, так как традиционно видели источник своей легитимности (начиная политической поддержкой и заканчивая финансовыми интересами и получением разнообразных грантов наподобие «Вызовов тысячелетий») именно на Западе, а не в собственной стране. В случае с менее сговорчивыми лидерами Запад прибегал к открытым военным угрозам. Так, в Сербии важным ресурсом в противостоянии с силами правопорядка были вооруженные силы НАТО, окружавшие страну со всех сторон и напомнившие об угрозе интервенции в случае начала столкновений в стране. Британский министр иностранных дел Р.Кук заявил в те дни, что сербским властям не стоит забывать о постоянном и значительном присутствии НАТО по соседству. Таким образом, внутреннее давление на «режим» оказывается синхронизированным с угрозами извне. Этот фактор особенно актуален для России в контексте планомерного приближения НАТО к ее границам (в частности, распространения «сферы ответственности» Альянса на Прибалтику, а в недалеком будущем – на Украину и Грузию).
    Авторы «Оранжевых сетей…» отнюдь не являются приверженцами теории заговоров, более того, они не призывают к тотальному контролю за средствами массовой информации, к сворачиванию межгосударственного и международного культурного обмена (скорее, все это собираются делать как раз в странах победившего "оранжизма"). Они лишь призывают взглянуть на существующее положение вещей реально – без розовых очков. Институты власти должны полностью соответствовать вызовам и угрозам, стоящим перед суверенными государствами в начале XXI века, должны действовать на опережение, а не плестись в хвосте событий, быть сильными и консолидированными. Это – непременное и обязательное условие для осуществления всех намеченных амбициозных планов по экономической и политической модернизации. Таков главный вывод после прочтения материалов сборника.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  9. #8
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    "Фридом Хаус на майдане"


    Фирменные рецепты "бархатных революций"
    Украина в канун "третьего тура" президентских выборов
    В гостях у нашей газеты известный петербургский политолог К. А. ЧЕРЕМНЫХ, и речь сегодня пойдет о фирменных рецептах и тайной кухне "бархатных революций".
    - Константин Анатольевич, с трудом верится, что та половина Украины, которая голосовала за Ющенко, сплошь состоит из поклонников Бандеры и Петлюры. Были там наверняка и ветераны войны, и выходцы из России. Что же заставило их поддерживать откровенно прозападного кандидата?
    - Даже на наших телеэкранах было видно, что собравшаяся на майдане толпа состояла из двух возрастных категорий – молодежи и старушек в платочках. Причем и те, и другие производили впечатление зомбированных.
    С ними хорошо поработали. И никакие наши политтехнологи, никакой Павловский к этим группам населения никакого доступа не имели. Потому что политтехнологи работают в лучшем случае несколько месяцев, а с этими – как говорят американцы, группами-мишенями, работали много лет.
    Когда Православная церковь расколота – а на Украине этому расколу почти 14 лет, а католических церквей тоже две – римская и униатская, в щели запросто проникает самая разнообразная харизматическая, мистическая и прочая нечисть. Им же проще: им не надо храмы строить. Да в любой деревенской хате, в любом запущенном Доме культуры можно устроить так называемый молельный дом.
    Греко-католический экзарх Гузар 22 ноября устремился за инструкциями в Ватикан, и на майдане за него пришлось выступать младшим чинам. Зато харизматы были подготовлены к событиям лучше профессиональных политтехнологов.
    Самая популярная неопротестантская церковь на Украине – филиал американской "церкви" под названием "Слово Веры". Вместо службы они орут, как резаные: "Аллилуйя! Иисус! Господь! Иегова!" Считается, что чем громче орать, тем скорее Господь услышит и ниспошлет чудо. Я не преувеличиваю.
    Так вот, 14 ноября все прихожане-протестанты получили "месседж" (послание) от своих общих американских кураторов. Это стоит процитировать.
    "Дорогие братья и сестры! Знаете ли вы, что в Украине на 100 человек в возрасте 60 лет:
    1 – богат
    4 – финансово независимы
    5 – не доживают
    36 – еще вынуждены работать
    54 – бедны.
    Вопрос: почему 95 % шестидесятилетних людей так и не научились тому, как стать финансово независимым человеком? Нужно ли ожидать старости, чтобы начать учиться? Нужно ли планировать для себя нищету? Конечно нет! Начните действовать уже сегодня, сейчас..."
    Далее в листовке старикам предлагалось прислать письменную заявку по указанному адресу, и следовало такое обнадеживающее предложение: "В наших силах не только сделать и сохранить стабильно высоким финансовое состояние наших семей, но и добиться того, чтобы Украина стала не только географическим, но и финансовым центром Европы! Существует реальная возможность последующего трудоустройства с более чем приличным доходом". Так сказать, высокий пафос и личный подкуп в одном флаконе.
    Так делались голоса для "третьего" тура Ющенко в Востоке, в маленьких городках с замершими шахтами. Так вербовалась для майдана массовка стариков. А кто-то еще удивляется, что там было много русскоязычных. Ну как не прийти на майдан, если авторитетный пастор по фамилии Калюжный объявляет, что Ющенко поддерживает сам Господь Бог? Он и есть чудо, он и раздаст хлеба вместе с рабочими местами. Им же говорили, что Господь услышит их оглашенные вопли. Так вот, смотрите: услышал. Вот он! Аллилуйя!!
    - Ну хорошо, обманывают стариков – это дело привычное и для современной России. Но какими же коврижками "оранжевые" западенцы заманили к себе еще и русскую молодежь?
    - Да, как это ни печально, в руководстве организации "Пора" есть вполне русские имена – Андрей Юсов, Евгений Золотарев... А обучали их не столько поляки, сколько, к сожалению, сербы. Это к вопросу о национальности, которому мы иногда придаем слишком много значения.
    Эти русские – ребята, жившие в Интернете, пока их родители вкалывали на трех работах. Они пришли из нереального пространства, которое сами называют "блогосфера". Где все делается не трудно и не больно: это ж не вагонетки с углем возить. На таких была построена и кампания "Отпора" в Сербии, и "Кмары" в Грузии.
    Они отлично знают основы менеджмента и сетевой маркетинг. А откуда берется хлеб, из которого для них делают хот-доги, они могут и не знать. В компьютерных играх об этом не рассказывается. А если отнять у такого мальчика мобильник, то с ним произойдет истерика и экзистенциальный кризис. Даже у "оранжевых" революционеров есть свои слабые места.
    Я погулял для интереса по их сайтам. Хотел найти хоть одно соображение, хоть одну фразу по части экономики. Ноль! Они думают, что они без нее обойдутся. Что хот-доги будут завозить теперь на всю нэзалэжну дэржаву. Только вот в Виннице уже почему-то ввели госцены на хлеб, молоко и мясо.
    - Так что же эти сербские "волонтеры свободы" по собственной инициативе поехали на Украину заниматься экспортом демократии?
    - Я полагаю, что у сербских инструкторов были старшие наставники совсем из другой страны. В 2000 году в Белграде работал не только посол Роберт Майлз, но и ветеран американской разведки Роберт Хелви. С опытом службы в Бирме, Афганистане – комментарии, надеюсь, не требуются. Он этих ребят и тренировал. Вначале в Болгарии, потом в Венгрии. Сначала их использовали как таран против Милошевича. После чего они могли стать цивильными политиками, сделать государственную карьеру... Но двадцатилетним всегда хочется большего. Оставь их без надзора, они бы стали югославскими националистами. Но им предложили большее: ребята, вы можете изменить весь мир! Осталось только свергнуть всех остальных Милошевичей, и будет покончено с черными силами мировых империй – России и Китая.
    Их заострили сначала на Грузию, потом на Белоруссию, где они упражнялись полгода под зубоскальство Немцова и иже с ним. А еще они работают, естественно, во Вьетнаме. А их инструктора – в Афганистане и Киргизии.
    Настольной книгой "отпоровских" ребят, как и новых "воинов ненасилия" , завербованных в Грузии, Аджарии, Белоруссии, Албании или Бирме, является бестселлер "От диктатуры к демократии" профессора Джина Шарпа, директора Института Эйнштейна при Гарвардском университете. Раньше он преподавал в Оксфорде. Там у него учился Хелви, только что вернувшийся с бирманско-таиландской границы.
    Украиной занимался лучший ученик Хелви Станко Лазендич. Первого июня на сайте организации "Пора" появился украинский текст книги Шарпа. И пошла работа. Книга-то увлекательная. Там перечислено сто девяносто восемь способов ненасильственной борьбы, включая саботаж во всех формах, акции, парализующие государственные органы, учебные заведения и так далее. Но все начинается с раскачки митингами, где главная задача – poking fun, то есть превращение "диктатора-мишени" – правящего или претендующего на власть – в полное посмешище. Пиши все что хочешь. Очень приветствуются непристойные слова. Или распускание слухов о его родных, высосанных на месте, из пальца. Вплоть до инсценировки его похорон с оркестром. А как вывели из себя – тут включается правозащитный интернационал на полную мощь...
    А вот определяют, кто есть диктатор, уже не "эйнштейновцы" , а вышестоящие господа из разведки. Как-никак экс-директор ЦРУ Джеймс Вулси состоит в совете директоров "Фридом Хаус". А, кроме того, в совете директоров Арлингтонского института, который занимается моделями будущего. На основе, само собой, самых современных компьютерных технологий. Там один из его партнеров – Джек Дюваль, профессор Бостонского университета. Он снимал документальный фильм про "Отпор": обучение-то должно быть наглядным. А еще он, Дюваль, возглавляет международный центр ненасильственных конфликтов. Ведь чтобы начать операцию нового типа, надо сначала создать для нее предпосылки.
    - Отчего Польша так близко к сердцу приняла события на Украине? Валенса и Квасьневский были едва ли не главными фигурами на "круглом столе" по урегулированию чужой проблемы.
    - Тут сказываются давние связи. В частности, например, президентом неправительственной (как бы) организации "Фридом Хаус" (которую американский конгресс называл в числе главных финансистов "оранжевой революции") много лет был Адриан Каратницкий, американец украинского происхождения, работавший в восьмидесятые годы с Валенсой. Потому Валенса и появился на Украине. В Польше-то популярность Валенсы сегодня не превосходит трех процентов.
    Польша, как всегда за последние триста лет, выступает в роли слепого инструмента сильных мира сего. Еще в 2000 году Владимир Маленкович, когда-то работавший на радио "Свобода" и хорошо знающий всю стратегическую кухню, говорил, что ради того, чтобы расстроить отношения России с Германией, американцы могут хоть сейчас насадить на Украине диктатуру во главе с Ющенко. Упоминалась, и не без оснований, американская супруга Виктора Андреевича.
    Хотя, конечно, дело не только в этом. Дело еще и в том, что мэры польских городков ждут не дождутся, когда американцы переведут к ним из Германии свои военные базы. Пожить на американских харчах хочется ведь не только киевлянам.
    Немаловажно и то, что вопрос о католическом престолонаследии еще не решился, а поляки уже так привыкли к роли "престолообразующей" нации. Раскольник Филарет, помнится, хлебом-солью принимал на Украине папу. Вышла даже почтовая марка с изображением папы на фоне православного Михайловского собора. Филарет-то не столько за паству воевал, в отличие от ныне покойного диссидента Романюка. Храмы Киева – это недвижимость. А с приходом Януковича он мог ее потерять.
    - Кстати, о Януковиче. Почему Запад сделал ставку не на него, а на его соперника? Ведь писали же, что и тот, и другой просто представляют интересы разных кланов, а значит, оба кандидата "социально близкие" фигуры.
    - Нет, Запад сделал вполне осознанный выбор. Уже хотя бы потому, что экономическая политика премьера Януковича расходилась с самими устоями либерализма. Он задумал создать национальную угольную компанию, национальную энергетическую компанию. Он согласился на реверс нефти по нефтепроводу Одесса-Броды. Он начал строительство Дунайского канала, что грозило потерей прибыли румынам. Наконец, он поднял пенсии. Не зря, говоря о возможной победе Януковича, оппозицию, а заодно и частный бизнес запугивали "украинским Лукашенко".
    Некоторые киевские авторы усматривают в "оранжевой революции" "бунт миллионеров против миллиардеров". Мелкие киевские хозяйчики боялись, что их фирмы скупят донеччане. Потому что донецкие предприниматели умеют работать, а киевские в основном – паразитировать на недвижимости. Которая в Киеве почти такая же дорогая, как в Москве.
    - Но почему тогда так беспомощно ведет себя Россия в украинском кризисе? Казалось бы, и наша власть, и наш капитал не должны были вот так без боя уступать Украину Западу.
    - Давайте прежде ответим на такой вопрос: а почему у того же Запада в Белоруссии ничего не получается? Делают там все по тем же учебникам, а не выходит там никакой "бархатной революции" – ни каштановой, ни дубовой, ни даже коноплевой. Почему?
    Потому что в Белоруссии директора служат государству, а не Дерипаскам. Потому что в Белоруссии заводы производят, учителя преподают, крестьяне пашут, пенсионеры не нищенствуют. Тем многие не любят власть, но понимают, что ее есть за что уважать. И там не только президент, а любой чиновник догадывается, что либерализм для их экономики означает смерть.
    Причем не постепенная, а мгновенная. Они не хотят, чтобы их заводами стало то же, что с Гданьской судоверфью. Потому что у них сохранилась психология рабочих людей. В отличие от киевлян.
    А теперь давайте посмотрим, что же в это самое время делал Кучма на Украине? А он строил экономику не по белорусской, а по российской модели. И голь перекатная, тянущаяся к протестантским пасторам, об этом знает. Поэтому и смотрит не на восток, а в облака.
    Раньше Кучма вполне устраивал и Штаты, и Европу Но потом у его подросшего бизнеса – экая наглость! – появились свои интересы. Причем даже в Польше. Ему сказали прямым текстом: место вашей страны в Европе – это роль рынка для польского ширпотреба. Но он-то в отличие от Ющенко все-таки в оборонке служил.
    Кучма вместе с Горбулиным сперва пытался наладить новые экономические связи. С Ираном, с Сирией, Ливаном, Эмиратами. Но вот этого ему уже не могли простить. Тут-то его и начали разоблачать в "финансировании мирового терроризма". Президент "Фридом Хаус" Каратницкий вывез в Штаты беглого майора с "компроматом" на Кучму. Понятно, что главное там было не про Гонгадзе, а про украинский ВПК.
    Но самое-то смешное заключается в том, что этот "компромат на донецкий клан" вовсе не требовалось тащить через границу в одном чемодане с беглым майором. Просто потому, что этот "компромат" полгода висел на сайте Павловского в 2002 году, когда тот работал на другую партию. Это поможет прояснить вопрос о роли российских государственных структур в украинских событиях.
    А вот еще на ту же тему. Главный бизнес-партнер Ющенко, Петр Порошенко, был поначалу сопредседателем Партии регионов – партии, прошу заметить, донецкой. Но его перетянули на другую сторону. Как? А просто заинтересовали экономически. На его судостроительном заводе строятся сейчас суда и по немецким, и по американским заказам. При спуске на воду приходит лично американский посол.
    Это к вопросу о роли нашей дипломатии. Мне, кстати, говорили и на Украине, и в той же, как бы нашей, Армении – где ваши дипломаты? Почему американский посол днюет и ночует в кабинете армянского министра иностранных дел, а ваши появляются только по случаю очередной приватизации?
    - Ну пусть наши чиновники, как всегда, проспали. Но где же были наши предприниматели? Ведь экономические связи с Украиной наладить куда как легче, чем с Европой.
    - У нас долго были уверены в том, что интеграция состоит в скупке заводов. Но как показывает пример с "Русским алюминием" , наши частные деньги могут замечательно работать против нас.
    Николаевский глиноземный завод как раз после назначения Ющенко премьер-министром в 1999 году достался "Русскому алюминию" , руководство которого ныне не скрывает, что Ющенко в качестве президента Украины его очень даже устраивает.
    Благо если Украину примут в ЕС, ему придется платить меньше налогов.
    В первоначальном составе ющенковской фракции "Наша Украина" состояло аж два представителя "Русала". А "Альфа-Банк" там представлен и поныне.
    Увы, такова реальность, для некоторых российских олигархов европейские перспективы притягательнее любых аргументов о национальных интересах.
    - Да, какой-то невеселый конец получается у нашей беседы.
    - Почему? Я лично так не считаю. Потому что практика – лучший критерий правильного выбора. И жителям Украины скоро предстоит на деле узнать, чего стоит тот кандидат, которому 26 декабря они отдадут свои сердца и голоса. Помня при этом, что на выборах действует то же правило, что и в розничной торговле скоропортящимися продуктами: "Купленный товар обмену не подлежит и обратно не принимается". Мне рассказывают, что некоторые из проголосовавших за Ющенко уже пришли в ужас от того, что натворили. Но отрезвление в отличие от похмелья не приходит сразу. И головная боль будет непрерывной и тяжкой, а грядущая зима – долгой и холодной.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  10. #9
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Цветные революции

    Как делаются «цветные» революции

    Сначала была перестройка. Сербия, Грузия, Киргизия и Украина забурлили позже. Процесс «раскрашивания» закончен или Россию ожидают новые потрясения?
    Галина САПОЖНИКОВА, . — 03.07.2007

    - «Советская Россия оккупировала Украину в 1918-м», - привычной скороговоркой отчитался экскурсовод, и я испугалась. Ощущение, что я в этом музее уже была. Чего не может быть, поскольку экспозиция открылась три дня назад. Вот сейчас за поворотом появится знакомый стенд с портретами Гитлера и Сталина, между которыми будет стоять знак равенства, потом мне вежливо объяснят, что Джугашвили (Берия, Хрущев, Брежнев, Пельше и т. д.) в широком смысле слова были не грузины, не украинцы и не латыши, а потом расскажут, что нацкадры пошли в компартию исключительно для того, чтобы развалить ее изнутри...

    На следующем стенде было крупно начертано: «Украинский голокост».

    - Да-да, - подтвердил студент-компьютерщик Миша Плотников, подрабатывающий экскурсоводом в организованном киевским обществом «Мемориал» музее советской оккупации. - Я хочу сказать о том, что Советская Россия сознательно истребляла украинский народ.

    - Но от голода тогда умирали и в самой России! - возмутилась я.

    - Правильно! - обрадовался Миша. - Мы не отрицаем, что люди голодали и на Кубани. Потому что там тоже жило много украинцев. И не надо говорить, что вы нам Днепрогэс построили, - предупреждающе продолжил он пересказывать выученный наизусть текст. - Какой ценой?! Наши девчата там ногами цемент мешали!

    Выразительные черепа, зачем-то выставленные в витрине на всеобщее обозрение, вряд ли могли конкурировать с портками российских миротворцев из закрытого ныне музея в Тбилиси, зато смотрелись куда внушительнее стоматологического кресла из музея оккупации таллинского и экспоната под названием «The parasha» (параша. - Авт.) из рижского. Потому что в советское время людей не только морили голодом, но еще заставляли насильно лечить зубы и зверски ходить в туалет...

    Рыбаки и наживки

    ...Переезжаю из города в город по постсоветскому пространству, а ощущение, что меняется только национальная кухня. Одинаковые люди, речи и символы, а также революции и цветы, которые так любят вкладывать в дула автоматов гарны девчата. Этот эффектный жест изобретен не сейчас: сначала его в 1968-м опробовала в Штатах хиппующая молодежь, потом, в 1974-м, - португальские революционерки. Ну а в последние четыре года он прижился и в бывших наших республиках. Это хорошо. Это лучше, чем если бы эти дула стреляли.

    Схожесть лексики встреченных по пути персонажей по-настоящему впечатляет. Помню, как я вздрогнула в Тбилиси, когда Георгий Хаиндрава, тогдашний министр по урегулированию конфликтов, рассказал мне, что Грузия в 1921 году была оккупирована Россией. Помню, как проглотила похожий выпад от журналистов кишиневской газеты «Флукс»: мы, дескать, вовсе не просили русских освобождать молдаван от турок в 1812-м. Но помню и другое: как еще в начале 90-х слово «оккупант» в Прибалтике считалось милой шуткой. Прошло 15 лет - и шутка стала юридическим термином, определяющим государственную политику!

    Ведь что поражает больше всего? История у всех бывших республик была разной, а вывод почему-то получился один. Что бы это значило?

    Еще недавно любой намек на то, что сценарии всех «цветных» и «бархатных» революций писались одним и тем же заокеанским сценаристом, выглядел архаизмом и дурно пах. Но нынешняя весна излечила нас от комплексов: благодаря фильму французских документалистов «Революция.Com.Сша. Завоевание Востока» подозрения, жившие раньше в облике смутных газетных намеков, стали фактом. И теперь больше не нужно доказывать, что между пустым гробом, который в 1989 году демонстранты носили по Праге, и телом, предположительно принадлежащим украинскому журналисту Георгию Гонгадзе, есть нечто общее. А именно: необходимые для бунта символические похороны. И что статьи о зарубежных особняках Шеварднадзе и публикация, буквально «убившая» Аскара Акаева («Дом, который построил Акаев»), оказавшаяся к тому же абсолютной фальшивкой, вышли из-под пера одного и того же автора. И что роль диктатора, которую после убийства Политковской пытались примерить Владимиру Путину, отрепетировали сначала на Леониде Кучме. Ну помните же: 2000 год, убийство Гонгадзе, скандальные магнитофонные записи - предполагаемый преемник Кучмы, министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко (тот, что спустя пару месяцев после «оранжевой» революции двумя выстрелами в голову искусно покончил с собой. - Авт.), полностью дискредитирован. Сравните эту историю с делом солдата Андрея Сычева, лишившегося ног в 2006-м. Мир ужасается картинкам «дедовщины» в Российской армии, рейтинг одного из возможных президентских преемников - министра обороны Сергея Иванова - катится вниз со скоростью бильярдного шара. Никто не слушал оправданий военных: что причиной ампутации ног стала врожденная болезнь, а не тот факт, что Сычев 4 часа просидел на корточках. Я, помню, даже швырнула трубку, разговаривая с одним сотрудником Министерства обороны, который посмел намекнуть, что ажиотаж вокруг дела Сычева был не случаен. Но... в апреле 2007 года задержанных в Таллине защитников Бронзового Солдата эстонские полицейские заставляли сидеть на корточках не по 4 часа, а по 8, и ампутацией ног это ни у кого не закончилось... Утешает одно: если мы и обманываемся, то делаем это совершенно искренне, не зная, что на самом деле заглатываем чужие наживки. Другой вопрос: кто и зачем их расставляет?

    Учебник для кризисов

    Но давайте сначала разберемся со словом «революция». Если верить словарям, это - насильственная смена политической и экономической формации в интересах класса или группы. А какую революцию мы имеем на Украине, в Киргизии и в Грузии? Во-первых, не насильственную, во-вторых, не классовую. Если же одна группа людей перехватывает власть у другой с целью получить доступ к перераспределению ресурсов, то никакая это не революция, а дворцовый переворот. Все осталось прежним, кроме людей у кормушки. В принципе ничего плохого в самих революциях нет (оставим этот термин для удобства: «революция» звучит все-таки романтичнее, чем «путч». - Авт.), как в любом обновлении. Россиянам они не нравятся потому, что, во-первых, управляются режиссерами извне, а во-вторых, совершаются под острым антироссийским соусом.

    Если для кого-то и был секрет, каким образом эти революции устраивались, то это был секрет Полишинеля, потому что учебник «От диктатуры к демократии» свободно продается в книжных магазинах Москвы. Сочинил его американский политехнолог Джин Шарп, и хотя на обложке написано, что это - библия именно «оранжевой» революции, на деле же по этой инструкции делались абсолютно все революции конца ХХ столетия - и «бархатная» чехословацкая, и «кедровая» ливанская, и сербская, которой почему-то не хватило символа, а также три «поющих» прибалтийских. Секрет - в 198 способах ненасильственного сопротивления властям. Несмотря на некоторую нечистоплотность, этот рецепт - все же самый благородный из всех возможных, потому как он в разы сокращает количество жертв, которыми обычно чреваты «взрослые» перевороты.

    Собственно, Шарп не изобрел ничего нового, потому что со всеми этими методами мы по ходу жизни уже встречались. С солдатами у «Белого дома» в 1991-м братались? Пустые гробы по улицам в знак протеста против монетизации льгот носили? Голодовки по поводу невыплаты зарплат устраивали? «Марши несогласных» вот наблюдаем последние полгода почти регулярно. Латвийскую кильку с эстонскими шпротами опять же не покупаем... Надо сказать, читать учебник Шарпа - дело страшно увлекательное, потому что с его помощью можно снять абсолютно любую власть - хоть в редакции (если мы вдруг все, как один, начнем ме-е-едленно-ме-е-едленно набирать на компьютерах свои статьи - Авт.), хоть в государстве. Подозреваю, что во время нынешнего политического кризиса на Украине «бело-голубые» сторонники «Партии регионов» тоже именно этим учебником и воспользовались, как годом раньше и их «оранжевые» предшественники. Понимая, что родил настоящего бутылочного джинна, способного перевернуть мир, Джин Шарп сочинил вторую часть о том, как предотвратить путч, что-то типа переворотного «антидота». Универсальное, так сказать, пособие.

    Нет у революции конца?

    Мы тоже не лыком шиты, научились кой-чему у соседей: набросать сценарий «березовой» или «рябиновой» российской революции сможет теперь любой студент. Итак: после президентских или парламентских выборов на улицы Москвы выводится толпа, разбивает у Кремля палатки, обматывается шарфиками какого-нибудь задорного цвета и требует, чтобы выборы признали фальсифицированными. С кандидатом от оппозиции накануне выборов обязательно что-нибудь случится. Скорее всего, его отравят, это сейчас модно. За месяц-другой до выборов кого-нибудь из оппозиционеров непременно должны убить, двух сакральных смертей - Политковской и Литвиненко - недостаточно, потому как у нас страна большая, но эти неизвестно чьи похороны станут для масс хорошей тренировкой будущих маршей. Потом к палаточному лагерю примкнут несколько рок-групп и студенты, потому как это, во-первых, романтично, во-вторых, незабываемо, в-третьих, приносит небольшой, но верный доход. Потом подтянутся обманутые дольщики и пенсионеры с антизурабовскими плакатами. Власть испугается, введет войска - и вот тогда к солдатам стайками побегут девушки и начнут всовывать в дула автоматов цветы, телевидение покажет это на весь мир, и наутро мы проснемся в другой стране. Но еще через некоторое время мы обнаружим, что на улице опять революция и что под окнами стоят палатки другого цвета. Потому что книжка Джина Шарпа состоит только из двух частей: как сделать революцию и как ей противостоять? А вот о том, что с этой революцией делать дальше, в ней нет ни слова.

    Все превращается в фарс


    Вот обижаются на Россию в республиках за ироничный тон по отношению к «цветным» революциям - а что делать? Прошлым летом, например, накатила на меня бессонница. Лежу себе, о жизни думаю и вдруг понимаю, что не помню фамилию украинского премьер-министра. Какой позор! Еле дожила до утра. Спрашиваю шепотом у коллег из международного отдела - они в хохот: три месяца, говорят, уже выбирают... Политический кризис нынешней украинской весны вообще не поддается описанию: запомнить, кто кого захватил, а главное - зачем, практически невозможно. Что ни год - то на Украине новый майдан, почти как в Киргизии, только там в силу более жаркого климата, набеги на «Белый дом» идут с учащением. Что, впрочем, гораздо лучше, чем в Грузии, где вокруг президентского дворца тоже бегают, но уже от холода, когда отключаются свет, вода и газ. И рассказы о том, как далека Россия от демократии, приходится записывать, сидя в помещении в шубе и варежках...

    Сделать-то революцию по инструкции Джина Шарпа теперь сможет каждый. Вопрос в другом: почему на следующем этапе развития все эти революции превращаются в фарс?

    То ли сценаристы попались халтурщики - и у них, как в плохой мелодраме, финальные титры обязательно должны идти под свадебный поцелуй, то ли в вашингтонском обкоме и брюссельском райкоме ликвидировали отдел по адаптации революции к советскому менталитету, поэтому он и прет изо всех дыр. В Киргизии по славной советской традиции журналистов записывают в шпионы Моссада. В Грузии массово сажают в тюрьмы оппозиционеров. На Украине, подписывая 128-й по счету договор о примирении, лидеры по инерции исполняют опороченный ГКЧП «Танец маленьких лебедей»... Послушными учениками оказались только страны Прибалтики, но и у них спустя 15 лет облом за обломом: в Литве - президентский импичмент, в Латвии - «крестовый поход» русских детей против перевода школ на латышский, в Эстонии - битва вокруг Бронзового Солдата.

    ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

    Анекдот про слоников

    Почему же заокеанские инструкторы от своих учеников отвернулись?

    Первое, что приходит в голову, - это война в Ираке: явно неспроста в США недавно вдвое урезали помощь неправительственным организациям в России и на 40 процентов - на Украине. Но есть и другая идея: «революционный» проект закрыли, потому что он полностью выполнен. Задачей революции являлось не создание управляемого национального правительства, которое в любой момент можно заменить, а дестабилизация в государствах вокруг России, потому сам результат был не важен.

    Модест КОЛЕРОВ, начальник управления администрации Президента России по связям с зарубежными странами, косвенно подтвердил эту догадку: «Почему революции захлебываются? Потому что они искусственны. Они ставили перед собой короткую технологическую задачу - создать манипулируемую ситуацию. И когда плоды «оранжевой» революции столкнулись с необходимостью решать реальные проблемы своих обществ - они провалились, потому что не могли предложить своим народам никакой перспективы. Потому что специфика революций состоит в том, что они подпитывают узкий круг грантополучателей, которые не имеют ни программ, ни инвестиционных идей в отношении экономик. Им нужны территории, а не проблемы».

    Самый главный украинский националист, создатель легендарной эпатажной организации УНА-УНСО, а ныне идеолог патриотического движения «Братство» Дмитрий КОРЧИНСКИЙ сформулировал это циничнее:

    - Ну вот смотрите: сидим мы, например, с вами в Киеве, вдруг нам приходит фантазия мутнуть что-нибудь в Житомире, и мы посылаем туда людей. Сам Житомир нас не интересует и что с ним будет потом - тоже. Нас интересует Одесса. А в Житомире мы все это затеваем для того, чтоб кого-то пугнуть в Одессе: вот видите, как мы в Житомире сделали? Мы и у вас так же можем... После «оранжевых» событий мы ожидали, что будет осуществляться управление из американского посольства - такого рода вещи практиковались в Азии и Африке, - но сразу после революции интерес американцев к нам катастрофически упал. У нас сложилось впечатление, что сам всплеск их интересовал больше, чем последствия. Украина всегда была в лучшем случае 52-й проблемой для США, и интерес к ней возникает только тогда, когда начинается торг с Россией...

    Из уст одной из самых колоритных в украинском политическом небоскребе фигур этот вывод прозвучал грустно. Как анекдот про слоников и маленькую девочку, по просьбе которой папа-военный отдавал солдатам приказ надеть противогазы.

    Слоники побегали - девочка больше не плачет. Но как получилось, что самые близкие друг другу люди, не так давно считавшиеся братьями - русские, украинцы, киргизы, молдаване и грузины, - позволили втянуть себя в чужой каприз?
    Продолжение следует.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  11. #10
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Продолжение
    Как делаются «цветные» революции.



    Вне зависимости от того, что кричала Верка, желание Украины сказать России «прощай» россияне угадали сразу...

    Сначала была перестройка. Сербия, Грузия, Киргизия и Украина забурлили позже. Процесс «раскрашивания» закончен или Россию ожидают новые потрясения?

    Галина САПОЖНИКОВА, Фото ИТАР - ТАСС и автора. — 04.07.2007

    В первой части публикации мы доказали, что сценарии всех «цветных» революций были списаны из одного, американского, учебника. Почему же наши соседи позволили втянуть себя в чужой каприз?

    - Вы не подумываете о том, чтобы попросить на Украине политического убежища? - спросил меня сосед по купе в поезде Киев - Львов.

    У меня от неожиданности аж голос пропал.

    - Зачем? - только и смогла просипеть в ответ.

    - Ну, - смутился он, - у вас ведь там со свободой слова совсем дела плохи.

    - А как у вас с гражданской войной и перспективой раскола? - быстро перевела стрелки я, кивая на раскрытый на коленях журнал с картой Украины, поделенной на Ющенкивщину и Януковичленд: Киев, Львов и Ровно отходят первому, а Донецк с Днепропетровском, Харьковом и Крымом - второму.

    Тут уже поперхнулся сосед. Один-один.

    Фиксирую: никакого запаха гражданской войны и раскола в сегодняшней Украине нет. Есть две ложные телевизионные картинки, исходя из которых украинцы и русские делают свои (неправильные) выводы, и некоторые национальные особенности, на которые мы не обращали внимания, наивно полагая, что мы одинаковые, коли вышли когда-то из одной Киевской Руси. Мы, например, с западными украинцами разговариваем точно так же, как с восточными, искренне полагая, что они просто выпендриваются, а они, оказывается, в отличие от поляков и прибалтов в составе России никогда не были и встретились с ней только в ее советском варианте в 1940-м! То под Польшей были, то под Австро-Венгрией... Они абсолютно другие - это даже внешне видно, по шляпкам и перчаткам, в которых местные пани (те, кто не уехал трудиться горничными в Россию и Италию. - Авт.) часами пьют кофе в кафе. Восточную Украину этот мещанский стиль жизни страшно бесит: мы, говорят они, вкалываем, зарабатываем, а эти, не вкладывая ни умения, ни денег, только и знают, что тратить. Их даже на политических плакатах изображают так: дамы с кофе и мужики с мешками картошки... Но и восточные украинцы - это тоже не совсем русские, хотя и говорят на русском языке.



    - Нам, украинцам, внутренний порядок не нужен - в этом отличие Украины от России, - прочитал мне вводный курс в украинологию главный украинский националист и анархист Дмитрий КОРЧИНСКИЙ. - Русским же, по старой византийской традиции, нужен царь, потому что Кремль пустовать не должен. А так как после «оранжевой» революции никакого управления из американского посольства не происходило, страна получила возможность развиваться в соответствии со своей природой. А природа у Украины такова, что мы всегда выбираем власть, которую удобно презирать. Любой беспорядок в России чреват войной. А украинцам, наоборот, хорошо при беспорядках. Гражданская война здесь невозможна, и знаете почему? Слишком сложная ситуация. В России проще: вот - свои, а вот - враги. А украинцы как только начинают строиться друг против друга - так выясняется, что половина наших перешла к вам, а половина к третьим, и что у нас не две стороны конфликта, а все десять. В России доминанта - абсолютная власть. Это историческая судьба и исторический рок
    - укрепляться и географически, и психологически, потому что другого пути у нее нет. А у нас анархия.

    Мы-то, глядя на то, с каким упоением украинцы штурмуют то «Белый дом», то Конституционный суд, то прокуратуру, думали: ну все, дело пахнет жареным. А оказалось, что для них анархия - почти норма! Стиль жизни - как семейный скандал в маленьком одесском дворике. Поэтому революции на Украине не закончатся никогда, палатки на майдане можно бетонировать для следующих повстанцев. Директор российских и азиатских программ вашингтонского института мировой безопасности Николай Злобин вообще считает, что все эти революционные режимы еще рухнут, и не раз, потому что они переходные, и что выборы (не только на Украине, везде!) будут проходить снова и снова. Тем более что в Киеве все к этому располагает: каждую субботу Крещатик становится пешеходным, и машины направляются в объезд, потому что свободолюбивые украинские людыны имеют право ходить там, где хотят. Я, признаться, увидев, как впереди полощутся флаги, немедленно прибавила скорость, полагая, что там собрался очередной митинг. А там стояла толпа студентов, которая за 10 долларов в день махала флагами с логотипом украинской водки...

    То есть мы с нашими братьями-украинцами совершенно друг друга не знаем, не важно, сколько мы прожили вместе - 50 лет или всю жизнь. Отсюда и страхи.

    Страхи, которые мы выбираем

    Украинцев в России больше всего пугает Чечня - они уверены, что мы там до сих пор воюем. Может, потому что во Львове есть улица Дудаева. Ну а россиян чаще всего пугают именно городом Львовом.

    - Вот отсюда идет картинка украинского национализма, - с иронией показал на здание горсовета городской секретарь и председатель областной партии «Пора» (движущей силы «оранжевой» революции. - Авт.) Владимир КВУРТ. Сам он при этом прекрасно говорит по-русски и даже писал в Москве диплом со страшным названием: «Блок управления системы обработки информации ферразондового магнитометра спутника дальнего космоса». С ним-то мы и решили прогуляться по всем нашим основным страхам.

    Самый главный страх - это русский язык. Считается, что Украина со своей территории его выметает: принят, например, закон, по которому реклама может быть только на государственном. В Киеве и во Львове рекламные ролики типа «Шкира у дитынки така нижна» (Кожа у ребенка такая нежная. - Авт.) воспринимаются совершенно естественно, а вот в Крыму всех смешат, потому как украинский язык там навязывается искусственно. За исключением некоторых маразмов (типа принятого уже в дни правления Януковича требования выпуска на государственном языке ВСЕХ мультиков и детских фильмов. - Авт.) ситуация на Украине пока не столь драматична, какой она кажется из Москвы. Экскурсовод в Софийском соборе, побалакав на мове и заметив мои круглые от ужаса глаза, с ходу предложила группе «уважить росьянку» и перейти на русский. И группа совершенно не обиделась. По-моему, просто не заметила, что язык экскурсии сменился. В Львове вам по-русски действительно могут не ответить, но совсем по другой причине, чем, скажем, в Крыму, где один деятель из общества «Просвита», прекрасно владея русским, из вредности давал мне интервью на государственном языке через переводчика. Дело в том, что в украинском существует несколько диалектов. Тот суржик, на котором изъясняются в Восточной Украине, коренным образом отличается от польского акцента, с которым говорят на Западе. И львовяне, переходя с полупольского на суржик, искренне полагают, что говорят по-русски! Эта самоуверенность иногда может сыграть злую шутку: вот, например, какой вариант биографии, написанной вроде бы на русском языке, выставил на своем официальном сайте экс-министр транспорта и связи Виктор Бондарь (сейчас он ушел на повышение в президентскую администрацию. - Авт.): «Он есть представителем молодой генерации профессиональных управляющих в Новом Кабинете. Опикаясь вопросами информатизации... работаючи в Секретариате Кабинета Министров провел переговоры с крупнейшими мировыми производителями». А со времени распада СССР, где русский были обязаны знать все, по меркам истории прошла секунда...

    Кроме языка, сегодняшние российские обиды на Украину сводятся к двум моментам: к скандальному выступлению Верки Сердючки на «Евровидении» и политпиарам львовского националистического объединения «Свобода».

    Первая, как вы помните, кричала «Лаша тумбай», а всем упорно слышалось «Раша, гуд бай!» - что обиженные россияне восприняли как очередной «оранжевый» вызов.

    - А то, что она при этом руками махала, не означало, что газовую трубу нужно перерезать? - не без иронии поинтересовался секретарь горсовета Владимир Квурт. - Это шоу. Вкладывать в него политику и идеологию - имперский подход.

    Вторые постоянно напоминают о себе - то рекламные щиты с цитатами из Тараса Шевченко («Любите, чернобровые, но не москалей!») сочинят, то плакаты «Матюки превращают тебя в москаля» на мусорных баках развесят. Обидно им, понимаете: львовские бандиты между собой говорят на государственном, а как дело касается разборок, точно по сериалу «Бригада» переходят на русский. Лицезреть страшную пьяную морду на мусорных баках нам безусловно обидно, но сермяжная правда состоит в том, что водки на Украине производится не меньше, чем в России, но не лежит там почему-то на улицах та пьянь, которую мы наблюдаем на площади Трех вокзалов и по которой наши бывшие собратья по Союзу составляют представление о россиянах...

    Последняя по времени инициатива «Свободы» тоже не оригинальна: вслед за Таллином разобраться с советскими памятниками. Вернее, со знаками «оккупации» - с орденами и красными звездами. Но не с могилами - по католической традиции к мертвым там относятся с пиететом. Даже заместитель председателя партии «Свобода» Василий Павлюк, с которым мы по поводу памятников переругались так, что охрипли, и тот признал: могилы вскрыть - это уже слишком... Теперь созданная городским советом комиссия, которую он возглавляет, будет ползать по Львову и пристально рассматривать знаки всех трех «оккупаций» (австро-венгерской, польской и советской. - Авт.). Есть надежда, что попутно разберется и с вандализмом: а то стоит, например, в центре Львова памятник Ивану Пидкове - герою совместной борьбы российских, украинских и молдавских народов против турецких поработителей, а слово «российских» то замажут белой масляной краской, то снова впишут. Будто Иван Грозный его казнил, а не польская шляхта...

    Пока все три самых важных для русских мемориала - военное кладбище, могила разведчика Николая Кузнецова и памятник Неизвестному солдату на Холме Славы - находятся во вполне приличном состоянии (если не считать того, что в мае вандалы разбили у тамошнего Солдата бронзовую гирлянду. - Авт.). Директор заповедника «Лычаковское кладбище» Игорь Гавришкевич произнес, правда, одну странную фразу: «Одно дело, когда в могиле похоронены солдаты, и другое - сотрудники НКВД»... Но верить в то, что во Львове по эстонскому примеру начнут вскрывать могилы и отделять правильные останки от неправильных, честно говоря, не хочется...

    Если же говорить о русофобии, то с ней на Украине происходит следующее. Заезжему туристу ее не видно: лично я, например, всю неделю командировки просто-таки купалась во всеукраинской любви к России и россиянам! Но эмиграция, как известно, - это не туризм, поэтому местным русским в этом плане «везет» больше - то на объявление «На русском языке говорят только оккупанты» в жэке наткнутся, то в зверинец вместо театра попадут. Это не шутка: в здании русского театра, приписанного к Прикарпатскому военному округу, сейчас проходит выставка «экзотычных тварын». Украинским военным русский театр ни в каком виде не нужен, вот его и пытаются хоть как-нибудь встроить в жизнь. Зимой дубленки со стиральными машинами в фойе продавали, а сейчас вот змей завезли с крокодилами...Приписали было несчастных актеров к Львовскому оперному - там им предложили роли статистов в оперетках. Предложили приклеиться к Львовскому драматическому - встало на дыбы украинское руководство, заявив, что актеры, работающие на двух языках, - калеки... Русофобия - вещь заразная и цепляется к людям гораздо сильнее, чем вирус «цветных» революций.

    Стоит ли нам бояться своего майдана?

