Показано с 1 по 5 из 5

Тема: Либерализм-угроза человечеству

  1. #1
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    374

    По умолчанию Либерализм-угроза человечеству

    автор статьи многоуважаемая Наталия Нарочницкая

    О НАШЕМ ЛИБЕРАЛИЗМЕ, ПРАВОМ И ЛЕВОМ

    Когда Россия выходила из-за железного занавеса, весь мир ждал, что же скажет страна Достоевского в ответ на вызовы XXI столетия. Устами идейных гуру перестройки она прорыдала: 'Рынок, PEPSI'. Успех незамысловатого исторического проекта можно легко объяснить: цель - привычно материалистична, тезис либералов о переходе от тоталитаризма к демократии - копия постулата научного коммунизма: 'главное содержание нашей эпохи - переход от капитализма к социализму'. Через десять лет нация пытается нащупать духовно-историческое задание за пределами хлеба насущного, а те же гуру настаивают, что только либерализм, несмотря на ошибки, может дать ответ на вопросы 'что делать?' и 'кто виноват?'.

    Давно пора без гнева и пристрастия развенчать несколько мифов.

    Во-первых, постсоветское западничество не является подлинным либерализмом. Тем более не является оно правым. Философия правых и либералов - это воинствующее левое либертарианство. Калька с марксизма. Оно исповедует ту же истматовскую доктрину линейного прогресса: мир движется к единому цивилизационному образцу, есть страны, которые в этом преуспели, а другие надо подтолкнуть.

    На ранней стадии, как и любое оппозиционное учение, классический либерализм развенчивал грехи и несовершенства абсолютизма и сословного общества. В ходе этого противоборства родилось так называемое первое поколение гражданских прав и свобод - свобода слова, совести, собраний, равенство перед законом. И это имеет бесспорную и непреходящую ценность.

    Однако либерализм - мировоззрение, производное от идеи Просвещения об автономности человека от Бога, которая неизбежно приводит к утверждению автономности человека от всех высших ценностей - сначала религиозных, затем вытекающих из них нравственных, далее - национальных, наконец, семейных. В течение последнего десятилетия в России именно против них направлялась проповедь совершенно ложной интерпретации гражданского общества. Само же это понятие означает неполитическую сферу реализации личных интересов граждан и есть важный фактор гармонического взаимодействия в обществе 'Я' и 'Мы', которое было извращено при коммунизме.

    В идеологии постсоветских либертариев центральным стал тезис: демократическое гражданское общество - это не нация, то есть преемственно живущий организм с общими ценностями и историческими переживаниями, а сумма индивидов, объединенных отметкой в паспорте. Мерилом цивилизованности стало кредо: 'ubi bene - ibi patria' ('где хорошо, там и отечество'), а образцом демократа - 'гражданин мира', который в Совете Европы демонстрирует 'как сладостно Отчизну ненавидеть' и желает поражения собственному правительству в войне. Ленин именно это и провозглашал в 1914 году. Но вот почему-то Антон Деникин не отождествлял даже ненавистное ему большевистское государство с отечеством и, отказавшись благословить генерала Андрея Власова, воскликнул: 'Дали бы должность генерала Красной Армии, я бы немцам показал!'

    Марксизм и либертарианство - кузены, версии безрелигиозного, безнационального глобального сверхобщества, соперничавшие в XX веке за лидерство в глобальном управлении униформным миром. По сравнению с либертарианцами великие либералы прошлого - консерваторы, готовые взойти на эшафот за идеи. Для них, выросших в христианском, а не в коммунистическом мире, был чужд тезис о том, что физическая жизнь - высшая ценность. Вера, отечество, честь, долг, любовь для человека всегда были выше жизни. Ведь человек без когтей и клыков встал над природой вовсе не потому, что взял палку, как учил Фридрих Энгельс, а потому, что был способен к самопожертвованию за идеалы.

    Мифом российского либертарианства является и их монополия на учительство свободе. Но гражданские и политические свободы - есть производное от свободы внутренней, создающей у личности постоянный спрос на реализацию этой внутренней свободы во взаимоотношениях с другими личностями и обществом в целом. Свобода - глубоко христианская категория, дар Святого Духа вместе с умением различать добро и зло, грех и добродетель. В этом триединстве и развивалась человеческая культура, порожденная грандиозным испытанием свободной воли человека соблазнами зла и долгом перед Богом и людьми в отношении добра. Иначе бессмысленны монологи и злодеев, и праведников и слова: 'Двум смертям не бывать, а одной не миновать'.

    Кто оспорит важность гражданской свободы? Однако чтобы вносить потребность свободы в общественную жизнь, нужно ею предварительно обладать. Рождается же она в области духовно-религиозной, независимой от материального. А проповедники либеральной свободы с большевистской ненавистью обрушиваются на религиозное сознание, особенно на христианство, которое составляет незаменимый источник развития духовных сил личности и ее способности к самообузданию, без чего невозможна истинная гражданственность.

    Нынешнее отечественное либертарианство отрицает национальные чувства как реликт архаичного общества. Однако именно классический либерализм родил идею суверенитета нации, которая создала современные национальные государства. Вряд ли можно найти что-либо общее у хрестоматийного либерала и пламенного патриота Италии Джузеппе Гарибальди и 'либерала', сочувствующего в чеченской войне террористам и сепаратистам.

    Еще один миф, будто истинная демократия может быть только либеральной, что абсурдно в отношении термина Аристотеля и Полибия, описанного двадцать два столетия назад. Российская 'политология' даже не различает эти понятия. Демократия - это форма организации общества через всеобщее представительство. Она не требует единства мировоззрения и может осуществляться с участием разных идеологий. Только поэтому демократия и стала оптимальным механизмом в плюралистическом обществе без единого идеала. Либерализм - это философия, мировоззрение. На ранней стадии он восставал против сословных и внеэкономических основ общественной иерархии и выступал под флагом плюрализма и демократии. Только тогда средний класс и был опорой либералов.

    При вырождении либерализма в либертарианство он становится нетерпимым к иным мировоззрениям, к любой традиции. Опять калька с истмата. Вспомним: культура должна была быть лишь по форме национальной, по содержанию - социалистической!

    Средний класс перестает поддерживать либертариев. Сетования 'политологов' на 'российскую загадку', на то, что средний класс не голосует за правых, отражают лишь удручающую неосведомленность 'экспертов' в политических учениях. Средний класс консервативен. В отличие от либертарных интеллигенции и богемы он национален, причем на Западе - более агрессивно, чем где бы то ни было. Как только Французская революция сломала сословные перегородки, третье сословие провозгласило себя нацией: 'Le Tiers Etat - c'est la Nation' - и стало опорой наполеоновских амбиций. В XX веке средний класс поддержал идею превосходства исторической нации над 'неисторичными народами'.

    В России же вообще никогда не было бюргера европейского типа. Средний класс в России - это 'Лето Господне' Ивана Шмелева. Недаром Ленин, которому не откажешь в политическом чутье, отрезал: 'Русская буржуазия реакционна'. Она и сегодня не будет голосовать за тех, кто говорит, что патриотом может быть только негодяй, что ее родина - Россия - неудачница мировой истории, что транссексуалы и содомиты - проявление свободы.

    Еще один миф - о том, что либерализм, тем более в его стадии вырождения, относится к явлению правому. Даже классический либерализм всегда квалифицировался как мировоззрение левого толка. Уже в XIX веке левее либералов считались только 'марксиды' (Герцен). Либерализм и марксизм - двоюродные братья, две ветви одной философии прогресса. У марксистов субъект истории не нация, а класс; у либералов - не нация, а индивид. От обеих доктрин христианское мировоззрение отстоит далеко.