    Считается, что Россия панически боится революционных вирусов. Самые маститые иностранные политологи пишут об этом как о важном научном открытии. Наблюдать за этим забавно. Если уж революцию не удалось сделать тогда, когда на наших улицах стояли необходимые для этого дела многие тысячи обиженных льготников, то сегодня не удастся и подавно. Политтехнологии нужны там, где общество требует перемен, а российский нефтебум сожрал это желание на долгие годы. Для того чтобы народ возжелал революции, кроме «маршей несогласных» и храбрых выступлений Гарри Каспарова на международных форумах, нужно еще кое-что: харизматичный альтернативный лидер, студенческие волнения, сотни неправительственных организаций, которые бы печатали манифесты под самым носом у Кремля, и неуверенная в себе власть, которая в решающий момент даст слабинку, не желая крови, - как это поочередно сделали Шеварднадзе, Акаев и Кучма. Судя по тому параноидальному количеству автомобилей с ОМОНом, которые окружают Пушкинскую площадь перед каждым, даже самым малозначимым митингом, на слабость власти оппозиции рассчитывать не придется... Пользуясь учебником Шарпа, оппозиционеры могут еще долго щекотать Кремлю нервы, расклеивая по городам стикеры с интригующим: «Они врут!» - но всем остальным можно расслабиться. Главная задача выполнена: мы раздраженно ищем блох у соседей-украинцев, роднее и ближе которых у русских по крови нет. Это же и есть тот самый страшный сон, который невозможно было представить: Россия в кольце недружелюбно настроенных государств - при том, что изначально по сравнению с Западом на всех этих территориях у нас были несравнимо более крепкие позиции! Такие крепкие, что бороться за них просто не имело смысла. Как получилось, что мы все преференции растеряли? И есть ли способ эти позиции себе вернуть?
    Окончание следует.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  12. #11
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Как делаются «цветные» революции. Окончание.


    Главный российский просчет в той же Киргизии был в уверенности, что никто от нас никуда не денется.
    Сначала была перестройка. Сербия, Грузия, Киргизия и Украина забурлили позже. Процесс «раскрашивания» закончен или Россию ожидают новые потрясения?

    Галина САПОЖНИКОВА, Фото Анатолия ЖДАНОВА и ИТАР - ТАСС. — 05.07.2007
    Начало в номерах «КП» от 3 и 4 июля 2007 г.

    В первой и второй частях публикации мы рассказали о том, как, проморгав «цветные» революции, Россия потеряла все свои преференции в бывших союзных республиках. Есть ли шанс на эти позиции вернуться?

    «Что касается роли внешнего влияния, то США и Россия были одинаково активны на территории Украины, хотя и реализовали это влияние с помощью разного инструментария, так что этот фактор можно считать взаимно нейтрализующим...» - написал в одной из своих книг доктор наук, специалист по политтехнологиям Георгий Почепцов.

    Как же безжалостно обсмеял его мысль украинский политхулиган Дмитрий КОРЧИНСКИЙ! Перечислил:

    «Инструментарий США:

    Все наднациональные бюрократические структуры.

    Сотни финансируемых госдепом неправительственных организаций.

    Тысячи грантов для антиправительственных изданий, сайтов, объединений, институтов, отдельных деятелей и журналистов.

    Более 10 тысяч западных наблюдателей.

    Сверхактивная поддержка оппозиции американским посольством.

    Шантаж американским руководством украинского.

    Инструментарий России: поздравление Путиным Виктора Януковича... (Плюс разрешение на 90-дневное пребывание украинских гастарбайтеров без регистрации. - Авт.)

    Россия не соревновалась даже на уровне лозунгов. Американцами были предложены простые, вразумительные, действенные идеи: честные выборы, интеграция в Европу, отстранение от власти бандитов, национальное возрождение.

    Какие лозунги противопоставила этому Россия? Государственный статус русского языка. А вместо Европы предлагалось единое экономическое пространство с Белоруссией и Казахстаном».

    Добавить тут нечего...

    Между «зоной» и страной

    Что интересно: с обеих сторон «оранжевой» да и всех других революций играли российские политтехнологи, просто одни переиграли других. Почему же? Совершенно случайно я наткнулась на книжечку одного из них, Юрия КОТЛЯРЕВСКОГО, поделившегося с читателем впечатлениями сразу после «оранжевых» событий. Он весьма откровенен:

    «Как вы относитесь к соседу по лестничной клетке, который почти всегда нетрезв и в доме у него беспрерывные скандалы? Если он выгуливает плохо контролируемого, злобного ротвейлера? Если этот сосед искренне считает свой образ жизни неким эталоном, вполне пригодным для его распространения в соседней квартире? Более того, если он регулярно сует вам этот эталон в проем двери при каждом удобном случае?

    Вся эта малограмотная и плохо подготовленная кампания была рассчитана на рядового юго-восточного украинца. То есть на слегка люмпенизированного совка, усваивающего пропагандистское пойло по дороге из цеха в пивную. Такой вот убогой виделась Украина штабистами сине-белых и красно-сине-белых. Панорамой из папье-маше, сплошь населенной типажами и персонажами из «Кубанских казаков» или из «Максима Перепелицы».

    Книжка, написанная российским автором, вышла в российском же издательстве. Это хорошо. Если бы подобное выпустили на Украине, впору было бы начинать новое сражение за Тузлу... Как тут не согласиться с директором Института этнологии и антропологии Российской академии наук Валерием ТИШКОВЫМ: «Наши соседи выстроили свои идеологии на отрицании российского. Но они только повторяют за нами вслед. Прежде всего измениться должны наши люди. Недавно, например, слышу рекламу какого-то фильма о 90-х: «Когда страна и «зона» потеряли между собой грань»... Вы слышите? Оказывается, мы все тогда в «зоне» жили! Пока мы сами для себя не создадим позитивный образ, никто другой в это не поверит».

    Развал не по сценарию


    Раньше улицы носили имена, Ленина и Сталина. А теперь, как в грузинской столице, - Буша...

    Но ничего бы все эти политтехнологи не смогли сделать, если бы население Украины (Киргизии, Грузии и т. п.) само не было морально готово к выбору: между Европой с ее стабильностью и Россией с ее непредсказуемыми будущим и прошлым. Вернее, если бы это население предварительно не подготовили. Но если методы ненасильственных революций были всем и давно известны, а у России хватало и денег, и мозгов, почему же тогда она сама не играла на бывших советских территориях по тем же правилам и не развернула избушку дверью к путнику, а не к лесу?

    Я задавала этот вопрос практически всем, кого встречала на своем командировочном пути. В Грузии, Киргизии, Молдавии и на Украине мне отвечали почти одинаково: мы обиделись, потому что вы выгнали нас из СССР. «Были люди, которые хотели развала. Но не настолько же!» - возмущенно диктовали мне в блокнот самые ярые националисты.

    Знал бы, как говорится, где упал... Моя же память почему-то рисует совсем другую картинку: что это именно национальные окраины расшатали в конце 80-х общую лодку, пересказывая друг другу мифы о том, как они кормили всю Россию мандаринами, виноградом и салом. Но человеческая память избирательна.

    Самый главный российский просчет заключался в подспудной уверенности в том, что никто от нас никуда не денется. Что все настолько срослись - таджики, азербайджанцы, казахи, не говоря уж о братьях-славянах, - что разрубить эту связь не смогут ни меч, ни ураган, ни путч, ни доллар. А они взяли да делись... И теперь, чтоб снова завоевать их любовь, придется все начинать сначала. В отличие от отношений женщин и мужчин у государств это получается не всегда.

    Привет от «демократов»

    - Не принимайте за истину в последней инстанции заявления о том, что Россия на постсоветском пространстве ничего не делала, - возразил директор Института стран СНГ Константин ЗАТУЛИН. И намекнул: - Делать и при этом не афишировать своего участия - это мастерство более высокого порядка, чем постоянно мозолить глаза и навлекать на себя подозрения о вмешательстве во внутренние дела.

    Что он, интересно, имел в виду? Отключение света в Грузии? Украинский антимайдан? Узбекистан, отказавший американцам в базе? Звучит интригующе...

    - Из-за того что действующая советская власть всеми подозревалась в неэффективности, демократическая элита решила, что с национальными элитами никакой подлинный демократ бороться не должен. Это была ошибка. Демократы первой волны братались с представителями народных фронтов Прибалтики и Молдовы, не разбираясь в том, что там происходит. Затем был непростой период после распада СССР, когда Россия приходила себя. Он был отягчен несколькими внутренними кровоизлияниями - кризисом 1993 года, войной в Чечне, дефолтом, и сказать, что во все эти времена у России было достаточно сил, чтобы заниматься соседями, нельзя. Не до жиру было.

    То есть говорить о России, способной на эффективные внешнеполитические акции, мы можем только последние лет пять. У нас была система влияния за пределами России в советское время, которая была построена под задачи мировой революции и распространения коммунизма во всем мире. Поскольку коммунизм приказал долго жить, мы вместе с коммунизмом потеряли и всю систему. Сейчас она воссоздается, но это не так просто.

    Плата за лояльность

    Политика в отношении бывших республик не провалилась. Ее просто не было. Считается, что на внешнеполитическом рынке Россия ведет себя как слон в посудной лавке. Это не так. Наоборот, слишком интеллигентно она себя ведет, если, получив несколько революционных оплеух, до сих пор запрещает поддерживать из бюджета своих союзников, считая это некорректным. В то время как перед «оранжевой», «тюльпановой» и «розовой» революциями на Украине, в Грузии и в Киргизии работали несколько сотен фондов и неправительственных организаций, которые спонсировала Америка.

    Должна ли Россия платить за лояльность, как это делают Соединенные Штаты? В самой Москве у этой идеи много противников - проще перетащить потенциально «лояльных» граждан к себе и разом решить сразу две проблемы, включая демографическую. Но речь-то в данном случае идет не только о забытых по окраинам русских!

    - Сказать, что Вашингтон напрямую руководит какими-то силами и их идеологическими платформами, будет не совсем правильно, потому что Вашингтону до лампочки, будет ли на Украине реабилитирован «генерал» Шухевич, - возразил при встрече директор киевского отделения Института стран СНГ Владимир КОРНИЛОВ - единственной действующей на Украине неправительственной российской организации. - Но то, что Америка правдами и неправдами старается затянуть Украину в НАТО с тем, чтобы в будущем использовать территорию этой страны для плацдарма против России вне зависимости от того, будет ли когда-нибудь с ней воевать, - это факт. Для этого США будут поддерживать различные идеологии, направленные на подрыв российско-украинских отношений, чтобы выбить почву из-под ног огромного слоя населения, который все еще ориентирован на дружбу с Россией.

    Проблема в том, что Россия до сих пор не поняла, что, если она сама ничего нового не может изобрести в отношениях с другими странами, нужно хотя бы делать кальку с того, как поступают другие. Вместо этого же, если заходит речь о поддержке российских НПО в бывших советских республиках, от чиновников разного уровня я слышу одинаковую испуганную фразу о вмешательстве во внутренние дела...

    Пока еще лояльность населения Украины к России превалирует над ненавистью, но это только пока. Вот недавний пример - зрительский опрос на «оранжевом» пятом канале: является ли Россия для Украины врагом? 85 процентов зрителей ответили: «Да!» Конечно, так голосуют только «оранжевые» маргиналы, но доля их растет во многом благодаря грамотно построенной пропаганде и отсутствию контрпропаганды. Столько всего можно было бы создать, например, в противовес тому же самому музею оккупации!

    - Но в российском бюджете же предусмотрены средства на поддержку соотечественников!

    - А кто их видел и кто освоил? Все заканчивается школьными учебниками, которые сюда завозят тоннами и которые лежат потом мертвым грузом, потому что сделаны по российским методическим программам.


    Это же и есть страшный сон: Киев выступает против Москвы!
    Это правда. По всему постсоветскому пространству - один и тот же стон: ненужные книжки (кто-то упорно каждый год «забывает» вычеркнуть эту строку из плана! - Авт.) и интересные разве что партийным старушкам Русские культурные центры с обшарпанными стенами, в которых зевота влетает в тебя с первым же сделанным шагом. Энтузиасты, совмещающие роли администраторов и вахтеров и годами не получающие зарплаты. Список заумных лекций на стене, которые почему-то проводятся исключительно в рабочее время. В российском МИДе пожелания соотечественников были услышаны, но неправильно поняты. Говоря о ностальгии по общему советскому прошлому, все вообще-то имели в виду другое...

    Кто кого победил?


    Недавно в Москве под эгидой Института стран СНГ был организован «круглый стол» «Зарубежная диаспора - интеллектуальный потенциал России», на котором молодой ученый из белорусского университета информатики и радиоэлектроники Александр Гронский поделился любопытными наблюдениями: «Поляки ведут на территории Белоруссии достаточно широкую пропаганду, в частности, существует польский институт, который бесплатно обучает польскому языку. Есть немецкий институт. Создается китайский. Россия же никаким образом не пытается заботиться о создании своего позитивного образа среди белорусов. Белорусские же СМИ создают такой образ России, что никто не хочет с ней объединяться!»

    Об этом же говорила во Львове и Людмила Савельева, председатель профкома русского драмтеатра: «Больно слышать, как 13-летняя дочка отмахивается: «Да отстаньте вы со своей Россией!» Ни у меня, ни у мужа в России родственников нет. Ну неужели вы не можете себе позволить хоть иногда вывозить русских детей в Россию, чтобы показать им Волгу?»

    Вступаться нужно и за российскую версию истории, приводя контрдоводы на каждый аргумент, предоставленный в музеях «оккупаций». А то получится так, как в Латвии с Эстонией: количество репрессированных советской системой будет расти в геометрической прогрессии и скоро превысит количество самих латышей и эстонцев... Через киевский музей оккупации, как заверял меня экскурсовод, в год проходят 60 тысяч школьников. Даже если мы поделим это число на 10 или 20, получится все равно немало. А ведь это те люди, которые через 10 - 20 лет придут в политику... На Украине и так-то с историей - полная путаница! Вроде бы Бандера - украинский национальный герой, но он же в русских стрелял: выходит, Украина с русскими воевала? Дети точно знают, что в войне победили наши. Значит, следует - как это сделала одна девочка на конкурсе рисунков - водрузить на рейхстаг сине-желтый флаг? Человек, который рассказывал мне об этом, от души смеялся, а мне после истории с таллинским Бронзовым Солдатом было не до смеха. Начиналось-то там все точно так же. А закончилось тем, что Россия потеряла не просто памятник, а свое место в истории. А заодно и союзников по второй мировой войне...

    Не слетать ли нам на Марс?

    Что же интересного мы можем предложить нашим бывшим сестрам-соседкам? И надо ли вообще что-либо предлагать в условиях, когда невесты торгуются и не хотят замуж?

    - Бесплатный газ! - весело ответил идеолог украинского анархизма Дмитрий Корчинский. - В свое время Кучма менял дешевый газ на бусы, а погремушки, которые уже давно вышли из моды, - на геополитику, помогая русским поддерживать иллюзию, что у них есть почти Черноморский флот. Он в этом смысле был гениальным жуликом, и нам всем от этого было хорошо. А Ющенко решил кормить погремушками не россиян, а нас и начал объяснять, что европейские ценности лучше дешевого газа...

    Оставим украинцам право самим решать, что им нужнее. Я о другом. О войне брэндов, которой на самом деле и объясняется нынешняя увлекательная политическая жизнь на постсоветском пространстве. Торговая марка Америки - демократия, которую она с удовольствием на рынок поставляет. А у России что? Привлекательной национальной идеи, способной поставить под знамена другие народы, у нас как не было, так и нет. Надо еще сказать спасибо соседям - именно благодаря их малым и большим предательствам в России формируется наконец некое подобие общества, сплоченного стремлением защищать свои ценности. Но эта модель - для внутреннего российского потребления. Над предложением всем вместе обороняться от Запада наши соседи будут смеяться хором, поскольку именно он кормит их сейчас пряниками. Что им еще предложить? Совместно слетать на Марс? Сделать всех менеджерами Газпрома? Вспомнить прошлое, представив, что история - это песочные часы и то, что было нашим прошлым, начинает на нас скатываться, постепенно становясь настоящим?

    Сегодня страшилки советского строя уже подзабылись, и даже во Львове Москву и Питер вспоминают с ностальгией и нежностью, перемежая фразы о советских репрессиях рассказами о том, как визжит от восторга зал, когда хор Турецкого поет попурри из советских песен. Надо полагать, эта тенденция будет только усиливаться прямо пропорционально разочарованию в итогах «цветных» революций. Про нашу общую прошлую жизнь все помнят главное - что при всех ее минусах там было больше души... Так и надо поймать этот мяч, пока он летит! Пока украинка Лариса восхищается дневниками Ильи Эренбурга, эстонка Аннели может прочитать наизусть «Я к вам пишу, чего же боле», грузин Гиви носит цветы к солдатским памятникам, а молдаванин Думитру тайно плачет над фильмом «Белорусский вокзал».

    Пока этот мяч не ударился оземь и не затерялся в кустах, перелетев через чужой забор
    http://www.kp.ru/daily/23927/69443/
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  13. #12
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    «Твитер-революция» в Молдове: сделано в Америке?

    За кулисами событий в Кишиневе
    Дэниэл Макадамс
    2009-04-10 | 17:51

    Это отличное начало захватывающего сюжета, одно из тех, что так любят смаковать мировые СМИ: рассерженная молодежь, схватив мобильные телефоны, мчится на городскую площадь и с помощью социальной сети «твитер» (Twitter) устраивает революцию, чтобы свергнуть власть коммунистов, обманом победивших на выборах. Такие сюжеты уже появлялись, окрашенные в «оранжевый» цвет, осыпанные «розами» и «тюльпанами» и даже практически одетые в «джинсы», - печатное слово сжимает событие до размера слогана, тиражируемого до тех пор, пока он не станет частью повседневной реальности, и никому не приходит в голову проанализировать его значение.
    Так вышло и с последними событиями в Молдове, несмотря на то, что абсолютное несоответствие объективной реальности типичному развитию сюжета о «твитер-революции» бросается в глаза с первого взгляда.
    Разгоревшаяся во вторник волна протестов была вызвана заявлениями о том, что Коммунистическая партия, лидером которой является президент Владимир Воронин, хотела воспользоваться прошедшими в воскресенье выборами – ее победа на них была более чем ожидаема – чтобы получить достаточное количество голосов для последующего внесения изменений в конституцию и увеличения срока пребывания Воронина у власти.
    Однако, хотя пресса и восхищается «спонтанным» порывом масс к свержению Воронина, на месте преступления невооруженным взглядом видны отпечатки пальцев внешнеполитического ведомства США.
    Начнем с «твитерян». По словам газеты The New York Times, одна из лидеров «твитер-революции» утверждает, что смогла мобилизовать 15 000 человек для выхода на улицы, имея в арсенале «6 человек, 10 минут для мозгового штурма и принятия решения, а также несколько часов для рассылки информации с помощью социальных сетей, блогов, e-mail-сообщений и sms». Впечатляет.
    В той же статье нам сообщают, что Молдова – одна из беднейших стран Европы. Средняя месячная заработная плата здесь составляет около 2532 лей, приблизительно 230 долларов США. Сравнение со средней американской заработной платой, составляющей около 4 000 долларов, показывает, насколько в действительности это бедная страна.
    В то же время, согласно информации на сайте крупнейшего молдавского сотового оператора, телефон марки I-Phone, поддерживающий формат «твитера», обойдется молодому молдаванину в 6 599 лей - в две с половиной его месячных зарплаты. Это как если бы американцу предложили купить телефон за 10 000 долларов. Немногим ребятам посчастливится иметь такой. Даже не самый высокоскоростной доступ в интернет с более простого устройства обойдется молдаванину примерно в 500 лей, что эквивалентно 800 долларам для среднего американца. Откуда у этой обнищавшей нации такая роскошь?
    Такой же скепсис, с каким многие из нас отнеслись к внезапному появлению в такой же небогатой Украине большого числа плазменных широкоэкранных телевизоров во время «оранжевой революции», вызывает мысль о том, что молдавская молодежь тратит такие деньги на пользование «твитером».
    Так кто же оплатил эту революцию? Беглый взгляд на сайт одной из молдавских неправительственных организаций под названием Hyde Park Organisation, возглавляющей борьбу за свержение законно избранного правительства Молдовы, позволяет вычислить интересного покровителя: внизу страницы, рядом с гербом Соединенных Штатов можно прочесть: «Этот сайт размещен в сети бесплатно в рамках программы «Обучение и доступ в Интернет» (Internet Access and Training Program, IATP) Управления культурных и образовательных программ (Bureau of Educational & Cultural Affairs, ECA) Госдепартамента США, созданной при поддержке кампании «Акт в защиту свободы» (Freedom Support Act, FSA)».
    Если копнуть еще глубже, то на сайте Агентства международного развития США можно увидеть информацию о том, что американское правительство через ряд посреднических организаций, таких как Международный республиканский институт (International Republican Institute) и Национальный демократический институт (National Democratic Institute), перечисляет огромные средства для проведения в Молдове программ с такими пленительными названиями как «Поддержка демократической политической активности в Молдове» (Strengthening Democratic Political Activism in Moldova, SPA).
    Агентство гордится тем, что эта программа «способствует появлению новых политических активистов, которые могут сформулировать и добиться осуществления конкретных политических целей». Без сомнения, так и есть.
    Еще одна программа, «Обучение и доступ в Интернет» (IATP), может пролить свет на то, откуда взялись все эти «твитеряне». Как сообщает правительство США, эта программа «обеспечивает местные общины свободным доступом в интернет и предлагает широкий спектр образовательных программ по всем аспектам работы с информационными технологиями». Не ведется ли это обучение с помощью I-Phone?
    СМИ, сохраняя верность написанному ими же самими сюжету, высмеивают заявления молдавского президента о том, что протесты были «отлично спланированы, продуманы, скоординированы и оплачены». Но разве не в этом признается Агентство международного развития на своем сайте? В конце концов, для чего тогда Соединенные Штаты проводят обучение и спонсируют такие проекты неправительственных организаций, как «Программа гражданского участия» (Moldova Citizen Participation Program), цель которой «создать… для граждан возможность, пользуясь гражданской активностью и демократическими инструментами, вносить существенные позитивные изменения в существующий порядок жизни общества… с помощью образовательной и финансовой поддержки проектов гражданской инициативы, расширения мобилизационных способностей НПО и групп граждан, пропаганды необходимости перемен и привлечения правительства к ответственности». Прошедшие «цветные» революции показали нам, что понятие «демократия» было вывернуто наизнанку и стало означать толпу людей, высыпавшую на улицы для того, чтобы свергнуть законно избранное правительство.
    Зачем же Америке все это нужно? Затем же, зачем США спонсировали и другие «цветные» революции. Затем же, зачем они объявили об установке элементов системы ПРО в Польше и Чехии. Затем же, зачем Штаты поддерживали и предоставляли мощную военную помощь явно неуравновешенному Михаилу Саакашвили в Грузии. Чтобы окружить Россию. Чтобы сохранить свою империю.
    В 2003 году, когда Воронин дал отпор России в вопросе о судьбе отколовшегося от Молдовы Приднестровья, отказавшись подписывать подготовленное Россией соглашение об урегулировании конфликта, он был «нашим», демократом. Когда же Воронин стал стараться вновь наладить с Россией дружеские отношения, в его сторону посыпалось множество упреков. Как отметил один из международных наблюдателей, сегодняшний протест направлен против коммунистов во главе с Ворониным, которые еще вчера были демократами в борьбе с коммунистами Приднестровья. Головокружительный поворот.
    Требовать от иностранных лидеров подчинения или заставить их пенять на себя. Этот проект не просто обречен на провал, он уже начинает проваливаться. И заметил ли кто-нибудь, что и президент, и администрация в Америке уже сменились?
    Перевод Дарьи Ванчковой
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  14. #13
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    “Цветные” революции: кто следующий

    Интервью с Алексеем Власовым

    События в Киргизии еще раз поставили вопрос о необходимости внимательного анализа процессов, происходящих в нашем “ближнем зарубежье” - для того, чтобы понять, как действовать по отношению к этим процессам России и для того, чтобы извлечь какие-то уроки для нашей внутренней политики. Корреспондент “Полит.ру” Александр Плеханов задал вопросы о ситуации в Киргизии и других постсоветских странах заведующему сектором Центральной Азии, заместителю заведующего кафедрой Истории стран ближнего зарубежья Истфака МГУ кандидату исторических наук Алексею Власову.

    В чем специфика ситуации в Киргизии и в чем общее с происходившим в Грузии и на Украине?


    Первый момент - это то, что Киргизия, в отличие от многих других республик, входящих в состав содружества, это республика, в которой политика, или, по крайней мере, какой-то значительный сегмент политики, - строился по кланово-родовому принципу. Географически Киргизия поделена на две части: север страны, выходцем откуда является Акаев, и юг страны, выходцами откуда являются большинство руководителей оппозиции.

    Вы имеете в виду Феликса Кулова?

    И его, и Отунбаеву, и Бакиев, если не ошибаюсь, тоже выходец из южной Киргизии.
    После событий 2002 года, когда были расстрел демонстрации на Юге, и погибло около шести человек – это был первый показатель того, что ситуация для власти меняется в негативном направлении, произошло усиление этого регионально-кланового начала киргизской политики. И в тот момент, когда власть Акаева начала слабеть - в силу второго фактора, о котором я сейчас скажу - этот кланово-родовой принцип стал все более и более доминирующим, о чем, к сожалению, очень мало пишут наши СМИ и предпочитают умалчивать западные. Это первое.
    Момент второй. Киргизия - одна из самых неблагополучных в экономическом отношении республик в содружестве. Я посмотрел цифры, которые были опубликованы: по данным Международного валютного фонда, к 2000 году валовой продукт на душу населения там составлял всего 269 долларов - это официальные показатели. А к началу 2004 года он снизился уже практически до 200 долларов.
    К 2001 году по основным сторонам экономики был впервые зафиксирован отрицательный показатель. Это одна из беднейших республик - я не беру Таджикистан, там хозяйство было разрушено в годы гражданской войны. А Акаев, тем не менее, имел имидж успешного реформатора в политической и экономической сферах, либерала. Вот несоответствие имиджа, который политик имел вовне той ситуации, которая существовала внутри Киргизстана. Это второй фактор - неблагоприятная экономическая ситуация, которая прежде всего отражалась на Юге. Почему? Потому что именно южные регионы страны в экономическом плане менее развиты. И поэтому там все эти процессы на населении - в социальном плане - отражались прежде всего.
    И, наконец, третий момент. О нем тоже мало пишут. Это семейный характер киргизской политики. В Киргизии, на мой взгляд, произошло закрепление принципа “власть дает деньги”. Это означает, что человек, находящийся у власти, может контролировать достаточно обширную сферу бизнеса. Единственный олигарх, который существует официально в Киргизстане - это супруг президентской дочери. Он казах, гражданин Казахстана, но он, фактически, единственный предприниматель в Киргизии, который подпадает под определение “олигарх”.
    У него достаточно широкий профиль. В основном - торговля, сфера услуг - насколько это возможно.
    Это привычное для стран Содружества слово “олигарх” - на самом деле относится только к одному представителю этой большой акаевской семьи. И, опять же, если брать официальные данные, в парламент кто баллотировался? Бермет Акаева - дочь, сын - Айдар. Планировали - сына премьер-министра Танаева, потом младшие сестры Майрам Акаевой уходили в политику. То есть стало ясно, что Акаев готовит вариант семейной передачи власти.
    Американцы это как версию, скорее всего, предполагали, и даже если бы все стабильно складывалось, выдвинуться снова на президентский пост ему бы не дали. Хотя - на Севере собирали подписи под обращением с призывом разрешить президенту баллотироваться на новый срок, и, по разным данным, от 150 до 300 тысяч собрали.
    Итак, три фактора: кланово-родовые связи и их влияние на киргизскую политику; обеднение, развал страны и неудачные экономические преобразования, которые за фасадом внешнего успеха на международной арене как-то скрывались; попытка организовать семейную передачу власти. Отсюда - ответ на второй вопрос: ничего общего происходящее в Киргизии не имеет с происходившим (и происходящим) на Украине и в Грузии.

    Почему?

    Во-первых, американцы выстроили политику в Киргизии очень интересно. Это примерно как если бы ты играл на скачках, и ставил одновременно на двух лошадей. И тебе абсолютно все равно, какая из них придет первой к финишу, потому что ты заранее вложился и в ту, и в другую. Вот так и там было - через систему неправительственных организаций они вкладывали довольно значительные деньги, у них там действовала независимая типография, которой потом пытались электричество отключить и т.д. - известная история. Через систему НПО они, конечно, подпитывали оппозицию - это вне всякого сомнения.
    Но второй фактор таков: Бишкекский Белый дом тоже во многом жил за счет средств, которые вкладывали американцы. В частности, через благотворительные фонды, которые контролировала Майрам Акаева – жена президента. Ее благотворительная организация довольно тесно связана с американцами.
    На Украине и в Грузии же поддерживали одного кандидата.
    Оппозиция, которая сейчас свергла Акаева, она изначально была неструктурированной. То есть там было пять оппозиционных избирательных блоков, которые худо-бедно образовали некий конгломерат, некую единую структуру накануне выборов. Но они были объединены только одним - задачей противостоять проекту семейной передачи власти. Как только Акаев пропал, началось то, что мы сейчас видим в Бишкеке. Во-первых, южане, которые пришли маршем на север - они там не ощущают себя людьми, способными играть по цивилизованным правилам. Поэтому погромы, мародерства, громят, кстати, торговый центр, который, кажется, единственный в городе принадлежал супруге Акаева.
    Изначально было понятно, что если Акаева попытаются свергнуть каким-либо силовым путем, то это приведет именно к тому, что сейчас происходит - к такой “ливанизации” конфликта, когда возникает сразу несколько враждующих центров, и найти лидера - даже в оппозиции - который бы объединил, стал бы системообразующим началом нового режима, очень сложно.

    А насколько этому соответствует Феликс Кулов?

    Этот человек - плоть от плоти из той же системы, которую создавал Акаев. Но в какой-то момент он ушел по личным причинам, а не по политическим расхождениям, концептуальным - как борец против диктатуры. Это фигура, которую пытаются сделать ключевой в оппозиции, но есть большие сомнения, что это произойдет.

    А кто может быть реальным претендентом на эту роль?

    Насколько я понимаю, часть оппозиционеров (настоящих оппозиционеров, конечно) за Бакиева. Какова вероятность того, что именно он станет консолидирующей фигурой в оппозиции - это, в общем-то, большой вопрос. Какие фигуры смогут реально претендовать или выдвинуть свои кандидатуры на президентский пост? Феликс Кулов будет однозначно, в этом я почти уверен; если Бакиев выдвинет свою кандидатуру, то в качестве прогноза я бы отдал предпочтение ему.

    Насколько вероятен ввод туда иностранных войск?

    Возможен такой вариант: если кто-то из числа представителей временного правительства обратится к странам - присутствующие на территории Киргизии, войска могут “помочь” в наведении порядка. Такой вариант возможен, но, на мой взгляд, не очень вероятен.

    А могут ли, например, обратиться за помощью к Казахстану?

    Да, но это очень сложный вопрос, потому что Назарбаева оппозиционеры рассматривают через призму человека, который все же поддерживал Акаева. Второй фактор - узбекское население в Ферганской долине. Не нужно забывать события, которые произошли в эпоху Перестройки, когда произошло столкновение между узбекским и киргизским населением. Эти события до сих пор сказываются на отношениях между киргизами и узбекской диаспорой. И третий фактор - это уйгуры. Проблема нового правительства заключается в том, что нужен достаточно авторитетный лидер, который смог бы найти консенсус между всеми этими, в общем-то, разнородными силами, которые постепенно будут заявлять о своих правах, в той ситуации хаоса - политического, экономического - который сейчас, несомненно, может возникнуть.

    Насколько возможен вообще приход к власти радикальных исламистов?

    Есть такая проблема, но я думаю, что в данной ситуации она большой роли играть не будет. Во-первых, из-за малочисленности. Во-вторых, мне кажется, что Акаев в последние месяцы своего правления скорее пугал западные страны, такая пиар-акция была, нагнетание атмосферы, чтобы Запад любыми средствами сохранял стабильность в Киргизии, ибо в случае возникновения нестабильности, сразу возникает открытая угроза со стороны “Хизб-ут-Тахрир” - кстати, не доказано, что они занимается террористической деятельностью. Формально они проповедуют идею создания исламского халифата, но мирными средствами.

    Наша позиция в отношении Киргизии? Что у нас было, что у нас есть, что у нас должно быть?


    Ну, что у нас есть? У нас есть военная база. У нас есть подписанный договор о создании в Бишкеке филиала МГУ. Но при этом, к счастью, у нас нет таких систем обязательств, какие были по отношению Януковича на Украине, когда наш уважаемый президент приезжал, фактически, лично агитировать за одного из кандидатов. И я думаю, что сейчас - я почитал нарезку выступлений наших политиков - большинство склоняется к тому, что в окружении лидеров оппозиции достаточно много людей, настроенных пророссийски. Антагонизма по отношению к России нет, даже если судить по выступлению Отунбаевой, когда она приезжала в Москву. Поэтому если мы признаем, что оппозиция свергла режим Акаева и его больше не существует, есть возможность попытаться наладить диалог, или выступить хотя бы вместе с американцами гарантами некой стабильности.

    Что будет с Акаевым?

    Судьба Акаева понятна. Оппозиционеры накануне событий в Бишкеке всячески подчеркивали, что меня удивило, свое желание дать гарантии безопасности.
    Хотя ситуация в какой-то момент вышла из-под контроля самих лидеров оппозиционного движения. Потому что управлять вот этой толпой, которая была настроена пограбить - очень сложно. МВД и органы безопасности действовали достаточно инертно. Они просто исчезли практически сразу. Одной из причин могут быть события в 2002 году, когда после расстрела мирной демонстрации Акаев свалил всю вину фактически на рядовых милиционеров, которые на самом-то деле выполняли приказ. И вот представь себе, в данной ситуации - ты человек из органов, и ты знаешь о слабости власти, и о том, что в случае чего власть все свалит на тебя. Конечно, ты десять раз подумаешь, прежде чем применять какие-то силовые методы.

    В Туркмении экономическая ситуация еще хуже, чем в Киргизии? И там недавно прошли парламентские выборы, но никаких эксцессов не наблюдалось…

    Да, но там сложнее система. У них есть как бы “законодательная палата”, но выше нее стоит орган, состоящий из двух тысяч человек, куда входит кабинет министров, куда назначаются представители от общественных организаций и так далее. И вот это блокирует функции парламентской структуры, в которую как раз эти выборы и проходили.
    Причем там очень интересно - впервые Туркменбаши решил, что будет не как в советское время, когда, допустим, 95 процентов участвовали в выборах, а только 79,6 %.

    Для Запада это был показатель отношения народа к власти и деспоту, что они даже на выборы не ходят. А на самом деле это было его желанием Ниязова показать, что участие в выборах является свободным волеизъявлением туркменского народа, т.е. всё прописано абсолютно.

    Следующие президентские выборы, насколько я помню, там должны быть в 2007 году. Но время от времени Туркменбаши заявляет, что хочет уже готовить себе преемника, отойти от дел. Но ситуация там непростая: как только он назначает себе преемника, этот преемник долго на свободе не ходит.
    Та модель государственного управления, которую он сформировал, может действовать исключительно только в тех условиях, в которые ее поместил Туркменбаши. С моей точки зрения, реформированию она не поддается. И здесь вопрос: а что же будет дальше? Каким образом будет эта система функционировать?

    Насколько сильна там оппозиция?

    Оппозиция живет в Европе. Кто живет не в Европе, те сидят в тюрьме. После покушения на Туркменбаши в 2002 году, он верхушку этой оппозиции пересажал - кто был в досягаемости. Те, кто был вне досягаемости, соответственно, живут в Западной Европе, создают “Союз демократических сил Туркменистана”, но о реальной связи с недовольными внутри страны говорить довольно сложно. И еще одна очень интересная черта: Отунбаева (вернемся к Киргизии) - бывший министр иностранных дел, Бакиев - экс-премьер, Феликс Кулов - курировал силовые ведомства. В Туркменистане - то же самое, это либо бывшие послы, либо люди, входившие в кабинет министров. Т.е. получается, что во главе оппозиционных движений в Центральной Азии (кроме Узбекистана - там другая ситуация) находятся люди, сами раньше находившиеся у власти, и в силу разных причин оказавшиеся вытесненными из этой власти. И теперь заявляют о своих оппозиционных намерениях.

    А чем ситуация отличается в Узбекистане?

    Там оппозиция и возникла гораздо раньше, еще в конце перестройки, в 1990 году. В Узбекистане и выборы на альтернативной основе - президентские, парламентские - начинаются гораздо раньше, буквально с самого момента распада СССР. И там в оппозиции были примерно те же люди - по социальному статусу - что и у нас, когда формировалась Межрегиональная Депутатская Группа. Писатели, ученые, литераторы - интеллигенция. У руководства этих партий стояли не бывшие партийные функционеры или правительственные чиновники, оказавшиеся в опале, а оппозиционная узбекская интеллигенция.
    И второе. В Узбекистане намного сильнее, чем в других странах, о которых мы говорили, ощущается исламский фактор. Там существовало Исламское движение Узбекистана, которое было тесно связано с афганским “Талибаном”. Это не придумано Каримовым, но он намеренно усиливает опасность исламского фактора, потому что американцы понимают, что здесь действовать топорными методами - это действительно пробудить возможность усиления терроризма в регионе в целом, если брать Центральную Азию как некую единую общность.

    А есть еще Назарбаев, с одной стороны - продукт советской политической системы, но, с другой стороны, - насколько он обладает искусством политической игры – в значительно большей степени, чем все его соседи по Центральной Азии. Он расколол оппозицию. Т.е. он сочетает силовые пути и лавирование между различными группами оппозиции. Это как раз является примером того, как должен вести себя политик на постсоветском пространстве.

    В каком следующем месте можно ожидать обострения?

    Я не был уверен, что это даже в Киргизии произойдет. Я считал, что американцы не дадут Акаеву идти на третий срок, но что до президентских выборов резкого обострения ситуации не произойдет. Считал, что конфликт неизбежно приведет к противостоянию Север - Юг. А гражданская война невыгодна, по большому счету, ни Акаеву, ни оппозиции.

    Но прогноз не оправдался. Почему? Потому что в данном случае я недооценил слабость самого режима - он пал практически от одного толчка. Там очень сильно влияние личностного фактора на формирование политического курса. Прогнозировать, кто следующий, если брать Центральную Азию, очень сложно, потому что болезнь падишаха - внезапное ухудшение здоровья - может лавинообразно вызвать резкое, неконтролируемое изменение ситуации в стране. Поэтому любые сведения о предстоящей глазной операции Туркменбаши, о состоянии здоровья Каримова - это все рассматривают через лупу и ожидают, что вот-вот, если с ними что-то произойдет, то ситуация в стране изменится коренным образом.

    Если брать европейскую часть, то я так понимаю, что неспокойно будет в Армении. Там как раз консолидация оппозиционных сил может в ближайшее время перейти на ступень конфликта и конфронтации с правительством. В Армении, как во всем Закавказье, политика носит несколько “горячий” характер. Тоже примешивается очень много личностных факторов во взаимоотношениях политиков. Поэтому, мне кажется, это возможно.

    Молдова “точку невозврата”, я думаю, прошла - маловероятно возникновение какого-то конфликта.

    Каковы в связи со всем происходящим перспективы СНГ?

    Есть такая мысль: чтобы Россия стала притягательной для стран содружества, ей необходимо прежде всего создать такую экономическо-социальную модель, которая будет для них привлекательна. И тогда от нас никто не побежит. Вот под этой фразой я готов был бы подписаться. Потому что методами экономического и политического воздействия удержать участников содружества в стратегической перспективе невозможно.

    Есть проблема русских диаспор, права которых мы, вне всякого сомнения, всеми силами должны защищать, есть вопрос военных, стратегических, геополитических интересов, которые для нас должны быть несомненно приоритетными. Но при этом нужно быть реалистами: если население страны в массе своей не видит ничего привлекательного в той политической и экономической модели, которую предлагает Россия, то вряд ли возможен такой союз - как говорил Наполеон, штыки удобны всем, кроме одного - на них нельзя сидеть.
    http://www.polit.ru/analytics/2005/0...evolution.html

    [
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  15. #14
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Американский «Закон о распространении демократии» и «цветные» революции

    Иракский тупик


    Прошло почти три года с начала агрессии США и их союзников против Ирака. Первоначальной и официально объявленной причиной этой войны было уничтожение оружия массового поражения (ОМП), которое якобы находилось на вооружении у режима Саддама Хусейна. Параллельно озвучивались и другие причины, каждая из которых имел своего потребителя и заказчика:
    1. Уничтожение в Ираке плацдарма исламистского терроризма, ассоциирующегося с международной сетью Аль-Каеды, которая якобы поддерживала рабочие контакты с режимом Саддама Хусейна и даже имела в Ираке свои базы. Основной потребитель – средний американец, уверовавший после терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года не только в реальность исламистской угрозы, но и во всемогущество и вездесущность Усамы бен Ладена. Заказчики – еврейские неоконсерваторы, христианские евангелисты и находящаяся под их влиянием администрация Дж. Буша во главе с самим президентом.
    2. Контроль (прямой или через марионеточное правительство) над нефтяными ресурсами Ирака, ослабляющий зависимость США и их союзников от нефтедобывающих стран Персидского Залива – Ирана, Саудовской Аравии, Омана, ОАЭ. Потребители – американцы, осознающие проблему ограниченности нефтяных ресурсов и страдающие от роста цен на бензин. Заказчики — американские компании по нефтедобыче и нефтеоборудованию такие, как Халлибуртон (Halliburton) и Шеврон (Chevron), представленные в американской администрации вице-президентом США Диком Чейни (Dick Cheney) и госсекретарем Кондолизой Райс (Condolееzza Rice).
    3. Устранение военной, ядерной и террористической угрозы Израилю со стороны режима Саддама Хусейна. Потребители – практически все еврейское население государства Израиль, абсолютное большинство еврейской диаспоры в Соединенных Штатах Америки и американские христиане-евангелисты. Заказчики — произраильское лобби в американских структурах власти – политической, финансовой, судебно-юридической, медийной, академической.
    4. Усиление геополитического положения США на Ближнем и Среднем Востоке; создание военных баз в непосредственной близости к основному сопернику США в этом регионе, Ирану. Потребитель – средний американец, убежденный в необходимости американского контроля над этой частью Земного Шара, откуда ему якобы грозит исламский фундаментализм. Заказчики — практически вся политическая элита США, за исключением немногочисленных публицистов и активистов антивоенного движения, таких, как Ноам Чомски (Noam Chomsky) и Филлис Беннис (Phyllis Bennis).
    5. Устранение деспотического режима Саддама Хусейна и построение демократического Ирака как примера для подражания народам арабских стран. Потребитель – либеральные круги и правозащитные организации США. Заказчики — еврейские неоконсерваторы, провозгласившие глобальную демократическую революцию, которую они хотели бы начать с «освобождения» ближневосточных мусульманских стран, представляющих угрозу для Израиля и его политики на Ближнем Востоке.
    Однако война в Ираке дала далеко не те результаты, которых ожидали ее организаторы. Вот очевидные положительные для США и их союзников результаты ликвидации режима Саддама Хусейна и оккупации Ирака:
    • Выход США к границам Ирана и к нефтяным районам Каспийского моря;
    • Создание военных баз США в Ираке; возросшие военно-стратегические возможности США в районе Ближнего и Среднего Востока;
    • Устранение враждебного Израилю баасистского режима и возможности нападения на него с территории Ирака; усиление израильских стратегических позиций на Ближнем Востоке.
    • Контроль над нефтяными ресурсами Ирака и возможность их эксплуатации.
    • Создание курдского проамериканского и произраильского режима на населенном курдами севере Ирака.
    Негативные же для США последствия военной акции в Ираке выглядят гораздо более весомыми, нежели положительные:
    • Цены на нефть не упали, как предполагалось, и даже продолжали расти почти три года, достигнув рекордного за 30 лет уровня.
    • Исламистские террористы Аль-Каеды, которых не было в Ираке при Саддаме Хусейне, нынче легко проникают на территорию Ирака и совершают террористические акты, дестабилизирующие обстановку в стране.
    • Уничтожив государственную структуру, построенную баасистами и Саддамом Хусейном, американцы сделали реальностью распад Ирака на три враждующие между собой этно-конфессиональных региона – курдов, суннитов и шиитов.
    • Не было найдено в Ираке ОМП (несмотря на выкручивание рук, которым подверглись сотрудники МАГАТЭ и лично Эль-Барадей), что нанесло по престижу США серьезный удар.
    • В Ираке не утихает «партизанская» война иракского народа против американских оккупантов, оставляющая мало надежды на то, что установленный на американских штыках марионеточный режим удержится у власти в районах с шиитским и суннитским населением.
    • В Ираке гибнут военнослужащие США. Находящиеся в Ираке 160 тыс. солдат и офицеров армии США, а также тысячи вольнонаемных не покидают своих бетонированных бункеров без конвоя БТР и танков.
    • Практически во всех странах, за исключением, пожалуй, Израиля, резко возросли антиамериканские настроения. В результате, имидж США в мире упал до немыслимого еще три года назад низкого уровня.
    • Но, пожалуй, самое главное — это то, что неуклонно падает поддержка военной акции в Ираке и продолжающейся его оккупации среди американского населения. И все большее число политиков, журналистов, бизнесменов, юристов, политологов, включая некоторых умеренных неоконсерваторов, стало искать мирного выхода из Иракского кризиса.
    В то же время, критика неконсервативных методов «демократизации» и установления «благодетельной империи» [1] не сопровождается отказом от самой концепции «распространения» свободы и демократии. А сами Соединенные Штаты Америки рассматриваются правящими элитами и значительным (если не подавляющим) большинством американского народа не только, как самая передовая во всех отношениях страна, но и как «спаситель человечества» и гарант свободы, мира и демократии. Объяснение такому состоянию умов следует искать не только в событиях последних десятилетий, но и в истоках американской цивилизации.