    Похоже, ни так называемые правые, ни их 'политологи' не знают, что термины 'левый' и 'правый', означающие во всех языках христианского мира 'лукавый', 'нечестный' и, наоборот, 'праведный', 'должный', 'справедливый' происходят из описания Страшного Суда в Евангелии (Мф. 25), когда Господь 'поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую'. Но за что же наградит праведников Судия? За то, что 'алкал Я и вы дали Мне есть, был странником и вы приняли Меня... Вы сделали это одному из ближних своих, а значит, сделали Мне'. Левыми же названы те, кто ничего не сделал ближнему, значит, не сделал Господу. Так что учение о социальной роли власти неоспоримо вытекает из правого духа - христианского. Христианское братство - есть нравственный солидаризм. Он не имеет ничего общего ни с либертарианскими демонами индивидуализма, ни с бесами принудительного коллективизма и зудом 'творить' нового человека и новое общество.

    Только курьез постсоветской политической семантики сделал правыми левых либералов - атеистов и рационалистов, даже воинствующее либертарианство, воплощенное в гротескных сентенциях Валерии Новодворской. В правые попали 'граждане мира' Андрей Сахаров, Елена Боннэр, Сергей Ковалев, из культуры - талантливые последователи большевистской эстетики Пролеткульта - Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Василий Аксенов с их жаргоном советского андеграунда. Но эти явления общественного и культурного сознания и формы эстетики относятся к философской левизне и к левацкой субкультуре.

    Правое мировоззрение - это охранительный консерватизм во всем: от государства до личной жизни, это философский антиэгалитаризм, происходящий из суждения религиозного канона о противоположности, а не относительности добра и зла, порока и добродетели и иерархичности всех ценностей. На уровне политического сознания - это вера, отечество, нация, держава, примат духовного над материальным, национальных интересов над универсалистскими проектами. В культуре - это разграничение красоты и уродства, нормы и извращения. На уровне бытового сознания - это церковь, семья, целомудрие. Кто забросал камнями Рокко Бутильоне, осмелившегося признать, что считает содомитов грешниками? Не правые, а левые всех мастей, от либералов до коммунистов.

    Сахаровская школа 'нового мышления' вобрала все космополитические постулаты марксизма, прежде всего - движение мира к одномерному образцу под эгидой наднациональных институтов. Вместо коммунизма подставлен идеал современной западной цивилизации, вместо идеологических институтов вроде III Интернационала - либеральный и не менее тоталитарный IV Интернационал - Совет Европы, раздающий аттестаты зрелости на цивилизованность. На таком пути ценность исторического наследия перестает играть роль по сравнению технократической целесообразностью свободного движения капиталов и 'людских ресурсов'. Для гигантского киборга нет разницы между микрочипом и Платоном, Шекспиром, Гете и Достоевским. Но комический лорд Джадд и не отрицает в беседах близость к троцкизму, и он член группы социалистов в СЕ, а автор этой статьи является там, похоже, единственным, все еще знающим баллады Шиллера наизусть... Грустно.

    Так что кумир постсоветских либертарианцев - сегодняшний Запад не вдохновил бы русских либералов прошлого. При впечатляющем расширении Евросоюз - это уже не исторический проект. В проекте Европейской Конституции в разделе 'ценности' вообще не перечислены оные, а лишь функциональные условия для их исповедания. Именно этим и являются 'священные коровы' либерализма XXI века - тезисы о 'правах человека', 'свободе' и 'демократии', которые без указания, для чего они даны, становятся не чем иным, как провозглашением права не иметь никакого нравственного целеполагания жизни и истории. Еще выдающийся немецкий консервативный философ права 20-х годов Карл Шмитт подметил, что демократия, которой могут пользоваться самые противоположные движения, 'не имеет никакого ценностного содержания и есть только форма организации'.

    Так для чего же Европе Петра нужна Свобода? Для того, чтобы 'гнать перед собой врагов, грабить их имущество, любоваться слезами близких им людей, целуя их жен и дочерей', как определил высшее благо на земле Чингисхан в своем завещании? Или для 'возвращения на свою звездную родину' (Платон)? Для того, чтобы искать Спасения и 'алкать и жаждать правды' (Нагорная проповедь)? Или для того, чтобы признать красоту и уродство, грех и добродетель, добро и зло равночестными проявлениями суверенной личности? Не тем волновалась Европа в периоды, когда она возрастала и являла миру великую культуру и великие державы.

    Мир и Европа в сознании нового всемирного fraternitО левых социал-демократов и левых либералов - не более чем гигантское хозяйственное предприятие для удовлетворения плоти одномерных индивидов, все более похожих на Е из антиутопии Олдоса Хаксли. Им уже не нужны никакие цели и ценности за пределами земного бытия в Европейской конституции. Этот скучнейший образчик творчества либерального 'Госплана' своим сугубым материализмом подтверждает давний сарказм Шмитта о единстве Марксового и либерального экономического демонизма: 'Картины мира современного промышленного предпринимателя и пролетария похожи одна на другую, как братья-близнецы... У предпринимателя тот же идеал, что у Ленина - 'электрификация' всей земли. Спор между ними ведется только о методе'.

    Вместе со своим маяком меняются и российские западники. То, что постсоветские либералы определяют правизну и левизну исключительно по критерию отношения к 'собственности на средства производства', показывает марксистские корни их менталитета. Они и есть отличники исторического материализма. Так что из-под пальто от Versace у электрификаторов и трубадуров либеральных империй проглядывает сюртук Карла Маркса.

    Трудно удивляться тому, что духовный маргинализм либертарианства отвергнут в России даже новыми элитами, которых не заподозрить в желании реставрировать 'советчину'. Его долгожительство на политической сцене объяснимо: любые протестные настроения ассоциировались с реставрационными идеями. Угроза реставрации испарилась - и альтернативы восприняты.

    Нация устала презирать собственную историю, но либертарии верны штампам Маркса, Энгельса и Ленина о России - 'тюрьме народов', соединив в себе худшие черты западничества прошлого: страсть подражания Западу от нуворишей XVIII века, истерическое отвращение ко всему православно-русскому от раннего большевизма и, наконец, уже не наивное, а воинствующее философское невежество во всем, что находится за рамками истмата эпохи застоя. Постсоветское западничество в отличие от великого духовного поиска XIX века перестало быть стороной русского сознания и превратилось в его тотальное отрицание. При этом 'скотский материализм' ('съел, и порядок') стал свойствен не только обывателю, но и российскому переделкинскому 'интеллигенту'. И тот сегодня удручает убогостью запросов и духом смердяковщины: 'Я всю Россию ненавижу-с'.

    Впрочем, не только тотальный нигилизм в отношении русской истории и православной культуры характерен для нынешнего либертарного западничества. Оно удивительно и забавно невежественно в отношении собственного кумира - Запада и основ его великой романо-германской культуры, рожденной вовсе не 'правами человека', а великими табу, кровавым потом Франциска Ассизского и слезами блаженного Августина.

    Для постсоветского либерального сознания, оторванного всем образованием и идеологией не только от преемственной русской православной культуры, но и от подлинной западноевропейской культуры, стократно верно определение Сергея Булгакова 'несложненькой' философии истории среднего русского образованца: 'Вначале было варварство, а затем воссияла цивилизация, то есть просветительство, материализм, атеизм...' Добавим 'священные коровы' fin de sciПcle - 'права человека', 'гражданское общество'. Однако кроме либерального плода, выросшего на ветви Просвещения, мощное древо европейской цивилизации, как пытался обратить внимание Булгаков, имеет не только другие многочисленные ветви, но и корни, питающие древо, до известной степени обезвреживающие своими здоровыми соками многие ядовитые плоды. Эти корни - христианство. 'Поэтому даже отрицательные учения на своей родине, в ряду других могучих духовных течений, им противодействующих, имеют совершенно другие психологическое и историческое значение, нежели когда они появляются в культурной пустыне и притязают стать единственным фундаментом'.