    США как мессианская цивилизация

    Фундаментальной чертой американского общественного сознания, присущей как правящей и интеллектуальной элитам, так и «широким массам», является идея исключительности и избранности американской нации. Эта, как говорят социологи, идеологема, ведет свое начало от идеи избранного народа, привезенной в Северную Америку протестантами-англичанами, и ставшей цементом американской общенациональной идеологии.
    Как известно, прибывшие в первой половине ХVII века в Америку английские протестанты называли себя новыми евреями, Новым Израилем, а Новый Свет – землей обетованной. Так же как иудеи, протестанты-англичане считали себя избранным Богом народом, и так же как иудеи, они почитают Ветхий Завет (а не Новый, как это ожидается от христиан) своей главной Книгой. И как в иудаистской этике, стремление к богатству и стяжательству считается в протестантской этике богоугодным делом, обеспечивающим прямую дорогу в рай.
    В статьях и выступлениях отцов-основателей США, многие из которых были членами масонских лож (напр. Бенджамин Франклин), а позже – в речах президентов США Джеймса Монро, Абрахама Линкольна, Тедди Рузвельта можно обнаружить целые тирады об особой миссии США в этом мире. Именно А. Линкольну принадлежит знаменитая фраза: «Мы, американцы — последняя надежда всего человечества». А вот, что писал классик американской литературы Г. Мелвилл: « Мы, американцы – особые, избранные люди, мы — Израиль нашего времени; мы несем ковчег свобод миру..» [2].
    Однако пока США оставались ведущей державой лишь Нового Света, «избранничество» и «мессианство» американцев проявлялось, главным образом, в установлении контроля над странами Северной и Южной Америки и в этнических чистках североамериканского континента от туземцев-индейцев.
    Впервые национальная концепция, в которой изложены обоснования притязаний США на роль лидера мирового сообщества, была выдвинута президентом США Вудро Вильсоном в начале 20-х годов. Концепция постулировала следующие основные американские ценности, которые были провозглашены универсальными и общечеловеческими, и которые США должны «нести» «неразумному» человечеству: демократия, рынок и мир. Однако, вплоть до второй мировой войны эта концепция не получила широкого распространения и поддержки в американском обществе.
    После второй мировой войны идеи исключительности и мессианского предназначения США, протестантские по своей природе, получили серьезное подкрепление в лице религиозной догмы «избранного народа», лежащей в основе иудейской религии. Эту догму в той или иной степени разделяют члены относительно немногочисленной (около 8 миллионов человек), но чрезвычайно влиятельной американской еврейской общины, занявшей к 70-м годам ведущие позиции в экономике, финансах, науке, адвокатуре, средствах массовой информации, а в последние годы и в государственных структурах США — Конгрессе, федеральном правительстве. Так что не случайно менталитет значительного числа американских верующих, тяготеет, как писал А.С. Панарин, «больше к ветхозаветной нетерпимости и морали избранного народа, чем к новозаветному универсализму, предпочитающему христианское смирение и покаяние – духу первородства и избранничества» [3].
    По мере того, как Соединенные Штаты выходили на «международную арену», масштабы их притязаний на роль мирового лидера и «спасителя» человечества от всевозможных глобальных вызовов возрастали. После второй мировой войны, когда США стали самой развитой в экономическом, технологическом и военном отношении страной несоциалистического мира, исключительность США стала пониматься обыденным американским сознанием как превосходство над всеми другими народами, причем не только в религиозных, но и в культурных и цивилизационных терминах. И как самое сильное государство в мире, Соединенные Штаты Америки взяли на себя не только функцию всемирного гаранта свободы и демократии, но и миссию распространения и внедрения американских ценностей в любой точке Земного шара.

    «Вперед к глобальной демократической революции!»


    6 ноября 2003 года, выступая в Вашингтоне по случаю 20-летия основания фонда National Endowment for Democracy (NED), президент США Дж. Буш объявил о «новой внешней политике» Соединенных Штатов Америки» – о «глобальной демократической революции» [4]. Начало этой политике уже было положено на Ближнем Востоке, «освобождением Ирака» и началом «строительства» на его территории «демократического общества», которое бы стало «примером для подражания» [там же] другим народам этого региона. И хотя в «освобождении» нуждаются, по мнению Буша, не менее 40-50 стран нашей планеты, центром и «фокусом новой политики» Соединенных Штатов остается Ближний Восток. В первую очередь — это Иран, Саудовская Аравия и Сирия, страны, которые либо обладают значительными запасами нефти, либо противодействуют экспансии США в этом регионе и представляют потенциальную угрозу безопасности Израиля.
    Перечисление репрессивных режимов, подлежащих устранению, Буш начинает с Кубы. За Кубой следуют Бирма, Северная Корея, Зимбабве. Чуть дальше идет Китай, о котором Буш выразился весьма осторожно, что мол «китайский народ, в конце концов, захочет свободу целиком и полностью» и что «Китай уже обнаружил, что экономическая свобода ведет к национальному процветанию» [там же] и т.п.
    Готовность мусульманских народов к «свободе» Буш обсуждает вслед за Китаем. Но в отличие от Китая, которому Буш посвятил всего один абзац (с Китая что возьмешь!), мусульманским странам, особенно ближневосточным, Буш посвятил две страницы доклада, похвалив за «сдвиги» в области демократии Египет, Оман, Бахрейн и даже Саудовскую Аравию.
    Выбор фонда National Endowment for Democracy местом и «трибуной» для провозглашения своей новой политики демократизации по-американски был не случайным. Именно эта организация была создана в 1983 году Президентом США Рональдом Рейганом и американским Конгрессом «для укрепления демократических институтов во всем мире через воздействие на неправительственные институты» [5] И далее: «Используя выделенные ему Конгрессом США средства….NED выдает каждый год сотни грантов для поддержки продемократических групп в Африке, Азии, Центральной и Восточной Европе, Латинской Америке, Ближнем Востоке…» [5].
    И вот 20 лет спустя президент США Джордж Буш младший, считающий себя продолжателем «дела Рейгана», вновь объявил крестовый поход, но теперь уже не против коммунистической «империи зла», а против тех режимов и «диктаторов», чья внешняя и внутренняя политика не устраивает американского «гаранта свободы и демократии». И сегодня на освобождение человечества от диктаторов «брошена» не одна квазигосударственная «благотворительная» организация, а политические, экономические, интеллектуальные, пропагандистские, дипломатические и, наконец, военные ресурсы самой мощной державы планеты.
    Закончил свое выступление Буш призывом «упорно работать над делом по распространению свободы» [4]. И на этот призыв довольно скоро откликнулись американские законодатели.
    3 марта 2005 года, четыре американских конгрессмена – два сенатора Джон Маккейн (John McCain) и Джозеф Либерман (Joseph Lieberman), и два члена Палаты Представителей — Том Лантос (Tom Lantos) и Фред Вулф (Fred Wоlf) – внесли в Конгресс законопроект, который по-английски звучит так: «Advance Democratic Values, Address Nondemocratic Countries, and Enhance Democracy Act» [6]. Примерный перевод таков: «Закон о распространении демократии и демократических ценностей в недемократических странах». Чаще всего его называют «Advance Democracy Act», или «Закон о распространении демократии». Фактические авторы этого законопроекта – группа, собранная в стенах неоконсервативного Гудзоновского Института (Hudson Institute) – дипломат и бизнесмен Марк Палмер (Mark Palmer), юрист Эрик Кадель (Eric Kadel), политологи Майк Горовиц (Mike Horowitz) и Брент Тантильо (Brent Tantillo) [7].
    История создания законопроекта восходит к середине 70-х годов, когда молодой американский дипломат, бывший активист антивоенного движения конца 60-х годов Марк Палмер приехал в СССР, где познакомился с советскими диссидентами и еврейскими «отказниками». Знакомство с людьми либеральных убеждений, чьи взгляды сформировались в «тоталитарном» Советском Союзе, привело его к убеждению, что либеральные ценности могут усваиваться людьми любой культуры и любого народа, даже находящегося под властью тоталитарного режима.
    В 1986 году Палмер, тогда уже сотрудник администрации президента США, возглавил американскую делегацию, ведущую переговоры с советскими властями об освобождении из лагеря еврейского активиста и правозащитника Анатолия Щаранского. В конце 80-х годов ХХ века, будучи послом США в Венгрии, Палмер не только общался с местными диссидентами, которые к тому времени могли свободно выражать свои взгляды, но и организовывал массовые уличные демонстрации в Будапеште противников коммунистического режима.
    В 90-е годы, через принадлежавшую ему компанию Central European Media Enterprises, Марк Палмер создал, а затем финансово поддерживал первые частные «независимые» (от государства, разумеется) телекомпании в Чехии, Словакии, Словении, Румынии, Украине. Общая сумма, вложенная Палмером в это «дело» превысила 600 миллионов долларов. В те же 90-е годы, вместе с валютным спекулянтом-миллиардером Джорджем Соросом (George Soros), фондом National Endowment for Democracy (NED) и американским государственным агентством United States Agency for International Development (USAID), Палмер создавал в Югославии оппозиционные правительству Слободана Милошевича молодежные и студенческие группы, газеты, радио- и ТВ-станции [8]. А в 1996 году он уже шел по улицам Белграда во главе студенческих антиправительственных демонстраций.
    Успех антиправительственных демонстраций в Чехословакии, Венгрии, Восточной Германии, Румынии, Югославии, приведших к падению «недемократических» режимов, показал высокую эффективность хорошо подготовленных и скоординированных акций оппозиционных групп. Однако, успех «вельветовых» (как их тогда называли) антикоммунистических революций 80-90-х годов в странах Восточной Европы вряд ли был возможен, если бы этим странам грозило военное вмешательство со стороны Советского Союза. И Палмер пришел к убеждению, что в нынешних геополитических условиях Соединенные Штаты Америки, затратив относительно небольшие суммы, могут создать (организовать, профинансировать, подготовить) из местного «протестного ресурса» небольшие, но хорошо подготовленные оппозиционные группы, способные «мирным, ненасильственным» путем сменить нежелательное Соединенным Штатам правительство любой страны нашей планеты.

    Учебник по «ненасильственным демократическим революциям»


    Осенью 2003 года М. Палмер издал книгу «Сломать Ось Зла: Как к 2025 году устранить от власти последних диктаторов» [9]. В ней он подробно описывает 25 условий, выполнение которых обеспечит успешное и «малозатратное» свержение неугодных США политических режимов («диктаторов», как называл их Палмер). Вкратце, эти условия сводятся к следующему:
    • формирование из местных, придерживающихся либеральных ценностей и прозападных взглядов лиц неправительственных организаций (НПО) — правозащитных, пацифистских, молодежных, студенческих;
    • создание либеральных и прозападных СМИ (прессы, радио, телеканалов, вебсайтов);
    • проведение западными СМИ интенсивной и систематической пропаганды по делегитимизации и демонизации «недемократического режима» в сознании граждан этой страны и западного общественного мнения;
    • ведение западными и местными «демократическими» СМИ массированной пропаганды по легитимизации оппозиционных режиму групп и организаций и приданию им имиджа истинных представителей народа [10];
    • «проталкивание» в ООН, Европейском Союзе, ОБСЕ, ПАСЕ и других международных организациях резолюций, осуждающих «нарушения прав человека», «наступления на свободу прессы» и т.п. в стране, где планируется «демократическая революция»;
    • подготовка (тренинг) оппозиционных групп и организаций «гражданского общества» к проведению уличных «ненасильственных» акций — манифестаций, митингов, пикетов, блокирования официальных зданий и институтов и т.п.;
    • создание психологической атмосферы внутри страны, парализующей способность сторонников существующей власти к сопротивлению;
    • использование дипломатических и финансовых методов давления на «диктаторов», членов руководства страны с целью заставить их отказаться от власти «мирным» путем.
    Таким образом, не отвергая в принципе неоконсервативную концепцию мировой демократической революции Палмер предлагает совершать ее не вооруженным путем, не высадкой морской пехоты и даже не путчем а-ля Пиночет, а абсолютно «мирными и ненасильственными» методами [9]. А главное — дешевым и почти «безболезненным» для США способом: «руками» местных «неправительственных организаций», созданных из лиц, придерживающихся либеральных и прозападных убеждений.
    Книга Палмера получила высокую оценку у многих политических и общественных деятелей США, как неоконсерваторов, так и либералов. Среди первых — бывший троцкист, публицист Джошуа Муравчик (Joshua Muravchik), бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey), известный политолог Френсис Фукуяма (Francis Fukuyama), дипломат и президент Американского Комитета за Мир в Чечне Макс Кампельман (Max Kampelman). Среди либералов — лидеры Демократический партии в Конгрессе США Нэнси Полоси (Nancy Polosi) и Джозеф Байден (Joseph Biden), «непримиримый» противник внешней политики Буша миллиардер Джордж Сорос, директор Вашингтонского офиса правозащитной организации Human Rights Watch Том Малиновски (Tom Malinowski).
    Книга была распространена среди членов Конгресса США, послана в госдепартамент и все посольства США за рубежом, в крупнейшие американские университеты, в международные издательства политической литературы, в ведущие средства массовой и электронной информации США. Такой популяризации и таких «рекомендаций» для чтения удостаивались немногие книги в США…
    Завершим «аннотацию» книги Палмера цитатой его коллеги по руководству «правозащитной» организацией «Дом Свободы» (Freedom House), бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси (James Woolsey): «В ходе трех мировых войн (двух горячих и одной холодной) мы и наши союзники освободили большую часть человечества. Марк Палмер показал нам, каким образом нужно довести наше дело до конца» [9]… Комментарии, я полагаю, излишни: лучше об истинных целях «ненасильственной демократической революции» и мотивах Палмера и его коллег из ЦРУ и «домов свободы» — не скажешь.

    Штаб и стратегия «всемирной демократической революции»


    Вернемся к законопроекту от 3 марта 2005 года. Как и положено документу такого рода он начинается с обширной Преамбулы, которая включает в себя:
    • идеологическую часть, где цитируется Всеобщая декларация прав человека, приводятся ссылки на речи нынешнего президента США Дж. Буша, утверждается тождество американских и универсальных (общечеловеческих) ценностей;
    • аналитическую часть, в которой «недемократические» режимы названы в качестве источников всех бед нашей планеты – от нищеты и загрязнения окружающей среды до дискриминации женщин и организации этнических чисток и геноцида, и утверждается, что всех этих бед нет в «демократических» странах;
    • вывод, звучащий буквально так: «Страны, в которых нет свободы и демократии, неизбежно ставят пределы полному расцвету человеческих способностей и потому цель внешней политики Соединенных Штатов – распространять и продвигать всеобщую демократию» [6];
    • современные примеры «продвижения демократии» Соединенными Штатами (на Украине, в Грузии);
    • обсуждение принятых Конгрессом США в последние годы законов о поддержке и финансировании «демократических» оппозиций в странах, предназначенных для «революции» — на Кубе, в Иране, Северные Корее, Беларуси;
    • краткое изложение стратегии и тактики, которые США следует применять для успеха политики «распространения мировой демократии».
    Вслед за Преамбулой идет раздел, где кратко, но четко постулируется главная миссия и цель американской внешней политики – «распространение свободы и демократии в зарубежных странах» — и конкретизируется, какие свободы, права и демократические принципы будут распространять США, и какие методы будут использоваться. Что же касается методов, то законопроект позволяет госдепу «использовать все инструменты влияния для поддержки, распространения и усиления демократических ценностей, принципов и практик в зарубежных странах» [там же].
    В соответствии с новым законом основная тяжесть по подготовке и проведению «мирных» демократических революций в «недемократических» странах ложится на государственный департамент (Министерство иностранных дел) США. Законопроект предусматривает создание специального отдела при госдепе, который так и называется: «Отдел по Демократическим Движениям и Переходам к Демократии» (Department on Democracy Movements and Transitions to Democracy). Отдел подчиняется заместителю Секретаря госдепа по иностранным делам. В его функции входят:
    • разработка общей стратегии «распространения свободы и демократии», объявленной 3 ноября 2003 года президентом Бушем как главной цели и миссии американской внешней политики;
    • разработка программ подготовки «демократических сил» (то есть прозападных групп и организаций) в «недемократических» странах;
    • обеспечение ресурсов для «тренинга» дипломатических работников в области «распространении свободы и проведения демократических преобразований в недемократических странах» [6];
    • поощрение работников посольств, которые проявили «активность и инициативу» [там же] в работе с местными «демократическими» силами и организациями;
    • ежегодный отчет Конгрессу США о проделанной работе.
    Конкретные же планы организации, подготовки и финансирования революций в каждой из «недемократических» стран будут разрабатываться «на местах» посольствами США в этих странах с учетом «советов и рекомендаций» от местных «демократических неправительственных организаций и лиц либеральных и демократических взглядов» [там же].
    Большое значение придается в законопроекте работе американских посольств с молодежью стран, предназначенных к «освобождению», особенно со студентами. Предусматривается разработка «специальных программ и лекций по вопросам перехода к демократии» [там же] для студентов ведущих и престижных университетов.
    Сами же американские посольства получили в законопроекте романтическое название – «Островки свободы».
    Законопроект разделил весь земной шар на шесть регионов, в каждом из которых предполагается создание «Регионального демократического Штаба» (Regional Democracy Hub), который будет контролировать и координировать в своем регионе работу американских посольств по реализации законопроекта Advance Democracy Act.
    Финансирование «революции» будет проводиться из специального государственного Фонда в поддержку Прав Человека и Демократии (Human Rights and Democracy Fund) – с бюджетом в $250 миллионов на первые два года. Предусматривается участие в подготовке и финансировании «революционных кадров» уже давно вовлеченных в «революционный процесс» государственных фондов и организаций — National Endowment for Democracy, United States Agency for International Development, Freedom House.
    Консультативный Совет, созданный из ведущих американских политологов и специалистов по «недемократическим» странам будет проводить анализ работы Отдела по Демократическим Движениям и Переходу к Демократиям, и давать регулярно оценку его эффективности.
    Информационное и пропагандистское обеспечение проекта будет осуществляться специально создаваемой государственной радиостанцией и интернет-вебсайтом; к «работе» будут привлекаться центральные американские газеты и журналы.
    Есть «ниша» в законопроекте и для ЦРУ и других федеральных спецслужб и частных аналитических центров. Им надлежит разыскивать и ставить под «учет и контроль» счета, акции и недвижимость «диктаторов», коих планируется свергать в ходе «ненасильственных» революций.

    Когда либералы объединяются с неоконсерваторами


    29 июля 2005 года законопроект «О распространении демократии» был одобрен значительным большинством голосов Палаты Представителей Конгресса США (351 голос против 78). Нет оснований сомневаться, что и Сенат США одобрит этот закон. Да и трудно ожидать иного исхода: ведь предлагаемый законопроект вполне соответствует американской мессианской «национальной идее» — нести миру «ковчег свободы и демократии». Расхождения возникают лишь в интерпретации этой идеи и методах ее реализации.
    Находящиеся ныне у власти неоконсерваторы и их союзники – христианские евангелисты — видят национальную американскую идею в создании «всемирной благодетельной империи» [1], руководимой Соединенными Штатами Америки.
    Неоконсерватизм, как политическое течение, образовался в США в середине 70-х годов ХХ века из бывших членов Демократической партии — леваков и троцкистов, в подавляющем большинстве еврейского происхождения. Основное расхождение неоконсерваторов со своей бывшей партией было связано с «мягкой» и уступчивой позицией демократов по отношению к «мировому коммунизму» и арабским государствам, угрожавшим безопасности Израиля.
    Политическая и социальная философия неоконсерваторов сложилась к началу 80-х годов и изложена в книгах и статьях философа и публициста Ирвинга Кристола (Irving Kristol), бывшего троцкиста, признанного отца неоконсерватизма [11]. Эта философия является смесью из нескольких политических доктрин и идеологий [12]:
    • марксистского мессианства,
    • американского культурно-цивилизационного шовинизма,
    • светского сионизма,
    • либерализма,
    • неоплатонизма еврейского философа Лео Штрауса, иммигрировавшего в 30-е годы из Германии в США и преподававшего в Чикагском университете [13]. Многие из нынешних лидеров неоконсерватизма — бывшие студенты Л. Штрауса: Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz), Абрам Шульски (Abram Shulsky), Эллиот Абрамс (Elliot Abrams), Джон Болтон (John Bolton), Вильям Кристол (William Kristol).
    Будучи откровенными американскими шовинистами, неоконсерваторы полагают Соединенные Штаты Америки высшим достижением человеческой цивилизации и «универсальной» ценностью, не нуждающейся в одобрении «мировым сообществом», в том числе европейскими партнерами США.
    В полном соответствии с идеей «избранности» и мессианского предназначения США «неоконы», как их часто называют в прессе, придерживаются принципа «что хорошо для Америки, то хорошо и для остального мира» [1,11]. Естественным и ближайшим союзником США они считают свою «историческую родину» — государство Израиль, с которым неоконсерваторов связывает общая судьба и общая идеология – сионизм и защита которого объявляется ими «моральной обязанностью» Соединенных Штатов [11].
    Международные организации и институты как ООН, ОБСЕ, Международный Уголовный Суд и международные пакты, к которым присоединились США, рассматриваются неоконсерваторами лишь как инструмент для достижения США и Израилем своих целей и интересов. Главную же «историческую миссию» Соединенных Штатов Америки в современном мире неоконы видят в установлении глобального миропорядка под американским руководством [1]. В контексте реализации этой миссии политика Буша по «распространению демократии» рассматривается ими, как способ устранения неугодных США и Израилю режимов. Методы устранения — «изнутри» или «извне» (т.е. в результате военной интервенции) — вопрос для неоконов второстепенный. Наиболее радикальные неоконы призывают руководство США к прямому военному вмешательству с последующей оккупацией стран «зла» — от Югославии до Ирана [14]. Их призывы были услышаны американскими властями и частично реализованы — в Югославии, Ираке, Афганистане.
    Традиционные оппоненты неоконов — американские либералы, члены демократической партии, придерживаются иной трактовки «распространения демократии и свободы» и, соответственно, иной внешнеполитической концепции. Устами «своих» президентов — Джона Кеннеди, Джимми Картера, Билла Клинтона они объявили национальной американской философией защиту свобод и прав человека во всем мире. В отличие от неоконсерваторов, настаивающих на абсолютном приоритете американских интересов и ценностей, либералы формулируют и пытаются проводить свою внешнюю политику так, чтобы защита национальных интересов США не входила в противоречие с общечеловеческими ценностями.
    Либералы настаивают на верховенстве международных законов и соглашений, таких как Международные Пакты о Гражданских и политических правах, Всеобщая Декларация Прав человека. Равным образом, они поддерживают тезис об ограниченном суверенитете всех государств, включая США, и приоритете прав человека над суверенитетом национальных государств. Этот тезис получил свое развитие в т.н. «гуманитарных интервенциях» в Югославии, Восточном Тиморе, Сьерра-Леоне.
    И, наконец, для либералов – провозглашенный Дж. Бушем тезис о «глобальном распространении свободы» понимается как содействие «угнетенным» народам в восстановлении, а не навязывании извне универсальных и всеобщих прав человека, якобы, отнятых у них «диктаторами». Причем, это восстановление должно проводиться силами самого «народа», а если требуется помощь извне, то только с санкции международных институтов – ООН, ОБСЕ, на худой конец, НАТО.
    Иными словами, либералы отказывают Соединенным Штатам в «праве» самолично, без санкции ООН вторгаться на чужую территорию и военным путем свергать существующее правительство, если оно не угрожает безопасности Соединенных Штатов. Исходя из этого принципа, демократы практически единодушно поддержали в Конгрессе агрессию США против Афганистана, где базировался Бен Ладен со своей Аль-Каедой, но весьма долго сопротивлялись вовлечению США в военные действия против Ирака.
    Данная в Законе «О распространении демократии» характеристика неправительственных организаций (НПО), как главных и ключевых субъектов политической революции в стране, подлежащей «демократизации», устранило основное разногласие между «либералами» и «неоконсерваторами» в вопросе о методах свержения диктатур и «распространения свободы и демократии». Поскольку же щекотливый для демократов вопрос о «благотворительной империи» не обсуждается и даже не упоминается в Законе «о распространении демократии», то подавляющее большинство либералов-демократов (за исключением небольшой группы «социалистов») в Палате Представителей проголосовало за этот закон.
    Таким образом, Закон «о распространении демократии» может вполне стать совместной внешнеполитической платформой либералов — «меньшевиков» и неоконсерваторов — «большевиков» [8]. В частности, он создаст условия для их сотрудничества и в «борьбе за права человека и демократию», как необходимой и неотъемлемой части проекта по свержению «диктаторов», особенно, если в Белый Дом придет президент-демократ, делающий упор на защите прав человека и свободы прессы. Резко усилится озабоченность администрации США состоянием прав человека в России и якобы «поднимающим в России голову национализмом, фашизмом и антисемитизмом». Подтверждением этому может послужить недавнее «Открытое письмо» 100 американских и европейских общественных и политических деятелей – от неоконсерваторов, среди которых упоминавшиеся нами Билл Кристол, Роберт Каган, Франсис Фукуяма, Джошуа Муравчик, до либералов — Марк Палмер, директор NED Карл Гершман, Том Малиновски. Письмо призывает правительства западных стран осудить «путинскую Россию» и «недвусмысленно встать на сторону демократических сил в России» [15].
    В прессе, между тем, превалирует положительная, в целом, оценка «Закона о распространении демократии». Критика же сосредоточивается на деталях, хотя и весьма существенных:
    • несоответствие, а в некоторых случаях и противоречие между политикой демократизации и конкретными американскими экономическими и политическими интересами в данном регионе [16-17].
    • сомнения в том, что мусульманский мир «поверит» в искренность американского руководства демократизировать арабские государства после десятилетий поддержки Соединенными Штатами репрессивных и недемократических режимов, в том числе и на Ближнем Востоке [18]
    Однако, сам принцип вмешательства Соединенных Штатов во внутренние дела других странах под предлогом «распространения демократии и свободы» не подвергается сомнению американским истеблишментом — ни «демократическим», ни «республиканским». Вопрос в другом: хватит ли сил и ресурсов у Соединенных Штатов Америки для дальнейших внешнеполитических акций по «расширению свободы и демократии» и поддержания «Нового Мирового Порядка», этого новейшего «Pax Americana».

    «Агенты глобализма» и «цветные» революции

    Развитие событий в Ираке и Афганистане со всей очевидностью показало, что неоконсервативная политика прямого военного вмешательства в дела других стран с целью установления приемлемого для США режима явно несостоятельна и терпит провал. И не только потому, что граждане «освобождаемой» страны не хотят «идти в рай» насильно, под дулами автоматов. Дело в том, что, как и следовало ожидать, американцы не настолько «идеалисты», чтобы оплачивать жизнями своих детей навязывание американских ценностей другим народам и культурам. А главное, и это, пожалуй, основная причина провала – это то, что «ценности» американской цивилизации «совсем не обязательно совпадают» с ценностями арабской, китайской, русской цивилизаций. Скорее, наоборот…
    Однако, американский истеблишмент, как «республиканский» — неоконсервативный, так и либерально-космополитический отнюдь не собирается отказываться от «распространения свободы и демократии» на нашей планете. Требовалось лишь найти иные, менее «затратные» — в человеческом и финансовом «исчислении» механизмы реализации американской «национальной идеи». И найти их оказалось нетрудно:
    • Во-первых, в любой стране есть и будут недовольные существующим режимом социальные слои и национальные меньшинства.
    • Во-вторых, в процессе экономической, профессиональной, культурной, информационной, коммуникационной глобализации практически в каждой стране образуются группы с менталитетом, мировоззрением и социально-политическими взглядами и установками более близкими к западным либерально-космополитическим, нежели к взглядам своего народа. Именно эти космополитические по социальному статусу и/или мировоззрению группы, называемые историками и социологами «агентами глобализма» [3], «малым народом» [19], «новым народом» [10], не раз в истории становились катализатором и интеллектуальным и организующим ядром политической, а затем социальной и культурной «революции», придавая ей характер «цивилизационного переворота», как это произошло в России в 1917 и 1991 г.г.
    Что касается социальных и профессиональных групп, посчитавших себя экономически ущемленными или политически «обойденными» существующим режимом, то их использовали и продолжают использовать в качестве «пушечного мяса» цветной революции. Так было в России в революции 1988-1993 г.г., где студенчество и либеральная антикоммунистическая интеллигенция были главным инструментом разложения общественного сознания и слома политико-экономической и административной систем страны. Так было и в «оранжевом» государственном перевороте на Украине, и в «розовом» путче в Грузии.
    Существует мнение, что «цветные» революции начались с Грузии или, на худой конец, с Сербии 2001 года, когда подготовленная и оплаченная американским госдепом, Джорджем Соросом и Марком Палмером сербская «демократическая» оппозиция вышла на улицы и заставила Слободана Милошевича под угрозой «пролития братской крови» отказаться от власти. Однако, такого рода «мирная» и практически бескровная революция была «спонсирована» и «профинансирована» еще в 1917 году в России кайзеровской Германией, вильсоновской Америкой и еврейскими банкирами США и Европы [20-22].
    Сегодня, в списке недемократических стран, подлежащих «ненасильственной демократической революции» числятся Иран, Сирия, Куба, Беларусь, Северная Корея, Саудовская Аравия, Ливия, Китай, Мьянма (Бирма) и еще три десятка государств. В нынешнем, 2005 году в этот список, ежегодно публикуемый американской полугосударственной «правозащитной» организацией Дом Свободы (Freedom House), была включена и Россия. И хотя первыми в очереди на «революцию» стоят Сирия и Иран, Куба и Беларусь, то есть, страны, открыто противостоящие американскому «распространению свободы и демократии», и потому наиболее «раздражающие» руководство США, рано или поздно дойдет очередь и до России. (Антироссийский пояс из стран Балтии, Украины, Польши, Молдовы, Грузии создается уже не первый год. И лишь твердая пророссийская и антинатовская позиция президента Беларуси А.Г. Лукашенко не позволяет «замкнуть» НАТОвскую петлю вокруг России).
    Идея использования местной оппозиции, в том числе и деструктивных анти-национальных сил («цивилизационная оппозиция»), в качестве агентов внешнего противника, использующего эти силы как инструмент для слома государственной системы, т.е. политической революции — стара как мир. Точно так же не ново использование благотворительных фондов — государственных и частных — в качестве финансовых «спонсоров» и организаторов путчей и политических переворотов. Напомним, что в начале нынешнего ХХI века Конгрессом США были приняты законодательные акты, «делегитимизирующие» режимы Ирана, Северной Кореи, Кубы и Беларуси и обязывающие государственную власть Соединенных Штатов содействовать свержению правительств этих стран. Так, что же тогда нового в обсуждаемом нами законопроекте?
    А дело все в том, что все предыдущие «цветные революции» финансировались и организовывались Соединенными Штатами Америки не «напрямую», не федеральными и государственными институтами и структурами, а через «неправительственные» фонды и организации», как NED, Freedom House, Ford Foundation, Eurasia Foundation, Carnegie Foundation for International Peace и т.п. И каждый раз, когда СМИ и/или «свергаемое» правительство обвиняли США в финансировании и поддержке подрывных организаций, типа «Кхмары», «Отпора», «Пора» и прочих «оранжистов, то официальные представители американской администрации либо опровергали «инсинуации», либо хранили молчание. В тех, же случаях, когда факты финансирования «цветной революции» невозможно было опровергнуть, то американские официозы заявляли, что эти деньги, мол, выдавались на развитие демократических институтов, подготовку социальных работников, юристов и т.п.
    Так было с финансированием американскими государственными фондами NED и USAID «ячеек гражданского общества» в Венгрии, Чехии, Болгарии, Сербии, России, Грузии, Азербайджане, на Украине, в Беларуси, Киргизстане. А уж если члены «гражданских», например, «правозащитных» организаций «выходят на улицу» или блокируют парламент, так мы, говорят американские официальные лица, тут ни причем.
    Иными словами, глобалистские и либеральные средства массовой информации на Западе преподносят т.н. «цветные революции» в посткоммунистических странах, как самодеятельные и неспонсируемые западными державами восстания «народных масс» за свою свободу и за демократию.

    Покушение на национальный суверенитет


    С принятием же «Закона о распространении демократии» Соединенные Штаты Америки совершают настоящую революцию в теории и практике международных отношений. Действительно, ведь речь идет не просто о провозглашении новой политики «мировой демократической революции», о чем Дж. Буш говорит уже более 2-х лет. Впервые в новейшей истории высший законодательный орган США — члена Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН — принимает закон, в соответствии с которым:
    • Миссией и главной функцией американских посольств в «недемократических» странах становится организация, финансирование и подготовка антиправительственной оппозиции, сформированной из местного населения для проведения «демократической революции» («устранения диктаторов»).
    • Конгресс США официально объявляет нелегитимными все те правительства и политические системы, которые объявлены им «недемократическими» и которые, согласно закону США, подлежат «ненасильственному» свержению.
    • Конгресс и федеральные власти США провозглашают и юридически (законодательно) закрепляют свое «право» решать, какое правительство и в какой стране оно будет «устранять».
    • Правительство США создало при своем Министерстве Иностранных Дел (Государственный департамент) специальный орган по организации и проведению «демократических революций» в любой выбранной им, американским правительством, стране.
    • Посольства США формируют из либеральных и прозападных оппозиционных групп и лиц неправительственные организации, которых госдеп США от имени некоего мирового сообщества» объявляет «истинными» представителями народа и руками которых устраняет неугодное ему правительство.
    • В нарушение фундаментальных основ международного права и межгосударственных отношений Соединенные Штаты Америки отрицают суверенное право членов Организации Объединенных Наций — устанавливать свою форму государственности и свое правительство.
    • Принятием этого закона, все народы нашей планеты, объявленными «недемократическими», объявляются не способными к самостоятельному государственному творчеству и потому нуждающимися в американской помощи.
    Россия также помещена в список «недемократических» стран, так что ей, как и Кубе и Ирану, Сирии и Беларуси грозит «ненасильственная демократическая революция» силами «демократических» неправительственных организаций и групп, натренированных и проплаченных американскими государственными структурами и фондами. Эта очевидная угроза национальной безопасности России со стороны Соединенных Штатов Америки и их российских «клиентов» не может быть проигнорирована российским руководством. Она должна быть принята во внимание при разработке стратегии национальной безопасности, а также при принятии законодательными органами РФ законов, регулирующих деятельность американских – государственных и частных – организаций и благотворительных фондов, «работающих» в России.
    Не меньшее внимание должно быть обращено и на статус и деятельность тех российских неправительственных организаций, особенно, правозащитных, кто годами финансируется американскими фондами, создавая «гражданское общество» на основе либерально-космополитической идеологии [23]. На них, «грантоедов» и «агентов глобализма» [3,24], активно выступающих на правовом и политическом поле Российской Федерации на стороне деструктивных и прозападных сил, должны быть распространены ограничения, которые наложены на иностранные некоммерческие неправительственные организации (НКО) недавно (декабрь 2005 г.) принятым Российской Думой законом. В соответствии с этим законом запрещается деятельность тех иностранных НКО, чьи «цели создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности, национальному единству и самобытности, культурному наследию и национальным интересам Российской Федерации» [25].
    И хотя закон об НКО далек от совершенства, протесты, которые несутся из Конгресса США и антирусских организаций, вроде Freedom House и Human Rights Watch — есть лучшее подтверждение верности принятого Российской Думой решения.
    Что же касается российским неправительственных организаций, кормящихся с рук западных государственных фондов, как National Endowment for Democracy, и даже получающих от этих фондов «награды», то к ним полностью относится известная американская пословица: «There is no free lunch in this country» («В этой стране нет бесплатных обедов»). Это они – те самые «российские демократы», на которых делают ставку авторы «Открытого письма главам государств и правительств Европейского Союза и НАТО» и Конгресс Соединенных Штатов Америки, принимающий закон «о распространении демократии».

    Вместо заключения


    Статья уже была готова к печати, когда в прессе появился текст выступления заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Николаса Бернса (Nicolas Burns) на приеме, устроенном 15 декабря 2005 года вашингтонским отделом Европейского института. Говоря о положительных результатах сотрудничества США и Европейского Союза (ЕС) за последний год, Бернс, пожалуй, впервые озвучил цели «оранжевой» революции на Украине: «Мы открыли для Украины дверь в демократическое, безопасное будущее без коррупции и в партнерстве с НАТО и Европейским Сообществом» [26]. Так же ясно определил цель политики США в отношении Белорусии: «В Белоруссию мы несем наш совместный призыв к свободе, против последнего европейского диктатора» [там же].
    Но вот впервые в открытой прессе излагается не «общая» официальная концепция внешней политики США, а конкретная совместная программа США и ЕС на 2006 год: «Наша общая великая миссия – это распространение свободы» [26]. Это – концепция, а вот и ее конкретное воплощение: «Мы должны завершить нашу работу в Европе и достичь Украины и России,… продолжать нашу политику защиты свободы в России и на Украине»… «Мы должны продвигать наши американо-европейские демократические цели дальше на восток – в Россию, Украину, Кавказ и Среднюю Азию…» [там же].
    Из выступления Бернса совершенно очевидно следует, что администрация Дж. Буша, не дожидаясь одобрения закона Сенатом, намерена проводить его в жизнь «о распространении демократии». Так что, предположения, высказанные в нашей статье о надвигающейся на Россию угрозы «ненасильственной демократической» революции, к сожалению, подтверждаются. Остается лишь гадать, к каким конкретным методам «демократизации» прибегнет «объединенный штаб» Евросоюза и Соединенных Штатов Америки, и на какие отряды российской «демократической» оппозиции они будут делать ставку.
    http://www.pravoslavie.ru/analit/060105103954.htm
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  16. #15

    По умолчанию золото, де Голль и "студенчество"

    Прочитал вот эту статью на сайте "Война и мир"
    "Золотая война" ХХ века
    http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/34791/
    и подумал - так что мы об оранжевых и бархатных революциях в Восточной Европе говорим, была же Франция в 1968. Полез в Инет и быстро обнаружил, что не мне первому эта мысль, само собой, в голову пришла: Кто стоял за бунтом во Франции-1968 ? http://www.contr-tv.ru/common/2709/

  17. #16
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    РОССИЯ, США И «ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ»

    В.И. Батюк

    Институт США и Канады Российской Академии Наук
    Хлебный пер., 2/3, 123995, Москва


    На протяжении последних нескольких лет между Москвой и Вашингтоном обострились противоречия, связанные с так называемыми «цветными революциями» на постсоветском пространстве. Если Соединенные Штаты оказали решительную поддержку «смене режимов» в бывших союзных республиках, то в России увидели в этих событиях еще одно свидетельство враждебности США и Запада. По мнению автора, «цветные революции» неспособны привести к формированию устойчивых демократических режимов в новых независимых государствах, ибо их новый правящий класс, национальная буржуазия, заинтересован не столько в установлении либеральной демократии и обеспечении прав человека, сколько в правовом порядке и защите национального суверенитета. Необходимость обеспечения самостоятельности и национальной независимости сближает такие евроазиатские страны, как Китай, Россия, центральноазиатские государства.
    * * *
    О том, что революционные события на постсоветском пространстве стали реальной угрозой для Москвы, сказано и написано немало. Кто-то со злорадством, а кто-то – с тревогой говорит о том, что у Запада, наконец, появилось сильнодействующее средство подрыва российского влияния в «ближнем зарубежье» – средство, которому российской стороне фактически нечего противопоставить.

    «В данный момент, после успешной операции на Украине, геополитические стратеги в США считают возможным нанести непоправимый ущерб государственности РФ… – с тревогой пишут в своей книге «На пороге «оранжевой» революции» группа авторов патриотической ориентации С. Кара-Мурза, А. Александров, М. Мурашкин, С. Телегин. – Главный вывод для РФ из «оранжевых революций» в Сербии, Грузии и на Украине состоит в следующем: преодолеть операцию Запада по смене типа государственности России, по превращению ее в полностью контролируемого вассала с внешней легитимацией его власти и «новым народом», нынешняя власть («режим Путина») не в состоянии» [21]. [c. 15]

    С другой стороны, придерживающийся либерально-прозападных взглядов Д. Фурман с удовлетворением констатирует: «Волна цветных революций остановилась, пройдя по наиболее развитым обществам и сметя наиболее слабые режимы управляемой демократии, но вопрос о падении остальных режимов этого типа – лишь вопрос времени. Мы обречены на неудачи, поскольку пытаемся сдерживать неумолимые и необратимые процессы. И мы не можем не пытаться их сдерживать, ибо это стремление вытекает из нашей природы» [13].