    'Культурная пустыня' постсоветского либертарианства делает 'несложненькую' уже в конце XIX века философию похожей на краткий курс пропагандиста. Несмотря на атеизм, старые российские либералы в подавляющем большинстве происходили из культурных семей, воспитанных, по крайней мере, формально в вере, в цельной парадигме русской православной культуры и в глубоком проникновении в культуру западноевропейскую. Открывая гетевского Фауста, и Милюков, и Керенский, и Ленин, и даже Троцкий, в отличие от сегодняшних постсоветских либералов, не державших в руках Писание хотя бы из культурной потребности, понимали, что пролог к Фаусту - это пересказ в художественной форме Книги Иова, а читая пушкинские строки: 'Здесь барство дикое без чувства, без Закона...' понимали, что под Законом имеется в виду Закон Божий - нравственный, а не конституция. (В советское время 'Закон' стали печатать с маленькой буквы.)

    Атеистическая революционная интеллигенция воспроизвела себя в третьем поколении. Оно и было окончательно стерилизовано марксизмом гораздо больше, чем народ - грубый, но имевший традицию и сохранивший долю внутренней свободы, которая и стала иммунитетом. Почти сто лет назад честные представители русской интеллигенции, шокированные развязанной ими же антиэтатистской стихией, сначала в сборнике 'Вехи' (после революции 1905 года), а затем (после революции 1917 года) в сборнике 'Из глубины' сами развенчали идейную пустоту и бесплодие революционных идей с покаянной беспощадностью и философской глубиной. Петр Струве подытожил, что 'идейной формой русской интеллигенции является ее отщепенство, ее отчуждение от государства и враждебность к нему'. Тогда это привело к хаосу и революции, которая и явилась 'духовным детищем интеллигенции' (Сергей Булгаков).

    Сегодняшние либертарные нигилисты - куда более травмированный тоталитаризмом сектор общества, чем те, из кого новые комиссары уже не в 'пыльных шлемах', но в звездно-полосатых майках (made in USA) собираются 'выдавливать по капле раба'.



    Наталия Нарочницкая
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  2. #2
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    374

    По умолчанию

    Либерализм – угроза человечеству


    Настоящий либерализм как политическая идеология в России никого не интересовал, что и привело к плачевным последствиям


    Чтобы адекватно понять сущность окружающего нас со всех сторон либерализма, надо осознать, что он не случаен, что его появление в истории политических и экономических идеологий основывается фундаментальными процессами всей западной цивилизации. Либерализм не просто часть истории этой цивилизации, но ее наиболее чистое и рафинированное выражение, ее результат.

    Крах СССР и наше поражение в холодной войне с идеологической точки зрения означали окончательное распределение ролей в битве, которой либерализм вознамерился завоевать весь мир.

    Все принципы философии либерализма и само название основаны на тезисе «свободы» - liberty. При этом сами философы-либералы (в частности, Дж. Стюарт Милль) подчеркивают, что «свобода», которую они отстаивают, - это понятие строго отрицательное. Более того, они разделяют свободу от (чего-то) и свободу для (чего-то), предлагая использовать два разных английских слова - liberty и freedom. Liberty - от чего и происходит название «либерализм» - это исключительно «свобода от». За нее-то и бьются либералы, на ней-то они и настаивают. А что касается «свободы для», т. е. ее смысла и ее цели, то тут либералы замолкают, считая, что каждый конкретный индивидуум сам может найти применение свободы - или вообще не искать для нее никакого применения. Это вопрос частного выбора, который не обсуждается и не является политической или идеологической ценностью.

    Напротив, «свобода от» описана подробно и имеет догматический характер. Освободиться либералы предлагают от:
    - государства и его контроля над экономикой, политикой, гражданским обществом;
    - церкви с ее догмами;
    - сословных систем;
    - любых форм общинного ведения хозяйства;
    - любых попыток перераспределять теми или иными государственными или общественными инстанциями результаты материального или нематериального труда;
    - этнической принадлежности;
    - какой бы то ни было коллективной идентичности.

    Можно подумать, что мы имеем дело с какой-то версией анархизма, но это не совсем так. Анархисты - по крайней мере, такие как Прудон, считают альтернативой государству свободный общинный труд с полной коллективизацией его продуктов и жестко выступают против частной собственности, тогда как либералы, напротив, видят в рынке и священной частной собственности залог реализации их оптимальной социально-экономической модели. Кроме того, теоретически считая, что государство рано или поздно должно отмереть, уступив место мировому рынку и мировому гражданскому обществу, либералы по прагматическим соображениям поддерживают государство, если оно является буржуазно-демократическим, способствует развитию рынка, гарантирует «гражданскому обществу» безопасность и защиту от агрессивных соседей, а также предотвращает «войну всех против всех» (Гоббс).

    В остальном же либералы идут довольно далеко, отрицая практически все традиционные социально-политические институты - вплоть до семьи или половой принадлежности. В предельных случаях либералы выступают не только за свободу абортов, но и за свободу от половой принадлежности (поддерживая права гомосексуалистов, транссексуалов и т.д.). Семья и иные формы социальности считаются ими чисто договорными явлениями, которые, как и иные «предприятия», обуславливаются юридическими соглашениями.

    Крах СССР и наше поражение в холодной войне с идеологической точки зрения означали окончательное распределение ролей в битве, которой либерализм вознамерился завоевать весь мир. Именно после того и в силу того, что СССР проиграл и распался, стало ясно, что историческая правота была на стороне либералов и особенно неолибералов, которые отказывали социализму и коммунизму в претензии на «будущее» в статусе «прогрессивного завтрашнего дня». Советское общество и другие социалистические режимы оказались тщательно замаскированными изданиями архаических структур, перетолковавших на свой лад «мистически», «религиозно» понятый марксизм.

    В середине ХХ века французский философ-гегельянец русского происхождения Александр Кожев полагал, что гегелевский «конец истории» ознаменуется мировой коммунистической революцией. Так же полагали и традиционалисты (Генон, Эвола), отрицавшие Просвещение, защищавшие Традицию и предрекавшие «конец света» через победу «четвертой касты» («шудр»-пролетариев). Но в 1991-м с крахом СССР стало понятно, что «конец истории» будет носить не марксистскую, но либеральную форму, о чем и поспешил уведомить человечество американский философ Фрэнсис Фукуяма, провозгласив «конец истории» как планетарную победу рынка, либерализма, США и буржуазной демократии.

    С этого момента начинается не просто взлет либерализма, причем в его наиболее ортодоксальных фундаменталистских англосаксонских и антисоциальных формах, но и обнажается фундаментальный факт идеологической истории человечества: именно либерализм есть судьба. А значит, его тезисы, его философские, политические, социальные и экономические принципы и догмы следует рассматривать как нечто универсальное и абсолютное, не имеющее альтернативы.

    Только мировой Крестовый поход против США, Запада, глобализации и их политико-идеологического выражения - либерализма - может стать адекватным ответом.

    В России, хотите вы этого или нет, никакого либерализма нет. Либералы есть, а либерализма нет. До начала 90-х годов ХХ века в России формально преобладала марксистская идеология, взрастившая подавляющее большинство тех людей, которые так или иначе сегодня влияют на решения власти. Принципы либерализма были чужды инстинктивным устоям российского общества, жестко преследовались идеологическими органами в СССР, в целом были либо неизвестны, либо карикатурно и фрагментарно истолкованы. Единственным содержанием «либерализма» в России в 90-е была свобода от русско-советских политико-экономических традиций и некритическое, невежественное и пародийное подражание Западу. Практически никто в позднесоветской элите не выбирал либерализм сознательно и последовательно: до последнего момента распада СССР вожди российских либералов дежурно славословили КПСС, идеи Маркса, план, социализм, а олигархи промышляли в бюро комсомола или сотрудничали с КГБ.

    Либерализм как политическая идеология никого не интересовал, за него не было заплачено ни гроша. Такой неоплаченный «кривой» либерализм утвердился в 90-е годы в качестве эрзац-идеологии постсоветской России. Но вместо освоения либеральных принципов его сторонники и проповедники занимались карьеризмом, приватизацией, устраивали личные делишки - в лучшем случае выполняя указания западных кураторов по развалу советской и российской государственности. Это был идеологический распад прежнего без какого бы то ни было построения нового. Даже сомнительную «свободу от» никто по-настоящему не выбирал.