    В новых исторических условиях контрреволюционные интервенции по модели 1848–1849 или 1968 гг. совершенно исключены, и поэтому возникают определенные опасения, что Российской Федерации остается-де лишь подсчитывать геополитический ущерб, видя, как сжимается вокруг ее границ новый «санитарный кордон», формируемый в рамках осуществляемого Западом (во главе с США) глобального проекта демократизации. В конечном итоге Россия должна быть якобы задушена этим самым санитарным кордоном, прекратив существование в качестве суверенного независимого государства.

    В какой мере оправданны эти опасения? С одной стороны, у России на Западе действительно много «доброжелателей», и можно привести целый монблан цитат из их трудов, в которых говорится о желательности не только международной изоляции, но и полной ликвидации России. Как отметил сотрудник американского консервативного исследовательского центра «Херитидж фаундейшн» А. Коэн: «…Кое-кто в США все еще смотрит на Россию как на прирожденную империю зла, несмотря на неоднократные заявления ее лидеров о том, что Россия не заинтересована в воссоздании Советского Союза и не имеет для того ни силы, ни финансов, ни причин. В некоторых кругах можно услышать заявления в том роде, что "мы так любим Россию, что желали бы видеть несколько Россий". Они мечтают о распаде России на несколько регионов…» [25].

    С другой стороны, можно привести необъятное море заявлений иного рода, которые должны свидетельствовать об отсутствии у американских официальных кругов последовательной политики расчленения и ослабления нашей страны – как в силу нежелательности, так и по причине нереалистичности такой политики. Ни в одном официальном американском документе по внешней политике никогда не говорилось ни о «санитарном кордоне» вокруг России, ни о дезинтеграции Российской Федерации как о целях американской политики на российском направлении.

    Так, в президентской директиве «Стратегия национальной безопасности для нового столетия», утвержденной Б. Клинтоном в мае 1997 г. (СНБ–1997), говорилось буквально следующее: «Жизненно важные интересы Соединенных Штатов заключаются в эволюции России, Украины и других новых независимых государств в направлении создания стабильных, современных демократий, мирных и процветающих, интегрированных в мировое сообщество» [26]. В принятой девять лет спустя, в марте 2006 г., новой американской «Стратегии национальной безопасности» (СНБ–2006), в свою очередь, подчеркивалось: «Соединенные Штаты стремятся к сотрудничеству с Россией по стратегическим проблемам, представляющим общий интерес, и в урегулировании проблем, по которым мы расходимся. По причинам, связанным с ее географическим положением и мощью, Россия имеет огромное влияние не только в Европе и соседствующих с ней областях, но и во многих регионах, где сосредоточены наши жизненно важные интересы: Большой Ближний Восток, Южная и Центральная Азия и Восточная Азия» [27]. [c. 16]

    Тем не менее проблема «цветных революций» в российско-американских отношениях сохраняется. За последние несколько лет произошла смена правящих режимов в некоторых новых независимых государствах, причем на режимы еще более антироссийские и откровенно проамериканские. Есть все основания полагать, что произошло это не без активного американского участия, о чем подробнее будет сказано ниже.

    Более того, революционный подъем, охвативший в настоящее время американский истеблишмент – это не чей-то каприз, а официальная политика Вашингтона. Как указывается в СНБ–2006: «Политика Соединенных Штатов состоит в том, чтобы помогать и поддерживать демократические движения в любой стране и культуре, с тем чтобы в конце концов покончить с тиранией в нашем мире. В сегодняшнем мире фундаментальный характер режимов значит не меньше, чем соотношение сил между ними. Целью нашей политики является помощь в сотворении мира демократических, хорошо управляемых государств, которые смогут удовлетворить потребности своих граждан и вести себя ответственно на международной арене. И это – лучший способ обеспечить прочную безопасность американского народа» [27]. А ведь до сих пор на «свободном» Западе, как хорошо известно, считалось, что столь радикальная постановка внешнеполитических задач присуща лишь тоталитарным режимам, для которых прочный мир был возможен только после «всемирно-исторического торжества марксизма-ленинизма» (в другом варианте – «высшей арийской расы»).

    В Соединенных Штатах в настоящее время господствует та точка зрения, что истинное стратегическое партнерство возникает лишь на основе общего видения и единой системы ценностей, тогда как у Вашингтона и Москвы такой системы нет, – более того, различие в базовых ценностях за последние годы увеличилось. Владимира Путина в США больше не считают демократом в западном понимании этого слова (см.: [20]). Вашингтон уверен, что по мере роста «авторитаризма» в России между двумя странами неизбежно возникнут трения. Действия Кремля начнут рано или поздно вступать в конфликт с интересами Америки и ее союзников – в том числе и в так называемом «ближнем зарубежье».

    Москва обеспокоена американским проникновением в те регионы, которые рассматриваются российской элитой как традиционные зоны жизненно важных интересов России; Вашингтон, в свою очередь, видит в наметившейся в последние годы тенденции к расширению российского присутствия в «ближнем зарубежье» свидетельство того, что «империя наносит ответный удар». Экономический подъем в России и в большинстве бывших союзных республик повысил их взаимную заинтересованность в развитии делового партнерства. Российский бизнес начал энергичную экспансию на постсоветском пространстве – и далеко не всегда это обстоятельство радует США.

    Так, российский капитал уже завершил приватизацию большинства украинских экономических объектов, к которым он был допущен. В перспективе же российское присутствие будет расширяться по следующим основным направлениям: энергетика, пищевая промышленность, телекоммуникации, машиностроение, ВПК. Но уже теперь российский бизнес контролирует до 80% украинской нефтепереработки и бóльшую часть цветной металлургии страны, 30% молочной промышленности, значительную часть рынка телерекламы (см.: [4]). Так обстоят дела в Украине – самом экономически развитом (после России) постсоветском государстве; что же говорить о других бывших союзных республиках?

    При этом проникновение российского бизнеса в экономику новых независимых государств вступает в противоречие с интересами как частных американских [c. 17] фирм, так и официального Вашингтона. И дело здесь, разумеется, не только в упущенной американскими компаниями прибыли. В Соединенных Штатах отдают себе отчет в том, что за ростом экономического присутствия России на постсоветском пространстве неизбежно последует и усиление ее политического влияния – а именно этого американские правящие круги хотели бы избежать.

    Следует отметить в этой связи, что американский истеблишмент все больше воспринимает конфликт с Россией из-за влияния на постсоветском пространстве как «игру с нулевой суммой», где идущая с Запада «демократия» противостоит «русскому неоимпериализму». Так, в своей статье в газете «Вашингтон пост» крайне правый республиканец, сенатор Дж. Маккейн подчеркнул: «Если наши отношения с Украиной ухудшатся, возникнет опасность, что она еще больше втянется в орбиту России. Я убежден, что будь у украинцев возможность выбора, большинство из них предпочтет связать будущее страны с Западом. Но многие из них считают, что именно этого выбора у них и нет: если Запад, как представляется, закрывает перед ними двери – НАТО и Евросоюз не слишком обнадеживают Украину относительно возможности вступления в эти организации в обозримом будущем – то Россия всегда готова раскрыть им объятия. Неудивительно, если украинские лидеры все больше будут связывать свои устремления с устремлениями своего соседа – России. А как мудро заметил Збигнев Бжезинский, подчинив себе Украину, Россия автоматически превратится в империю» [19].

    Так что вопрос о «цветных революциях» и о месте последних в российско-американских отношениях сохраняется. На наш взгляд, для ответа на этот вопрос следует подняться над политической суетой и взглянуть на текущие политические события в Евразии в более широком историческом контексте.

    На протяжении последних пятнадцати лет – срок, по историческим меркам, совершенно ничтожный – народы бывшего Советского Союза совершили феноменальный «рывок» в своем развитии. Буржуазно-демократические революции в бывших союзных республиках покончили с авторитарно-бюрократическим режимом «государственного социализма», и к власти в подавляющем большинстве новых независимых государств (за исключением некоторых «среднеазиатских деспотий») пришел новый правящий класс – национальная буржуазия.

    Следовательно, исторически Евразия находится там же, где 150–200 лет тому назад находились самые передовые страны Западной и Центральной Европы, совершившие свои буржуазные революции. Как же выглядел в это время пейзаж после европейских политических битв?
    Да плохо он выглядел, нужно прямо сказать. До второй половины XIX века в Европе не было устойчивых демократических режимов. «Родина демократии», Великобритания, не была здесь исключением: вплоть до парламентской реформы 1864 г. эту страну «демократией» назвать было никак нельзя – она представляла собой типичную олигархию, управляемую денежными тузами и земельной аристократией. Про континентальную Европу и говорить не приходится: при режиме Реставрации во Франции (1815–1830 гг.) количество избирателей было ограничено 100 тыс. чел. – и это на страну с населением в 35 миллионов!

    Но даже французская «бесподобная палата» образца 1815 г. казалась верхом либерализма в сравнении с тем, что творилось в это время в Германии, где правила бал меттерниховская реакция, и в Италии. «Отдельные мелкие деспоты, люди без разума и без чести, бывшие рабами Австрии и тиранами своих подданных, восстановили на всем пространстве от Альп до Адриатики и [c. 18] Мессинского пролива уже устаревшие учреждения, противоречащие духу времени», – французский историк А. Дебидур именно в таких словах охарактеризовал положение в Италии после Венского конгресса 1814–1815 гг. [5, c. 145]. Он мог бы добавить, что ситуация в Германии была ничуть не лучше: инспирированная Веной тирания и раболепство мелких деспотов перед Австрией точно так же душили все живое на Севере Европы, как и на Юге. Впрочем, даже европейская реакция и реставрация после 1815 г. была громадным прогрессом по сравнению с наполеоновской военной диктатурой. В общем всего лишь полтора столетия назад наиболее передовые страны Европы были как небо от земли далеки от современных идеалов либеральной демократии.

    Но и после общеевропейской революции 1848–1849 гг. в континентальной Европе утвердились режимы, которые современный российский исследователь В. Тен не без основания считает не демократиями, а скорее – легистскими диктатурами, опирающимися на широкие слои собственников [9, c. 20–21]. И действительно, достаточно вспомнить имена тех «демократов», которые заправляли тогда в крупнейших державах континента: Франц-Иосиф, Луи-Наполеон, Бисмарк.

    В чем же причина такого положения вещей? Крупнейший специалист по истории XIX в. академик Е. Тарле считал, что молодая, едва пришедшая к власти буржуазия, ощущая всю непрочность своего только что обретенного господствующего положения, была вполне готова смириться с какой угодно диктатурой – лишь бы последняя гарантировала право собственности и защиту национальных интересов на международной арене. Иными словами, новый правящий класс был готов охотно променять права человека и гражданина на полицейский порядок внутри страны и «твердую шпагу» – за ее пределами. Вот как характеризовал умонастроения французских капиталистов на рубеже XVIII–XIX вв. этот выдающийся российский историк: «…Только задушив революционный демократизм, только под покровительством крепкой, пусть тиранической, пусть даже в лице этого страшного вояки Бонапарта, но только твердой и нерушимой власти буржуазное общество может беспрепятственно развиваться, обеспечив свободное движение частного капитала… Теперь буржуазия в своей массе и в городе, и в деревне требовала прочного полицейского порядка, закрепления своих прав, которые непосредственно касались свободы в торговле и промышленности» [8, c. 79, 81]. Шестьдесят лет спустя именно такими соображениями руководствовались и прусские буржуа, променяв либеральные идеалы 1848–1849 гг. на бисмарковский полицейско-милитаристский режим.

    Таковы были порядки в наиболее передовых странах Европы полтора-два столетия тому назад, сразу после победы там буржуазных революций. Но, с точки зрения так называемой «прогрессивной общественности» в США и Евросоюзе, Россия и другие евроазиатские государства, совершив свои буржуазные революции, должны были немедленно явить миру образец всевозможной либеральной добродетели, в мгновение ока совершив то, что самые высокоразвитые страны мира не могли сделать в течение десятков, а то и сотен лет. При этом всякие задержки на этом пути трактуются не иначе как проявление злонамеренности со стороны «антинародных режимов», каковую злонамеренность надлежит подавлять с помощью «цветных революций».

    В качестве аргумента в пользу того, что переход от «тоталитарного коммунизма» к зрелому гражданскому обществу и либеральной демократии следует совершить в один миг, приводятся некоторые государства Восточной и Центральной Европы, которые-де сумели сразу же после краха советского блока [c. 19] сформировать у себя устойчивые демократические режимы. И почему же пражскую «бархатную революцию» образца 1989 г. нельзя повторить в Астане, Минске или Москве? В общем, как многозначительно заметил, выступая на открытии конференции, приуроченной к 25-летию польской «Солидарности», бывший помощник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, на торжествах отсутствуют официальные представители двух соседних стран – России и Белоруссии. Но, по словам выступавшего, на грядущих юбилеях обязательно будут присутствовать и они, потому что марш демократии не остановить.

    Ну, а если в победном глобальном шествии демократии вдруг случится задержка, всегда можно задействовать финансовые и организационные ресурсы таких заокеанских правительственных и неправительственных структур, как Национальный демократический институт при Демократической партии, Международный республиканский институт при Республиканской партии, Госдепартамент США, Агентство международного развития США (USAID), «Фридом Хаус» и Институт открытого общества Дж. Сороса. С их помощью создаются оппозиционные политические группировки, антиправительственные органы массовой информации и даже боевые ячейки – «Пора», «Кхмара», «Опора» и т.д.

    Можно, конечно, возразить, что такого рода меры вряд ли способны поколебать действительно устойчивые общества. Проблема, однако, состоит в том, что в современной Евразии таковых найдется не так то много: тоталитарный режим рухнул, оставив после себя выжженную социальную пустыню, где местные жители пытаются наладить новые общественные связи. Столь незрелые социально-политические организмы, которые существуют ныне на бескрайних евразийских просторах, очень уязвимы даже для самого незначительного влияния из-за рубежа: так, на свержение А. Акаева американцы, по данным «Нью-Йорк таймс», затратили всего лишь 12 млн. долларов (см.: [18]).

    Возникает, однако, вопрос: а каковы последствия инспирированной США и их союзниками «демократической волны», которая начала свое движение еще в 80-х гг. ХХ века? На первый взгляд, были достигнуты ошеломляющие результаты, которые позволяют рассчитывать на еще большие успехи «демократической революции» и в будущем. На протяжении 1990-х гг. практически вся Латинская Америка избавилась от правых и левых военных хунт; демократия победила в Восточной и Центральной Европе, в странах Балтии, в Ливане и Монголии. Президент Дж. Буш-младший провозгласил программу демократизации Ближнего и Среднего Востока, в рамках которой уже прошли многопартийные выборы в Ираке и Афганистане. Одновременно России было нанесено поражение огромных масштабов – никогда еще, со времен Московского царства, не была выброшенная из Европы и лишенная союзников Россия настолько слаба и зависима от Запада, как после «демократической волны» 80–90-х гг. ХХ века.

    Однако более пристальный взгляд на политическую обстановку в странах, где произошли «демократические революции», заставляет усомниться в том, что до глобального торжества либеральной демократии, что называется, рукой подать. Так, в ряде латиноамериканских государств (Колумбия, Эквадор, Гаити) социально-политическую обстановку трудно оценить иначе, как перманентный хаос; а в таких странах Южной Америки, как Боливия и Венесуэла, утвердились откровенно враждебные Соединенным Штатам режимы. Можно по пальцам пересчитать те страны региона, где, подобно Чили, либеральная демократия смогла укорениться. [c. 20]

    Неоднозначную оценку можно дать и прогрессу демократии в других частях света. Хотя американцам и их союзникам удалось провести выборы в Афганистане и Ираке, стабилизации обстановки в этих странах не произошло: ни у кого нет сомнения в том, что, как только последний иностранный солдат покинет территорию этих стран, «демократические» (читай – прозападные) правительства там будут немедленно сметены. Итоги парламентских выборов в Палестине в январе 2006 г. между тем лишний раз продемонстрировали, что утверждение принципов либеральной демократии по западным образцам в современном исламском мире откроет путь к власти экстремистам и террористам.

    И, наконец, ситуация на постсоветском пространстве не дает демократическим «перманентным революционерам» оснований для оптимизма. Дело в том, что утверждение демократических режимов в Прибалтике, в Центральной, Восточной и (отчасти) Южной Европе стало возможным лишь постольку, поскольку новые независимые государства этого региона были интегрированы в евроатлантические экономические структуры и структуры безопасности (НАТО и особенно ЕС). Иными словами, обеспечение национальной безопасности этих стран взял на себя Североатлантический Альянс, а внутреннего порядка, благоприятного для капиталистического развития – Евросоюз с его acquis communautaire.

    Увы, после провала ратификации новой конституции Евросоюза рассчитывать на бесконечное расширение последнего за счет бывших союзных республик более не приходится. Французы, восставшие на референдуме 29 мая 2005 г. против «польского сантехника», ясно показали, что уж с украинским, молдавским, белорусским, грузинским, и т. п. «сантехниками» они точно никогда не примирятся. Что касается членства в НАТО, то оно невозможно просто потому, что подавляющее большинство стран Евразии сталкивается с затяжными и не поддающимися быстрому урегулированию внутренними и пограничными конфликтами, в которые страны-члены Североатлантического Альянса совершенно не желают вмешиваться.

    Тем самым новая национальная буржуазия евразийских государств лишается не только стимула, но и реальных возможностей для установления у себя устойчивых либерально-демократических режимов: только авторитаризм может гарантировать новому правящему классу столь нужный для него на данном этапе исторического развития полицейский порядок. В этих условиях попытки Вашингтона и Брюсселя навязать народам Евразии «демократические ценности» посредством «цветных революций» вступают в противоречие не только со стремлением авторитарных режимов обеспечить собственное выживание, но и, что гораздо более существенно, с национальными интересами стран Евразии.

    «Принятое в Вашингтоне понятие "распространение демократии" стало рассматриваться в других странах не как отражение американских устремлений принципиального характера, а как более благопристойный синоним термина "смена режима", означающего устранение "проблемных" правительств путем применения военной силы или иными средствами, – отмечает в этой связи американский исследователь из Фонда Карнеги Т. Карозерс. – Более того, поскольку идея распространения демократии была использована Белым домом как главное обоснование вторжения в Ирак, ее начали напрямую ассоциировать с американской интервенцией и оккупацией. Администрация Буша дала понять, что заинтересована в свержении других иностранных режимов, угрожающих интересам безопасности Соединенных Штатов, в частности в Иране и Сирии, и этот факт представил задачи президента Буша в сфере распространения свободы в еще более угрожающем и враждебном свете. Справедливость такого вывода подтверждается тем, что, когда Буш и его главные советники перечисляют [c. 21] "форпосты тирании", в их списке неизменно оказываются правительства, недружественно настроенные к США. В то же время дружественные, но не менее репрессивные режимы, в частности в Саудовской Аравии, не упоминаются. В результате многие государства, как автократические, так и демократические, начали опасаться всего комплекса американских программ по построению демократии, даже если в прошлом те не вызывали споров и возражений. Правительства, жаждущие расшатать эти программы в своих собственных интересах, получили возможность представить свои шаги как оправданное сопротивление агрессивному вмешательству США» [22].
    Уже теперь назойливые попытки США и их союзников вмешиваться во внутренние дела стран региона вызывают решительное неприятие – и не только в Кремле. Провал «цветных революций» в Азербайджане и Казахстане в 2005 г. и в Белоруссии в 2006 г. стал свидетельством тому, что инспирированная Западом «революционная волна» пошла на убыль.

    В таком исходе, собственно, нет ничего удивительного: за революцией всегда следует контрреволюция – причем подчас происходит это куда быстрее, чем хотелось бы революционерам и их сторонникам. Основоположник социальной психологии В.М. Бехтерев писал: «Всякое более или менее значительное общественное движение развивается по восходящей линии, достигает затем своего апогея и, в конце концов, ослабевает, сходя на нет, чем и характеризуется периодичность общественных движений… В революционные периоды смена настроения происходит с калейдоскопической быстротой. Недовольство одним политическим режимом приводит к перевороту, условия нового режима обычно удовлетворяют народ ненадолго и уже вскоре поднимаются голоса недовольных, которые привлекают к себе все большее и большее число адептов, подготавливая тем самым переворот в обратную сторону» [2, c. 242, 245].

    И для недовольства по поводу итогов «цветных революций» у народов новых независимых государств имеются весьма серьезные основания. Во-первых, не оправдались расчеты на «золотой дождь», который Запад вообще и Соединенные Штаты в частности должны-де излить на революционные страны. Так, по сообщениям зарубежной печати, в марте 2005 г. американский Национальный совет по разведке составил список из 25 государств, нестабильность в которых может угрожать национальным интересам США и в дела которых Вашингтон должен поэтому вмешаться в целях их «демократизации». На «демократизацию» всех этих стран администрация запросила у конгресса 17 млн. долл. в 2005 финансовом году и 124 млн. – в 2006-м; в среднем, значит, должно выйти по 5 млн. долл. на одну "проблемную" страну. Не нужно быть крупным специалистом по международным отношениям, чтобы сделать вывод о смехотворности этих сумм. С такими средствами вряд ли удастся вдохновить кого бы то ни было на свершение новых «цветных революций» (см.: [16]).

    Да и могло ли быть иначе? США – уже давно не крупнейший мировой кредитор; напротив, эта страна является крупнейшим мировым должником, причем сумма этого долга неуклонно растет – примерно на 500 млрд. долл. в год. И это – только долг федерального правительства Соединенных Штатов, превысивший в 2006 г. 8 триллионов долларов. Для выплаты процентов по долгу федерального правительства официальный Вашингтон ежегодно тратит свыше 300 млрд. долл. – причем американские власти вынуждены это делать за счет средств своих геополитических противников, Китая и России, которые размещают свои золотовалютные резервы преимущественно в ценных бумагах американского казначейства (см.: [14]). И изменить сложившуюся ситуацию, выделив больше средств на поддержку новых и уже свершившихся «цветных [c. 22] революций», американцам будет не так-то просто: колоссальные средства поглощает непрекращающаяся война в Ираке.

    Во-вторых, так и не материализовались надежды «цветных революционеров» на быструю интеграцию их стран в Евросоюз. Как сказал Чрезвычайный и Полномочный посол Украины А. Чалый: «…Значительная часть украинского населения ориентирована на Европу и убеждена в том, что будущее страны связано с европейской интеграцией. Но Европа должна объяснить, какая Украина ей желательна… Если ЕС намеревается принять Украину в свои ряды, он должен ясно сказать об этом. Если не хочет, Украина с этим согласится – такова жизнь – и возьмет на себя новую геополитическую роль в качестве моста или центра коммуникации» [11, c. 87].
    Аналогичные претензии высказал недавно и лидер грузинской «революции роз» президент М. Саакашвили: «Я сыт по горло европейскими делегациями, прибывающими в Грузию и заявляющими: «О, эта страна выглядит прямо как Европа». Мы – не как Европа, мы и есть Европа. Мы не должны доказывать это снова и снова» [15].

    В-третьих, не оправдались расчеты на то, что продвижение «цветных революций» на Запад будут оплачены Востоком за счет дешевых российских энергоносителей. Отсюда – истерические заявления некоторых американских официальных лиц по поводу российского «газового шантажа» в отношении «новых демократий». Как сказал, выступая в Вильнюсе в мае 2006 г. вице-президент США Р. Чейни, «никаким законным интересам не отвечает ситуация, когда нефть и газ становятся инструментами запугивания и шантажа», и Москва должна прекратить противодействие «становлению сильных демократий» в соседних с РФ странах [24] (понимай – и дальше субсидировать антироссийские и проамериканские режимы в Грузии, на Украине и в Молдавии).
    Разумеется, вряд ли кто-нибудь в Киеве, в Кишиневе или в Тбилиси всерьез рассчитывает на то, что в ответ на окрик из «вашингтонского обкома партии» Москва, что называется, возьмет под козырек – не те теперь времена. В минуты откровенности и представители американской элиты готовы признать, что позиция США по отношению к бывшим советским республикам – это позиция собаки на сене. Вот что отметил президент фонда «Евразия», известный американский специалист по России Ч. Мэйнс: «Маловероятно, чтобы Грузии, Армении, Азербайджану, Украине, Молдове или Беларуси будет позволено присоединиться к Европейскому Союзу в ближайшие годы. В то же время США и другие западные страны ожесточенно сопротивляются любым попыткам России организовать к востоку от ЕС аналогичное экономическое пространство. Между тем некоторые из этих государств, будучи отрезанными от любых обширных рынков, погружаются все глубже в нищету. Должен быть какой-то способ поощрить более тесные и необходимые экономические связи между бывшими советскими государствами, не низводя их до положения пешек Москвы. Иначе мы оставим некоторые из этих государств на экономической ничейной земле» [17].

    И, наконец, самое главное. Во всех предшествующих революциях «демократической волны» 1989–2005 гг. присутствовал очень важный националистический компонент: все эти события можно рассматривать как национально-освободительное движение против «русского ига», которое мешает-де странам Центральной и Восточной Европы присоединиться к передовым европейским демократиям. Но если в Чехии в 1989 г. или в Латвии в 1991 г. русофобия действительно сыграла колоссальную мобилизующую роль, то по мере продвижения революционной волны на Восток антироссийский фактор начал пробуксовывать. Как показали [c. 23] события последнего времени, вражда к «московитам» не способна объединить народ ни на Украине, ни в Азербайджане, ни в Казахстане (не говоря уже о Белоруссии). И уж совсем невозможно представить «цветную» революцию под антироссийскими лозунгами – в России.

    Итак, волна «цветных» революций пошла на спад. У России, таким образом, появился шанс сформулировать, наконец, идеологию своей внешней политики, противопоставив инициированной Западом «демократической революции» – национальную контрреволюцию. Целью национальной контрреволюции будет восстановление национального суверенитета, отстранение от власти глобализированной космополитической элиты, ориентирующейся не на интересы своей страны, а на инструкции из Вашингтона и Брюсселя. Эта идеология будет наступательной, обращенной в будущее, ибо за революцией всегда следует контрреволюция.

    Исторический опыт народов Европы показывает, что именно в период так называемой «реакции» удавалось не только преодолеть разруху и разорение, оставленные после себя «товарищами революционерами», но и добиться колоссального экономического, социального и культурного прогресса (Франция в 1815–1848 гг.; Австро-Венгрия и Германия после революций 1848–1849 гг.). Исторический (пусть и небольшой) опыт народов Евразии свидетельствует о том же самом: достаточно сравнить «революционные» Молдавию и Украину с «реакционной» Белоруссией; «демократическую» Грузию – с «авторитарным» Казахстаном. Да и в России начало восстановления народного хозяйства и государственных институтов совсем не случайно совпало с «жестоким путинским чекизмом».

    Подняв знамя национально-освободительной контрреволюции, Россия не будет одинокой. Многие страны Евразии будут готовы к ней присоединиться, не желая в угоду официальному Вашингтону вновь погружаться в «демократический хаос» по образцу 1990-х гг.

    Этот процесс уже идет. Укрепление и расширение Шанхайской организации сотрудничества (куда на правах постоянных членов и наблюдателей входят в настоящее время такие евроазиатские державы, как Россия, Китай, Индия, Иран, Пакистан) – лучшее тому свидетельство.
    В Декларации о создании Шанхайской организации сотрудничества (15 июня 2001 г.) говорится о «шанхайском духе», который характеризуется «взаимным доверием, взаимной выгодой, равенством, взаимными консультациями, уважением к многообразию культур, стремлением к совместному развитию». И далее: «Государства – участники «Шанхайской организации сотрудничества» твердо придерживаются… принципов взаимного уважения независимости, суверенитета и территориальной целостности, равноправия и взаимной выгоды, решения всех вопросов путем взаимных консультаций, невмешательства во внутренние дела, неприменения военной силы или угрозы силой, отказа от одностороннего военного превосходства в сопредельных районах» [3, c. 519–520].

    «Шанхайский дух» с его уважением к суверенитету и достоинству больших и малых народов, как представляется, лучше соответствует потребностям и интересам новых независимых государств Евразии, чем насильственно навязываемые им «цветные» революции. И если в прошлом и позапрошлом столетии выбор народов Европы и Америки в пользу демократии был их собственным, суверенным выбором, то и народы Евразии (и других стран света) также имеют право на суверенную демократию*. (*О демократическом суверенитете как об идеологии современной России см.: [6; 7; 10; 12]. – Прим. авт.) [c. 24]

    Следует подчеркнуть в этой связи, что, отстаивая свой национальный суверенитет и самостоятельность, ни Россия, ни ее евроазиатские партнеры не желают конфронтации с США и их союзниками, – они лишь желают равноправного и уважительного диалога по проблемам, представляющим взаимный интерес. Как сказал, выступая на совещании с послами и представителями Российской Федерации 27 июня 2006 г. президент В.В. Путин: «Мы готовы и взаимодействовать, и конкурировать. Но на основе честных и единых правил игры. Принцип "то, что позволено Юпитеру, не позволено быку" для современной России абсолютно неприемлем. Мы также не делим страны мира на те, с кем будем сотрудничать, и те, кому будем противостоять. Наши конкуренты (например, на экономических рынках) – это одновременно и наши ключевые партнеры в решении важнейших международных проблем. Таков характер современных международных отношений, и в них тесно переплетены элементы сотрудничества и состязательности. Мы на деле показываем, что с современной Россией выгоднее дружить и надежно сотрудничать» [23].

    Есть основания полагать, что такая постановка вопроса о принципах внешней политики России найдет понимание у многих влиятельных кругов на Западе. Далеко не все в США и в Западной Европе в восторге от раздуваемой американскими неоконсерваторами «перманентной мировой демократической революции». Даже сторонники правящей республиканской партии Соединенных Штатов считают, что неотроцкистская стратегия «глобальной демократизации» станет формулой бесконечного конфликта, в котором Америка неизбежно будет побеждена (см.: [1]).

    Видимо, при сохранении нынешних тенденций в американской внешней политике – тенденций, обрекающих эту политику на обострение проблем и противоречий с ведущими игроками на мировой арене, – у реалистического крыла республиканцев появится реальный шанс в 2008 г. избавить партию от засилья неоконсерваторов, вернуть внешнюю политику США в лоно политического реализма. Российская внешняя политика должна быть готова к такому развитию событий.
    .

    Добавлено через 1 минуту 50 секунд
    http://www.humanities.edu.ru/db/msg/81506
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  18. #17
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Партнеры России беременны революциями всех цветов

    Андрей МИЛОВЗОРОВ, 26 января, 06:33


    Тбилиси, Киев, далее везде


    Еще не улеглись страсти в революционном Киеве, как начались прогнозы: кто примет эстафету "цветных" революций? Кого теперь будут выводить из сферы влияния России? Где там выборы-то намечаются?.. Впрочем, не будем придавать слишком большое значение формальному признаку современной "революционной ситуации", т.е. выборам. Есть ведь и более фундаментальные предпосылки, без которых "цветные" революции в странах СНГ теоретически не могут (не должны) состояться. К ним, на основании изучения опыта Грузии и Украины, следует отнести следующие:
    массовое недовольство населения властью и жизнью при этой власти (характерно, впрочем, почти для всех стран СНГ);
    усиление пророссийских настроений у власти, пусть в целом и лояльной Западу;
    наличие углеводородных интересов Запада (нефть, газ, трубы) в данной стране, на которые может посягнуть Россия;
    финансовая поддержка Западом местной оппозиции, что обусловлено двумя предыдущими факторами.
    Кандидатов немало: пророссийские Белоруссия и Армения, нефтегазовые Азербайджан, Казахстан и Туркмения, расшатанная до предела Молдавия, тоталитарная Туркмения... Каковы их шансы?

    Революция отменяется!


    Начнем с Белоруссии. Уже весь мир знает, что белорусский лидер – самый настоящий диктатор и самодур (или, по крайней мере, авторитарный лидер, нарушающий права человека). Под режим Лукашенко давно "копают", пытаясь соорудить в его стране хоть какое-то подобие оппозиции Но на белорусской почве эта культура приживается плохо, хотя "удобряют" ее куда лучше картошки: по сообщению Berliner Zeitung, в 2003 г. американский Конгресс решил выделить белорусской оппозиции $40 миллионов. А один только американский "околоправительственный" фонд IREX (International Research and Exchanges Board), по свидетельству Die Tageszeitung, за 6 лет своей деятельности в Белоруссии (1997-2003) вложил в "образование и переподготовку независимых журналистов" около $4,2 миллионов. Но пока результаты весьма скромны: белорусский "Зубр" по своим возможностям сильно не дотягивает до "Поры" или "Кмары".
    Правда, во время киевской революции Лукашенко занервничал и даже изрядно перетряхнул свой кабинет: уж больно близко "рвануло", да и местные оппозиционеры стали хвастать, как здорово они перенимают "оранжевый" опыт... "Я думаю, Беларусь будет следующей. Люди ездят в Киев, чтобы научиться бороться с диктатурой", – говорил сотрудник минской правозащитной группы "Хартия-97" Олег Бибинин. Уже решили, что белорусская революция будет "васильковой".
    И все-таки, многие эксперты сомневаются в том, что пришел черед Лукашенко. "В Белоруссии "оранжевый" сценарий вряд ли пройдет, – полагает Елена Афанасьева, ответственный секретарь Центра содействия стабильности. – Батька – мужик крутой, на мнение Запада ему давно плевать, и толпы вроде киевских или тбилисских будут в Минске разогнаны за час. Были уже прецеденты". Отмечают и другие факторы, препятствующие революции в Белоруссии. Например, относительное (по меркам СНГ, разумеется) благополучие белорусов и их тихая "нереволюционность", а также тот факт, что Лукашенко не "гребет под себя". В общем, режим достаточно крепок, и раскачать его будет нелегко.
    Армения – тоже очень достойный кандидат. Тут вам и социально-экономический кризис налицо, и массовое недовольство режимом, и российское влияние, которое хорошо бы устранить. Последние опросы свидетельствуют о росте числа сторонников "европейского выбора" и поддержки какой угодно оппозиции, особенно в Ереване. А со столицы, как известно, все и начинается (как у рыбы – с головы). Многие эксперты указывают на Армению как на следующую жертву революции. Придумали даже трогательное: "революция подснежников"...
    Но и тут загвоздки: во-первых, проблемы с оппозицией. Ее много, она разнообразна (есть и прозападная, и пророссийская), но ей недостает главного: политического "драйва" – того горячего желания добиться власти, которое привело к победе команды Саакашвили и Ющенко. А уж о единстве армянской оппозиции и говорить нечего: партии и движения представляют собой, скорее, объединения граждан "по интересам", а интересы эти, естественно, разные. Ну и, наконец, не хватает "режиссуры" и инвестиций в оппозицию. Собственно, революция в Армении запросто могла произойти на почве выборов-2003, но не произошла. Очевидно, в Вашингтоне сочли армянскую оппозицию недостаточно антироссийской, а без этого качества ни одна оппозиция поддержки не получает. К тому же на территории республики находятся российские войска, что сильно осложняет любые революционные сценарии... В общем, в ближайшие пару лет (до следующих выборов) Армению вряд ли удастся "раскрутить" на революцию: подснежники не созрели.
    Соседний Азербайджан – сомнительный кандидат на революцию. До недавних пор это был верный форпост США в Каспийском регионе. Теперь, при Алиеве-младшем, Баку проводит непонятно какую политику. Вроде, с Москвой у него по-прежнему нелады (из-за Армении), но зато – завязалась дружба с ненавистным Вашингтону Ираном. Это, конечно, серьезно, но недостаточно для свержения режима. К тому же массового недовольства новым президентом в стране пока нет, как нет и угрозы "нефтяным" интересам США. Нет, в Азербайджане западные "режиссеры", скорее, будут работать с действующей властью, чем пытаться ее сменить.
    Есть еще Казахстан, с которым плотно работают специалисты из США – как по части освоения нефтяных ресурсов, так и в такой деликатной сфере, как "Казахгейт" (обвиняют, такие сякие, руководство страны во взяточничестве). А там, где есть американский нефтяной интерес, если что – жди переворота. Но пока это "если что" не произошло, режиму Назарбаева ничто не угрожает.
    В принципе, для революции пригодны Узбекистан (где клановая недемократическая система власти) и Молдавия (где полный развал экономики, а у власти вообще коммунист с русской фамилией). Однако эти режимы, несмотря на все их недостатки, достаточно лояльны по отношению к Западу и недружественны к России, так что устраивать там перевороты пока тоже не резон... Хотя молдавская оппозиция упорно подбирает себе цвета.
    Таджикистан? Он только оправляется от гражданской войны, еще рано говорить о новых социальных потрясениях. К тому же, оттуда недавно выставили российских пограничников – а это само по себе эквивалентно геополитической революции в отдельно взятой стране. В Душанбе все сильнее дуют атлантические ветры.
    Наконец, Туркмения – тут случай просто клинический. Сапармурат Ниязов правит уже почти 20 лет, и за это время, кажется, полностью зомбировал население. Оппозицию в Туркмении рассматривают как форму психического заболевания и... относительно успешно лечат. Такой режим можно пронять, пожалуй, только ракетами, но сейчас не до того: после Ирака на очереди Иран.
    Итак, кто у нас остался? "Украина – сегодня, Белоруссия – завтра, Россия – ..." – значилось на транспарантах в революционном Киеве. Конечно же, Россия! Но о том, когда может наступить это "..." – чуть позже.
    Мы чуть не забыли еще об одной стране – о маленькой тихой Киргизии. В наступившем году там должны дважды состояться выборы (в феврале парламентские, а в октябре – президентские). Разумеется, нынешний президент страны Акаев и его клан в западных СМИ уже приобрели славу, соответственно, диктатора и коррупционеров. К тому же с Россией, видите ли, дружат! Экономика страны в упадке, кланы борются за власть, население властью давно недовольно. В общем, ситуация самая революционная. И оппозиция – некогда "карманная", а теперь весьма окрепшая (на зарубежной помощи) – тоже уже подбирает себе революционный цвет. Пока остановились на желтом. Уже и палатки в центре Бишкека появлялись...

    Нас окружают "братьями"?

    Неподготовленному читателю может показаться, что все "цветные" революции как-то уж чересчур пристально рассматриваются нами через призму российских интересов. Получается, что это опять злой Запад отторгает у нас наших "братьев"? Опять выстраивает "санитарный кордон"? К великому сожалению, все обстоит именно так. И даже хуже: из бывших наших "братьев" США вербуют себе новых союзников, как ранее из стран Центральной и Восточной Европы. И так же, как теперь Вашингтон влияет на ЕС посредством Польши и Прибалтики, так он намерен влиять на Азию посредством некоторых бывших республик СССР (конечно, наряду с "демократизированными" до неузнаваемости Афганистаном и Ираком). Такова суровая правда геополитики. Нам хотят внушить, что сопротивление бесполезно. "Если Россия будет продолжать проводить свою неоимперскую политику, то она, в конечном счете, окажется в изоляции, касающейся ее отношений не только с США, но и со всем остальным миром", – заявляет Збигнев Бжезинский.
    Причем Вашингтону нужна не просто лояльность постсоветского пространства и его ресурсы – ему нужны новые союзники, которые, если что, могут стать "пушечным мясом". Ведь США готовятся к новому глобальному вызову своей гегемонии – со стороны Китая. В докладе, опубликованном еще в начале прошлого года, американская аналитическая компания Strategic Forecasting Inc. утверждает, что США должны занять место России в качестве главного игрока на территории бывшего СССР (путем "маленькой холодной войны") и превратить Москву в покорного последователя, с тем, чтобы можно было сосредоточить ресурсы на работе с поднимающимся Китаем.
    "По логике вещей, у России есть две возможности, – пишет The Korea Gerald. – Один путь – это усиление псевдоальянса с Индией, Ираном и Китаем при одновременной консолидации контроля внутри страны. Второй – принятие статуса "младшего демократического партнера" Запада". Характерно, что оба варианта подразумевают для России утрату СНГ как сферы своих интересов и влияния. Есть, конечно, еще и третий путь, которым и пытается до сих пор следовать Россия под всеобщее улюлюканье: сохранять хоть в какой-то форме былую общность народов империи. Только тут следовало бы делать ставку не на экономическую экспансию и уж, тем более, не на политический диктат бывшей "метрополии". Нужно возрождать и культивировать на постсоветском пространстве только те свойства прежней империи, которые представляются ценными всем нашим партнерам: единое языковое пространство и систему образования, синергию различных культур и (без иронии) братство народов, наконец, возможность перемещения и обмена ресурсами, технологиями и рабочей силой. Правда, с каждой новой революцией надежды на это становится все меньше.

    Оранжевая революция пожелтеет...