    Когда пришел Путин и попытался свернуть процесс распада России, он по большому счету не встретил идеологического сопротивления. Ему противодействовали либо конкретные экономические кланы, интересы которых он ощутил, либо наиболее активная и глубоко увязшая в шпионаже агентура влияния в пользу Запада. Подавляющее большинство либералов 90-х немедленно переписались в «сторонники Путина», подлаживаясь под индивидуальные патриотические симпатии нового вождя. Даже знаковые фигуры российского либерализма - Гайдар, Чубайс и т. д. - вели себя как банальные оппортунисты: на идеологическое содержание реформ Путина им было наплевать.

    Либерализм в Россию, несмотря на весь период 90-х, проник очень не глубоко и не породил политического поколения подлинных убежденных либералов. Либерализм действовал на Россию преимущественно извне, что и привело в конце концов к обострению отношений с США, обструкции Путина и его курса на Западе и ответной Мюнхенской речи.

    Но так как сознательных либералов в критический переломный момент в России оказалось не больше, чем сознательных коммунистов в конце 80-х годов, то и Путин не настаивал на их идеологической травле, занимаясь сдерживанием лишь распоясавшейся либеральной олигархии и обнаглевшей от безнаказанности прямой агентуры влияния. Интуитивно стремясь сохранить и восстановить суверенитет России, Путин вошел в конфликт с либеральным Западом и его глобализационными планами, но в альтернативную идеологию это не оформил. Во многом и потому, что внутри России убежденных либералов в достаточном количестве не оказалось.

    Настоящим либералом является тот, кто поступает в соответствии с основными принципами либерализма - даже в тех случаях, когда это может привести к серьезным последствиям, репрессиям и даже лишению жизни. Если либералами люди являются только тогда, когда это становится разрешенным, модным или даже обязательным, и готовы при первом осложнении отказаться от этих взглядов, это никакого отношения к либерализму не имеет. Кажется, это понял, отсидев определенный срок на зоне, «икона» современных российских либералов Ходорковский. Но в этом он среди других либералов, оставшихся пока на свободе, одинок.

    «Свобода от» есть самая отвратительная формула рабства, так как она искушает человека на восстание против Бога, против традиционных ценностей, против нравственных и духовных устоев его народа и его культуры.

    И даже если все формальные битвы либерализма выиграли - настоящая битва впереди. Но она состоится только после того, когда подлинный смысл происходящего будет по-настоящему осознан и метафизическое значение либерализма и его роковой победы будет осознано в должной мере и в должных пропорциях. Победить это зло можно, только вырвав его с корнем, и я не исключаю, что для этого потребуется стереть с лица земли те духовные и физические земли, которые дали жизнь этой мировой ереси - ереси, настаивающей на том, что «человек есть мера вещей».

    Только мировой Крестовый поход против США, Запада, глобализации и их политико-идеологического выражения - либерализма - может стать адекватным ответом.

    Выработка идеологии этого Крестового похода, безусловно, дело России, но не одной, а совместно со всеми мировыми силами, которые так или иначе противостоят «американскому веку». Но в любом случае эта идеология должна начинаться с признания фатальной роли либерализма, обобщающего путь Запада с того момента, когда он отказался от ценностей Бога и Традиции.

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  3. #3
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    374

    По умолчанию

    Живучие метастазы либерализма

    Наличие остаточных либеральных элементов в управленческих институтах России оскорбляет жертв либерального периода в истории страны и тормозит ее превращение в мировую державу


    Произошедшее превращение «либеральных демократов» гайдаровско-чубайсовского образца в партию «шутов у трона» - вполне естественно и органично. Было бы удивительно, если бы эта публика, отказавшись от кости, которую им с барского стола бросила власть, повела себя как принципиальный политик, а не как конформист-приспособленец - ведь таковыми все они являлись с младых ногтей.
    В целом, согласно демографическим расчетам, правление либеральных демократов обошлось русскому народу почти в 20 миллионов жизней.

    Автор данного материала учился на экономическом факультете МГУ на одном курсе с отцом российских либерально-демократических реформ Егором Гайдаром, задававшим тон в когорте, проводивших свои реформы методами «великого перелома». В так называемую эпоху застоя на обществоведческих факультетах МГУ к третьему курсу в дискуссиях на профессиональные темы уже считалось неприличным ссылаться только на классиков марксизма-ленинизма: предполагалось, что студенты МГУ к этому времени должны мыслить более широко. Однако, Гайдар в любых, даже самых кулуарных дискуссиях строил все свои аргументы исключительно на цитатах из Маркса, Энгельса и Ленина. Это вызывало раздражение, и особенно острое у тех, кто специализировался не по кафедре политэкономии, а по конкретно экономическим кафедрам.
    Гайдара называли «начетчиком-школяром», «официозником-зубрилой», «безнадежным коммунистическим догматиком, напрочь лишенным способностей к творческому мышлению» и избегали с ним дискутировать вообще. Некоторые его сокурсники пытались как-то объяснить столь «твердокаменную коммунистическую ортодоксальность», говоря: «А что вы от него хотите?! Внук Гайдара, сын Тимура! Да ведь он приобрел коммунистическое мировоззрение чуть ли не на генетическом уровне, как говорится, впитал с молоком матери, оно вошло ему в плоть и кровь, разве он сам в этом виноват?! Парень он компанейский, разговаривайте с ним на любые другие темы кроме профессиональных, и он не будет вас раздражать».
    И, казалось, Егор Гайдар полностью подтверждает сложившееся о нем мнение, как о чуть ли не «генетическом коммунисте»: после окончания аспирантуры экономического факультета МГУ он работал с полной отдачей в главных печатных органах ЦК КПСС – газете «Правда» и журнале «Коммунист». Но нагрянули «смутные времена», и наш «генетический коммунист» в одночасье превратился в убежденного либерала, который «либеральнее самых либеральных либералов».
    Таким образом, «генетический коммунист» Гайдар в действительности оказался заурядным карьеристом-перевертышем, политическим хамелеоном, Иудой, предавшим за тридцать сребреников своих идеологических учителей - Маркса, Энгельса, Ленина, свое Отечество и дело жизни своего деда и отца. Причем этот новоиспеченный ортодоксальный либерал отнесся к либерализму так же начетнически, по-школярски, как в свое время относился к марксизму.
    Конечно, напрасно упрекать хамелеона в том, что он меняет окраску в зависимости от окружающей среды: способность к изменению окраски дана ему самой природой. Однако, очень плохо, что Гайдар со товарищи оказались конформистами недалекими. Ведь изначально было понятно, что затеянные ими реформы приведут страну к краху. Автор данного материала имеет полное моральное право говорить об этом, поскольку еще в 1992 году, сразу же после начала гайдаровских реформ, опубликовал ряд статей, в которых доказывал, что гайдаровское реформирование – путь в пропасть, и что в этом отношении нам надо брать пример с Китая, а не использовать монетаристские рецепты, несостоятельность которых была неоднократно продемонстрирована в различных странах.
    То, что тогда было ясно специалистам, сейчас ясно уже всем - нынешний финансовый кризис наглядно продемонстрировал тщетность упований на регулирующую роль невидимой руки рынка. Впрочем, для того, чтобы успешно осуществить переход к рыночной экономике в России, как это было сделано в Китае, необходимо было, чтобы реформаторов возглавляла личность масштаба Дэн Сяопина, а не ничтожный «генетический коммунист» Гайдар, в одночасье переквалифицировавшийся в либерала, бездумно внедрявшего в России западный либерализм сталинскими методами «великого перелома».
    За период либерально-демократических реформ с 1991 по 1998 год ВВП России снизился на 43 %, промышленное производство упало на 56 %. Рождаемость населения в России в целом упала с 14,1 промилле до 8,9 промилле, смертность же возросла с 9,2 до 14,7 промилле. Таким образом, в стране каждый год рождалось на 800 тысяч человек меньше и умирало на 800 тысяч человек больше, чем это было до прихода к власти либеральных демократов. Средняя продолжительность жизни за этот же период снизилась на 5 лет - в результате страна утратила человеческое жизненное время, эквивалентное 11 миллионам человеческих жизней.
    Вследствие социально-экономической политики, проводимой либеральными демократами, резко снизился уровень жизни основной массы населения России, в частности, калорийность питания в расчете на одни сутки снизилась с 3000 до 2100 килокалорий, что близко к уровню физического истощения. Существенно ухудшилась сама структура питания - в результате большая часть населения постоянно недополучала значительную часть питательных веществ, необходимых для нормального функционирования человеческого организма, что приводило к различным заболеваниям и преждевременной смерти.
    В целом, согласно демографическим расчетам, правление либеральных демократов обошлось русскому народу почти в 20 миллионов жизней, то есть потери населения России в период рыночных реформ сравнимы с потерями СССР во время Второй Мировой войны.
    И пока российский государственный организм не будет окончательно очищен от этих метастаз либерализма, Россия не сможет окончательно и бесповоротно вернуться на круги своя.

    Также в опубликованном в 2005 году докладе Всемирного банка делается вывод, что в целом потери российской экономики от приватизации в 2,5 раза превысили ущерб, нанесенный СССР во время Второй Мировой войны. Согласно данному докладу, доходы от приватизации в России составили 9,7 млрд. долларов, при этом по объему полученных от приватизации доходов Россия заняла лишь 25-е место в мире, далеко отстав от стран, где приватизировалась всего лишь часть принадлежащих государству компаний.
    По оценкам Всемирного банка в России сложилась самая высокая концентрация собственности и самый высокий уровень монополизма, фактически, большую часть экономики страны контролируют всего 23 компании. В руках 15 % наиболее богатых граждан находится 85 % национальных богатств. При этом половиной из этих 85 % национальных богатств обладает всего 1 % наиболее богатых граждан.
    Не только в профессиональных исследованиях, но даже в рассчитанных на широкие круги читателей средствах массовой информации (как в федеральных, так и в региональных), констатируется, что на долю 80 % населения приходится всего лишь 7 % национального богатства страны, при этом более 65 % граждан России находятся за чертой бедности, в то время как в начале демократических реформ доля этой категории населения составляла лишь 2 %, в нищете прозябают 70 % семей, имеющих детей, количество детей-инвалидов составляет около 1 млн. человек, бездомных детей – свыше 5 миллионов. Такого количества беспризорников Россия не знала даже в годы Гражданской войны.
    Как подчеркивает академик Д. С. Львов, в результате демократических реформ уровень эксплуатации населения в России значительно увеличился, и в настоящее время в несколько раз превышает уровень эксплуатации населения в США. Так, в среднем, работник в России за 1 доллар зарплаты производит 4,5 доллара валового национального продукта, а в США – лишь 1,4 доллара.
    Так называемый децильный коэффициент (соотношение 10 % самых богатых и 10 % самых бедных слоев населения) составляет в России по официальным данным порядка 20 единиц, а по оценкам различных экспертов – порядка 30-40. Некоторые же исследователи считают, что он еще выше, особенно в крупных городах. Известный американский геополитик Збигнев Бжезинский пишет, что «в Москве 10% самых зажиточных получали в 51 раз больше, чем беднейшие 10%». В то время как в США децильный коэффициент составляет 10 единиц (приблизительно столько же он составлял в СССР), в странах Евросоюза – 6-8, а в Скандинавских странах – 4-5. Известно, что, если децильный коэффициент превышает 10 единиц, то социальная система становится взрывоопасной.
    Как мы видим, существуют веские основания утверждать, что правившие в России либеральные демократы проводили по отношению к населению страны политику геноцида. В результате их реформаторства в России сформировался так называемый олигархический, криминально-клановый капитализм. Проводили ли они такую реформаторскую политику сознательно или «не ведая, что творят» - сути дела не меняет. «По плодам их узнаете их» (Матфей, 7:16) - сказал Исус Христос в Нагорной проповеди о лжепророках всех мастей.
    Катастрофические для страны результаты реформаторской деятельности всех этих новоявленных «большевиков от либерализма» в принципе не могли быть иными, поскольку западный либерализм как идеология напрочь отторгается коллективным бессознательным русского народа. Своеобразным апофеозом гайдаровско-чубайсовских либерально-демократических реформ в России закономерно стал августовский дефолт 1998 года.
    В результате рыночно-демократических реформ Гайдар стал настолько одиозной политической фигурой, что никакой конформизм уже не мог помочь ему удержаться на поверхности политической жизни. Анатолий же Чубайс, благодаря тому, что ежедневно подтверждает свою лояльность Кремлю, продолжает держаться на поверхности. Такие, как Чубайс, готовы продать душу дьяволу, лишь бы остаться при власти. Вот он и извивается как змея под каблуком, отбросив как ненужный хлам все политические приличия, лишь бы его оставили у трона, несмотря даже на то, что на него напялили шутовской колпак ряженного либерального демократа. Закономерный конец беспринципных политических ничтожеств.
    Хотя сейчас можно говорить о том, что раковая опухоль либерализма удалена из государственного организма страны, однако, остались метастазы - в виде сетевых структур либерализма, в том числе - в различных эшелонах власти, включая и правительство России. И пока российский государственный организм не будет окончательно очищен от этих метастаз либерализма, Россия не сможет окончательно и бесповоротно вернуться на круги возрождения. То есть – вновь стать мировой супердержавой, чего от нее с надеждой ждет большинство народов мира, которым до тошноты надоели США.


    Сергей Панкин
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  4. #4
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию



    ОПРОС ЭКСПЕРТОВ:
    О Джордже Соросе, легализации наркотиков и строительстве «открытого общества»


    Миллиардер Джордж Сорос высказался в поддержку «предложения №19» (так в Калифорнии окрестили законопроект о легализации употребления марихуаны). В помощь участникам борьбы за легализацию марихуаны Сорос уже выделил несколько миллионов долларов. «Предложение №19» было вынесено на референдум, который прошел в Калифорнии одновременно с выборами в Конгресс. По предварительным данным, сторонники легализации легких наркотиков потерпели поражение.


    «Я твердо убежден в том,
    что война против наркотиков
    приносит нашему обществу больше вреда,
    чем само употребление наркотиков».
    Джордж Сорос

    Миллиардер Джордж Сорос высказался в поддержку «предложения №19» (так в Калифорнии окрестили законопроект о легализации употребления марихуаны). В помощь участникам борьбы за легализацию марихуаны Сорос уже выделил несколько миллионов долларов. «Предложение №19» было вынесено на референдум, который прошел в Калифорнии одновременно с выборами в Конгресс. По предварительным данным, сторонники легализации легких наркотиков потерпели поражение. Сорос полагал, что принятие упомянутого законопроекта поможет сэкономить бюджету Калифорнии миллиарды долларов, которые сейчас необходимо тратить на содержание в тюрьмах тех, кто выращивал марихуану. Аналогичный закон уже принят в Голландии. В результате в Голландии резко увеличилось количество преступлений и страна превратилась в наркоцентр Европы. В связи с упомянутыми событиями политолог Сергей Сибиряков выяснил мнение экспертов.