    Итак, смеем предположить, что если в наступившем году мы станем свидетелями очередного переворота в СНГ, то он случится в Киргизии. Конечно, в этой стране наличествуют далеко не все необходимые атрибуты современной "революционной ситуации", однако основным фактором здесь будет формальный – выборы. Все-таки, президентские и парламентские выборы в течение одного года – это не шутки по нынешним-то неспокойным временам.
    Киргизия – стратегическая цель для зарубежных режиссеров революций: республика расположена в самом центре Азии и граничит с Китаем. Если привести к власти в Бишкеке марионеточный режим, то отсюда можно будет контролировать весь регион. Это ли не мечта Вашингтона, не сбывшаяся в Афганистане? Кроме того, Киргизия – один из самых верных союзников России на постсоветском пространстве. Ее суверенитет никогда не утверждался на антироссийских лозунгах, а население хорошо относится к РФ и русским, поскольку история их взаимоотношений ничем не омрачена. Киргизия в свое время вошла в состав Российской империи совершенно добровольно и практически всем своим развитием обязана сотрудничеству с русскими. Безоблачен и политический горизонт: нечасто нынче в странах СНГ возникают новые российские военные базы, как в киргизском Канте.
    Отторгнуть от России такого союзника – дорогого стоит! А тут отличный шанс: двойные выборы, да еще с неизбежной сменой первого лица, ведь, согласно конституции, президент Аскар Акаев все возможные сроки "отбыл". И первый повод для революционных выступлений уже нашелся: власть некорректно отказала в регистрации в качестве кандидата в депутаты одному из лидеров оппозиции Розе Отунбаевой. Тут же пошли митинги, пикеты, желтые ленточки на одежде, даже палатки в центре Бишкека... Дан старт "желтой" революции!
    Неудивительно, что президент Киргизии из всех лидеров СНГ наиболее резко осудил украинские события. Выступая недавно на расширенном заседании правительства, Акаев стращал "желтой чумой", призывал "всех повсеместно противостоять экспортерам революций и провокаторам". Особенно он упирал на то, что "у наших доморощенных провокаторов теперь появились квалифицированные тренеры, научившиеся из провокаций высечь пламя разного цвета революций". После Украины этого уже никто и не скрывает. "Неправительственные организации в Центральной Азии, везде, где они существуют, получают поддержку из-за границы – как со стороны США, так и со стороны Евросоюза и других международных организаций", – признает эксперт германского Общества науки и политики Уве Хальбах.
    Зарубежные наблюдатели оставляют режиму Акаева мало шансов. Тот же Хальбах констатирует: "Киргизия относится к числу тех стран, которые дали заметную реакцию на сигналы, поступившие из Украины и из Грузии. Ситуация, в которой находится сейчас Акаев, больше всего похожа на положение Леонида Кучмы. Он также должен будет покинуть свой пост, однако намеревается руководить ходом предстоящих президентских выборов и после ухода с поста президента собирается поставить на это место своего человека..." Эксперты полагают, что это ему не удастся.
    На примере режима Акаева видно, что лидеры СНГ не знают, как реагировать на происходящее "цветное" действо, и потому мечутся. Акаев не на шутку напуган. Эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что киргизский лидер "растерян и не может определиться, как ему быть: перехватить ли инициативу у оппозиции или все-таки попытаться использовать те методы, которые он использовал два года тому назад (Имеется в виду разгон демонстрации с применением оружия. – А.М.). Публика, которая выступает против него, сейчас намного более организована и более консолидирована. Кроме того, оппозиция получает поддержку общества. Акаев и его окружение упустили момент, когда у оппозиции возник достаточно устойчивый и энергичный социальный базис".
    Правда, возникает вопрос: возможно ли организовать антироссийскую революцию в настолько пророссийской стране? Оказывается, вполне возможно. Киргизия по своему социально-этническому составу далеко не монолитна. Ее структура имеет клановый характер: из пяти наиболее влиятельных кланов по крайней мере два (южные) сейчас находятся в оппозиции к правящим северным. Поскольку "северяне" в большей степени ориентированы на Россию, то "южан" нетрудно поставить под антироссийские знамена, что и делается на протяжении ряда лет. А север страны "подтачивают" изнутри. Посредством образования: в Киргизии действует невиданное в регионе (и чрезмерное для 5 млн жителей) количество американских и европейских университетов, институтов, колледжей, центров стажировки и курсов переквалификации. Готовится "новая элита" Киргизии с вполне "цивилизованными" запросами (которые рано или поздно войдут в противоречие с местными возможностями, порождая конфликт), а попутно разрушается традиционная для киргизов система взглядов на жизнь. Естественно, молодежь ориентируют не на Россию, а на Запад.
    Вообще же, используются все возможные формы дестабилизации режима: стимулируют клановые и идеологические противоречия по линии "власть-общество", но при этом консолидируют антиакаевскую оппозицию "от коммунистов до исламистов". Не менее важно то, что оппозицию есть кому возглавить: за 15 лет властвования Акаева немало крупных политических фигур попали в опалу и перешли в оппозицию к его режиму. Наиболее перспективный и харизматичный, с точки зрения западных обозревателей, лидер оппозиции – Феликс Кулов – даже угодил за решетку, где и пребывает до сих пор, ожидая "взятия Бастилии". Он считается местным политзаключенным. Правда, у Киргизской оппозиции пока нет единства, но, как показывает опыт Украины, это дело поправимое. Зато уже есть "технические" предпосылки для переворота: работает разветвленная сеть оппозиционных СМИ и имеется некоторый опыт уличной борьбы (вряд ли "желтая" революция обойдется без крови).
    В общем, все решится во время выборов. В "Народном движении Кыргызстана" (НДК), возглавляемом бывшим премьер-министром страны Курманбеком Бакиевым, приветствуют грузинско-украинский сценарий их проведения, не видя в нем "ничего плохого", и "не исключают" такой вариант развития событий в Киргизстане. А чтобы потом ни у кого не было претензий к оппозиции, "Коалиция за демократию и гражданское общество" уже заявила, что не будет подчиняться решению бишкекского горсовета, предусматривающему разрешительный порядок проведения митингов в столице. "Мы расцениваем это постановление как попытку ограничить наши конституционные права. Мы также ставим под сомнение саму возможность проведения свободных и справедливых выборов. Поэтому мы не потерпим такого ограничения, и такие антиконституционные постановления бишкекского горсовета мы выполнять не будем". Знакомый язык ультиматумов, на котором говорит оппозиция с властью, не оставляет сомнений в том, что "желтая революция" не за горами.
    Похоже, единственный способ уйти от революционного сценария связан с насилием. Впрочем, какая демократия хоть раз не разгоняла демонстрацию? Но Акаеву это сделать будет непросто: западные СМИ его просто съедят после этого. И опасаясь "публичной порки" (а того хуже – международной изоляции и статуса страны-изгоя), Акаев может, как и Кучма, просто сдаться.

    И снова "красные"?

    Итак, в очереди на революцию – Киргизия, затем Армения, Белоруссия, Казахстан... Конечно, возникает вопрос: а не дойдет ли черед и до России? Многие эксперты полагают, что дойдет. В США и ЕС уже всерьез говорят о России как о региональном "оплоте авторитаризма", России в открытую угрожают "экспортом революции" наиболее "оранжевые" персоны на Украине, вроде Тимошенко и Зинченко. А случится это в 2008 г., когда Путин окажется в том же положении, что Кучма и Акаев
    Есть, правда, и другая точка зрения. Например, Юрий Левада утверждает, что революция в нынешней России практически невозможна. Во-первых, общество гораздо более разобщено и "атомизировано", чем на Украине или в Грузии. Сегодня у россиян нет той степени единения с "коллективом", которая необходима для "превращения массовидного социума в организованный народ". Во-вторых, по мнению Левады, в стране нет оппозиционных лидеров, которые могли бы организовать общество и вывести его на улицы. "Все оппозиции, которые мы имеем сейчас, принадлежат прошлому". В-третьих, Россия, считает социолог, продолжает страдать от "имперского наследия", которое мешает становлению национального самосознания россиян. Они по-прежнему мыслят себя частью (основной) населения Российской империи (или СССР) и никак не научатся воспринимать бывшие союзные республики в качестве независимых государств. Получается, что в силу этого "имперского" менталитета россияне постоянно обращают свой пассионарный порыв вовне и не уделяют должного внимания обустройству. Впрочем, Юрий Левада не заходил так далеко в своих рассуждениях, да и нам незачем. Довольно с нас 1917, 1991 и 1993 годов. К тому же, как показывает опыт нынешних революций у соседей, ни к чему хорошему для страны они на деле не приводят: экономика "зависает", цены растут, а победивший клан оказывается вынужден "отрабатывать" оказанную ему извне помощь, что, конечно, не способствует осуществлению в его политике национальных интересов.
    Итак, на просторах СНГ идет активный дележ цветовой гаммы революций. Розовый, оранжевый – уже использованы, желтый, "васильковый" (он же голубой) и "подснежниковый" (очевидно, белый) – заняты. Возникает сильное искушение начать подбирать цвет и для России. Но вот этого не надо. Будем помнить, что у нас уже был один революционный цвет – красный, и не дай нам Бог к нему вернуться!
    http://www.utro.ru/articles/2005/01/26/400447.shtml
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  19. #18
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Лекарство от цветных революций

    19:10 / 10.3.2006 Елена Калашникова
    Мировое сообщество никак не может прийти к единому мнению на счет Белоруссии и Александра Лукашенко. Накануне выборов президента Белоруссии эксперты выясняют, действительно ли Лукашенко – "последний диктатор Европы".
    И если "последний диктатор Европы", то почему в его стране уровень жизни за последний год вырос на 24%? США, тем временем, подсчитывают, во что им обойдется проект государственного переворота в Белоруссии и насаждения в стране "демократии по-американски", по примеру Грузии и Украины.

    США спонсируют соперника Лукашенко

    На эти цели уже было выделено $12 миллионов, как завил заместитель госсекретаря США по странам Европы и Евразии Дэниэл Фрид. Официальное назначение спонсорской помощи – "на программы поддержки демократии".
    Кстати, именно эти "инвестиции в демократию" стали спасительными поступлениями в бюджет стран победившей революции в прошлом году. Если бы не финансовая помощь США, экономический кризис, на грани которого находятся сегодня Грузия и Украина, мог бы стать реальностью еще несколько месяцев назад.
    США, насаждающие "демократию по-американски" там, где им это удается, предлагают по умолчанию считать нелиберальных правителей тиранами. А население их стран, как следствие, обязано страдать под "игом авторитаризма" и стремиться к "демократическим свободам".
    Именно под такой "легендой" организовывались и проводились "цветные" революции в Грузии и Украине. Отсутствие демократии было провозглашено преступлением власти против народа, за что правители должны были лишиться своих постов. Так, собственно, и получилось: "розовое" правительство Грузии и "оранжевое" Украины пришло к власти на волне ожидания чудесных преобразований, на стремлении к свободе и экономическому благоденствию.
    Главный минус Лукашенко в том, что он поддерживает тесный контакт с Москвой и резко неприемлем вступление в НАТО?»
    Романтика революций, впрочем, быстро рассеялась, предъявив миру неспособность революционных лидеров создать работоспособную команду и принимать экономические и политические решения, адекватные сложившейся ситуации. В результате рейтинг президента Грузии Михаила Саакашвили резко снизился, а Украина находится на пороге новых выборов в парламент, где, по опросам населения, с большим отрывом лидирует оппозиционный Виктору Ющенко Виктор Янукович.
    Таким образом, пример соседних стран – самая яркая антиреклама революции. Даже во время становления оранжевой власти в Украине один из лидеров революционного блока призывал не критиковать Белоруссию и ее президента хотя бы потому, что страна и ее население живут значительно лучше, нежели Украина.

    Тиран тот, кто выступает против НАТО

    Тем не менее, благосостояние белорусов не сказалось на отношении США к белорусским властям. Кондолиза Райс назвала Белоруссию "последним форпостом тирании", а предстоящие выборы, по мнению американских политиков, обязательно будут сфальсифицированы.
    Появление подобных обвинений вполне объяснимо: социологические опросы показывают, что Александр Лукашенко лидирует в предвыборной гонке (за него выступает 55% населения, за его основного конкурента Александра Милинкевича 17%) и вероятнее всего сохранит за собой пост президента. Спикер Госдумы и лидер "Единой России" Борис Грызлов во время недавнего визита в Минск заявил, что руководство России уверено в победе Александра Лукашенко.
    Таким образом, зная исход голосования, вдохновители "цветных" революций готовят почву для объявления выборов незаконными, как это было в Украине.
    Британская The Guardian в то же время опубликовала мнение обозревателя Джонатана Стила на взаимоотношения Белоруссии и других стран. В статье, озаглавленной "Европа и США определяют победителя до голосования", Стил спрашивает: "Можете ли вы представить, что европейский лидер, при котором реальные доходы населения растут уже несколько лет подряд, и за последний год выросли на 24%, потерпел поражение на выборах? При этом он еще сократил НДС, укротил инфляцию, за семь лет вполовину сократил число граждан, живущих в нищете, и избежал социальных взрывов с помощью самого справедливого в регионе распределения доходов?".
    Чем же тогда Александр Лукашенко так раздражает Запад, задается вопросом автор. Плановой экономикой советского образца или тем фактом, что большинство предприятий страны находятся в госсобственности? Но это оказалось экономически оправдано ростом уровня жизни населения.
    Может быть, главный минус Лукашенко в том, что он поддерживает тесный контакт с Москвой и резко неприемлем вступление в НАТО?

    Материал подготовила Елена Калашникова.
    Пишите по адресу - kalashnikova@dni.ru...
    http://www.dni.ru/news/polit/2006/3/10/78921.html
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  20. #19
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Филипп Казин

    Уроки «цветных революций»

    Казин Филипп Александрович - кандидат исторических наук, заместитель главного редактора журнала «Балтийская мозаика», Санкт-Петербург.

    Украина вновь бурлит. "Оранжевые" пытаются вернуть себе власть, отчасти утраченную в результате парламентских выборов 2006 года. Сомнительные в правовом отношении указы, угроза введения чрезвычайного положения, давление на судей, популизм - все нацелено на отстранение от власти представителей украинской юго-восточной элиты, которая при всех своих недостатках и прагматизме культурно тяготеет к России. В этом смысле очередной кризис, спровоцированный не без участия Ю.Тимошенко, похоже, не вносит ничего принципиально нового в "оранжевый" процесс, «запущенный» еще в 2004 году. Но он заставляет еще раз задуматься об истинном содержании «цветных революций» и их воздействии на духовную эволюцию самой России.

    Суть «второй оранжевой революции» на Украине едва ли может быть понята вне контекста российской революции конца ХХ - начала ХХI века. Все «цветные революции» на постсоветском пространстве по сути являются попытками резкого, одномоментного отрыва ряда ключевых территорий и народов от российской цивилизации. Их роль состоит в ускорении процесса распада этой цивилизации, а если быть более точным – в его завершении.

    Несостоявшаяся «померанцевая революция» в Белоруссии и успех Партии регионов на выборах на Украине в 2006 году свидетельствуют о том, что потенциал сопротивления российской цивилизации еще далеко не исчерпан. В то же время без собственного геополитического проекта (русского мира, восточнославянской конфедерации и т.п.) Россия не сможет на равных конкурировать на глобальном цивилизационном поле. Моментом истины стали как раз «цветные революции», прежде всего в Грузии и на Украине. Они ярко продемонстрировали удручающую идейную неполноценность российской внешней и внутренней политики. Именно поэтому организаторы «цветных революций» выбрали культурное поле для окончательного удара по России. Еще недавно идейно-политическая бесхребетность русского мира казалась абсолютной, а его распад при столкновении с мощной альтернативой - предопределенным. Эта угроза сохраняется и сегодня, несмотря на очевидное пробуждение российского политического класса.

    Сейчас крайне важно не упустить из виду революционную суть «цветных» событий и не растворить ее в мишуре межклановой борьбы и политических технологий.

    Что делать с теорией, если она не объясняет практику?
    Все классические определения социальной революции содержат один или несколько параметров, по которым «цветные события» не дотягивают до уровня «настоящих», или великих революций – английской, французской, русской 1917 года . Более того, согласно традиционной теории до них не дотягивает и российская революция конца ХХ - начала XXI века (горбачевско-ельцинско-путинская). Как правило, великие революции ассоциируются с четырьмя основными качествами: 1) радикальностью политических, социальных и экономических перемен; 2) насильственностью; 3) массовостью; 4) стихийностью.

    «Цветным революциям» свойственна лишь одна из приведенных черт – массовость, российской революции ХХ-ХХI века – две: массовость и радикальность перемен. Какой вывод из этого следует? Если практика не вписывается в теорию, то не пора ли скорректировать теорию? Именно по этому пути пошли российские эксперты Ирина Стародубровская и Владимир Мау в книге «Великие революции. От Кромвеля до Путина». Они предложили определение революции, в котором содержание перемен является существенно более важным параметром, чем форма . К примеру, они отвергли насилие в качестве обязательного атрибута революции и убедительно показали, что горбачевско-ельцинско-путинский период развития России является революцией. В то же время их позиция исключает характеристику «цветных революций» как самостоятельных событий в отрыве от предшествующих революционных процессов советского и постсоветского периодов.

    В целом с такой оценкой трудно не согласиться. Радикальность и масштабность перемен, произошедших в России и в мире после развала СССР, вполне сопоставимы с результатами Великой французской и Великой русской революций. Исчезновение СССР позволило некоторым известным западным идеологам объявить ни много, ни мало о конце истории. Кроме того, российский революционный цикл конца ХХ – начала ХХI века проходит все положенные этапы революции в соответствии с классической теорией. Сейчас наша страна находится на этапе бонапартизма (или постреволюционной диктатуры), для которого характерны укрепление государственности в условиях сохранения основных «завоеваний» революции и консолидация власти в руках революционной элиты.

    Важным аспектом современной российской революции является ее относительная ненасильственность. Это основной пункт, по которому она выходит за рамки классической теории. Учитывая значимость информации и развитость PR-технологий, ненасильственность сегодня стала не просто позитивной чертой политического процесса, но эффективным приемом, позволяющим решительно сокращать издержки революции. Насилие являлось единственным способом нелегального захвата власти в традиционном обществе. В наше время – в период постмодерна - насилие превратилось в проявление слабости, поскольку реальная власть зависит от эффективности управления сознанием. Главной задачей революционеров стало не физическое устранение представителя власти, а разрушение его культурной гегемонии (об этом писал еще Антонио Грамши в своих знаменитых «Тюремных тетрадях» ). Практику успешного ненасильственного протеста продемонстрировали миру «бархатные революции» в странах Центральной и Восточной Европы. Теорию суммировал Джин Шарп в известной книге «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения» . Позднее она стала «библией» цветных революционеров, которым удалось виртуозно довести до блеска технологию ненасильственного протеста.

    Как в этой связи воспринимать «цветные революции»? Выше уже было сказано, что сами по себе они революциями не являются. Почему? Во-первых, потому, что не привели к каким-либо фундаментальным изменениям в социальной, политической или экономической жизни своих стран. «Правила игры» остались прежними, просто поменялись действующие лица. Во-вторых, события «цветных революций» не носили стихийного и непредсказуемого характера. Напротив, они были тщательно спланированы и организованы. Даже их массовость весьма условна в том смысле, что протест снизу не носил содержательного характера борьбы «низов» против «верхов». Люди на улицах не имели собственной программы, но выступали в качестве рычага давления одной группировки элиты на другую. Наконец, в-третьих, – эти революции вообще не были самостоятельными историческими процессами, но являлись продолжением российской революции конца ХХ века. Следовательно, их революционный смысл состоит не в собственной значимости, а в огромном культурно-цивилизационном вкладе в революционный процесс постсоветской трансформации.

    Цивилизационный смысл «цветных революций»

    В чем состоит то новое содержание, которое «цветные революции» (в том числе «вторая оранжевая») вносят в революционный процесс, запущенный Михаилом Горбачевым? Главное - они представляют собой попытки пересмотра цивилизационной принадлежности постсоветских государств. Зададимся вопросом: что изменилось в Грузии и на Украине после 2003-2004 годов? Ответ очевиден - геополитическая ориентация. Если при Шеварднадзе и Кучме обе страны играли в многовекторность, то после «революций» они встали на отчетливо антироссийский внешнеполитический курс. Больше ничего не изменилось - те же нормы, те же кланы, те же проблемы, та же коррупция. Вывод очевиден - «цветные революции» совершались именно ради внешней политики, а точнее ради окончательного разворота этих стран в сторону от цивилизационного пространства России.

    Дело в том, что распад большой России (СССР) в 90-ые годы был не завершен. В традиционном и консервативном массовом сознании сохранялось ощущение духовной близости к России. Усиленные попытки властей развернуть народы в другую сторону наталкивались на инертное сопротивление. Наблюдалось очевидное несоответствие между политикой властей и общественными настроениями. Следовательно, эти настроения подлежали изменению. В этом состояла цивилизационная задача «цветных революций» - переформатировать сознание людей таким образом, чтобы традиционные (общие с Россией) ценности стали выглядеть отжившими и вредными. Их надо было дискредитировать, увязав с коррумпированной властью, бесправием и социальной неустроенностью. Также надо было показать здоровую альтернативу - западную систему ценностей. О том, что достоинство, свобода, нравственность, ответственность и т.д. являются универсальными, а не западными, ценностями, не упоминалось.

    Народам стран СНГ было предложено сделать выбор – либо встать на путь духовного перерождения и довести до завершения логику горбачевский революции, либо оставить все как есть. Иной альтернативы не было – российский проект отсутствовал. В этих условиях активная работа Запада в период «цветных революций» была ориентирована прежде всего на то, чтобы стимулировать «правильный» выбор населения в странах СНГ и, тем самым, гарантировать необратимость геополитических и геоэкономических преобразований в Евразии.

    До «цветных революций» Шеварднадзе и Кучма позволяли себе делать некоторые шаги, воспроизводившие в народной памяти образы былого единства под эгидой Москвы. Такие лидеры годились в переходный период, но они перестали устраивать, когда с начала 2000-х годов Россия стала постепенно возвращать себе влияние в «ближнем зарубежье». Была поставлена задача замены старых лидеров на новых - более подконтрольных. В результате при помощи Запада в этих странах СНГ неожиданно закончился период «термидора» - постреволюционного успокоения – и начался период «бонапартизма», или постреволюционной диктатуры.

    Известная идея геополитического плюрализма на постсоветском пространстве была выдвинута как инструмент расширения американского влияния в Евразии. Целью США является контроль над континентом и создание полюса давления на Китай с запада и исламский мир с севера. Стабильное присутствие Соединенных Штатов здесь невозможно без искренней поддержки со стороны властей и населения постсоветских государств. Доминирование в современном мире держится не на принуждении и силе, а на культурной гегемонии, на информационном контроле.

    Лучший способ для США сделать постсоветские государства своими союзниками – их идеологическая и мировоззренческая интеграция в свою систему. Отсюда ненасильственные политтехнологии как форма мирной «революции», идейно-ценностная экспансия через ориентированные на Запад элиты, ценности как основной «бренд» Запада, предлагаемый постсоветским лидерам в качестве средства контроля над их расколотыми обществами.

    «Цветные революции» привели в установлению в Грузии и на Украине идеократических режимов бонапартистского типа отчетливо антироссийской геополитической направленности. Идея исторического единства, основанного на православии, общности языка и культуры, вытесняется призывами к скорейшему освобождению от вредного влияния России. Именно такая консолидация постсоветских обществ на новых псевдолиберальных антироссийских основаниях являлась главной задачей организаторов «цветных революций». Поэтому «цветные революции» представляли собой попытку осуществления завершающего культурно-цивилизационного этапа российской революции конца ХХ - начала ХХI века. Перемены 90-ых годов привели к распаду российской цивилизации в политико-экономическом смысле, «цветные революции» должны были логически закончить этот процесс на идейно-ценностном уровне.

    Сейчас очевидно, что эта стратегия в полной мере не осуществилась. На Украине произошел распад «оранжевой» коалиции, на парламентских выборах победила Партия регионов, в обществе преобладает резко оппозиционное отношение к вступлению в НАТО – все это и создало потребность в проведении «второй оранжевой революции».

    Еще одним важным фактором является постепенное идейно-политическое выздоровление России. В идеологии современного российского бонапартизма, при всех ее недостатках, явно просматривается позитивная попытка сформулировать тот самый русский проект, который вернет России цивилизационную идентичность. Разработка проекта происходит с трудом, но динамика налицо: значительная часть российской интеллигенции, власти и духовенства работает над формулированием российской цивилизационной идеологии. Причем импульс этому процессу во многом дала «оранжевая революция» на Украине. Именно киевский Майдан заставил Россию интеллектуально встрепенуться и приступить к активным поискам идейных основ культурного и политического самосохранения.

    Конец «оранжевого» сценария или «подножка» постмодерну

    Как известно, за успешными «цветными революциями» в Грузии и на Украине последовала гораздо менее удачная попытка в Киргизии, а затем серия провалов - в Узбекистане, Казахстане, Азербайджане и Белоруссии. Почему в одних странах сценарии были реализованы, а в других нет? Культурологические объяснения вряд ли годятся. В обеих группах есть страны, относящиеся к разным культурным традициям. Социально-экономические факторы также не имеют решающего значения. «Революции» удались в относительно благополучной Украине и, отчасти, в нищем Кыргызстане, но были подавлены в стабильной Белоруссии и неспокойном Узбекистане. Весьма разнородны обе группы стран и в этнополитическом плане: серьезные этнокультурные противоречия имеются не только в Грузии и на Украине, но и в Казахстане и Азербайджане. Судьбу «цветных революций», очевидно, определяют не столько структурные, сколько иные факторы.

    Можно привести немало частных объяснений того, почему в одних странах «революции» удались, а в других нет. Имело значение многое: наличие оппозиционно настроенного большинства в определенном регионе страны, участие зарубежных спонсоров, степень лояльности бюрократии лидеру режима, позиция спецслужб, СМИ и крупного бизнеса, харизматичность лидеров, социально-экономическая конъюнктура и другие обстоятельства вплоть до погодных условий и мощности усилителей звука на площадях. То есть главным был конкретно-исторический контекст, который можно анализировать, «раскладывая по полочкам» механизмы управления массами. Это выводит нас на дискуссию о постмодернистских приемах в политике, которые оказались столь эффективными на Украине в 2004 году и совершенно бессильными в Белоруссии в 2006-ом.
    Несомненно, что в основу «цветных» сценариев легли постмодернистские принципы.

    Деконструкция реальности, захват интерпретационной инициативы, карнавальная стилистика, наконец, ненасильственность массового протеста как главный тактический принцип – важнейшие сущностные элементы «цветных революций». Многие эксперты объясняют их успех именно тем, что свергнутые власти, оставшись в эпохе модерна, не смогли противостоять оппозиции на поле новых методик. Технологии воздействия на массовое сознание парализовали волю и разум не только толп на площадях, но и чиновников в кабинетах. Виртуальная реальность событий, в которой перемешивались вымысел и действительность, правда и ложь, подлинная политика и театр, проникала в сознание всех участников. Площади и улицы городов стали подмостками, демонстранты – актерами, а телезрители всего мира – наблюдателями увлекательного зрелища, разворачивавшегося вопреки всем доводам рациональности.

    Но постмодерн в политике имеет пределы. Провал «революционных» сценариев в целом ряде стран СНГ подсказывает, что не всякая реальность и не всегда легко конструируется. Кроме того, если посмотреть на состав «революционных» вождей, их мотивацию, геополитический контекст переворотов, то при всей карнавальности происходившего в подтексте обнаружится вполне рациональное и прагматическое целеполагание. Иными словами, постмодерн выступает не как всеобщая матрица происходящего, а всего лишь как политтехнологический инструмент, эффективность которого определяется сложившимися в обществе объективными условиями и личными качествами менеджеров переворота.

    По сути своей постмодерн не может лечь в основу «революционного действия». Чтобы выводить людей на улицы, смыслы должны быть однозначны, лидеры авторитетны, лозунги конкретны, задачи ясны. Все перечисленное постмодерн «высмеивает», считая анахроническими пережитками традиционного мышления, - ценности преходящи, идеалы несерьезны, смыслы дискуссионны, истины нет. Иерархия разрушается, субординация отвергается, авторитет дискредитируется. Но без всего этого управление социальным протестом едва ли возможно. Мирный переворот не терпит импровизаций – писал идеолог ненасильственного протеста Джин Шарп.

    Постмодернистский налет «цветных» переворотов и потенциал постмодерна в политике не стоит переоценивать. Для народов постсоветского пространства, воспитанных в лоне тысячелетних традиционных религий, несомненным является приоритет ценностей над рациональными интересами. В этом смысле их психология более соответствует постмодерну, чем логике классической политики (модерну), но еще глубже в ней укоренена Традиция (с большой буквы). Именно она представляет главный противовес постмодерну, поскольку, в отличие от последнего, опирается на ценностный абсолют, наличие которого есть вопрос веры. Иными словами, историческая победа постмодерна в сфере мировоззрения является таковой только для тех, кто в нее верит. «Оранжевые» победили там, где успели застать власти врасплох. Потом их оппоненты нашли вполне модернистские способы противодействия, и «спектакли» перестали работать. Быстрые взлет и падение «оранжевого» метода не случайны. Они связаны с тем, что постмодерн проник лишь в форму «протеста», но не в его суть, которая для элиты осталась модернистской, а для народа – традиционной.

    Российские перспективы


    Русский человек никогда не подписывался под ницшеанским лозунгом «Бог умер», давшим дорогу постмодерну. Русская история ХХ века была столь трагичной именно потому, что Традицию с мясом вырвали из народного тела. Но в определенном смысле она одновременно получила новую подпитку от по-своему нравственных, прекрасных (в терминологии философской эстетики) и масштабных целей советского периода. Понятия о том, что хорошо и что плохо, и сегодня присутствуют в народном менталитете, несмотря на все попытки разрушить критерии оценки. Люди грешат (и очень много), но не пытаются выдать грехи за добродетель, как к тому склоняет постмодерн. Система ценностей российского общества основана на вере в наличие абсолютной точки отсчета для оценки любого поступка или мысли. Именно поэтому в России позиции постмодерна шатки, растет авторитет церкви, пространство духовной анархии сокращается.

    «Оранжевый» урок научил не только тому, что кроме административного ресурса и денег, есть другие способы воздействия на политический процесс, но и гораздо более важной вещи: технологии без идеологии пусты, а сила идеологии определяется степенью актуальности соответствующих ценностей и принципов для реальной жизни общества. Понимание этого обстоятельства заставило многих видных представителей российской политической и интеллектуальной элиты политического класса всерьез заняться концептуальными разработками современной русской идеи.

    Важнейшая духовная составляющая процесса выздоровления России – становление национальной идеологии. На первый план выдвигаются традиционные ценности, вокруг которых, при условии честности власти и грамотной идеологической работы, российское общество может реально объединиться (вера, нравственность, семья, национальное достоинство, патриотизм и т.д.) Сейчас Россия переживает этап обсуждения многочисленных идеологических текстов, большинство которых сводится к триаде - национальное достоинство, суверенитет, социальная справедливость. Выбрав эти принципы в качестве основы государственной идеологии и претворив их в жизнь в своей политике, российская власть получит мощнейший ресурс – доверие и поддержку населения собственной страны. Внешнеполитические технологии в этом случае будут опираться на мощный социальный фундамент. Это позволит российской цивилизации дать адекватный ответ на «цветной вызов», сохранить свою идентичность и, тем самым, обеспечить себе достойное место в диалоге цивилизаций, который составит основу мировой политики будущего.
    http://www.perspektivy.info/oykumena...evoliuciiy.htm
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  21. #20
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    ПРИВИВКА ОТ "ЦВЕТНЫХ" РЕВОЛЮЦИЙ

    Новый взгляд на знакомую проблему - так можно коротко определить суть книги, которая в пятницу была представлена на суд читателей. "Оранжевые сети" - от Белграда до Бишкека" исследуют причины и следствия современных цветных революций. В издании собран широкий спектр разнообразных позиций - не только российских, но и западных экспертов.
    Видеорепортаж доступен на сайте "Вести".

    Как их только ни называют: "перевороты в стиле постмодерн", "оранжевые", "цветные" или "ботанические" революции. Этот феномен исследовала группа экспертов из России, Сербии, США, Великобритании и других стран.
    Плод их труда - сборник статей "Оранжевые сети" - от Белграда до Бишкека". Авторы препарируют "цветочные" технологии как хорошие хирурги.
    Никаких эмоций - только факты. Книга вышла под редакцией историка и политика Натальи Нарочницкой. С этого года она возглавляет парижское отделение российской некоммерческой организации "Институт демократии и сотрудничества". Нарочницкая убеждена: западные инициаторы такой смены власти в разных странах неправы в главном. "Утверждаемая полная автономия человека от культурных, религиозных, нравственных, семейных ценностей и навязываемая по всему миру, по сути, тоталитарными методами, входит в конфликт с религиозно-философским сознанием очень многих цивилизаций, и к демократии это не имеет отношения", - убеждена Наталья Нарочницкая.
    Джон Лафлэнд в Туманном Альбионе - человек известный. Независимый аналитик, историк, обозреватель таких известных британских изданий как The Times и The Guardian – "цветные" революции в разных странах он видел своими глазами и убежден, что эти технологии несут реальную угрозу для многих стран. "Это очень опасная тенденция, когда законные органы и структуры государства как бы отбрасываются в сторону, а общественное мнение начинает вырабатываться неподотчетными и контролируемыми откуда-то извне организациями. Такое разрушение демократии и власти закона - огромная проблема и для Запада, и для Восточной Европы", - считает Джон Лафлэнд.

    Но не может ли случиться так, что под видом борьбы с "цветной" угрозой власти вообще запретят массовые мероприятия и отменят демократические нормы? Как отличить мирную демонстрацию от переворота? Нарочницкая указывает на ясный критерий. Шествие законопослушных граждан - это одно, а погром - совсем другое. "Я - не сторонник "завинчивания гаек", но если сотни человек блокируют госучреждения, то они должны быть разогнаны, в том числе и дубинками. И это будет демократия, поскольку это мятеж", - поясняет Наталья Нарочницкая.

    Есть ли прививка от "цветных" революций? Только одна, считают авторы, - стабильное и солидарное общество, где государство и граждане живут по закону и выполняют свои обязанности.
    http://www.narochnitskaia.ru/cgi-bin...0r080421184309
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  22. #21
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Социально-психологические аспекты осуществления "цветных революций"

    Автор Сергей

    09.05.2008 г.

    Характерной особенностью современной политической обстановки в мире являются существенные изменения общественно-политической структуры и устройства, произошедшие в ряде стран Восточной Европы и Азии. Очевидная периодичность и последовательность подобных изменений в различных государствах (1989-1991 годы – в странах бывшего социалистического лагеря; в 2000 году – в Сербии; в 2003 году – в Грузии; в 2004 году – на Украине; в 2005 году – в Киргизии) позволяют определить их природу и выделить ряд присущих им общих признаков и особенностей.

    Как показывает практика, выработанная в результате активной политической деятельности США и их союзников и впервые опробованная в 80-е годы новая технология целенаправленной дестабилизации и смены власти в самых разных странах без прямого или с минимальным использованием насилия (т.н. "бархатные" или "цветные" революции), в конце XX – начале XXI века была доведена до высокой степени эффективности и результативности.

    Среди основных условий успешного проведения "цветных" революций, прежде всего, следует выделить наличие ряда объективных социально-экономических предпосылок.
    Во-первых, это относительно невысокий жизненный уровень населения, а также ощутимые экономические трудности в ходе проведения рыночных преобразований. Так, например, с особой остротой "демонстрационный эффект" западного образа жизни и западных потребительских стандартов ощущался в ГДР. Проигранное соревнование с Западом в сфере "престижных" материальных условий жизни сыграло решающую роль в успехе революции 1989 года. Румыния в 1987-89 годах столкнулась с серьезными экономическими трудностями, вызванными необходимостью погашения внешнего долга в 22 млрд долларов, 10 из которых были получены от США. Ценой этого для населения стала политика "жесткой экономии" и "затягивания поясов", перебои с подачей электроэнергии, а также обострение продовольственной проблемы.

    К 1989 году большой долг перед МВФ и Всемирным банком накопила Югославия, и МВФ потребовал проведения "структурной реформы" югославской экономики с резким сокращением расходов на социальную сферу, принудительной приватизацией и замораживанием роста заработной платы. Падение промышленного производства в 1991 году составило 21 процент. Сложившаяся экономическая ситуация привела к увольнению 1,3 млн человек – половины числа работающих в индустриальном секторе страны, что в значительной степени спровоцировало центробежные политические процессы в стране, предопределив в дальнейшем отделение от Югославии Хорватии и Словении в июне 1991 году, а затем и начало гражданской войны.
    В целом же, к наиболее характерному обстоятельству можно отнести проявления завышенных ожиданий, связанных со сменой системы власти в странах Восточной Европы, а также идеализированный образ капитализма. По оценке американских социологов, в годы революционных перемен восточноевропейцы относились к капитализму, как общественной системе, даже более благоприятно, чем респонденты в странах Запада.

    Другим немаловажным фактором, способствующим осуществлению "цветных" революций выступает объективная слабость государств "переходного типа", выражающаяся в стремлении к безусловному соблюдению демократических ценностей, в частности, свободы слова и собраний. При этом ключевой в "революционной" практике является идея о недопустимости насилия к тем, кто не совершает насильственных действий, хотя и допускает "мягкие" правонарушения.
    Теоретические и методологические основы технологии "бархатных" революций заложены исследователями и учеными в области политологии, обществоведения, социальной психологии. К числу фундаментальных научных трудов относятся "Массовая психология и анализ человеческого Я" З.Фрейда, "Психология масс" и "Душа толпы" Г.Лебона, "Общество спектакля" Г.Дебора, учение К.Юнга "о подсознательном", труды А.Грамши о "культурной гегемонии" политического строя и другие. Примерно с 60-х годов ХХ века социальная психология перешла к массированным экспериментальным исследованиям, на базе которых и вырабатывались т.н. "поведенческие технологии". На прошедшей в середине 1990-х годов в США научной дискуссии о месте социальной психологии ее прикладная роль была определена предельно четко – "разработка систематизированных техник формирования образа мыслей и поведения людей в отношении друг друга, то есть разработка поведенческих технологий". К исследованиям по данной тематике были привлечены крупные государственные и негосударственные научные центры в США и Европе. В их числе Гарвардский университет, институт Альберта Эйнштейна, Международный республиканский институт и Национальный демократический институт (США), Международный центр ненасильственных конфликтов, фонд Дж.Сороса "Открытое общество", Международный институт стратегических исследований в Лондоне и т.д.

    Хронология и динамика "цветных" революций позволяет выделить общие организационные и социально-психологические аспекты в технологии их проведения. К наиболее ключевым из них можно отнести следующие:

    1. Ненасильственный характер. Важнейшее и принципиальное требование подготовки и осуществления "мягкой" смены действующей власти. Провозглашаемый руководством молодых демократических государств и активно поощряемый извне отказ от "тоталитаризма" в политической сфере объективно создает благоприятный психологический фон для формирования в сознании правящей элиты иллюзии безопасного развития ненасильственных действий. Различные общественные организации и СМИ активно способствуют внедрению идеи "о недопустимости насилия" со стороны правоохранительных органов и силовых структур по отношению к безоружным демонстрантам или митингующим, чем фактически лишают действующую власть рычагов влияния на складывающуюся ситуацию. Один из идеологов "цветных" революций Дж.Шарп в своей книге "От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения" особо подчеркивает, что "поскольку ненасильственная борьба и насилие осуществляются принципиально различными способами, даже ограниченное насильственное сопротивление в ходе кампании политического неповиновения будет вредным, так как сдвинет борьбу в область, в которой диктаторы имеют подавляющее преимущество (вооружения).
    Дисциплина ненасильственных действий является ключом к успеху и должна поддерживаться, несмотря на провокации и жестокости диктаторов и их агентов".

    2. Парализация работы органов государственной власти. Второстепенные вопросы о форме общения с оппозицией для государственных служащих становятся более важными, чем выполнение основных задач государства. В Грузии, Украине и Киргизии это приводило к блокированию митингующими зданий исполнительной, законодательной и судебной власти. Убеждение властей в "недемократичности" применения мер принуждения ради сохранения элементарного порядка и безопасности фактически приводило к добровольному отказу государства от права и обязанности на легитимное насилие.

    Урок из этого извлек пришедший к власти в Грузии в результате "бархатной" революции М.Саакашвили. В ноябре 2007 года он выступил с резкими заявлениями в отношении вышедшей на улицы Тбилиси оппозиции, и это было немедленно подкреплено жёсткими действиями полиции и силовых структур с использованием водомётов, слезоточивого газа, резиновых пуль, нелетальных акустических установок и т.д.

    Важным элементом технологии "оранжевых" революций выступает при этом использование фактора переговоров. Целью переговорного процесса становится, с одной стороны, создание видимости готовности лидеров демонстрантов пойти на компромисс и диалог с властью. С другой стороны – и это главное – выигрывается время, необходимое для продолжения дестабилизирующих действий. Так, например, в ходе президентской кампании на Украине в 2004 году для контроля за "правильным ходом" переговорного процесса в Киев неоднократно прибывали различные "международные посредники" – верховный комиссар Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности Х.Солана, генсек ОБСЕ Я.Кубиш, президенты Польши и Литвы А.Квасьневский и В.Адамкус. В заседаниях "круглого стола" с участием Леонида Кучмы и обоих кандидатов в президенты всякий раз подтверждалось обязательство о неприменении насилия. Оппозиция при этом неизменно выражала готовность разблокировать работу правительственных учреждений, на самом деле так ни разу и не выполнив свои обещания.

    Следующим этапом давления на органы госвласти может выступать шантаж со стороны оппозиции возможностью выхода из диалога с оппонентом, якобы "неспособным к принятию компромиссных решений". На Украине, например, ситуация дошла до предъявления ультиматума президенту Л.Кучме. В целом, создание невыносимых условий для работы государственных органов фактически привело к невозможности для Верховного суда Украины принимать постановления, не удовлетворяющие "оранжевых", так как речь в данном случае шла уже не о судебных, а о чисто политических решениях.

    3. Провоцирование силовых структур на насилие. В данном случае организаторы массовых движений используют практически беспроигрышный для себя вариант развития событий. Провозглашая "мирный" характер манифестаций, и наращивая одновременно с этим "мягкое давление" на власть, они пытаются воспользоваться любым предлогом для выдвижения обвинений в "непропорциональном насилии" над собственным народом. При этом факты пролития крови и гибели людей, особенно невинных, обладают исключительно сильным эффектом воздействия на сознание, воображение и чувства не только сторонников "революционного движения", но и увеличивающегося числа сочувствующих. Яркой иллюстрацией этого стало, например, нарастание митинговых страстей в Москве после гибели трёх человек во время "ликвидации путча" в августе 1991 года.

    Классический пример провоцирования органов власти на применение насилия был продемонстрирован в период "бархатной" революции в Чехословакии осенью 1989 года. Начало событий было положено серией массовых студенческих демонстраций в октябре-ноябре 1989 года. Одновременное количество их участников в Праге и в других крупных городах страны достигало четверти миллиона человек. Первое крупное выступление молодежи на Вацлавской площади в Праге было разогнано полицией 28 октября без особых эксцессов. Однако детонатором антиправительственных выступлений послужили распространившиеся слухи об убийстве одного из студентов, который якобы погиб в результате применения силы полицией при разгоне демонстрации в центре Праги 17 ноября. При этом действия полиции в Праге с подачи западных СМИ были названы "жестокими", а сам политический режим ЧССР – "диктатурой".
    Впоследствии выяснилось, что сведения о гибели студента оказались дезинформацией, но продуманная организация провокации не позволила не только ей противостоять, но и опровергнуть её: в Карловом университете обучались два студента, носивших фамилию "жертвы", но оба они в то время отсутствовали в Праге. По некоторым сведениям, роль "смертельно раненого" студента, которого под объективами множества национальных и зарубежных телекамер укладывали в машину "скорой помощи", сыграл офицер одной из силовых структур Чехословакии.

    4. Использование технологии "политического спектакля". Выступает общим правилом и наиболее эффективным приёмом в период проведения различных выборных кампаний. Состоит в создании обстановки максимально "грязных" выборов – с тем, чтобы возникло общее ощущение их фальсификации или несправедливости. После достижения некоторой критической величины "фальсификаций", которую может спровоцировать любая из сторон, исход выборов уже не поддаётся надежному выяснению, и разрешение возникшего конфликта выносится на улицу. Практически это лишает любого из избранных кандидатов "легитимности в результате выборов", а сама функция легитимизации возлагается на какую-либо стороннюю инстанцию, иначе говоря, превращается в вопрос "внешнего признания" результатов выборов.

    Так, например, в первом туре президентских выборов на Украине, который состоялся 31 октября 2004 года, ни один из кандидатов не набрал 50 процентов голосов. По уточнённым данным, первым был В.Ющенко, с крайне незначительным отрывом от В.Януковича. По результатам второго тура выборов 21 ноября Центризбирком страны объявляет победителем В.Януковича. В свою очередь, В.Ющенко выступает с обращением к США и странам Европы не признавать итоги украинских выборов, а уже 23 ноября, в отсутствие кворума, он выходит на трибуну Верховной Рады и уже после того, как спикер парламента объявил заседание закрытым, присягает на Библии в качестве президента страны.

    Разработанная методика т.н. "параллельного подсчета голосов" также успешно применялась в качестве неотъемлемой части выборной кампании. "Результаты выборов будут известны в Киеве, когда еще будут заполняться протоколы",– заявлял руководитель Львовского областного избирательного штаба В.Ющенко Петр Олейник. По его словам, собранных с различных избирательных участков "оригинальных" протоколов голосования "будет абсолютно достаточно для того, чтобы полностью вести юридическую работу в случае потребности".

    Одной из форм продолжения подобной деятельности, как показывает практика, может стать следующий этап технологии – "непризнание итогов голосования" с активизацией выступлений оппозиции, увеличением числа митингующих, а также одновременным объявлением того, какой результат выборов будет признан "законным". Подтверждением этому выступает также и то, что ещё до начала президентской выборной кампании в Сербии осенью 2000 года многие официальные лица Запада обвинили правительство страны в "фальсификации выборов". Непосредственно в день голосования еще до подсчета голосов Демократическая оппозиция Сербии объявила о победе своего кандидата В.Коштуницы. Никаких оснований для этого не было. Оппозиция и не собиралась признавать выборы с результатами, которые бы её не устраивали. Итогом кампании стало признание 6 октября С.Милошевичем своего поражения на выборах, после чего В.Коштуница провозгласил, что "в Сербии победила демократия".

    5. Разжигание агрессивной этничности. Выступает одним из типичных элементов "бархатных" революций. Имеет целью сплочение наиболее радикальных социальных групп на основе этнической или национальной принадлежности, а также придание им статуса "локомотива" революционного движения. С различной степенью эффективности в достижении поставленных целей к таким группам можно отнести УHА-УHСО и военно-патриотическую организацию "Тризуб" в Украине, "Национальное движение" в Грузии, "Гражданский форум" в Чехословакии, "Фронт национального спасения" в Румынии и т.д.

    На территории постсоветских государств отличительной особенностью подобных движений является их антирусская направленность. Так, например, лейтмотивом выборной кампании сторонников В.Ющенко в ходе "оранжевой" революции стали откровенно антироссийские тезисы о том, что "украинцы живут плохо из-за России", о "тайных планах вторжения российских войск", о том, что "русские обворовывают бедных украинцев", покушаются на суверенитет, государственную целостность и т.д. В целом, эти же тезисы используются и до настоящего времени не только на Украине, но и в Грузии в рамках информационных кампаний по пресечению постсоветской интеграции, а также в качестве аргументов для вступления в НАТО.

    6. Воздействие на чувства и эмоции. Основывается на известном в психологии принципе ценностно-символического противопоставления ("мы и они") и заключается в переносе политического смысла на чисто моральные категории, близкие и понятные обычному человеку – такие, как справедливость, свобода, верность, борьба добра со злом.

    При этом придание "революционной" патетике героико-романтического и патриотического ореола способствовало эффекту "эпидемии чувств", что приводило в итоге к многократному увеличению числа сторонников движения. Показательным примером использования подобной методики служит одно из выступлений В.Ющенко на Майдане, в котором он, в частности, говорил: "Вы навсегда запомните эти дни! Они пересекут вашу жизнь чертой! Вы никогда уже не будете прежними! Здесь и сейчас вы стали народом, решающим судьбу страны! Вы будете рассказывать внукам, что были с нами на Крещатике. Не дайте поставить себя на колени!".

    Одним из фундаментальных факторов, определяющих поведение человека, а, следовательно, предоставляющих возможность управлять людьми, является чувство страха. Навязывая потенциальному избирателю ощущение страха оказаться "не нашим", оппозиция в действительности четко следовала формуле: кто "не наш", тот "обманутый раб" – именно так именовались сторонники В.Януковича на плакатах штаба В.Ющенко. "Нашими" становилось быть модно и престижно. В конечном итоге, обывателю предлагалось определиться – либо он "с нашими", то есть с народом, либо с "врагами".

    Результатом массированной информационной кампании, основанной на навязанном и несоответствующем реальной опасности (или вообще иллюзорном) страхе, становится значительное число примкнувших к "нашим" с одной лишь целью – не остаться изгоями.

    7. Закрепление стереотипов. Внедрение в массовое сознание и закрепление там нескольких простых образов или стереотипов является общим правилом всех "цветных" революций. Образность выступлений многих "революционных" лидеров ("народ и быдло", "донецкие урки", "русский спецназ", "ненавистный режим" и др.) основывается на гибком сочетании воображения и чувств, что позволяет в итоге, снижая смысловой или интеллектуальный уровень сообщений, превращать их в эффективный инструмент внушения.

    При этом основным методом закрепления нужных стереотипов в сознании является повторение. В его основе заложена известная в психологии закономерность манипуляции сознанием: многократное повторение какой-либо формулы закрепляет её на уровне подсознания. Оттуда она воздействует на поведение человека независимо от того, в какую сторону движет его сознание. При интенсивном употреблении этого приема стереотипы усиливаются до устойчивых предрассудков, фактически лишая человека возможности адекватно воспринимать действительность. Так, например, с большим энтузиазмом и воодушевлением толпа демонстрантов на Майдане встретила цитату одного из выступлений Ю.Тимошенко о том, что "оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру!".

    Одной из ярких иллюстраций использования данной методики может служить создание и укрепление стереотипа "неминуемой победы". Сайт В.Ющенко в ходе выборной кампании содержал бегущую строку: "До победы Ющенко осталось… 40… 30… 5 дней". Сам процесс ожидания "освобождения" и радостного преображения всего общества "сразу же после победы" в итоге переключал аудиторию в режим управляемого коллективного возбуждения.

    Необходимо отметить также, что реализация практически всех "революционных" сценариев в контексте решения задачи закрепления определенных стереотипов, как правило, предполагала сочетание множества каналов воздействия на массовое сознание – текста и образов, музыки и пластики, света и цвета. К примеру, скандирование речёвок в центре Киева дублировалось лазерной проекцией их текстов на стенах домов, аплодисменты и овации в Тбилиси подкреплялись фейерверками, выступления лидеров оппозиции – композициями популярных рок-исполнителей и т.д.

    8. Замалчивание проекта. Является важнейшим признаком подготовки и осуществления "цветных" революций и состоит в том, что, уклоняясь от изложения конкретной позиции, используя туманные фразы и метафоры, политик сознательно или неосознанно подменяет цель планируемых "революционных" преобразований абстрактным политическим мифом. Временное сплочение общества для разрушения прежней государственности достигается исключительно путем мифологизации прошлого. "Так жить нельзя!" – основной и главный лозунг оппозиции, при этом диалог относительно будущего жизнеустройства, иначе говоря, о том, что произойдет в случае её прихода к власти, не только не приветствуется, но и пресекается.

    Вся информационная и пропагандистская деятельность лидеров оппозиции сводится к обличению противника, причем к обличению главным образом его человеческих и "общедемократических" пороков: попирает свободу, поощряет несправедливость, лжёт народу, служит вражеским силам и т.д. Из всех этих обличений должно следовать, что при новом режиме все эти недостатки будут преодолены, а свобода, справедливость, нравственность, трезвость и т.д. должны восторжествовать.

    9. Создание сенсаций. Сенсационность – это особая технология, представляющая собой сообщение о событиях, которым искусственно придаётся настолько высокая важность, что на них концентрируется и определенное время удерживается почти всё внимание аудитории. Под прикрытием сенсации можно или умолчать о важных и действительно значимых событиях, которых общественность не должна заметить, или вовсе не вспоминать о них. Манипулятивный характер сенсации основывается на том, что в ходе её создания нет необходимости приводить убедительные доказательства или предлагать обоснованные и аргументированные версии: сенсация действует не по законам рациональности.

    Наиболее ярким подтверждением этого является использование болезни В.Ющенко, которая объективно могла бы ухудшить эстетическое восприятие его образа, в качестве основания для создания сенсации об его "отравлении" некими силами, противостоящими "борцу с системой". Подобная же технология была использована в декабре 1989 года, когда после прекращения митинга с требованием отставки Чаушеску в городе Тимишоара в различных румынских и европейских СМИ широко обсуждалось "сенсационное известие" о том, что разбегавшихся демонстрантов якобы расстреливали с вертолётов.

    10. Формирование символа. Выступает важным элементом техники и методов осуществления "бархатных" революций, а также является своеобразным средством общения и идентификации единомышленников. В Сербии это был сжатый кулак, на Украине – оранжевый цвет, в Грузии – роза, в Киргизии – тюльпан. Обязательным качеством любого символа должна быть узнаваемость и несложная возможность его нанесения различными способами в общественных местах.

    Так, например, гражданская инициатива "Лента" предлагала украинцам продемонстрировать свою гражданскую позицию и на протяжении последней недели перед выборами, а также в день голосования добавить оранжевый цвет, доминирующий в символике В.Ющенко, в одежду или любые окружающие предметы: к сумке, антенне автомобиля, ветке дерева во дворе дома, к ручке двери в квартиру или подъезд, к внутренней стороне окна и т.д. Символом "ненасильственной революции" в Грузии 2003 года стали молодые люди, блокировавшие здания госучреждений не с автоматами и арматурными прутьями, а с букетами роз.

    11. Кампания неповиновения власти. Состоит в организации массированного давления на органы исполнительной власти на различных её уровнях. Формами такого давления, как правило, выступают митинги и забастовки всех видов, голодовки, представление поддельных документов, блокирование информационных линий и транспортных коммуникаций, снятие указателей госучреждений, бойкот выборов, отказ от уплаты налогов, отказ от должности и работы с правительством и т.д.

    Отличительной особенностью подобных форм давления на власть выступает непременное требование поэтапности и последовательности в ходе их осуществления. Начальный этап, как правило, начинается с мирного протеста против нарушений закона о выборах, фальсификаций при подсчете голосов, использования административного ресурса и т.п. Митинги собираются на вполне законных основаниях. Однако по ходу митингов возбужденную и сплоченную толпу призывают к нарушению "во имя свободы" второстепенных положений закона – к объявлению митинга бессрочным, началу голодовки и т.д. В случае, если власть не принимает эффективных мер по предотвращению нарушений законности и не прекращает проведение митингов вне зависимости от его лозунгов, реализуются очередные этапы: митингующим устанавливаются палатки, доставляются полевые кухни, налаживается аппаратура для видео-трансляций, звукового сопровождения и т.д. В конечном итоге власть постепенно теряет легитимные (не в последнюю очередь - и моральные) основания для применения силы при последующей, шаг за шагом, эскалации беззакония.

    12. Создание территориального анклава и ненасильственная оккупация территории. Подразумевает формирование области или областей внутри страны, где местные власти и влиятельные слои населения обеспечивают оппозиционному кандидату (или партии) безусловную поддержку. В дальнейшем она становится плацдармом для объявления и расширения власти оппозицией. В Украине такими "революционными анклавами" стали западные области и Киев, в Грузии – прежде всего Тбилиси, в Киргизии – Бишкек и южные области республики, в Румынии – Бухарест и районы компактного проживания венгров в Трансильвании.

    Организация палаточных городков около правительственных зданий и других символических мест (например, на площади Независимости в Киеве – Майдане) представляет собой наиболее показательный случай "ненасильственного захвата" и последующего удержания территории. Характерной чертой и обязательным условием деятельности подобных городков выступает слаженность и четкая внутренняя организация, а также определённая иерархия их участников.
    Безусловное подчинение приказам и распоряжениям, передаваемым через отлаженную структуру агитаторов, категоричный запрет употребления спиртных напитков, доставка горячего питания, обеспечение сменной одеждой и обувью, медицинской помощью, организация чуть ли не круглосуточных трансляций на огромных плазменных экранах, установка биотуалетов – лишь некоторые элементы их организации. Помимо этого, из числа заранее подготовленных активистов оперативно формировались "направления" и "отделы" по различным видам деятельности – от поддержания порядка на территории городка до проведения агитации за его пределами, расклеивания листовок, повязывания оранжевых ленточек на машины и т.д.

    Таковы наиболее общие и показательные характеристики технологии подготовки и проведения практически всех "бархатных" революций. Они, как свидетельствует практика, являются необходимыми, но не всегда достаточными для общего успеха "революционной" деятельности. Применительно к специфическим условиям или искусственно создаваемым факторам в каждой стране, их перечень может быть расширен.

    Так, например, "бархатной" революции в Сербии 2000 года предшествовала массированная информационно-пропагандистская кампания начала 90-х годов прошлого века, получившая впоследствии название "сатанизация сербов". Её цель заключалась в создании и закреплении в общественном мнении стран Балканского полуострова и за его пределами гипертрофированно отрицательного образа серба – варвара, преступника, палача.

    В период окончательного крушения социалистического лагеря в Европе и активизации центробежных процессов в СФРЮ, некоторые националистические и сепаратистские силы Хорватии, Боснии и Герцеговины, а также албанская оппозиция Косово выступили инициаторами действий по дискредитации Сербии и сербов. Активную поддержку им в этом оказывали европейские СМИ, а также различные коммерческие информационные компании. Так, например, в период гражданской войны в Югославии усилиями американской пиаровской фирмы "Ruder-Finn Global Public Affairs" удалось инициировать и закрепить устойчивые антисербские настроения в европейском общественном мнении. Как подчеркивал глава фирмы Д.Харф в интервью одному из французских телеканалов в апреле 1993 года, задача снятия неприязни и подозрительности с хорватов и боснийских мусульман, обвиняемых в исчезновениях и гибели в регионе конфликта тысяч евреев, была успешно решена путем умелого перекладывания ответственности за совершённые злодеяния на сербскую сторону. Сфабрикованные и опубликованные фирмой ложные фотографии сербских "лагерей смерти" были растиражированы в дальнейшем многими западными СМИ.

    Сформированное подобным образом антисербское общественное мнение в Европе в значительной степени позволило руководству НАТО начать бомбардировки Сербии, не опасаясь при этом резкой критики и протестов европейской общественности в свой адрес. Формальным же поводом к началу натовской агрессии против Сербии в 1999 году, как известно, послужили инсценированные агентством "Ассошиэйтед пресс" видеокадры "массового убийства" 45 албанцев, якобы совершённого сербскими силами безопасности в косовском селении Рачаке.

    Показателем результативности пропагандистской кампании по "сатанизации сербов" многие эксперты считают также достаточно высокий уровень информационного обеспечения операций по последующей оккупации Косова силами НАТО, а также одностороннему провозглашению независимости руководством этого автономного края.

    Материальное и финансовое обеспечение "бархатных" революций является непременным и одним из самых главных условий успешного их проведения. Основными источниками финансирования при этом выступают многочисленные неправительственные структуры Европы и США, ядро которых составляют разного рода институты, фонды и общественные организации.
    Так, например, финансируемая рядом стран Запада "Политическая академия Центральной и Юго-Восточной Европы" в Болгарии учредила программу для подготовки сербской оппозиции. Еще одна болгарская организация – "Балканская академия старших репортёров" – предоставляла "финансовую, техническую и экспертную помощь" югославским оппозиционным СМИ перед выборами. Созданная не без поддержки британских спецслужб организация "Новый сербский форум" обеспечивала регулярные поездки сербских специалистов и студентов в Венгрию для "бесед и консультаций" с западными экспертами. "Национальный фонд поддержки демократии" (США) курировал сразу две неправительственные американские структуры в регионе – "Международный республиканский институт", делавший ставку на работу с оппозиционными партиями, и "Национальную демократическую организацию", обучившую с 1997 по 1999 годы свыше 900 лидеров и активистов правых партий "предвыборной стратегии и умению привлекать широкое внимание".

    Значительные финансовые ресурсы на организацию "цветных" революций поступали через американский фонд "Поддержки демократии в Восточной Европе" (Support for East European Democracy – SEED). Расходы SEED – часть бюджета госдепартамента США. Общие финансовые поступления через SEED только в Сербию составили: в 1998 году – 15,3 млн долларов, в 1999-м – 24,3 млн долларов и в 2000-м – 55 млн долларов. Для их распределения использовались, в частности, каналы организации "Балканская инициатива" при Американском институте мира.

    По некоторым данным, в ходе "оранжевой" революции в Украине было израсходовано не менее 60 млн долларов, в целях "содействия развитию демократических преобразований" в Киргизии – до 50 млн долларов. Ежегодная финансовая помощь Грузии из США составляет около 100 млн долларов. Помимо этого, осуществлялось финансирование целого ряда целевых программ. К примеру, 300 тыс. долларов было выделено грузинским филиалом фонда Сороса совместно с "Международным обществом справедливых выборов" движению "Кмара" для создания компьютерного банка данных избирателей, а общественной организацией "Freedom House" – около 30 тыс. долларов на организацию лагерей для подготовки "оранжевых" активистов в Крыму и около 110 тыс. долларов для "наблюдения за ходом выборов" в Киргизии.

    Важным направлением финансирования "бархатных" революций продолжает оставаться поддержка деятельности всевозможных неправительственных организаций, которых лишь на постсоветском пространстве насчитывается около 40 тысяч. Только на Украине количество различных специалистов, получающих солидные денежные гранты по линии международных фондов и неправительственных организаций, достигает 40 тыс. человек. Именно эти люди принимают активное участие в заседаниях "круглых столов", демонстрациях, митингах, пикетах, других массовых акциях протеста, становятся организаторами и лидерами "революционного" движения.

    Таким образом, концепция осуществления "бархатных" революций основывается на высоком теоретическом и научном уровне разработок в области социальной философии, социологии, психологии, обществознания. Её практическая реализация в странах Восточной Европы и республиках бывшего СССР свидетельствует об уникальности методов ненасильственной борьбы в качестве действенного инструмента свержения или смены правящих политических режимов.

    При этом максимальное использование широкого арсенала экономических, психологических, социальных и общественно-политических инструментов давления на власть, как правило, приводит к достижению заявленных целей. В то же время, достаточно высокая шаблонность технологий осуществления "революционных" преобразований может привести к нивелированию или значительному снижению их эффективности. Так в частности, стереотипность и предсказуемость в действиях армянской оппозиции в ходе февральских 2008 года выборов президента страны позволила действующей власти предпринять соразмерные, адекватные и своевременные контрмеры, которые фактически привели к провалу "цветной" революции в Армении.

    Вместе с тем, стремительное распространение в мире современных информационных и коммуникационных технологий создает благоприятные условия для деятельности различных экспертов и профессиональных специализированных структур по поиску и апробации новых форм и методик внешнего управления социально-политическими процессами в различных странах.
    http://www.vrazvedka.ru/wv2/content/view/87/
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  23. #22
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    В чём успех «цветных» революций? Причины и последствия для России.

    Гость:АНДРЕЙ АРЕШЕВ, эксперт аналитического Центра «Фонда стратегической культуры».

    09/09/2008 19:05

    ПРОНЬКО: 19 часов и 5 минут время в Москве. Добрый вечер! У микрофона Юрий Пронько. Сегодня в «Реальном времени» мы будем обсуждать очень интересную тему. Звучит она так: «В чём успех «цветных» революций? Причины и последствия для России» Меня мои коллеги спрашивали: «Почему ты ставишь именно так вопрос, почему успех?» Я объясняю всем главным доводом: ребята, которые затеяли это всё, взяли власть – это успех! Вот последствия для нашей страны или для этих стран являются предметом нашего сегодняшнего разговора. Я представляю гостя «Реального времени», это эксперт аналитического Центра «Фонда стратегической культуры» Андрей Арешев. Андрей, добрый вечер!

    АРЕШЕВ: Добрый вечер!
    ПРОНЬКО: Спасибо, что согласились прийти. Я в самом начале, дамы и господа, уважаемые слушатели, напомню, что работает наш сайт в Рунете: www.finam.fm, там, правда, голосование по теме этой программы уже завершилось – результаты потрясающие, чуть позже о них расскажу. Вы можете пользоваться интернет-сайтом, присылая свои вопросы и комментарии по теме. Да, открывайте наш сайт – увидите меня там, такая моя фотография... Кто-то говорит: мы вас представляли очень высоким. Я очень маленький, толстенький такой, лысенький. Одним словом, заходите на сайт. Кроме того, к вашим услугам наш многоканальный телефон: 730-73-70. Андрей, по вашему мнению, «цветные» революции имели успех?

    АРЕШЕВ: «Цветные» революции имели успех, но они имели относительный успех. Прежде всего нужно сказать, что везде, где эти «цветные» революции были организованы или провоцировались, они имели успех.
    ПРОНЬКО: Давайте кратко пробежимся, где увенчалась, а где разочарование.

    АРЕШЕВ: Начало современной эпохи «цветных» революций – это события 2000 года в Сербии, связанные с отстранением от власти Слободана Милошевича – тогдашнего президента, – и закончившееся, как мы знаем, его выдачей в Гаагский трибунал. Затем это, безусловно, события в Грузии – «розовая» революция 2003 года. Через год, на рубеже 2004 – 2005 годов, это так называемая «оранжевая» революция в Украине. И несколько особняком стоит «тюльпановая» революция в Киргизии в мае 2005 года.

    ПРОНЬКО: Особняком в чём?
    Арешев: Особняком в том, что реальные результаты этой «цветной» революции в Киргизии, на мой взгляд, несколько отличались от тех результатов, которые, возможно, планировали её организаторы. То есть не произошло резкого крена Киргизии в сторону НАТО, в сторону размещения американских военных баз, хотя американская военная база в Канте остаётся. Тем не менее, Киргизия не вышла ни из Шанхайской организации сотрудничества, ни из ОДКБ, продолжается довольно интенсивное сотрудничество, в том числе военно-техническое, с Россией. Вместе с тем, конечно, ситуация в Киргизии и в Средней Азии в целом далека от стабильности. В этой связи, возвращаясь к вопросу, где удались, а где не удались революции, я бы вспомнил, конечно, и события в Андижане (Узбекистан) в феврале 2005 года, которые по многим параметрам являлись полноценной «цветной» революцией. И эти мотивы там звучали, и многие компоненты, ориентированные на специфические условия Центральной Азии, были там задействованы. Этот мятеж – назовём вещи своими именами – был силовым образом подавлен Исламом Каримовым. Кстати говоря, с этого же времени начинаются постепенный дрейф узбекских властей в сторону России, в сторону интеграционных структур с участием России.

    ПРОНЬКО: Главный, принципиальный момент в этой истории... По вашему мнению, это народное было волеизъявление? это было снизу? это было сверху? откуда всё это началось?
    АРЕШЕВ: Вы знаете, такого рода массовые движения, которые называют революциями, конечно, базируются на определённом социальном недовольстве, которое имеется всегда и везде. Социальная база существует в любой стране, в любом обществе. Вопрос в сумме внешних факторов, которые позволяют это социальное недовольство так или иначе направить. И, конечно, народ использовался, определённая часть народа.

    ПРОНЬКО: Эта фраза мне не нравится: «народ использовался»!
    АРЕШЕВ: Конечно! Когда были все эти митинги на Украине, никто не спрашивал часть народа, которая проголосовала за Януковича. А это большинство. Тем не менее, те, кто выступал на Майдане, они представляли меньшинство. И это меньшинство с помощью определённых технологий навязало свою волю более пассивному и менее организованному большинству на Украине.

    ПРОНЬКО: Здесь два принципиальных момента я услышал: технология – раз, внешний фактор – два.
    АРЕШЕВ: Безусловно, это явление имеет комплексный характер и, возможно, есть какие-то ещё вещи, но основное, на чём, на мой взгляд, следует сконцентрироваться, - это, прежде всего, это. Мы можем говорить, что это был искренний порыв народа к лучшей жизни... Могу вспомнить, у нас были определённые события в августе 1991 года, которые тоже можно подвести под эту черту.

    ПРОНЬКО: Народ хотел участвовать, народ выражал свою позицию.
    АРЕШЕВ: Да. Но потом произошла определённая переоценка. Она произошла и в России, она происходит сейчас и в Украине. Несколько иная ситуация в Грузии – там всё осложнено недавними событиями, связанными с вторжением в Южную Осетию, которые, на мой взгляд, являются закономерным продолжением той цветной революции – революции роз, - которая случилась в Грузии. Определяющей целью был окончательный вывод ключевых стран. А Грузия – ключевая страна на Кавказе. Украина – ключевая страна в Восточной Европе.

    ПРОНЬКО: Ключевая для кого?
    АРЕШЕВ: Для всех – и для России, и для её ближних и дальних соседей. Ключевая для тех энергетических проектов, которые разворачиваются. Грузия ключевая для Армении, Азербайджана, для российского Северного Кавказа.

    ПРОНЬКО: Я хочу услышать про США.
    АРЕШЕВ: США, безусловно, являются и являлись ключевым игроком в осуществлении цветных революций. Вспомним личности послов США.

    ПРОНЬКО: Нехилые фигуры!
    АРЕШЕВ: Да. Ричард Майлз, например. Сейчас, кстати, в Армении новый посол – Йованович – с хорошим послужным списком: была Временным поверенным на Украине в своё время, в Киргизии, кстати говоря. Даже по тому, как распределяются ключевые фигуры американского внешнеполитического ведомства, мы можем судить о степени интереса США и стран Евросоюза.

    ПРОНЬКО: Андрей, по вашему мнению, интересы США заканчиваются на уровне дипломатических, экономических отношений или они далеко идущие и можно говорить, что за цветными революциями стояли американские интересы?
    АРЕШЕВ: Конечно, американские интересы; мы видим по динамике, что происходит.

    ПРОНЬКО: Объясните, ну хорошо ... Грузия – углеводороды, Украина – углеводороды, магистральные трубопроводы и всё остальное. Но зачем лбами так сталкивать? Можно сказать, что в Украине пришёл к власти националист – причём ярко выраженный, искренний в своих убеждениях. Про Саакашвили я вообще молчу – это преступник, который совершил преступление против собственного народа. Всё-таки здесь для США в чём смысл? Забориком огородить Российскую Федерацию?
    АРЕШЕВ: На первом этапе да. Но не только забориком, но и сделать так, чтобы Россия разбиралась со своими соседями – с Грузией и Украиной. И посредством управляемого хаоса ослаблять возможности России и в части экономического роста, и в части сужения возможностей выступать с самостоятельными внешними инициативами. Потому что если Россия будет разбираться со своими кавказскими проблемами, то увязнет в них. То же самое с Украиной. Мы знаем, что может последовать за такими эскападами господина Ющенко и его последовательной линией на превращение России во врага Украины и украинского народа. Мы понимаем, к чему это может привести. Как говорится, не дай бог.

    ПРОНЬКО: Вы говорите о силовом варианте?
    АРЕШЕВ: Я говорю в том числе и о силовом варианте, на который может пойти украинский президент. Но представляется всё-таки, что большинство украинской политической элиты должно понимать всю пагубность такого развития событий и не допустить этого.

    ПРОНЬКО: Объясните мне, пожалуйста, такую интересную ситуацию: если мы говорим, что львиная доля украинских граждан тяготеет к России, как так получилось, что ярко выраженный националист стал президентом? А где были российские интересы? Смотрите: у США есть интересы - и послы распределяются не просто так, не случайно люди становятся представителями США в той или иной стране. А где наши-то интересы? Мы недоработали?
    АРЕШЕВ: Вы правы. Конечно, во многом российская политическая элита, которая призвана по долгу службы заниматься политическими процессами, происходящим на территории стран СНГ, она до последнего времени как бы не представляла, в чём, вообще говоря, состоят интересы России на постсоветском пространстве. Такие инерционные модели господствовали, что никуда от нас не денутся, память об общем прошлом возьмёт верх. И то, что некоторые бывшие советские союзные республики, которые были в единой братской семье, что они станут такими врагами, каким стала Грузия, - это, конечно, явилось в некоторой степени неожиданным для тех, кто занимается этим. Но это плохо, это нужно выправлять, потому что ситуация достаточно серьёзная, и политические осложнения могут быть достаточно значительными. Вот события в Осетии наглядно это показали: сколько ни прячь голову в песок, сколько ни отказывай Абхазии и Южной Осетии... Ведь эта ситуация длится ещё с 2004, 2005, 2006 года. Когда Южная Осетия первый раз попросилась в состав России, когда они подали в Конституционный суд, что им ответили? Достаточно нетактичным образом ответили – разбирайтесь с Тбилиси!

    ПРОНЬКО: А сейчас мы признали!
    АРЕШЕВ: А сейчас признали! Где те схемы, которые выстраивались? То же самое с Украиной. Сейчас речь идёт о судьбе Договора. Конечно, там говорится, что его пересматривать не будут, что будут найдены какие-то компромиссы, но одно то, что этот вопрос уже ставится... Когда этот договор в 1997 - 98 году заключали, может, не все позиции были учтены, не был сделан должный анализ развития событий, как может повернуться ситуация на Украине. Не было это проанализировано, что, скажем, такого Кучму, который и нашим и вашим... Он, конечно, написал книгу «Украина не Россия», но при нём не было такого, что все те политики украинские, те граждане, которые дружественно относятся к России, чтобы они усилиями государственных структур и президента маргинализировались, вытеснялись на обочину политической жизни. Как на это Россия отвечает?

    ПРОНЬКО: Смотрите, тогда получается, что у США всё выстроено, спланировано, они чётко знают, что им надо, они расставляют акценты, а внешняя политика РФ по отношению, как у нас модно говорить, к ближнему зарубежью носит хаотичный характер?
    АРЕШЕВ: Да. К сожалению, во многом она носит хаотичный характер, и стоит надеяться, что последние события – такой острый кризис российско-грузинский и позиция, которую Украина в нём продемонстрировала, приведут, наконец, к отрезвлению, к пониманию того факта, что то, что происходит у ближайших соседей, не может не затрагивать РФ, её приграничные регионы.

    ПРОНЬКО: Смотрите, два момента, которые меня просто напрягают... Первый момент - по Грузии. Саакашвили - преступник... То, что международного трибунала не будет, - это понятно всем. Может, в дальнейшем это произойдёт, но не надо обольщаться. В Грузии даже грузинская оппозиция не пророссийская! Получается, эта страна упущенная! Оппозиционеры, которые кричали на Саакашвили, не пророссийские!
    АРЕШЕВ: Да, оппозиция в Грузии, большинство её... Там было несколько организаций, в частности партия Игоря Георгадзе. Но в Грузии установлен такой политический режим, который разгромил те немногочисленные силы, которые там были, - в 2006 году массовые аресты сторонников партии Игоря Георгадзе. Россия, конечно, сдала свои позиции. Вспомним историю с Асланом Абашидзе. В Грузии очень много упущено.

    ПРОНЬКО: Второй момент, который меня напрягает, - это Украина. Но Украина не с точки зрения расклада политических сил, хотя, я думаю, мы ещё затронем эту тему. В Украине ситуация очень быстро развивается. Госпожа Тимошенко, премьер-министр Украины, 11 сентября вызвана в Генпрокуратуру давать показания по поводу отравления господина Ющенко, президента Украины. Соратники оранжевой революции, вместе стояли, вместе орали! С другой стороны, Янукович... ладно, отдельно поговорим. Конкретный пример. Общаешься с гражданами Украины - и начинаешь понимать, что мы начинаем говорить на разных языках. Пример с Осетией для меня был очень ярким, когда, позвонив туда (в Украину), я услышал мнение от знакомых: ваша там Россия... ты не знаешь, что вы в Грузии творите? Вы там бомбите всех! - я был шокирован этой фразой. Это люди, которые индифферентны к политике! Их обработали! Они искренне мне это говорили! Смотрите, Андрей, здесь тоже мощнейшее упущение. Информационная война и здесь проиграна.
    АРЕШЕВ: Да. Я вам могу сказать, что в Украине было принято несколько нормативных правовых актов, которые достаточно жёстко определили информационную политику. Информационное поле там достаточно хорошо зачищено, оно контролируется если не тотально, то в очень большой степени, в гораздо большей степени, чем в России. Выстраивая информационную политику в отношении Украины, мы, конечно, должны представлять, что это имеет место быть и что пропаганда действует достаточно эффективно и изощрённо. Разные применяются приёмы, в том числе и умолчание. Это практически общая ситуация, связанная с освещением грузино-осетинских событий в западных СМИ. Украинское руководство пошло по этому пути.
    ПРОНЬКО: Обидно. Ну а Интернет? Неужели люди, которые насмотрелись этой пропаганды... Это же не новости – это пропаганда! Вам внушают, что Россия агрессор, раз, два, три... И вы поверите, что Россия агрессор, что она напала на бедную Грузию. Но почему люди не пытаются найти другой информации? Это простые люди – не политики, не депутаты!
    АРЕШЕВ: Это говорит ещё раз об эффективности той пропаганды, которая проводится в расчёте на простых людей. Это та реальность, которая есть. Я думаю, что возможности такой пропаганды со временем окажутся достаточно ограниченными, потому что всё-таки Украина, на мой взгляд, в общем понимании происходящего ещё недостаточно откололась от России, за исключением западных областей.

    ПРОНЬКО: Процесс-то, согласитесь, форсированный идёт.
    АРЕШЕВ: Форсированный, безусловно. Что вы хотите, когда в ходе оранжевой революции появилось множество сделанных под копирку информационных сайтов, которые под разными соусами, никакого оригинального продукта не вырабатывая, перепевали это на разные лады. На 100 неправительственных организаций, финансируемых Западом, существует одна российская на Украине.

    ПРОНЬКО: А в Грузии ноль.
    АРЕШЕВ: А в Грузии ноль. Я вам и про Армению могу интересный момент рассказать. Знаете, что 24 апреля отмечается дата – годовщина геноцида армянского народа? Когда накануне этой даты представители одной из неправительственных организаций устраивают митинг напротив Посольства России и говорят, что в геноциде армян виновата Россия, – это, в общем, то же самое, что происходит на Украине. На Украине эти штуки с голодомором...

    ПРОНЬКО: Это русофобия!
    АРЕШЕВ: Да, именно русофобия. То, что это навязывается агрессивно и тоном, не терпящим возражений, вызывает тревогу и за судьбы тех народов, которые становятся объектами обработки. На Украине мы видим уже раскол натуральный, потому что понятно, что часть населения, даже большая часть, пассивно, но будет этому сопротивляться. Когда пассивное сопротивление этой пропаганде перейдёт в активное, что сделает Ющенко? На какую провокацию он пойдёт? Это всё очень серьёзно, в том числе с точки зрения государственности этих народов. Мы же видим, что происходит в Грузии. Уже Абхазии и Южной Осетии нет. Грузинское национальное движение десятилетиями боролось за это, и уже не будет у них этих территорий.

    ПРОНЬКО: К вашим услугам наш интернет-сайт. Если вы смелый человек, вы к нам звоните по многоканальному телефону 730-73-70. У вас есть позиция, есть вопросы – вы пользуетесь этой услугой. Если вы человек скромный, как я, не звонящий в прямые эфиры, но имеющий свою позицию, вы пользуетесь Интернетом. Дамы и господа, мы с Андреем так детально рассказали о некоторых аспектах «цветных» революций, с одной стороны, и тех последствиях, которые уже стали очевидны для нас, давайте сделаем так: сегодня я не буду формулировать вопрос, но попрошу вас дать совет внешнеполитическому ведомству РФ. Как быть нам с этими, некогда союзными братскими республиками? Что с ними делать? Мы сказали, что по Грузии у нас полный пролёт. По Украине такого пролёта нет, но, замечу, Андрей не исключил вариант некой провокации в этой стране со стороны нынешнего президента Ющенко. Давайте ваши советы! Я вижу, что нескромных масса, - все линии заняты. Буду надеяться, что скромные всё-таки нашли наш сайт и выскажут в письменной форме свои мнения. Я всё же хочу понять, прежде чем начать принимать звонки, вашу позицию, Андрей. Вот этот триумвират – Ющенко, Тимошенко, Янукович, кто из них отыгранная карта? Я жёстко ставлю вопрос, но делаю это осознанно.
    АРЕШИН: На мой взгляд, в той или иной мере, конечно, в нынешнем виде «Партия регионов» с меньшими основаниями может рассчитывать на какие-то успехи, в частности, в борьбе за президентский пост.

    ПРОНЬКО: И на то есть основания?
    АРЕШЕВ: В общем, да.

    ПРОНЬКО: Вы считаете, что у Ющенко шансов больше, чем у Виктора Фёдоровича Януковича?
    АРЕШЕВ: Дело в том, что на стороне Ющенко, безусловно, административный ресурс и во многом внешняя поддержка.

    ПРОНЬКО: А как же демократия? Они же орут, что у них демократия и свобода?
    АРЕШЕВ: Демократия – она управляемая. Для своих демократия, а для чужих нечто иное. Поэтому мне кажется, что наиболее серьёзная фигура – это госпожа Тимошенко.

    ПРОНЬКО: То есть эта дама может реально претендовать, и не просто претендовать, а выиграть на выборах в 2010 году?
    АРЕШЕВ: Если не будет назначено досрочных выборов.

    ПРОНЬКО: Вы не исключаете такого варианта?
    АРЕШЕВ: Этого никто не исключает, особенно на Украине.

    ПРОНЬКО: Если внеочередные выборы президента, то шансы Ющенко остаться на следующий срок сохраняются?
    АРЕШЕВ: При нынешних условиях они достаточно небольшие, но если мы не исключаем вариантов каких-то чрезвычайных осложнений, то в чрезвычайной ситуации Ющенко, конечно, может на поисках внешнего врага, на консолидации какого-то своего ресурса, на нейтрализации своих противников... Не зря идут разные разговоры.

    ПРОНЬКО: Андрей ушёл от ответа. Последний уточняющий момент. Тимошенко может стать той компромиссной фигурой, которая устроит и Запад, и Восток?
    АРЕШЕВ: На мой взгляд, в качестве временного решения такой вариант можно рассматривать.

    ПРОНЬКО: Сейчас мы будем слушать советы, которые будут давать слушатели программы «Реальное время». Дамы и господа! Давайте дадим советы внешнеполитическому ведомству, которое профукало Грузию. Очень большие вопросы по Украине и даже по тем странам, которые у нас считаются чуть ли не союзными, но как-то вот... Вы все понимаете, о какой личности и о какой стране я говорю. Алё! Добрый вечер! Вы в эфире.

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Михаил. Дело в том, что проблема не новая, это тянется со времён Древнего Рима – политика «разделяй и властвуй». Между Востоком и Западом это противостояние было всегда. Запад поступает так же, как поступал всегда.

    ПРОНЬКО: Михаил, вы применяете эту фразу по отношению к Западу, а почему нам эту фразу к себе не применить?
    СЛУШАТЕЛЬ: У нас этого никогда не было, это не в обычаях Востока. Даже если взять мусульманские страны, там такого в принципе нет. А у нас тем более – у нас христианская страна. Не по статусу, а по духу.

    ПРОНЬКО: А совет МИДу? Как быть-то?
    СЛУШАТЕЛЬ: Никак не быть, ничего не делать, всё само собой обернётся. Всегда были Мазепы, которые предавали, и всегда были Богданы Хмельницкие. Когда Россия показала всему миру, что она может, а Запад наполовину заткнулся, я думаю, что центростремительные пророссийские силы рано или поздно всё равно возобладают.

    ПРОНЬКО: Хорошо. Михаил, спасибо вам большое. Это получается такой естественнонаучный взгляд. То есть оно само как-то рассосётся, и эти регионы к нам вернутся. Андрей, ваши мысли.
    АРЕШЕВ: Хотелось бы заметить, что в Южной Осетии не рассосалось. И надеяться, что всё само рассосётся, было бы наивно, но мне хотелось бы согласиться с Михаилом в том, что экспансия всегда была. Я не являюсь специалистом по Риму, но события последних двух веков и та большая игра, которая велась, говорят о том, что экспансия всегда была отличительной чертой политики Запада. На определённом этапе Великобритании, потом их геополитического преемника США...

    ПРОНЬКО: Но я не соглашусь с тем, что Россия всегда была такая белая и пушистая – зайчик такой. Этот «зайчик» занимал одну шестую часть суши. Это был не «зайчик»!
    АРЕШЕВ: Про «зайчика» никто не говорит. «Зайчиков» как бы нет в мировой политике.

    ПРОНЬКО: Нет, было сказано: это не в нашей традиции! Это и в нашей традиции – «разделяй и властвуй»! Как мы оказались на том же Кавказе?
    АРЕШЕВ: Самостоятельная тема для обсуждения. Тут есть о чём поговорить. Но модели продвижения освоения новых пространств (я так понимаю, Михаил об этом говорил), они несколько разные всё-таки.

    ПРОНЬКО: Я соглашусь: англосаксы умеючи это делали, сталкивая всех. Век 17-й, 18-й, 19-й, 20-й – и это продолжение сейчас мы видим.
    АРЕШЕВ: В России это было не так выражено.

    ПРОНЬКО: Так, может, надо наконец-то этот хребет в себе выработать и действовать, преследуя свои интересы?
    АРЕШЕВ: Возможно. На всех фронтах у нас вряд ли сейчас получится, но на каких-то отдельных - скажем, ближнее зарубежье - это не мешало бы делать. Это не мешало бы сделать в отношении той же Грузии в начале 90-х. Но не мне вам объяснять, какая у нас была обстановка в начале 90-х годов, когда обстановка в Грузии была гораздо более благоприятна для нас.

    ПРОНЬКО: Дамы и господа, мы продолжаем принимать ваши советы внешнеполитическому ведомству России. Добрый вечер! Как вас зовут?
    СЛУШАТЕЛЬ: Александр. У меня вопрос такой. Почему мы, русские люди, так любим говорить слова? Почему мы так много говорим о внешней политике, о ситуации на Кавказе? Почему мы не обсуждаем внутренние проблемы – экономику, инфляцию, экологию, пробки эти в Москве?

    ПРОНЬКО: Саша, я вас вынужден отключить: в 9 вечера инфляция, экономика – всё в программе «Сухой остаток». Что касается пробок, в пятницу у меня здесь сидел Сергей Митрохин – депутат Мосгордумы, – и мы с ни эту проблему обсуждали. Внимательно следите за нашими эфирами. Что касается внешней политики... Когда наши ребята гибнут, защищая мирных граждан, вы можете это рассматривать внешней политикой, внутренней политикой... Идём дальше: 730-73-70. Добрый вечер! Как вас зовут?

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ольга. Люблю я вашу передачу!
    ПРОНЬКО: Спасибо!

    СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой совет. Наше государство, к сожалению, не имеет таких политических технологов, которые бы могли разворачивать такие «цветные» революции. И это зависит, наверное, от того, о чём говорил слушатель. Никогда не было концепцией нашего государства насилие, направленное на расширение своих границ. Я бы хотела посоветовать нашему внешнеполитическому ведомству нанять где-нибудь во Франции, в тех же Штатах хороших спичрайтеров, хороших политиканов, которые могли бы развернуть «цветные» революции на Кубе, в тех же Штатах, например. И бить их тем оружием, которым ни бьют нас.

    ПРОНЬКО: Оля, так и хочется сказать: а кишка-то не тонка будет?
    СЛУШАТЕЛЬ: У нас же такие ресурсы – стабилизационный фонд! Давайте их пустим на это дело!

    ПРОНЬКО: Спасибо.
    АРЕШЕВ: Знаете, я только короткую реплику могу сказать: боюсь, на организацию таких потрясений в США не хватит у нас ресурсов. Они сами себе проблемы создают, без нас.

    ПРОНЬКО: У нас с вами какой-то империализм начинается российский! Я ещё раз скажу нашему слушателю, который говорил, что внутренней политике надо уделять больше внимания: я с вами не просто согласен, я принципиально смотрю единственный канал, где нет международных новостей. Он не из Москвы, он из соседнего города, из другой столицы. У них идут только отечественные новости. Но вот внешняя политика, особенно в ближнем зарубежье, - это и внутренняя политика.
    АРЕШЕВ: Она автоматически становится внутренней.

    ПРОНЬКО: Продолжаем слушать советы. Добрый вечер, вы в эфире. Как вас зовут?
    СЛУШАТЕЛЬ: Борис. Очень согласен с Ольгой, но считаю, здесь комплексно надо подходить. Насущная проблема – наркотрафик, колумбийский наркотрафик. Почему бы нам не разместить систему ПРО, чтобы сбивать колумбийские летательные аппараты с наркотой, которая может попасть в Россию. Например, разместить ПРО на Кубе.

    ПРОНЬКО: А вы знаете, какая истерика поднимется, Борис? Нас все будут осуждать. Нам все будут говорить: вы империалисты, вы опять возрождаете свою империю! Вы послушайте, что в последние дни говорили западные каналы! Я читал западные газеты и думал: это про мою страну или про чужую?
    СЛУШАТЕЛЬ: Понятно, что Россию никто не любит, потому что мы – одна шестая часть суши, сейчас поменьше.

    ПРОНЬКО: Борис, поверьте, Америку тоже не любят, но в силу разных обстоятельств...
    СЛУШАТЕЛЬ: Нельзя всем понравиться, извините.

    ПРОНЬКО: Спасибо.
    АРЕШЕВ: Наркотрафик – это отдельная тема.

    ПРОНЬКО: Но тут удар, скорее, по Америке будет нанесён, нежели по России. Честно сказать, не моя тема, я не готов её обсуждать. 730-73-70. Крайне интересны ваши советы МИДу России. Возвращаемся в ближнее зарубежье. Прекратите экстремистские высказывания в отношении США, мы с Андреем пришли к выводу, что они сами себя угробят через какое-то время. Они уже гробят себя. Это тоже тема другого разговора. Добрый вечер! Как вас зовут?
    СЛУШАТЕЛЬ: Сергей. Я хотел бы сказать, что надо работать с населением, буквально бороться за каждый голос. Как китайцы говорят: мы не будем с вами воевать, мы просто переселимся все в Сибирь, проголосуем и отделимся. Надо ходить буквально по домам и объяснять людям...

    ПРОНЬКО: Кто будет по домам ходить – объясните мне.
    СЛУШАТЕЛЬ: Специальные люди, общественные организации, они будут работать с населением.

    ПРОНЬКО: Я с трудом представляю, как в Тбилиси сейчас кто-то будет ходить и за Россию агитировать. Вы можете себе представить? По меньшей мере, морду набьют, а по большей – не знаю даже.
    СЛУШАТЕЛЬ: А если, скажем, Украина?

    ПРОНЬКО: Знаете... спасибо большое за звонок. Сейчас Андрей прокомментирует, а у меня маленькая реплика. Приехал в Киев с семьёй, со старшей дочерью и супругой. Надо было пройти к Лавре. Девушка – роскошная, красивая, цивильная, – мы ей по-русски, а она по-украински. Это к вопросу о цивилизации.
    АРЕШЕВ: Да, сложный вопрос, потому что возможности для агитации в пользу России предельно сужены. Это контроль над информационным пространством. Но некоторые возможности есть, потому что сохраняются пророссийские организации и партии на Украине, да и в Грузии ситуация не столь однозначная. Правда, до осетинских событий, но русский язык в Грузии был достаточно популярен, его учили в частном порядке (в школах, в основном, английский), так как трудовую карьеру связывали с Россией.

    ПРОНЬКО: Опять это против нас сработает – английский язык, влияние англосаксов, и пошло-поехало. И молодое поколение будет на этом взращиваться. К сожалению, RUSSIA TODAY – это не CNN. Как только переломим тренд в части информационных технологий, сразу получим результат. Не бегают американцы по Тбилиси и не агитируют за себя. В Турции есть канал СNN -Турция. У Ющенко, наверное, пока ума не хватает сделать СNN – Украина. Алё, добрый вечер!
    СЛУШАТЕЛЬ: Юрий говорит. Добрый день! Я хочу одно замечание сделать, что мы недооцениваем роль общественных организаций народной дипломатии «Диалог без границ». Совершенно этому не придаём значения. А формирование мнений идёт через общественные организации на
    60%, и этим западные страны пользуются. Даже в нашей стране сколько иностранных общественных организаций, которым деньги платят!

    ПРОНЬКО: Юрий, сейчас уже меньше. Всё-таки их «поддавили».
    СЛУШАТЕЛЬ: Если не хотите платить своим общественным организациям, платите за результаты той деятельности, которая происходит.

    ПРОНЬКО: Спасибо. Тоже немного не соглашусь. Андрей, смотрите, Путин перед уходом с поста президента подписал указ «Фонд «Русский мир». Это из этой серии, попытка, по крайней мере.
    АРЕШЕВ: Да, это попытка. После многолетнего игнорирования общественности всё-таки приходят к тому, что это тоже нужно.

    ПРОНЬКО: Я думаю, у Никонова получится. С государственной поддержкой фонд этот будет активно работать в дальнейшем. Вы согласны с советом нашего слушателя, что это направление надо резко активизировать в части общественных движений?
    АРЕШЕВ: Активизировать нужно, потому что голос общественности, правильным образом поданный с помощью информационных технологий, об отсутствии которых мы говорили, может сыграть свою роль. С общественным мнением надо работать – на Западе это умеют делать.

    ПРОНЬКО? Не грешно и поучиться.
    АРЕШЕВ: Я не думаю, что мы овладеем всеми технологиями работы с общественным мнением и, скажу прямо, манипулированием общественным мнением, но из-за того, что где-то мы отстаём, мы не должны сидеть сложа руки и ничего не делать.

    ПРОНЬКО: Да ладно! Смотрите, на территории РФ информационные технологии работают эффективно. Надо эту эффективность попытаться ещё туда направить.
    АРЕШЕВ: Согласен с вами. Я не хотел сказать, что у нас что-то плохо работает, просто адекватная работа с англоязычной публикой и с этим общественным мнением...

    ПРОНЬКО: Знаете, пусть не обижаются коллеги, но с RUSSIA TODAY это не получится, при всём моём уважении. 730-73-70. Максимум два звонка, если вы, уважаемые слушатели, будете лаконичны. Алё!
    СЛУШАТЕЛЬ: Это Игорь. Я считаю, что никакая пропаганда России не поможет. Не поможет по одной причине – потому что все люди, которые нас окружают, - бывшие сограждане или более дальнее зарубежье,- они сейчас прекрасно знают, что Россия сейчас – абсолютно мёртвое государство. Это государство, которое абсолютно не развивает науку, совершенно не думает о молодёжи. России нечего предложить, кроме угроз. Ну и постоянные ссылки на историю. Мы прекрасно знаем, что народы дружить не могут – дружить могут люди. А у стран могут быть только интересы. Какой может быть интерес у Украины дружить с Россией? Что Россия может предложить? Мы даже дорогу не можем сделать из Москвы до Владивостока. Нам не по силам никакие задачи вообще.

    ПРОНЬКО: Спасибо, Игорь. На самом деле, это принципиальный момент. Некая привлекательность, некий образ – всем внушили американский образ жизни. Домик, лужайка, машинка, Мадонна, Голливуд – это всё одна цепь. Сейчас ура-патриоты просто снесут Игоря с этой ровной местности, но, Андрей, согласитесь: то, что сказал Игорь, - это очень важный момент.
    АРЕШЕВ: Безусловно, комментируя Игоря, я просто хочу реплику: я не помню, чтобы Россия кому-то угрожала. Что касается привлекательного образа Америки, то, безусловно, он работает; в Грузии, например, ещё более привлекательный образ Америки. Я думаю, что люди, которые сопоставляют факты, а не только восторгаются пепси-колой...

    ПРОНЬКО: Этим тоже восторгаются, к сожалению. Всё. Я вас благодарю за то, что вы пришли. Тема крайне важная и крайне интересная. Надеюсь, Андрей, вы у нас ещё не раз побываете в эфире, потому что вы интересный собеседник. Вы видели моментальную реакцию слушателей. Тема больная, люди переживают это. Теперь краткие итоги голосования на нашем сайте. Чуть меньше суток вы голосовали: «цветные» революции – это... Итак, 66% сказали, что это работа американских империалистов (я такую формулировку сделал); 21% сказал: нам «цветные» не нравятся. 10% сказали, что это работа российских милитаристов. И только 3% сказали, что цветные революции в бывших союзных республиках – это народная воля. Спасибо огромное всем. Встречаемся в 9 вечера в «Сухом остатке» - будем говорить о рынке недвижимости. Я с вами прощаюсь до 9 вечера.
    http://www.finam.fm/archive-view/156/#
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  24. #23
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Неизбежный тупик "цветных" революций

    Случившиеся несколько лет назад цветные революции провозгласили торжество демократии западного образца в нескольких бывших советских республиках. При явной поддержке и с одобрения заокеанских политтехнологов лидеры победившего "цветника" тут же оповестили мир о том, что их независимые страны дистанцируются от России. И что в итоге? Сегодня стала совершенно очевидной несостоятельность такого политического курса. Он если и не привел к окончательному краху правившие в этих странах режимы, то уж точно завел их в тупик


    Розы увяли, оставив шипы

    Любимая игра грузинских властей - охота на ведьм

    В Грузии набирает обороты избирательная кампания. 25 ноября подал в отставку президент Саакашвили. Внеочередные президентские выборы назначены на 5 января, и президент обязан сложить полномочия за 40 дней до этой даты. Предстоит жесткая борьба, в которой Саакашвили противостоит весь спектр оппозиционных сил. На его стороне лишь госаппарат и партия власти - "Единое национальное движение - ЕНД". Данные выборы явились вынужденной уступкой Саакашвили грузинской оппозиции, выведшей на улицы десятки тысяч людей

    Cимволично, что Саакашвили ушел в отставку в очередную годовщину "революции роз". Ровно четыре года назад он и его сторонники при поддержке массового митинга в Тбилиси совершили государственный переворот, отстранив от власти тогдашнего президента Шеварднадзе. Но в ноябре этого года оппозиция собрала в Тбилиси 100-тысячный митинг, требуя отставки самого Саакашвили. Его власть висела на волоске. Но в отличие от предшественника Саакашвили оказался менее щепетильным в выборе средств. Он разогнал митинг с использованием дубинок, резиновых пуль и слезоточивого газа. 600 манифестантов получили ранения, против лидеров оппозиции были возбуждены уголовные дела. Так бесславно закончился романтический период в истории Грузии, связанный с "революцией роз".

    Нынешний политический кризис в Грузии стал закономерным следствием эволюции режима Саакашвили. Придя к власти не правовым путем, он и далее не следовал букве закона. Были сфальсифицированы президентские выборы 2004 года, на которых он набрал 96% голосов. То же самое произошло и на парламентских выборах. Его партия "Единое национальное движение - ЕНД" набрала якобы 70% голосов, в то время как все оппозиционные партии, за исключением одной, не преодолели 7% барьер.

    Новый президент обещал грузинам установление демократии, ликвидацию коррупции, экономическое процветание и восстановление территориальной целостности страны. Но ни один из этих пунктов выполнен не был. Зато Саакашвили здорово испортил отношения с Москвой, что привело к введению Россией экономических санкций против Грузии. Это сильно ударило по грузинской экономике, которая и без того находилась не в лучшей форме.

    Сук, на котором сидел президент

    Для ликвидации пророссийской оппозиции Саакашвили прибег к прямым репрессиям. Грузию под угрозой ареста за вымышленные преступления вынуждены были покинуть многие политики, по-доброму относившиеся к нашей стране. Накануне выборов в местные органы власти осенью 2006 года оставшиеся активисты пророссийской оппозиции были обвинены в антиправительственном заговоре и арестованы.

    Одновременно Саакашвили начал зачистку политического пространства от потенциальных конкурентов среди своих сторонников. Первой жертвой стал премьер-министр Зураб Жвания, погибший при загадочных обстоятельствах. Затем последовали отставки министра иностранных дел Саломе Зурабишвили, пользовавшейся авторитетом на Западе, харизматичного министра по урегулированию конфликтов Георгия Хаиндравы, влиятельного министра обороны Ираклия Окруашвили.

    Прижав коррупцию среди "чужих", Саакашвили дал полный простор стяжательству среди "своих". Многие грузинские предприниматели стали объектом государственного рэкета. Их арестовывали по ложным обвинениям и затем выпускали за внесение определенной суммы во "внебюджетные фонды". Широкое распространение получил рейдерский захват преуспевающих компаний людьми Саакашвили. На этой почве обострились отношения президента с грузинским олигархом Бадри Патаркацишвили, который не собирался расставаться со своей собственностью.
    Стремясь к абсолютной власти, Саакашвили сам подрубил сук, на котором сидел. Его единственной опорой стала узкая группа преданных ему сатрапов, вызывавшая все большее неприятие в грузинском обществе. Продолжаться так долго не могло.

    Диктатура не сдаётся

    Катализатором политического кризиса послужило выступление Окруашвили 25 сентября. Экс-министр обороны обвинил власти в репрессиях, убийствах, коррупции и попрании национальных ценностей. Он, в частности, заявил, что Саакашвили дал ему поручение убрать Бадри Патаркацишвили. Он также сообщил, что по приказу Саакашвили был зверски избит бывший депутат парламента, бизнесмен Валерий Гелашвили. И намекнул на причастность Саакашвили к смерти премьер-министра Жвания. Окруашвили разоблачил и финансовые махинации президента Грузии. Объявил, что президент через подставных лиц контролирует серьезный бизнес, а имущество его семьи составляет миллиарды долларов.

    На следующий день Окруашвили был арестован. Но запущенный им процесс было уже не остановить. Оппозиция вышла на улицы. В Тбилиси состоялся митинг в поддержку Окруашвили. Манифестанты решили объединить оппозиционные силы в единую организацию - "Общенародное движение". Оно и организовало массовый митинг в Тбилиси 2 ноября, вынудивший Саакашвили пойти на новые выборы.

    Понятно, что они нужны Саакашвили вовсе не для того, чтобы отдать власть оппозиции. Он будет цепляться за нее из последних сил. Ведь в случае отставки ему и его клану грозят уголовные дела с перспективой длительных тюремных заключений и конфискации имущества. Поэтому Саакашвили и его подельники будут драться не на жизнь, а на смерть. Рассчитывать на честные выборы в этих условиях не приходится. Сторонники Саакашвили контролируют все избирательные комиссии, весь госаппарат и пойдут на любые фальсификации, чтобы сохранить его у власти.

    С другой стороны, и грузинская оппозиция не собирается уступать. В случае фальсификации выборов они вновь намерены вывести людей на улицы. Политический кризис в Грузии грозит стать перманентным. Для обуздания оппозиции Саакашвили может пойти на установление прямой диктатуры. В общем, можно только посочувствовать гражданам Грузии. Ничего хорошего их не ждет. Перефразируя известную китайскую мудрость, можно сказать: "Не дай вам бог жить в эпоху цветных революций".
    Михаил Александров
    Из сети
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  25. #24
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Украина и «цветные революции»

    Владимир Зуев
    Украина и «цветные революции»

    Четыре года назад, 23 января 2005 года, в Верховной Раде Украины состоялось торжественное заседание, посвященное принятию присяги президентом Украины Виктором Андреевичем Ющенко. Позднее общественность Украины узнала, что победа Ющенко была организована извне, благодаря применению специальных политтехнологий, получивших название на Украине - «Оранжевая революция». Ющенко не первый и не последний политик, приведенный к власти внешними, очень влиятельными силами на территориях, находившихся ранее в зоне влияния СССР.
    Вначале была «Бархатная революция» в Чехословакии, а, затем, в конце восьмидесятых годов, с мощного шествия хоров в Прибалтике начались «Поющие революции», вырвавшие латышей, эстонцев и литовцев из объятий Советского Союза.
    Затем, Сербия, - октябрь 2001 года. После двенадцати лет нахождения у власти был изгнан революцией Милошевич
    После чего последовала Грузия - 2003 год. Изгнан «революцией роз» Шеварнадзе.
    Наконец, Украина – 2004 год. «Оранжевая революция» привела к власти Ющенко.
    Потом был Киргизстан – март 2005 года. Попытка «революции тюльпанов» в Киргизии, Президент Акаев добровольно оставил власть и покинул страну.
    Были еще попытки политических переворотов в Белоруссии, Азербайджане, Узбекистане, России, но они оказались неудачными.
    Четыре «цветные революции», без применения насилия, смели за короткий срок четыре авторитарно-криминальных режима, во главе которых стояли выходцы из советской эпохи. И каждый раз проигрывался один и тот же сценарий. Существующие правительства свергаются демонстрациями, сметающими все на своем пути.
    Революция уносила один за другим режимы, лояльные к России. Случайно ли это? Может быть, кем-то создана действенная система постоянных революций - розовых, оранжевых, поющих и др.? И этому кому-то – плевать на законы, существующие в этих странах?
    Как же все-таки эти революции возникают? Кто их инспирирует, готовит, финансирует, и какая страна может оказаться следующим полигоном для отработки «цветных технологий»?
    «Цветная революция» (ЦР) - термин, которым принято обобщенно описывать ряд общественно-политических событий, произошедших в мире в конце двадцатого - начале двадцать первого веков. Это серия массовых уличных протестов населения, завершившихся сменой политических режимов в ряде стран Восточной Европы. Западные и прозападные политологи утверждают, что в странах, переживших «цветные революции», режим управляемой «пророссийской демократии» был заменен обычной демократией. Но, в социальном плане, «цветная революция» - это контрреволюционный переворот в интересах крупной и средней буржуазии. Действительно, если одна группа людей перехватывает власть у другой, с целью получить доступ к перераспределению ресурсов, то никакая это не революция, а дворцовый переворот. Все осталось прежним, кроме людей у кормушки. Поэтому можно утверждать, что грузинский, украинский и киргизский «политические перевороты» - были революциями только по названию.
    Характерными чертами этих «цветных революций» являются - массовые митинги, демонстрации и забастовки, которые проводятся оппозицией после проведения выборов, по результатам которых оппозиция объявляется проигравшей. Оппозиция в таком случае утверждает, что были допущены нарушения избирательного законодательства, исказившие волю народа. Массовые протесты приводят либо к проведению повторного голосования (Украина), либо к силовому захвату зданий органов власти толпой (Югославия, Грузия, Киргизия, Болгария) и бегству руководителей государства с последующим проведением новых выборов. В обоих случаях оппозиция приходит к власти.
    Революции проходят под антикоррупционными и радикально-демократическими лозунгами. Народ – «сознательно вышедшие на улицу граждане», - противопоставляется «манипулируемой режимом массе».
    Революции предшествует формирование молодежных организаций (Пора, Отпор и т. д.), которые образуют т. н. «полевые отряды революции».
    Революция носит, подчёркнуто бескровный характер. Правда, в Киргизии в результате столкновений с полицией и погромов магазинов после силового захвата зданий органов власти толпой были пострадавшие (убитых не было).
    Прослеживается связь уличных протестов и с грантами или стипендиями таких фондов как фонд Джорджа Сороса «Открытое общество», Гарвардский университет, институт Альберта Эйнштейна, Международный республиканский институт и Национальный демократический институт (США), Международный центр ненасильственных конфликтов, Международный институт стратегических исследований в Лондоне и многих других. Так, организация «Новый сербский форум» обеспечивала регулярные поездки сербских специалистов и студентов в Венгрию для «бесед и консультаций» с западными экспертами. «Национальный фонд поддержки демократии» (США) организовал обучение с 1997 по 1999 годы свыше 900 лидеров и активистов правых партий «предвыборной стратегии и умению привлекать широкое внимание».
    Значительные финансовые ресурсы на организацию «цветных» революций поступали через американский фонд «Поддержки демократии в Восточной Европе» (SEED). Расходы SEED – часть бюджета госдепартамента США. Общие финансовые поступления через SEED в Сербию составили около девяноста миллионов долларов. В украинскую «оранжевую революцию» США вложили более шестидесяти пяти миллионов долларов.
    Важным элементом техники и методов осуществления «бархатных революций», а также своеобразным средством общения и идентификации единомышленников - является формирование символа.
    В Сербии это был сжатый кулак, на Украине – оранжевый цвет, в Грузии – роза, в Киргизии – тюльпан, в Болгарии - два пальца в форме «V» (Victory, Победа). Обязательным качеством любого символа должна быть узнаваемость и несложная возможность его нанесения различными способами в общественных местах.
    Обязательным атрибутом - является кампания неповиновения власти. Состоит в организации массированного давления на органы исполнительной власти на различных её уровнях. Формами такого давления, как правило, выступают митинги и забастовки всех видов, голодовки, представление поддельных документов, блокирование информационных линий и транспортных коммуникаций, снятие указателей госучреждений, бойкот выборов, отказ от уплаты налогов, отказ от должности и работы с правительством и т.д.
    «Цветные революции», в большинстве случаев, происходят на фоне парламентских или президентских выборов, значительно корректируя их первоначальные результаты. Во главе «цветной революции» стоят некогда высокопоставленные чиновники, попавшие в опалу (Глория Арройо, Воислав Коштуница, Михаил Саакашвили, Виктор Ющенко, Курманбек Бакиев, Михаил Касьянов). Среди лидеров «цветной революции» как правило присутствует и харизматическая женщина а-ля «Жанна д'Арк» (Глория Арройо, Нино Бурджанадзе, Юлия Тимошенко, Роза Отунбаева, Ирина Хакамада).
    Решающую роль в успехе «цветной революции» играет бездействие силовых структур и высших судебных инстанций, под давлением уличных пикетов выносящих решения о незаконности действий властей. Работа с силовыми и судебными структурами проводится заблаговременно и требует серьезных финансовых вливаний.
    Лозунги - также неотъемлемая часть «цветных или бархатных революций». Причем бесхитростные слоганы типа «Сербия без Милошевича!», «Украина без Кучмы!», «Киргизия без Акаева! и «Грузия без Шеварднадзе!» - с одобрением воспринимались «революционерами» и примкнувшими к ним обывателями. Под такими же лозунгами были предприняты попытки раскачать ситуацию в Азербайджане, Белоруссии, Узбекистане, Казахстане и России, но там цветные революционеры успеха не достигли.
    Победившие «цветные революции» немедленно получали на Западе исключительно положительные, и даже восторженные оценки.
    Наиболее характерные из них – «Победа народного волеизъявления», «Торжество демократии», «Стремление гражданского общества выйти из спячки постсоветского авторитаризма», «Поражение российского империализма на постсоветском пространстве».
    События в Сербии, Грузии, Украине, Киргизии развивались по одному и тому же шаблонному сценарию, который описан в книге американского политолога Джина Шарпа «От диктатуры к демократии». Она была впервые опубликована в Бангкоке в 1993 году.
    Шарп предлагает ориентированной на Запад демократической оппозиции отказаться от легальных методов и целиком сосредоточиться на организации массового политического неповиновения властям. Книга Шарпа представляет собой практическое руководство по захвату власти. В ней излагается тактика и стратегия борьбы оппозиции против тоталитарных и авторитарных режимов, а также наиболее действенные формы пропагандистской и организационной работы в различных социальных слоях населения, в том числе, в армии и полиции.
    Не удивительно, что книга Шарпа превратилась в Библию всех современных цветных революционеров. Именно по содержащимся в ней рецептам свергли Милошевича в Сербии, а затем была организована «розовая революция» в Тбилиси и «цветные революции» на Украине и в Киргизии.
    Но в своей книге Шарп не упоминает о том, что массированные политическая и финансовая поддержка извне - являются непременным условием успеха прозападной оппозиции. Проанализировав ход «цветных революций», становится ясно, что эта поддержка оказывается двумя путями:
    - в форме дипломатического и экономического давления на правящий режим, которое его частично или полностью парализует;
    - в виде его всемерной дискредитации и демонизации в средствах массовой информации.
    Все это имело место во всех странах, где победили «бархатные революции».
    Общеизвестно, что одним из главных действующих лиц любой «цветной революции» выступают молодежные штурмовые отряды.
    Так, активистов молодежного сербского «Отпора» обучали «науке побеждать», работники Госдепартамента США (об этом сообщала американская «The Washington Post» и другие СМИ).
    Ударные отряды грузинской оппозиции, в виде молодежного движения «Кмара», проходили специальную подготовку в финансируемых США лагерях на территории Сербии.
    Представители украинской «Поры» проходили обучение в зарубежных подготовительных центрах. Также известно, что на Украине, во время «оранжевой революции», были подготовлены отряды вооруженных боевиков, готовых применить оружие по команде руководителей «оранжевого переворота». Об этом говорил, впоследствии телохранитель кандидата в президенты Ющенко, – Евгений Червоненко.
    Попытки осуществления новых цветных революций продолжаются. Правда, чем дальше, тем они менее успешны. Большую роль в прогрессирующей деградации идей цветных революций на постсоветском пространстве, играет, полная пессимизма, картина, которую ныне представляют собой страны победившей «розово-оранжевой демократии».
    Если отбросить всю словесную шелуху, сопровождающую «цветные революции», то можно согласиться со словами Майка Стоуна, руководителя ассоциации Freedom House: «Мы слишком увлеклись этими историями о «бархатных и оранжевых революциях». Мне нужна «зеленая революция», - революция доллара. Достаньте деньги - и мы напечатаем все, что захотите!» Эту фразу можно рассматривать в качестве главного тезиса финансового обеспечения «цветной революции».
    В докладе госдепартамента говорилось о том, что «на развитие демократии в мире» в 2006 году США потратили гигантскую сумму в 1,2 миллиарда долларов, причем больше половины этих денег было израсходовано на поддержание и развитие процессов демократизации в России и странах СНГ, в том числе - в Центральной Азии. Эти деньги были потрачены на финансирование российских некоммерческих организаций, оппозиционных политиков, «поддержку политических партий в Белоруссии», «наблюдение за выборами на Украине», организацию «учебы для политических партий», обучение представителей СМИ, тому, как «правильно» освещать политические проблемы, а также на ведение «просветительской работы» среди избирателей…»
    В наступившем 2009 году украинская «политическая элита» будет усиленно готовиться к президентским выборам. А поскольку она по своей сути – продажна, за редким исключением, какое составляют националисты и коммунисты – основной части украинских «властителей дум» придется основательно побеспокоиться о своем политическом будущем. И для многих из них очередная «цветная революция» могла бы стать мостиком на политический Олимп. Для простого же народа выходом из затянувшегося семнадцатилетнего кризиса может стать только социалистическая революция. Но, поскольку народ еще не подошел к той последней черте, когда «низы – не хотят», видимо предшественницей социальной революции все-таки будет, как и в 1917 году – буржуазная, или очередная «цветная».
    То, что Ющенко вышел из доверия своих американских спонсоров – это очевидно. Видимо на ту же «свалку истории» будет отправлен и грузинский кум Ющенко – Михаил Саакашвили. Они не сумели за время своего президентства превратить Украину и Грузию в плацдарм для Североатлантического блока, направленный своим острием в сторону богатой энергетическим сырьем России. И было бы логично, если бы уходящий в отставку Буш младший унес с собой и этих марионеток. Скорее всего американские т.н. «неоконсерваторы» попытаются заменить нынешнего президента Украины персонажем более решительным и умелым в выполнений указаний заокеанского руководства, чем Ющенко. И такой кандидат на должность «Гетмана Украины» – имеется. Это Анатолий Степанович Гриценко - бывший дважды министр обороны Украины, а ныне народный депутат, руководитель парламентского комитета, страстный проповедник и приверженец вступления Украины в НАТО. Под него американцы и денег выделят и советниками помогут, и давление на любые властные украинские структуры окажут.
    И очень обидно становится за то, как пассивно ведет себя Россия, на фоне непрекращающейся активности американских эмиссаров на Украине. На взгляд многих украинских русофилов, многолетнее пребывание на должности российского посла в Киеве Черномырдина Виктора Степановича, кроме анекдотов в его адрес и насмешек над его манерой изъясняться, ничего не добавило к улучшению российско-украинских отношений. Да, Черномырдин, давнишний приятель экс президента Кучмы, очень хорошо устраивает приемы и светские рауты – и все…? Русский язык выведен из всех официальных сфер Украины – Черномырдин молчит. Российские кабельные телеканалы закрываются властями – Черномырдин молчит. Всем понятно, что на Украине он в первую очередь представляет интересы российского Газпрома, а интересы соотечественников волнуют его в десятую очередь.
    На наш взгляд назначение на пост посла Константина Затулина или другого достойного политика типа Юрия Лужкова, принесло бы больше пользы для «русского движения» Украины и налаживания добрососедских отношений между нашими странами.
    Давайте вспомним о том, что во время президентских выборов 2004 года, в нашей стране действовали сотни финансируемых Государственным департаментом США неправительственных организаций. Были выделены тысячи грантов для антиправительственных изданий, сайтов, объединений, а также для «подпитки» отдельных политологов, журналистов, PR – специалистов, всевозможных агентств и телестудий. На выборы были согнаны более десяти тысяч иностранных наблюдателей. Американское посольство дневало и ночевало на «Майдане», сверхоперативно решая любые возникающие проблемы «революционеров». Американское и Европейские правительства осуществляли постоянный нажим на президента Кучму и украинское правительство, чтобы предотвратить применение силовых действий против путчистов.
    Действия же России на тот момент свелись к поздравлению президентом Путиным Виктора Януковича с победой во втором туре выборов. Было также разрешено в течение девяноста дней пребывание украинцев в России без регистрации. Да, российские политтехнологи массово принимали участие в выборах на стороне Януковича, но не меньшее количество их помогало и Ющенко.
    Поэтому России надо четче определиться, кого поддерживать на предстоящих выборах, понимая, что Ющенко, Тимошенко и Янукович – в принципе - три головы одного и того же «проамериканского дракона».
    А нам, представителям левых движений, русских общин и всем противникам пещерного национализма, только совместными усилиями, объединившись, можно противостоять попыткам некоторых украинских (проамериканских) политиков разрушить вековую дружбу славянских народов. Ведь, только объединившись, можно защитить страну от очередной «цветной революции».
    Краматорск, 5.01.09.

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  26. #25
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Раскол Украины - не "выдумка москалей"

    Едва вступив в должность президента, Виктор Ющенко сразу же развернул репрессии против русскоязычных политических элит Юго-Востока Украины. Он вел и сейчас ведет политику диктата Запада страны над Востоком. Центральная Украина имеет свою, особую позицию, имя которой - Юлия Тимошенко

    Территории Юго-Востока - Донбасса, Крыма и Новороссии, как известно, были переданы УССР большевистскими властями. Частью проводившейся тогда политики была и насильственная украинизация населения. Она и аукнулась через много десятилетий, когда в "самостийной" Украине раз за разом проводились различные плебисциты, голосование на которых также проходило по географическому и геополитическому признаку. Восток и Юг - за русский язык, Запад - против. А Центр - за красивую женщину...

    Но "оранжевые" политические силы со слепым упорством отвергают возможный компромисс в виде федерализации Украины. Хотя он способен снять глубокое цивилизационное, а не надуманное якобы "москалями" противостояние Востока и Запада Украины.

    РАЗОРВАННАЯ НИТЬ

    В результате "оранжевой революции" на вершине власти в Украине оказались силы, стремящиеся к незамедлительному вступлению страны в НАТО, укреплению антироссийского геополитического блока ГУУАМ, окончательной дерусификации восточных областей. Спешно переписывается история по принципу героизации тех, кто боролся с Россией.
    Кроме того, политика Ющенко сконцентрировалась на создании "оранжевого лобби" внутри Украинской православной церкви, которую власти пытаются оторвать от Московского Патриархата. В этом случае будет разорвана последняя и главная - духовная нить, связывающая Украину с Россией, и процесс трансформации соседнего государства в антироссийское примет необратимый характер.

    Результатом цветной революции стало резкое снижение уровня и качества межнациональных отношений внутри страны. Достаточно напомнить про попытки отменить решения советов Юго-Востока Украины о гарантиях русскому языку (в соответствии с Европейской хартией языков национальных меньшинств) быть полноправным, действующим. Один из лидеров "Нашей Украины" Вячеслав Кириленко, будучи вице-премьером по гуманитарной политике, подготовил постановление, которое запрещает делать объявления на русском языке в общественном транспорте. И последний прецедент: в ноябре 2007 года Ющенко подписал указ об украинизации Крыма. "Оранжевые" и там хотят напрочь искоренить русский язык как государственный или имеющий официальный статус.

    Ничего не меняется

    Логично, что русские общины и организации российских соотечественников резко негативно относятся к любым проявлениям "оранжевой революции". Ответной реакцией на нее стало избрание на выборах-2006 (по списку Партии регионов) в состав Верховной Рады Украины и Верховного Совета Крыма. Депутатские мандаты получили лидер "Русского блока" Крыма Александр Черноморов, глава Русской общины Крыма Сергей Цеков и его соратники Олег Родивилов, Олег Слюсаренко и другие.

    Однако согласие Партии регионов на участие в досрочных выборах, заявления некоторых ее лидеров о готовности отказаться от государственного статуса русского языка и идеи федерализации Украины привели к охлаждению русского избирателя к ПР. Это привело к политической апатии и снижению явки на внеочередных выборах 2007 года в Верховную Раду. Дальнейший политический курс русских организаций Украины зависит исключительно от принципиальности Партии регионов в идеологических вопросах.

    Да, "оранжевая революция" зашла в тупик, так и не сумев решить проблему раскола украинского общества. Напротив, лишь усугубила его. Но ведь и не сумели изменить ситуацию к лучшему и те, кто не приемлет "оранжевые" идеалы. Раскол сохраняется!

    Кирилл Фролов
    Из подборок в сети.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  27. #26
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Цветные революции - запоздавшая реакция на ГКЧП.

    В последнее время в около-оппозиционной прессе стали проскакивать статейки с мнениям – ПОРА НАМ ДЕЛАТЬ ЦВЕТНУЮ РЕВОЛЮЦИЮ В РОССИИ. Некоторые пессимисты, потирая ручки, считают, что такая революция будет обязательно иметь коричневый цвет, другие – скептики, что она нам поможет как мертвому припарка, оптимисты же уже сейчас призывают к выходу на улицы для битья витрин в гастрономах. Во всех случаях оппозиционные авторы сходятся на одном - ЦВЕТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ вещь необходимая и прогрессивная. По их мнению только она может принести настоящую демократию в Россию и помочь избавиться от Путина. Некоторые зазнавшиеся товарищи, вроде Каспарова, даже предлагают чему-то там учиться у «братских» украинского и грузинского народов, так как эти народы наконец добились мечты всей жизни – ИСТИННОЙ ДЕМОКРАТИИ.

    Я, как всегда, с этим не согласен. У меня другой взгляд на ход истории. Я, в отличии от ничего непомнящих вечных революционеров, прекрасно помню, что первые революции произошли именно на Российской почве и помню к чему они привели.
    Помню, как по Москве грохотали танки, а на улицах бушевали страсти. Помню демократа Ельцина, провозгласившего демократию взобравшись на броневичок. Помню аресты и самоубийства бывших лидеров великой империи, помню десять лет вычеркнутые из жизни у каждого российского гражданина. А ведь как все хорошо начиналось, с песнями и желанием освободиться от довлеющего над нами непонятного тиранического ига. Вообщем очень хотелось демократии. Чтобы как у всех.

    Слава богу, в России этот период с успехом закончен. К глубокому удивлению россиян, он продолжается на земле наших бывших провинций. Во времена ГКЧП я жил в Одессе. Прекрасный европейский город, каждый второй - подпольный миллионер, каждый первый - еврей по маме, не город, а мечта. Все три дня в течении которых в Москве бушевали страсти, в Одессе никто словом не обмолвился о происходящих событиях. Ничто не нарушило покой торгашей. И вдруг! Не прошло и четырнадцати лет! Как на Украине грянула ОРАНЖЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ! Вы знаете, это просто смешно. Это как рассказать анекдот жирафу. Утром расскажешь – смеяться начинает ночью. Каспаров и прочие Новодворские считают ОРАНЖЕВЫЙ МАРАЗМ прогрессом и подлинной демократией, я же считаю, что это просто запоздалая реакция на ГКЧП.

    Революционные события происходящие в Грузиях и на Украинах Россия уже давно пережила и успела забыть. Мы, также как эти «высоко демократические» страны, однажды выбрали БОЛЬШОГО ДЕМОКРАТА в президенты России. К чему это привело всем известно. Украина и Грузия в этих событиях не участвовали. У них все оставалось по старому. Только вывески с горкомов и обкомов поснимали. Теперь они стали демократами. Теперь они пытаются нас учить. Мне смешно. А вам?
    Михаил Майоров
    mishamayor@hotmail.com
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  28. #27
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Станислав Яновский

    «Революции» под заказ


    В течение последних 20 лет в Восточной Европе произошла целая череда «революций» – «бархатных», «розовых», «оранжевых»… Все они имели ряд черт, отличающий их от классического определения, но, в то же время, позволяющий считать их звеньями одной цепи, составными частями единого целого.

    Для чего, кем и как готовились и совершались эти «революции»? Так ли уж спонтанно происходили эти всплески «народного волеизъявления»?
    Чтобы ответить на эти вопросы необходимо совершить своего рода путешествие в политическое зазеркалье, где становится явным то, что обычно скрыто от глаз обывателя. Там на кухне амбициозных проектов, искусные повара-политтехнологи готовят мутное варево «цветных революций», в котором нам с вами уготована роль неотъемлемого расходного материала, а в модном ателье мировой глобализации кроятся геополитические карты нового фасона.

    В 70-80-е годы минувшего века, когда невозможность для какой-либо из противоборствующих в «холодной войне» сторон победить традиционными средствами стала окончательно очевидной, тема «бархатных» революций стала объектом пристального изучения и разработки в крупных государственных и полугосударственных учреждениях Запада. Эта работа велась более чем серьёзно и в конечном итоге достигла того уровня зрелости, когда появилась реальная возможность быстро разрабатывать технологии «ненасильственной» смены существующей власти применительно к конкретной социокультурной обстановке.

    Исходя из своих геополитических интересов и базируясь на наработках теоретиков (вроде Дж. Шарпа, автора книги «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения» – учебного пособия для всех активистов «цветных революций»), США развернули широкую кампанию по «насаждению демократии» в тех уголках земного шара, которые по тем или иным причинам до недавнего времени оставались им неподконтрольны. Именно реализацией этой программы, имеющей целью установление мирового господства (как бы параноидально это ни звучало), объясняются политические катаклизмы конца ХХ века – развал СССР и прокатившаяся по бывшим соцстранам восточной Европы волна «бархатных» революций. В рамках этого же плана подготавливались и осуществлялись все «цветные революции» века нынешнего.

    Не секрет, что исторически все революции в той или иной степени служили целям внешних сил (хотя бы потому, что в краткосрочном плане они ослабляют общественный организм) и как-то инспирировались либо поддерживались извне. Но, как верно подметил в своей книге «Экспорт революции» известный российский политолог и публицист Сергей Кара-Мурза, в великих революциях прошлого «внешний фактор» был именно внешним, привходящим по отношению к самому революционному акту.

    В случае же «бархатных» или «цветных революций» всё обстоит иначе – поддержка извне является их неотъемлемой внутренней чертой, краеугольным камнем их легитимности. «Цветные революции» – это не просто смена властной верхушки государства и его геополитической ориентации, а принципиальное изменение основы легитимности всей государственности. Более того, в их результате меняется даже местонахождение источника легитимности, перемещающегося с территории самого государства за его пределы.

    Именно так – с подачи внешних сил (а не в результате волеизъявления собственного народа), в рамках неких «демократических принципов», навязанных «мировой общественностью» (а не действующего законодательства конкретных стран), осуществлялись, так называемые, «революции», а на деле – государственные перевороты в Сербии, Грузии, Украине.
    Хронология всех, так называемых, «революций» хорошо известна, а подноготная всё больше становится достоянием гласности, позволяя аналитикам, журналистам и просто пытливым гражданам сформировать чёткое представление о том какими методами и в каких перчатках делаются современные «революции». Итак, какова же технология современного переворота?
    Опыт последнего десятилетия показывает, что удобнее всего осуществить такой переворот в ходе президентских или парламентских выборов, сам факт проведения которых (а отнюдь не результат) послужит для дальнейшей легитимизации «победившей революции». Разыгрываемый заокеанскими постановщиками политический спектакль состоит из нескольких действий.
    На подготовительном этапе страну, выбранную в качестве объекта воздействия, наводняют эмиссары различных неправительственных организаций, фондов и, разумеется, агенты специальных служб США и их союзников. Под их непосредственным руководством и на выделяемые ими деньги формируется костяк будущих «революционных сил». Далее – пропаганда.

    С точки зрения успешного проведения «цветного» переворота очень важно выстраивание негативного образа действующего главы государства, либо противника по предстоящим выборам. Поэтому в ход идет самый чёрный пиар, включающий не только рассмотрение конкретных отрицательных черт его личности и политики, но и апелляцию к глубинным чувствам народа, воспоминаниям давней и недавней истории.

    Президент – враг «либеральных ценностей», препятствующий вхождению страны в число просвещённых и зажиточных. Он – авторитарный лидер сталинского, коммунистического толка. Он – тайный поклонник Гитлера. Он – ретроград, не умеющий управлять экономикой и культурой. Он – жестокий и вероломный диктатор, сажающий в тюрьму своих политических противников. Продолжать можно до бесконечности и полного абсурда.

    Особенно эффективна проверенная в ходе «украинского кризиса» и «югославских событий» тема физического устранения неугодных политиков, исчезновение политических оппонентов, криминальная деятельность спецслужб, выполняющих заказы на политические убийства. Население крайне чувствительно к этой теме, а позиция власти уязвима перед лицом таких обвинений, как показала кампания на Украине, вменявшая Кучме исчезновение журналиста Гонгадзе. Впрочем, пользоваться этим оружием надо виртуозно, постоянно меняя направление атаки, подключая к ней представителей прессы, молодёжи, правозащитных организаций, телевидение…

    На следующем этапе, стартующем за несколько недель до выборов – с момента объявления предвыборной кампании – резко активизируются все оппозиционные организации, протестные группы, либеральные кружки и союзы, опирающиеся на потенциал зарубежной поддержки (в т.ч. финансовой), который был им оказан ранее. Получавшие всё это время значительную денежную помощь, множительную технику, располагающие обученными за границей активистами, оппозиционные организации должны продемонстрировать свою динамичность, массовость, умение вести агитацию.

    Основной движущей силой переворота должна стать именно молодёжь с её несформировавшимися убеждениями, радикализмом и мобильностью, а также женские и профсоюзные организации. Для подготовки этого «тарана» выделяются средства, техника, специалисты-консультатны и инструкторы.

    Решающей фазой операции становится марш протестных молодёжных организаций на столицу в ночь после выборов, когда на избирательных участках проводится подсчёт голосов, либо организация массового митинга в столице, на котором провозглашается состоявшейся победа оппозиционного кандидата при массовой фальсификации результатов голосования проправительственными избирательными комиссиями.

    В дальнейшем осуществляется блокада или «ненасильственный» захват властных учреждений и официальных СМИ, создаются палаточные городки, парализуется жизнь в столице. Обезоруженные «ненасильственными» методами и информационным прессингом со стороны ведущих мировых держав и прессы силовые структуры остаются в стороне от происходящего процесса – армия не может стрелять в свой народ!

    «Цветной» кандидат торжественно (хоть и в нарушение норм законодательства) объявляет себя новым главой государства, а Запад с готовностью объявляет о своём признании «победы демократии». Занавес.
    Именно таким образом (с незначительными отличиями) были осуществлены перевороты в Сербии и Грузии, по такому сценарию развивались события на Украине. Идентичность замысла, быстрота и чёткость исполнения, задействование значительных финансовые ресурсов и поразительная готовность Запада именно к такому развитию событий с головой выдают авторов этих политических спектаклей. Характерным также является следующее за «победой демократии» ухудшение экономической ситуации в странах, где произошли «цветные революции»...

    Древние римляне, чтобы узнать «кто виноват?», предлагали ответить на вопрос «кому выгодно?» В случае с «цветными революциями» ответ напрашивается лишь один — США...
    Сетевое.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  29. #28
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    "Цветные" революции глазами израильтянина

    Александр Цинкер

    Системный аналитик, политолог. Родился на Украине, вырос в Армении, диссертацию защитил в Москве, с 1990 года живет в Израиле. Депутат Кнессета XV созыва (1999-2003); директор Института стран Восточной Европы и СНГ; в 2005 году избран президентом Международного экспертного Центра Избирательных



    На днях мир стал свидетелем попытки осуществления еще одной - второй по счету - 'цветной' революции в Киргизии. Прояви нынешнее руководство этой республики ту же слабость, какую не так давно позволил себе президент Акаев, - и мир стал бы в который раз свидетелем перехода власти от правящей коалиции к оппозиции без всяких выборов, с грубым попранием законов этой республики и общепринятых представлений о демократии. Впрочем, тем, кто внимательно следил за развитием событий в Киргизии, известно: хотя законная власть на сей раз не капитулировала перед толпой демонстрантов, говорить о том, что она одержала победу над 'революционерами', тоже нельзя. Хотя бы потому, что новая конституция Киргизии (если этой стране и в самом деле была нужна новая Конституция) в рамках опять-таки существующих законов могла и должна была быть принята другим путем.

    Так получилось, что события в Киргизии совпали с отмечающейся в Израиле 11-й годовщиной со дня убийства премьер-министра Ицхака Рабина. По традиции в эти дни в израильских СМИ ежегодно разворачиваются острые дискуссии по поводу того, каким образом стало возможно это преступление и какие уроки должно извлечь из него израильское общество - и все это самым непосредственным образом связано с теми вопросами, которые невольно возникают у тех, кто следит за 'цветными' революциями, сотрясающими последние годы бывшее постсоветское пространство.

    Позволю себе напомнить, что, придя к власти в 1992 году, Ицхак Рабин взял курс на мирное урегулирование израильско-палестинской проблемы путем территориальных уступок и признания со стороны Израиля ООП во главе с Ясиром Арафатом. Вскоре после подписания первых израильско-палестинских соглашений Израиль захлестнула волна палестинского террора, и значительная часть израильтян стала выступать против политики, осуществляемой премьером. Многотысячные демонстрации протеста и нескончаемые опросы общественного мнения однозначно свидетельствовали о том, что правительство Рабина потеряло поддержку нации, да и внутри парламента его коалиция держалась за счет шаткого большинства в один голос. Однако Ицхак Рабин продолжал следовать избранному им курсу, утверждая, что получил мандат на от народа на выборах и, соответственно, только путем демократических выборов народ может забрать у него этот самый мандат. 4 ноября 1995 года даже для тех, кто утверждал, что 'у Рабина нет мандата' и настаивал на своеобразной 'цветной' израильской революции, наступил момент отрезвления. Они вдруг осознали, к каким страшным последствиям для страны могут привести их требования. И дело было даже не столько в убийстве Ицхака Рабина, которое, конечно же, стало общенациональной трагедией. Большинству стало понятно, в какую пропасть, в какой хаос политического произвола тянут страну те, кто считает, что с помощью народного возмущения можно отстранить от власти законно избранное правительство и привести к власти другое - претендующее на то, что оно получило 'мандат от народа' в обход существующих законов.

    Нужно сказать, что израильская демократия почти за шесть десятилетий своего существования накопила немалый опыт воздействия общественного мнения на политические институты власти. В 1974 году, после победоносной, но необычайно тяжелой Войны Судного Дня сотни тысяч людей вышли на улицы и потребовали отставки правительства за провалы в подготовке этой войны. Но подлинная смена правительства при этом произошла только в 1977 году - в результате законных парламентских выборов. В 1982 году вновь сотни тысяч израильтян вышли на площади, чтобы потребовать у правительства Бегина отчета за ненужную Ливанскую войну. И снова под давлением народа произошла смена власти, опять же по итогам законно проведенных выборов. В 2005 году значительная часть населения страны выступила против плана одностороннего ухода из Газы - кстати, показательно, что они избрали для себя оранжевую символику, демонстрируя тем самым надежду на то, что они смогут повторить успех 'оранжевых' на Украине. Однако тогдашний премьер-министр Ариэль Шарон пошел на крайне жесткие меры, вплоть до заключения в тюрьму сотен несовершеннолетних юнцов - и в итоге заставил лидеров протестного движения действовать исключительно в рамках закона. Да, административные аресты и аресты подростков были крайне непопулярной мерой, но она спасла Израиль от политического хаоса и беспредела.

    Вглядываясь в историю 'цветных' революций в Украине, Грузии, Киргизии, в попытки осуществления подобных революций в других странах, предчувствуя возможность повторения подобных событий в будущем, мы четко видим, что в основу их пытаются положить все то же якобы существующее противоречие между требованиями закона и представлениями о демократии. Дескать, хотя формально, по действующим в данных странах законам, существовавшее правительство и имело право на власть, оно было отвергнуто народом, а воля большинства народа - выше закона. Если в Грузии и в Киргизии этот сценарий был осуществлен открыто, то в Украине он действовал завуалированным путем - приход к власти 'оранжевых' стал возможен благодаря грубому нарушению Закона о выборах этой страны, да еще с благословения Верховного Суда.

    Я не хочу останавливаться на том, какие внешние и внутренние силы стояли за этими 'революциями', какими политехнологиями направлялось 'стихийное возмущение масс', и действительно ли смена власти в этих странах стала следствием желания большинства - или к ней стремилась лишь небольшая, но наиболее активная группа населения. В последнее время по этому поводу написано немало статей, а сейчас стали появляться и весьма любопытные и полезные книги. Нет, мне бы хотелось сосредоточиться, прежде всего, на опасности подобных 'цветных' революций и на том, как на них должно реагировать международное сообщество. А в том, что эти 'революции' опасны и не несут в себе ничего позитивного ни для самих стран, в которых они имели место, ни для остального мира, доказывает, по-моему, сама жизнь.
    Начнем хотя бы с того, что уже сама политическая и экономическая нестабильность, возможность разрыва в преемственности власти, являющиеся неминуемым следствием подобных 'революций', невольно отпугивают от них иностранных инвесторов, а без иностранных инвестиций сегодня не может развиваться экономика ни одной страны, не говоря уже о странах СНГ. Эта нестабильность бьет и по отечественному бизнесу, а значит, в итоге - и по всем слоям населения, по тому самому, составляющему большую часть любой страны обывателю, который хочет обеспечить достойный уровень существования и спокойную жизнь своей семьи - и имеет на это право. О международной опасности подобных 'революций', в результате которых к власти может прийти рвущееся к ней, но еще не готовое и не способное учитывать все последствия своих шагов руководство, свидетельствует хотя бы недавний российско-грузинский конфликт.

    Кроме того, в результате подобных 'революций' к власти в итоге могут прийти маргинальные, антидемократические, да и просто опасные как для собственного народа, так и для остального мира силы. Да и сам 'вирус' таких 'революций' может оказаться заразительным и перекинуться во вполне стабильные страны с развитой демократией.

    Поэтому пришло время твердо сказать, что в странах с существующей демократической законодательной базой, с институтами демократии (пусть и не всегда работающими так, как от них того ждут) нет и не может быть никакого противоречия между законом и демократией: власть закона - и есть власть демократии.

    Да, у народа есть право выйти на площади и улицы, чтобы выразить свое недовольство существующим режимом, но сам этот режим не может быть сменен в результате подобных акций протеста или путем попрания существующих законов - это может быть сделано только в результате демократических и строго отвечающих тем же законам выборов. Не нравится закон - что ж, его можно изменить, но изменить опять-таки исключительно с помощью существующих законных механизмов (в результате парламентской борьбы, всенародного референдума и т.п.). В тот момент, когда представители оппозиции существующего режима начинают преступать закон и пытаются с помощью насильственных или даже ненасильственных методов диктовать свою волю, у существующего режима должно быть право на самые активные и жесткие действия. И действия эти должны не осуждаться мировым сообществом, как это, увы, нередко происходит сегодня, а всячески им поддерживаться. В случае же, если подобная 'революция', сопровождающаяся грубым попранием законов (а значит, и демократических норм) той или иной страны все же произошла, то остальной мир должен не заигрывать с новой властью, а объявить ей бойкот - хотя бы для того, чтобы показать, что считает подобные методы овладения властью неприемлемыми. (Напоминаю, что я говорю о странах с демократической законодательной базой и с действующими, пусть даже и пока и не в полную силу, институтами демократии.)

    Ну и, конечно, значительная роль в предотвращении подобных 'революций' должна отводиться самому изменению общественного сознания народов данных стран, внедрению в него довольно простой мысли о том, что власть закона и есть власть демократии, а попытка попрания этой власти не приносит ничего хорошего ни стране, ни ее рядовым гражданам.

    Только поставив заслон перед 'цветными' революциями, мы сможем обеспечить стабильность существующего миропорядка и защитить демократические режимы от возможных потрясений в будущем. И, думается, вряд ли стоит говорить о том, кто именно заинтересован в такой стабильности и в такой защите - убежден, что противников стабильности существующего миропорядка сегодня все же куда меньше, чем сторонников.
    http://mnenia.zahav.ru/ArticlePage.aspx?articleID=669
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  30. #29
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    РЕВОЛЮЦИЯ РОЗ: ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

    Июнь грозит стать эпохальным месяцем для Грузии в плане международного позиционирования. В Тбилиси наводить мосты собирается украинский премьер Янукович, 19 июня президент Саакашвили отправится в Баку на саммит ГУАМ, где будут подводиться итоги переговоров по формированию миротворческих сил Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии. Тогда же пройдет очередной раунд «интенсивного диалога» в формате «26+1», т.е. НАТО плюс Грузия. В преддверии этих событий Джордж Буш уже отметил прогресс демократии в Грузии, Киргизии и на Украине, подчеркнув, что «сегодня демократические институты пускают корни там, где еще недавно свободу трудно было представить».

    О том, как развивается «демократия» на территории родоначальницы «цветных» революций на постсоветском пространстве, рассказывает Юрий СУЛАБЕРИДЗЕ из Института политологии Академии наук Грузии.

    О ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЯХ

    Сегодня эксперты сходятся во мнении, что «цветные» революции на постсоветском пространстве были заказными. Они отражают потребности режиссеров глобализации «поджать строптивую Западную Европу» и создать надежный форпост для предотвращения любых поползновений из глубокой Азии. Согласно американскому проекту, коррумпированные элиты, «патроны-отцы» постсоветской системы не подходят для этой роли, и поэтому создают новый правящий класс из «детей-западников» с принципиально отличной системой ценностей и мотиваций. Постсоветские страны становятся экспериментальной площадкой для апробации проектов либерализации политических и экономических систем, внедрения идеологии западного модерна для противодействия «новому варварству».

    Какая роль отводится «героям цветных революций» в процессе распределения сфер политического, экономического и культурного раздела «господами мира»? Что предстоит революционизировать на евразийском пространстве, чтобы виртуальная политика и экономика заполнили «черные дыры», которые образовались после разрушения «великой империи»? Можно ли быть уверенным в том, что «герои-революционеры» начинают с «чистого листа» строить новую цивилизацию, приобщаясь к глобальному проекту «геополитической революции», воздвигая санитарный кордон против «варваров»?

    Сам факт «окрашивания» революций начала XXI в., использования политтехнологий пиар-кампаний свидетельствует о виртуальности идеологии, превратном стремлении режиссеров и сценаристов «цветных революций» обрести мантию «духовного первородства». Процесс модернизации по отношению к периферии евразийского пространства принял характер конфликта модерна, монополизированного Западом, с древнейшим культурным наследием кавказской цивилизации. Ее специфика отвергается в силу ее «отсталости», несоответствия «прогрессивным формам» общественного и государственного развития.

    В идеологии грузинских революционеров, носителей концепции глобализации, «локомотивов прогресса» на постсоветском пространстве, отношение к культурному наследию носит инструментальный, прикладной характер. Революционеры стремятся продемонстрировать, что Грузия как страна «древнейшей Европы» относится к миру избранных, определяющих одновекторность истории. В розовом цвете преподносится будущее, строятся мифы «золотого века». Власти необходимо включить грузинскую культурно-политическую историю в однолинейное временное пространство Запада. Создается параллельный мир искусственной, виртуальной действительности, отвергаемый консервативной, традиционной культурой, мир «фасадной демократии». Его атрибутами становятся фонтаны, памятники революции, новые культы, открывающие «окно в новый мир глобализации XXI века».
    В этих условиях вопрос, куда движется поезд революции, становится все более актуальным.

    ПРЕДПОСЫЛКИ РЕВОЛЮЦИИ?

    «Революция роз» произошла в стране, которая справедливо получила определение «несуществующего государства». Его суверенность не распространялась на Абхазию, Южную Осетию и отчасти Аджарию, таким образом ставила под вопрос существование молодого независимого государства. Уход от большой советской системы обошелся дорого политической элите Грузии не только с позиции потери контроля над значительной территорией, но и тем, что с самого начала суверенного существования она была расколота.

    Грузия пережила этап гражданского противостояния и этнических кризисов. Кризис государственности носил перманентный характер. Клановая система организации власти содействовала расцвету коррупции, разъедавшей госаппарат и само общество. Первоначальные процессы реформации общества по либерально-демократическому проекту породили «олигархический авторитаризм с демократической бюрократией».

    Система власти, созданная партократом Шеварднадзе, воспроизводила пирамиду госканцелярии с уполномоченными президента и правящей партией «Союз граждан Грузии», ставшей бледной копией компартии. «Фасадную часть демократии» представляли младореформаторы, которые были обделены властью-собственностью. Двойственность власти привела впоследствии к расколу существующей системы, к новой форме двойственности, но для этого потребовалась «революция роз».

    С ЧЕГО НАЧАЛИ


    На первом этапе надо было остановить распад государства, преодолеть «феодальный сепаратизм», распространить юрисдикцию Тбилиси на Аджарию. Сложными продолжали оставаться проблемы этнического плана в регионах, населенных армянами и азербайджанцами — Самцхе-Джавахетии и Квемо Картли.

    Новая революционная власть приступила к «размораживанию этнических конфликтов» в Абхазии и Южной Осетии. Летом 2004 г. в отношении Южной Осетии была проведена «гуманитарная акция», которая завершилась полным провалом. Политтехнологии, наработанные в Тбилиси и Батуми, оказались совершенно непригодными там, где уже была пролита кровь. Восстановление суверенитета Грузии было отложено на неопределенное время. Оказались недостаточными не только внутренние ресурсы, но и ущербной вся методология «цветной революции», не учитывающая многоуровневый характер конфликтов.

    ПОЧЕМУ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

    Ограниченность внутренних ресурсов Грузии очевидна. Несмотря на успехи в заполнении бюджета, выросшего с 2003 г. по 2006 г. в 5 раз, уровень развития экономики относительно 1990 г. составляет 46%.

    Президент Саакашвили ставит далеко идущие планы поднять этот показатель до уровня среднеразвитой европейской страны к 2008 г., что нереально в стране, где импорт в торговом балансе превышает экспорт в 4 раза. Власти намерены делать упор не на повышение уровня индустриализации промышленности и сельского хозяйства, а на использование геополитического положения Грузии для превращения ее в транзитную страну. Эта функция пока четко не обоснована, как и не определено само внутреннее и региональное пространство, что и порождает перманентность кризисов.

    ЭКСПОРТ РЕВОЛЮЦИИ

    Стремление «мини-отцов» грузинской государственности «проецировать внутренние проблемы» в геополитическое постсоветское пространство поначалу принесло дивиденды исполнителям «спектакля революции». Уповая на лавры «локомотивов революции», грузинские вожди содействовали успеху на начальном этапе «оранжевой революции» на Украине, но уже «тюльпановая революция» в Киргизии обернулась кровью, а «цветная революция» в Узбекистане была подавлена.

    Постреволюционный синдром и раскол лагеря победителей обозначился довольно быстро. Откатная волна захватила не только «санитарную зону постсоветского пространства», но и прокатилась внутри политического класса Грузии. После странной гибели в феврале 2005 г. премьера Жвании раскол правящей политической элиты Грузии вызвал отход консерваторов и республиканцев от «Нацдвижения» Саакашвили. Хотя этот процесс начался раньше — бывшие союзники были недовольны процессами в Аджарии и «гуманитарной акцией» в Цхинвальском регионе.

    ПОТЕРЯ ТЕМПОВ

    В первый революционный период ( с ноября 2003 г. по март 2005 г.) правящий класс был больше занят изъятием власти-собственности у партократов, укреплением суверенности государства, проведением реформ в силовых, правоохранительных и судебных органах. Но вскоре после провала с попытками перенести «цветную революцию» в Цхинвальский регион стали обозначаться противоречия фундаментального характера, связанные с отсутствием стратегии и идеологии постреволюционного развития государства и общества. Сложности с разрешением конфликтов поставили задачи реформации экономической сферы.

    Поэтому со второго этапа с марта 2005 г. революционеры были вынуждены сделать несколько шагов назад в отношении своих демократических принципов. Это касалось не только ограничения демократических свобод, которые отчасти объясняются необходимостью навести конституционный порядок в борьбе с криминалом, сужения свободы СМИ, деятельности оппозиционных партий. Революционеры завязывают партнерские деловые отношения с Казахстаном и Азербайджаном, которые никак не отнесешь к странам классической или новой демократии.

    Авторитарные тенденции нового режима проявлялись и раньше. Президент Грузии в поисках имиджа «отца нации» приводил в примеры для подражания не только создателя грузинского единого государства царя Давида Строителя. Место в галерее «героев-строителей» нашлось Ататюрку и Бен-Гуриону, создателям национальных государств. Эклектизм идеологии грузинских революционеров объясняется желанием быть постоянно на гребне революционной волны, быть зачинателями новой страницы истории Европы.

    ГРУЗИНСКИЙ ПУТИН

    В этом рвении молодых революционеров отношение к прежнему патрону – России — отразило противоречивые чувства и помыслы отторжения и принятия реальности. После первой встречи с президентом России грузинскому коллеге так понравился стиль его правления, что в местных СМИ даже проскользнула импровизация на тему «грузинского Путина». Но Саакашвили не ограничивается только подражанием. В нем силен комплекс властной мотивации быть лидером, хотя бы регионального масштаба. Личностные амбиции нового революционера, не удовлетворенные в отношении конфликтных территорий, вызвали негативную реакцию по отношению к российскому руководству, обвиненному в покровительстве «мятежных территорий».
    Стали резко ухудшаться отношения с Россией, вступившие в период «холодной войны» и завершившиеся в конце 2006 г. экономической блокадой Грузии после известного задержания российских военных. Этот процесс грозит затянуться еще более глубоким узлом противоречий не только между двумя государствами, но и вызвать стагнацию внутреннего развития.

    ПРОЖЕКТЫ

    Провозглашение президентом Грузии перехода к решению экономических задач — созданию современной инфраструктуры, превращению в страну транзитной торговли и туризма было спасительной пристанью для революционеров, у которых ограничены внутренние ресурсы для легитимации власти. Это новая возможность привлечь иностранные инвестиции, сделать Грузию привлекательной для Запада и Востока. Это попытка создать имидж «успешной страны», привлекательной и для сепаратистов, которые явно стали «уходить» из-под влияния грузинской революции.

    За последние годы в несколько раз вырос бюджет страны, при этом повысилась активность и эффективность органов таможенной и налоговых служб, финансовой полиции, осуществляется реформа по созданию единой службы доходов. Но при этом сужалась свобода предпринимательства, ограничивались права человека. С февраля 2004 г. в политической системе произошел крен в сторону усиления полномочий президента в ущерб принципу равновесия ветвей власти. Представленные президентом изменения в Конституцию и постановка возможности создания новой Конституции создают поле для поиска политических компромиссов и новой игры. Но это не исключает, что система развития авторитаризма в грузинском обрамлении будет иметь продолжение.

    После «несуществующего государства» стали обозначаться контуры государства, претендующего на решение далеко амбициозных планов вхождения в НАТО и ЕС как единого государства, способного решить проблему конфликтных территорий.

    РОКИРОВОЧКА

    Критику грузинских экспертов вызывают не столько планы развития «локомотива цветной революции», сколько методы их осуществления, которые подчас носят радикальный характер.
    Насколько успешно была проведена государственная реформа, если столь часто осуществляется «карусель власти», а министры, не соблюдающие правила игры, вынуждены покидать команду президента? Проблемы в кадровой политике все более обостряются. Об этом свидетельствуют кадровые изменения, последовавшие 10 ноября 2006 г. накануне проведения выборов президента и референдума в Южной Осетии. Саакашвили реорганизовал правительство на основе апробированного метода перестановки фигур на политической доске. «Тяжелая фигура» в лице одиозного министра обороны Ираклия Окруашвили была переставлена на пост министра экономического развития, что эксперты однозначно оценили как поражение Окруашвили в борьбе за власть. Вскоре Окруашвили окончательно покинул правительство, отказавшись бежать в чужой упряжке. По всей вероятности, у него есть собственные планы, которые до очередных президентских и парламентских выборов (их власть намерена проводить одновременно в 2008 г.) он не будет афишировать.

    Причины отставки называются разные: президент был обеспокоен ростом рейтинга силового министра, который занимал излишне самостоятельную позицию в правительстве, мог позволить себе делать заявления о том, что 2007 год он встретит в Цхинвали. Заявления «грузинского ястреба» на фоне обострения отношений с Москвой еще более усугубляли ситуацию и подрывали имидж «миротворца» Саакашвили.

    МНИМОЕ РАВНОВЕСИЕ

    Команда президента Грузии не консолидирована, ослабление его одного крыла, представленного Окруашвили, усиливает звено министра внутренних дел Вано Мерабишвили и генпрокурора Зураба Адеишвили. Таким образом баланс интересов клановых групп может быть нарушен. Это свидетельствует о нестабильности самой системы организации власти, в которой отмечен крен в сторону авторитаризма, усиления исполнительной власти за счет двух остальных ветвей.

    В ходе «революции роз» появилась новая пирамида власти во главе с госканцелярией президента, с силовым аппаратом «монолита» «Нацдвижения», укрепляющим авторитарную систему. В постреволюционной Грузии идет закулисная борьба между новыми кланами.
    На первом этапе триада революционеров — Саакашвили, Жвания и Бурджанадзе — сумела сбалансировать интересы собственных кланов и «вассалов». Но «Нацдвижение», ставшее хребтом создаваемой новой пирамиды власти, с самого начала было неоднородно, его вожди отличались уровнем радикализма, темпераментом, характером и степенью харизмы.
    Наиболее уравновешенным и подготовленным к строительству бюрократического аппарата руководителем, державшим в руках почти все источники финансовой власти, был Жвания. Ему удавалось сбалансировать разнородные интересы клановых групп.

    Председатель парламента Бурджанадзе как второе лицо в грузинской иерархии власти быстро теряла самостоятельную роль. Эта тенденция отчетливо проявилась после введения конституционных изменений февраля 2004 г., усиления прерогатив президента и ослабления значения парламента в системе власти. Третья же ветвь власти — судебная — стала обслуживать директивы исполнительной власти. Круг лиц, удостоенных вращаться в высших сферах, был ограничен, что говорило о закрытости формирующейся системы селекции власти.

    Тенденция к олигархизации с самого начала была обозначена. На высшие должности могли попасть лишь только преданные патрону люди, прошедшие школу «Нацдвижения». «Карусель власти» позволяла и проводить отбор тех, кто отличался излишней нестандартностью мышления, претендовал на самостоятельную роль в постреволюционной Грузии. Президент строго следил за конкурентами в борьбе за власть.

    Интересно, что ресурсы власти внутренне ограничены: лидеров политической элиты готовят и поставляют фонды и НПО, созданные в ходе первичной либеральной демократизации Грузии в период правления старого патрона Шеварднадзе. В целом демократическая почва в этот период становления независимого государства была достаточна взрыхлена, чтобы дать плоды в лице героев «революции роз», мини-отцов грузинской государственности. Революция ставила задачу преодоления коррупционной системы, разрушения клановых структур, которые закрывали грузинское общество к принятию новаций глобализации либерально-демократического проекта.

    Вероятно, организаторы создания системы революционной власти пребывали в эйфории от неожиданных успехов в сломе прежней государственной машины и не заметили глубин кризиса, который переживало грузинское общество после отпочкования от большой советской системы. К тому же был «узок круг революционеров», идеология которых значительно расходилась с консервативным мышлением основной массы населения. Рано или поздно эти противоречия должны были выступить и отразиться, в том числе, и на вершине пирамиды, где стала разворачиваться закулисная борьба за влияние на харизматичного президента и распределение сфер власти.

    ПИРАМИДА

    Эксперты отмечают, что «революция роз» идеологически готовилась в фонде Сороса, кадры ее прошли подготовку в «Институте свободы». Там же были подготовлены политические технологии, которые раньше прошли обкатку в бывшей Югославии, куда ездили герои будущей «революции роз» набираться опыта.

    Поэтому вполне закономерно, что в пирамиде власти весомое место заняли представители этих фондов и НПО, которые институционализировали процесс демократизации консервативного общества. Ведущими структурами власти стали кланы Мерабишвили-Адеишвили. Это силовая ветвь власти. В парламенте она представлена тандемом Бокерия-Таргамадзе (зампред юридического комитета парламента Гига Бокерия и глава парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе. — Ред.) и их соратниками в ведущих комитетах.
    В правительстве «Институт свободы» представлен «тяжелой фигурой» — министром образования и науки Александром Ломая, с мнением которого считается не только премьер Зураб Ногаидели, но и президент.

    Мэром Тбилиси также стал воспитанник «Института свободы» Гиги Угулава. Руководителем судебной системы – Константин Кублашвили. Словом, ключевые фигуры указанного института контролируют основные артерии государственного правления.

    После смерти Жвании пост председателя правительства перешел к человеку из его команды — Ногаидели, который не отличается харизматичностью и устраивает большинство кланов, прежде всего, президента. Эксперты называют «серыми кардиналами» как министра образования и науки Ломая, так и одного из руководителей правящей фракции в парламенте Бокерия. С их мнением вынужден считаться президент.

    Пиар-частью системы стала «карманная оппозиция», которая выполняет роль «фасадной демократии». Президент сетует на то, что в стране нет конструктивной оппозиции. Это справедливо в той части, что альтернативы «партикулярно-олигархическому капитализму» она не представляет. Но правящая партия, отнюдь не отличающаяся единством рядов и идеологии, не заинтересована иметь конструктивного оппонента. Тем самым она сужает источники собственного развития.

    ПОЧЕМУ ПАДАЕТ РЕЙТИНГ

    В политической жизни превалируют форс-мажорные ситуации, позволяющие расцветать пиар-технологиям и шоу-представлениям, ставшим составной частью политики. На повестке дня революционеров доминируют только немедленные успехи, стремление открыть «окно в европейскую цивилизацию» на следующий день после признания глобального проекта. В итоге все это оборачивается столкновением с реальностью и необходимостью решать возникающие противоречия.

    Темпы реформ падают, замедляется экономический рост. Официально он составляет 9-10% (2005-2006 гг.), но этот рост обусловлен в значительной степени транзитом энергоносителей, увеличением доли импорта продукции, о чем свидетельствует увеличение торгового дефицита. Усиливается налоговое бремя, а инфляция в январе 2007 г. достигала, по официальным данным, 10,4%.

    Безработица с 2004 г. увеличилась на 100 тыс. человек и к концу прошлого года достигла 297 тыс. человек. Пропасть между частью правящего класса и основной массой населения продолжает расти — 54% живет за чертой прожиточного минимума. В стране с 4,4 млн населения всего 2 млн работающих. Им приходится содержать 891 тыс. пенсионеров, основная масса которых получает 38 лари (около 20 долларов), составляющей 40% прожиточного минимума.

    Накануне выборов 2008 г. социальная тематика может затмить в глазах избирателей даже проблемы достижения территориального единства. По опросам социологических служб, 37% опрошенных видят в проблеме безработицы свою основную жизненную проблему. В этих условиях заявления президента о государстве, ставшем моделью для стран «новой демократии», представляются, мягко говоря, некорректными.

    Саакашвили нужна поддержка народа, который живет все хуже. Это главная опасность для президента, пришедшего к власти на волне народного недовольства. Имидж народного заступника начинает тускнеть. Это показали выступления различных групп населения, недовольных непродуманными реформами — уличных торговцев, предпринимателей, учителей, врачей, беженцев, которые шли спорадически, но приобрели более организованный характер с марта 2006 года.

    Шеварднадзевская система также построена на харизме лидера, но у Саакашвили нет опыта. Плюсом революционера-президента была энергия, но во многом она была растрачена на необдуманные шоу.
    Сейчас оппозиция умело бьет по столпу президента — министру внутренних дел Мерабишвили. Возможная отставка Мерабишвили может иметь катастрофические последствия для Саакашвили. Пока именно он создает известную стабильность, равновесие политических групп, разделивших власть-собственность.

    ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД?

    В этих условиях президент может оказаться заложником окружения, которое способно найти ему преемника. Не исключено появление новых партий, подобных «Национальному форуму» с лидером Кахабером Шартавой, который уже заявляет, что будет баллотироваться в президенты Грузии в 2008 году. Расстановка сил на политической арене может измениться в силу неустойчивости политической структуры власти, которая пытается создать однопартийную власть с «карманной оппозицией». Власти Грузии озабочены таким развитием событий. Президент Саакашвили уже заявил о санкциях в отношении партий и НПО, финансируемых из-за рубежа. Первые не будут допущены к выборам, а вторые — закрыты. Принимается закон, который ставит под строгий контроль финансовые средства партий.

    Революционеры могут столкнуться с местными олигархами, которые устали от часто изменяемых в угоду политической власти правил игры. Уже прослеживается процесс формирования олигархических групп и осознание властью опасности усиления «денежных мешков», их способности спонсировать оппозиционные партии.

    Между властью и бизнесменами так и не определены правила игры. Грузинской буржуазии больше не нужны радикальные меры, «чрезвычайщина» налогового кодекса. В условиях отсутствия независимого арбитражного суда предприниматели чувствуют себя беззащитными перед государственным рэкетом. Результаты тендеров заранее известны, иностранный капитал не спешит с инвестициями в Грузию.

    К этому добавилось ухудшение отношений с Россией. Ее потребительский рынок для грузинской продукции практически оказался закрытым. Все это больно бьет по интересам грузинской буржуазии, которая возлагала большие надежды на «революцию роз» и спонсировала ее. Власть не жалует тех грузинских бизнесменов, которые пытаются демонстрировать независимость. Симптоматично выступление руководителя федерации бизнесменов Бадри Патаркацишвили, который отличался лояльностью к власти. Его выступление в Тбилиси, а потом визиты в Тель-Авив, Лондон и Вашингтон говорят о том, что раскол между властью и частью бизнеса произошел, что стало закономерным результатом отсутствия стратегии властей по отношению к экономическому развитию страны. Бизнес в лице Патаркацишвили вступил в политическую конфронтацию с властью. Революционеры-демократы ведут жесткую войну с криминалом, но черно-белое восприятие политического мира привело к тому, что олигархи — политические противники режима попали в число «друзей криминала».

    Пока же в Грузии сказывается определенный комплекс исключительности той части правящего класса, которая в течение последних 15 лет пытается обозначить грузиноцентризм, более того, кавказоцентризм, экспансировать свои внутренние проблемы неразвитости на окружающую среду
    .
    http://www.eurasia.ru/archive/?a=172
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  31. #30
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Шамсудин МАМАЕВ

    Черное золото цветных революций

    «Оранжевая тройка» без нефтяной трубы Западу не нужна

    «Ничто так не способствовало прогрессу в области прав человека, как крушение советской державы, – заявила в своей программной, написанной еще 2000 г., статье Кондолиза Райс. – Вызов, который президент Рейган бросил советской державе, был решительным и хорошо рассчитанным по времени. Он включал интенсивные контакты с Москвой по всему кругу вопросов «повестки дня из четырех пунктов» (ограничение вооружений, права человека, экономические проблемы, региональные конфликты). Затем администрация Буша сосредоточила усилия на вытеснении СССР из Центральной и Восточной Европы».

    Череда разноцветных революций, происходящих последние полтора года по периметру РФ, наглядно демонстрирует, что сейчас эта же технология применяется для вытеснения России уже с территории СНГ. В то время как Москва, начисто забыв свое коммунистическое прошлое, совершенно не способна защищаться против современных технологий экспорта революции. «Происходит геополитическая революция, которой никто не предполагал. Равновесие, установившееся после падения Берлинской стены, вновь нарушается. Постсоветское пространство хочет реформ, демократии и свобод. Грузия, Украина и Молдавия вместе с Румынией станут локомотивом вступления Черноморской зоны в Евросоюз. Если Путин думает остановить процесс силой, вскоре он станет свидетелем того, что процесс захлестнет и Москву», – заявил грузинский президент Михаил Саакашвили, приехав в Кишинев, чтобы поддержать своего антипода, коммуниста Воронина. «Интеграция с Европой – это цель, ради которой в ходе «оранжевой революции» люди собрались на майдане в Киеве», – солидаризировался с ним президент Украины Виктор Ющенко. И вот не прошло и месяца после победы Владимира Воронина в Молдавии, как случилась очередная цветная революция в Киргизии, президенту которой Михаил Саакашвили тут же предложил свои посреднические услуги. Увы, Аскар Акаев отказался от них, и, возможно, именно поэтому революция свершилась. Однако тем не менее невольно возникает вопрос к «оранжевой тройке»: а какое вообще отношение имеет Киргизия к Черноморской зоне и зачем ей «оранжевая революция», если Бишкеку путь в Евросоюз вообще не светит?!

    Путь «оранжевой тройки» в Европу лежит через Среднюю Азию

    Главное, хотя и негласное, условие допуска Грузии, Украины и Молдавии в Европу было определено еще пять лет назад: они должны обеспечить европейцев транспортным коридором к альтернативным российским каспийским нефтегазовым месторождениям. Для этого еще в начале 1999 г. был создан экономический союз Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана, Молдавии – ГУУАМ. Так что без функционирующей «трубы», да еще с российскими военными базами на своей территории, «оранжевая тройка» Европе попросту не нужна. Подписание нефтегазового «проекта века» состоялось 19 ноября 1999 г. на Стамбульском саммите ОБСЕ: президенты Азербайджана, Туркмении, Казахстана, Грузии и Турции в присутствии тогдашнего президента США Билла Клинтона подписали соглашение о строительстве Основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку–Тбилиси–Джейхан, а также декларацию о транскаспийском газопроводе для прокачки туркменского природного газа через Кавказ в Турцию. Был также предусмотрен нефтепровод Одесса–Броды – для транзита нефти через территорию Украины и Молдавии в Польшу. Стамбульские соглашения означали стратегическую победу США в борьбе за каспийскую нефть – ОЭТ выводил молодые государства ГУУАМ из сферы влияния России.

    Слабость России в ноябре 1999 г. была всем очевидна – за год до этого она пережила дефолт, в августе 1999 г. моджахеды Шамиля Басаева и Джумы Намангани синхронно вторглись в Дагестан и Среднюю Азию, а в сентябре боевики Хаттаба уже взрывали жилые дома в Москве. И в ноябре только что назначенный российским премьером Владимир Путин был занят новой войной в Чечне, а президент России Борис Ельцин с Вашингтоном спорить не стал и даже подписал двусторонние обязательства эвакуировать российские военные базы с территории Грузии и Молдавии. За что НАТО пообещала подписать Соглашение об адаптации Договора об ограничении обычных вооруженных сил в Европе (ДОВСЕ).

    После терактов 11 сентября, да еще когда команда Джорджа Буша-младшего запустила собственный нефтяной «проект века» в Ираке, внимание в Америке и мире к проекту ОЭТ резко ослабело. Ввязавшись в войну в Афганистане и Ираке, Вашингтон фактически проиграл «борьбу за мир» в постстамбульский период. Поскольку в то время (пока ОЭТ еще только строится, а из транскаспийского газопровода в Турцию функционирует лишь сухопутная азербайджанская ветка) Россия ударными темпами запустила конкурирующий с ОЭТ нефтепровод из Казахстана Тенгиз – Новороссийск и трансчерноморский газопровод в Турцию «Голубой поток». В результате энергетическая зависимость Европы и Турции от России не только не уменьшилась, как на это надеялся Вашингтон, подписывая документы в Стамбуле, а только возросла. Более того, поскольку емкость турецкого рынка газа ограниченна, то коммерческий смысл строительства транскаспийской газопроводной ветки в Туркмению фактически испарился. В то же время Украина, построив на свои деньги нефтепровод Одесса–Броды, устала ждать каспийскую нефть и запустила его в реверсном направлении.

    Поскольку иракский проект не оправдал себя и мировые цены на нефть взлетели до немыслимых высот, а в мае этого года строительство нефтепровода Баку–Джейхан должно быть завершено, то неудивительно, что Запад решил срочно реанимировать ГУУАМ и поставить его под свой контроль с помощью «оранжевых революций». Дирижерами этих революций выступают люди и институты Демократической партии США. Например, Збигнев Бжезинский как их идейный автор и Джордж Сорос как финансист-организатор. Особо интересен нынешний глава правозащитной организации «Фридом хаус» демократ Джеймс Вулси, отвечавший за организацию экзит-полов на Украине и, вероятно, «Поры», – он не только бывший глава ЦРУ, но и настолько близок к неоконам, что они его даже прочили в министры информации Ирака. Однако для рентабельности ОЭТ требуется прокачка по нему 50 млн тнг (тонн нефти в год), в то время как Азербайджан сейчас дает не более 11 млн тнг. Другими словами, коммерчески рентабельным трубопровод Баку – Джейхан может сделать только казахская нефть. Именно поэтому президент не входящего в ГУУАМ Казахстана стал одним из подписантов стамбульских соглашений. Именно поэтому ему тоже грозит «оранжевая революция» – если он не сменит свою геополитическую ориентацию и не обеспечит Западу нужное количество нефти.

    Стоило в начале февраля этого года Европейскому инвестиционному банку заявить, что он готов профинансировать продление до Польши нефтепровода Одесса–Броды как приоритетного проекта для энергетической безопасности Европейского союза, как уже 28 февраля на встрече президента Украины Виктора Ющенко с премьер-министром Грузии Зурабом Ногаидели Киев и Тбилиси заявили о необходимости возрождения ГУУАМ и использовании нефтепровода Одесса–Броды в прямом направлении. После чего, отказавшись от своего предвыборного обещания о вступлении в союз России с Белоруссией, к этим соглашениям примкнул и молдавский президент Владимир Воронин – именно этот неожиданный поворот на 180 градусов позволил ему избежать «оранжевой революции» в Молдавии и остаться на второй срок. Но главная проблема ГУУАМ – казахский президент Нурсултан Назарбаев – осталась. Через два дня после этого «исторического решения» Киева и Тбилиси министр энергетики Казахстана Владимир Школьник и глава российского Минпромэнерго Виктор Христенко достигли в Астане соглашения о начале строительства второй ветки нефтепровода КТК Тенгиз–Новороссийск. Это позволит увеличить объем перекачки нефти по нему с 28 млн т до 67 млн т в год. Учитывая, что объем добычи нефти в Казахстане в 2004 г. составил всего 55 млн тнг, это означает, что для полной загрузки всех своих нефтепроводов у Казахстана нефти просто-напросто не будет. Другими словами, Нурсултан Назарбаев твердо намерен сохранять выгодную для себя геополитическую ориентацию и получает возможность в любой момент «перекрыть кислород» для ГУУАМ и осушить нефтепровод Одесса–Броды. Он, например, может пожелать поторговаться за цену на нефть. Захотел же Туркменбаши сразу после «оранжевой революции» с молчаливого согласия «Газпрома» поднять цену своего газа для Украины сразу на 30%! Другими словами, учитывая твердую евразийскую ориентацию Назарбаева, можно не сомневаться, что подобная перспектива «пересесть» с российской нефтяной иглы на казахскую вряд ли воодушевляет «оранжевую Антанту».
    Характерно, что в конце марта, параллельно с подготовкой переговоров по созданию российско-украинско-немецкого консорциума по развитию газотранспортных сетей Украины, Виктор Ющенко выехал в Ашхабад, чтобы договориться с Туркменбаши об альтернативных российским поставках газа. И хотя Туркменбаши так и не уступил по вопросу цены газа, стороны принял