    WIN.ru: Чьи интересы представляет Сорос, лоббируя легализацию наркотиков?
    Мирослава Бердник – журналист и публицист, (Киев, Украина):

    Начиная с 2005 года фонд Сороса «Возрождение» продвигает на Украине заместительные программы. Начальник Департамента по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины Анатолий Науменко заявлял тогда: «Фонд «Возрождение» пообещал выделить много денег на «лечение» метадоном наркозависимых больных. Почему? Да потому, что этот препарат накопился на выпускающих его предприятиях, которые заинтересованы свои запасы куда-то сбыть...». Стоит присмотреться к Америке, чем там заняты соросовские структуры. А там Этан Надельман – директор основанного Джорджем Соросом исследовательского центра в области политики по наркотикам уже давно выступает за декриминализацию потребления каннабис, а также реализацию программ по распространению героина как составной части политики, нацеленной на «уменьшение вреда» (International Herald Tribune, 10.01.04 г.).
    Вадим Булатов – координатор Ассоциации православных экспертов, (Нижний Тагил, Россия):

    Так как марихуана является переходным звеном для последующего употребления тяжелых наркотиков, то лоббируются интересы наркобизнеса. Цель постановления о легализации – приобщение к наркотикам благополучных и платежеспособных представителей среднего класса, которые ранее не связывались с наркотиками из-за их незаконности. Это огромный рынок. Рискну предположить, что здесь у Сороса нет иной конкретной цели, кроме, денег. Деньги от проекта внедрения наркотиков в Калифорнии будут работать в сторону аналогичного изменения законодательства других стран.
    Александр Этерман – экономический аналитик, политический обозреватель (Израиль):

    Речь не о легализации наркотиков как таковых, а о завершении уже свершившейся де-факто частичной легализации марихуаны. Она дополняет уже существующие программы государственного снабжения наркотиками тех, кто от них зависит. Никаких имущественных или иных деловых интересов в данном случае у Сороса нет. Отмечу заодно, что Голландия вовсе не стала наркоцентром Европы.
    Николай Лагун – политолог, эксперт по Центральной и Восточной Европе, Ближнему и Среднему Востоку, Кавказу и Южному Кавказу (Днепропетровск, Украина):

    Идея удлинения очень короткого списка легальных наркотиков витает в головах многих людей из разных социальных слоев. Можно, конечно, найти очень конкретно заинтересованные субъекты, но тренд расширения списка традиционно разрешенных наркотиков (алкоголь и никотин) все более актуализируется. Прогресс на месте не стоит, постоянно появляются новые технические средства развлечения, индивидуум требует к ним еще и разнообразие химических. И ханжествовать здесь бесполезно: принятие легальных наркотиков является частью жизни большого количества людей на всей планете. Если вернуться к конкретике «лоббирования», то тут у Сороса не самые последние сторонники. Это, в числе прочих, и П. де Куэльяр, и Дж. Шульц, и А. Папандреу.
    Михаэль Дорфман – публицист, редактор, издатель (США):

    Сорос помогает движению за легализацию марихуаны, а не наркотиков вообще. Марихуана во многом куда менее вредна, чем алкоголь или табак, а ее запрет в США был вызван расистскими настроениями против мексиканцев. Тогда среди законодателей такой фанатизм господствовал, что они и алкоголь запретили. Лишь сильное лобби производителей кофе из Южных штатов не дало запретить заодно и кофе. Конопля в разных видах известна человеческой цивилизации 5000 лет. В море возле древнейшего города мира Яффа археологи нашли остатки затонувшего финикийского корабля с грузом гашиша. И лишь в последние 70 лет конопля и продукты ее переработки попали под запрет.
    Виктор Глеба – архитектор, член президентского совета Национального союза архитекторов, Киев, Украина:

    Наркокартели имеют колоссальные бизнесс-возможности и представлены даже во власти США, а Сорос, лоббируя легализацию наркотиков, представляет интересы международной финансово-олигархической мафии G-20, членом которой он и является, работая на «Нейлон» (трафик Нью-Йорк / Лондон).
    Лариса Бельцер-Лисюткина – культуролог, преподаватель Свободного университета (Берлин, ФРГ):

    Думаю, что он, как и в случае с проектом Открытое общество, пытается реализовать своё собственное видение общественной свободы. Есть большое количество людей, убеждённых в том, что легализация марихуаны не нанесёт обществу вреда, а пойдёт на пользу тем, кто сейчас покупает её у дилеров. В Канаде я видела автобус с зашторенными окнами, который легально развозит наркотики по неблагополучным кварталам. Он останавливается, открывается дверь, и к нему тянется небольшая очередь из людей, с которыми никому не пожелаешь встретиться на узкой дорожке. Администрация Монреаля считает, что таким образом власти держат потребление наркотиков под контролем, а зависимые люди не попадают больше на крючок к торговцам.
    Дмитрий Бабаев – политолог, эксперт по финансовым и экономическим вопросам, международному сотрудничеству (Харьков, Украина):

    Свои. С помощью таких неоднозначных высказываний он получает внимание прессы, которое дальше, возможно, распространяет на свои идеи.
    Даниэль Штайсслингер – журналист и переводчик (Израиль):

    Вполне возможно, что свои личные. Сорос – профессиональный инвестор, но при этом законопослушный гражданин, и на данный момент не может инвестировать в наркопроизводство и наркоторговлю. Легализация открывает огромный рынок с гарантированным спросом и возможностью инвестирования.
    Александр Хохулин – журналист, хозяин и модератор сайта «Манкурты» (Львов, Украина):

    Не знаю, чьи интересы представляет Сорос, и меня, если откровенно, мало волнует легализация марихуаны в Калифорнии. Думаю, что они с этим как-то разберутся сами. Возмущение России по поводу заливания её афганскими наркотиками можно понять.
    Игорь Богатырев – журналист, редактор службы новостей сетевого журнала «Полярная звезда» (Тверь, Россия):

    Лоббирует он естественно интересы производителей наркотиков, в первую очередь опийных, – судя по всему, крышуемых американской властью.
    Владимир Беляминов – политолог, эксперт по финансовому и экономическому маркетингу (Харьков, Украина):

    Само присутствие в данном вопросе личности Сороса – это уже маркер коммерции в продвижении идей проекта. Воротила финансового рынка, чьи заявления становились не раз знаковыми для мировой экономики, спекулянт, который играет на курсах национальных валют в мировых масштабах, ничего не будет делать без выгоды для своих капиталов. Понимая факт, что мировая наркоиндустрия – это сектор с огромными годовыми оборотами, он стремится проявлять себя бизнесменом, точнее, гуманистом-бизнесменом. Наркоманию как порок простыми запретами и пропагандистскими кампаниями уже не искоренишь, поэтому, вероятнее всего те, кто понимает, что деньги не пахнут, решили на этом приумножить свои капиталы.
    Юрий Бликов – сценарист, кинорежиссер, психолог (Одесса, Украина):

    Джордж Сорос всегда представляет интересы только Джорджа Сороса. Предполагаю, что, в случае легализации наркотиков, г-н Сорос предполагает весьма активно поучаствовать в переделе существующего рынка наркотических средств и в формировании нового, с весьма значительным профитом для себя.
    Алексей Дубинский – преподаватель, предприниматель, изобретатель, консультант (Днепропетровск, Украина):

    Легализацию поддерживают потребители, в том числе богемная поп-тусовка. Легализация выгодна государству: с одной стороны уменьшится криминальная база и доходы преступников, с другой стороны может быть собрано больше налогов плюс экономия от снижения расходов на борьбу с наркотиками. Легализация выгодна и наркодельцам – со временем вырастет спрос на тяжелые наркотики. Легализацию поддерживают либертарианцы и сторонники социал-дарвинизма. Видимо и Сорос выступает «за» по идеологическим причинам.


    WIN.ru: Как связаны между собой идея легализации наркотиков и концепция «открытого общества», проводником которой считает себя Сорос?
    Мирослава Бердник:

    Начиная с 2005-го, года прихода Ющенко к власти, в Киеве под красноречивыми лозунгами «Легализируй себя», «Будь свободным – будь европейцем», «Свобода начинается с тебя» проходит «Глобальный марихуановый марш свободы» в поддержку легализации «легких» наркотиков. По мнению его организаторов, такие акции должны подтолкнуть наше общество к пониманию того, что каждый человек имеет право на «самовыражение и внутреннюю свободу». Оказывается, оранжевый Майдан нам подарил «неполную» свободу. Для полного счастья и свободы нам не хватает только окончательной легализации наркотиков.
    Вадим Булатов:

    Самым прямым образом. Наркотики снижают критичность восприятия. Только некритически настроенный человек может принять концепцию «открытого общества». В «дивном, новом мире» Олдоса Хаксли наркотики были разрешены.
    Александр Этерман:

    Никак не связана. Сорос поддержал идею легализации наркотика исключительно по социальным причинам.
    Николай Лагун:

    Думаю, что связана очень тесно. Такое общество предполагает динамику, отсутствие консерватизма, постоянное нахождение золотой середины между «счастьем» и «страданием» в быстро меняющемся ландшафте. Консенсус между приведенными крайностями, в данном случае в приложении каннабиноидов, и должно найти упомянутое «открытое общество», если существует как запрос, так и предостережение. Повторюсь, легальная наркомания – неотъемлемая сторона человеческого бытия, желает ли кто-то это или нет. Как бы то ни было, но в нашем все более стрессогенном настоящем значение расслабляющих агентов все более повышается.

    Конечно, большинство современных «легальных наркоманов» довольствуется эпизодическим приемом одного из двух легальных наркотиков – алкоголя (никотинизм хоть и в основном носит постояненный характер, но к быстрому разрушению организма не приводит). Конечно же, существуют хронические алкоголики и злостные курильщики, заканчивающие свою жизнь либо под забором, либо в онкологическом отделении. Но так уж устроен человек биологически и социально, и так он устроил свою среду обитания, где сосуществуют счастье и проблемы, аскетизм и неумеренность. Плохо закончить можно от любого эйфорогенного фактора: еды, азартных игр, компьютера и даже альпинизма. Несмотря на огромный риск последнего, его никто не отменял, как и прыжки с парашютом. Существование «коридора» между правом выбора и медицинскими запретами в отношении именно каннабиноидов основано на значительно меньшем наркогенном потенциале последних по сравнению с опиатами, барбитуратами, амфетаминами и даже кокаином. Но как любой другой фармацевтический эйфоризатор, тетрагидроканнабинол вызывает хронические нарушения в организме, не отставая в этом от этилового спирта и никотина. Каждый из этих препаратов поражает свои определенные цели в организме. В принципе здесь, если запрещать, то нужно запрещать все, в противном случае вопрос легализации марихуаны всегда останется актуальным.
    Михаэль Дорфман:

    Никак не связаны. В США многие видят, что криминализация марихуаны породила больше вреда, чем пользы. За снятие запрета выступают как либералы, так и либертарианцы, вроде Рона Пола. Сегодня ситуация в США похожа на времена Великой депрессии 1930 годов. Тогда, первым делом был отменен идиотский сухой закон, принесший Америке неисчислимый вред. Да и потерявшая доходы казна сможет вернуть доходы от налогообложения продажи марихуанны. Вместе с тем, существующее в Калифорнии положение, когда за марихуанну не преследуют на уровне локальных юрисдикций, но она нелегальна на федеральном уровне, позволяет многим безработным, одиноким матерям и т. д. наладить ее кустарное выращивание. Полная легализация неизбежно приведет в это дело крупные корпорации, которые задявят маленьких производителей и лишат их заработка.
    Виктор Глеба:

    Постмодернистская идея легализации наркотиков и концепция «Открытого общества» открывают возможности для манипуляции сознанием и подсознанием огромного количества людей.
    Лариса Бельцер-Лисюткина:

    Я этого не знаю. Но могу предположить, что они объединены идеей свободы выбора и ответственности за него. Если общество свободно, то оно прозрачно. Скрывать нечего, потому что всё легально, кроме уголовных преступлений. Скорее всего, Джордж Сорос стремится реализовать постулат из теории систем, согласно которому оптимально функционируют системы с минимумом ограничений.
    Дмитрий Бабаев:

    Связана самым непосредственным образом. Проведение черты, отделяющей наркотики от лекарств, весьма условно и однозначно является «государственным произволом», но это не значит, что вынесение марихуаны за эту черту что-то серьезно изменит. Если марихуану признают, встанет вопрос про химические легкие наркотики, и так отодвигаться можно до бесконечности. К концепции открытого общества это относится мало, зато позволяет привлечь внимание прессы и поддержку молодежи.
    Даниэль Штайсслингер:

    На мой взгляд, отмена всех и всяческих запретов – это один из основополагающих принципов такого «открытого» общества.
    Александр Хохулин:

    Концепции Сороса нам подходят далеко не всегда. Хотя, как утверждают знающие люди, от «травы» еще никто не умер, я категорически против легализации легких наркотиков в России и на Украине тоже. Не ко времени.
    Игорь Богатырев:

    Связаны вполне, благо один из основных принципов такого общества – «человек, как пуп земли». Практически, и запрещать ему что-то – едва ли не преступление.
    Владимир Беляминов:

    Я думаю, что да. Все проекты делаются под эгидой «Открытого общества» (OSI, Open Society Institute) структуры, целиком и полностью связанной с Дж. Соросом. Ничего хорошего для тех стран, которые попали в поле зрения интересов этого квазиинститута, ожидать не стоит. Здесь все пронизано теорией денег и законами извлечения финансовой прибыли из любого «социального» явления, в том числе и из декларируемого культурного взаимодействия народов мира, развития и инвестиции в гуманитарную сферу, экономику, СМИ; из поддержки неправительственных фондов и раздачи всевозможных грантов под развитие и инновации того, что может быть прибыльным.
    Юрий Бликов:

    А никак. Сорос – это классический вариант биржевой акулы, все состояние которого сколочено не на созидании чего-либо, а, что называется, на чужом горе. Чем более циничны методы накопления капитала, тем больше пропагандистская завеса, прикрывающая неблаговидность такого накопления, обеляющая и облагораживающая имидж бизнесмена, благо средства позволяют. А какую «подливу» изберут для этой цели – это уже зависит от уровня финансовых вливаний в PR, и профессионального уровня пропагандистов.
    Алексей Дубинский:

    Связаны через идеологию либертарианства, в рамках которого идеальное общество – это «открытое общество». Либертарианцы полагают, что все люди ответственны, свободны, разумны и рациональны. А идеальный человек должен сам решать и нести ответственность за все свои действия: где и как жить, что принимать, с кем (чем) заниматься сексом, в кого стрелять и т. д. Для этого они предлагают отказаться от государственного регулирования и вмешательства во все сферы жизни людей. Беда лишь в том, что слишком мало этих идеальных людей, которые смогут успешно жить по-либертариански.


    WIN.ru: Следует ли ожидать после возможной легализации наркотиков в США роста международного давления на Россию, аналогичного давлению LBGT-лобби, требующих проведения гей-парадов в Москве?
    Мирослава Бердник:

    Естественно. Во времена СССР граница была непроницаемой. Когда Советский Союз распался, появились новые государственные границы, они фактически не имели ни оборудования, не были обеспечены материальными, людскими ресурсами. И тогда же большую часть опиатов начали изготавливать в Афганистане, Пакистане, а не в Юго-Восточной Азии, как раньше, а территория СНГ с 90-х гг. стала транзитной. Героин уходил в Европу. Со временем вокруг каналов переправки наркотиков возникли рынки сбыта, продаж, которые с экономическим ростом в транзитных странах стали расширяться. Так, по словам Виктора Черкесова, экс-директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России, с 1997 г. количество только изъятого в этом государстве героина увеличилось в тысячу раз, а каждый год на операциях с наркотиками только в России зарабатывают не менее 10 млрд. долларов («Эхо Москвы», 1 июля 2004 г.).

    По данным научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, кандидата политических наук Игоря Хохлова, «в течение считанных месяцев после начала «контртеррористической операции» США и Великобритании в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, Кундуз в Афганистане расположились центры переработки экстрагированного опия в морфий и героин; была развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущий урожай опийного мака, организованы промышленные поставки минеральных удобрений и прекурсоров (ингредиентов для изготовления героина) с химических заводов в Пакистане».

    Все очень просто. Сейчас наркотики движут миром не меньше, чем нефть. На средства от их продажи покупаются оружие, технологии, политики. Хочу также напомнить, что в 1975 г. на слушаниях в комиссии Рокфеллера всплыли сведения об участии ЦРУ в многолетних экспериментах с наркотическими веществами, вызывающими измененные состояния психики. Тогда психиатром Эвероном Камероном в рамках проекта «МК-ультра» проводились эксперименты по «промывке мозгов» с помощью наркотиков не только у отдельных людей, но и у целых народов. В 1946 г. в работе «Границы социальной психиатрии» Камерон писал о том, что социальная психиатрия должна способствовать разработке методов контроля над гражданами, которые бы позволяли «формировать общественное мнение, верования и образ жизни».

    Не хочется когда-нибудь увидеть мир, описанный другом доктора Камерона писателем Олдосом Хаксли в своем романе «О дивный новый мир». Это общество, где удовольствия, которыми рабы вознаграждаются за свою подневольную жизнь, сводятся к употреблению наркотиков и к телевизору с трехмерным изображением и специальными стимуляторами чувственности.
    Вадим Булатов:

    В России был опыт легализации наркомании когда 12 мая 2004 года постановлением правительства РФ №231 было сформулировано понятие о «разовых дозах» которые разрешалось иметь у себя в количестве 10 штук. Путем огромного напряжения сил и длительной общественной кампании удалось через полтора года отменить этот закон. Этим делом занимался Евгений Ройзман, глава фонда «Город без наркотиков», который тогда был депутатом Государственной думы.

    Это было чудовищное постановление, аналогов которому в мире не было и нет до сих пор. Легализация героина. По этому постановлению были едва ли не мгновенно отпущено большинство наркоторговцев. Только огромный рост смертности от передозировок и подтвержденные цифры о кратном росте наркоманов позволили как-то отменить этот закон в декабре 2005 года.

    Но дорожка осталось. Лоббисты никуда не делись. Тогда еще была Дума наполовину состоящая из независимых депутатов одномандатников, которые и решили вопрос. Сейчас готовится либерализация уголовного законодательства. Все кто сражается с нарокторговлей с трепетом ждут возрождения понятия о «разовых дозах». Я не сомневаюсь, что так и будет. Возможно, что Сорос здесь не при чем.
    Александр Этерман:

    Безусловно – не следует. Здесь нет никакой связи.
    Николай Лагун:

    Конечно же следует. Но принципиально нового здесь ничего нет. «Международное давление» на Россию осуществляется уже тысячу лет, это неизбывный контекст нашего существования. Жаль, что не совсем эйфорогенный.
    Михаэль Дорфман:

    В США мощное антинаркотическое лобби. Борьба с наркотиками приносит там куда больший доход, чем их торговля. Одна лишь война в Колумбии приносит ВПК миллиарды. США является главным антинаркотическим фактором давления на соседние страны – Канаду, Мексику, Колумбию Сальвадор и т. д. Так, что США будет, наверное, последним обществом, где разрешат наркотики. На Руси же продукты конопли известны издавна. Древние русичи гоняли коней по полю цветущей конопли. а позже соскребали с них пот перемешаный с пыльцой – это называлось дурь.

    Речь не идет о легализации наркотиков, а лишь о легализации марихуаны. Легализация вовсе не означает свободного доступа. Выращивание и продажа марихуанны и ее продуктов будет жестко регулироваться, осуществляться в специальных магазинах, по лицензиям. Продажа будет ограничена лишь для взрослых, в определенные часы и дни, подобно тому, как это делаается в США для алкогольных напитков. Правоохранительные органы смогут осбоводиться для борьбы с тежлыми преступлениям, а не гоняться за курильщикам травки по улицам. Сегодня в Россию идет огромный поток опиума из Афганистана. Криминализация пользователей наркотиков лишь помогает международной преступности и затрудняет борьбу с этим страшным злом.
    Виктор Глеба:

    Следует ожидать международного давления на Россию и в других вопросах – быть «империей» значит выполнять правила игры, состоящие в глобальном подчинении (управлении) людей через трансформацию психики.
    Лариса Бельцер-Лисюткина:

    Это вещи не однопорядковые. Члены LBGT-Community лишены элементарных прав человека. Во всех современных развитых странах давно существует консенсус относительно бессмысленности дискриминации этих людей на почве их сексуальных предпочтений. Право потреблять лёгкие наркотики далеко не так бесспорно, как право на вступление в брак секс-меньшинств. Тут существует целый спектр мнений, и правильный ответ на этот вопрос не носит этического характера, его должно дать экспертное сообщество.
    Дмитрий Бабаев:

    Если для давления на Россию есть причины, то повод несомненно найдется. Не защита бакланов в Арктике, так поддержка геев, не поддержка геев – так запрещение наркотиков или борьба за копирайт.
    Даниэль Штайсслингер:

    Трудно сказать. Алкоголь в Штатах, например, легален, но никто не давит на Иран с требованием допустить его открытую продажу...
    Александр Хохулин:

    Не следует. Хотя могут давить или не давить, требовать или не требовать – думаю, что руководство России в состоянии само решить, что следует делать с геями, парадами и марихуаной. Как и калифорнийцы. У них своя свадьба, у нас своя.
    Игорь Богатырев:

    Думаю, вполне можно ожидать. Хотя, в отличие от гей-парадов, легализация наркотиков на мой взгляд – тема, которую можно и нужно обсуждать. Я бы поставил её в один ряд не с проблемой геев и их демонстраций, а скорее – с проблемой легализации короткоствольного оружия.
    Владимир Беляминов:

    Думаю, что стоит, тем более, что 1/6 часть суши, Россия – огромный полигон для социальных экспериментов и маркетинговое поле для экспансии капиталов транснациональных корпораций. Это геоэкономика, однако, реальный факт – экспансия капиталов и размытая разметка границ влияния капиталов, которая не всегда совпадает с географическим делением на государства и страны в привычном нам понимании. Возможно, будет проводиться пропаганда того, что коль уж явление наркомании неизбежно в России, а точнее, страна за два десятка лет прочно втянулась в эту систему не без сторонней помощи, то следует «быть ближе к миру, Европе». Только такая близость сомнительна в своих последствиях.
    Юрий Бликов:

    Эти события между собой никак не связаны. Давление на Россию или давление на США, на любую страну, определяется геополитическим раскладом сил, в тот или иной момент, столкновением или совпадением сиюминутных интересов геополитических игроков. А какая легенда будет выбрана, в качестве предлога для давления – это совершенно не важно. Вплоть до того, что этот предлог может быть выдуман, как это произошло в ситуации, якобы с поставкой радиолокационных станций «Кольчуга» Украиной Саддаму. Поставок не было, «Кольчуг» не обнаружили, а вот санкции по надуманному, фантастическому поводу были очень конкретные и материальные.
    Алексей Дубинский:

    Сейчас легализация намечается только как эксперимент одного из штатов. Наверняка не все штаты США и не все страны ЕС последуют примеру Голландии. Так что в ближайшие лет 20 опасаться лишнего повода для давления не стоит, оно будет направлено на консервативные силы внутри этих государств.

    Материал подготовил Сергей Сибиряков
    http://win.ru/win/5766.phtml
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  5. #5
    Banned
    Регистрация
    01.04.2010
    Адрес
    Greece
    Сообщений
    6,099
    Записей в дневнике
    5
    Вес репутации
    0

    По умолчанию

    А я если бы обладал абсолютной властью продавал бы чистейшие наркотики в аптеках по рецепту. Жестко карая иных дилеров вне гос монополии и ведя пропаганду против употребления. Ну а те кто уже наркоманы пусть под контролем ширяются на здоровье, а не грабят беззащитных граждан в поисках дебег на дозу. Конечно развоняются всякие что это негуманно. Но что делать?

    Вот среди греков очень мало алкашей. При том что пьем мы достаточно. Но еще в Древней Греции как мы знаем родители брали раба, поили его вином и показывали детям наглядно - что такое пьянство.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •