Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 33 из 38

Тема: Главная ударная сила.

  1. #1
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию Главная ударная сила.

    Весь материал перепечатывается с любезного разрешения уважаемого T55 с Инофорума, за что мы ему благодарны!
    http://inoforum.ru/forum/index.php?showtopic=2904.
    ПАНЕГИРИК БРОНЕТАНКОВЫМ ВОЙСКАМ

    ПАНЕГИРИК (от греч. panegyrikos logos — похвальная публичная речь),

    Броня крепка, и танки наши быстры,
    И наши люди мужеством полны.
    В строю стоят советские танкисты -
    Своей великой Родины сыны.

    Припев:

    Гремя огнем, сверкая блеском стали,
    Пойдут машины в яростный поход,
    Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин,
    И первый маршал в бой нас поведет.

    песня из к/ф "Трактористы"


    В Советском Союзе всенародно любили авиацию, но сердце была отдано танкистам.
    Да и как иначе, по сути крестьянская страна, накормленная в первые за долгие столетия с помощью тракторов и колхозов, могла воспринимать давнюю ратную традицию - коняшка на которой сегодня пашут, в суровый час становится в строй в месте с хозяином – пахарем. С поправкой на время, коняшку заменил «стальной конь» - трактор.
    А боевого коня заменил танк. Вот такая связь. Недаром, лучшим фильмом о танкистах всех времен и народов, стал к/ф «Трактористы».

    А еще в СССР любили кавалерию.

    Мы – красные кавалеристы,
    И про нас
    Былинники речистые
    Ведут рассказ:
    О том, как в ночи ясные,
    О том, как в дни ненастные
    Мы гордо,
    Мы смело в бой идем.

    Припев:

    Веди, Буденный нас смелее в бой!
    Пусть гром гремит,
    Пускай пожар кругом:
    Мы – беззаветные герои все,
    И вся-то наша жизнь есть борьба!

    Буденный – наш братишка,
    С нами весь народ.
    Приказ: «Голов не вешать
    И глядеть вперед!»
    Ведь с нами Ворошилов,
    Первый красный офицер,
    Сумеем кровь пролить
    За СССР.

    Высоко в небе ясном
    Вьется алый стяг.
    Мы мчимся на конях
    Туда, где виден враг.
    И в битве упоительной
    Лавиною стремительной:
    Даешь Варшаву! Дай Берлин!
    Уж врезались мы в Крым!
    "песня "Мы Красные кавалеристы"

    Первая конная. Всадники в пыльных шлемах. Конная лава развернувшаяся в степи, шашки сверкающие на солнце. Бегущий враг. Первое крупное мобильное соединение в мире, между прочим. А еще тачанки!

    Ты лети с дороги, птица,
    Зверь, с дороги уходи!
    Видишь, облако клубится,
    Кони мчатся впереди!
    И с налета, с поворота,
    По цепи врагов густой
    Застрочит из пулемета
    Пулеметчик молодой.


    "Тачанка"

    У вас еще есть сомнения, о чем мечтал крестьянский сын уходя служить в Красную Армию? Бронетанковые войска! Через три года после службы в танкистах, в родную деревню возвращался уважаемый человек, опытный механизатор, мечта каждого начальника МТС и завидный жених.

    А еще танки любила партия и правительство. То есть товарищ Сталин. Прагматичный гений прекрасно понимал, что будущая война - это война моторов. И что будущее в войне – это крупные мобильные соединения, аналог Первой конной, только в место шашек и тачанок - танк, и кавалерист и тачанка в одном флаконе, и еще броня: современное воплощение русского былинного богатыря. В том, что война будет, не сомневался в СССР ни кто, от Генсека, до сельской бабки на завалинке.

    Но танки на пустом месте не делаются. Чтоб понять, что нужно иметь, что бы создать танк уйдет не один десяток страниц. Производство брони – прокатные станы и многотонные прессы, мартены и домны, а дальше добыча железной руды, никеля, марганца, хрома и еще много всяких разных полезных ископаемых. Производство моторов – технологии обработки металлов, наличие точных металлорежущих станков, разработка сортов топлива и масел, добыча и переработка нефти, и опять же железо, марганец, хром, никель и еще алюминий. Вооружение - все, то же самое, плюс разработка и изготовление порохов, а это хлопок, большая химия и опять множество разных полезных ископаемых, которые надо добыть, переработать и еще довести. Так что еще добавьте железную дорогу.
    И ко всему к этому – электроэнергия, много электроэнергии, очень много электроэнергии.
    И все это кто-то должен делать, не с улицы, естественно. Танкостроитель должен быть, одет, обут, накормлен и обучен. Значит еще надо иметь много ВУЗов, которые подготовят инженеров и еще больше ФЗУ, которые подготовят рабочих.
    В общем, понятно, почему советский танк – это воплощенный успех всего хозяйственного строительства Советского Союза конца 20-х, начала 30-х годов прошлого века. Если кто забыл, или не знает - три революции за семь лет – сельскохозяйственная, индустриальная и культурная. Начали в 1927, а в 1934 отчитались о достигнутых успехах.
    Ну и иностранный опыт конечно, куда без него. А вы думали глобализация сегодня началась? Советскому танку должны быть благодарны инженеры и рабочие США, Англии, Германии, Франции, Италии, Чехословакии, Бельгии, Швейцарии и Швеции (это тех кого, навскидку можно вспомнить). В эпоху Великой депрессии советский танк их сильно выручил заказами. А вовсе не благодаря им, он появился.
    Возникает закономерный вопрос. А зачем вообще были нужны танки (читай шире, сильная и большая Армия). Представьте себе, как в тесном проулке к забору вас прижала свора мелких, но зубастых и агрессивных шавок. Вы их как успокаивать будете, добрым словом и нежными увещеваниями? Ну, если пацифист, то, наверное, но покусают. Практика, знаете ли. Поэтому дубина лучше, а еще лучше дробовик. Посмотрите довоенную карту CCCР, думаю, будет понятна аналогия.

    А если к нам полезет враг матерый,
    Он будет бит повсюду и везде.
    Тогда нажмут водители стартеры
    И по лесам, по сопкам, по воде
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:04.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  2. #2
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    ГЛАВНАЯ УДАРНАЯ СИЛА

    В соответствии с сформировавшимися в 30-е годы представлениями, танки должны были стать главной ударной силой в будущей войне. Однако применение их в боевых порядках основывалось на опыте Первой мировой войны (в основном британском и французском) и исходило из концепции разделения на пехотные (в советской терминологии – танки сопровождения пехоты) и крейсерские. Первые должны были прорывать оборонительные позиции и действовать в их глубине, поддерживать огнем пехоту и совместно с ней обеспечить прорыв. Вторые в составе крупных механизированных соединений вводились в прорыв и действовали в тылу противника, завершая окружение противника, перерезая его коммуникации, предотвращая подход резервов, уничтожая штабы и тыловые службы.
    В соответствие указанной концепции предъявлялись соответствующие требования к образцам танков, принятых на вооружение. Для пехотных танков важным считалась возможность распределение огня по фронту и флангам (обеспечивалось применением многобашенных конструкций), скорость не имела принципиального значения. Для крейсерских танков важным считалось наличие высокой средней скорости, во многих случаях в ущерб другим характеристикам.
    Особенностью конструкций танков 30-х было повсеместное применение брони, устойчивой к огню только стрелкового оружия.
    После создания индустриальной и конструкторской базы в начале 30-х годов, в СССР приступили к созданию бронетанковых войск. В виду отсутствия собственного положительного опыта конструирования танков и используя экономический кризис на Западе, облегчивший доступ к иностранным технологиям и конструкторским разработкам, руководство Советского Союза пошло по пути приобретения импортных образцов бронетанковой техники, вооружений и двигателей, с последующей их доработкой на отечественной базе. Однако в вопросе формировании бронетанковых соединений РККА пошло значительно дальше своих соперников, по мере поступления танков в войска, приступив к формированию крупных мобильных соединений. Этому способствовало и наличие боевого опыта применения крупных кавалерийских соединений (своеобразных мобильных соединений своей эпохи) в период Гражданской войны. Все это в совокупности придало своеобразие бронетанковой мощи Советского Союза в середине тридцатых годов и во многом сохранилось к началу Великой Отечественной войны.


    Танки принятые на вооружение в 30-е годы.

    Тяжелый танк сопровождения пехоты Т-35



    Концепция тяжелого танка 30-х годов заключалась в создании машины способной обеспечить массированный круговой огонь одновременно во всех направлениях, для борьбы с пехотой при прорыве и в глубине обороны противника. Решением поставленной задачи считалось создание многобашенного танка. Многочисленные проекты таких танков разрабатывались в Европе, но до серийного производства были доведены в только в СССР. Проект Т-35 базировался идеях британского проекта “Independent” A. I. E. I. 1926 г.,



    дин готовый экземпляр которого удалось осмотреть начальнику Управления механизации и моторизации (УММ) РККА И. Халепскому. Сам проект англичане отказались продать, ссылаясь на секретность, однако увиденного хватило, для того чтобы разработать собственную конструкцию, превосходящую британскую (британский танк имел на вооружении 47-мм пушку и 4 пулемета в четырех малых башенках).
    Тяжелый танк Т-35 ) — пятибашенный, с двухъярусным расположением вооружения. В трех башнях находились пушки и пулеметы, в двух — по одному пулемету. Центральная башня кругового вращения, дополнительные башни – по ходу движения танка впереди с права с 45 мм пушкой и спаренным пулеметом, слева башенка в пулеметом, сзади такие же башни располагались в зеркальном отражении. Расположение башен теоретически допускало концентрацию в одном направлении двух орудий и трех пулеметов.
    Опытный образец танка Т-35 был изготовлен в 1931 году. Его масса составляла 42 т, броня — 30—40 мм, вооружение включало одну 76-мм и две 37-мм пушки, а также три пулемета; экипаж — 10 человек. Двигатель М-17 мощностью 500 л. с. позволял танку развивать максимальную скорость 28 км/ч. Удельное давление на грунт не превышало 0,7 кг/см. В дальнейшем вооружение было изменено на более мощное, 37-мм пушки были заменены на только, что принятую на вооружение танковую пушку калибра 45-мм образца 1932 года Число пулеметов колебалось от 3 до 7 (включая зенитный) на разных модификациях. . Боекомплект составлял: 96 выстрелов к 76-мм пушке, 220 — к 45-мм пушкам и 10 тыс. патронов к пулеметам. В 1937 году увеличили толщину брони верхнего и нижнего лобовых и бортовых листов, кормы и башен с 20 до 23 мм; мощность двигателя повысили до 580 л. с., масса танка возросла до 52 т, а затем до 55 т. Число членов экипажа составляла от 9 до 11 человек. Последняя партия из шести машин, выпущенных в 1938—1939 годах, имела башни конической формы, измененную конструкцию бортовых экранов, улучшенные уплотнения корпуса. Были также усилены элементы подвески и заменены пушки.
    Опыт эксплуатации машин показал со всей очевидностью ущербность концепции многобашенного танка, машина получилась высокая (до 3,5 м высоты) и длинная (без малого 10 м), в сочетании с большим весом, маневренность танка оказалась низкой, скорость движения по пересеченной местности небольшой (14 км/ч). В совокупности все перечисленное делало Т-35 хорошей мишенью на поле боя. Кроме того, командир танка просто не успевал давать целеуказания многочисленным башням в бою и каждая башня, кроме центральной, была вынуждена вести собственный бой. Недостатки танка и его высокая стоимость привели к тому, что всего было выпущено 61 танк. Однако эффектный, грозный вид Т-35 сделал его незаменимым в пропаганде достижений Красной Армии. Танк был звездой всех парадов 30-х, начала 40-х годов, его изображение не однократно использовалось в плакатах, а сам танк присутствовал в кинохронике и фильмах. На самой почитаемой солдатской награде, медали «За отвагу», учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР 17 октября 1938 года изображен стилизованный силуэт Т-35.



    На 22 июня 1941 г г. в составе 8-го механизированного корпуса КОВО находилось 48 танков Т-35, в военной академии механизации и моторизации РККА (ВАММ) (Московский ВО) — 2 танка, во 2-м Саратовском танковом училище и Казанских БТКУТС --6 танков, на ХПЗ (в ремонте) — 5 танков.
    Большинство Т-35, находившихся в войсках, были потеряны с 22 июня по 10 июля 1941 г. 44 танка — по техническим причинам: поломки КПП, выход из строя главного фрикциона, бортовой передачи и т. д. В бою погибли считанные машины. http://www.rustrana.ru/articles/570/t35.jpg



    Зимой 1941 года две машины Военной академии механизации и моторизации РККА (ВАММ) приняли участие в обороне Москвы. Две машины и Казанских БТКУТС были использована в постановочных кадрах документального фильма «Оборона Москвы».

    ТТХ
    Боевая масса, т 42-55
    Экипаж, чел. 10

    Размеры
    Длина корпуса, мм 9720
    Ширина корпуса, мм 3200
    Высота, мм 3430
    Клиренс, мм 530
    Бронирование
    Тип брони катаная гомогенная
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 50
    Лоб корпуса (середина), мм/град. 20
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 20
    Борт корпуса (верх), мм/град. 20
    Борт корпуса (низ), мм/град. 20+10
    Корма корпуса, мм/град. 20
    Днище, мм 10—20
    Крыша корпуса, мм 10
    Лоб башни, мм/град. 20
    Борт башни, мм/град. 20
    Корма башни, мм/град. 20
    Крыша башни, мм 10—15
    Вооружение
    Калибр и марка пушки 76,2-мм КТ-28 обр. 1927/32 гг.;
    2 × 45-мм 20К
    Тип пушки нарезная
    Длина ствола, калибров 16,5 для 76-мм; 46 для 45-мм
    Боекомплект пушки 96 × 76,2-мм;
    226 × 45-мм
    Подвижность
    Тип двигателя V-образный 12-цилиндровый четырёхтактный карбюраторный жидкостного охлаждения М-17Л
    Мощность двигателя, л.с. 500 на 1445 об./мин.
    Скорость по шоссе, км/ч 28,9
    Скорость по пересеченной местности, км/ч 14
    Запас хода по шоссе, км 100
    Запас хода по пересеченной местности, км 80—90
    Удельная мощность, л.с./т 10
    Тип подвески сблокированная попарно, на горизонтальных пружинах
    Ширина гусеницы, мм 526
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,78
    Преодолеваемый подъём, град. 20
    Преодолеваемая стенка, м 1,2
    Ширина преодолеваемого рва, м 3,5
    Преодолеваемый брод, м 1

    Единственный сохранившийся экземпляр танка Т-35, экспонируется сейчас в бронетанковом музее в Кубинке
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:04.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  3. #3
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Средние танки сопровождения пехоты Т-28



    Средние танки сопровождения пехоты 30-х годов рассматривались как сокращенная версия многобашенных тяжелых танков. Первыми такой проект разработали англичане, средний танк A6 фирмы «Виккерс», более известный как «Виккерс 16-тонный».



    Виккерс 16-тонный на трейлере
    Так же, как и в истории с Т-35 купить проект не удалось. Британцы поставили условия, которые Советская сторона сочла неприемлемыми. Однако и осмотра машины С. Гизбургом, начальником танко-тракторного КБ Военно-технической академии им. Ф. Дзержинского хватило для понимания сути концепции и подготовки предложения о постройки советской машины. Было разработано и построено несколько, отличающихся вооружением, прототипов, последний из которых был принят на вооружение под маркой Т-28. Новый советский танк в лучшую сторону отличался от британского прототипа. Основное отличие заключалось в более мощном вооружении – 76 мм пушка ПС-3 (КТ-28) и большее число пулеметов 4-5, (включая зенитный). Начиная с 1938 года и вплоть до окончания производства в 1940 году Т-28 вооружались новой 76,2-мм танковой пушкой Л-10, имевшей в комплекте бронебойный снаряд.



    Машина, несмотря на тупиковость концепции многобашенных танков, получилась очень удачная. Поступивший на вооружение отдельных тяжелых танковых бригад, начиная с 1939 года Т-28 принимал участие в Польском походе РККА, где показал прекрасные ходовые качества, пройдя маршем 350-400 км и Финской войне. В последней, значительную роль сыграла в прорыве «Линии Маннергейма» 20-я тб, на вооружении которой находился Т-28. Благодаря умелому и энергичному руководству, бригада сражалась гораздо эффективнее других частей. При этом удалось организовать хорошую координацию действий танковой бригады с другими родами войск, правда, в её техническом осуществлении были проблемы, что порой служило причиной высоких потерь. Всего за период с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года 20-я тб потеряла 482 танка, из них 155 были подбиты артогнём, 77 подорвалось на минах, 30 сгорело, 21 утонул в болотах или озёрах, 2 захватили финны и 197 танков вышли из строя по техническим причинам.Однако из 482 потерянных Т-28 в ходе боёв было восстановлено и вернулось в строй 386 танков, то есть свыше 80 %. Такой высокий процент восстановленных машин объясняется хорошей работой ремонтно-эвакуационной службы бригады, хорошим снабжением запчастями и близостью Кировского завода — производителя Т-28.



    Всего, за весь период выпуска было изготовлено более 500 машин, в том числе около 300 вооруженных пушкой Л-10. По итогам Финской войны танк был дополнительно экранирован, толщина была доведена в лобовой части до 50-60 мм. В этом варианте с пушкой Л-10, не смотря на морально устаревшую конструкцию, вплоть до принятия на вооружение Т-34, оставался самым сильным средним танком в мире. Большинство из имевшихся танков на начало войны находились в Западных округах и были потеряны по организационным причинам в виду недостатка боеприпасов и горючего, возникших поломок и невозможности их устранить в сложившихся условиях.

    Вместе с тем, при грамотном применении Т-28 оставался грозной машиной, примером чему служат отдельные факты его боевого использования.
    15 июля 1941 года 16-й механизированный корпус получил приказ Командующего Юго-Западным фронтом нанести удар по фашистским войскам из района Казатина на Житомир. В этом ударе принимал участие и 29-й танковый полк 15-ой танковой дивизии, в составе которого, в числе прочих, имелись и Т-28.
    Во время контратаки на деревню Семеновку (под Бердичевым), взвод Т-28 под командованием младшего лейтенанта Василия Сумцова поджег три немецких танка, раздавил два противотанковых орудия, миномет, семь автомашин, расстрелял до сотни гитлеровцев.
    Другой пример с уверенностью можно отнести к числу уникальных. В конце июня 1941 года, когда немецкие войска заняли Минск, в город неожиданно ворвался советский танк. Это был Т-28, управляемый старшим сержантом Д.И.Малько. На предельной скорости он промчался по улицам, ведя огонь из пушки и пулеметов, давя гусеницами вражеских солдат, тараня тягачи и автомобили, в полной мере использовав заложенные в Т-28 возможности к ведению кругового обстрела. Фактор внезапности сыграл свою роль: танк прошел практически через весь город (он ворвался в Минск с запада) и был подбит только на его восточной окраине. Малько был ранен, но все же сумел покинуть горящий танк, к сожалению фамилии других участников этого боя остались неизвестны. После войны за этот бой Малько был награжден орденом Отечественной войны I степени.
    В дальнейшем немногие из уцелевших Т-28 применялись вплоть до 1943 года на Ленинградском фронте и зимой 1941-1942 года в битве за Москву. В своей книге "Москва-Сталинград-Берлин-Прага" (М., Наука, 1975 г.) Д.Д.Лелюшенко вспоминает, что во время боев под Москвой осенью 1941 года 16 танков Т-28 без моторов, обнаруженные в районе НИБТПолигона, были зарыты в землю и использовались в качестве неподвижных огневых точек. Последний случай использования Т-28 зафиксирован в июле 1944 года (перед началом наступления в Карелии), где существовал уникальный 90-й танковый полк, на вооружении которого помимо Т-28, находились Т-26 и БТ-5.

    ТТХ
    Боевая масса, т 25,4 -32
    Экипаж, чел. 6
    Размеры
    Длина корпуса, мм 7370
    Ширина корпуса, мм 2870
    Высота, мм 2625
    Клиренс, мм 500
    Бронирование
    Тип брони стальная катаная гомогенная
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 30
    Лоб корпуса (середина), мм/град. 15
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 30
    Борт корпуса, мм/град. 20+10
    Корма корпуса, мм/град. 18—20
    Днище, мм 15—18
    Крыша корпуса, мм 10
    Лоб башни, мм/град. 20
    Маска орудия, мм/град. 20
    Борт башни, мм/град. 20
    Корма башни, мм/град. 20
    Крыша башни, мм 10—15
    Вооружение
    Калибр и марка пушки 76,2-мм КТ-28 обр. 1927/1932 года / 76,2-мм
    Л-10 (с 1939 г.)
    Тип пушки танковая
    Длина ствола, калибров 16,5 (КТ-28) /26 (Л-10)
    Боекомплект пушки 69 снарядов
    Пулемёт(ы) 4—5 Ч 7,62-мм ДТ
    Подвижность
    Тип двигателя V-образный 12-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения М-17Т
    Мощность двигателя, л.с. 450
    Скорость по шоссе, км/ч 42
    Скорость по пересеченной местности, км/ч 20—25
    Запас хода по шоссе, км 180—190
    Запас хода по пересеченной местности, км 120—140
    Удельная мощность, л.с./т 17,7
    Тип подвески полностью сблокированная, на вертикальных пружинах
    Ширина гусеницы, мм 380
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,62
    Преодолеваемый подъём, град. 37
    Преодолеваемая стенка, м 1,0
    Ширина преодолеваемого рва, м 3,5
    Преодолеваемый брод, м 1,0
    До наших дней сохранилось 4 экземпляра танка Т-28[34], из них:
    • в России — 1 машина (Т-28 образца 1936 года), в экспозиции под открытым небом Центрального музея Вооружённых Сил в Москве.
    • в Финляндии — 3 машины (танки образца 1938 года, экранированные), из них две (с оригинальной и финской экранировками) в экспозиции танкового музея в Пароле и одна (финская экранировка) на территории воинской части в Миккели
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:04.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  4. #4
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Легкий танк сопровождения пехоты Т-26



    Легкие танки сопровождения пехоты в 30-е годы оказались самым распространенным типом танков в мире. В целом их задачи совпадали с тяжелыми и средними пехотными танками, однако распространение они получили в основном благодаря низкой цене. В СССР в середине 20-х годов были попытки создать свой собственный танк, однако они оказались неудачными из-за недостатка опыта. Кроме того, в изучении иностранного опыта было обращено внимание на удачный легкий танк британской фирмы «Виккерс». Машина под маркой «Виккерс -6 тонный» не был принят на вооружения британской армии, но успешно продавался на экспорт. Танк в соответствии с традицией пехотных танков того времени имел две пулеметных башни и достаточно надежную и отработанную ходовую часть.





    Лицензия на его производство была закуплена СССР, так на вооружение поступил самый массовый в мире танк 30-х годов – Т-26. За годы выпуска в СССР в конструкцию танка был изменен 23 раза, поменял две башни на одну, три раза поменял двигатель, вооружение было усилено до одной 45-мм пушки и трех пулеметов. Благодаря своей надежности и хорошему вооружению ( в нашем варианте) танк участвовал во всех войнах и военных конфликтах с участием СССР, начиная с о. Хасан и кончая войной с Японией 1945, кроме того будучи поставляемый союзникам принял участие в боевых действиях в Испании, Китае. В ряде конфликтов (Финская война) этому танку пришлось встретиться со своими британскими родственниками.
    В наиболее распространенном варианте образца 1933 года, состоявшем на вооружении РККА



    Т-26 представлял собой однобашенную машину. Корпус танка в конструктивном отношении остался практически без изменений, но толщина брони несколько увеличилась. Цилиндрическая башня (в поздних вариантах конической формы), с развитой кормовой нишей устанавливалась ближе к левому борту. В задней части ниши находился люк с дверцей для демонтажа пушки. Вооружение состояло из 45-мм танковой пушки образца 1932 г. и спаренного с нею пулемета ДТ. Боекомплект: 45-мм выстрелов — 205 (без рации), 165 (с рацией); 7,62-мм патронов — 3654 (без рации), 3212 (с рацией); Масса танка составляла 10,28 т, экипаж 3 человека. Мощность последней модификация двигателя составляла 90 л.с. максимальная скорость по шоссе: 40 км/ч; запас хода: 225 км.



    Широкую известность танк приобрел после войны в Испании, где откровенно говоря, достойного противника у него не было. Немецкие и итальянские танкетки, вооруженные пулеметами ни чего не могли противопоставить 45 мм пушке и 15 мм броне. Кроме того, благодаря отработанной конструкции танк стал рабочей площадкой, для разработки разного рода экспериментальной техники, включая самоходные орудия, саперную технику и радиоуправляемые танки. Огнеметный варрант Т-26 был принят на вооружение. Всего было выпущено более 11 200 танков, из них около 10 000 находилось на вооружении на 22.06.41 г. По численности Т-26 был самым массовым танком в предвоенные годы.

    В период летних боев значительная часть имеющихся машин была потеряна, однако оставшиеся Т-26 продолжали активно использоваться вплоть до 1944 года. Часть машин приняло участие в разгроме Квантунской армии в августе 1945 г.

    ТТХ танка Т-26 образца 1939 г.
    Боевая масса —10,25 т,
    экипаж — 3 человека.
    Длина — 4 620 мм,
    ширина— 2 450 мм,
    высота— 2 330 мм.
    Вооружение: 45-мм/46 пушка образца 1934—1938 гг. в конической башне увеличенных размеров, в которой размещался
    боекомплект в 205 выстрелов (у радиофицированных танков— 165 выстрелов) и
    два 7,62-мм пулемета ДТ (один — зенитный) с общим боекомплектом 3 087 патронов. Бронирование:
    лоб и борт корпуса, башня— 15 мм,
    крыша корпуса— 10 мм,
    днище— 6 мм.
    Двигатель: 4-цилиндровый карбюраторный «Армстронг-Сиддли», мощность — 97 л. с. Скорость — 30 км/ч.
    Запас хода по шоссе — 240 км.
    Удельное давление на грунт — 0,8 кг/см2.
    На командирских и радиофицированных танках устанавливалась радиостанция 71-ТК-1, а также переговорное устройство ТПУ-2 или ТПУ-3.
    На сегодняшний день экземпляры танка находятся в России в бронетанковом музее в Кубинке, в экспозиции диорамы «Прорыв блокады Ленинграда» и 2 трофейных Т-26 в танковом музее Парола, Финляндия
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:03.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  5. #5
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Быстроходные (крейсерские) танки серии БТ



    При подборе кандидата на крейсерский танк советские военные столкнулись с определенными трудностями, дело в том, что, не смотря на теоретическую проработку вопроса, ни одна армия в мире не имела в конце 20-х годов такого танка. Изучив состояние дел в Британии, 30 декабря 1929 в Северо-Американские Соединенные Штаты прибыла советская делегация во главе с начальником Управления механизации и моторизации (УММ) РККА И.Халепским. Там комиссию заинтересовали танки конструктора Дж.У.Кристи, специализировавшегося на проектировании быстроходных колёсно-гусеничных танков. Танки Кристи демонстрировали рекордные показатели скорости (например, танк «М. 1928» наделал много шума незадолго до приезда комиссии развив скорость почти в 120 км/ч), но не вызывали особого интереса в американской армии, традиционно находившейся (по сравнению с флотом) на вторых ролях и имеющей в то время очень незначительное количество танков. Советской комиссии Кристи предложил усовершенствованный танк «М. 1940». 28 апреля 1930 был подписан договор, предусматривающий продажу СССР двух танков танков М. 1940 с технической документацией и лицензией на производство, за $60 тыс.



    Вопреки некоторым утверждениям, будто сделка была тайной, и танки продавались под видом тракторов, договор был открытым и был одобрен правительством САСШ. 21 ноября 1930 РВС СССР принимает решение о производстве танков Кристи в СССР. Примерно в то же время танк получил свое имя – БТ (быстроходные танки). 24 декабря 1930 танки были отгружены в СССР. Прибывшие танки оказались без башен, за что с Кристи удержали $25 тыс. (это послужило для него поводом для отказа от работы в СССР). Особенностью танка Кристи была индивидуальная свечная подвеска каждого из восьми опорных обрезиненных катков большого диаметра. Мощные пружины располагались между двумя бортовыми листами корпуса и связывались с катками через качающиеся рычаги. Задняя колесная пара приводилась от ведущей звездочки гусеничного хода через надеваемые цепи Галля. Комбинированный колёсно-гусеничный движитель, состоящий из 2 ведущих колёс заднего расположения диаметром 640 мм, 2 направляющих колёс переднего расположения диаметром 550 мм, 8 опорных катков диаметром 815 мм с резиновыми бандажами и 2 стальных многозвенных гусеничных цепей с шириной трака 263 мм. Движение осуществлялась по выбору на гусеницах или колесах, в последнем случае маршевая скорость значительно увеличивалась, что позволяла танку иметь завидную даже по нашим временам мобильность. При переходе на колесный ход гусеничные цепи снимались, разбирались на 4 части и укладывались на надгусеничные полки. Привод от КПП в этом случае осуществлялся на заднюю пару опорных катков, управлялся же танк поворотом передних катков. Переход с гусеничного хода на колёсный занимал 30-40 минут. На танке был установлен американский авиационный двигатель «Либерти», мощностью 400 л.с.
    Необходимо отметить, что среднетехническая скорость танка была существенно ниже максимальной и составляла на гусеницах 25 км/ч по шоссе и 22 км/ч по просёлку, а на колесах - 22 км/ч по шоссе. На колёсном ходе танк мог передвигаться только по дорогам с твёрдым покрытием, по причине высокого удельного давления на грунт и наличия только одной пары ведущих колёс (катков). В то же время высокая удельная мощность позволяла танкам осуществлять прыжки через препятствия на до 40 (!)метров.



    14 марта 1931 начались показы танка представителям командования РККА. И 23 мая 1931 протоколом Комитета Обороны «О танкостроении» было принято решение о вводе ввести танка БТ в систему вооружения РККА и разворачиванием его производство на ХПЗ.
    Первоначально БТ получил башню советской разработки с двумя спаренными пулеметами ДТ, на второй серии была установлена 37 мм пушка и пулемет. В таком виде танк выпускался до 1933 года. В 1933 году танк получил новую башню с 45-мм пушкой образца 1932 года и двигатель М-5, советскую версию американского двигателя. В середине 30-х годов новый танк получил широкую известность «засветившись», на Больших Киевских маневрах 1935 года. Иностранным наблюдателям была продемонстрирована просто необыкновенная «летучесть» БТ-5, совершавшего прыжки через препятствия длинной до 25 метров. За высокую скорость танки БТ были наиболее любимыми танками советских танкистов и вторыми по численности танками в РККА.



    Через год БТ-5 ушел воевать. Его первой войной стала война в Испании, где наравне с Т-26 он показал превосходство над итальянской и немецкой техникой, но его главным противником к тому времени стали легкие противотанковые пушки


    Танки БТ-5, сожженные при атаке города Фуэнтес-де-Эбро. Испания, 13 октября 1937 г.

    Звездным часом БТ-5, наравне с БТ-7, стал военный конфликт на реке Халхин-Гол в 1939 году. В составе 1-й армейской группы, образованной специально для разгрома японцев на реке Халхин-Гол, имелось две танковые бригады— 11-я и 6-я. 11-я танковая бригада, на две трети укомплектованная БТ-5, принимала участие в наиболее ожесточенных столкновениях в июле-августе 1939 г. 3 июля 1939 г. японцы начали переправу через реку Халхин-Гол у горы Баин-Цаган. 11-я танковая бригада прямо с 500 км марша по пустыне была брошена в бой, чтобы опрокинуть переправившегося противника в реку. В результате атаки, в которой принимали участие 132 танка БТ-5 (которые, ведя шквальный огонь из пулеметов и орудий, буквально смели японскую оборону), неприятель начал отвод своей пехоты на восточный берег реки Халхин-Гол. Но, не имея поддержки пехотой и артиллерией, 11-я танковая бригада понесла серьезные потери: 36 танков было подбито и еще 46 сгорели. Основные потери советские танки несли от японских 70-мм гаубиц и 37-мм противотанковых пушек. Всего за время боев у Халхин-Гола 11 -я танковая бригада потеряла безвозвратно 84 танка БТ-5. А из подбитых танков 82 требовали текущего ремонта, 14 — среднего и 12 — капитального в заводских условиях.
    В 1935 году танки серии БТ снова модернизировали, новая модель получила название БТ-7.

    Танк БТ-7 образца 1935 г. - это дальнейшее развитие танков БТ. Имея цилиндрическую башню, он отличался от танка БТ-5 усилением броневой защиты, применением сварных соединений броневых листов, заменой двигателя на отечественный карбюраторный авиационный двигатель М-17Т увеличенной до 450 л.с. мощности, установкой новой коробки передач с тремя передачами и ленточных плавающих тормозов, установкой дополнительных топливных баков на надкрылках гусениц, что обеспечило увеличение запаса хода более чем в полтора раза.
    Танки БТ-7 с цилиндрической башней были выпущены в небольшом количестве.
    Вторая модель танка БТ-7 образца 1936 г., отличающаяся от первой конической башней, была наиболее массовой. В этом танке впервые совершенствуется механизм вертикальной наводки пушки - вводится стабилизация линии прицеливания по вертикали. Один пулемет спаривается с пушкой, а второй устанавливается в нише башни. На командирском танке БТ-7, в отличие от линейного, устанавливалась радиостанция, убирался пулемет из ниши башни и уменьшался боекомплект пушки на 56 выстрела.
    В таком виде танки серии БТ стали в месте с Т-35 олицетворением мощи Красной Армии, непременным участником праздничных парадов и героем довоенных кинофильмов. В петлицах советских танкистов до 60-х годов присутствовал стилизованная «бетешка»
    Однако эта модель не стала последней, В 1938 г. работы закончились работы по разработке первого в мире быстроходного танкового дизеля большой мощности, на танк БТ-5 в опытном порядке установили дизель В-2 После успешных испытаний этого танка было принято решение начать в 1939 г. серийное производство танков БТ-7М с дизелем.
    Такая машина обладала значительным запасом хода (до 600 км на гусеницах), у нее уменьшилась вероятность возникновения пожара. На вооружении остались 45-мм пушка и спаренный с ней пулемет. Кроме того, все танки БТ-7М имели пулемет в кормовой нише башни и зенитный пулемет.
    Кроме линейных танков в ограниченном количестве выпускались серийно танки поддержки БТ-7А, имевшие на вооружении 76 мм пушку КТ-28.



    Производство танков БТ-7М прекратилось весной 1940 г. в связи с переходом на выпуск танков Т-34.
    К началу войны БТ-5 и 7 оставались современными танками, способными на равных сражаться с танками противника, по состоянию на 22.06.41 года в Западных округах числилось более 7500 танков БТ. Одними из первых они вступили в бой с врагом, но в течении лета почти 85 % из них были потеряны в следствии общих неудач Красной Армии в первый период войны и связанными с этим проблемами. В самом начале войны вооруженные современными танками мехкорпуса, в отсутствии информации о противнике, совершили многокилометровые марши исполняя приказы вышестоящего командования, многие танки, в том числе БТ была потеряна при этом по не боевым причинам, в следствии поломок, отсутствия горючего.
    Выявился и существенный конструктивный недостаток танков БТ, два из основных топливных баков располагались по бортам машины, рядом с боевым отделением, в случае попадания снаряда загоревшееся топливо попадало в боевое отделение, что приводило к гибели экипажа. К сожалению, указанная схема перекочевала на Т-34.
    Вместе с тем во всех случаях грамотного использования БТ наши танкисты добивались не малых успехов. Так в июне 1941 года отличились танкисты 5-й танковой дивизии (3-й мехкорпус), в 25 июня бою за Ошмяны экипаж старшего лейтенанта Веденеева уничтожил 5 вражеских танков и 4 противотанковых пушек, несколькими днями позже экипаж БТ-7 в составе сержанта Найдина и красноармейца Копытова ( двое!, при том, что экипаж БТ-7 три человека) действуя из засады обнаружили немецкие танки, двигавшихся в колонне. Подбив головную машину, а затем концевую и использовав замешательство герои завершили разгром колонны, уничтожив 10 танков противника.
    Танки БТ-7 принимали участие в битве за Москву, Сталинград, вели бои на Северном Кавказе. В 1943 году они использовались на Ленинградском фронте, принимали участие в снятии блокады в 1944. Последний раз БТ-7 принял участие в бою при разгроме Квантунской армии в августе 1945 года. В составе 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через Большой Хинган, было около 211 БТ-7. Заключительным аккордом 10-летней боевой службы стал победный парад в Харбине.



    ТТХ танка БТ-7
    Боевая масса— 13,8 т,
    экипаж— 3 человека.
    Длина — 5 660 мм,
    ширина — 2 290 мм,
    высота — 2 420 мм,
    клиренс — 400 мм.
    Вооружение:
    45-мм пушка 20К образца 1934 г. с боекомплектом 172 выстрела (в танках с радиостанцией —- 132 выстрела)
    два 7,62-мм пулемета (один — зенитный) с боекомплектом 2 394 патрона.
    Бронирование:
    лоб— 20 мм,
    борт— 13 мм,
    корма — 10 мм,
    башня — 15 мм.
    Двигатель: карбюраторный М17Т, мощность — 450 л. с.
    Максимальная скорость — 52 км/ч на гусеницах или 72 км/ч на колесах.
    Запас хода:
    на гусеницах — 230 км,
    на колесах — 500 км.
    Удельное давление на грунт — 0,78 кг/см2

    ТТХ танка БТ-7М
    Производился в 1939—1940гг. Последняя, наиболее совершенная модификация танка БТ. Выпущено 788 (по другим данным — 704) танков.
    Боевая масса — 14,2 т,
    экипаж — 3 человека.
    Длина — 5 660 мм,
    ширина — 2 290 мм,
    высота — 2 450 мм,
    клиренс — 390 мм.
    Вооружение:
    45-мм пушка с боекомплектом 188 выстрелов
    два 7,62-мм пулемета (один— зенитный) с боекомплектом 2 394 патрона.
    Бронирование:
    лоб корпуса — 20 мм,
    борт и корма — по 13 мм, башня — 15 мм.
    Двигатель: дизель В-2, мощность — 500 л. с.
    Максимальная скорость — 62 км/ч на гусеницах или 86 км/ч на колесах.
    Запас хода по шоссе:
    на гусеницах — 400 км,
    на колесах — 900 км.
    Удельное давление на грунт -0,9 кг/см2
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:02.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  6. #6
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Малые разведывательные плавающие танки Т-37А, Т-38



    В системе вооружения танковых частей Красной Армии всегда предусматривались малые, массой до 6 тонн, пулеметные танки. Они предназначались в первую очередь для фронтовой разведки с возможностью преодоления встретившихся естественных водных препятствий, а также, для борьбы с вражескими десантами, пехотой и кавалерией, боевого охранения и сопровождения механизированных колонн, наконец, для осуществления связи
    С целью повышения мобильности разведывательных танков, они должны были быть плавающими.
    Первый в мире по-настоящему надежный плавающий танк был разработан и построен английской фирмой "Виккерс-Армстронг" в 1930-1931 годах. Эту машину, получившую обозначение "Виккерс-Карден-Ллойд" (А.4) можно считать родоначальницей всех последующих танков-амфибий. Плавучесть танка обеспечивалась малой массой, корытообразной формой корпуса и поплавками из бальзы, укрепленными над гусеницами.



    На основе закупленного "Виккерс-Карден-Ллойда" в Советском Союзе в 1932 году построили опытный плавающий танк Т-33, который мало чем отличался от английского прототипа. Однако испытания танка не удовлетворили заказчика, но на его основе в Ленинграде в ОКМО был построен прототип плавающего танка Т-37. 11 августа 1933 года он был принят на вооружение, однако серийно не производился.
    В результате его существенной модернизации, на заводе №37 под руководством Н. Н. Козырева был создан легкий плавающий танк Т-37А. Корпус этого танка имел клепано-сварную конструкцию. Для увеличения водоизмещения к надгусеничным полкам слева и справа крепились поплавки, заполненные пробкой. Во вращающейся башне, смещенной к левому борту, был установлен пулемет ДТ. Башня поворачивалась вручную, при помощи рукояток, приваренных изнутри. Двигатель "Форд-АА" размещался вдоль правого борта, трансмиссия располагалась в передней части машины. На плаву движение обеспечивалось гребным винтом с поворачивающимися лопастями, поворот осуществлялся при помощи руля. Для откачки воды на днище устанавливался специальный насос. Скорость на воде составляла 6 км/ч.



    Танк находился в серийном производстве с 1933 по 1936 год. За это время заводом №37 было выпущено 1909 линейных танков.
    В 1936 году на заводе №37 под руководством нового главного конструктора Н. А. Астрова был разработан плавающий танк Т-38, в конструкции которого, по возможности, были учтены все достоинства и недостатки предшествующих моделей. В том же году началось его серийное производство.
    Танк имел частично сварной, частично клепаный корпус. Дополнительных поплавков, как на Т-37А, не было. Башня цилиндрической формы была смещена к левому борту. Пулемет ДТ (боекомплект 1512 патронов) устанавливался в шаровой установке. Командир танка размещался слева на сиденье мотоциклетного типа, регулируемом по высоте, механик-водитель - справа. Двигатель ГАЗ-АА был установлен сзади вдоль оси танка.
    1936 и 1937 годах на 37-м заводе было выпущено 1228 танков; затем последовал годичный перерыв, а в 1939 году завод покинули еще 112 машин.
    Обе машины - и Т-37, и Т-38 - использовались в Красной Армии в качестве разведывательных. В частности, в 1937 году в штат механизированного корпуса входило 67 танков Т-37. Имелись они и в штате танковых батальонов стрелковых дивизий и в разведротах отдельных танковых бригад. Один из двух боевых эскадронов механизированного полка кавалерийской дивизии также был укомплектован плавающими танками. Необходимо отметить, что в связи с постоянным ростом численного состава РККА танки Т-38 находились в войсках совместно с Т-37.
    Обе машины использовались для различных экспериментов, среди которых наиболее интересные - это подвеска танков под бомбардировщиком ТБ-3 и десантирование их посадочным способом. Кроме того, на Медвежьих озерах под Москвой был осуществлен сброс танка Т-37А все с того же ТБ-3 на воду. Танк, удачно приводнившийся, затонул из-за незагерметизированных смотровых щелей. На основе танка был разработан ряд экспериментальных машин, в том числе ряд опытных самоходных артиллерийских установок.
    Танк обладал рядом существенных недостатков, не устраненных вплоть до создания новой машины. К ним следует отнести слабость бронирования, не державшей винтовочную пулю с близкого расстояния, не герметичность тормозной системы, вследствие чего, сразу по выходу из воды танк некоторое время был неуправляем, неудовлетворительную проходимость и слабость вооружения. Главным недостатком следует признать отсутствие радиостанции, что ставило под сомнение целесообразность танка как разведчика. Вследствие этого в Финской войне Т-37 и Т-38 использовались, главным образом, для охраны штабов, подвоза боеприпасов, в качестве тягачей и для связи.
    Тем не менее, в мире аналогов у Т-38 просто не было, а боевой опыт показал, что без возможности использования более тяжёлых не плавающих боевых машин, слабозащищённый и легковооружённый танк оказался всё же лучше, чем отсутствие танков вообще.
    Основная масса Т-37А и Т-38 была потеряна в первый же месяц Великой Отечественной войны, по тем же причинам, что и остальные танки. Оставшаяся часть использовалась в основном на Севере до 1944 года. Некоторое их количество использовалось в тылу для учебных целей.
    Однако в истории Т-38 был свой звездный «час». В 1944 году было решено использовать исправные машины Карельского и Ленинградского фронтов в операции по захвату плацдарма на реке Свирь. Операция была хорошо подготовлена, совместно с 92-м танковым полком, имевшим 40 танков Т-37А и Т-38, действовал 275-й отдельный моторизованный батальон особого назначения, имевший 100 автомобилей-амфибий Ford GPA (полученных по ленд-лизу) и использовавшихся для переброски пехоты. Утром 21 июля 1944 года, не дожидаясь конца мощной артподготовки, продолжавшейся 3 часа 20 минут, танки и автомобили вошли в воду и, ведя огонь с ходу, устремились на противоположный берег. К моменту выхода машин на вражескую сторону артподготовка была завершена, но на берег вышли три тяжёлых самоходно-артиллерийских полка (63 САУ ИСУ-152), которые открыли огонь прямой наводкой по активизирующимся огневым точкам противника. Танки в сопровождении сапёров и автоматчиков с автомобилей успешно преодолели три линии траншей и проволочные заграждения, затем завязав бой в глубине обороны противника. Отличная организация операции привела к её быстрому успеху при минимальных потерях — был захвачен плацдарм шириной по фронту в 4 км, при этом было потеряно лишь 5 танков. Данный эпизод стал одним из двух известных случаев боевого применения советских плавающих танков.



    ТТХ Т-38
    Боевая масса, т 3,3
    Размеры
    Длина корпуса, мм 3780
    Ширина корпуса, мм 2330
    Высота, мм 1630
    Клиренс, мм 300
    Бронирование
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 9 / 10°
    Лоб корпуса (середина), мм/град. 6 / 80°
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 9 / 20°
    Борт корпуса, мм/град. 9 / 0°
    Днище, мм 4 / 80—90°
    Башня, мм/град. 8 / 0°
    Вооружение
    Пулемёт
    1 Ч 7,62-мм ДТ
    Подвижность
    Тип двигателя рядный 4-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения «ГАЗ-АА»
    Мощность двигателя, л.с. 40
    Скорость по шоссе, км/ч 40
    Скорость по пересеченной местности, км/ч 15—20 (на плаву — 6)
    Запас хода по шоссе, км 250
    Удельная мощность, л.с./т 12,1
    Ширина гусеницы, мм 200
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,45
    Преодолеваемый подъём, град. 33
    Преодолеваемая стенка, м 0,5
    Ширина преодолеваемого рва, м 1,6
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:02.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  7. #7
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    К середине 30-х годов СССР имел первоклассную и современную по представлению тех лет армию. Большие Киевские Маневры 1935 года (на них присутствовал западный гуру бронетанковых войск Б. Лиддел Гарт) и Белорусские маневры 1936 года, во всей красе показали мощь РККА и произвели неизгладимое впечатление на иностранных наблюдателей. Французский генерала Луазо заявил по итогам: «В отношении танков я полагал бы правильным считать Армию Советского Союза на первом месте». (привожу по статье злопыхателя И. Пыхалова, Статья
    статья интересна в первую очередь не выводами, а богатым фактологическим материалом (оценки оставим на совести автора, мне лично понравился такой пассаж: «В общем, истинную сущность Киевских манёвров 1935 года прекрасно определил ещё за день до их начала красноармеец 8-го корпусного артиллерийского полка Орлов: «Манёвры — это очковтирательство, мы стараемся втереть очки представителям иностранной армии»).
    Как бы то не выдумывал Пыхалов, в середине 30-х годов европейские шавки воздержались от крестового похода против страны Советов, очевидно грамотно втерли очки.
    Образцы танков 30-х годов создавалась в условиях, когда не теоретической, ни практической базы противотанковой обороны, как таковой не существовало. К середине 30-х годов ситуация поменялась коренным образом. Противодействие танкам становилось одной из приоритетных задач, в этих целях, современные армии, насыщались легкими ПТО, которые с успехом могли бороться со слабобронированными машинами. Так немецкая ПТО PaK-36/37 с расстояния 600 метров могла пробить 30 мм броню, то есть лобовую броню Т-28, не говоря уже о более легких. Скорострельность в 20 выстрелов в минуту не оставляла шансов танку обнаружить и уничтожить небольшую пушку. Со всей очевидностью проблема стала в ходе Испанской войны. По ее итогам, начиная с 1937, в СССР начались проработки проектов танков с противоснарядной броней, параллельно рассматривался вопрос об усилении вооружения танков. Следует пояснить, что противоснарядная броня рассматривалась, как способная выдержать попадание снарядов массовых танковых и противотанковых пушек, калибр которых в ту пору составлял от 25 до 47 мм, а пробиваемость до 50 мм под углом 90 градусов. Никто тогда не предполагал, какой скачек произойдет в развитии ПТО, входе войны. Это замечание в адрес знатоков недовольных тем, что танк КВ не держал снаряд 88 мм немецкой зенитной пушки
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:02.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  8. #8
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Тяжелые танки КВ и КВ-2



    При создании тяжелых танков с противоснарядным бронированием над конструкторами тяготела идея о создании многобашенной машины. При этом проработка проекта показала, что с увеличением толщины брони вес многобашеной машины вырастает до не приемлемого, поэтому первоначальный проекты предусматривали трехбашеную конструкцию, но в итоге остановились на двух башнях, основной и малой.
    Проекты двух танков были доведены до стадии создания экспериментальных машин. Ими стали тяжелые двухбашенные СМК и Т-100 конструкторских бюро ленинградских Кировского и Опытного заводов. Они имели противоснарядное бронирование толщиной 60 мм, вооружение, состоявшее из двух танковых 45-и 76-мм пушек, трех 7,62-мм танковых пулеметов ДТ. На них устанавливались авиационные карбюраторные двигатели ГАМ-34 мощностью по 850 л.с.



    В декабре 1938 года, на заседании Главного Военного Совета рассматривался проект танка СМК. Предполагалось построить для испытаний два прототипа. Но присутствующие на заседании начальник СКБ-2 Ж. Я. Котин и директор Кировского завода И. М. Зальцман предложили построить вместо второго экземпляра СМК однобашенный тяжелый танк (по другой версии такое предложение выдвинул сам И.В.Сталин).
    Окончательное утверждение проекта однобашенного танка и разрешение на постройку было утверждено решением Комитета Обороны СНК СССР за № 45сс от 27 февраля 1939 г.
    К проектированию нового танка, названого КВ (Клим Ворошилов), Кировский завод приступил 1 февраля 1939 года, еще до его утверждения. За основу брался все тот же СМК. 9 апреля был одобрен технический макет, а 1 сентября 1939 года танк был собран и опробован пробегом.
    КВ позаимствовал от СМК схему бронекорпуса, конструкцию оптических приборов, элементы трансмиссии. Боевая масса танка не превышала 40 т, что было на 15-18 т меньше массы танков СМК и Т-100. На танк поставили дизель В-2. Пришлось отказаться от башенного пулемета , так как в виду установки в башне двух орудий, для него не осталось места. На КВ стояло два орудия: 76-мм и 45-мм. Следует заметить, что конструкторы этого танка, по-видимому, знали о небольшой тактической ценности для тяжелого танка 45-мм пушки. Однако наличие такого оружия выравнивало показатели опытного образца по уровню артиллерийского вооружения с танками-конкурентами.
    5 сентября танк отправили в Москву, где 23 сентября он был показан правительству. 8 октября машина вернулась в Ленинград и была отправлена на испытания. Однако с началом советско-финской войны, танк с испытаний был снят, и в составе 91-го танкового батальона 20-й тяжелой танковой бригады, вместе и СМК и Т-100, был отправлен на фронт, где отлично себя показал. По прибытию на фронт, с танка была демонтирована 45-мм пушка, которая стесняла работу экипажа. Боевое крещение танк получил (вместе с СМК и Т-100) 18 декабря 1939 года. Противотанковая артиллерия финнов, легко подбивавшая машины типа Т-26 и Т-28, ничего не могла сделать с новой машиной. После первого боя на танке насчитали 9 следов попаданий снарядов калибра 37-45 мм, которые, однако, не нанесли и малейшего ущерба. 19 декабря 1939 года Молотов подписал Постановление КО СССР № 443сс, согласно которому танк КВ был принят на вооружение РККА.
    КВ стал первым в мире серийным танком с действительно противоснарядным бронированием: лобовая броня — 75 мм, с возможностью дальнейшего усиления. Широкие гусеницы КВ позволяли воевать почти на любой местности.
    Но в процессе эксплуатации выяснилось наличие крупного конструктивного недостатка - слабость коробки скоростей, а так же общая ненадежность работы других узлов и агрегатов. К сожалению, недостатки так и не был устранены до 1942 года (КВ-1С), что имело печальные последствия для прекрасной машины. Многие машины были потеряны из-за поломок, даже не вступив в бой.

    КВ-2

    По итогам испытаний при штурме линии Маннергейма выяснилось, что 76 мм пушки недостаточно для уничтожения хорошо укрепленных огневых точек, а использование орудий большой мощности прямой наводкой (что давало наивысший эффект) затруднено отсутствием защиты расчетов. В связи с этим, неожиданное решение предложил основной разработчик танка противоснарядного бронирования КВ Николай Леонидович Духов. Он брался установить на своем тяжелом танке, уже продемонстрировавшем неуязвимость от противотанковых снарядов при боевых действиях против войск Финляндии, 152-мм гаубицу-пушку. Очевидно, что вопрос о размещении столь крупного орудия рассматривался давно, иначе трудно объяснить скорость, с которой было реализовано предложение. Основное отличие танка, получившего название КВ-2, заключалось в установке новой башни больших размеров. Общая высота машины достигла 3240 мм. В башне, в маске, закрытой снаружи броневым кожухом, были установлены 152-мм танковая гаубица М-10 обр. 1938/40 года и спаренный с ней пулемет ДТ. В начале 1940 года были изготовлены 3 машины и 5 марта 1940 отправлены на фронт.



    «Препятствия на линии Маннергейма, — вспоминал позже командир одной из этих машин Э. Ф. Глушак, — были сделаны основательные. Перед нами высились в три ряда громадные гранитные надолбы. И все же для того, чтобы проделать проход шириной 6—8 метров, нам понадобилось лишь пять выстрелов бетонобойными снарядами. Пока взламывали надолбы, противник нас непрерывно обстреливал. Дот мы быстро засекли, а затем двумя выстрелами полностью разрушили его. Когда вышли из боя, на броне насчитали 48 вмятин, но, ни одной пробоины».
    По состоянию на 22 июня 1941 года на вооружении РККА состояло 639 танков КВ. В 1941 году КВ мог уничтожить любой танк Вермахта, оставаясь при этом неуязвимым для противника. С применением этого танка связан ряд уникальных случаев.
    Так, единственный КВ-1, заняв позицию на шоссе у города Остров, целые сутки сдерживал продвижение немцев к Ленинграду. За эти сутки КВ уничтожил 7 немецких танков, батарею противотанковых пушек, одну 88-мм пушку с расчетом и несколько грузовиков и бронетранспортеров.
    В июле 1941 года в Литве, в районе города Рассеняй, один советский КВ в течение суток сдерживал наступление подвижного отряда 4-й немецкой танковой группы генерал-полковника Гепнера. Заняв позицию у моста КВ отрезал прорвавшегося противника от основных сил.
    Рота КВ-1 из 5 машин под командованием старшего лейтенанта Зиновия Колобанова только в одном бою под Гатчиной в августе 1941 года уничтожила 43 (!) немецких танка. В этом бою экипаж Зиновия Колобанова установил рекорд, уничтожив 22 танков противника.
    Несмотря на выдающиеся результаты отдельных машин в целом КВ постигла участь остальных советских танков, в большинстве они были потеряны при отступлении летом 1941 года.

    ТТХ тяжелого танка КВ-1 образца 1941 г.
    Боевая масса — 47,5 т,
    экипаж — 5 человек.
    Длина — 6 750 мм,
    ширина — 3 320 мм,
    высота — 2710м,
    клиренс— 430 мм.
    Вооружение:
    76,2-мм пушка Л-11 образца 1939 г. или 76,2-мм пушка Ф-32 образца 1940 г. с боекомплектом 135 выстрелов и
    четыре 7,62-мм пулемета ДТ образца 1929 г. с боекомплектом 2 772 патрона. Бронирование:
    лоб — 75 мм,
    днище — 30—40 мм,
    корма — 60—75 мм,
    башня — 75 мм.
    Двигатель: 12-цилиндровый дизель жидкостного охлаждения В-2К, мощность — 500 л. с.
    Максимальная скорость по шоссе — до 34 км/ч.
    Запас хода — 250 км.
    Танк преодолевал подъемы до 36°, стенки высотой 0,87 м, рвы шириной до 2,7 м, броды глубиной до 1,6 м.
    Удельное давление на грунт — 0,77 кг/см2.
    На танке устанавливалась радиостанция
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:01.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  9. #9
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Средний танк Т-34.

    К концу третьего квартала 1941 года, довоенная система танкового вооружения Красной Армии оказалась в полном разладе. Большая часть произведенных до войны танков (в том числе новых типов) оказалась потеряна. Восполнение их, за счет производства оказалось проблематичным: летом 1941 г. танки выпускали пять заводов, четыре из них оказались в пределах воздействия вражеских авиации и даже наземных войск. В Ленинграде, Кировский завод выпускал тяжелые танки КВ, Завод №174 им. К. Е. Ворошилова, завершая выпуск легких танков Т-26, готовился к выпуску новых легких танков Т-50 (по планам - основного танка Красной Армии). В сентябре 1941 года корпуса обоих заводов уже оказались в пределах достигаемости полевой артиллерии противника, а начавшаяся блокада привела к резкому сокращению производства КВ и сворачиванию серийного производства Т-50. В Москве завод №37 выпускал легкие танки Т-40. Танки Т-34 выпускали ХПЗ и СТЗ, но осенью 1941 года Харьков был захвачен немцами, производство Т-34 прекратилось 19 октября. Таким образом, к зиме 1941 года в серийном выпуске остался только легкий Т-40, который ни в коей мере не отвечал потребностям армии в начавшейся войне и средний Т-34, к производству, которого, помимо СТЗ подключился завод «Красное Сормово» в г. Горький. Это, притом, что до войны, здраво оценив конструкцию Т-34 с учетом всех достоинств и недостатков, Постановлением Правительства в конце 1941 года в серию планировался переработанный вариант – Т-34М.
    Но армии был нужен танк здесь и сейчас. И поскольку в серии был отработан только Т-34, а его боевые характеристики в значительной мере удовлетворяли требования танкистов, все усилия были направлены на увеличения его выпуска. Война, таким образом, быстро закончила разного рода эксперименты и выдвинула на первое место одно требование – массовость производства. Это было и личным и очень жестким требованием И.В. Сталина. Свое «кредо» в этом вопросе он сформулировал в начале войны в ходе обсуждения проекта модернизации Т-34. По словам главного конструктора Т-34 А.А. Морозова, Сталин высказался образно: «…Во время пожара не конструируют насосы, а носят воду во всем, что можно использовать». И далее: «Категорически запретив даже думать о каких-либо «лучших» танках и связанной с этим перестройке промышленности на их выпуск, Сталин дал указание о всемерном расширении производства танков Т-34 и ограничении их модернизации усилением артиллерийского вооружения и улучшением обзорности». Танк Т-34, с его технологичной конструкцией, как нельзя лучше подходил для такого решения, а превосходство по боевым характеристикам над танками противника, сделали его желанным на фронте. Так, танк Т-34 вопреки всем предвоенным планам стал основным танком советских танковых частей. Подытоживая, можно сказать, - Т-34 оказался в нужное время, в нужном месте.

    Военное производство, отличающееся дефицитом буквально всего, и вследствие этого постоянной заменой материалов, особенности технологического производства, каждого из заводов-производителей, наложили отпечаток на конструкцию Т-34. Внешне схожие танки разных заводов, в различные периоды в деталях имеют значительные отличия, доставляя современным моделистам несказанное удовольствие, в кропотливом восстановлении облика машин той поры.



    Компоновка Т-34
    Танк Т-34 имел классическую компоновку с кормовым расположением трансмиссии. Внутри корпус танка делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное.



    1 - пушка Ф-34; 2 - подъемный механизм пушки; 3 - перископический прицел ПТ-4-7; 4 - крышка башенного люка; 5 - укладка пулеметных магазинов в нише башни; 6 - заглушка отверстия для стрельбы из револьвера; 7 - воздухоочиститель; 8 - двигатель; 9 - вентилятор; 10 - главный фрикцион; 11 - кормовой топливный бак; 12 - стартер; 13 - коробка передач; 14 - бортовой фрикцион; 15 - аккумуляторы; 16 - пружина подвески; 17 - кассеты со снарядами; 18 - сиденье командира; 19 - укладка снарядов на стенке боевого отделения; 20 - педаль электроспуска пушки; 21 - укладка магазинов курсового пулемета; 22 - сиденье механика-водителя: 23 - рычаг переключения скоростей; 24 - рычаг управления бортовым фрикционом; 25 - воздушный насос топливоподачи; 26 - баллоны со сжатым воздухом; 27 - буксирная серьга; 28 - бронемаска пулемета; 29 - радиостанция; 30 - люк механика-водителя; 31 - уравновешивающий механизм крышки люка механика-водителя


    Отделение управления находилось в носовой части танка. В нем размещались сиденья водителя и стрелка-радиста, органы управления, контрольные приборы, пулемет ДТ в шаровой установке, часть боекомплекта, радиостанция (первоначально устанавливалась не на всех танках), приборы наблюдения, два баллона со сжатым воздухом для запасного пуска двигателя, запасные части, инструмент и принадлежности.

    Боевое отделение находилось в средней части машины. В нем размещались сиденья командира танка (он же наводчик) и башенного стрелка (он же заряжающий). Над боевым отделением на шариковой опоре устанавливалась башня, в которой размещались вооружение, часть боекомплекта и приборы наблюдения. В крыше башни имелся люк (позже два люка) для посадки экипажа.
    Моторное отделение располагалось за боевым в средней части танка и отделялось от него сплошной разборной перегородкой с люками, закрытыми съемными крышками. В моторном отделении были установлены двигатель, два водяных радиатора, два масляных бака-радиатора, четыре аккумуляторных батареи. Двигатель располагался носком в сторону кормы; радиаторы - по обеим сторонам двигателя, параллельно продольной оси танка.
    Трансмиссионное отделение находилось в кормовой части танка. В нем размещались главный фрикцион с центробежным вентилятором, коробка перемены передач, бортовые фрикционы с тормозами, электростартер, бортовые передачи и два топливных бака.

    Корпус Т-34.



    Корпус танка представлял собой жесткую броневую коробку с продолговатой закругленной носовой частью и кормой. Корпус сваривался из катаных листов гомогенной брони МЗ-2 (И8-С). Для увеличения снарядостойкости, лобовые детали и верхняя часть обоих бортов делалась наклонной. При толщине верхней лобовой детали 45 мм и угле наклона 60 градусов, катет составлял примерно 90 мм, т.е. снаряду приходилось проходить вдвое большую толщину, чем фактическая. Использование в системе защиты геометрических построений вместо грубой силы простого наращивания толщины бронелистов, давало в глазах экипажей «тридцатьчетверок» неоспоримое преимущество их танку над противником.
    Основные части корпуса - днище, носовая часть, борта, корма, крыша и поперечные перегородки.



    Днище - основной скрепляющий элемент корпуса - состояло из передней и задней частей, соединенных встык сварным швом. Соединение усиливалось стальной балкой Т-образного сечения, являвшейся нижней частью каркаса моторной перегородки. Балка приваривалась и приклепывалась к днищу по обе стороны стыка. Толщина днища в передней части была больше, чем в задней. В днище имелись три люка, закрывавшиеся броневыми крышками, шесть отверстий с пробками и восемь вырезов, по четыре с каждого борта. В передней части днища возле сиденья стрелка-радиста имелся люк овальной формы для аварийного выхода экипажа из танка. В моторном отделении на днище была укреплена подмоторная установка, состоявшая из двух поперечных кронштейнов, к которым 36 болтами привинчивались две параллельные рамы. На этих рамах устанавливался двигатель.
    http://www.battlefield.ru/tanks/t34_76/t34_78.gif
    Корпус Т-34, вид с кормы.
    Носовая часть корпуса состояла из передней балки, трех броневых листов, крышки люка водителя и броневого колпака пулемета. Верхний лобовой лист приваривался встык к передней балке, бортовым листам, подкрылкам и подбашенному листу. На бронекорпусах, изготовленных Сталинградской судоверфью (завод №264) в 1942 году, верхний лобовой лист приваривался к бортовым листам с соединением в шип.
    В верхней части крышки люка механика-водителя имелось основание для центрального зеркального перископического смотрового прибора. С начала 1942 года появился люк механика-водителя более простой формы с двумя призменными смотровыми приборами, заимствованный у танка А-43. Для защиты от пуль и осколков снарядов призмы закрывались снаружи откидными броневыми крышками. Необычный для танков других стран люк механика-водителя в верхней лобовой детали корпуса Т-34 оказался на практике довольно удобным для покидания машины в критических ситуациях. Люк был гладкий, с закругленными краями, и влезть и вылезти из него не составляло никакого труда. Как вспоминали танкисты: «Более того, когда ты вставал с места водителя, то уже высовывался наружу практически по пояс». Еще одним достоинством люка механика-водителя танка Т-34 была возможность его фиксации в нескольких промежуточных относительно «открыто» и «закрыто» положениях. Устроен механизм люка был довольно просто. Для облегчения открывания тяжелый литой люк (толщиной 60 мм) подпирался пружиной, шток которой представлял собой зубчатую рейку. Переставляя стопор из зубца в зубец рейки, можно было жестко фиксировать люк, не опасаясь его срыва на ухабах дороги или поля боя. Механики-водители этим механизмом охотно пользовались и предпочитали держать люк приоткрытым, «во-первых, все видно, во-вторых, поток воздуха при открытом верхнем люке вентилирует боевое отделение». Таким образом обеспечивался хороший обзор и возможность быстро покинуть машину при попадании в нее снаряда. В целом механик был, по оценке танкистов, в наиболее выгодном положении. «Вероятность уцелеть самая большая была у механика. Он сидел низко, перед ним была наклонная броня», - вспоминает командир взвода лейтенант Александр Васильевич Боднарь; по словам П. И. Кириченко: «Нижняя часть корпуса, она, как правило, скрыта за складками местности, в нее трудно попасть. А эта возвышается над землей. Главным образом в нее попадали. И гибли больше люди, которые сидят в башне, чем те, кто внизу»
    С правой стороны от люка водителя в броневом колпаке располагалась шаровая установка пулемета ДТ. Начиная с 1942 года на ствол пулемета надевалась броневая маска (за исключением машин производства СТЗ).
    Борта корпуса состояли из нижней и верхней частей, соединенных сваркой. Нижняя представляла собой вертикальный броневой лист, имевший пять отверстий для прохода осей балансиров. В передней части вертикального бортового листа приваривался картер механизма натяжения гусениц, а в задней части - картер бортовой передачи. Верхняя часть борта представляла собой подкрылок с горизонтальным дном и наклонным бортовым листом. С внутренней стороны к бортам приваривались восемь коробов (по четыре с каждой стороны), в которых устанавливались наклонные пружинные подвески катков.

    В пространстве между коробами крепились баки для горючего и масла. Корма корпуса состояла из верхнего наклонного листа, нижнего наклонного корытообразного листа и двух картеров бортовых передач. Верхний наклонный лист трапециевидной формы кpeпилcя петлями и винтами к нижнему и бортовым листам. В нем имелся четырехугольный люк (с 1942 года - круглый, за исключением танков, выпускавшихся на СТЗ), обеспечивавший доступ к агрегатам, установленным в задней части трансмиссионного отделения, и два овальных отверстия для выхлопных труб (снаружи эти отверстия защищались броневыми колпаками).полупустыми, пробивались вражеским снарядом.
    Корма корпуса состояла из верхнего наклонного листа, нижнего наклонного корытообразного листа и двух картеров бортовых передач. Верхний наклонный лист трапециевидной формы кpeпилcя петлями и винтами к нижнему и бортовым листам. В нем имелся четырехугольный люк (с 1942 года - круглый, за исключением танков, выпускавшихся на СТЗ), обеспечивавший доступ к агрегатам, установленным в задней части трансмиссионного отделения, и два овальных отверстия для выхлопных труб (снаружи эти отверстия защищались броневыми колпаками).



    Корма танков: образцов 1940-1941 и образца 1942.


    Крыша над боевым отделением представляла собой броневой лист, в котором имелись большой круглый вырез для установки башни и четыре выреза для доступа к верхней части подвесок катков, закрытых сверху крышками. Крыша над моторным отделением состояла из среднего продольного листа с люком для доступа к двигателю, двух боковых листов над радиаторами, двух продольных листов жалюзи и колпаков над радиаторами.

    Крыша над трансмиссионным отделением состояла из двух броневых листов над баками для топлива, двух броневых листов жалюзи, узкого концевого поперечного листа и сетки над крышей.
    http://www.battlefield.ru/tanks/t34_76/t34_76.gif
    Крышка моторного отделения T-34 образца 1940

    В целом корпус Т-34 в процессе производства не претерпел значительных изменений по сравнению с первыми сериями, незначительно изменилась кормовая часть и навесные детали, однако технология сборки с внедренной автоматической сваркой, упростило и ускорило производство, сделало его доступным рабочим со средней и низкой квалификацией и как следствие привело к снижению стоимости и росту выпускаемей продукции . Для примера, на сборку одного корпуса немецкого танка «Тигр» уходило 1,5-2 дня труда восьми высококвалифицированных сварщиков, с применением дополнительного сборочного оборудования. После окончания сборки корпуса, ряд технологических отверстий необходимо было с особой тщательностью необходимо было проделывать уже на собранной конструкции, с точной разметкой и мощными станками (сверлить приходилось уже закаленную броню). В то же время, за одну смену (10-14 часов) один рабочий (как правило - не давний выпускник ФЗУ) сваривал на автомате до двух корпусов Т-34, не требующих дополнительных изменений перед окончательной сборкой. Технологичность и простота конструкции Т-34 обеспечивала и еще одно свойство Т-34.
    В танкостроении существует правило: компоновать не для обеспечения удобного монтажа — демонтажа агрегатов, а исходя из того, что до полного выхода из строя агрегаты не нуждаются в ремонте. Требуемая высокая надежность и безотказность в работе достигаются при проектировании танка на базе готовых, конструктивно отработанных агрегатов. Поскольку при создании Т-34 практически ни один из агрегатов танка не отвечал этому требованию, то и его компоновку выполнили вопреки правилу. Крыша моторно-трансмиссионного отделения была легкосъемной, кормовой лист корпуса откидывался на петлях, что позволяло осуществлять демонтаж таких крупногабаритных агрегатов, как двигатель и коробка передач в полевых условиях. Все это сделало Т-34 самым ремонтопригодным танком в мире и имело колоссальное значение в первой половине войны, когда из-за технических неисправностей из строя выходило больше танков, чем от воздействия противника .

    Башня Т-34.
    В отличии от корпуса башня Т-34 претерпела наибольшее изменение в производстве. В зависимости от технологии производства существовали:
    - сварная (1940-1942);



    Сварная башня овальной обтекаемой формы устанавливалась на шариковой опоре над боевым отделением корпуса. В ее переднем лобовом листе имелись три выреза: центральный - для установки пушки; правый - для спаренного пулемета; левый - для телескопического прицела. В боковых листах башни были предусмотрены вырезы для приварки оснований смотровых приборов, а под ними - отверстия для стрельбы из револьвера. Последние могли использоваться, как технологические отверстия для закрепления крюков при подъеме башни.
    Толщина брони лба и бортов башни составляла 45 мм, сборка башни производилась из листов гомогенной катаной брони. Башни такого типа имели танки производства СТЗ, ЧКЗ и Омского завода.



    Танк Т-34 производства СТЗ, брошенный в пригороде Сталинграда.
    - литая (1941-1942);



    Толщина стенок литой башни составляла 52 мм, однако в ввиду плохого качества литой брони, бронестойкость литой башни примерно равнялась более тонкой, сварной.
    У обоих башен в заднем листе ниши башни имелся люк для демонтажа пушки, его крышка крепилась четырьмя, а затем шестью болтами. У танков, выпущенных СТЗ в 1942 году, съемным был весь кормовой лист башни (крепился восемью болтами). Опыт боев показал, что даже обстрел из пулеметов ведет к ослаблению болтов и нарушению конструкции. После того, как был внедрен новый способ замены пушки (с частичным подъемом башни за заднюю часть, с упором на переднюю кромку) от люка отказались, первыми такую башню начали выпускать на заводе «Красное Сормово».
    С осени 1942 года на Т-34 начали устанавливать башню нового типа, так называемая «шестигранная», в обиходе «гайка». Существовала она в двух видах
    - штампованная шестигранная (1942-1944);
    - литая шестигранная (1942-1944).



    Разные типы шестигранных башен


    Внедрение нового типа башни было обусловлено сугубо технологическими причинами, позволившим значительно сократить трудозатраты и время изготовления башни, но одновременно более просторная башня значительно улучшила условия работы танкистов и позволила увеличить боекомплект. С командирской башенкой танк получил законченный вид, известный литературе, как Т-34-76 образца 1943 года.



    Подбитые под Сталинградом танки Т-34. Машина справа относится к новейшей для осени 1942 г. серии с башней-»гайкой», а слева — постепенно сходившей со сцены версии Т-34

    Башни всех вариантов приводились во вращение электрическим поворотным механизмом или вручную. При работе электропривода максимальная скорость поворота башни достигала 4,2 об/мин (т.е. 360° за 14 секунд), однако при точной наводке танкисты предпочитали ручной привод, как поясняли ветераны: «Электроповоротом надо уметь пользоваться, а то рванешь, а потом приходится доворачивать».
    В зависимости от годов выпуска башня Т-34 имела несколько видов люков. Первоначально, в крыше башни имелся единый для командира и заряжающего люк трапециевидной формы, закрывавшийся откидной крышкой. Большой люк, прозванный за характерную форму «пирожком», не пользовался особой популярностью у танкистов. Он был тяжелый и открывался тяжело, если его заклинивало, то весь экипаж, за исключением механика-водителя рисковал остаться в танке навсегда. Объединение в один люков для двух рядом сидящих членов экипажа, наводчика и заряжающего, было нехарактерно для мирового танкостроения. Его появление на Т-34 было вызвано не тактическими, а технологическими соображениями, связанными с установкой в танк мощного орудия. Необходимость демонтажа при ремонте баков и массивной люльки 76-мм орудия заставила конструкторов объединить два башенных люка в один. По инструкции, тело орудия Т-34 с противооткатными приспособлениями извлекалось через крепящуюся на болтах крышку в кормовой нише башни, а люлька с зубчатым сектором вертикальной наводки - через башенный люк. Через тот же люк также вынимали баки для горючего, закрепленные в надгусеничных полках корпуса танка Т-34, а так же считалось, что большой люк позволяет быстрее и легче эвакуировать раненых членов экипажа. Сложности были вызваны скошенными к маске пушки боковыми стенками башни. Люлька орудия Т-34 была шире и выше амбразуры в лобовой части башни и могла извлекаться только назад. Немцы снимали орудия своих танков вместе с его маской (по ширине практически равной ширине башни) вперед.
    Боевой опыт, жалобы танкистов на тяжелый башенный люк, а так же новая технология замены орудия и баков (с частичным подъемом башни) вынудили коллектив КБ А. А. Морозова (возглавившего его после смерти М.Е. Кошкина) перейти при очередной модернизации танка (на шестигранной башне) к двум люкам башни. Однако и на этой башне осталась проблема тяжел открывающейся защелки люка (не решенная до конца войны). Танкисты, чтобы не попадать в ситуацию «руками без кожи защелку искал», предпочитали не запирать люк, закрепляя его брючным ремнем, один конец брючного ремня цеплялся за защелку люка, а другой - пару раз обматывал вокруг крюка, державшего боеприпасы на башне, «чтобы если что - головой ударил, ремень соскочит, и ты выскочишь».
    http://militera.lib.ru/h/isaev_av8/04.jpg
    Танки Т-34 и тягачи СТЗ-5 на площадке СТЗ, лето 1942 г. Работающий на полную мощность танковый завод был существенным подспорьем для защитников Сталинграда. Хорошо видны характерные приметы машин военного времени: катки без резиновых бандажей, одна фара, упрощенная маска пушки
    http://militera.lib.ru/h/isaev_av8/11.jpg
    «По машинам!» Танковые экипажи перед посадкой в танки на площадке СТЗ. Лето 1942 г.
    http://militera.lib.ru/h/isaev_av8/20.jpg
    Немецкий минометный расчет на позиции у подбитого танка Т-34 в районе Садовой. Машина, скорее всего, принадлежала 2-му танковому корпусу. Прибывшие под Сталинград корпуса вооружались уже Т-34 с башней-»гайкой» производства завода №183

    Броневая защита Т-34 оставалась достаточной на реальных дистанциях боя (600-800 метров) до появления на вооружении противника с весны 1942 года новых 75 мм длинноствольных танковых и противотанковых пушек, которые увеличили дистанцию поражения Т-34 до 1000 метров. Однако и на такой дистанции Т-34 мог поражать немецкие танки, до появления «Тигров» и «Пантер». Тем не менее, с осени 1941 года проводилась работа по добронированию Т-34 накладными листами брони толщиной 15 мм на лобовые детали корпуса и башни. В указанный период мероприятие это было явно избыточное, приводившее к утяжелению машины и потере ею подвижности. В период когда реально появилась необходимость повысить защищенность машины, подобное решение уже не отвечало поставленной задаче, поскольку 88 мм длинноствольная пушка «Тигра» пробивала броню до 140 мм, чего на Т-34 просто не могло быть достигнуто.
    В преддверии летних сражений 1943 года рассматривались и более экзотичные способы усиления защиты Т-34. Так, на полигоне НИБТ, под руководством майора Н.Ф.Цыганова, были проведены опытные работы по экранированию танков при помощи железобетонных и песочных конструкций с каркасом из листового железа, что хотя и дало хороший результат повышения снарядостойкости, но, так же привело к увеличению массы танка на 23-38% и резкому снижению ее подвижности.



    Вооружение Т-34

    Орудие.
    К концу 1941 года основным вооружением Т-34 стала пушка Ф-34. В отличии от применявшихся ранее пушек Л-11 и Ф-32 она имела большую длину ствола - 41,5 калибр, против 30,5 у Л-11, а следовательно большую скорость и бронепробиваемость снаряда. Кроме того, конструкция Ф-34 оказалась самой технологичной из всех типов, что позволило ее массово внедрить на Т-34.
    Противооткатные устройства пушки состояли из гидравлических тормоза отката и накатника и располагались под стволом. Затвор клиновой, с полуавтоматический. Выстрел из пушки производился с помощью ножного или ручного механических спусков. Пушка Ф-34 дважды модернизировалась. В ходе первой модернизации были изменены затвор и полуавтоматика, спусковые механизмы, упразднен компенсатор в тормозе отката, предохранитель для запирания затвора по-походному и скоба с буфером. При второй - вместо ствола со свободной трубой установили ствол-моноблок с казенником, соединявшимся с трубой с помощью муфты.
    В танках 1940-42 года выпуска боекомплект состоял из 77 выстрелов, которые укладывались на полу боевого отделения и на его стенках. На полу танка устанавливались 20 высоких (на 3 выстрела) и 4 низких (на 2 выстрела) чемодана - всего 68 снарядов. На стенках боевого отделения размещались 9 выстрелов: на правой стороне - 3, в общей горизонтальной укладке и на левой - 6, в двух горизонтальных укладках - по 3 выстрела. В танках с шестигранной башней боекомплект был увеличен до 100 снарядов (бронебойных - 21, осколочно-фугасных - 75, подкалиберных - 4). Для укладки выстрелов на полу боевого отделения было оборудовано 8 ящиков на 86 выстрелов, остальные 14 выстрелов размещались так: 2 бронебойно-трассирующих - в кассетах на крышке ящика в правом заднем углу боевого отделения, 8 осколочно-фугасных - на левом борту боевого отделения и 4 подкалиберных - в кассетах на правом борту.
    В период, до появления новых немецких танков «Тигр» и Т-IV с усиленной броней, пушки Т-34 с избытком хватало для поражения любых бронированных целей на поле боя, а наличие хорошего осколочно-фугасного снаряда, делало его опасным противником для пехоты и ПТО.
    Пулеметы
    На танке устанавливалось два пулемета ДТ, один башенный, спаренный с пушкой, второй курсовой, в лобовом листе корпуса, в правой части. Боекомплект пулеметов первоначально состоял из 2898 патронов (46 дисков). У танков ранних выпусков, не имевших радиостанции, он включал 4725 патронов (75 дисков).
    http://www.battlefield.ru/tanks/t34_76/t34_52.gif
    Установка лобового пулемета ДТ
    Боевой опыт показал низкую эффективность курсового пулемета. Пулемет не имел прицела, его заменяло сквозное отверстие диаметром 10 - 12 мм в броне и шаровой установке, дававшее сектор обзора в несколько градусов.


    Установка пулемета без бронемаски; установка пулемета с бронемаской; установка огнемета АТО-42 на место пулемета.

    Ситуация усугублялась тем, что у стрелка-радиста не было собственных приборов наблюдения. Все это в совокупности делало невозможным ведение эффективного огня из курсового пулемета. Тем не менее, курсовой пулемет просуществовал на Т-34 до конца войны и зачастую использовался как дополнительное средство вооружения экипажа в бою при покидании подбитого танка или в боевом охранении на стоянках. Дело в том, что он легко извлекался и имел складывающийся приклад и сошки, что позволяло его использовать вне танка, как обычный ручной пулемет.

    В конце 1941 года, ограниченной серией (более 100 машин) были выпущены танки Т-34 «истребители», с длинноствольной 57 мм пушкой ЗИС-4. Проект танка был разработан еще осенью 1940 года, когда разведкой были представлены данные о начале разработке в Германии танков с усиленным бронированием (как выяснилось в последствии - ложными). Боевое применение танков с 57 мм пушкой в 1941 году показали отсутствие, каких либо преимуществ перед обычными Т-34 и их выпуск в 1941-1942 гг прекратили. В преддверии сражения на Курской дуге производство Т-34 с 57 мм пушкой было возобновлено, была выпущена опытная партия из трех машин. Новые "Т-34 танки-истребители" прибыли на фронт в августе 1943 года в составе "особой танковой роты 100". Рота имела три "танка-истребителя", входивших в первый взвод. Танки роты проходили фронтовые испытания с 15 августа по 5 сентября 1943 г. Однако "танкам-истребителям" не повезло. В течение трех недель, пока рота находилась в действующей армии, немецкие танки были встречены всего один раз, причем "танки-истребители" в этот момент были в резерве и не смогли продемонстрировать свою эффективность против немецкой брони. Тем не менее, командир танковой роты, капитан Волосатов и представитель ГАБТУ инженер-полковник Зайцев, дали танкам высокую оценку по результатам стрельб по подбитым и брошенным вражеским машинам, а также амбразурам ДЗОТ. Единственным недостатком 57-мм танковой пушки ЗИС-4М, который отмечали все, принимавшие участие в испытаниях, было крайне плохое качество осколочных снарядов (неоднократно отмечались неполноценные разрывы или их полное отсутствие). Видимо это и сыграло решающую роль в отказе от принятия на вооружение этой модели танка, в пользу более совершенной, с 85 мм пушкой.



    http://www.bsu.edu.ru:8834/archives/...es/photo16.jpg
    T-34-57 майора Лукина, подбитый у села Трояново. 1941 год.

    Экипаж Т-34 был штатно был вооружен пистолетами ТТ, кроме того в танке располагались: один пистолет-пулемет ППШ, 4 магазина к нему и 25 ручных гранат Ф-1.

    Приборы наблюдения
    http://www.battlefield.ru/tanks/t34_76/t34_89.gif
    Приборы наблюдения Т-34: ПТ-4-7 (открытый и закрытый); ПТК-5; МК-4 (открытый и закрытый)
    По мере усиления немецкой противотанковой артиллерии обзорность становилась все более важной компонентой выживаемости танка. Однако с этим показателем у Т-34 до весны 1943 года было плохо. Первый год войны «тридцатьчетверки» имели зеркальные перископы у механика-водителя и в башне танка. Такой прибор представлял собой короб с установленными под углом зеркальцами вверху и внизу, причем зеркальца были не стеклянными (они могли треснуть от ударов снарядов), а из полированной стали. Такие же зеркальца были в перископах на бортах башни, являвшихся одним из основных средств наблюдения за полем боя у командира танка. «Зеркальца» быстро мутнели, полировка легко покрывалась царапинами. Качество изображения танкисты в своих воспоминаниях, иначе как «отвратительным» не именуют. На следующем этапе вместо зеркал установили призматические приборы наблюдения, т.е. на всю высоту перископа шла сплошная стеклянная призма. Неплохую конструкцию портило плохое качество оптики. Ветераны вспоминали: «Триплексы на люке механика-водителя были совершенно безобразные. Они были сделаны из отвратительного желтого или зеленого оргстекла, дававшего совершенно искаженную, волнистую картинку. Разобрать что-либо через такой триплекс, особенно в прыгающем танке, было невозможно. Поэтому войну вели с приоткрытыми на ладонь люками», - вспоминает С. Л. Ария.
    Специалисты НИИ-48 осенью 1942 года по результатам анализа поражений броневой защиты сделали следующий вывод: «Значительный процент опасных поражений танков Т-34 на бортовых деталях, а не на лобовых (из 432 попаданий в корпус исследованных танков 270 приходились на его борта. - AM.) может быть объяснен или слабым знакомством команд танков с тактическими характеристиками их бронезащиты, или плохим обзором из них, благодаря чему экипаж не может своевременно обнаружить огневую точку и сделать разворот танка в положение, наименее опасное для пробития его брони. Необходимо улучшить знакомство танковых экипажей с тактическими характеристиками бронирования их машин и обеспечить лучший обзор из них (выделено мною. - А. И.)».
    Задача обеспечения лучшего обзора решалась в несколько этапов. «Зеркальца» из полированной стали были также устранены из приборов наблюдения командира и заряжающего. Перископы на скулах башни Т-34 сменились на щели с блоками стекол для защиты от осколков. Произошло это при переходе на башню-«гайку» осенью 1942 года. Новые приборы позволили экипажу организовать, круговое наблюдение за обстановкой: «Механик-водитель вперед и влево наблюдает. Ты, командир, стараешься наблюдать кругом. А радист и заряжающий больше справа» (В. П. Брюхов). Дольше всего решалась проблема обеспечения хорошего обзора для командира танка. Пункт о введении на Т-34 командирской башенки, присутствовавший еще в письме С. К. Тимошенко 1940 года, был выполнен почти через два года после начала войны. После долгих экспериментов с попытками втиснуть в башню-«гайку» освобожденного командира танка, башенки на Т-34 начали устанавливать только летом 1943 года. У командира осталась функция наводчика, но теперь он мог поднять голову от окуляра прицела и оглядеться вокруг. Основным достоинством башенки была возможность кругового обзора. Если быть точным, то вращалась не сама башенка, а ее крыша с перископическим прибором наблюдения. До этого, в 1941-1942 годах, у командира танка помимо «зеркальца» на скуле башни был перископ, формально называвшийся перископическим прицелом. Вращая его верньер, командир мог обеспечить себе обзор поля боя, но весьма ограниченный. «Весной 42-го года на KB и на «тридцатьчетверках» была командирская панорама. Я мог ее вращать и все видеть вокруг, но все равно это очень небольшой сектор», - вспоминает командир танка А. В. Боднарь. Кардинально решить проблему улучшения обзорности командира Т-34 смогли только радикально изменив башню в модели Т-34 с 85 мм пушкой.

    Двигатель и трансмиссия и ходовая часть

    Двигателем танка Т-34 остался 12-цилиндровый дизель В-2-34 Топливо - дизельное, марки ДТ или газойль марки "Э" по ОСТ 8842; подавалось принудительно, с помощью двенадцатиплунжерного топливного насоса НК-1. Танки ранних выпусков имели шесть топливных баков общей емкостью 460 л и четыре наружных топливных бака общей емкостью 134л. К концу лета 1943 года число топливных баков довели до восьми, а их емкость возросла до 540 л. Вместо четырех бортовых стали устанавливать два кормовых бака прямоугольной формы, а с 1943 года - два цилиндрических бака емкостью по 90 л с каждого борта. Вскоре их количество довели до трех: один на левом борту, два - на правом. Часто один из баков заполнялся маслом для двигателя, который "жрал" его в огромных количествах. Наружные топливные баки к системе питания двигателя не подключались. Система охлаждения - жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. Радиаторов - два, трубчатых, установленных по обе стороны от двигателя с наклоном в его сторону, общей емкостью 90-95 л.

    Для очистки воздуха, поступавшего в цилиндры двигателя, на танке устанавливался воздухоочиститель типа "Помон", а с 1942 года - два воздухоочистителя типа "Циклон".
    Пуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 мощностью 15 л.с. или сжатым воздухом (два баллона размещались в отделении управления).
    Трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), коробки передач, бортовых фрикционов, тормозов и бортовых передач. Коробка передач трехходовая, четырехскоростная.
    Дизельный двигатель теоретически давал немалые преимущества Т-34 - мощный, экономичный, неприхотливый в обслуживании. Однако, в период 1941-1942 годов преимущества дизеля нивелировались, во первых крайне неудачной конструкцией 4-х скоростной коробкой передач, во сложностью эксплуатации главного фрикциона, в третьих плохой производительностью воздухоочистителся «Помон»
    4-х скоростная коробка смены передач, была сконструирована с перемещеним шестерен друг относительно друга с введением в зацепление нужной пары шестерен ведущего и ведомого валов. Смена скоростей в такой коробке была очень сложной и требовала большой физической силы (мехвод регулярно помогал себе при переключении коленкой, не однократно в воспоминаниях указывается так же, на то, что для переключения скорости помощь механику–водителю активно оказывал радист-стрелок, сидящий рядом) По мимо трудностей в переключении передач четырехскоростная коробка характеризовалась как слабая и ненадежная, часто выходившая из строя. Сталкивавшиеся при переключении зубцы шестерен ломались, отмечались даже разрывы картера коробки. Проблема коробки передач стояла с момента принятия на вооружения Т-34, но до начала войны и в первые годы решить ее не смогли, в итоге Т-34 воевали с наименее совершенной коробкой передач из существовавших на тот момент. «Тридцатьчетверки» с четырехскоростной коробкой передач требовали очень хорошей выучки механиков-водителей. «Если механик-водитель не натренированный, то он может вместо первой передачи воткнуть четвертую, потому что она тоже назад, или вместо второй - третью, что приведет к поломке КПП. Нужно навык переключения довести до автоматизма, чтобы мог с закрытыми глазами переключать». Но в реальности, обычный мехвод включал сразу вторую передачу и на ней танк шел в бой, двигатель от такого применения, в сочетании с плохим воздухоочистителем быстро перегревался и выходил из строя.



    Место механика-водителя
    1. Спидометр и тахометр;
    2. Педаль главного фрикциона;
    3. Ручной воздушный насос;
    4. Приборный щиток;
    5. ТПУ;
    6. Правый рычаг управления;
    7. Хомут;
    8. Рукоятка переключения скоростей;
    9. Баллоны со сжатым воздухом;
    10. Педаль газа;
    11. Педаль тормоза;
    12. Левый рычаг управления;
    13. Место механика-водителя;
    14. Воздухораспределительный кран;
    15. Электрощиток;
    16. Уравновешивающий механизм люка.


    Реально подвижность Т-34 повысилась только к 1943 году, когда были проведены мероприятия по внедрению новой 5-ти скоростной коробки передач, о которой с таким уважением высказываются воевавшие на Т-34 танкисты. Постоянное зацепление шестерен и введение еще одной передачи существенно облегчило управление танком, и стрелку-радисту уже не приходилось подхватывать и тянуть рычаг вместе с механиком-водителем, чтобы переключить передачу.
    Еще одним элементом трансмиссии Т-34, ставящим боевую машину в зависимость от выучки механика-водителя, был главный фрикцион, связывавший коробку передач с двигателем. Вот как описывает ситуацию А. В. Боднарь, после ранения готовивший механиков-водителей на Т-34: «Очень многое зависело от того, насколько хорошо отрегулирован главный фрикцион на свободный ход и на выключение и насколько хорошо механик-водитель может пользоваться им, когда трогается с места. Последнюю треть педали нужно отпускать медленно, чтобы не рвал, потому что если будет рвать, то пробуксует машина и покоробится фрикцион». Основной частью главного фрикциона сухого трения танка Т-34 был пакет из 8 ведущих и 10 ведомых дисков (позднее, в рамках совершенствования трансмиссии танка получивший 11 ведущих и 11 ведомых дисков), прижимавшихся друг к другу пружинами. Неправильное выключение фрикциона с трением дисков друг о друга, их нагревом и короблением могло привести к выходу танка из строя. Такую поломку называли «сжечь фрикцион», хотя формально в нем отсутствовали горючие предметы. Опережая другие страны в реализации на практике таких решений, как 76-мм длинноствольная пушка и наклонное расположение брони, танк Т-34 все же заметно отставал от Германии и других стран в конструкции трансмиссии и механизмов поворота. На немецких танках, являвшихся ровесниками Т-34, главный фрикцион был с дисками, работающими в масле. Это позволяло эффективнее отводить тепло от трущихся дисков и значительно облегчало включение и выключение фрикциона. Несколько улучшил ситуацию сервомеханизм, которым оснастили педаль выключения главного фрикциона по опыту боевого применения Т-34 в начальном периоде войны. Конструкция механизма, несмотря на внушающую некоторую долю пиетета приставку «серво», была довольно простой. Педаль фрикциона удерживалась пружиной, которая в процессе нажатия на педаль проходила мертвую точку и меняла направление усилия. Когда танкист только нажимал на педаль, пружина сопротивлялась нажатию. В определенный момент она, наоборот, начинала помогать и тянула педаль на себя, обеспечивая нужную скорость движения кулисы.
    Последним фактором определявшим высокую подвижность Т-34 стала замена воздухоочистителей. Первоначально устанавливающийся воздухоочиститель «Помон» отличался низкой пропускной способностью и не обеспечивал необходимый приток воздуха, в результате этого мотор не развивал полной мощности, а попадающая в цилиндры пыль вела к быстрому срабатыванию их, падению компрессии и еще большей мотор потери мощности. Проблему закрыли в 1942 года установкой двух воздухоочистителей типа "Циклон". Фильтры «Циклон» прекрасно себя показали в 1944-1945 гг., когда советские танкисты проходили с боями сотни километров. «Если воздухоочиститель по нормативам чистить, двигатель работал хорошо. Но во время боев не всегда удается все правильно делать. Если воздухоочиститель недостаточно очищает, не вовремя меняется масло, канитель не промывается и пропускает пыль, то двигатель быстро изнашивается», - вспоминает механик-водитель Т-34 А. К. Родькин. «Циклоны» позволяли даже при отсутствии времени на техническое обслуживание проходить целую операцию до выхода двигателя из строя.
    Неизменно положительно танкисты отзываются о дублированной системе запуска двигателя. Помимо традиционного электростартера в танке было два 10-литровых баллона со сжатым воздухом. Система воздушного запуска позволяла заводить двигатель даже при выходе из строя электростартера, часто происходившего в бою от ударов снарядов.
    Устраненные недостатки сделали Т-34 одним из самых подвижных танков в своем классе, что сыграло величайшую роль в применении этого танка в войне. Устраненные недостатки, сделали Т-34. Как говорили танкисты: «У танкистов была такая поговорка: «Броня - фигня, но танки наши быстры». В скорости у нас было преимущество


    Отдельно необходимо отметить топливную систему Т-34 и возникающей в связи с ней темы пожароопасности Т-34. Теоретически дизельное топливо менее пожароопасное, чем бензин, однако фронтовики неоднократно отмечали, что Т-34 при попадании снаряда в борт, мгновенно загорался, с последующим внутренним взрывом и разрушением танка. Эта тема, даже стала предметом отдельного исследования комиссии спецлаборатории Наркомата вооружений (Исх. № 632/3, 11/1Х-44 г. Отчет спецлаборатории НКВ № 101-1 по теме: «ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОРАЖЕНИЯ ТОПЛИВНЫХ БАКОВ ТАНКА Т-34 БРОНЕБОЙНО-ФУГАСНЫМИ И КОМУЛЯТИВНЫМИ (БРОНЕПРОЖИГАЮЩИМИ) БОЕПРИПАСАМИ ГЕРМАНСКОЙ ФАШИСТСКОЙ АРМИИ»). Выводы, которые сделала комиссия: «Заполненный бак танка Т-34 не может быть источником внутреннего взрыва танка Т-34, но служит даже защитой от осколков брони и сердечников снарядов обр 39/40.» и «Наилучшее соотношение для детонации топливного бака Т-34 вызывается при его заполнении топливом на 10-15 % от объема и при разрыве внутри бака бронебойного снаряда обр. 38 «рот», содержащего 80 гр тротила и 20 гр. флегматизированного тэна. Разрыв вызывает немедленную детонацию паров топлива, которая складывается с действием снаряда, усиливая его мощность в 2-4 раза, что соответствует воздействию 105-122 мм бронебойного снаряда.», собственно и подтвердили то, что и так было хорошо известно опытному танкисту в 1942-1943 годах.
    Топливная система Т-34 была скопирована с танков серии БТ. Два основных бака находились по бортам боевого отделения, внутри корпуса.



    Схема топливной системы Т-34


    При частичном заполнении этих баков, внутри образовывалась легковоспламеняемая воздушнотопливная смесь (пары). При пробитии борта танка, или при внутреннем отколе осколков брони после рикошета бронебойного или разрыва фугасного снарядов, поражающие элементы (сам снаряд или осколки брони) разрушали бак и вызывали взрыв паров, в результате разрушения бака топливо вытекало в боевое отделение с образованием объемного пожара. При этом от ожогов страдал экипаж, и при дальнейшем развитии пожара, взрывался боекомплект на полу боевого отделения.
    http://content.foto.mail.ru/mail/san...8/97/i-106.jpg
    Т-34, разрушенный внутренним взрывом бортового бака

    Устранялось это довольно просто, бортовые топливные баки заполнялись под завязку, использовались в последнюю очередь и при израсходовании пополнялись заново, при каждом удобном случае. При попадании в полный бак снаряда топливо играло роль дополнительной защиты, гася кинетическую энергию снарядов и осколков.
    Ходовая часть.
    Ходовая часть танка применительно к одному борту состояла из пяти сдвоенных опорных катков диаметром 830 мм. Опорные катки, выпускавшиеся разными заводами, существенно отличались по конструкции и внешнему виду:
    - литые с обрезинкой;
    - штампованные с обрезинкой;
    - литые без обрезинки, но с внутренней амортизацией;
    - штампованные без обрезинки, но с внутренней амортизацией;
    - штампованные без обрезинкии без внутренней амортизации (выпускались только СТЗ).
    Подвеска индивидуальная, пружинная. Направляющие колеса литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц. У танков ранних выпусков направляющие колеса были обрезинены.





    Схема и внешний вид подвески типа «Кристи» Т-34

    Гусеницы стальные, с литыми или штампованными траками. У танков ранних выпусков они состояли из 74 траков (37 гребневых и 37 плоских) шириной 550 мм. У машин выпуска 1942-1943 годов гусеницы состояли из 72 траков шириной 500 мм.



    Траки Т-34: 550-мм гладкий; 500-мм гладкий; 500-мм "вафельный"; 550-мм "вафельный".

    Применение необрезининых катков, введенное в практику СТЗ из-за дефицита резины, при движении вызывало характерный сильный лязгающий звук, что конечно демаскировало танк при движении, однако при атаке пехоты, по воспоминаниям немецких солдат, играла роль дополнительного «психического» оружия. Сама гусеница была очень прочной. По воспоминаниям наших танкистов, разрушить ее могло только прямое попадание снаряда или взрыв мины, однако при наличии запасных траков, повреждение легко устранялось. Широкие гусеницы обеспечивали низкую нагрузку на грунт и обеспечивали высокую проходимость Т-34.

    Средства связи.

    На Т-34 устанавливалась коротковолновая приемо-передающая симплексная телефонная радиостанция 9-Р (на танках первых выпусков 71-ТК-З), имевшая возможность принимать телеграфные немодулированные сигналы. С 1943 года Т-34 начали оснащаться модернизированной радиостанцией 9-РМ (копия английской) с расширенным диапазоном. На танках ранних выпусков внутренняя связь обеспечивалась танковым переговорным устройством ТПУ-2 или ТПУ-3 довоенного образца. Позже все танки Т-34 обеспечивались переговорным устройством ТПУ-3-бисФ.
    Средствами связи с середины 1942 года стали обеспечиваться все танки Т-34 (до этого рацию имели только одна, из пяти машин, как правило - командирская). По отзывам фронтовиков, наши радиостанции 71-ТК-З имели плохое качество. Применяемый в конденсаторах картон, в боевой обстановке быстро отсыревал, в результате разобрать что-то при приеме-передаче по рации было очень сложно, с учетом неважнецкой точности стрельбы из пулемета, понятным становится, почему стрелка-радиста часто обзывали «пассажиром». Необходимость держать в составе экипажа человека, занятого настройкой и поддержанием работоспособности рации, была следствием несовершенства техники связи первой половины войны. Дело было не в том, что нужно было работать ключом: советские танковые радиостанции, стоявшие на Т-34, не имели режима работы телеграфом, не могли передавать тире и точки морзянкой. Стрелка-радиста вводили, поскольку основной потребитель информации с соседних машин и из вышестоящих звеньев управления, командир танка, был просто не в состоянии осуществлять техническое обслуживание рации. Следует добавить, что командир Т-34 с 76-мм пушкой совмещал функции командира танка и наводчика орудия и был слишком сильно загружен, чтобы заниматься даже простой и удобной радиостанцией. Выделение отдельного человека для работы с рацией было характерно и для других стран - участниц Второй мировой войны. Например, на французском танке «Сомуа S-35» командир выполнял функции наводчика, заряжающего и командира танка, но при этом присутствовал радист, освобожденный даже от обслуживания пулемета.
    По мере возвращения в строй эвакуированных предприятий к середине войны наметилась тенденция к 100-процентной радиофикации танковых войск. Экипажи танков Т-34 получили новую радиостанцию, разработанную на основе авиационной РСИ-4, - 9Р, а позднее ее модернизированные варианты, 9РС и 9РМ. Она была намного устойчивее в работе за счет использования в ней кварцевых генераторов частот.
    Танко-переговорное устройство Т-34 так же не отличалось высоким качеством. «Внутреннее ТПУ» в танке до принятия на вооружение Т-34 с 85 мм пушкой (с экипажем 5 человек) обеспечивалось ногами и руками командира. Механиком водителем командир управлял: нога в спину – «Вперед», нога на голову – «Стоп. Короткая (короткая остановка, для стрельбы с места)», нога на правое или левое плечо, соответственно – «В право» или «В лево». Команды заряжающему отдавались рукой: сжатый кулак – «бронебойный – заряжай», раскрытая ладонь – «осколочный – заряжай». Подобная практика сохранялась и с внедрением более совершенных средств связи, танкисты жаловались, что защелка шнура ТПУ была очень тугой и в случае подбития танка танкист не успевал вытащить ее из гнезда, в результате мог остаться в горящем танке. Только принятие на вооружение Т-34-85, где командир физически был лишен возможности «пинать» мехвода, изменило (по отзывам ветеранов трудно сказать «улучшило») ситуацию. Проблема связи, была не только у танкистов, известна горькая поговорка «Сильна Красная Армия, - связь ее погубит», которая почему то не утратила своей силы и сегодня. Как это часто бывает, практика подсказывала приемы, не предусмотренные никакими уставами и методическими пособиями. Характерным примером является использование в качестве внутренней сигнализации в танке лязганья закрывающегося затвора. Заряжающий досылал следующий снаряд, сбивавший своей массой державшийся на лапках выбрасывателя клин затвора. Тяжелая деталь, под воздействием мощных пружин резко возвращавшаяся в исходное положение, производила достаточно резкий звук, перекрывавший рев двигателя, лязганье ходовой части и звуки боя. Услышав лязганье закрывающегося затвора, механик-водитель, не дожидаясь команды «Короткая!», выбирал достаточно ровный участок местности для короткой остановки и прицельного выстрела.


    Боевое применение Т-34 выявило еще один сильный недостаток машины.
    Для удаления пороховых газов и вентиляции боевого отделения использовались электрические вытяжные вентиляторы. Первые Т-34 получили в наследство от танка БТ один вентилятор в передней части башни. В башне с 45-мм орудием он смотрелся уместно, поскольку находился практически над казенником пушки. В башне Т-34 вентилятор оказывался не над дымящимся после выстрела казенником, а над стволом орудия. Эффективность его в связи с этим была сомнительной. Но в 1942 году, в пик нехватки комплектующих, танк лишился даже этого - Т-34 выходили с заводов с пустыми колпаками на башне, вентиляторов просто не было.
    В ходе модернизации танка с установкой башни-«гайки» вентилятор переместился на корму башни, ближе к области, где скапливались пороховые газы. Танк Т-34-85 получил уже два вентилятора в корме башни, больший калибр орудия требовал интенсивной вентиляции боевого отделения. Но в ходе напряженного боя вентиляторы не помогали. По воспоминаниям тнкиста Г. Н. Кривова, опытные танкисты советовали немедленно выбрасывать гильзу через люк заряжающего. Радикально проблема была решена только после войны, когда в конструкцию орудий был введен эжектор, «выкачивавший» газы из ствола пушки после выстрела, еще до открытия затвора автоматикой.

    В целом изучая внутреннее устройство Т-34, необходимо отметить что его экипажу приходилось работать в крайне тяжелых условиях и могли с этим справится толко подготовленные экипажи.
    Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск Василий Сергеевич Архипов, который провел две войны в танке, в своих мемуарах "Время танковых атак" : "12 – 16 часов в грохочущем танке, в жаре и духоте, где воздух насыщен пороховым газом и парами горючей смеси, утомляют и самых выносливых. Проведенные во время войны исследования показали, что после 12 часового боя танкисты теряли в весе: командиры танков - в среднем по 2,4 кг, наводчики – по 2,2 кг, стрелки-радисты – по 1,8 кг. А больше всех механики-водители (по 2,8 кг) и заряжающие (по 3,1 кг). Понятно, почему, на остановках экипажи мгновенно засыпали.»

    В общем, по современным меркам Т-34 был жутковатой машиной. Интересна оценка, данная этой машине иностранными специалистами.
    В 1942 году по одному экземпляру КВ и Т-34 были отправлены в США, для ознакомления с конструкцией. Испытания танков проводили специалисты Абердинского испытательного полигона армии США. Этот отчет гуляет по интернету, однако вопреки распространенному мнению, это не официальный отчет, а доклад 2-го управления
    Главразведуправления ГШ Красной Армии, составленный по итогам опроса советских специалистов, участвовавших в испытаниях и общавшихся со американскими специалистами.

    Оценка танков Т-34 и KB-1 работниками Абердинского испытательного полигона США, представителями фирм, офицерами и членами военных комиссий, проводивших испытания танков
    Танки были переданы в США советской стороной в конце 1941 г. для ознакомления.
    Состояние танков
    Средний танк Т-34, после пробега в 343 км, окончательно вышел из строя и не может быть отремонтирован.
    Причина: вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле, в мотор набилось очень много грязи и произошла авария, в результате которой поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой танка KB и своей "3" (видимо 3-х дюймовой) - пушкой танка М-10, после чего он будет направлен в Абердин, где его разберут и оставят как экспонат.
    Тяжелый танк KB всё ещё ходит, и его продолжают испытывать, хотя имеется очень много механических неполадок.
    Силуэт-конфигурация танков
    Форма корпуса наших танков нравится всем без исключения. Особенно хорош Т-34. Все сходятся во мнении, что форма корпуса Т-34 лучшая, чем на всех известных американцам машинах. KB - хуже, чем на любом из существующих в Америке танков (??? ).
    Броня
    Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые плиты имеют неглубокую поверхностную закалку, тогда как основная масса броневой плиты представляет собой мягкую сталь.
    В связи с этим американцы считают, что, изменив технологию закалки броневых плит, можно значительно уменьшить толщину ее, оставив ту же стойкость на пробиваемость. В результате этого танки могут быть облегчены по весу на 8-10% со всеми вытекающими отсюда последствиями (увеличение скорости, уменьшение удельного давления и т.д.)
    Корпус
    Основным недостатком является водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней части во время дождя. В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования и даже боеприпасов. Расположение боеприпасов очень нравится.
    Башня
    Основной недостаток - очень тесная. Американцы не могут понять, каким образом наши танкисты могут в ней помещаться зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, очень перегружен и страшно искрит, в результате выгорают сопротивления регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестерёнок. Рекомендуют переделать на гидравлическую систему или просто на ручную.
    Вооружение
    Пушка Ф-34 - очень хорошая. Проста, безотказно работает и удобна в обслуживании. Недостаток - начальная скорость снаряда значительно ниже американской "3" (3200 футов против 5700 футов в секунду).
    Прицел
    По конструкции лучший в мире, но качество оптики оставляет желать лучшего.
    Гусеницы
    Идея стального трака очень нравится американцам. Но они считают, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе и других активных фронтах, нет оснований отказываться от своей идеи - резиновых.
    Недостатком нашей гусеницы, с их точки зрения, является легкость ее конструкции. Может быть легко повреждена снарядами малых калибров и минами. Пальцы чрезвычайно плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате очень быстро срабатываются и гусеница часто рвется. Идея забивания пальцев об упор на корпусе танка - вначале очень понравилась, но во время эксплуатации, после некоторой сработки пальцев, их начало гнуть об упор, что вело к очень частым обрывам гусениц.
    Считают, что за счет уменьшения толщины брони следует утяжелить гусеницы. Нравится также ширина гусеницы.
    Подвеска
    На танке Т-34 - плохая. Подвеска типа "Кристи" давно была испытана американцами и от нее безоговорочно отказались. На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и в результате заметно уменьшается клиренс. На танке KB подвеска очень хорошая.
    Мотор
    Дизель хороший, легкий. Идея применения на танках дизелей целиком разделяется американскими специалистами и военными, но, к сожалению, все дизельные моторы, выпускаемые заводами США, забирает Военно-Морской флот и поэтому армия лишена возможностей устанавливать дизели на своих танках.
    Недостатки нашего дизеля - преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Для них непонятно также, почему в нашем наставлении его называют масляным. Испытания в лаборатории и испытания его показали, что:
    1. Воздухоочиститель вообще не очищает воздуха, попадающего в мотор;
    2. Пропускная способность его не обеспечивает приток необходимого количества воздуха даже при работе мотора вхолостую.
    В результате этого мотор не развивает полной мощности и попадающая в цилиндры пыль ведет к очень быстрому срабатыванию их, падает компрессия и мотор теряет ещё больше мощности.
    Кроме того, фильтр изготовлен с механической точки зрения чрезвычайно примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжен, что ведет к вытеканию масла и т. д.
    На танке KB фильтр изготовлен лучше, но и он не обеспечивает притока в достаточном количестве нормально очищенного воздуха.
    На обоих моторах плохие стартеры - маломощные и ненадежной конструкции.
    Трансмиссия
    Вне всякой критики - плохая. Произошел интересный случай. Работавший по ремонту трансмиссии танка KB, был поражен тем, что она очень похожа на те трансмиссии, с которыми он работал 12-15 лет тому назад. Была запрошена фирма. Фирма прислала чертежи своей трансмиссии типа А-23. К всеобщему удивлению, чертежи нашей трансмиссии оказались копией присланных. Поразило американцев не то, что мы скопировали их конструкцию, а то, что была скопирована конструкция, от которой они отказались 15-20 лет тому назад. Американцы считают, что со стороны конструктора, поставившего ее в танк, проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям (трудно работать). На танке Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях).
    Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов.
    Бортовые фрикционы
    Вне всякой критики - плохие. В Америке от установки фрикционов, даже на тракторах, отказались несколько лет тому назад (не говоря уже о танках). Кроме порочности самого принципа, наши фрикционы имеют чрезвычайно небрежную механическую обработку и плохие стали, что ведет к быстрому износу, облегчает проникновение грязи в барабаны и ни в коем случае не обеспечивает надежной работы.
    Общие замечания
    Танки, с американской точки зрения, тихоходные. Оба наши танка преодолевают склоны лучше, чем любой из американских танков. Сварка броневых плит чрезвычайно грубая и небрежная. Радиостанции при лабораторных испытаниях оказались неплохими, однако из-за плохой экранировки и плохих защитных устройств после их установки в танки не удалось иметь нормальной связи на дистанцию большую, чем 10 миль. Компактность радиостанций и их удачное расположение в машинах очень нравится. Мехобработка деталей оборудования и частей за редким исключением очень плохая. Особенно американцев возмутила безобразная конструкция и чрезвычайно плохая работа кулисы передач на танке Т-34. После долгих мучений они сделали новую и ею заменили нашу. Все механизмы танков требуют чрезвычайно много регулировок.
    Выводы-предложения
    1. На обоих танках немедленно заменить воздухоочистители моделями с большей пропускной способностью и действительно очищающими воздух.
    2. Следует изменить технологию закалки броневых плит, это увеличит стойкость на пробиваемость при такой же толщине или же при уменьшении толщины - уменьшит вес, следовательно, расход металла.
    3. Утяжелить гусеницы.
    4. Заменить существующую трансмиссию устаревшей конструкции американской "Final Drive", это значительно повысит маневренность танков.
    5. Соответственно отказаться от применения бортовых фрикционов.
    6. Упростить конструкцию мелких деталей, повысить их надежность и максимально уменьшить необходимость большого количества регулировок.
    7. Сравнивая американские и русские танки - очевидно, что вождение последних значительно труднее. От русского водителя требуется виртуозность при переключении передач на ходу, особый опыт в пользовании бортовыми фрикционами, большой опыт механика и уменье поддерживать танк в ходовом состоянии (регулировка и ремонт непрерывно выходящих из строя деталей), что сильно усложняет подготовку танкистов-водителей.
    8. Судя по образцам, русские при производстве танков мало уделяют внимания тщательности обработки, отделке и технологии мелких частей и деталей, что приводит к потере всех преимуществ, вытекающих из хорошо, в общем-то, продуманной конструкции танков.
    9. Несмотря на преимущества применения дизеля, хороших контуров танков, толстой брони, хорошего и надежного вооружения, удачной конструкции гусениц и т. д. русские танки значительно уступают американским по простоте вождения, маневренности, силе огня, скорости хода, надежности механических конструкций и простоте регулировок.

    ВЕРНО: Начальник 2-го управления
    Главразведуправления Красной Армии
    Генерал-майор танковых войск Хлопов.

    Комментарии М. Свирина к отчету
    1. У американцев дела с броней обстояли еще хуже. Американцы в Абердине ругали нашу броню, но еще больше они ругали броню "Шерманов". Наши специалисты соглашались с ними, так как при обстреле из ЗИС-3 корпуса М4, защищенного 75-мм броней, броня пробивалась даже с дистанции 1000-1100 м.
    2. Американцы испытывали Т-34 с двухместной башней. В 1942-м была принята шестигранная башня увеличенных размеров.
    3. Претензия американцев была принята к сведению, и на Т-34 в конце лета 1942-м был установлен новый фильтр "Циклон", вместо старого, вызвавшего столь сильные выражения со стороны американцев.
    4. Здесь американцы лукавят. На "Шермане" и "Генерале Ли" стояла не самая лучшая подвеска, имевшая малый вертикальный ход катка. Подвеску Кристи, от которой "отказались" американцы, широко использовали англичане и были вполне ей довольны. Другой вопрос, что свечная подвеска была действительно не самой удачной, будущее было за торсионами.
    5. На той модификации Т-34, которую испытывали американцы стояла 4-х скоростная КПП, не обеспечивавшая оптимального использования мощности двигателя. На более поздних машинах появилась 5-скоростная КПП.
    Танки с 4-х скоростной КПП могли использовать 4-ю передачу только на шоссе, на местности максимальной была 3-я, поэтому средняя скорость на местности была примерно 25 км/ч при более высокой тяговооруженности по сравнению с американцами (возможности по преодолению препятствий). Танки с 5-скоростной КПП могли использовать на местности 4-ю передачу.
    6. В то время на большинстве танков использовались планетарные механизмы поворота.


    Немецкая оценка более практична, им все таки приходилось с Т-34 воевать.
    .26 мая 1942 года командование танковых войск ОКХ (оригинальное название: General der Schnellen Truppen beim Oberkommando des Heeres) среди войск, воевавших на Восточном фронте распространило "Инструкцию для всех частей Восточного Фронта по борьбе наших танков с русским Т-34" .

    «Характеристика Т-34.
    Т-34 быстрее, маневреннее, имеет лучшую проходимость вне дорог, чем наши Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV. Его броня сильнее. Пробивная способность его 7,62 см орудия превосходит наши 5 cm KwK и 7,5 cm KwK40. Удачное расположение наклонных бронелистов увеличивает вероятность рикошета.

    Борьба с Т-34 нашей пушкой 5 cm KwK возможна только на коротких дистанциях стрельбой в бок или корму танка. Здесь также необходимо стрелять так, чтобы снаряд был перпендикулярен поверхности брони. Попадания в подбашенное кольцо даже фугасным снарядом обычно вызывает заедание башни. Кроме того, бронебойные снаряды, выпущенные с короткой дистанции и попавшие в бронемаску орудия, пробивают ее или разламывают по сварным швам. Т-34 может быть пробит с дистанций до 1000 метров 7,5 cm PaK 40 пушкой кумулятивным снарядом (7.5 cm Hohlgranate).


    Тактика русских танков.
    В защите и прикрытии отступления, Т-34 обычно закапывают на господствующих высотках вдоль дорог, на краю леса или населенных пунктов. Танки открывают внезапный огонь из засады, после этого они часто покидают свои позиции, все еще находясь вне досягаемости.

    Правильно используя свое превосходство в вооружении, Т-34 всегда открывают огонь по немецким танкам с дистанции от 1200 до 1800 метров. Поскольку Т-34 быстрее немецких танков, он может выбирать дистанцию открытия огня.

    Тактика наших танков.

    Поскольку от пушки 5 cm KwK можно ожидать пробития бортов Т-34 только с коротких дистанций, следующая тактика оказалась действенной:

    а. Связывайте противника фронтальной атакой танками Pz.Kpfw.III. Выбирайте скрытые позиции или перемещайтесь зигзагом чтобы усложнить противнику точное прицеливание.

    б. В это же самое время, используя все доступные складки местности, два Pz.Kpfw.III должны попытаться зайти слева или справа в тыл Т-34 в надежде получить хорошую позицию для стрельбы снарядами PzGr40 в его борта или корму.

    в. Если среди других танков у вас есть Pz.Kpfw.IV, то его нужно ставить напротив танка противника. Использование дымовых гранат Nebelgranaten может ослепить Т-34 или помочь другим танкам приблизиться вплотную к нему. Также возможно, что противник подумает, что это ядовитый газ и отступит.

    Когда мы численно превосходим танки противника (Т-34 и КВ), успех обычно достигается, когда мы устраиваем плотную заградительный огонь и ошеломляем противника. Даже если мы не можем пробить броню, противник, подавленный точностью и темпом стрельбы немецких танков, почти всегда отступает.»

    Не менее критично оценивали Т-34 и наши специалисты, отмечались следующие слабые места броневого корпуса:
    1. Ослабление верхнего лобового броневого листа, наличием люка механика-водителя и большого выреза под шаровую установку пулемета.
    2. Тот же верхний лист проявлял склонность к образованию трещин, т.к. был изготовлен из гомогенной брони высокой твердости; это вызывалось огневой резкой и сваркой листа сложной конфигурации при большом объеме сварочных работ.
    3. Большое количество привариваемых мелких деталей (буксирные крюки, пулеотражательные планки) приводило к местному ослаблению броневого листа и способствовало закусыванию бронебойных снарядов.
    Мнение конструктора легких танков и САУ Н. А. Астрова (1906 - 1992 гг.):
    «Общая компоновка Т-34, в основном повторявшая "Кристи" и БТ, хотя теперь и называется классической, отнюдь не является оптимальной, так как коэффициент использования заброневого объема у такой схемы не высок. Однако, харьковчане, выбравшие для Т-34 именно эту схему, поступили бесспорно правильно, ибо смена схемы общей компоновки в условиях надвигавшейся войны, могла привести к неожиданным, очень трудно, а, может быть, и неисправимым неприятностям.
    Напрашивается обобщающий вывод: машина - "победительница" не всегда имеет возможность базироваться на оптимальных (по науке) решениях.»
    Ситуацию еще более усугубляли отмеченные выше недостатки. Имеющиеся недостатки, вызванные снижением технологической дисциплины (особенно страдал этим завод «Красное Сормово»), конструкторские недоработки, снижающие боевую эффективность Т-34 (а дело доходило до отказа идти в бой на неисправных машинах), в итоге привели проблему Т-34 на самый верх. 5 июня 1942 года военный комиссар ГАБТУ Н. И. Бирюков записал в своём рабочем дневнике:
    «Указания т. Сталина:
    1. Полтора-два месяца проводить улучшение существующего танка Т-34.
    2. Основной дефект наших танков в том, что они не могут совершать больших переходов.
    3. Слабым местом в танках является ненадёжность механизмов передачи, трансмиссии.
    4. Танк должен быть простым, грубым, выносливым, рассчитанным на среднего танкиста.
    5. Сосредоточить внимание на улучшении танков».
    30 июня 1942 года ГАБТУ РККА поставило вопрос о качестве Т-34 в правительстве и предъявило «основные требования по улучшению танка:
    а) произвести сверку чертежей и технических условий;
    б) изъять из производства не проверенные испытаниями заменители;
    в) усилить отделы ОТК на заводах;
    г) заменить на танках производства СТЗ, находящихся в армии, бесструнное крепление ( бортовых редукторов. – Прим. авт.) на струнное;
    д) ввести на всех танках масляные радиаторы».
    Однако и эти требования не возымели должного действия, отчасти от того, что летом 1942 года началось новое наступление немцев на Юге, фронт вплотную приблизился к Сталинграду, и требовать от завода, работавшего под бомбёжками, повышения качества выпускаемых танков было бессмысленно. Хорошо, что он вообще их выпускал.
    Оставляло желать лучшего и качество сормовских танков. В связи с этим уместно будет привести слова Сталина, который в июне 1942 года писал В. Малышеву: «…и в заключение, товарищ Малышев, очень хочется надеяться, что вам наконец удастся что-то сделать с „сормовским уродом”, на котором боятся воевать наши танкисты…»
    Постепенно ситуация с Т-34 начала исправляться и к зиме 1942-1943 годов Красная Армия получила наконец свою «рабочую лошадку» в доработанном виде.

    Выпуск Т-34-76 продолжался с 1940 по 1945 год. С 1944 года его сменил Т-34-85, но ряд заводов продолжал ограниченный выпуск и позже 1944. Всего изготовлено около 37 300 машин. Т-34 выпускавшийся в период 1941-1943 годов, в отличии от своего собрата Т-34-85, в настоящее время редчайший музейный экспонат, встречающийся в единичных экземплярах. Этим он напоминает финский нож «пуукко» - знаменитую «финку», по утверждению знатоков, лучший нож всех времен и народов. Однако отыскать древний финский нож проблематично, потому что никогда ни одному финну не могло прийти в голову сохранять или беречь “финку”, также как никому в русской деревне не придёт в голову сохранять старый топор или пилу. “Финка” - это просто орудие труда, и, как любое орудие труда, её выбрасывали по истечении срока службы. Старые «финки» сломались, источились, переработаны за не надобностью, после того как честно отслужили своему хозяину. Вот и Т-34-76 «источился» - сгорел на полях сражений, переработан на металл - после того как выполнил свой долг, защитил свою страну.

    ТТХ среднего танка Т-34 обр. 1942 года

    Масса в снаряженном состоянии: 28500 кг
    Экипаж: 4 чел
    Длина: 6680 мм
    Ширина: 3000 мм
    Высота: 2450 мм
    Клиренс: 400 мм
    Длина участков ленты, соприкасающейся с грунтом: 3720 мм
    Ширина траков: 550 мм
    Удельное давление на грунт: 0,76 кг/см кв.
    Бронирование:
    Лоб корпуса/угол наклона: 47 мм/30°
    Башня/угол наклона: 65 мм/60-70°
    Борт/угол наклона: 47 мм/50°
    Корма/угол наклона: 47 мм/45°
    Крыша: 20 мм
    Днище: 21 мм
    Вооружение: 76,2-мм пушка Ф-34 обр. 1942г, два 7,62-мм пулемета ДТ
    Скорость полного оборота башни: примерно 14-16 сек
    Углы вертикального наведения : -5° ; +29°
    Боекомплект: 77 выстрела,
    3906 патронов
    Двигатель: В-2, 12-цилиндровый, 4-тактный, V-образный дизель, жидкостного охлаждения
    Мощность двигателя: 500 л.с. при 1800 об/мин
    Количество передач: 5 вперед, 1 назад
    Емкость топливного бака: 420 л. (+140 л. - доп. баки)
    Расход топлива по шоссе на 100 км.: 150 л.
    Скорость по шоссе: 55 км/ч.
    Скоростьпо пересеченной местности: 38 км/ч.
    Запас хода по шоссе: 465 км
    Преодолеваемые препятствия:
    Подъем: 30 град.
    Ширина рва: 2,5 м
    Высота стенки: 0,73 м
    Глубина брода: 1,3 м

    ТТХ среднего танка Т-34 обр. 1943 года
    Масса в снаряженном состоянии: 30900 кг
    Экипаж: 4 чел
    Длина: 6750 мм
    Ширина: 3000 мм
    Высота: 2600 мм
    Клиренс: 400 мм
    Длина участков ленты, соприкасающейся с грунтом: 3720 мм
    Ширина траков: 550 мм
    Удельное давление на грунт: 0,83 кг/см кв.
    Бронирование:
    Лоб корпуса/угол наклона: 47 мм/30°
    Башня/угол наклона: 70 мм/60-70°
    Борт/угол наклона: 60 мм/45°
    Корма/угол наклона: 47 мм/45°
    Крыша: 20 мм
    Днище: 21 мм
    Вооружение: 76,2-мм пушка Ф-34 обр. 1942г, два 7,62-мм пулемета ДТ
    Боекомплект: 100 выстрелов,
    3600 патронов


    Боевое применение танка Т-34.
    Если коротко: ВЕЗДЕ! Т-34 начали войну фактически 22 июня 1941 года и закончили 9 августа 1945. Пытаясь определить место, где хотя бы теоретически могли НЕПРИМЕНЯТСЯ «тридцатьчетверки» во всех модификациях, на картах огромного сухопутного пространства фронтов Великой Отечественной войны, я такого места не нашел. Т-34 принял участие во всех сухопутных сражениях Великой Отечественной войны, всегда оставаясь на острие главного удара, и если попытаться описать их боевое применение, то это будет еще одна книга о войне. Но в истории нашей войны с нацистской Германией есть три ключевых сражения, определяющих главные ступени к Победе. Только они именуются не иначе, как старинным русским словом «битва», подчеркивая их особое значение в истории, это:
    Битва за Москву,
    Сталинградская битва
    Битва на Курской дуге.
    В трех этих сражениях танк Т-34 сыграл решающую роль. И если задаться вопросом, как выглядит ТАНК ПОБЕДЫ, не спорте, это Т-34 выпуска 1941-1943 года.


    И, видимо, предстоит еще обстоятельный разговор, почему Т-34 стал лучшим танком Второй Мировой войны.



    В основу информации положены замечательные статьи
    Компоновка танков Т-34
    Т-34: описание конструкции
    Т-34: история создания
    Алексей Исаев. Т-34: Танк и танкисты. А. Драбкин «Я Дрался на Т-34»
    А.А. Киличенков
    Т-34 ПРОТИВ ПАНЦЕРВАФФЕ: ИЗ ИСТОРИИ МЕНТАЛЬНОГО ПРОТИВОБОРСТВА НА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ (1941 - 1945 гг.)


    а так же другие материалы с сайтов:
    www.battlefield.ru
    www.rkka.ru
    www.iremember.ru
    www.otvoyna.ru
    www.nostalgia2.kiev.ua
    www.bsu.edu.ru
    www.redtanks.bos.ru
    www.museum-t-34.ru
    www.armor.kiev.ua
    www.volfoto.ru
    www.ostkrieg.far.ru
    www.cardarmy.ru
    www.sormovich.nnov.ru
    www.militera.lib.ru
    www.nivestnik.ru
    www.ww2.kulichki.ru
    www.army.armor.kiev.ua

    и книги:

    Михаил Барятинский.Т-34 в бою
    Бирюков Николай Иванович. Танки — фронту!
    Михаил Свирина, "Броневой щит Сталина История Советского танка 1937-1943"
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 28.05.2009 в 13:36.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  10. #10
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Легкий танк Т-50

    Самый массовый советский танк поддержки пехоты Т-26 к началу 40-х годов уже не отвечал по своим характеристикам необходимым тербованиям, в первую очередь по защищенности. Поэтому в КБ завода № 174, в Ленинграде (основной разработчик Т-26), под руководством С. А. Гинзбурга шли работы по созданию новой машины, способной заменить Т-26. Основное направление по которому шли разработчики заключалось в повышении мобильности и защищенности нового танка. Вооружение предполагалось сохранить идентичное Т-26.
    Важную роль в развитии проекта сыграло знакомство с немецким танком PzKpfw III. Во время польского похода 1939 года Красная армия сумела захватить повреждённый и брошенный солдатами вермахта немецкий танк PzKpfw III, а в ходе последующего военно-технического сотрудничества с Третьим рейхом было достигнуто соглашение о покупке ещё одного танка PzKpfw III Ausf F. Обе немецкие машины были подвергнуты тщательному изучению, включая ходовые испытания и обстрел из 45-мм противотанковой пушки обр. 1937 г. Результаты испытаний произвели очень большое впечатление на советское военное руководство — по уровню своей подвижности, защищённости и удобству работы экипажа PzKpfw III Ausf F был признан в СССР лучшим иностранным танком в своём классе. В частности в проект нового советского лёгкого танка, на основе информации, полученной при изучении немецкого танка была внедрена новая подвеска — индивидуальная торсионная для каждого из 6 двускатных опорных катков малого диаметра по каждому борту и трансмиссия.



    Новый танк получил заводское обозначение «Объект 135», был построен и отправлен на испытание. Отличителной чертой нового танка была хорошая защита. Броневой корпус танка сваривался из катаных гетерогенных (применялась цементация) броневых плит высокой твёрдости толщиной 12, 15, 25, 30 и 37 мм. Броневая защита дифференцированная, противопульно-противоснарядная. Лобовые, верхние бортовые и кормовые бронеплиты имели рациональные углы наклона в 40—50°, нижняя часть борта — вертикальная. По уровню защищенности новый танк не уступал Т-34. Малоизвестный факт, во время обстрела из отечественной 45 мм пушки весной 1941 года, «объект 135» не получил ни одного повреждения, Т-34 во время аналогичного испытания получил повреждение в области бортового наблюдательного прибора и пробоину в основание башни.
    12 апреля 1941 года, Совет народных комиссаров СССР принял постановление о начале предсерийного производства нового танка, получившего индекс Т-50 с 1 июля 1941 года на заводе № 174 по временному техпроцессу. Предполагалось до 1 октября выпустить 25 танков, а в IV квартале того же года закончить работы по пуску первой очереди сборочного конвейера для серийных машин. Его выход на запланированную мощность предусматривался в начале 1942 года. Оцениваемая потребность в Т-50 только для восполнения недостачи в БТ-7 для механизированных корпусов на 1941 год составляла 550 машин, не говоря уже о прочих частях и соединениях, как танковых, так и стрелковых войск РККА. По всем раскладкам Т-50 должен был стать самым массовым танком Красной Армии.
    По состоянию на день начала Великой Отечественной войны, 22 июня 1941 года, танк Т-50 серийно не выпускался, и войска его не получали. Первые серийные машины были отгружены в армию только в в июле 1941 года. Однако ход боевых действий на северо-западном направлении принял крайне неблагоприятный для СССР характер, уже в июле 1941 года возникла угроза возможной блокады Ленинграда, завод № 174 пострадал от налётов люфтваффе, начались перебои с поставками комплектующих от смежников — ряд предприятий танкостроительной отрасли уже находился в эвакуации. К августу положение ухудшилось настолько, что был отдан приказ об эвакуации самого завода № 174 в г. Чкалов (такое название в то время носил Оренбург). За время от начала производства до убытия в эвакуацию было выпущено около 50 Т-50. Также по мобилизационному плану выпуск Т-50 должен был начать завод № 37, однако этот достаточно сложный танк оказался данному предприятию не по силам, и оно продолжало выпускать лёгкие танки Т-40. В итоге в общем не плохой танк был выпущен в количестве всего 75 штук, практически все они поступили в действующую армию. Большая часть выпущенных танков оказалась на северо-западном участке фронта — недалеко от завода-изготовителя в Ленинграде. На Ленинградском фронте воевало 37 серийных машин и один танк-прототип Кировского завода.[12] Например, 10 танков этого типа было в 1-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса (из них к 1 октября 1941 года было потеряно 6 машин), не менее трёх — во 2-й дивизии народного ополчения, 10 танков — в 84-м отдельном танковом батальоне и т. п.[12] Несколько Т-50 имелось в составе 7-й армии, участвовавшей в боях на Карельском перешейке с финской армией. В небольшом количестве Т-50 продолжали воевать на Ленинградском фронте и в последующие годы, последняя машина была потеряна в сентябре 1943 года. Башни Т-50 использовались при строительстве укреплений под Ленинградом.
    Также известно о применении Т-50 под Москвой — в 1941 году в составе Брянского фронта имелось 8 Т-50, ещё один такой танк входил в состав 22-й танковой бригады Западного фронта.
    27 танков Т-50, как ленинградского, так и чкаловского выпуска, вошли в состав 488-го отдельного танкового батальона, переброшенного на Закавказский фронт. В октябре 1942 — январе 1943 года батальон активно участвовал в боях на Северном Кавказе. К 1 февраля 1943 года батальон исправной матчасти не имел и вскоре убыл на переформирование.
    Один Т-50 был захвачен финскими войсками и использовался до конца войны (с усиленным бронированием). После войны этот танк эксплуатировался в финской армии до 1954 года.



    ТТХ легкого танка Т-50
    Боевая масса, т 13,8
    Экипаж, чел. 4
    История
    Количество выпущенных, шт 75
    Размеры
    Длина корпуса, мм 5200
    Ширина корпуса, мм 2470
    Высота, мм 2165
    Клиренс, мм 350
    Бронирование
    Тип брони стальная цементированная высокой твёрдости
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 37/50°
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 45/225°
    Борт корпуса (верх), мм/град. 37/40°
    Борт корпуса (низ), мм/град. 37/90°
    Корма корпуса (верх), мм/град. 25/63°
    Корма корпуса (низ), мм/град. 37/10°
    Днище, мм 12—15
    Крыша корпуса, мм 15
    Лоб башни, мм/град. 37/65—85°
    Маска орудия, мм/град. 37
    Борт башни, мм/град. 37/20°
    Корма башни, мм/град. 15/15°
    Вооружение
    Калибр и марка пушки 45-мм 20-К
    Длина ствола, калибров 46
    Боекомплект пушки 150
    Прицелы ТОС и ПТ-1
    Пулемёт(ы) 2 Ч 7,62-мм ДТ
    Тип двигателя дизельный
    Мощность двигателя, л.с. 300
    Скорость по шоссе, км/ч 60
    Скорость по пересеченной местности, км/ч 40
    Запас хода по шоссе, км 344
    Запас хода по пересеченной местности, км 280
    Удельная мощность, л.с./т 21,7
    Тип подвески торсионная
    Ширина гусеницы, мм 360
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,56
    Преодолеваемый подъём, град. 40°
    Преодолеваемая стенка, м 0,7
    Ширина преодолеваемого рва, м 2,2
    Преодолеваемый брод, м 1,1
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:01.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  11. #11
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Разведывательный плавающий танк Т-40.



    Откровенно неудачные танки Т-37А и Т-38 вызвали к началу 40-х годов потребность в качественно новом, по сравнению с Т-38, малом плавающем танке, входившем в современную систему бронетанкового вооружения, с общим и довольно значительным повышением его боевых свойств. Стало ясно, что броня нового танка, должна предохранить экипаж от бронебойных пуль обычного калибра и крупных осколков снарядов, чему способствовало бы наклонное расположение бронелистов, мало использовавшееся на танках предыдущего поколения. Требования повышенной огневой мощи однозначно определяли установку крупнокалиберного пулемета в сочетании с обычным. Также стала очевидным потребность в установке радиостанции, без которой служба разведывательного танка в значительной степени теряла смысл. Необходимы были более мощный и надежный двигатель, современная ходовая часть и подвеска с лучшими характеристиками, хорошие водоходные качества. У новой машины неизбежно возрастала и боевая масса (по ТТТ — до 4800 кг), что уже исключало применение четырехцилиндрового карбюраторного двигателя ГАЗ-М, применявшегося на предыдущих плавающих танках. Тем более, что Горьковский автомобильный завод имени Молотова (ГАЗ) - единственный поставщик силовых агрегатов для малых танков - в то время готовился к переходу на более современные и надежные шестицилиндровые автомобильные двигатели ГАЗ-11 типа "Додж", Д-5 "Экспорт" мощностью до 87 л.с.
    В конце 1938 года к проектированию нового плавающего танка "010" (или "десятка") приступил отдел главного конструктора по танкостроению завода № 37. Этот отдел с 1934 года возглавлял выдающийся советский инженер, Н.А.Астров. В первую очередь по-новому сконструировали корпус танка: для повышения запаса плавучести заметно увеличили его высоту, для повышения остойчивости придали ему трапециевидную в поперечном сечении форму с уширенной верхней частью. Экипаж, состоявший по-прежнему из двух человек, размещался в машине по продольной схеме. Механик-водитель в передней части боевого отделения (в отделении управления), почти по оси танка, что улучшало наблюдение по курсу и по обоим бортам, стрелок-командир в башне с вооружением, установленной по центру бронекорпуса за водителем, с заметным, на 250 мм, смещением к левому борту. Силовой агрегат располагался продольно, максимально близко к правому борту, маховиком двигателя вперед, причем доступ к наиболее ответственным и уязвимым частям двигателя был возможен изнутри боевого отделения после снятия бронеперегородки. Трансмиссия и механизмы поворота, как и прежде, находились в носовой части машины, что хорошо сочеталось с передним расположением ведущих звездочек. В кормовой части корпуса, по бортам, размещались два бензобака по 100 л каждый, справа за двигателем располагался радиатор и теплообменники. В нижней части кормы в специальной гидродинамической нише корпуса, устанавливались гребной винт и водоходные рули, причем винт, в отличие от Т-38, хорошо защищался от возможных внешних повреждений. Были приняты и специальные меры для улучшения водоходности танка: создана гидродинамически благоприятная форма корпуса, введен откидной волноотражатель в носу, высоко подняты воздухопритоки, жалюзи и приборы наблюдения, полностью герметизированы все крышки, люки и заслонки. Это позволяло танку уверенно преодолевать водные преграды с быстрым течением и с большим, до 3 баллов, волнением, практически обеспечив его непотопляемость в этих условиях. Но на всякий случай экипаж снабжался спасательными поясами.
    В целом компоновка нового танка была рациональной и хорошо продуманной. По сравнению с предшественниками значительно увеличилась мощь вооружения. Был установлен крупнокалиберный 12,7-мм пулемет ДШК обр. 1938 года (на серийных машинах устанавливался его танковый вариант обр.1940 года) вместе с обычным ДТ обр.1929 года в спаренной установке ДТС с общей бронемаской. Прицельная дальность стрельбы составляла: из ДТ 1000 м, из ДШК 4000 м. Бронебойная пуля Б-30 и бронебойно-зажигательная Б-32 со стальными сердечниками обладали начальной скоростью до 850 м/с и большой мощностью у цели, пробивая на дистанции 300 м под углом встречи 90° 16 мм броню. Большой угол возвышения спаренной пулеметной установки (25° против 14° у Т-38) позволял вести обстрел и низколетящих самолетов, правда, эта возможность на практике почти не использовалась. На части командирских танков предусматривалась установка двусторонней дуплексной (в отличие от симплексной на Т-38) телефонно-телеграфной радиостанции типа 71-ТК-3 завода № 203 с дальностью речевой связи при отсутствии помех до 16 км с места.
    Проектирование плавающего танка "010" было закончено весной 1939 года. К июлю уже изготовили 4 опытных образца, а к следующему лету еще 2 машины. На них, как впрочем и на первых серийных машинах, временно устанавливались импортные силовые агрегаты "Додж" Д-5 (76 и 85 л.с.) из-за отсутствия развернутого производства аналогичных двигателей в Горьком (первый промышленный образец мотора ГАЗ-11 был собран 16 февраля 1940 года, танковую модификацию "202" начали делать позже).
    Два образца нового плавающего танка "010", получившего армейский индекс Т-40, в июле-августе 1939 года проходили полигонные испытания.. По результатам полигонных испытаний завод оперативно внес изменения в конструкцию машины. Длину корпуса увеличили на 120 мм, ширину на 50 мм при одновременном снижении высоты танка на 20 мм. База опорных катков возросла на 75 мм, что служило повышению продольной устойчивости, были увеличены сечения торсионов, а также диаметр и ширина катков - это сделало их достаточно надежными. Вместо 3-лопастного винта диаметром 400 мм. установили более эффективный 4-х лопастный. Несколько изменили конструкцию траков гусениц с целью предотвращения их спадания при угле бокового крена всего 28°, в то время как сползание машины наступало только при 34°. Одновременно высоту преодолеваемой стенки подняли на 6 см. Установка новых двигателей ГАЗ-202 (импортные имели заметный износ, частично оказались разрегулированными и не развивали расчетного крутящего момента) должна была повысить предельный преодолеваемый подъем до 28°.
    В таком виде новый танк Постановлением Комитета Обороны СССР № 443сс от 19 декабря 1939 года приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-40. В соответствии с этим же постановлением завод №37 должен был выпустить к 1 марта 1940 года три опытных образца Т-40, к 1 августа установочную партию из 15 танков, а с 1 октября приступить к их серийному производству. Всего до 22 июня было выпущено 279 машин.
    Летом 1941 года в западных военных округах танков Т-40 было немного. Довольно широко они применялись в битве под Москвой зимой 1941/42 года, где наиболее эффективными оказались на лесисто-болотистых участках местности, ограниченно проходимой для других, более тяжелых танков.
    В ходе первых же столкновений с противником, в которых Т-40 пытались использовать в качестве полноценных танков, выявилась слабость их вооружения и бронезащиты. Как разведывательные и тем более плавающие их уже не применяли, а для иных целей они и не предназначались. Острая нехватка танков основных типов заставляла бросать в бой и эти машины. Наиболее интенсивное использование танков этого типа (в основном, не плавающих модификаций Т-40С и Т-30 выпуска осени-зимы 1941 года) пришлось на позднюю осень 1941 года во время битвы за Москву. Например, по состоянию на 28 октября 1941 года на Западном фронте имелся 441 танк, из них 33 КВ-1, 175 Т-34, 43 БТ, 50 Т-26, 113 Т-40 и 32 Т-60. К середине 1942 года Т-40 практически исчезли из фронтовых частей РККА. 1 июля 1942 года на Юго-Западном и Южном фронтах имелось только 4 танка Т-40 в составе 478-го отдельного танкового батальона, к концу июля все они были потеряны.[12] Дольше всего Т-40 использовались на Северо-Западном направлении — по состоянию на 16 января 1944 года один Т-40 имелся в 124-м танковом полку Волховского фронта.



    В целом танк Т-40 оказался удачным. Интересно, что его боевые возможности - противопульная бронезащита и спаренная установка тяжелого и легкого пулеметов, соответствовали и послевоенным требованиям к плавающей легкой разведывательно-дозорной машине. Несмотря на скромную удельную мощность Т-40, его максимальная скорость по дорогам и, что особенно важно, средняя скорость движения по пересеченной местности были достаточными и для конца 40-х годов, а его водоходные качества также долго соответствовали новым задачам, но главной заслугой этой машины заключалось в использовании ее шасси для создании новых, более совершенных боевых машин.

    ТТХ плавающего танка Т-40
    Масса в снаряженном состоянии: 5500 кг
    Экипаж: 2 чел
    Длина: 4035 мм
    Ширина: 2230 мм
    Высота: 1905 мм
    Клиренс: 300 мм
    Ширина траков: 260 мм
    Удельное давление на грунт: 0,46 кг/см кв.
    Бронирование:
    Лоб корпуса/угол наклона: 13 мм/60°
    Башня/угол наклона: 10 мм/65°
    Борт/угол наклона: 13 мм/90°
    Корма/угол наклона: 13 мм/15&50&60°
    Крыша: 6 мм
    Днище: 4 мм
    Вооружение: 12,7-мм пулемет ДШК, 7,62-мм пулемет ДТ

    Боекомплект: 500 патронов калибра 12,7 мм
    2016 патронов калибра 7,62 мм
    Углы вертикального наведения : -10° ; +40°
    Двигатель:
    ГАЗ-11 модель 202 6-цилиндровый, карбюаторный, рядный, жидкостного охлаждения

    Мощность двигателя: 70 л.с. на 3600 об/мин
    Емкость топливного бака: 207 л.
    Расход топлива по шоссе на 100 км.: 58 л.
    Расход топлива по пересеченной местности на 100 км.: 112 л.
    Скорость по шоссе:
    45 км/ч.
    Скорость по воде:
    6 км/ч.
    Запас хода по шоссе :
    300 км
    Запас хода по пересеченной местности:
    185 км
    Преодолеваемые препятствия:
    Подъем: 34 град.
    Высота стенки:
    0,6 м
    Ширина рва: 2,5 м
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 15.05.2009 в 00:00.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  12. #12
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    С описанными выше танками Красная Армия вступила в войну с немецко- фашистскими захватчиками 22 июня 1941 года.
    Накануне Великой Отечественной войны танковые войска нашей армии состояли из механизированных корпусов, нескольких танковых дивизий и танковых полков, входивших в кавалерийские дивизии. Имевшиеся до середины 1940 г. войсковые танковые части и подразделения и части РГК с началом формирования механизированных корпусов были направлены на их укомплектование.
    К началу войны формировалось 29 механизированных корпусов, состоявших из двух танковых, одной моторизованной дивизий, мотоциклетного полка, отдельного батальона связи, отдельного инженерного батальона и других корпусных подразделений. По штатам 1940 г. танковая дивизия должна была иметь два танковых, мотострелковый, артиллерийский полки, подразделения обеспечения и обслуживания. Ее штатная численность составляла 11 343 человека, около 60 различных орудий и минометов, 375 танков.
    Моторизованная дивизия в составе двух мотострелковых, одного танкового, артиллерийского полков, подразделений обеспечения и обслуживания должна была насчитывать 11.650 человек, около 100 орудий и минометов, 275 танков.
    В целом с учетом корпусных частей и подразделений в механизированном корпусе предусматривалось иметь свыше 36 тыс. человек, 1031 танк (в том числе 546 танков KB и Т-34), 358 орудий и минометов, 268 бронемашин .
    Однако следует особо отметить, что одновременное развертывание такого большого количества корпусов не соответствовало имевшимся в то время возможностям по обеспечению их боевой техникой, вооружением и автотранспортом. В связи с этим к началу войны значительная часть указанных соединений имела по всем показателям большой некомплект. В таком состоянии их и застала война.
    На 1 июня 1941 г. танковый парк Красной Армии насчитывал 23106 танков, из них боеготовых - 18691 или 80,9%. В пяти приграничных военных округах (Ленинградском, Прибалтийском, Западном Особом, Киевском Особом и Одесском) имелось 12782 танка, в том числе боеготовых - 10540 или 82,5% (ремонта, следовательно требовали 2242 танка). Большая часть танков (11029) входили в состав 20-ти механизированных корпусов (остальные - в составе некоторых стрелковых, кавалерийских и отдельных танковых частей). С 31 мая по 22 июня в эти округа поступили 41 KB, 138 Т-34 и 27 Т-40, то есть еще 206 танков, что доводило их общее число до 12988. В основном это были Т-26 и БТ. Новых же KB и Т-34 было 549 и 1066, соответственно. Ко времени обороны Москвы общие потери танков оставило более 20 000 всех типов, значительная часть находилось в ремонте, всего на 1 декабря 1941 года в действующей армии числилось 1730 танков всех типов.
    Фото советских танков, сделанные в районе Гродно в июне 1941 года.
    КВ-2, брошенный в районе Гродно.



    Т-34 выпуска 1941 года, подбитый в бою



    Брошенный БТ-7.



    Уничтоженная колонна Красной Армии



    Брошенный Т-28 (снимок явно показушный, видимо авторы выбирали сюжет)



    Брошенный Т-34



    Разбомбленная колонна танков



    Брошенные Т-26



    Не одна из версий чудовищного разгрома Красной Армии летом 1941 года не объясняет причин, по которым это произошло. За каждой видится недосказанность, предвзятость или прямое передергивание.

    Статистика зла, за ней не видно подвига героев, не видно горя их неудач, безвестной смерти или бесчеловечных условий плена. Три самых страшных месяца войны пришлось на их долю - три месяца методичного выполнения плана «Барбаросса». План «Барбаросса» провалился. Низкий поклон за это Советским Солдатам 41 года.


    Подбитый БТ-7. Обратите внимание на подбитый немецкий Т- IV, на заднем плане слева. Скорее всего его починят и он дальше продолжит поход.



    А его экипаж, нет.

    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 14.05.2009 в 23:59.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  13. #13
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Танкостроительная промышленность в СССР

    К началу Великой Отечественной войны основные центры производства танков в Советском Союзе были расположены

    Ленинград
    "Кировский завод" - ( Бывший "Путиловский завод", основан в 1801 г., как центр производства кораблей локомотивов и артиллерии. В 1922-1934 гг. - завод "Красный путиловец").Завод в 1933 г. начал производство средних танков Т-28, но к 1941 году перешел на выпуск тяжёлых танков КВ.

    Завод № 174 – образован в 1932 г., когда танковое производство и опытно-конструкторский машиностроительный отдел (ОКМО) Ленинградского завода «Большевик» были преобразованы в «Ленинградский государственный завод № 174 имени К. Е. Ворошилова»
    В 1933 ОКМО был выделен из состава завода № 174 и образован «Ленинградский завод опытного машиностроения № 185 имени С. М. Кирова».
    В 1940 завод № 185 на правах отдела Главного конструктора объединён с заводом № 174.
    На этом заводе планировалось начать выпуск легких танков Т-50.

    Харьков
    Завод №183 "Харьковский паровозостроительный завод" (ХПЗ)(основан в 1897 г), Выпустив небольшую партию средних танков Т-24, завод стал основным производителем танков серии БТ. Кроме того завод выпустил 61 танк Т-35. К 1939 году в КБ завода был спроектирован средний танк Т-34, с 1940 года завод приступил к его серийному выпуску.

    Моторостроительный завод № 75, выпускал авиационные двигатели М-5 и М-17, в то время ставившиеся на многие советские танки. На заводе № 75 был разработан и запущен в производство двигатель В-2 дизель, ставшим основным танковым советским двигателем.

    Мариуполь
    Мариупольский завод им. Ильича, металлургический завод производивший для завода №183 корпуса Т-34.

    Москва
    Сборочный завод № 37, военным подразделение автозавода (первоначальное название КИМ, затем МЗМА, сейчас АЗЛК) и выпускавшего машины из деталей поставляемых Горьковским автозаводом (ГАЗ), В 1931 году завод №37 начал выпускать танкетки, а в 1933 г. перешли на выпуск легких плавающих танков Т-37А и Т-38. Кроме того, с 1936 г. выпускались полубронированные трактора - тягачи артиллерии типа "Комсомолец". При заводе было создано КБ, специализировавшееся на конструировании лёгких танков, используя готовые стандартные автомобильные узлы, такие как двигатели ГАЗ и


    В 1938 - 1942гг. было принято решение создавать в восточных регионах страны предприятия-дублёры наиболее важных промышленных предприятий, чтобы устранить возможные перебои снабжении некоторыми промышленными изделиями в случае начала военных действий в европейской части СССР. На ряде предприятий началось серийное производство танков.

    Сталинград

    "Сталинградский тракторный завод", при содействии специалистов ХПЗ началась подготовка к серийному выпуску танка Т-34.. Одновременно завод продолжал выпуск гусеничных тракторов СТЗ-НАТИ и артиллерийских тягачей СТЗ-5. В дополнение к этому на заводе при участии харьковчан с ноября 1941 года был налажен выпуск дизелей В-2.

    Челябинск

    "Челябинский тракторный завод", при содействии специалистов «Кировского завода» началась подготовка к серийному производству тяжелых танков КВ. Челябинский завод еще некоторое время продолжал выпускать дизельные тракторы С-65, используемые в армии для буксировки тяжелых полевых артиллерийских систем. Параллельно был налажен выпуск быстроходной модификации - артиллерийского тягача С-2.
    Производство танков в военный период.


    Внезапное и быстрое наступление немцев нарушило предвоенные планы производства танков. Ленинград был блокирован к концу августа 1941 года, Харьков и Мариуполь захвачены в октябре 1941, в том же месяце угроза нависла над Москвой. В целях централизации и повышения объемов производства 11 сентября 1941 года на базе Наркомата среднего машиностроения был создан Народный комиссариат танковой промышленности. Размещался НКТП в Челябинске.


    Народный комиссар танковой промышленности СССР
    Вячеслав Александрович Малышев


    Первым его наркомом был В. А. Малышев,(занимал должность Наркома в период 11 сентября 1941 — 14 июля 1942), в июле 1942 года его сменил И. М. Зальцман (14 июля 1942 — 28 июня 1943), затем и до конца войны снова В. А. Малышев (28 июня 1943 — 14 октября 1945).
    В состав Наркомата вошли, как заводы ранее выпускавшие танки, так и ряд заводов, подключенных вновь к производству танков.
    НКТП стал одним из крупнейших промышленных наркоматов СССР. В его состав входил ряд крупнейших промышленных гигантов с численностью работников более 10 000 человек. Всего в годы войны на его предприятиях работало 200—250 тыс. человек.


    Осенью 1941 года в виду необходимости пополнения потерянного парка танков, к производству подключились:


    Горький (ныне Нижний Новгород)

    Автозавод ГАЗ - начал производство легких танков Т-60/70/80 и легкой САУ на их шасси (СУ-76). Кроме того, начиная, с 1942 года Газ производил легкие бронеавтомобили БА-64.

    Завод №112 (Завод тяжелого машиностроения и кораблестроения "Красное Сормово" (основан в 1849 г. Производил широкую номенклатуру изделий, локомотивы, суда, подводные лодки))) начал серийный выпуск среднего танка Т-34.

    Коломна

    "Коломенский паровозостроительный завод" (основан в 1863 г.), пред войной было подготовлено оборудование для производства танковых башен, с началом войны начат выпуск башен и трансмиссии для легких танков Т-60/70.

    Размещение эвакуированных заводов.

    В виду угрозы захвата заводов расположенных в Европейской части СССР, осенью 1941 года в Советском Союзе проведена их эвакуация на Урал и Сибирь, где заводы в кратчайшие сроки возобновили свое производство.
    К сожалению еще не нашлось автора, воспевшего историю этого подвига Советского народа. Малозаметная на фоне войны, эвакуация промышленности, по своему значению, может быть сравнима с боевыми операциями стратегическими масштаба, во многом определившая дальнейший ход войны. По сути это была первое крупное поражение фашистской Германии в Великой Отечественной войне.
    В начальный перид войны были эвакуированы Харьковский танковые заводы, значительная часть оборудования и кадров Ленинградских заводов, с началом наступления немцев на Москву был эвакуирован завод № 37 и завод в Коломне
    Размещение эвакуированных заводов привело к созданию новых центров танкостроения в СССР:

    Челябинск


    «Танкоград» - на «ЧТЗ» были эвакуированы танкосборочные цеха Кировского завода, большая часть оборудования моторного завода № 75. Объединение производств позволило образовать комплекс, получивший название "Танкоград" - основной центр разработки и производства тяжелых танков и САУ на их базе и частично Т-34. Выпуск продукции начат в октябре 1941 года.

    Нижний Тагил

    "Уралвагонзавод" - крупнейший завод по выпуску подвижного ж/д состава в мире. Он был построен в 1931 -33 гг. для выпуска 54000 четырёхосных грузовых вагонов грузоподъёмностью 50 тонн, ежегодно, затем производство было расширено до выпуска 70000 вагонов в год. На «Уралвагонзавод» был эвакуирован Харьковский танковый завод № 183, после чего с начала 1942 года было развернуто производство среднего танка Т-34.

    Свердловск

    Уральский завод тяжелого машиностроения («Уралмаш»)
    С прибытием производства оборудования и опытных кадров Ижорского завода (Ленинград) развернуто производство башен для Челябинска. Летом 1942 года, когда над Сталинградом нависла угроза, "Уралмашу" было приказано начать производство Т-34, но осени 1942 завод стал единственным производителем новых средних САУ на базе Т-34. Кроме того на «Уралмаше» был налажен выпуск корпусов и башен тяжелых танков КВ. Работа в основном была сконцентрирована во вновь созданном броневом производстве. Уралмашевцы впервые осваивали технологию обработки и сварки броневой стали. Дополнительные трудности возникли в связи с тем, что завод до войны выпускал единичную продукцию, не был приспособлен к серийному производству. Поэтому большое внимание было уделено изготовлению специализированного оборудования. Фрезерные станки приспособили для выполнения расточных работ, зуборезные станки часто использовали как карусельные. Гигантский пресс приспособили для правки листов брони. Кардинальные изменения вносили в работу термических цехов. В считанные дни были перемещены и укреплены на новых фундаментах свыше 500 станков Перепланировке подверглись почти все цехи. С конца сентября «Уралмаш» начал выпускать продукцию в соответствии с утвержденным графиком.

    Танковый завод № 76 (?) Уральский турбинный завод УТЗ (первоначальное название предприятия) был основан 2 октября 1938 года. К концу 1941 года принял двигательный цех Кировского завода, после чего приступил к выпуску танковых дизелей.


    Омск
    Завод № 174 (Ленгнград) оказался в Сибири на месте бывшего паровозостроительного завода в Омске. В марте 1942 г. он приступил к выпуску Т-34.

    Киров

    Завод № 38. При эвакуации, "Коломенский паровозостроительный завод" был перевезён в Киров (ныне г. Вятка) к северо-востоку от Москвы, где начал выпускал легкие танки. В 1942 на этом заводе была спроектирована и изготовлена самоходная артиллерийская установка СУ-12 (СУ-76), с 1943 г начат ее выпуск , вместо легких танков.

    Алтайский край

    Барнаул

    Завод № 77 по производству танковых дизелей, производство начато поступлением части оборудования ХТЗ.

    Рубцовск.

    Алтайский тракторный завод. С поступлением части оборудования ХТЗ приступил к производству танковых дизелей.

    Мытищи (Москва)

    Завод № 40, (Мытищинский завод подвижного железнодорожного состава (создан в 1897 г., производил вагоны, для московского метро, артиллерийские снаряды. Сегодня -Мытищинский машиностроительный завод (ММЗ))) последним перешел на производство бронетанковой техники. В 1943 г. он был переименован в завод № 40 и занимался переделкой трофейных немецких танков типа PzKpfw III в советские штурмовые орудия СУ-76И. Когда заказ на СУ-76И был завершен, завод переключился на производство самоходных артиллеристских установок СУ-76М, тем самым превзойдя завод в Кирове и облегчив ношу ГАЗа.
    .
    К концу войны с Германией в мае 1945 г. советская танковая промышленность располагала следующими сборочными заводами, выпустившими танки:
    Завод Продукция
    Челябинск, Кировский/ЧТЗ ИС и ИСУ
    Горький, № 112 Т-34-85
    Горький, ГАЗ СУ-76М и БА-64
    Ленинград, Кировский ИС
    Мытищи, № 40 СУ-76М
    Нижний Тагил, № 183 Т-34-85
    Омск, № 174 Т-34-85
    Свердловск, Уралмаш СУ-100
    Киров, №38 СУ-76М

    С освобождением Харькова и снятия блокады Ленинграда разрушенные завод были восстановлены и на них началось серийное производство новых моделей советских танков, созданных с учетом опыта войны. Так Кировский завод выпустив первый тяжёлый танк в марте 1945 года .

    Ремонт танков

    Кроме основного производства, в феврале 1943 года в системе Наркомата танковой промышленности было создано Главное управление по ремонту танков (ГУРТ), которое возглавил первый заместитель наркома А.А.Горегляд.
    Заводы отрасли совместно с армейскими ремонтными подразделениями проводили большую работу по возвращению в строй поврежденных боевых машин. При этом часто удавалось модернизировать танки старых выпусков. Работу ремонтных служб армии и промышленности трудно переоценить. Выпуск отремонтированных танков в ходе войны непрерывно возрастал. С марта 1944 года ремонт и восстановление танков и самоходных артиллерийских установок были возложены на Наркомат обороны. В армию была передана часть ремонтных заводов Наркомтанкопрома. Но выпуск запасных частей для армейских ремонтных подразделений по-прежнему в основном осуществлялся заводами танковой промышленности.
    Всего за годы войны было отремонтировано 430 тыс. танков и САУ, то есть каждый изготовленный промышленностью танк ремонтировался и восстанавливался в среднем более четырех раз.

    ИТОГИ
    Танковая промышленность за годы войны изготовила около 100 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок. Ведя отсчет выпуска танков со второго полугодия 1941 года и до конца первого полугодия 1945 года, советская танковая промышленность изготовила и передала на вооружение Красной Армии около 97, 7 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок.




    При подготовке материала использована информация с сайтов:

    vivovoco.rsl.ru
    О СОВЕТСКИХ ЛЮДЯХ И СОВЕТСКИХ ТАНКАХ
    Глава IV - "Танки и САУ" - из сборника "Оружие победы"
    (под ред. В.Н. Новикова, М., Изд. "Машиностроение", 1985)

    armor.kiev.ua
    Советская танковая промышленность
    Arthur G. Volz, перевод - А. Ф. Чирков
    (Jane's Delence Review Vol 4 No 1 1983)

    www.victory.mil.ru
    Развертывание военного производства

    книга М. Свирина, "Броневой щит Сталина" в 3-х томах.


    Уважаемые читатели, полной информации о заводах выпускавших бронетанковую технику в годы войны мною не найдено. В информации могут быть неточности, кроме того ряду заводов не было информации ( в частности по - Юргинскому машиностроительному заводу, Подольскому заводу им. Орджоникидзе) Буду признателен за ваши дополнения и замечания
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 14.05.2009 в 23:59.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  14. #14
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    1. Изменения в организационной структуре танковых войск в июле 1941 г. — марте 1942 г.



    Накануне Великой Отечественной войны танковые войска нашей армии состояли из механизированных корпусов, нескольких танковых дивизий и танковых полков, входивших в кавалерийские дивизии. Имевшиеся до середины 1940 г. войсковые танковые части и подразделения и части РГК с началом формирования механизированных корпусов были направлены на их укомплектование.
    К началу войны формировалось 29 механизированных корпусов, состоявших из двух танковых, одной моторизованной дивизий, мотоциклетного полка, отдельного батальона связи, отдельного инженерного батальона и других корпусных подразделений. По штатам 1940 г. танковая дивизия должна была иметь два танковых, мотострелковый, артиллерийский полки, подразделения обеспечения и обслуживания. Ее штатная численность составляла 11 343 человека, около 60 различных орудий и минометов, 375 танков. Моторизованная дивизия в составе двух мотострелковых, одного танкового, артиллерийского полков, подразделений обеспечения и обслуживания должна была насчитывать 11.650 человек, около 100 орудий и минометов, 275 танков.
    В целом с учетом корпусных частей и подразделений в механизированном корпусе предусматривалось иметь свыше 36 тыс. человек, 1031 танк (в том числе 546 танков KB и Т-34), 358 орудий и минометов, 268 бронемашин .
    Однако следует особо отметить, что одновременное развертывание такого большого количества корпусов не соответствовало имевшимся в то время возможностям по обеспечению их боевой техникой, вооружением и автотранспортом. В связи с этим к началу войны значительная часть указанных соединений имела по всем показателям большой некомплект. В таком состоянии их застала война.
    Организационное строительство танковых войск Советской Армии в годы Великой Отечественной войны в данном труде анализируется в соответствии с принятой у нас периодизацией войны. Однако в каждом из периодов в силу условий ведения вооруженной борьбы, экономических возможностей нашей страны и воздействия других объективных факторов отчетливо выделяются три этапа организационного строительства танковых войск, присущих этому роду войск.
    Первый этап продолжался с июля 1941 г. до начала 1942 г. Он характеризовался переходом от крупных соединений к более мелким (бригадам, полкам и батальонам).
    Второй этап начался с апреля 1942 г. и продолжался до конца этого же года. Основным его содержанием был переход к формированию крупных танковых и механизированных соединений и создание впервые в составе наших сухопутных войск танковых армий. В это же время было создано необходимое количество отдельных танковых, механизированных бригад и полков.
    Третий этап, началом которого следует считать 1943 г., продолжался до окончания войны. Его отличительной особенностью являлось создание новых по составу танковых объединений, дальнейшее совершенствование организации имевшихся уже танковых (механизированных) соединений, частей и появление в составе танковых войск некоторых новых организационных форм.

    * * *

    В первые недели Великой Отечественной войны обстановка на фронте для наших войск была сложной. Механизированные корпуса, действовавшие в составе фронтов, в ходе нанесения контрударов и ведения оборонительных действий понесли значительные потери в личном составе, боевой технике и вооружении. В связи с этим для восстановления и поддержания их боеспособности требовалось большое количество танков, а промышленность их пока еще не могла дать, поскольку часть предприятий перебазировалась из угрожаемых районов, а заводы, находившиеся в глубине страны, еще не были полностью переведены па выпуск военной продукции.
    Одновременно нашим войскам пришлось вести оборонительные действия на широком фронте протяженностью в несколько тысяч километров. Нередко этот фронт изобиловал участками, на которых противник прорывал нашу оборону, а его танковые и моторизованные соединения развивали наступление в высоких темпах. В этих условиях возникала потребность в осуществлении маневра силами и средствами, в том числе и танковыми, с одного направления на другое, чтобы задержать, а на ряде паправлений остановить наступление противника. Для выполнения указанных задач потребовались подвижные танковые части и соединения, которыми можно было бы осуществлять широкий маневр.
    Таким образом, нехватка боевой техники и вооружения, а также высокоманевренный характер боевых действий поставили советское командование перед необходимостью внесения существенных изменений в организационную структуру танковых войск. Поэтому в соответствии с директивным письмом Ставки ВГК от 15 июля 1941 г. началось упразднение механизированных корпусов, продолжавшееся до начала сентября 1941 г. В связи с расформированием корпусов танковые дивизии передавались в подчинение командующих армиями, а моторизованные реорганизовывались в стрелковые дивизии.
    В это же время из механизированных корпусов, находившихся во внутренних округах, было создано 10 танковых дивизий. В своем составе они должны были иметь два танковых, моторизованный и артиллерийско-противотанковый полки, разведывательный батальон, зенитный дивизион и другие подразделения.
    Исходя из сложившихся условий, в конце августа 1941 г. Народным комиссаром обороны был утвержден штат танковой бригады полкового состава на 93 танка.
    Танковый полк бригады состоял из трех танковых батальонов. Один батальон должен был укомплектовываться тяжелыми и средними танками, два других — легкими танками. В сентябре этого же года в танковых батальонах полка произошли изменения в сторону уменьшения количества танков, после чего в бригаде стало 67 машин.
    Опыт применения бригад полкового состава выявил ряд недостатков в их организации. Наличие промежуточной инстанции (полка) усложняло управление, поскольку нередко затрачивалось много времени на доведение распоряжений и донесений. В связи с этим командир и штаб иногда лишались возможности оперативно реагировать на изменения обстановки. Боевая практика требовала приблизить главную силу бригады — танковые батальоны — к ее командиру и штабу. Вместе с тем из-за потерь бригады имели неполную укомплектованность, особенно танками. Учитывая все указанные факторы, в сентябре началось формирование танковых бригад батальонного состава.
    Одновременно с созданием новых танковых бригад происходило формирование отдельных танковых батальонов. Основной причиной их появления, как показала боевая практика, была необходимость усиления ими стрелковых дивизий, оборонявших важные направления или рубежи, поскольку дробление бригад для этой цели приводило к распылению их усилий, усложняло управление подразделениями и затрудняло материально-техническое обеспечение.
    Первый штат отдельного танкового батальона военного времени был принят также в сентябре 1941 г. По этому штату батальон должен был иметь три танковые роты (одна рота средних и две роты легких танков). Штатом предусматривалось иметь 130 человек и 29 танков.
    Несмотря на то что наша армия в 1941 г. вела преимущественно оборонительные действия, бои танковых частей нередко носили наступательный характер: встречные бои, контратаки с целью изматывания противника, восстановления обороны на участках прорыва. Но поскольку боевые возможности созданных батальонов были недостаточными (преобладали легкие танки), успешное выполнение боевой задачи наступательными действиями было сопряжено с большими трудностями. Поэтому для нанесения сильного первоначального удара появилась необходимость иметь батальоны смешанного состава, в которых требовалось обязательное наличие тяжелых танков. Такие батальоны были созданы в ноябре 1941 г. Они должны были состоять из роты тяжелых танков двух-взводного состава, роты средних и двух рот легких танков. Всего в таком батальоне предусматривалось иметь 202 человека и 36 танков (тяжелых — 5, средних — 11, легких — 20).
    Кроме указанных батальонов в 1941 г. и зимой 1942 г. отдельные танковые батальоны содержались и по другим, причем различным штатам. Это объяснялось главным образом условиями формирования частей, на укомплектование которых поступала имевшаяся в резервах материальная часть. Нередко создание батальонов проходило буквально на ходу. К эшелону с танками, идущему на фронт, прибывали экипажи из учебных подразделений, тут же во время стоянки личный состав распределялся по машинам — и батальон готов.
    В летних и осенних оборонительных сражениях 1941 г. советские войска измотали противника, нанося ему тяжелые потери. Кадровых дивизий в составе действующей армии вермахта стало меньше, и фронт начал стабилизироваться. В декабре наша армия на ряде направлений, в том числе и под Москвой, перешла в контрнаступление. Однако поскольку в составе наших ударных группировок не имелось крупных танковых и механизированных соединений, немаловажную роль в ведении маневренных боевых действий в глубине обороны врага играли кавалерийские дивизии и стрелковые лыжные бригады. Но эти соединения не обладали достаточной ударной силой, маневренностью и нуждались в усилении их танками. Поэтому в начале января 1942 г. началось формирование танковых бригад для конницы и пехоты. По своему составу они должны были быть легкими, с минимальным количеством подразделений обеспечения и обслуживания. В каждой такой бригаде предусматривалось иметь по штату 372 человека и по 46 танков . Однако сформировать необходимое количество таких бригад не представлялось возможным. В феврале 1942 г. было принято решение создать танковые бригады в составе 282 человек, 27 танков и включить их в штат стрелковых дивизий. Но и таких бригад было сформировано крайне мало.
    Таким образом, в рассматриваемый период времени танковые войска нашей армии претерпели существенные организационные изменения. За истекшие девять месяцев войны в силу указанных выше причин и, главным образом, из-за недостаточного выпуска танков нашей промышленностью был осуществлен вынужденный переход от крупных соединений, какими являлись механизированные корпуса, к отдельным танковым бригадам и батальонам. Отсутствие в составе главных ударных группировок мощных танковых соединений, которые были необходимы для развития успеха наступавших войск армий и фронтов в зимних операциях 1941—1942 гг., в определенной степени отрицательно сказывалось как на среднесуточных темпах наступления, так и на формах маневра войск. Вместе с тем следует особо отметить, что создание советским командованием значительного количества отдельных танковых бригад и батальонов и нахождение их в распоряжении командующих войсками фронтов и Ставки ВГК способствовали осуществлению этими соединениями и частями широкого маневра на более угрожаемые направления в ходе оборонительных сражений и на направления главных ударов наших войск в наступательных операциях. В сложившихся условиях ведения вооруженной борьбы рассмотренная организационная структура танковых войск явилась наиболее целесообразной и в целом достаточно эффективной.
    Из статьи "Строительство советских бронетанковых и механизированных войск (1941 - 1945)" с сайта www.rkka.ru. Танковый фронт
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 14.05.2009 в 23:59.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  15. #15
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    ГАБТУ КА(ГАБТУ КА. ТАНК Т-34 в БОЮ. Краткое пособие. Воениздат НКО СССР, 1942)

    выдержки:
    БОЕВАЯ И ТЕХНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
    Общие данные


    Вес ................................................. 28,5 т
    Габариты:
    длина .............................................. 5,9 м
    ширина ............................................. 3,0 м
    высота ............................................. 2,4 м
    ширина колеи ...................................... 2,45 м
    клиренс ........................................... 400 мм
    Скорость движения:
    средняя скорость по дорогам ................. 25-30 км/час
    средняя скорость по местности .................. 18 км/час
    Запас хода:
    по грунтовой дороге ............................... 230 км
    по шоссе .......................................... 300 км
    Проходимость и преодолеваемые препятствия:
    Удельное давление на грунт ............... около 0,66 кг/см2
    Глубина брода ........................................ 1,3 м
    Высота вертикальной стенки .......................... 0,73 м
    Ширина рва ........................................... 3,4 м
    Подъем ................................................. 30°
    Крен ................................................... 20°

    Вооружение

    Пушка 76-мм Ф-34 ......................................... 1
    Пулеметы ДТ:
    спаренный с пушкой ..................................... 1
    передний (радиста) ..................................... 1
    запасный (с пехотными сошками) ......................... 1
    Снаряды ............................................ 71 (36)
    Патроны ................................ 1893 (30 мага-зинов)

    Двигатель

    Дизель В-2К двенадцатицилиндровый с V-образным расположением
    цилиндров под углом 60°
    Степень сжатия .......................................... 15
    Мощность двигателя и обо-роты:
    эксплоатационная при 1700 об/мин. ............... 400 л.с.
    минимально-устойчивые обороты
    на холостом ходу ...................... не выше 600 об/мин
    максимальное число оборотов .................. 2050 об/мин

    Топливная система

    Топливо ............. дизельное марки ДТ или газойль марки Э
    Общая емкость четырех ба-ков .......................... 460 л
    Два бака передних (по 150 л каждый) .................. 300 л
    Два бака кормовых (по 80 л каждый) ................... 160 л
    Топливоподкачивающая пом-па .......... коловратная, БНК-5 г-6
    Топливный насос ................. НК-1, двенадцатиплунжерный

    Система смазки

    Тип системы .................. циркуляционная, под давлением
    Сорт масла ........................... авиамасла МК, МС, МЗС
    Запас масла в баке .................................... 50 л
    Масляный насос ............... шестеренчатый, трехсекционный
    Давление масла на эксплоатационном режиме
    после масляного фильтра ......................... 6-9 кг/см2
    Давление масла после фильтра при установившихся минимальных
    оборотах двигателя ................................ 2 кг/см2
    Температура масла при входе в двигатель ............ 40-80°С
    Температура масла при выходе из двигателя .... не выше 100°С
    Удельный расход масла на эксплоатационном
    режиме ............................... не более 13 г/л.с.час

    Система охлаждения

    Тип охлаждения ..................... водяное, принудительное
    Водяной насос ................................. центробежный
    Радиаторы .................................... 2 (трубчатые)
    Емкость водяной системы ............................ 90-95 л
    Температура входящей воды ..................... не ниже 55°С
    Температура выходящей воды ................... не выше 105°С

    Система пуска

    Стартер ............................................. СТ-700
    Мощностью .......................................... 15 л.с.
    Давление воздуха, поступающего
    в воздухораспределитель .................. не ниже 30 кг/см2
    и не выше ........................................ 90 кг/см2

    Электрооборудование

    Источники электроэнергии:
    аккумуляторные батареи ................................... 4
    типа ............................................ 6СТЭ-128
    напряжение .......................................... 12 в
    емкость .......................................... 128 а-ч
    соединение .................. последовательно-параллельное
    генератор ......................................... ГТ-4563А
    мощность ......................................... 1000 вт
    рабочее напряжение .................................. 24 в
    регулятор ...................................... РРТ-4576А
    Потребители электроэнергии:
    стартер ............................................. СТ-700
    мощность ......................................... 15 л.с.
    напряжение .......................................... 24 в
    электромотор поворотного механизма башни ............. МБ-20
    мощность ......................................... 1350 вт
    электромотор вентилятора ............................. МВ-12
    мощность ........................................... 19 вт
    электросигнал ...................................... ГФ-4702
    Радиостанция:
    тип ................................. 9-Р, коротковолновая
    дальность действия ....................... на ходу - 18 км
    на месте - 25 км
    тип антенны ......................... штыревая, высота 4 м
    диапазон волн (частот).......................... 53,3-74 м
    источники питания .................... бортовая сеть танка
    напряжением 12 в
    умформеры ................................ РУН-30 и РУН-10
    внутреннее переговорное устройство ............ ТПУ-4-бис,
    приспособленное для
    работы с радиостанцией
    микрофон ............................... ТМ; танковый шлем
    с телефонно-ларингофонной гарнитурой

    Трансмиссия

    Главный фрикцион ..................... многодисковый, сухой,
    трение-сталь по стали;
    ведущих дисков - 10, ведомых - 12
    Коробка перемены передач трехходовая, четырехскоростная;
    четыре передачи вперед, одна назад
    Бортовые фрикционы ................... многодисковые, сухие,
    трение - сталь по стали;
    ведущих дисков - 21, ведомых - 22

    Ходовая часть

    Движитель .................. гусеничный, направляющие колеса
    спереди, ведущие колеса сзади
    Гусеничная цепь ...................... зацепление гребневое,
    при помощи роликов;
    траков - 74, ширина траков - 550 мм
    Ведущие колеса ..................... двухдисковые с роликами
    Направляющие колеса ..... стальные с обрезиненными бандажами
    Опорные катки ..................... по пяти с каждого борта,
    с обрезиненными бандажами-грузошинами
    Подвеска ......................... пружинная, индивидуальная

    Шанцевый инструмент

    Пила поперечная .......................................... 1
    Лом ...................................................... 1
    Топор саперный ........................................... 1
    Лопата саперная .......................................... 2

    Дополнительное оборудование

    Брезент большой .......................................... 1
    Трос буксирный ........................................... 2
    Огнетушитель тетрахлорный ................................ 1
    Аптечка медицинская ...................................... 1

    Глава вторая
    СОСТАВ И ОБЯЗАННОСТИ ЭКИПАЖА ТАНКА

    Состав и размещение экипажа

    Состав и размещение экипажа

    23. Экипаж танка Т-34 состоит из 4 человек (рис. 1): командира танка, помещающегося на сиденье левее орудия, у приборов и механизмов наводки; механика-водителя, помещающегося в отделении управления; командира башни, помещающегося на сиденье правее орудия, и радиотелеграфиста-пулеметчика, помещающегося в отделении управления, правее механика-водителя (в танке без радиостанции правее пулеметчика).



    24. Заместителем командира танка является командир башни.
    Обязанности личного состава экипажа

    Командир танка

    25. Командир танка подчиняется непосредственно командиру взвода. Он является начальником экипажа танка и отвечает за танк, его вооружение и экипаж во всех отношениях.
    26. Командир танка обязан:

    а) поддерживать среди экипажа танка строгую воинскую дисциплину; всемерно добиваться знания и выполнения экипажем своих обязанностей;
    б) знать и содержать танк, его вооружение и оборудование в полной и постоянной боеготовности, уметь отлично стрелять из танкового оружия и пользоваться радиостанцией;
    в) лично присутствовать при разборке и сборке механизмов танка и руководить ею;
    г) перед каждым выходом танка проверять исправность танка, вооружения, прицельных приборов и специальных приборов связи и управления;
    д) следить за постоянной исправностью огнетушителей;
    е) наблюдать за танковым и шанцевым инструментом, маскировочным и химическим имуществом и запасными частями, обеспечивая их комплектность и полную исправность;
    ж) вести формуляр танка.

    27. На походе командир танка обязан:
    а) изучить перед началом) марша маршрут движения, его особенности и наиболее трудные участки;
    б) принимать и исполнять сигналы и команды, передаваемые командиром взвода, регулировщиками и впереди идущими танками;
    в) управлять работой механика-водителя (изменение скорости и дистанции, перемена направления и т.п.);
    г) организовать непрерывное наземное наблюдение и по указанию командира взвода - воз-душное; быть в постоянной готовности к отражению танковой и воздушной атаки противника;
    д) поддерживать маршевую дисциплину;
    е) на всех остановках останавливать танк с правой стороны дороги, на расстоянии не менее 15 м от впереди идущего танка, замаскировать его и доложить командиру взвода о состоянии танка (давление масла, температура, наличие горюче-смазочных материалов и пр.);
    ж) в случае аварии вывести танк на правую обочину дороги, подать сигнал об аварии и принять меры к быстрому устранению неисправностей, вызвавших аварию.

    28. Перед боем командир танка обязан:
    а) получить от командира взвода задачу, уяснить ее и знать свое место в боевом порядке;
    б) изучить поле боя, боевой курс и объекты действия; при наличии времени составить танковую карточку с нанесением противотанковых препятствий, целей и ориентиров;
    в) поставить экипажу боевую задачу на местности; указать по местным предметам боевой курс взвода и первый объект атаки;
    г) установить наблюдение за сигналами командира взвода перед боем и в бою;
    д) расположить танк на исходной позиции в соответствии с полученной задачей, окопать его и замаскировать от наземного и воздушного наблюдения, обеспечить беспрепятственный выход его в бой; быть в постоянной готовности к отражению внезапного нападения противника;
    е) обеспечить своевременное приведение танка в боевую готовность, проверить наличие боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия и принять меры к их пополнению;
    ж) проверить боевую слаженность экипажа и знание сигналов связи с командиром взвода, с соседними подразделениями; установить для экипажа (если нужно) особые секторы и объекты наблюдения.

    29. В бою командир танка обязан:
    а) сохранять место в боевом порядке, управлять движением танка и выполнять поставленную задачу;
    б) непрерывно разведывать поле боя, отыскивать цели, принимать доклады о наблюдении от экипажа, в движении применяться к местности, используя укрытия для ведения огня и маневра; при обнаружении труднопроходимых участков местности и минных заграждений обходить их и сигналами предупреждать о них соседние танки;
    в) вести огонь из пушки и пулемета по обнаруженным целям, а также по местам их вероятного нахождения;
    г) наблюдать за танком) командира взвода, его сигналами и знаками, помогать соседним танкам огнем при непосредственной угрозе со стороны противника;
    д) при обнаружении ОВ приказать экипажу танка надеть противогазы;
    е) в случае выхода из строя других танков взвода присоединиться к другому взводу роты и продолжать бой, не прекращая огня;
    ж) при вынужденной остановке принять меры к восстановлению танка и донести об этом командиру взвода;
    з) в тех случаях, когда невозможно вывести с поля боя аварийный или подбитый танк, обо-
    ронять его огнем с места, пользуясь помощью соседних танков и совместно действующих подразделений других родов войск; ни при каких обстоятельствах танк не покидать и не отдавать его противнику;
    и) выходить из боя только по приказанию старшего начальника; при выходе под огнем противника стремиться вывести танк задним ходом до ближайшего укрытия; при обнаружении аварийного или подбитого танка отбуксировать его с поля боя.

    30. После боя (марша) командир танка обязан:
    а) по указанию командира взвода (если не было указания, то самостоятельно) расположить и замаскировать танк и организовать наблюдение;
    б) привести танк и его вооружение в полную боевую готовность; в случае заражения танка ОВ произвести дегазацию его;
    в) доложить командиру взвода о своих боевых действиях, о состоянии танка, экипажа, вооружения и боеприпасов.

    Механик-водитель

    31. Механик-водитель подчиняется командиру танка, непосредственно управляет движением танка и отвечает за полную готовность его к движению. Он обязан:

    а) отлично знать материальную часть танка и уметь водить его в различных условиях;
    б) содержать танк и все его агрегаты в чистоте, исправности и постоянной готовности к движению;
    в) содержать положенный набор инструмента и запасных частей танка в полном комплекте и исправности;
    г) своевременно заправлять танк горюче-смазочными материалами;
    д) вести учет расходуемых горюче-смазочных материалов и запасных частей танка;
    е) своевременно производя осмотры, предупреждать поломки и неисправности, устранять их и докладывать командиру танка;
    ж) лично участвовать в ремонте танка;
    з) вести учет работы двигателя танка (в моточасах).

    32. На походе механик-водитель обязан:
    а) изучить маршрут следования;
    б) вести танк по указаниям командира танка, учитывая условия местности и стремясь к максимальному сохранению его для боя;
    в) следить за работой двигателя, трансмиссии, ходовой части и контрольных приборов;
    г) вести наблюдение вперед, принимать сигналы и команды от впереди идущего танка, о всем замеченном докладывать командиру танка;
    д) соблюдать дисциплину марша, дистанции и интервалы, держаться правой стороны дороги;
    е) выходить из танка только по команде командира танка;
    ж) на остановках осматривать материальную часть и проверять наличие горючего, температуру масла и воды и о результатах осмотра докладывать командиру танка, немедленно устраняя все замеченные неисправности.

    33. Перед боем механик-водитель обязан:
    а) знать задачу взвода и роты, определить характер предстоящих препятствий и наметить способы их преодоления;
    б) окончательно убедиться в полной готовности танка к бою;
    в) при всякой возможности дозаправлять танк горюче-смазочными материалами:
    г) изучить сигналы, установленные для связи с командиром взвода и подразделениями других родов войск.

    34. В бою механик-водитель обязан:
    а) вести танк по указанному боевому курсу, соблюдать дистанции и интервалы, применяться к местности и обеспечивать наилучшие условия для ведения огня;
    б) непрерывно разведывать поле боя, докладывать командиру танка о всем замеченном, о выгодных местах для ведения огня и о результатах его;
    в) внимательно наблюдать за впереди лежащей местностью с целью своевременного обнаружения естественных и искусственных препятствий: болот, минных полей и пр., быстро находить способы и средства для их обхода и преодоленияГ
    г) при аварии танка на поле боя принимать меры к быстрому его восстановлению, несмотря на опасность.

    35. После боя механик-водитель обязан:
    а) осмотреть танк, установить его техническое состояние, определить способы устранения неисправностей, доложить командиру танка о всех замеченных неисправностях и быстро привести танк в полную боевую готовность;
    б) определить наличие горюче-смазочных материалов и принять меры к немедленной заправке танка.

    Командир башни

    36. Командир башни подчиняется командиру танка и отвечает за состояние и постоянную боевую готовность всего вооружения. Он обязан:
    а) отлично знать все вооружение танка (пушку, спаренный и запасный пулеметы, боеприпасы, оптику, оборудование боевого отделения, инстру-
    мент, запасные части к вооружению и др.) и содержать его в полной боевой готовности;

    б) уметь отлично стрелять из оружия танка, сноровисто и быстро подготовлять боеприпасы к стрельбе, заряжать пушку и пулеметы и устранять задержки в стрельбе;
    в) систематически проверять состояние оружия, приборов прицеливания и наблюдения и противооткатных приспособлений;
    г) всегда знать количество имеющихся ббг-припасов и порядок их размещения, производить их подготовку и укладку; вести учет израсходованных боеприпасов, немедленно пополняя их при всякой возможности;
    д) немедленно принимать меры к устранению всех замеченных неисправностей вооружения и докладывать об этом командиру танка;
    е) содержать в чистоте и порядке боевое отделение танка внутри и снаружи;
    ж) вести формуляр оружия.

    37. На походе командир башни обязан:
    а) вести наблюдение в своем секторе, докладывая немедленно командиру танка о всем замеченном;
    б) принимать и докладывать командиру танка команды и сигналы, подаваемые командиром взвода, регулировщиками и впереди идущими танками;
    в) совместно с остальным составом экипажа маскировать танк на привалах по указанию командира танка;
    г) выходить из танка только по команде командира танка. 38. Перед боем командир башни обязан:

    а) знать задачу взвода и роты;
    б) окончательно убедиться в готовносги к бою пушки, спаренного и запасного пулеметов и бое-
    припасов танка и доложить об этом командиру танка;
    в) подготовить боеприпасы, для того чтобы обеспечить более удобное заряжание во время боя;
    г) совместно с остальным составом экипажа окопать и замаскировать танк от наземного и воздушного наблюдения;
    д) изучить сигналы, установленные для связи с командиром взвода и совместно действующими подразделениями.

    39. В бою командир башни обязан:

    а) быстро заряжать пушку и спаренный пулемет в соответствии с командами командира танка и докладывать о готовности;
    б) следить за работой пушки и спаренного пулемета во время стрельбы, докладывать командиру танка о замеченных неисправностях, устраняя задержки при стрельбе из пулемета, и помогать командиру танка устранять задержки при стрельбе из пушки;
    в) вести непрерывное наблюдение за полем боя в своем секторе, отыскивать цели, следить за танком, командира взвода и докладывать командиру танка о всем замеченном;
    г) подготовлять боеприпасы для стрельбы, предварительно извлекая их из наиболее отдаленных мест боевого отделения, освобождать от гильз гильзоулавливатели пушки и пулемета;
    д) вести учет расхода снарядов и патронов, докладывать командиру танка об израсходовании 25, 50 и 75% боевого комплекта;
    е) подавать сигналы по приказанию командира танка.

    40. После боя командир башни обязан:
    а) привести в порядок вооружение, приборы
    наводки, наблюдения, прицеливания и боевое отделение танка;
    б) учесть остаток боеприпасов, собрать и сдать гильзы, пополнить боеприпасы до нормы;
    в) доложить командиру танка о состоянии вооружения и боеприпасов.

    Радиотелеграфист-пулеметчик

    41. Радиотелеграфист-пулеметчик подчиняется командиру танка. Он обязан:
    а) отлично знать радиоаппаратуру и приборы внутренней связи танка, поддерживать их в постоянной готовности;
    б) содержать всегда в порядке и в исправности весь положенный инструмент и запасные части для радиоаппаратуры и приборов связи;
    в) постоянно знать схему связи, уметь быстро входить в радиосвязь и вести работу в радиосетях; соблюдать дисциплину радиообмена;
    г) знать сигналы связи с другими родами войск;
    д) знать пулемет и уметь отличию вести огонь из него; содержать пулемет всегда в чистоте, исправности и полной боевой готовности,

    42. На походе радиотелеграфист-пулеметчик обязан:
    а) следить за тем, чтобы радиостанция постоянно работала "на прием", и непрерывно дежурить у нее с надетыми наушниками (если не было особого приказания);
    б) докладывать все принятые сигналы и команды командиру танка;
    в) переходить "на передачу" только с разрешения командира танка;
    г) наблюдать за работой внутренней связи, при обнаружении неисправности быстро принимать меры к исправлению;
    д) выходить из танка на остановках только с разрешения командира танка и после передачи по его приказанию наушников одному из лиц экипажа танка.

    43. Перед боем радиотелеграфист-пулеметчик обязан:
    а) знать задачу взвода и роты;
    б) окончательно убедиться в полной готовности радиостанции и приборов внутренней связи;
    в) изучить схему и сигналы радиосвязи с совместно действующими частями, иметь таблицу сигналов постоянно при радиостанции;
    г) проверить готовность переднего пулемета к стрельбе, наличие и укладку магазинов в отделении управления.
    44. В бою радиотелеграфист-пулеметчик обязан:
    а) непрерывно дежурить у радиостанции с надетыми наушниками; поддерживать бесперебойную связь с радиостанциями согласно схеме радиосвязи;
    б) передавать по указанию командира танка донесения и приказания и докладывать ему о всех полученных донесениях и приказаниях;
    в) вести наблюдение вперед и докладывать о всем замеченном командиру танка;
    г) постоянно быть готовым к открытию огня из пулемета по обнаруженным целям.
    45. После боя радиотелеграфист-пулеметчик обязан:
    а) привести в полный порядок радиоаппаратуру, приборы внутренней связи танка и пулемет;
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  16. #16
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Тяжелые танки КВ военного времени

    яжелый танк КВ-1 впуска 1941-1942 годов.
    План производства на 1941 год предусматривал 1200 танков КВ. Из них 1000 (400 КВ-1, 100 КВ-2, 500 КВ-3 (опытная машина с 100-мм броней и 85 мм пушкой)) на Кировском заводе и 200 КВ-1 на ЧТЗ. Однако война внесла свои коррективы, в частности, к производству КВ-3 так и не приступили, производство КВ-2 было прекращено. Что же касается выпуска КВ-1 на ЧТЗ, то до 22 июня там собрали всего несколько танков. Всего же в 1940 году было построено 243 машины, а в первом полугодии 1941 года — 393.
    Во втором полугодии 1941 года выпуск танков на Кировском заводе существенно возрос. К производству многих узлов и агрегатов подключились такие крупные ленинградские предприятия, как Ижорский и Металлический заводы, завод «Русский дизель» и другие.
    Однако в условиях блокады продолжать выпуск танков было невозможно. Поэтому, с июля по декабрь 1941 года, в несколько этапов проводилась эвакуация Кировского завода из Ленинграда в Челябинск. 6 октября Челябинский тракторный был переименован в Кировский завод Наркомтанкопрома — ЧКЗ, ставший единственным заводом-изготовителем тяжелых танков вплоть до конца Великой Отечественной войны.
    Со второго квартала 1941 года начинает ощущаться недостаток комплектующих, в связи с чем, часть машин оборудуется не стандартными узлами и агрегатами. Так, из-за нехватки дизельных двигателей В-2, единственным изготовителем которых был завод № 75 в Харькове, танки КВ-1, так же как и Т-34, какое-то время выпускались с бензиновыми моторами М-17.
    Особенности доступных производственных мощностей, так же наложили отпечаток на конструкцию серийных КВ. Например, башня танка изготавливалась в двух вариантах — сварном и литом. В свою очередь, сварных башен также было две — с прямоугольной и закругленной кормой. Максимальная толщина брони у сварных башен достигала 75 мм, у литых — 95 мм.


    производство танков КВ

    Весной 1941 г, Разведуправлением РККА была получена информация о создании в Германии танков с толстой броней и мощной пушкой (судя по всему информация о начале разработке проекта тяжелого танка, ставшего потом известным как «Тигр»). На основе этой информации с лета 1941 года толщину брони сварных башни довели до 105 мм, путем усиления 25-мм экранами, которые крепились к корпусу и башне болтами.



    http://s58.radikal.ru/i162/0905/90/364e3a4b4bc8.jpg
    Тяжелый танк КВ, приобретенный на средства художников Кукрыниксов. Танк из серии экранированных, дополнительными экранами.

    Однако, уже к концу 1941 года, стало ясно, что эта мера избыточна. Ни один, из реально состоящих на вооружении Вермахта танков близко не подходил по параметрам защищенности и вооружения КВ. С осени 1941 года происходит перевооружение танка, на новую пушку ЗИС-5, имевшую баллистику дивизионного орудия Ф-22 (с начальной скоростью 780 м/с) и конструктивно схожую с пушкой Ф-34 (Т-34). Отличия заключались в основном конструкцией некоторых элементов люльки и бронемаской.


    Схема КВ-1 с пушкой ЗиС-5

    В таком виде танк выпускался до середины лета 1942 года. Следует заметить, что сам по себе танк KB — машина довольно противоречивой судьбы. Как это ни парадоксально звучит, но в 1941 году этот танк был не нужен — у него просто не было достойного противника. Никаких явных боевых преимуществ перед средним Т-34, за исключением более толстой брони, он не имел. Вооружение было таким же, а маневренность хуже, чем у «тридцатьчетверки». KB мог вдрызг разбить любую дорогу (колесная техника идти за ним уже не могла), его не мог выдержать практически ни один мост, за исключением капитальных каменных.
    Условия эксплуатации военного времени выявили крупные конструктивные недостатки, помноженные на низкую квалификацию танкистов, неуспевающих освоить новую машину. Самым главным недостатком были крайне ненадежные в работе главный фрикцион, коробка передач, бортовые фрикционы и малоэффективный воздухоочиститель. Словом, трансмиссия танка оставляла желать лучшего, выход ее из строя был массовым явлением, по этой причине были потеряны большинство танков в начальный период войны, да и в период до конца 1942 года. Здесь следует отметить, что значительную роль в проблемах с КВ сыграл своеобразный технический авантюризм главного конструктора ЧКЗ Ж.Котина. В связи с большим объемом опытных работ по созданию новых образцов КВ и совершенствованию серийных машин, Ж. Котин 9 января 1942 года обратился с письмом к наркому танковой промышленности В. Малышеву с просьбой разрешить:
    «1) Создать при Кировском заводе Уральского комбината тяжелых танков центральный опытно-конструкторский отдел Наркомтанкпрома по тяжелым и средним танкам и дизель-моторам к ним;
    2) Передать бывший опытный завод ЧТЗ под производственно- эксперементальную базу".

    Предложение Ж. Котина получила поддержку и 23 марта 1942 года на основании приказа по НКТП № 116 сс в Челябинске на базе бывшего опытного завода ЧТЗ и эвакуированного Харьковского станкостроительного завода им. Молотова создается опытный танко-моторный завод № 100 с его непосредственным подчинением наркомату танковой промышленности. Директором завода № 100 назначили Н. Ворошилова, главным инженером Н. Синева, главным конструктором А. Ермолаева, главным технологом Л. Кабардина. Новый завод расположился на площади в 7 гектаров между ЧКЗ и заводом № 200 в непосредственной близости от них.
    Задачи, поставленные перед заводом № 100 были следующие:
    "1. Проведение опытных работ, связанных с усовершенствованием, модернизацией и изготовлением новых образцов танков и моторов к ним и их доводка.
    2. Испытание серийных машин и их агрегатов для выявления их качества и тактико-технической характеристики.

    3. Изучение и обобщение опыта иностранной и отечественной техники для использования его в конструкциях наших танков
    и их агрегатах.

    4. Изыскание заменителей горючих и смазочных материалов, разработка инструкций по их применению и эксплуатации".

    Для этих целей завод имел свою производственную базу - литейный, кузнечно-термический, механический и инструментальный цеха (181 единица станочного оборудования). Всего на заводе работало чуть больше тысячи человек (1159 по состоянию на 1 июня 1942 года).
    Казалось бы, в этих условиях все было, для устранения недостатков серийной машины, однако вместо этого новый завод, в месте с КБ наплодил массу проектов тяжелых танков, на основе КВ, из которых реально до выпуска был доведен только огнеметный вариант КВ-1 (с присущими КВ проблемами).

    Огнеметный вариант, под индексом КВ-8, пошел в серию с апреля 1942 года Корпус танка остался без изменений, в башне же вместо 76-мм пушки установили 45-мм образца 1934 года с маскировочным кожухом, воспроизводящим внешние очертания 76-мм пушки. Боекомплект ее состоял из 88 выстрелов. Рядом с пулеметом, спаренным с пушкой, устанавливался огнемет АТО-41.


    Боевое применение КВ-1 так же оставляет неоднозначный вывод. Изначально ошибочной, оказалось включение в состав танковых частей машин разнородного типа. КВ в данном случае оказывался сдерживающим фактором для более скоростных и маневренных машин. В результате мобильность таких частей снижалась, либо они были вынуждены вступать в бой по частям, чем нарушали принцип массированного применения танков. В обороне, при правильном применении из засад, танк мог сыграть существенную роль, особенно при прикрытии с воздуха и пехотой. Однако до середины лета 1941 года единственным тактическим средством обороны танковых частей Красной Армии были контратаки наступающего противника. В этих условиях низкая надежность ходовой части КВ сыграла роковую роль. С середины лета 1941 года порочность такой тактики стала очевидной (да и танков стало значительно меньше) и наши танкисты вынуждено перешли к засадным действиям, что тут же начало давать положительный результат. Здесь следует подробнее остановится на бое проведенном ротой старшего лейтенанта З. Колобанова 19 августа 1941 года, как одном из примеров правильной тактики применения КВ.

    Описание боя
    В ночь с 7 на 8 августа немецкая группа армий "Север" начала наступление на Ленинград. 41-й моторизованный корпус из состава 4-й танковой группы и 38-й армейский корпус нанесли удары по населенным пунктам Ивановское и Большой Сабск в сторону Кингисеппа и Волосово. Через три дня противник приблизился к шоссе Кингисепп - Ленинград. 13 августа немецкие войска захватили станцию Молосковицы и перерезали железную и шоссейную дороги Кингисепп - Ленинград. Им также удалось форсировать реку Луга на правом фланге фронта, и город оказался между двух огней. 14 августа все дивизии 41-го моторизованного и 38-го армейского корпусов, выйдя на оперативный простор, устремились к Ленинграду. 16 августа были заняты Нарва и Кингисепп.
    10 августа 56-моторизованный корпуса атаковал советские войска в районе Луги. В тот же день тяжелые бои начались и на новгородско-чудовском направлении. На следующий день немцы прорвались к реке Оредеж. Нависла угроза над левым флангом войск, обороняющих лужский сектор. 13-го августа 34-я и часть сил 11-й армий Северо-Западного фронта в районе Старой Руссы и озера Ильмень нанесли удар в тыл частям 10-го армейского корпуса. Немецкое командование начало поспешно перебрасывать на это направление 56-й моторизованный корпус, дивизию СС "Мертвая голова" и только что переданный группе армий "Север" из-под Смоленска 39-й моторизованный корпус.
    16 августа части 1-го армейского корпуса овладели западной частью Новгорода. Нависла реальная угроза прорыва немецких войск к Ленинграду. 16 августа части 1-го армейского корпуса овладели западной частью Новгорода. Нависла реальная угроза прорыва немецких войск к Ленинграду.
    18 августа командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й Краснознаменной танковой дивизии старший лейтенант Зиновий Колобанов получил приказ командира дивизии генерала В.И. Баранова перекрыть движение противнику по три дороги, ведущие к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа (через Таллинское шоссе),



    В роте Колобанова было пять танков КВ-1 (экранированных). В каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов. Осколочно-фугасных снарядов на этот раз экипажи взяли минимальное количество. Главное было не пропустить немецкие танки.
    В тот же день Колобанов выдвинул свою роту навстречу наступающему противнику. Старший лейтенант направил два танка - лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко - на лужскую дорогу (Киевское шоссе - прим. автора). Еще два КВ под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря направились защищать дорогу, ведущую на Волосово. Танк самого командира роты (в составе экипажа, командир танка Зиновий Григорьевич Колобанов, командира орудия Андрея Михайловича Усова, стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков. младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Роденков, старший механик-водитель танка КВ Николай Иванович Никифоров) должен был встать в засаду у дороги, соединяющей таллинское шоссе с дорогой на Мариенбург - северной окраиной Красногвардейска.
    Колобанов провел с командирами всех экипажей рекогносцировку, указал места огневых позиций и приказал отрыть для каждой машины по два укрытия - основное и запасное, а потом тщательно замаскировать их. Связь с командиром роты экипажи должны были поддерживать по радио.
    Для своего КВ Колобанов определил позицию таким образом, чтобы в секторе огня был самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Немного не доходя до птицефермы Учхоза, она поворачивала чуть ли не на 90 градусов и далее уходила к Мариенбургу. Ее пересекала еще одна, грунтовая, дорога, по которой, по всей видимости, местные жители после сенокоса вывозили с полей сено. Кругом виднелись не убранные стога, стояли они неподалеку и от выбранной Колобановым позиции. По обеим сторонам дороги, ведущей к Мариенбургу, тянулись обширные болотины.



    К вечеру удалось упрятать танк в отрытом по самую башню капонире. Была оборудована и запасная позиция. После этого тщательно замаскировали не только сам танк, но даже следы от его гусениц.
    Ближе к ночи подошло боевое охранение. Колобанов, приказал разместить пехотинцев позади танка, в стороне, чтобы в случае чего они не попали под орудийный огонь. Позиции боевого охранения также должны были быть хорошо замаскированы...
    Утром 19 августа 1941 года около 10 утра ,раздались выстрелы слева, со стороны дороги, идущей на Волосово. По радио пришло сообщение, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками. На позиции старшего лейтенанта по-прежнему было все спокойно. Колобанов вызвал к себе командира боевого охранения и приказал ему, чтобы его пехотинцы открывали огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ. Для себя Колобанов с Усовым наметили два ориентира: № 1 - две березы в конце перекрестка и № 2 - сам перекресток. Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные вражеские танки прямо на перекрестке, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.
    Только во втором часу дня на дороге появились вражеские машины.
    Захлопнув люки, танкисты мгновенно замерли на своих местах. Тут же командир орудия старший сержант Андрей Усов доложил, что видит в прицеле три мотоцикла с колясками. Незамедлительно последовал приказ командира:
    - Огня не открывать! Пропустить разведку!
    Немецкие мотоциклисты свернули налево и помчались в сторону Мариенбурга, не заметив стоявший в засаде замаскированный КВ. Выполняя приказ Ко-лобанова, не стали открывать огня по разведке и пехотинцы из боевого охранения.
    Теперь все внимание экипажа было приковано к идущим по дороге танкам. Колобанов приказал радисту доложить комбату капитану И. Б. Шпиллеру о приближении немецкой танковой колонны и вновь обратил все свое внимание в сторону дороги, на которую один за другим выползали окрашенные в темно-серый цвет танки. Они шли на сокращенных дистанциях, подставляя свои левые борта почти строго под прямым углом по отношению к орудию КВ, тем самым представляя собой идеальные мишени. Люки были открыты, часть немцев сидела на броне. Экипаж даже различал их лица, так как расстояние между КВ и вражеской колонной было невелико - всего около ста пятидесяти метров.
    Головной танк медленно въехал на перекресток и вплотную приблизился к двум березам - ориентиру № 1, намеченному танкистами перед боем. Тут же Колобанову доложили о количестве танков в колонне. Их было 22. И когда до ориентира остались секунды движения командир понял, что медлить больше нельзя, и приказал Усову открыть огонь...
    Головной танк загорелся с первого выстрела. Он был уничтожен, даже не успев полностью миновать перекресток. Вторым выстрелом, прямо на перекрестке, был разбит второй танк. Образовалась пробка. Колонна сжалась, как пружина, теперь интервалы между остальными танками стали и вовсе минимальными. Колобанов приказал перенести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно запереть ее на дороге.
    Но на этот раз Усову не удалось с первого выстрела поразить замыкающий танк - снаряд не долетел до цели. Старший сержант откорректировал прицел и произвел еще четыре выстрела, уничтожив два последних в колонне танка. Противник оказался в ловушке.
    Первое время немцы не могли определить откуда ведется стрельба и открыли огонь из своих орудий по копнам сена, которые тут же загорелись. Но вскоре они пришли в себя и смогли обнаружить засаду. Началась танковая дуэль одного КВ против восемнадцати немецких танков. На машину Колобанова обрушился целый град бронебойных снарядов. Один за другим они долбили по 25-миллиметровой броне дополнительных экранов, установленных на башне КВ. От маскировки уже не осталось и следа. Танкисты задыхались от пороховых газов и глохли от многочисленных ударов болванок о броню танка. Заряжающий, он же младший механик-водитель, красноармеец Николай Роденков работал в бешеном темпе, загоняя в казенник пушки снаряд за снарядом. Усов, не отрываясь от прицела, продолжал вести огонь по вражеской колонне.
    Между тем, командиры других машин, державших оборону еще на трех дорогах, докладывали по радио об обстановке на их участках обороны. Из этих донесений Колобанов понял, что и на других направлениях идут ожесточенные бои.
    Немцы, понимая, что попали в западню, пытались маневрировать, но снаряды КВ поражали танки один за другим. А вот многочисленные прямые попадания вражеских снарядов, не причиняли особого вреда советской машине. Сказывалось превосходство КВ над немецкими танками по силе огня и в толщине брони.
    На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения. Под прикрытием огня из танковых пушек, для более эффективного стрельбы по КВ, немцы выкатили на дорогу противотанковые орудия.
    Колобанов заметил приготовления противника и приказал Усову ударить осколочно-фугасным снарядом по противотанковым пушкам. С немецкой пехотой вступило в бой находившееся позади КВ боевое охранение.
    Усову удалось уничтожить одно ПТО вместе с расчетом, но вторая успела произвести несколько выстрелов. Один из них разбил панорамный перископ, из которого вел наблюдение за полем боя Колобанов, а другой, ударив в башню, заклинил ее. Усову удалось разбить и эту пушку, но КВ потерял возможность маневрировать огнем. Большие довороты орудия вправо и влево можно было теперь делать только путем поворота всего корпуса танка. По существу, КВ превратился в самоходную артиллерийскую установку.
    Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо поврежденного перископа запасной.
    Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову вывести танк из капонира и занять запасную огневую позицию. На глазах у немцев танк задним ходом выбрался из своего укрытия, отъехал в сторону, встал в кустах и вновь открыл огонь по колонне. Теперь пришлось усердно потрудиться механику-водителю. Выполняя распоряжения Усова, он поворачивал КВ в нужном направлении.
    Наконец последний 22-й танк был уничтожен.
    За время боя, а он длился больше часа, старший сержант А. Усов выпустил по танкам и противотанковым орудиям противника 98 снарядов, из них бронебойные были израсходованы все. Дальнейшее наблюдение показало, что несколько немецких танков смогли прорваться к совхозу "Войсковицы" с юга.
    Доложив командиру батальона о выполнении задания старший лейтенант сообщил, что экипажем разгромлена танковая колонна противника численностью в 22 боевые машины. Дальше удерживать свою позицию его экипаж не в состоянии, так как кончаются боеприпасы, бронебойных снарядов нет вовсе, а сам танк получил серьезные повреждения.
    Комбат Шпиллер поблагодарил экипаж за успешное выполнение боевой задачи и сообщил, что на пути к совхозу "Войсковицы" уже находятся танки лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря. Колобанов приказал Никифорову идти к ним на соединение. Посадив на броню оставшихся из боевого охранения пехотинцев (многие из них были ранены), КВ с десантом на броне устремился на прорыв. Немцы не стали ввязываться в бой с русским танком, и КВ беспрепятственно достиг окраины совхоза. Здесь Колобанов встретился с командирами подошедших танков.
    От них он узнал, что в бою на лужской дороге экипажем лейтенанта Федора Сергеева было уничтожено восемь немецких танков, экипажем младшего лейтенанта Максима Евдокименко - пять. Младший лейтенант в этом бою погиб, трое членов его экипажа ранены. Уцелел лишь механик-водитель Сидиков. Пятый немецкий танк, уничтоженный экипажем в этом бою, на счету именно механика-водителя: Сидиков таранил его. Сам КВ при этом был выведен из строя. Танки младшего лейтенанта Дегтяря и лейтенанта Ласточкина в этот день сожгли по четыре вражеских танка каждый.
    Всего 19 августа 1941 года танковой ротой было уничтожено 43 танка противника из состава 8-ой танковой дивизии Вермахта.
    Из указанного примера видно, что решающую роль в победе нашего танка сыграли полное превосходство в броневой защите и мощное вооружение, правильно выбранная тактика и личное мужество экипажа.


    Экипаж КВ-1 старшего лейтенанта З. Колобанова (в центре) у своей боевой машины. Август 1941 года (ЦМВС)

    Однако следует признать, что указанные и подобный случай следует отнести к разряду единичных. Большинство КВ первых выпусков были потеряны к концу 1942 года.
    Тяжелый танк КВ-1с
    Ситуация с недостатками КВ-1 начала исправляться с принятием на вооружение и началом серийного выпуска следующей модификации.
    Модернизированный танк, получивший индекс КВ-1с, был на 5 тонн легче КВ-1. Больше всего удалось выиграть в весе, уменьшив размеры башни. Толщина брони корпуса была уменьшена с 90мм до 75мм. Корма танка получила новую конфигурацию, благодаря чему удалось выкроить еще несколько килограммов. В ходовой части КВ-1с были применены новые, более легкие опорные катки и литые траки уменьшенной ширины (608 мм).Однако главное, что было сделано – была полностью переработана силовая установка. На КВ-1с была установлена новая коробка передач с демультипликатором, сконструированная Н.Ф. Шашмуриным и обеспечивавшая восемь передач вперед и две назад, кроме того, новый главный фрикцион и усовершенствованные бортовые передачи.



    Внешне, главной отличительной особенностью КВ-1с стала новая башня, в конструкции которой были учтены кровавые уроки 1941-42 годов. Башня имела новую, обтекаемую форму. Изменилось расположение экипажа. Командира КВ-1с избавили от обязанностей заряжающего, теперь снаряды подавал стрелок кормового пулемета. Место командира танка перенесли из правого переднего угла башни в левый задний угол, за спину наводчика. Кроме того командир получил командирскую башенку (КВ-1с был вторым после Т-50 советским танком, оснащенный командирской башенкой).
    Башенка хотя и не имела люка, но обеспечивала командиру танка хороший круговой обзор, что значительно облегчало командиру управление танком, координацию действий с другими танками и обнаружение противника. Башня имела один люк, который располагался в правой части крыши башни. Кормовой пулемет перенесли из центра башни в лево. Теперь его мог обслуживать и командир танка. Боезапас состоял из 114 выстрелов. В башню можно было устанавливать как пушку ЗиС-5, так и Ф-34. Испытания прототипа КВ-1с были проведены летом 1942 года. Серийный выпуск танков начался с 20 августа 1942 года, поставки в действующую армию в ноябре-декабре 1942 года. С появлением КВ-1с были внесены изменения в организацию танковых частей. КВ-1с поступали на вооружение специально созданных гвардейских танковых полков прорыва, в штате которых было 21 танк. Звание «гвардейский» присваивалось этим полкам сразу при создании.



    ТТХ КВ-1с
    Боевая масса, т 42,5
    Экипаж, чел. 5
    Длина, мм 6900
    Ширина, мм 3250
    Высота, мм 2640
    Клиренс, мм 450
    Броня, мм: 30-75
    Лоб 60-75
    Борт 60
    Корма 60
    Крыша, днище 40-30
    Башня 75
    Скорость (по шоссе), км/ч 43
    Запас хода (по шоссе), км 160
    Подъем, град. 36
    Высота стенки, м 1,2
    Ширина рва, м 2,70
    Глубина брода, м 1,60
    Вооружение аналогичное КВ-1.



    По аналогии с КВ-1 была разработана и запущена в серию огнеметная версия КВ-1с, КВ-8с, с вооружением аналогичному КВ-8.


    Как видно, повышение мобильности на этой модификации было решено за счет уменьшения толщины брони, и по своим боевым свойствам тяжелый KB еще больше приблизился к средним танкам. Однако сделано это было ко времени появления в Германии танк аналогичного KB класса - "Тигр" в конце 1942 года. С появлением последнего KB моментально устарел. Наш танк был просто бессилен против "тигра" с его "длинной рукой" - 88-мм пушной с длиной ствола в 56 калибров. "Тигр" мог поражать KB на дистанциях, запредельных для последнего. Это не замедлило сказаться в бою. Так, например, 12 февраля 1943 года во время одного из боев по прорыву блокады Ленинграда три "тигра" 1-й роты 502-го тяжелого танкового батальона уничтожили 10 KB.

    Кардинально проблему тяжелого танка могло решить его перевооружение значительно более мощной пушкой.
    В результате такого оборота событий новая модификация потеряла актуальность. Несмотря на это КВ-1с активно использовался на фронте в период 1943- 1944 годов, хотя и без особых успехов. Например, в Курской битве они составили менее 5 % от всей численности наших танков.
    С появлением новых образцов КВ переводились в учебные полки и использовались для подготовки экипажей тяжелых танков, либо применялись на не основных направлениях фронта. С конца 1944 года они встречались на фронте в единичных экземплярах, в составе танковых частей. Например, командирским танком командующего 3-ей танковой армии П.С. Рыбалко до конца войны оставался КВ-1с.
    К исключениям следует отнести использование КВ-1с Ленинградским фронтом в Выборгской операции летом 1944 года. При подготовке операции, командование фронта специально обратилось в Ставку Верховного Главнокомандования с просьбой выделить гвардейский танковый полк, вооруженный танками КВ. Видимо справедливо рассчитав, что новой техники не дадут, командование фронта сочло что, характеристик КВ-1с будет достаточно, устроить сюрприз хилой противотанковой обороне финнов. В итоге в Выборгской операции принял успешное участие 26-ой гвардейский танковый полк прорыва, один из последних полков, на вооружении которых сохранились КВ.


    Тяжелый танк КВ-85




    К осени 1943 года из опыта применения KB-1C выяснилось, что для равного противостояния немецким "Тиграм" и "Пантерам", вооруженным длинноствольными орудиями с высокой начальной скоростью снаряда, одной динамики недостаточно. Необходим был тяжелый танк, вооруженный более мощной артсистемой, чем 76,2-мм пушка ЗИС-5. Несмотря на существенные наработки в этой области (испытывавшиеся танки ИС) и наличие различных артсистем, реально законченного образца, который можно было бы немедленно запустить в серийное производство, не оказалось. Танк ИС существовал только в опытных экземплярах, не доведенных до серийного производства, а на серийные танковые "шасси" без существенных изменений в конструкции не удавалось установить ни одну существующую крупнокалиберную артсистему. Необходимо было хоть как-то продержаться несколько месяцев до ввода в строй новых образцов.
    В связи с этим, было принято решение о разработке на базе КВ-1с промежуточной модели, вооруженной 85 мм пушкой.
    Для установки пушки такого калибра потребовалось создание новой литой башни больших размеров и расширение подбашенной коробки. Боекомплект 85-мм пушки Д-5Т составлял 70 выстрелов. Экипаж сократился до 4 человек (за счет стрелка-радиста). Курсовой пулемет был жестко закреплен в лобовом листе корпуса — огонь из него вел механик-водитель. Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть оставались полностью унифицированными с танком КВ-1с.

    Боевое применение КВ-85
    Поступление КВ-85 в войска началось с сентября 1943. Большая часть КВ-85 в составе Гвардейских танковых полков прорыва попала на Южный фронт (2-го формирования), позже - 4-й Украинский фронт, где участвовала в освобождении Украины и Крыма. Так как КВ-85 в целом, не превосходила немецкие тяжелые танки, бои шли с переменным успехом. Результаты зависели преимущественно от подготовки экипажей противоборствующих сторон и от выбранной ими тактики действий.
    Так с 24 по 31 января 1944 года, группа в составе 3 танков КВ-85 и 2 СУ-122 7-й Гв. ТПП 38-й Армии 4-го Украинского фронта, под командованием командира роты гвардии старшего лейтенанта Подуста, находясь в окружении заняла круговую оборону в поселке совхоза им. Тельмана. Обороняя поселок, одновременно не давая перебросить немецкие войска на другие районы боев, и обеспечивая выход из окружения частей 17-гострелкового корпуса, группа используя маневр, интенсивный огонь, а так же укрытия, подбила и уничтожила за время боев – танков «Тигр»- 5 шт. (!), танков Т-4 – 5 шт., танков Т-3-2 шт., бронетранспортеров – 7 шт., противотанковых орудий – 6 шт., пулеметных точек – 4, повозок с лошадьми – 28, пехоты – до 3 взводов. Получив приказ, группа отошла расположение наших войск, потеряв при отходе одну машину (СУ-122).



    Боевая масса: 46 тонн
    Длинна: 8.4 м
    Ширина: 3.2 м
    Высота: 2.5 м
    Скорость: 34 км\ч
    Запас хода: 200 км
    Радио: 71-ТК-3
    Броня
    Лоб: 75 мм
    Борт:: 60 мм
    Корма: 40 мм
    Рубка: 60 мм
    Корпус: (верх) 40 мм
    Корпус: (низ) 30 мм
    Крыша/Днище: 40/30 мм
    Экипаж: 4 чел.


    За период с 1940 по 1943 год Ленинградский Кировский и Челябинский Кировский заводы выпустили 4775 танков KB всех модификаций. Они состояли на вооружении танковых бригад смешанной организации, а затем были сведены в отдельные танковые полки прорыва. Тяжелые танки KB принимали участие в боевых действиях Великой Отечественной войны вплоть до ее завершающего этапа.

    При подготовке использованы материалы с сайтов:
    http://www.tank2.ru/
    http://www.chamtec.com/
    http://www.rkka.ru/
    http://armor.kiev.ua/Tanks/
    http://bosonogoe.ru/
    http://zorka.boom.ru/
    http://www.battlefield.ru
    http://bronia.org/[/

    книга "Советские танки в бою" М. Барятинский
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  17. #17
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Тема открыта для обсуждений и дополнений.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  18. #18
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    От Т55

    Уважаемый товарищ LostWord! Прошу принять в качестве подарка ко Дню рождения.


    Легкие танки военного времени.

    Легкий танк Т-60.
    В мае 1941 года московский завод №37 получил задание на освоение в производства современного легкого танка нового поколения Т-50, спроектированного в Ленинграде на заводе №174 им. Ворошилова. Имея неплохие характеристики, он должен был стать самым массовым в танковых войсках Красной Армии, так как по своим небольшим размерам и умеренной металлоемкости (боевая масса 14,5 т) мог крупносерийно производиться на целом ряде заводов, не способных выпускать средний танк Т-34. Одновременно предусматривалось освоение выпуска к нему достаточно сложного и трудоемкого 6-цилиндрового дизельного двигателя В-4. Полученное задание вызвало шок у руководства завода - его скромные производственные возможности явно не соответствовали новому объекту. Достаточно сказать, что Т-50 имел сложную планетарную 8-ступенчатую коробку передач, а зуборезное производство всегда было на этом предприятии слабым местом. Следует учесть, что параллельно с освоением Т-50, завод продолжал производство плавающего танка Т-40.

    Начавшаяся война и потеря значительного парка боевых машин с одной стороны потребовала увеличения производства танков, с другой показала, что подвижные среднебронированные машины с легким артиллерийским вооружением, не занимающие мощности основных танковых производств, тоже имеют свою область применения и крайне необходимы в войсках. Расширяя насколько возможно производство танков Т-40, и немного усиливая его бронезащиту, работники завода №37 пришли к выводу, что можно создать новый легкий, уже не плавающий, но вполне боеспособный в данных условиях танк непосредственного сопровождения пехоты. При этом предполагалось использование отработанной моторно-трансмиссионной установки и ходовой части Т-40. Корпус должен был иметь более рациональную форму, уменьшенные размеры и усиленное бронирование. Эту инициативную работу, проходившую под непосредственным руководством главного конструктора КБ завода № 37 Н.А.Астрова, удалось выполнить, начиная с августа 1941 года, всего за 15 дней. Буквально под бомбежками был спроектирован и построен макетный образец нового легкого танка 060.

    Убедившись в целесообразности и преимуществах такого решения, главный конструктор Н.А.Астров вместе со старшим военпредом завода подполковником В.П.Окуневым написали письмо И.В.Сталину. В письме обосновывалось невозможность выпуска танка Т-50 и с другой стороны - реальность быстрого освоения 060, причем в массовых количествах, с широким использованием автомобильных агрегатов и автомобильного поточного производства. Письмо в установленном порядке (!)опустили вечером в почтовый ящик у Никольских ворот Кремля, ночью Сталин его прочел (!!!), и уже утром на завод приехал заместитель Председателя СНК СССР В.А.Малышев, которому поручили заниматься новой машиной. Он с интересом осмотрел танк 060, одобрил его, обсудил с конструкторами технические и производственные проблемы и посоветовал заменить пулемет ДШК на гораздо более мощную 20-мм автоматическую пушку ШВАК, хорошо освоенную в авиации, для чего тут же связал Н.А.Астрова с ОКБ-15. Это решение было оформлено по линии Наркомата вооружения, который без промедления объявил конкурс на создание скорострельной 20-мм танковой пушки.

    Уже вечером вышло постановление ГКО о принятии на вооружение и срочной организации массового производства - до 10 000 единиц в год - новой машины, получившей армейский индекс Т-60 (вначале иногда встречались обозначения Т-60Ш - ШВАК). Предполагалось задействовать 5 заводов наркоматов среднего и тяжелого машиностроения: №37 (Москва), ГАЗ (танковое производство - завод №176), Коломенский паровозостроительный (КПЗ) им. Куйбышева, №264 (Красноармейский судостроительный завод под Сталинградом, ранее выпускавший речные бронекатера проекта 1124) и Харьковский тракторный (ХТЗ), к сожалению, быстро отпавший в связи со срочной эвакуацией. Впоследствии к ним присоединились заводы №38 в Кирове и №37 в Свердловске. Одновременно для выпуска танковых агрегатов привлекли московский автозавод ”КИМ”, завод ”Красный пролетарий” и Мытищинский машиностроительный завод №592 .
    Для танка Т-60 был спроектирован принципиально новый, отличный от Т-40, более прочный цельносварной корпус со значительно меньшим забронированным объемом и низким силуэтом - высотой всего 1360 мм, с большими углами наклона лобовых и кормовых листов, выполненных из катаной гомогенной брони 2П. Меньшие размеры корпуса позволили довести толщину всех лобовых листов до 15-20 мм, а потом и до 20-35 мм, бортовых - до 15 мм (впоследствии - до 25 мм), кормовых - до 13 мм (потом местами до 25 мм). Углы наклона броневых листов к вертикали составляли: для верхнего лобового – 70 градусов, нижнего лобового – 30 градусов, переднего листа рубки водителя – 25 градусов, бортов башни - 25,5 градусов, верхнего кормового – 69 градусов, нижнего кормового - 32,5 градусов. Водитель располагался посередине в выступающей вперед рубке с откидывающимся в небоевой обстановке лобовым щитком и верхним входным люком толщиной 10 мм (позже - 13 мм). Новая башня высотой всего 375 мм, более технологичная, чем на Т-40, имела конусообразную восьмигранную форму. Она сваривалась из трапециевидных плоских бронелистов толщиной 25 мм, расположенных под большими углами наклона, что заметно повышало ее стойкость при обстреле. Толщина передних скуловых бронелистов и маски вооружения достигла впоследствии 35 мм. В крыше толщиной 10-13 мм имелся большой люк командира с круглой крышкой. В боковых гранях башни справа и слева от стрелка выполнялись узкие щели, оборудованные двумя смотровыми приборами типа ”триплекс”. Башня была смещена к левому борту на 285 мм от оси корпуса. В башне танка располагался командир танка, одновременно выполнявший функции наводчика. Следует отметить, что некоторые бронекорпусные заводы, ранее связанные с котлостроением, сохранили для Т-60 производство круглых башен конической формы, аналогичных башне Т-40.



    Шасси танка было аналогично танку Т-40, представляло собой четыре обрезиненных катка на борт, три поддерживающих катка, расположенное спереди ведущее колесо и заднее направляющее колесо. Подвеска индивидуальная торсионная. Двигатель - карбюраторный рядный 6-цилиндровый ГАЗ-202 мощностью 70 л. с. - размещался справа от оси машины.. Поскольку силовых агрегатов ГАЗ-202 катастрофически не хватало, в октябре 1941 года нарком танковой промышленности В.А.Малышев разрешил ставить на Т-60 любые подходящие по мощности и габаритам двигатели. Вероятно, этим и объясняется наличие в войсках отдельных машин с нештатными силовыми установками, чаще всего с двигателями Форд V-8 мощностью 65 и 90 л.с., которые перед войной импортировались в заметных количествах и устанавливались в основном на автомобилях ГАЗ-М-1 специального назначения. В крайних случаях возможна была установка, в том числе и в войсках, маломощного силового агрегата ГАЗ-М, но с большой потерей для Т-60 в динамике, а также других более или менее подходящих автомобильных двигателей.
    В конце декабря на ГАЗе решили и чрезвычайно важную проблему надежного холодного запуска двигателя Т-60, создав термосифонный пусковой подогреватель лампового типа, предложенный и спроектированный И.Г.Альперовичем и Б.Я.Гинзбургом. Ничего подобного другие танки не имели. К удивлению и восторгу танкистов, насквозь промороженный двигатель, который, казалось, уже невозможно было оживить, через 25-30 минут работы подогревателя легко запускался электростартером при наружной температуре воздуха до -40 градусов. Подобными устройствами комплектовались, правда, только Т-60, выпускавшиеся на ГАЗе зимой. Подогреватели оказались настолько удачными, что без принципиальных изменений ставились на колесные и гусеничные машины завода в течение последующих 30 лет.
    На втором опытном образце Т-60 вместо пулемета ДШК установили скорострельную 20-мм пушку ШВАК-танковая с длиной ствола 82,4 калибра, созданную в рекордно короткий срок на основе крыльевого и турельного вариантов авиапушки ШВАК. Доработка пушки, в том числе и по результатам фронтового применения, продолжалась параллельно с развитием ее производства. Поэтому официально ее приняли на вооружение только 1 декабря, а 1 января 1942 года она получила обозначение ТНШ-1 (танковая Нудельмана - Шпитального) или ТНШ-20, как ее стали называть позже. Табличная дальность прямого выстрела достигала 2500 м, прицельная - 700 м, темп стрельбы - до 750 выстр/мин, масса секундного залпа бронебойными снарядами - 1,208 кг. При определенных навыках можно было вести и одиночную стрельбу. Пушка имела ленточное питание емкостью 754 снаряда (13 коробок). В состав боекомплекта входили осколочно-трассирующие и осколочно-зажигательные снаряды со взрывателем мгновенного действия и бронебойно-зажигательные снаряды с карбидовольфрамовым сердечником и высокой начальной скоростью 815 м/с, что позволяло эффективно поражать легко- и среднебронированные цели, а также пулеметные точки, противотанковые пушки и живую силу врага. Введение впоследствии подкалиберного бронебойно-зажигательного снаряда повысило бронепробиваемость до 35 мм. Как следствие, Т-60 мог бороться на малых дистанциях с немецкими средними танками Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV ранних вариантов при стрельбе в борт, а на дистанциях до 1000 м - с бронетранспортерами и легкими САУ. Кроме пушки в башне танка устанавливался пулемет ДТ с боекомплектом 945 патронов в дисках.
    Простой и технологичный Т-60 был именно той машиной, которая могла помочь в той тяжелой ситуации, сложившейся на фронтах в 1941 году. Его производство было развернуто на значительном числе предприятий с минимальными требованиями к станочному парку и квалификации рабочей силы. Использование в конструкции Т-60 автомобильных агрегатов удешевляло производство, повышало надежность и ремонтопригодность танка. Знакомые с устройством широко распространенных грузовиков ГАЗ-АА механики могли без особых проблем восстановить неисправный или подбитый Т-60. Упрощалась и проблема снабжения войск запасными частями. Технология производства танка Т-60, разработанная применительно к оснащению автомобильных заводов и с применением методов поточного производства позволила быстро наладить серийный выпуск нового танка, сразу на пяти заводах. Первоначально Т-60 изготавливал только московский завод №37, затем к нему присоединился Коломенский паровозостроительный завод имени В.В. Куйбышева. В октябре 1941 года оба завода были эвакуированы: первый в Свердловск, второй в Киров, где последний, объединившись с заводом "Первое Мая", образовал новое предприятие - завод №38 Наркомата танковой промышленности, и продолжил выпуск Т-60. Кроме того, производство этого танка было освоено на заводе №264 (Сталинградская судоверфь) в Сарепте и Горьковском автомобильном заводе. Главным конструктором танкового производства на ГАЗе стал Н.А. Астров. Всего с 1941 года по 1942 год было по выпущено 5839 Т-60, армия приняла 5796 машин. Следует отметить, что какое-то время продолжался параллельный выпуск с новым танком Т-70.
    По вооружению и подвижности танк Т-60 в целом соответствовал немецкому Pz.Kpfw.II, широко применявшемуся Вермахтом в начале войны, несколько превосходя их по бронезащите, запасу хода и проходимости по слабым грунтам. Его броня была уже не только противопульной, она обеспечивала на дистанции до 500 м защиту от снарядов легких пехотных 75-мм орудий, 7,92-мм и 13,1 -мм ПТР, 20-мм танковых и зенитных, а также 37-мм противотанковых пушек, распространенных в 1941-42 годах в Вермахте.

    ТТХ легкого танка Т-60

    Масса в снаряженном состоянии: 6400 кг
    Экипаж: 2 чел
    Длина: 4100 мм
    Ширина: 2300 мм
    Высота: 1750 мм
    Клиренс: 300 мм
    Длина участков ленты, соприкасающейся с грунтом: 2290 мм
    Ширина траков: 180 мм
    Удельное давление на грунт: 0,485 кг/см кв.
    Бронирование:
    Лоб корпуса/угол наклона: 35 мм/62°
    Башня/угол наклона: 25 мм/65°
    Борт/угол наклона: 15 мм/90°
    Корма/угол наклона: 25 мм/60°
    Крыша: 13 мм
    Днище: 10 мм
    Вооружение: 20-мм пушка ТНШ-20, 7,62-мм пулемет ДТ
    Углы вертикального наведения : -10° ; +40°
    Боекомплект: 780 выстрелов,
    945 патронов
    Двигатель: ГАЗ-202, 6-цилиндро-вый, карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения
    Мощность двигателя: 70 л.с. при 3600 об/мин
    Количество передач: 4 вперед, 1 назад
    Емкость топливного бака: 320 л.
    Расход топлива по шоссе на 100 км.: 55 л.
    Расход топлива по пересеченной местности на 100 км.: 110 л.
    Скорость по шоссе: 42 км/ч.
    Запас хода по шоссе: 450 км
    Запас ходапо пересеченной местности: 280 км
    Преодолеваемые препятствия:
    Подъем: 35 град.
    Ширина рва: 1,7 м
    Высота стенки: 0,65 м
    Глубина брода: 0,9 м




    Боевое применение.
    Первые Т-60 приняли бой осенью 1941 года - в битве за Москву. «Шестидесятки» состояли на вооружении одного из трех танковых батальонов в танковых бригадах смешанной организации и активно использовались в боях в 1941-1942 годах. Низкий силуэт, хорошая маневренность и высокая скорость, в сочетании с высокой скорострельностью вооружения и достаточной защитой сделали его мощным «противопехотным» танком. Известны случаи, когда один или два Т-60 срывали атаки сил неприятельской пехоты численностью до батальона. В качестве примера можно привести воспоминания фронтовиков применения Т-60 на Ленинградском фронте «...В ходе боя тяжелые танки врага отсекли машину командира роты 61-й танковой бригады Дмитрия Осатюка от основных сил. 20-мм пушка танка была бессильна против тяжелых орудий врага. Однако экипаж, используя преимущество в маневрировании по снегу, каждый раз удачно выходил из-под обстрела противника. Командир танка непрерывно вел из автоматической пушки огонь по смотровым приборам танков противника и после нескольких минут боя заманил три машины врага под огонь наших противотанковых пушек. Почти вслед за тем Осатюк получил по радио данные о том, что танкисты его роты загнали пехоту врага в глубокий овраг, но обрывистые стенки не дают возможности атаковать пехоту противника. Медлить было нельзя: стоит дать противнику окопаться и вызвать авиацию, как справиться с ним будет гораздо труднее. Лейтенант дал короткую команду: «Водитель, вперед!»
    Старшина Макаренко знал свое дело, разогнавшись, легкая «шестидесятка» оттолкнулась от обрыва и рухнула в скопление вражеской пехоты. Петляя по извилинам оврагам, Макаренко на максимальной скорости вел боевую машину, а командир танка безостановочно бил из орудия и пулемета. Под прикрытием танка Макаренко наша пехота и танки перешли в атаку и завершили разгром фашистов.»
    Действие осколочное снаряда пушки Т-60 было мало. Поражение живой силы противника происходило только в случае прямого попадания (т.е. пушка действовала как пулемет), однако, в случае такого, шансы остаться в живых у солдата противника были чрезвычайно малы, в лучшем случае следовала глубокая инвалидность, при попадании в конечности их просто отрывало. Аналогично обстояло дело с уничтожением бронемашин и автомобилей немцев, Одного, двух снарядов хватало вывести из строя двигатель, ходовую часть или водителя. Сложнее было воевать с танками, особенно с появлением у немцев с зимы 1942 года новых танков, вооруженных длинноствольными пушками калибра 50 и 75 мм и имевших дополнительное бронирование. Для борьбы с ними у Т-60 силенок не хватало, как следствие этого, отношение советских танкистов к Т-60 было ”не очень”. Однако были экипажи, которые не стеснялись называть Т-60 своими любимыми машинами. Часто они давали им, возможно, с присущим юмором, звучные названия, как ”Орел” или ”Грозный”, и в бою их скромные Т-60 были достойны своих имен ибо, по другую сторону фронта Т-60, немцы иначе, как ”неистребимой саранчой” не величали. Как бы то, ни было, Т-60 честно отвоевал тяжелый 1942 год, закончив его участием в Сталинградской битве и деблокаде Ленинграда, где особенно проявились хорошие эксплуатационные характеристики работы в условиях зимы. В ходе снятия блокады Ленинграда советским войскам часто приходилось действовать в лесистой и заболоченной местности, где только Т-60 могли успешно оперировать из всей имевшейся тогда в наличии бронетехники. Начиная с 1943 года Т-60 стали переводиться на ”вспомогательную” работу - они служили командирскими машинами самоходчиков, воевавших на СУ-76М; тягачами противотанковых пушек; в разведывательных подразделениях. Их место в рядах танковых частей заняли Т-70, которым, впрочем, была уготована та же участь, только несколько позже. Именно в таком качестве Т-60 встретили победный май 1945 года. Небольшое количество машин приняло участие в разгроме Квантунской армии на Дальнем Востоке.

    Легкий танк Т-70.

    Еще на этапе разработки легкого танка Т-60, Н.А. Астров и возглавляемая им группа конструкторов завода № 37 понимали, что полноценной заменой легкому танку Т-50 танк Т-60 не станет, главным образом по причине относительно слабого вооружения. Поэтому одновременно с разработкой Т-60, в КБ начались проработки аванпроекта нового танка на основе Т-60, с 45-мм танковой пушкой образца 1938 года. В сентябре 1941 года КБ завода №37 переехало на «ГаЗ», где для опытного производства был выделен цех. Это позволило ускорить работы по созданию танка. Модернизация Т-60 шла по двум направлениям, первое предусматривало сохранение шасси Т-60, создание новой башни, под установку 45 мм пушки и внедрение более мощного двигателя, вес танка при этом возрастал незначительно. Такой танк (индекс Т-45) был создан, однако отсутствие двигателя (его производитель завод «ЗиС» находился на этапе эвакуации) поставило крест на этой машине. Второе направление предусматривало помимо замены пушки увеличение бронезащиты, выросший до 10 тонн вес компенсировался установкой 140 сильного двигателя ГаЗ-203, представлявшего собой «спарку» из двух двигателей ГАЗ-202 мощностью 70 л. с. каждый, последовательно соединённых друг с другом. Увеличение веса и габаритов потребовало введение пятого катка в шасси танка.
    За созданием этого танка наблюдало высшее руководство страны во главе с И. В. Сталиным и торопило конструкторов с исполнением задачи, высказывая неудовольствие по поводу срыва ГАЗом сроков разработки. Опытный образец нового танка ГАЗ-70 (проектное обозначение 0-70 или 070) был собран 14 февраля 1942 года и отправлен в Москву для показа и испытаний, начавшихся 20 числа того же месяца. По результатам испытаний было усилено бронирование - толщину лба новой машины довели до 45 мм в нижней лобовой детали и 35 мм – в верхней. 6 марта 1942 года постановлением №1394сс Государственного Комитета Обороны (ГКО) за подписью И. В. Сталина новый танк принимался на вооружение РККА под индексом Т-70. В том же документе содержался приказ ГАЗу начать серийное производство «семидесятки» при устранении выявленных недостатков конструкции, а в последовавшем через три дня постановлении ГКО №1417сс к серийному выпуску Т-70 подключались заводы №№37 и 38.



    Корпус нового танка (производством корпусов занимался Муромский паровозостроительный завод) сваривался из катаных броневых листов, установленых под углами наклона от 30 до 60 градусов. По толщине лобовых листов брони Т-70 не уступал среднему Т-34. В одноместной сварной шестигранной башне (на прототипе, впервые в танках, использовали литую башню конструкции В.А. Декодова), смещенной влево относительно продольной оси корпуса, устанавливалась 45-мм пушка и спаренный с нею пулемет ДТ. Для увеличения прочности стыки листов башни прикрывались броневыми угольниками. На крышке люка башни размещалась невращающаяся башенка со смотровыми щелями по периметру и перископический прибор наблюдения.
    В средней части корпуса вдоль правого борта находился силовой агрегат ГАЗ-203, состоявший из двух двигателей: ГАЗ-70-6004 (передний) и ГАЗ-70-6005 (задний), спаренных последовательно. Коленчатые валы двигателей соединялись муфтой с упругими втулками. Системы смазки обоих двигателей были независимыми, а система охлаждения - общей. Раздельная для двигателей система питания включала два топливных бака по 220 литров каждый, размещенных в корме корпуса. Батарейные системы зажигания двигателей также были независимыми друг от друга. . Как и его предшественник Т-60, Т-70 оснащался предпусковым подогревателем двигателя для его эксплуатации в зимних условиях.
    Ходовая часть танка состояла из пяти опорных обрезиненых катков на борт, трех поддерживающих катков, ведущего колеса переднего расположения со съемным зубчатым венцом и направляющего колеса, аналогичного по устройству опорному катку. Подвеска опорных катков - индивидуальная торсионная. В состав трансмиссии входили: двухдисковый полуцентробежного типа главный фрикцион сухого трения, четырехступенчатая коробка передач типа ЗИС-5, главная передача, бортовые фрикционы и бортовые передачи.



    схема Т-70

    С сентября 1942 года началось производство танка Т-70М с усиленной ходовой частью и трансмиссией. Были увеличены: ширина гусеничной цепи, шаг трака, диаметр зубчатого венца ведущего колеса. Ширина опорного катка возросла с 104 до 130 мм. Усилили также поддерживающие катки и бортовые передачи. Внесли и ряд других мелких изменений, в частности смотровую щель на люке механика-водителя заменили перископическим прибором наблюдения. Помимо ГАЗа, некоторое количество этих танков изготовили в Кирове и Свердловске, куда горьковчане поставляли силовые агрегаты.



    Т-70М

    В итоге проведенной работы Красная Армия получила в общем не плохой танк, в полне соответствующий своему времени. Высокая технологичность производства, низкая стоимость и достаточные для периода 1942, начала 1943 года вооружение сделали его вторым, по численности танком в частях нашей армии. Т-70 использовались в штатном составе различных частей и подразделений Красной Армии. 31 июня 1942 года Народный Комиссариат Обороны (НКО) утвердил штат отдельной танковой бригады № 010/270 двухбатальонного состава. 1-й батальон вооружался исключительно средними Т-34 (22 танка), а 2-й батальон имел смешанную материальную часть: одну роту средних танков (10 Т-34) и две роты лёгких танков (по 10 Т-70 в каждой), плюс ещё один Т-70 в командовании батальона. Таким образом, общая численность бригады составляла 32 Т-34 и 21 Т-70. По штату № 010/270 существовали как и отдельные бригады такого состава, так и бригады в составе танковых корпусов. До введения этого штата как минимум две отдельные танковые бригады (157 и 162, сформированные в Муроме в первой половине 1942 года) были полностью укомплектованы только лёгкими танками Т-70 в количестве 65 машин, но ещё до вступления в бой их перевели на штат № 010/270.
    Всего за период серийного производства промышленностью было выпущено 8226 танков Т-70 различных модификаций.



    Танк Т-70 из состава танковой колонны «Тамбовский колхозник». На переднем плане - представитель колхоза "7-й съезд" Марфинского района Тамбовской области Н.В.Новикова передает танк танкисту В.Г.Мышкову. 23 декабря 1942


    ТТХ легкого танка Т-70

    Масса в снаряженном состоянии: 9800 кг
    Экипаж: 2 чел
    Длина: 4285 мм
    Ширина: 2420 мм
    Высота: 2030 мм
    Клиренс: 300 мм
    Длина участков ленты, соприкасающейся с грунтом: 3120 мм
    Ширина траков: 190 мм
    Удельное давление на грунт: 0,53 кг/см кв.
    Бронирование:
    Лоб корпуса/угол наклона: 35-40 мм/60°
    Башня/угол наклона: 35 мм/55-60°
    Борт/угол наклона: 15 мм/90°
    Корма/угол наклона: 15-25 мм/50°
    Крыша: 15 мм
    Днище: 6 мм
    Вооружение: 45-мм пушка 20К обр.1934г, 7,62-мм пулемет ДТ
    Углы вертикального наведения : -6° ; +20°
    Боекомплект: 70 выстрелов,
    945 патронов
    Двигатель: ГАЗ-203, 6-цилиндровый, карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения
    Мощность двигателя: 2x70 л.с.
    Количество передач: 4 вперед, 1 назад
    Емкость топливного бака: 440 л.
    Расход топлива по шоссе на 100 км.: 120 л.
    Расход топлива по пересеченной местности на 100 км.: 240 л.
    Скорость по шоссе: 45 км/ч.
    Скорость по пересеченной местности: 35 км/ч.
    Запас хода по шоссе: 250 км
    Запас хода по пересеченной местности: 180 км
    Преодолеваемые препятствия:
    Подъем: 28 град.
    Ширина рва: 1,6 м
    Высота стенки: 0,6 м
    Глубина брода: 0,9 м


    Боевое применение

    Танк Т-70 как нельзя лучше подходил для разведки боем, поддержки пехоты, для действий в лесисто-болотистой и резко пересеченной местности, недоступной другим танкам. Низкий силуэт и бесшумный двигатель делали Т-70 незаметным для противника, а высокая скорость и маневренность позволяли экипажам Т-70 поражать вражеские танки бронебойными снарядами в борт и корму. В одном строю с тридцатьчетверками Т-70 сражались под Сталинградом, на Курской дуге, участвовали в освобождении Советской Украины. При освобождении Киева командир роты Т-70 из 1-й чехословацкой танковой бригады подпоручник Р. Я. Тесаржик, скрытно вывел свои машины в тыл противника и, уничтожив там 9 дзотов, открыл путь наступающему мотострелковому батальону. Состояли семидесятки и на вооружении подразделений Войска Польского.
    Однако быстрое развитие немецкой танковой и противотанковой артиллерии оказало негативное влияние на оценку Т-70,. В течение 1942 года Вермахт получил большое количество 50-мм и 75-мм противотанковых орудий, танков и САУ, вооружённых длинноствольными 75-мм пушками. 75-мм длинноствольные пушки не имели проблем в поражении Т-70 на любых ракурсах и дистанциях боя; борта последнего были уязвимы и для артиллерии меньших калибров, вплоть до устаревшей 37-мм пушки Pak 35/36. В результате в открытом танковом бою «семидесятка» шансов уже не имела, да и при прорыве обороны, подготовленной в противотанковом отношении, подразделения Т-70 были обречены на высокие потери.
    По этим причинам Т-70 заработал себе нелестную репутацию. Однако, даже в условиях наличия у противника противотанковых средств, способных успешно поражать Т-70, он был вполне боеспособен при правильном применении подразделений таких танков. К такому применению относились: преследование отступающих сил противника, инфильтрация и дерзкие рейды по тылам противника, разведка. Известен случай, когда используя свои преимущества один Т-70 55-й бригады под командованием М. Соломина сумел выполнить поставленную задачу по атаке опорного пункта противника, тогда как при предыдущей атаке было потеряно 6 Т-34 и 2 М3 с «Грант».
    Раскрыть возможности Т-70 могли только опытные и тактически грамотные командиры бронетанковых частей. Кроме того, независимо от намерений и планов командования, тактическая «наступательная однобокость» подразделений лёгких танков была потенциально опасна высокими потерями и разгромом при быстрых изменениях обстановки в результате адекватных мер со стороны противника. Вообще, опыт Второй мировой войны окончательно показал, что в условиях резкого роста могущества противотанковой обороны, лёгкий танк принципиально непригоден в качестве основы материальной части танковых соединений, и тактическая роль его весьма узка. Также стоит отметить более низкий процент безвозвратных потерь «семидесяток» среди выведенных врагом из строя советских танков по сравнению с Т-34 — согласно фронтовым отчётам, детонация боекомплекта у Т-70 была редким явлением. Подбитые Т-70 было легче эвакуировать в тыл, и многие из них поддавались ремонту в полевых условиях.

    Интересны отзывы о Т-70, оставленные фронтовиками:
    • Командир 1-го танкового корпуса генерал-майор М. Е. Катуков во время приёма у И. В. Сталина:
    «Лёгкий танк Т-70 имеет более солидную броневую защиту (имелось ввиду по сравнению с Т-60), вооружён 45-мм пушкой, на нём установлены два автомобильных двигателя. Но он только начал поступать на вооружение и пока себя ничем особенным не проявил. Одна канитель с ними, товарищ Сталин»

    • Доклад генерал-лейтенанта танковых войск С. Богданова в ГАБТУ от 25 сентября 1943 года:
    «Танк Т-70 в виду своей высокой подвижности как нельзя лучше соответствует задаче преследования отступающего противника...
    В отличие от Т-34 и КВ, танк указанного типа обладает малой шумностью (звук танка не превышает звука автомобиля) даже в движении на самых высоких оборотах, что вкупе с малыми размерами самого танка, позволяет подразделениям на Т-70 подбираться практически вплотную к противнику, не вызывая у него преждевременной паники...
    Если немецкие артиллеристы могут вести огонь по танку Т-34 с расстояния 800-1200 м, то малые размеры Т-70 на местности снижают эту дистанцию до 500-600 м. Малый вес танка облегчает его транспортирование как к линии фронта, так и во время эвакуации подбитых танков в тыл. Танки Т-70 проще в освоении и управлении малоподготовленными водителями, подлежат ремонту в полевых условиях...
    Все имеющиеся случаи больших потерь подразделений танков Т-70 объясняются большей частью неграмотным применением, но не конструктивными недостатками самого танка.
    Считаю решение о прекращении производства танка Т-70 преждевременным. Выпуск танка следует сохранить, усилив его вооружение за счет перехода к 45-мм пушке обр. 1942 года или полковой пушке обр. 1943 года."
    • Воспоминания ветерана М. Соломина[12]:
    "Я был тогда в танковой армии у Рыбалко в 55-й бригаде и воевал на легком танке Т-70 -"семидесятке". Да я тебе уж рассказывал! Как мне этот танк? Да могила на гусеницах, впрочем, как и любой другой. И Т-34 ничем не лучше и ИС горел не хуже всех их. Хотя у Т-70, как и у любого другого, были свои плюсы. Он был маленький по размерам, тихий на ходу (не громче грузовой машины), вёрткий и проходимый. Так что любить его было за что. Но броня с боков всё же тонкая и пушчонка-сорокапятка тоже слабенькая, особенно против тяжёлых танков. "

    Апогеем боевого применения «семидесятки» стала Курская битва. Т-70 составляли значительную часть советского танкового парка — из 1487 (вечер 4 июля 1943 года) танков Центрального фронта 369 (около 22%) были именно «семидесятками». В ходе начавшегося рано утром 5 июля 1943 года сражения Т-70, как и все остальные типы советских и поставленных по ленд-лизу танков понесли тяжёлые потери. Во встречном танковом бою Т-70 поражался без проблем, но интересным является тот факт, что процент безвозвратных потерь у бензиновых «семидесяток» оказался ниже, чем у дизельных и лучше бронированных «тридцатьчетвёрок». В знаменитом бою у Прохоровки 12 июля участвовали 212 танков и САУ 29-го танкового корпуса 5-ой гвардейской танковой армии. Из них 122 были Т-34, 70 — Т-70 и 20 САУ. Подсчёт потерь после боя показал, что противник вывел из строя 95 Т-34, 35 Т-70 и 19 САУ. Безвозвратные потери составили 75 Т-34 (61% от общего числа выведенных из строя машин данного типа), 28 (40%) Т-70 и 14 (74%) САУ. Число уцелевших и пригодных для ремонта (42 единицы из 70, 60%) Т-70 было существенно больше, чем у Т-34 (47 из 122, 39%).



    Степной фронт, 1943

    После прекращения выпуска в октябре 1943 года Т-70 начали стремительно исчезать из советских частей, а уже в 1944 году их осталось совсем немного. Чаще всего они использовались как учебные или как командирские машины в подразделениях самоходной артиллерии, вооружёнными СУ-76М, а так, же в качестве бронированных тягачей буксируемых орудий. Например, по состоянию на 10 мая 1945 года в танковых частях 2-го Украинского Фронта насчитывалось девять Т-70 из общего числа в 381 танк и САУ.



    Артиллеристы выдвигаются на огневые позиции.


    Ну и под завязку, «а ля гер, ком а ля гер», будучи вторым по массовости Т-70 просто не мог, по статистике, не иметь, свою долю фантастических, на первый взгляд, но реально зафиксированных фактов, лишний раз подчеркивающий простую истину – лучший танк, это тот который есть в нужное время в нужном месте.
    6 июля 1943 года в боях за д. Покровка на Обоянском направлении (Южный фас Курской дуги) экипаж танка Т-70 из 49-гвардейской такновой бригады под командованием лейтеннта Б.В. Павловича подбил три средних немецких танка и одну "Пантеру".

    Из представления к званию Героя Советского Союза «26 марта 1944 года проводя разведку, младший лейтенант Пегов (1) заметил движущуюся по дороге колонну вражеских танков «Пантера». Дав водителю указание отъехать в кустарник, А. Пегов зарядил орудие и стал ждать... Подпустив головной танк на расстояние 200 м, младший лейтенант уничтожил головной танк выстрелом в борт, а затем, повредив ленивец второй машины, заблокировал дорогу для остальных танков, фактически сорвав контрнаступление врага ...».
    (1). Подвиг А. Пегов совершил будучи еще сержантом.



    Танк-памятник Т-70 в Езерищах, Белоруссия.



    Легкий танк Т-80


    Танк Т-80 был разработан осенью 1942 г. в КБ Горьковского автозавода под руководством Н. А. Астрова. Опытный образец машины в декабре 1942 года прошёл полигонные испытания. Танк был поставлен на производство на заводе №40 в г. Мытищи Московской области. Всего было изготовлено 75 танков (по другим данным 85 ед.) и в 1943 г. их выпуск был прекращён.



    Он был создан на базе лёгкого танка Т-70М и отличался от него установкой двухместной башни, увеличенным углом максимального возвышения пушки и спаренного пулемёта, усиленной броневой защитой, применением более мощной силовой установки и возросшей на 2 т боевой массой машины. Схема общей компоновки машины принципиально была такой же, как у танка Т-70М, но с размещением трёх членов экипажа. Танк имел пять отделений: управления - в передней части корпуса, боевое - в средней части, трансмиссионное - в передней части корпуса справа по ходу, моторное - в средней части вдоль правого борта корпуса и кормовое. Механик-водитель находился в носовой части корпуса со смещением к левому борту. Во вращающейся башне, слева от пушки располагался наводчик, справа - командир танка, он же заряжающий. В средней части корпуса вдоль правого борта на общей раме были установлены два спаренных в линию двигателя, составлявшие единый силовой агрегат. Трансмиссия и ведущие колёса имели переднее расположение.
    По состоянию на 1943 год легкий Т-80 уже не был нужен ни в каком качестве. Высокий угол возвышения пушки и якобы возможность использовать ее в качестве зенитной, представляются весьма сомнительными, по причине низкой скорострельности, последней.
    Из фронтовых рапортов известно о применении в 1944 году нескольких Т-80 в самоходно-артиллерийских полках. Также имеется информация о получении в пополнении 5-й гвардейской танковой бригадой 15 февраля 1945 года двух танков Т-80, прибывших из ремонта.

    ТТХ легкого танка Т-80

    Масса в снаряженном состоянии: 11600 кг
    Экипаж: 3 чел
    Длина: 4420 мм
    Ширина: 2500 мм
    Высота: 2175 мм
    Клиренс: 300 мм
    Бронирование:
    Лоб корпуса: 35-40 мм
    Башня: 35 мм
    Борт: 25 мм
    Корма: 15-25 мм
    Крыша: 15 мм
    Днище: 10 мм
    Вооружение: 45-мм пушка обр. 1934-1938гг, 7,62-мм пулемет ДТ
    Боекомплект: 94 выстрела,
    1008патронов
    Двигатель: ГАЗ-11, 6-цилиндро-вый, карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения
    Мощность двигателя: 2 Х 85 л.с.
    Скорость по шоссе: 47 км/ч.
    Запас хода по шоссе: 230 км
    Преодолеваемые препятствия:
    Подъем: 28 град.
    Ширина рва: 1,8 м
    Высота стенки: 0,6 м
    Глубина брода: 0,9 м

    Танк Т-80 был последним образцом отечественных лёгких танков периода Великой Отечественной войны.

    При подготовке информации использованы материалы с сайтов
    http://armor.kiev.ua
    http://www.bronetehnika.ru
    http://www.redtanks.bos.ru
    http://www.army.lv .


    Книги
    «Советские танки в бою» М. Барятинский.
    «Броневой щит Сталина. История Советского танка 1937-1943» М. Свирин.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  19. #19
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    От Т55
    1941. Семь дней октября.

    Первоначальный ошеломительный успех немецких танковых войск летом-осенью 1941 года, почти полная потеря танкового парка Красной Армии, создают разительный контраст, с концом войны, когда ни у кого в мире не осталось сомнения в том, что нет силы мощнее, организованнее, лучше вооруженной и наиболее приспособленной к ведению современной войны, чем соединения Советской Армии, получивших имя по короткому словосочетанию, звучавшему на разных языках, но без пояснения доступному, и бывалому вояке, и простому западному обывателю. И имя это – РУССКИЕ ТАНКИ. Грозное звучание этого имени, волной пошедшая от стен Москвы, через три года страшных боев захлестнувшая Берлин, сметая последние остатки немецкого нацизма и даруя свободу народам Европы, имеет свою дату и место рождения, и своего родителя.
    Семь дней октября 1941 года, дорога Орел- Тула-Москва, участок к юго-западу от города Мценска, полковник Катуков Михаил Ефимович, командир 4 танковой бригады и его бойцы, создатели леденящего душу немецких солдат кошмара - «Russische Panzer!».

    А начиналось все прекрасно для Германии. Закончив к концу августа, уничтожение гигантского котла под Киевом и взяв мать городов русских, Вермахт взял стратегическую паузу до конца сентября. Подтянув резервы, отремонтировав танковый парк, 30 сентября группа армий «Центр» (9, 4 и 2-я полевые армии, 2, 3 и 4-я танковые группы) начала стратегическую операцию «Тайфун». Немецкие дивизии должны были, прорвав оборону советских частей на брянском и вяземском направлениях, окружить и уничтожить войска Западного и Брянского фронтов, охватить Москву с севера и юга, отрезать ее от восточных баз снабжения и таким образом вынудить советские войска сдать столицу.
    На юго-западе от Москвы наступала 2-й танковая группа генерала Гудериана. Она должна была нанести главный удар в направлении Орел — Тула — Серпухов. Танковая группа имела в своем составе около 600 бронированных машин.
    30 сентября 2-я танковая группа Гудериана из района Шостки-Глухов нанесла удар на Севск в тыл войскам 13-й армии. 2-я немецкая армия, прорвав оборону 50-й армии, двигалась на Брянск и в тыл 3-й армии. 3 октября немецкие войска стремительным ударом захватили Орел и попытались развить наступление вдоль шоссе Орел-Тула.
    К 6 октября полоса обороны Брянского фронта была прорвана в 3-х местах. 6 октября был занят Брянск. 3-я, 13-я и частично 50-я армии Брянского фронта оказались в окружении. Управление советскими войсками было потеряно. В связи с этим Ставке пришлось подчинить эти армии непосредственно себе. Войска Брянского фронта оказались рассеченными на части, а пути их отхода – перехваченными. Противник перерезал все коммуникации Брянского фронта, занял построенные в тылу укрепления и поставил войска Брянского фронта в условия оперативного окружения. От Орла до Тулы, крупных советских воинских соединений не было. Дорога на Москву была открыта.

    Ставка Верховного Главнокомандования прекрасно понимала создающееся угрожающее положение. Сюда спешно перебрасывались боевые соединения. В районе Мценска в срочном порядке развертывался 1-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора Д. Д. Лелюшенко в составе 5 и 6 гвардейских стрелковых дивизии, 4 и 11 танковых бригад, частей 5 воздушно-десантного корпуса, Тульского военного училища, 36-го мотоциклетного полка и 32 пограничный полк. На войне, как, впрочем, и в других сферах человеческой деятельности, фактор времени часто решает все. Сам Лелюшенко прибыл в Мценск 3 октября, но, только из всех частей у генерал-майора под рукой были 4 танковая бригада, полк пограничников и добровольческий батальон Тульского военного училища. Остальным соединениям требовалось время для подхода.

    Отступление первое.

    4 отдельная танковая бригада.
    Сформирована в сентябре 1941 г. в Прудбое, Сталинградской области по штату от 23.08.1941. При формировании бригады был использован личный состав 15-й (расформирована 19 августа 1941 г.) и 30-й танковых дивизий. Постановлением ГКО № ГКО №-571сс от 13 сентября 1941 г. ГАБТУ было обязано закончить формирование бригады к 20 сентября 1941 г. В период сентября 1941 года бригада провела обучение, освоение боевой техники и боевое сколачивание, с одновременным получением боевой техники с СТЗ.
    По окончании формирования переброшена в Московскую область, станция Кубинка.
    15-я тд под командованием В. И. Полозкова встретила Великую Отечественную войну на западной границе в районе г. Станислава (ныне Ивано-Франковск) 22 июня 1941 г. Ведя упорные оборонительные бои с превосходящими силами противника дивизия Прикарпатье, на Днестре и Днепре, обороняла Киев. В связи с полной потерей механизированного парка расформирована.
    Состав 4 танковой бригады на момент прибытия на ст. Кубинка
    • Управление бригады
    • Рота управления
    • Разведывательная рота
    • 4-й танковый полк
    o 1-й танковый батальон
    o 2-й танковый батальон
    o 3-й танковый батальон
    • Моторизованный стрелковый батальон
    • Противотанковый дивизион
    • Зенитный дивизион
    • Автотранспортная рота
    • Ремонтная рота
    • Санитарный взвод
    На вооружении по штату 96 танков, фактически: 7 тяжелых танков КВ, 22 танка Т-34.
    23 сентября 1941 г. 4-я тбр погрузилась в эшелоны, а утром 28 сентября сосредоточилась в д. Окулово, в районе ст. Кубинка. По прибытии в Кубинку танковый полк бригады получил 31 легкий танк - БТ-7, БТ-5 и даже устаревшие БТ-2 с цилиндрической башней и одним пулеметом. Эти танки только что вышли из ремонта. Сразу после этого 3 батальон легких танков танкового полка был изъят и предан другому соединению. К моменту выступления на фронт бригада имела 46 танков ( 7 КВ, 22 Т-34, 17 БТ-7), то есть около 50 % штата.
    Первый командир бригады - полковник М. Е. Катуков.
    2 октября 1941 года бригада была поднята по тревоге, получила приказ срочно погрузиться в эшелоны и двинуться в Мценск, а оттуда своим ходом на Орел. Поставленная задача — закрыть танковым колоннам Гудериана дорогу на Тулу. 4 октября бригада прибыла в Мценск и начала разгрузку.


    Отступление второе. Катуков Михаил Ефимович
    Родился 4(17).9.1900, с. Большое Уварове, ныне Озёрского р-на Московской. Полковник. Член КПСС с 1932. В Красной Армии с 1919. Окончил Могилёвские пехотные. курсы (1922), курсы «Выстрел» (1927), Академические курсы усовершенствования комсостава при Военной. академии моторизации и механизации РККА (1935). Участник Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. В Гражданскую войну рядовым бойцом сражался против белогвардейцев на Южном фронте и при отражении нападения буржуазно-помещичьей Польши. С 1922 командовал взводом, ротой, был начальником полковой школы, командиром учебного батальона, начальником штаба бригады, командиром танковой бригады. С ноября 1940 командир 20-ой танковой дивизии. В самом начале Великой Отечеств, войны (июль - август 1941) участвовал в оборонительных операциях в р-не гг. Луцк, Дубно. После утраты материальной части 20-я танковая дивизия расформирована. Назначен 8 сентября 1941 года командиром 4 танковой бригады (фактически с понижением).

    День первый. 4 октября.
    Утро.
    Командир бригады отдал устный боевой приказ. Этим приказом комбату-1 капитану В. Гусеву и командиру роты средних танков старшему лейтенанту А. Бурде ставилась задача — двумя группами с десантом мотопехоты установить силы противника в Орле. Утром в Мценск прибыл батальон Тульского военного училища, и группе капитана Гусева была придана рота из этого батальона, а с группой старшего лейтенанта Бурды отправилась рота мотострелкового батальона бригады.
    10-30. Обе разведгруппы направились к Орлу. Катуков выезжает в сторону Орла для выбора рубежа обороны. На станции Мценск продолжается разгрузка эшелонов с подразделениями бригады.

    Отступление третье.Из книги М.Е. Катукова «На острие главного удара»

    «К октябрю сорок первого я уже достаточно изучил приемы наступления немцев. Обычно в боях на Украине [37] гитлеровцы бросали против нас массы танков, которым предшествовало появление мотоциклов и автоматчиков. Вслед за мотоциклистами и автоматчиками шли в небольшом количестве легкие танки. Иногда, если мотоциклисты и автоматчики не появлялись, танки несли на себе десант пехоты. Попадая под наш обстрел, фашисты спешивались, рассредоточивались и, открывая беспорядочный огонь, пытались создать видимость действий крупных сил.
    Если этот прием не удавался и легкие танки наталкивались на стойкое сопротивление, то через некоторое время немцы бросали против нас средние и тяжелые танки, ведущие за собой пехоту. Танки, имея, как правило, на прицепе противотанковые пушки, заскакивали на фланги — за стога, дома, в высокую рожь — и, отцепив пушки, вели огонь по нашим войскам. Описанный прием особенно часто применялся, когда немцы ожидали контратаку наших танков.
    Высылая вперед небольшие группы танков, немцы пытались отвлечь внимание наших боевых машин и артиллерийских средств от своих главных сил. Выбрасывая вперед противотанковые орудия, они стремились уничтожить наши зазевавшиеся танки, которые увлекались борьбой с отдельными прорвавшимися машинами противника.
    Немецкие наступающие танковые части, как правило, сопровождаются «кривой ногой» — так называли наши бойцы немецкий разведывательный самолет «хеншель», который корректировал огонь артиллерии и маршруты автоматчиков и танков, пытавшихся проскочить через наше боевое охранение.
    Если это противнику удавалось, то он продолжал двигаться вперед, ракетами (обычно зелеными и голубыми) давая знать своей артиллерии и авиации о своем местонахождении.»

    День - вечер.
    Командованием бригады выбран рубеж обороны на северном берегу реки Оптуха, неподалеку от села Ивановское, в 5 км от Орла. В течении дня и вечера подтянувшиеся части бригады занимают оборону. Готовятся окопы полного профиля, на основных направлениях – ложные позиции. Танки бригады, группами и одиночно расставляются в засады под углом к вероятному движению противника и маскируются.

    [I]Отступление четвертое. Из книги М.Е. Катукова «На острие главного удара»

    «Уже после боя под Клеванью (июнь 1941), видя преимущество врага в танках и авиации, я стал задумываться над тем, как с максимальной эффективностью применять танковые засады в обороне. Постепенно сложилась такая схема. Мотострелки располагаются в обороне, предварительно отрыв настоящие окопы и ложные. В ложных ставятся [23] макеты душек и пулеметов. Часть этих окопов занимают небольшие группы бойцов с настоящими пулеметами. На их долю выпадает роль «актеров», инсценирующих передний край. Сзади, на небольшом расстоянии, идут настоящие окопы, а дальше, на танкоопасных направлениях, ставятся танки — иногда взвод, иногда просто одна машина. Для маскировки танки используют местные укрытия: кустарники, деревья, скирды хлеба, стога сена, обратные скаты высот. Каждый экипаж готовит себе не одну позицию, а две-три, которые можно менять незаметно для противника. Экипажи заранее определяют ориентиры и расстояния до них. С пехотой, артиллерией, саперами заблаговременно организуется взаимодействие и устанавливается связь или по радио, или специальными сигналами, или посыльными. Все танковые экипажи должны находиться в поле зрения друг друга, готовые прийти на помощь соседу.
    Противник начинает вести наземную и воздушную разведку. Засады не обнаруживают себя. Противник боем прощупывает передний край. В действие вступают «актеры» в ложных позициях, артиллерия и минометы с запасных позиций. Танки молчат.
    Авиация врага начинает бомбить ложные окопы. «Актеры» незаметно отступают ходами сообщения. И наконец, противник пускает танки в сопровождении пехоты. Наступают самые критические минуты боя.
    Стрелки, артиллеристы, минометчики расстреливают пехоту противника. Засады молчат. И только тогда, когда вражеские машины подходят на 200—300 метров, засады выходят на огневую позицию и открывают огонь по атакующим в упор, наверняка. В то же время экипажи засад не выпускают из поля зрения соседей и бьют в борта прорвавшихся танков противника. Получается косоприцельный, перекрестный, губительный огонь.
    Командир засады выходит на огневую позицию только в случае крайней необходимости. Откуда-нибудь из окопчика или из-за кустарника следит он за полем боя, намечает цели, определяет прицел и лишь после этого садится в танк, и машина выскакивает, чтобы открыть огонь. Прицел поставлен, пушка приблизительно наведена на цель. Сделав три-четыре выстрела, танк задним ходом отползает в укрытие. Долго стоять на позиции нельзя: экипаж станет жертвой прицельного огня. Из укрытия командиры снова ведут наблюдение и снова выскакивают на позицию, но теперь уже на другую. Так повторяется несколько раз.»


    В это же время, днем.

    Группа Гусева, 13 танков с сотней десантников подошли к селу Ивановское и заняли оборону. Взвод танков младшего лейтенанта Г. Ф. Овчинникова выдвинулся в Орел, но на окраине города наткнулся на немецкую засаду. Немецкими снарядами на всех трех машинах были подожжены бачки с запасным топливом. Выведя танки из-под огня противника, сбросив запасные бачки на землю, экипажи потушили огонь. При внимательном осмотре машин выяснилось, что в танке Овчинникова два верхних поддерживающих катка оказались разбитыми. Овчинников пересел в танк младшего лейтенанта И. Н. Полянского, а ему приказал вести подбитую машину в ремонт. Танки младшего лейтенанта Овчинникова и младшего лейтенанта И. Г. Дракина обошли засаду и ворвались на окраину Орла, после чего связь с ними была потеряна. На помощь были выдвинуты сначала два легких танка, затем два тяжелых танка КВ. Но и эти машины, были потеряны. В итоге к вечеру группа Гусева потеряла 5 танков из 13. Сведения о противнике получены не были.

    Группа Бурды.
    Выслав вперед хорошо проинструктированный разведдозор во главе с лейтенантом Ивченко, группе удалось незаметно для противника подойти к юго-восточной окраине Орла и замаскировать танки в зарослях орешника. Высланная вперед пешая разведгруппа во главе с заместителем политрука Евгением Багурским установила, что единственная дорога в город с юго-востока в районе завода № 9 и товарной станции охраняется дивизионом противотанковых орудий, тщательно замаскированных в сараях и стогах сена, главные силы противника расположились вдоль шоссе, идущего на Мценск.

    Ночь с 5 на 4 октября.

    Группа капитана Гусев поставила оставшиеся танки в засаду по левую сторону шоссе. Обстановка складывалась неблагоприятная. Все попытки связаться с ушедшими экипажами оказались тщетными. Все попытки связаться с ушедшими экипажами оказались тщетными. Ночь выдалась темная, дождливая, ближе к утру стороны шоссе, идущего на Болохов, послышался лязг гусениц и шум моторов. По силуэтам было определено, что это танки противника в количестве 10 единиц. Подпустив противника ближе, был открыт огонь, в результате которого 4 танка противника были подожжены, остальные вышли из боя. Группа Гусева присоединилась к основным силам бригады.

    День второй. 5 октября.

    Утро. Группа Бурды
    .

    Из Орла по направлению к Мценску выползла колонна немецких войск. Впереди грохотали бронетранспортеры с прицепленными противотанковыми орудиями. За ними ползли танки и опять бронетранспортеры с пехотой. Колонну замыкали три танка. По подсчетам Бурды, по дороге двигалось до полка моторизованной пехоты.
    Старший лейтенант выждал, когда колонна поравняется с засадой, и только тогда дал команду открыть огонь. После уничтожения танков и артиллерии в направлении колонны выдвинулся резерв – взвод лейтенанта А. М. Кукаркина на БТ-7, который завершил разгром колонны. При осмотре трупов был обнаружен офицер со штабными документами, раскрывающий номера и численный состав частей противника, сосредоточенных в Орле.
    Результат разгрома колонны составил: 10 средних и легких танков, 2 тягача с противотанковыми орудиями, 5 автомашин с пехотой, 2 ручных пулемета и до 90 гитлеровцев. Были взяты пленные. Вызванная противником авиация группы не обнаружила.
    О проведенном бое и результатах разведки группа бурды не смогла сообщить, поскольку находилась фактически в тылу противника, кроме того единственная рация вышла из строя.
    Утро. Основные силы бригады.
    В ночь на 5 октября 4-я танковая бригада полностью заняла оборону на широком фронте по берегу реки Оптуха, в пяти километрах северо-восточнее Орла. Впереди, оседлав шоссе Москва—Орел, расположился мотострелковый батальон под командованием капитана Д. А. Кочеткова, а танковый батальон стоял в засаде во втором эшелоне на опушке рощи южнее села Казнаусево, для прикрытия флангов выделено несколько танков с десантом. В резерве остался один танковый взвод. Всю ночь шел дождь, была низкая облачность, но к утру дождь прекратился, небо расчистилось. Рано утром авиация противника провела разведку позиций бригады.
    Около 10-00 . Артиллерия и авиация противника нанесла огневой налет на ЛОЖНЫЕ позиции мотострелкового батальона. После 15-минутной артиллерийской и авиационной подготовки со стороны Орла в низине перед линией обороны выдвинулись около 40 танков со следующей за ними мотопехотой. По противнику был открыт огонь из противотанковых орудий мотострелкового батальона, но противник быстро засек и подавил батарею. Набрав скорость танки противника ворвались на позиции батальона и, стреляя, начали утюжить его окопы.
    Наступил критический момент боя, по радио Катуковым была отдана команда ввести в бой танковые засады. Используя естественные укрытия, маневрируя по окрестным пригоркам, Т-34 бригады наносят удар по врагу. Потеряв несколько машин и нее выдержав огня противник отходит.
    Мотострелковый батальон бригады понес существенные потери. Но и танки противника, остановленные засадами, не смогли продвинуться сколько-нибудь существенно вперед. Под Казнаусевом гитлеровцев удалось остановить.

    Вечер. Основные силы бригады.

    Противник проводит несколько атак, очевидно разведку боем. К позициям бригады не приближается.
    Итог дня. Потери противника составили 18 танков, 8 орудий и несколько сотен солдат и офицеров.

    День третий. 6 октября.

    Ночь с 5 на 6 октября. Основные силы бригады.


    Бригада снимается с позиции и занимает новую линию обороны на рубеже, районе п. Нарышкино — п.Первый Воин, оседлав шоссе Орел—Мценск. Новые позиции дали некоторое преимущество перед врагом. С высоток открывался хороший обзор местности в южном направлении, откуда ожидается подход новых колонн противника. Кустарник, стога сена, небольшие рощи закрывают район от наблюдения противника и позволяют маскировать танки и орудия.
    Мотострелковый батальон занимает оборону вблизи шоссейной дороги. Танки установлены в засаде в роще юго-западнее п. Первый Воин. Шесть засад организовано на позициях мотострелков. Фланги бригады прикрыты тремя машинами и взводом мотопехоты. Из состава подходящих частей 1 Гв стрелкового корпуса бригада усилина дивизионом противотанковой артиллерии.

    Раннее утро. Группа Бурды.

    Проведя день 5 октября в лесу, группа ночью по проселочным дорогам совершила марш и присоединилась к бригаде в районе села Первый Воин. Из захваченных документов и показаний пленных становится ясно, что бригаде противостоит 24-й моторизованный корпус в составе двух танковых и одной моторизованной дивизий из 2 танковой группы Гудериана (с октября 1941 – 2 танковой армии), которая имеет целью развить успех вдоль шоссе Орел — Мценск — Тула и выйти к Москве с южного направления.

    Отступление пятое. Гейнц (Хайнц) Вильгельм Гудериан



    «Гейнц (Хайнц) Вильгельм Гудериан. Генерал-полковник, (прозвища в среде офицеров Вермахта «Schneller Heinz»— «быстрый Хайнц», «Heinz Brausewetter» — «Хайнц-ураган».
    Родился 17 июня 1888 года в Кульме (ныне - Хелмно, Польша), в семье прусского генерала. Окончил военное училище (1907) и военную академию (1914). В 1908 году он получил назначение в 10-й ганноверский егерский полк, в Первую Мировую войну служил офицером связи и на штабных должностях, после войны - в рейхсвере, с 1922 года - в автомобильных войсках. По представлениям западных историков в 1920-30-х годах Гудериан наряду с де Голлем и Фуллером развивал идеи механизированной войны. В Германии он заложил основы танковых соединений, и после отказа от версальских договоренностей его назначили командиром одной из трех первых танковых дивизий. В своих книгах "Внимание - танки!" и "Бронетанковые войска и их взаимодействие с другими родами войск", оказавших большое влияние на военных специалистов, главную роль в исходе современной войны Гудериан отводил массированному применению танков.
    В начале Второй Мировой войны Гудериан командовал 19 корпусом, а в 1940 году его танковая группа успешно продемонстрировала тактику блицкрига, которую он пропагандировал в своих теоретических трудах.
    После нападения на СССР Гудериан командовал 2-й танковой группой (с октября 1941 года - 2-й танковой армией). 2-я танковая группа в составе группы армий «Центр» начала восточную кампанию севернее Бреста. В боях против Красной армии тактика блицкрига имела феноменальный успех. Действуя путём прорыва и охвата танковыми клиньями, немецкие войска стремительно продвигались вперёд: 28 июня пал Минск, 16 июля (по советской версии — 28 июля) — взят Смоленск. Западный фронт Красной армии перестал существовать. 17 июля 1941 года Гудериан получает Рыцарский крест с Дубовыми Листьями.
    В этот момент Гитлер решил поменять общий план кампании и вместо продолжения стремительного наступления на Москву отдал приказ развернуть танки Гудериана на юг — на Киев (другая ударная сила группы «Центр», 3-я танковая армия Гота, была передана группе «Север» для наступления на Ленинград)[2]. К 10 августа части 2-й танковой группы соединились восточнее Киева с 1-й танковой армией группы армий «Юг» под командованием Кляйста. В результате в «Киевском котле» оказался весь Юго-Западный фронт РККА. Только в плен попало более 500 тыс. советских солдат и офицеров(по немецким данным).»

    Раннее утро. Основные силы бригады


    Передовые дозоры бригады. Наблюдают выдвижение из Орла поступило донесение от дозоров, что со стороны Орла движется крупная колонна танков и мотопехоты противника. Примерно через час она достигает позиций бригады.
    С командного пункта бригады насчитывают до 100 танков с противотанковой артиллерией, бронетранспортеры с пехотой. Впереди мотоциклы с автоматчиками. Обнаружив позиции мотострелкового батальона и противотанкового дивизиона противник открывает огонь, орудия дивизиона подбив несколько танков подавлены. Танки противника ворвались в расположение батальона и начали утюжить окопы мотострелков. По команде с КП бригады выдвигаются четыре Т-34 под командованием старшего лейтенанта Лавриненко, решительно атаковав колонну немецких танков, втянувшихся в лощину для уничтожения мотострелкового батальона бригады. Избегая подхода на излишне близкую дистанцию, Т-34 открыли огонь по танкам противника. Постоянно меняя огневые позиции, появляясь в различных местах, четыре тридцатьчетверки производят на немцев впечатление действий большой танковой группы.
    Немецкие танки не могут ответить маневром, узкие гусеницы вязнут в расплывшейся от дождей земле, к ужасу немцев Т-34 преодолевают целину без каких либо заметных проблем. Танки Лавриненко исчезают за высотой так же внезапно, как и появились, но через несколько минут показались левее, из-за пригорка. Прорыв ликвидирован.
    В этом бою экипаж лейтенанта Лавриненко уничтожает 4 немецких танка, экипаж старшего сержанта Антонова - 7 танков и 2 ПТО, экипаж сержанта Капотова - 1 танк, экипаж младшего лейтенанта Полянского - 3 танка и 4 мотоцикла. Взвод Лавриненко потерь не имеет. Бой быстро заканчивается. Мотострелковый батальон был спасен. Солдаты мотострелкового батальона собираются вокруг своих танков. Получив приказ на отход, Лавриненко садит раненых на броню и возвращается на место засады — на опушку леса.
    Однако бой продолжается. Немцы пытаются прорвать оборону бригады, но натыкаясь на танковые и артиллерийские засады, вынуждены отступить. В бою экипаж Т-34 старшего сержанта И. Любушкина уничтожил 9 танков противника.

    Ранний вечер. Около 16-00. КП бригады.

    Головные дозоры сообщают, что вблизи от позиций бригады, справа от шоссе в лощине сосредотачивается группа до 200 единиц техники противника и большое количество живой силы. Становится ясно, что противник готовит новую атаку. Бригада перегруппировывается в ожидании, вывозятся раненые, идет погрузка боеприпасов и топлива. Задача сильно осложняется распутицей, в которой вязнет грузовой транспорт.
    На КП появился порученец комбрига и сообщает о прибытии капитана Чумака. Фамилия Катукову не знакома. Рослый смуглолицый артиллерист в походной накидке и заляпанных грязью сапогах докладывает:
    — Командир дивизиона гвардейских минометов, из резерва генерала Лелюшенко, имею приказ произвести один залп.
    .
    Катукову еще не приходилось видеть в действии новое оружие, но о его огромной разрушительной силе он уже наслышан. Но указание на один залп приводит его в недоумение.
    — Почему так мало? — удивляется он.
    — Не волнуйтесь, — усмехается капитан. — И этого хватит. Только вот что: нужно предупредить людей на переднем крае. Грохот поднимется страшный. Может возникнуть паника. Танкисты за броней, глядишь, и не услышат, а вот пехота...
    Комбриг отдает указание принять необходимые меры, и в окопы были отправляются посыльные.
    Капитан между тем просит, чтобы ему точно указали границы района сосредоточения противника. В штабе расстелили карту и очертили контуры лощины, где противник накапливает силы.
    Внешний вид 12 машин разочаровывает, они вовсе не производили грозного впечатления. Обыкновенные грузовики, только ряды стальных рельсов упирались в небо. Пристрелочная гаубица делает несколько выстрелов в сторону противника. По результатам капитан Чумак подает команду и …
    …ослепительные космы пламени прочерчивают ночное небо, освещая все вокруг голубоватым пламенем. Воздух прорезает пронзительный свист. Земля дрожала, как от раскатов грома. В лощине, пляшущие языки огня. С каждой секундой пламя ширится, разливается, и вскоре превращается в бушующее огненное море. Пораженные невиданным зрелищем, командование бригады стоит не в силах произнести ни слова.
    Но вот оцепенение проходит, и среди командиров поднимается радостное возбуждение. Многие просто не знают, как выразить свой восторг. Капитана Чумака дружески хлопают по спине, пожимают ему руку. А он, довольный произведенным эффектом, только улыбается.
    Примерно через час, когда пламя над лощиной стало гаснуть, выслали разведку. В низине дымятся десятки танков, грузовиков, тягачей, мотоциклов; валяется много обгоревших трупов. Залп Чумака оказался точным, атака сорвана.

    Поздняя ночь. КП бригады
    Итог дня. Гудериановцы отброшены на исходные позиции, с большими потерями. Враг потерял 43 танка, 16 противотанковых орудий, 6 автомашин и до 500 солдат и офицеров. Потери бригады: 2 танка сгорели, 4 подбиты, но возвращены в строй. Серьезные потери в людях понес мотострелковый батальон.

    Отступление шестое. Гейнц Гудериан
    « 6 октября наш командный пункт был перемещен в Севск. Южнее Мценска 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить.
    …В ночь с б на 7 октября выпал первый снег. Он быстро растаял, но дороги превратились в сплошное месиво и наши танки двигались по ним с черепашьей скоростью, причем очень быстро изнашивалась материальная часть. Мы повторно обратились с просьбой о доставке зимнего обмундирования, но нам ответили, что оно будет получено своевременно и нечего об этом излишне напоминать.
    ( В этом году Гудериан зимнего обмундирования так и не получил)»

    День четвертый и пятый.7 и 8 октября
    Два дня проходят относительно спокойно. Немцы прощупывают силы бригады мелкими разведгруппами, и тщательно готовятся к наступлению.
    В ночь на 7 октября бригада снова меняет рубеж обороны.
    Её позиции проходят по Головлёво - Ильково. Снова готовятся к бою настоящие и ложные окопы, зарыты в землю танки и артиллерия. Погода была самая несносная: идет дождь вперемежку со снегом. Люди мокнут, работают в грязи, а обсушиться нет времени и не где.
    Рано утром 7 октября на КП приезжает Д.Д. Лелюшенко, который сообщает, что Ставка осведомлена о действиях бригады и оценивает их высоко.
    Бригаде придается полк пограничников НКВД полковника Н.И.Пияшева. Слева от него окапался еще один батальон Тульского военного училища под командованием Проняева. Артиллерия разместилась за боевыми порядками пехоты. На возможных направлениях появления противника установлены танковые засады.

    Отступление седьмое. Гейнц Гудериан
    «8 октября я вылетел на "Шторхе" из Севска в Орел, где меня дожидались заранее отправленные туда мои автомашины. Я летел над "дорогой", которая до Кромы представляла собой сугубо мрачную картину. От Кромы до Орла дорога имела твердое покрытие, но на этом участке она была вся изрыта воронками.
    Генерал фон Гейер доложил мне, что отмечено усиление противника, действующего против 4-й танковой дивизии, и установлено прибытие еще одной пехотной дивизии и танковой бригады. 3-я танковая дивизия продвигалась на север, имея своей задачей занять Болхов, 4-й танковой дивизии на 9 октября была поставлена задача занять Мценск.
    Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике. Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях. Например, наш танк Т-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 только с тыльной стороны, поражая его мотор через жалюзи. Для этого требовалось большое искусство. Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились.
    Тяжесть боев постепенно оказывала свое влияние на наших офицеров и солдат. Генерал фон Гейер снова обратился ко мне с просьбой ускорить доставку зимнего обмундирования. Не хватало прежде всего сапог, нательного белья и носков. Серьезность этого сообщения заставляла задумываться. Поэтому я решил немедленно отправиться в 4-ю танковую дивизию и лично ознакомиться с положением дел. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших потерь.
    Возвратившись в Орел, я встретил там полковника Эбербаха, который также доложил мне о ходе последних боев; затем я снова встретился с генералом фон Гейером и командиром 4-й танковой дивизии бароном фон Лангерманом. Впервые со времени начала этой напряженной кампании у Эбербаха был усталый вид, причем чувствовалось, что это не физическая усталость, а душевное потрясение. Приводил в смущение тот факт, что последние бои подействовали на наших лучших офицеров.
    Но зато в главном командовании сухопутных войск и в штабе группы армий царило приподнятое настроение!
    Именно в этом проявилась пропасть между взглядами высшего командования нашими, хотя в тот период 2-я танковая армия ничего не знала о том, что высшее командование так сильно опьянено нашими победами.»


    День шестой. 9 октября.
    Утро.

    Утро начинается с авиационной бомбардировки передовых позиций, при этом основной удар пришелся на ложные окопы. Зенитная батарея ведет загородительный огонь.
    5 самолетов сбиты, 6-ой, угодив под траекторию снаряда, выпущенного пушкой по наземной цели, разваливается в воздухе.

    Ближе к полудню.
    Изменив тактику, отдельными группами по 15-20, а то и по 50 машин немцы идут в атаку. Становится очевидно, что они наносят главный удар на Шеино, с намерением обойти бригаду с левого фланга и выйти к Мценску. Действующие из засад и маневрируя на отдалении Т-34 срывают атаку. У села Шеино 10 машин врага сжигает взвод старшего лейтенанта Лавриненко. Экипаж танка Петра Воробьёва из засады разгромил немецкую колонну - 14 танков, которые двигались из деревни Азарово по направлению к Шеино.

    После полудня.
    Потерпев неудачу в районе Ильково-Шеино, немцы пытаются обойти бригаду с правого фланга в районе д. Думчино. Неожиданно для противника, подоспевший взвод из трех танков лейтенанта Кукаркина отражает и этот маневр. Однако бой продолжается до вечера на разных участках фронта. Немецкие танки небольшими группами лезут на высоты, пытаясь занять господствующее положение для последующих боёв. Но предпринять общую атаку позиции противник больше не решился.

    Вечер.
    Уже в темноте снова появились немецкие танки. Противник пытался просочиться через оборону советских войск, чтобы утром ударить с тыла. Мотострелки Кочеткова и взвод лёгких танков Фрола Столярчука отбивают эту атаку.
    Однако в полосе соседей немцы прорвались на Болхов¬ское шоссе, угрожая окружением не только бригаде, но и всему корпусу выходом к Мценску с северо-запада.

    22 -00
    М.Е. Катуков отдает приказ, отойти на новый рубеж обороны.

    День седьмой. 10 октября. Самый длинный день.
    Еще ночью.

    Новый рубеж обороны, по существу, южная окраина г. Мценска, Всего 4 километра отделяют передовые позиции бригады от южного обвода города. Опять роются окопы и траншеи, оборудуются артиллерийские позиции, командный и наблюдательный пункты.

    Раннее утро.
    Немцы ведут себя странно: небольшими группами танков и пехоты несколько раз атакуют передний край обороны, но атакуют вяло, без прежней напористости.
    Через час, странное поведение противника находит свое объяснение. Это отвлекающий маневр. Основной удар противник наносит слева, во фланг. Сбив с позиций батальон Тульского военного училища, немцы двигаются по левому берегу реки Зуши к городу.

    Около 11-00 . КП бригады.
    Убывший в госпиталь сержант В. М. Рындин, неожиданно возвращается в расположение КП бригады. Он сообщает, что в город прорвались немцы.
    На просторной площади колхозного рынка сержант вдруг услышал лязг гусениц и рокот моторов. Прямо впереди него, метрах в двухстах по улице, медленно покачивая пушками, ползли четыре вражеских танка. Рындин застыл на месте. Гитлеровцы в городе! Сержант оглянулся вокруг: у магазина как ни в чем не бывало переговаривались женщины, стоявшие в очереди за хлебом. Сновали мотоциклы и машины. Двое солдат спокойно набирали из колонки воду для полевой кухни. На вражеские танки никто не обращал внимания.
    И вдруг грохнул взрыв, другой, третий. Послышались звон разбитых стекол, крики и стоны раненых. Гитлеровцы били из пушек по очереди у магазина…
    Комбриг докладывает о произошедшем комкору Лелюшенко. В сложившейся ситуации бригада едва ли сможет долго продержаться на левом берегу Зуши. Разведка доносит: со стороны Болохова движется свежая танковая дивизия противника. Если вовремя не переправить бригаду и приданные ей части на правый берег, то она может оказаться в полном окружении, потерять людей и всю материальную часть.
    Комкор приказывает:
    — Держитесь до наступления темноты! Приказ на отход получите позже.

    Ближе к полудню.
    Обстановка продолжает ухудшаться с каждой минутой. Противник начал атаку с фронта.. Перед передним краем обороны появляются все новые и новые группы танков. Командиры частей и подразделений докладывали, что держатся из последних сил. Все просят подкреплений, но их нет. Катуков отдает приказ: «Ни шагу назад!»

    Полдень.
    Противник ведет наступление с фронта и с правого фланга. Бригаду в очередной раз выручает тактика танковых засад. Притаившиеся в кустах, лощинах, за пригорками машины 1-го и 2-го батальонов при появлении противника неожиданно выскакивают из своих укрытий, делают несколько выстрелов, как правило, в упор и так же неожиданно уходят. Враг вынужден двигаться по дорогам, обходные маневры ему не доступны. Идет дождь со снегом. Русская грязь не под силу немецким машинам.
    Последний резерв отправлен комбригом в город. Его задача ликвидировать угрозу с тыла. Одновременно поступает сообщение: немцы подтянули к автомобильному мосту через Зушу несколько батарей и держат его под непрерывным обстрелом. Резерв - группа из трех танков KB в первую очередь направляется для ликвидации угрозу у моста. Один из танков приближается к мосту и тут же расстреливается полевой артиллерией немцев. Из экипажа успевают спастись только механик – водитель, он вытаскивает тяжело раненного радиста.
    В танке гибнет командир группы комиссар 1-й танковой роты 1-го танкового батальона старший политрук Иван Лакомо.
    Два других КВ успевают расстрелять батарею противника и занимают позицию возле моста. Через свободный мост уходят тыловые службы бригады, материальная часть бригады, находящаяся в ремонте.

    Сразу после полудня.
    Обстановка в городе продолжает оставаться неясной. В нем идет бой, не смолкает канонада и треск пулеметов. Противник оборудовал на колокольне наблюдательный пункт и пулеметные гнезда и держит значительную часть города под обстрелом.
    Три БТ-7 отправлены сбить наводчиков. Приказ выполнен, но за церковной оградой замаскировались 4 танка противника. Нашим танкам удается подбить 2 из них, остальные ушли, что называется «огородами», причем в прямом смысле.

    Вторая половина дня
    Немцы все же удается подтянуть к автомобильному мосту, крупные артиллерийские силы. Противник открывает плотный огонь, эвакуация через мост прекращается. Этот путь для отхода бригады отрезан.
    Река Зуша делит Мценск на две половины, в районе Мценска она не широка, но берега ее круто обрываются, а течение стремительное, словно у горной речки. Через реку в Мценске два моста, автомобильный и узкий железнодорожный.
    Комбриг высылает несколько разведывательных групп с заданием найти другие пути отхода, восточнее города еще утром размечен удобный брод, но к вечеру он уже в руках противника.
    Остается узкий железнодорожный мост, по которому струдом проходит колесная и гусеничная техника.

    18-00. КП бригады.
    Сгущаются осенние сумерки. Набухшее дождем небо висит так низко, что, кажется, что рваные, стремительно мчавшиеся тучи задевают крыши домов. Эти тучи сейчас союзник бригады: они мешают противнику пустить в ход штурмовики и бомбардировщики.
    Посланный на поиск путей отхода заместитель политрука Завалишин сообщает, что железнодорожным мостом можно провести боевую технику бригады, но на правом берегу за мостом неустановленные части. Необходимо проверить, нет ли там противника
    К мосту дополнительно высылается разведка.

    19-00. КП бригады.
    Разведка сообщает хорошую новость, части за мостом – первый эшелон 13-й армии. С тяжелыми боями она пробилась из окружения через шоссе Севск—Глухов и начала занимать оборону по правому берегу. На мосту начинают выкладывать настил.

    Ближе к 20-00
    Из штаба корпуса поступает приказ: «Бригаде с приданными ей частями отойти за реку Зуша и сосредоточиться в районе расположения второго эшелона армии». Части бригады, пользуясь темнотой, начинают стягиваться к мосту. Установлен план отхода частей бригады. Прежде всего, переправляются колесные машины и артиллерия, затем стрелковые подразделения. Прикрывают отход танкисты.

    Поздний вечер.
    Переправа бригады идет с трудом, наспех сколоченный настил разъезжается под колесами, и это очень осложняет переправу. Доски выдерживают тяжесть орудий, но расползаются, образуя широкие щели. Артиллерийские битюги ломают ноги и падают, преграждая дорогу. Образуются пробки и заторы. Лошадей приходится пристреливать и сбрасывать в воду. В щелях застревают колеса орудий и автомобилей. Солдатам и командирам приходится тащить машины и орудия на руках. Полностью переправлен пограничный полк.

    23-00
    Дождь неожиданно прекратился, тучи расползлись, выплыла полная луна, ярко осветив мост. Обстановка резко меняется не пользу наших войск. Немцы открывают сильный артиллерийский огонь. На фоне лунного неба силуэт моста и двигающиеся по нему люди хорошо видны противнику. Снаряды рвутся у быков моста, поднимая фосфоресцирующие при лунном свете фонтаны воды. Неожиданно к артиллерийскому огню прибавляется автоматный.
    Поступает доклад: Немцы прорвались к вокзалу. Автоматчики ведут огонь из станционных зданий. В район вокзала выдвигается Т-34 сержанта Капотова и открывает огонь по противнику.

    Около полуночи
    Противник закрепившийся на вокзале подавлен. Танкисты поджигают привокзальные здания, отсвет пламени слепит противника, эффективность артиллерийского огня падает.

    01-00, 11 октября.
    На другой берег переброшены все части бригады, кроме двух танковых батальонов, продолжающих сдерживать врага. Оторвавшись от врага, они выходят из боя.

    02-00 11 октября.
    Танковый батальоны, отстреливаясь, пересекают мост. Вместе с первыми машинами переправляется на другой берег комбриг. С правого берега хорошо виден горящий Мценск. Город пришлось сдать врагу, но 4 танковая бригада выполнила приказ. Победный марш Вермахта по шоссе Орел- Москва сорван. На правом берегу Зуши заняла оборону 13-я армия. К Мценску стягиваются все новые части. Фронт, преграждающий путь к Москве, начал стабилизироваться.

    Отступление седьмое. Гейнц Гудериан
    «11. октября … Одновременно в районе действий 24-го танкового корпуса у Мценска северо-восточное Орла развернулись ожесточенные бои местного значения, в которые втянулась 4-я танковая дивизия, однако из-за распутицы она не могла получить достаточной поддержки.
    В бой было брошено большое количество русских танков Т-34, причинивших большие потери нашим танкам. Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех. Об этой новой, для нас обстановке я написал в своем докладе командованию группы армий, в котором я подробно обрисовал преимущество танка Т-34 по сравнению с нашим танком Т-IV, указав на необходимость изменения конструкции наших танков в будущем.
    Свой доклад я закончил предложением направить немедленно на наш фронт комиссию, в состав которой должны войти представители от управления вооружения, от министерства вооружения, конструкторы танков и представители танкостроительных фирм. Вместе с этой комиссией нам надлежало на месте осмотреть подбитые на поле боя танки и обсудить вопрос о конструкции новых танков, Я также потребовал ускорить производство более крупных противотанковых пушек, способных пробивать броню танка Т-34. Комиссия прибыла во 2-ю танковую армию 20 ноября.»


    Город Мценск стал для Гудериана проклятым. В начале наступления, 160 километров до Орла, 2-я Танковая группа пробежала за 3 дня. 50 километров от Орла до Мценска немцы смогли преодолеть за неделю. Словно собака, на цепи привязанный, Гудериан метался от Мценска в поисках пути на Москву, постоянно упоминая в своих мемуарах этот город, как привязку к местности, но так и не смог прорваться к столице. 26 декабря 1941 года, за провал наступления на Москву, Гудериан отправлен в отставку. Военоначальником он больше никогда не был.

    11 октября 4-я танковая бригада заняла оборону во втором эшелоне 50-й армии. Впервые за восемь суток личный состав получил возможность отдохнуть и посчитать потери. Они составили: 27 человек убито, 60 ранено. На поле боя остались 23 автомашины, 4 рации, 19 мотоциклов, 3 противотанковых орудия, 6 минометов. Из 28 подбитых танков 9 сгорело, остальные удалось увести на СПАМ (всего лишь - сборный пункт аварийных машин).
    Гудериан потерял 133 танка, 2 бронемашины, 2 танкетки, 4 полевых, 4 зенитных, 6 дальнобойных и 35 противотанковых орудий, 8 самолетов, 12 автомашин, 2 цистерны, 15 тягачей с боеприпасами, 6 минометов и до полка пехоты.
    С середины ноября, пополнив ряды и боевую технику 4-я танковая бригада снова вступила в бой.

    Отступление восьмое.

    «Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР о присвоении звания генерал-майора танковых войск Катукову М. Е.
    Совет Народных Комиссаров постановляет:
    Присвоить Катукову Михаилу Ефимовичу звание генерал-майора танковых войск.

    Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И. Сталин

    Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР
    Я. Чадаев
    Москва. Кремль
    10 ноября 1941 г.»




    Катуков Михаил Ефимович – командующий 1-й гвардейской танковой армией, генерал-полковник танковых войск.

    Родился 5 (17) сентября 1900 года в селе Большое Уварово ныне Озёрского района Московской области. Русский. Участник Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде в 1917.

    В армии с 1919. Участник гражданской войны на Южном фронте. В 1922 окончил Могилёвские пехотные курсы, в 1927 – курсы "Выстрел", в 1935 – КУКС при Военной академии механизации и моторизации РККА. Служил в танковых войсках. С 1940 – командир 20-й танковой дивизии.

    Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 в должности командира 20-й танковой дивизии. С сентября 1941 – командир 4-й (1-й гвардейской) танковой бригады, прославившейся при обороне Москвы на Волоколамском шоссе. В 1942 – командир 1-го танкового корпуса, отличившегося под Воронежем, с сентября 1942 – командир 3-го механизированного корпуса. С января 1943 командовал 1-й танковой армией (с апреля 1944 – 1-й гвардейской), которая участвовала в Курской битве, освобождении Украины, Львовско-Сандомирской операции.

    За успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм генерал-полковнику танковых войск Михаилу Ефимовичу Катукову 23 сентября 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

    В дальнейшем части армии отличились в Висло-Одерской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях.

    За успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков 6 апреля 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда".

    После войны командовал армией, бронетанковыми и механизированными войсками Группы советских войск в Германии. В 1951 окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. С 1955 – генерал-инспектор Главной инспекции МО СССР, с 1957 – заместитель начальника Главного Управления боевой подготовки Сухопутных войск. С 1963 – в Группе генеральных инспекторов МО СССР.

    Жил в Москве. Умер 8 июня 1976 года. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

    Маршал бронетанковых войск (1959). Награждён 4 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, 2 орденами Суворова 1-й степени, орденами Кутузова 1-й и 2-й степени, Богдана Хмельницкого 1-й степени, Красной Звезды, "За службу Родине в ВС СССР" 3-й степени, медалями, иностранными наградами.

    Бронзовый бюст установлен в городе Озёры. На доме, где он жил (Москва, Ленинградский проспект, 75), установлена мемориальная доска, открыт музей-квартира. Его именем названы улицы в Москве, городах Мценск и Снежное, где также установлены мемориальные доски.

    «ВСЕМ ФРОНТАМ, АРМИЯМ, ТАНКОВЫМ ДИВИЗИЯМ И БРИГАДАМ
    ПРИКАЗ Народного Комиссара Обороны Союза ССР
    11 ноября 1941 г.
    № 337
    г. Москва
    О переименовании 4-й танковой бригады в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.
    4-я танковая бригада отважными и умелыми боевыми действиями с 4.10 по 11.10, несмотря на значительное численное превосходство противника, нанесла ему тяжелые потери и выполнила поставленные перед бригадой задачи прикрытия сосредоточения наших войск.
    Две фашистские танковые дивизии и одна мотодивизия были остановлены и понесли огромные потери от славных бойцов и командиров 4-й танковой бригады.
    В результате ожесточенных боев бригады с 3-й и 4-й танковыми дивизиями и мотодивизией противника фашисты потеряли: 133 танка, 49 орудий, 8 самолетов, 15 тягачей с боеприпасами, до полка пехоты, 6 минометов и другие средства вооружения. Потери 4-й танковой бригады исчислялись единицами.

    Отличные действия бригады и ее успех объясняются тем, что:
    1. Бригадой велась беспрерывная боевая разведка.
    2. Осуществлялось полное взаимодействие танков с мотопехотой и артиллерией.
    3. Правильно были применены и использованы танки, сочетая засады с действиями ударной группы. .
    4. Личный состав действовал храбро и слаженно. Боевые действия 4-й танковой бригады должны служить примером для частей Красной Армии в, освободительной войне с фашистскими захватчиками.

    Приказываю:

    1. За отважные и умелые боевые действия 4-ю танковую бригаду именовать: «1-я гвардейская танковая бригада».
    2. Командиру 1-й гвардейской танковой бригады генерал-майору Катукову представить к правительственной награде наиболее отличившихся бойцов и командиров. [69]
    3. Начальнику ГАБТУ и Начальнику ГАУ пополнить 1-ю гвардейскую танковую бригаду материальной частью боевых машин и вооружением до полного штата.

    НАРОДНЫЙ КОМИССАР ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
    И. СТАЛИН

    НАЧАЛЬНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ
    МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА Б. ШАПОШНИКОВ»


    4-я танковая бригада, в последствии переименованная в 1- гвардейскую, одно из самых знаменитых соединений Советской Армии.
    За годы Великой Отечественной войны 28 воинов-танкистов 1-й гвардейской танковой бригады были удостоены звания Героя Советского Союза, среди которых одним из первых стал советский танковый ас Дмитрий Фёдорович Лавриненко. Двум воинам бригады это звание присвоено дважды.
    В десятке лучших Советских танковых асов четверо воевали в составе 4 ТБ, в том числе,
    упомянутый Дмитрий Лавриненко - лучший танковый ас Антигитлеровской коалиции – 52 уничтоженных немецких танка.
    Приказом Народного Комиссара Обороны СССР № 337 от 11 ноября 1941 года за отважные и умелые действия в боях под Орлом и Мценском, бригада была переименована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду, став тем самым первой гвардейской танковой частью в Красной Армии. 21 ноября 1941 года части было торжественно вручено Боевое Знамя.
    В дальнейшем бригада участвовала в Курской битве, в освобождении Украины, в Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской и Берлинской операциях.
    В 1946 году на базе 1-й гвардейской танковой бригады сформирован 1-й гвардейский танковый полк, который в настоящее время входит в состав 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии им М. И. Калинина.
    Постановлением Совета Министров СССР № 782—267 от 15 сентября 1976 году полку присвоено имя первого командира полка, а впоследствии маршала бронетанковых войск Катукова М.Е.
    До 1991 года полк входил в состав 9-й танковой дивизии 1-й гвардейской танковой армии Группы советских войск в Германии. Дислоцировался в местечке Глаухау .
    В 1991 году выведен в Подмосковье и включён в состав 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии им М. И. Калинина.
    Полное название 1-й гвардейский танковый Чертковский дважды ордена Ленина, Краснознамённый, орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого полк имени маршала бронетанковых войск Катукова М. Е.

    Сражение под Мценском еще не было Победой, но колокольчики заката Вермахта уже прозвенели. Зерна страха перед русскими танками, брошенные бойцами 4 танковой бригады дали обильные всходы.

    Отступление последнее. Гейнц Гудериан
    «17 ноября... 112-я пехотная дивизия натолкнулась на свежие сибирские части. Ввиду того, что одновременно дивизия была атакована русскими танками из направления Дедилово, ее ослабленные части не были в состоянии выдержать этот натиск.
    Оценивая их действия, необходимо учесть, что каждый полк уже потерял к этому времени не менее 400 человек обмороженными, автоматическое оружие из-за холода не действовало, а наши 37-мм противотанковые пушки оказались бессильными против русских танков Т-34. Дело дошло до паники, охватившей участок фронта до Богородицка. Эта паника, возникшая впервые со времени начала русской кампании, явилась серьезным предостережением, указывающим на то, что наша пехота исчерпала свою боеспособность и на крупные усилия уже более неспособна.»


    При подготовке использованы материалы с сайтов

    www.rkka.ru
    ww2.kulichki.ru
    pobeda.mosreg.ru
    www.ug.r
    www.orp.orel.ru
    odb.tamboff.ru
    www.phys.msu.su
    tankfront.ru
    www.cio.arcticsu.ru
    armor.kiev.ua
    www.hrono.r
    www.warheroes.ru
    ru.wikipedia.or
    www.geocaching.su

    Книги:
    Катуков Михаил Ефимович
    "На острие главного удара"

    Гудериан Гейнц
    "Воспоминания солдата"
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  20. #20
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    2. Организационное строительство танковых войск в 1942 г.

    Полученный опыт ведения боевых действий, и особенно наступательных операций, проведенных зимой 1941/42 г., подтвердил правильность положений теории глубокой операции, разработанной у нас в конце 20-х годов. Практика войны показала, что отсутствие в составе фронтов и армий крупных танковых соединений не позволяло в полном объеме решать такую важную задачу наступления, как развитие тактического успеха в оперативный. В связи с этим и в контрнаступлении под Москвой, и в последующих наступательных операциях зимы 1942 г. советским войскам не удалось осуществить окружение крупных группировок противника и развитие наступления на большую глубину.

    Поэтому необходимость создания крупных танковых соединений, которые обладали бы высокой подвижностью и большой ударной силой, была в то время одной из важнейших проблем строительства танковых войск.

    Кроме того, война потребовала определенного количества отдельных танковых частей и соединений (бригад), необходимых для совместного с пехотой и артиллерией прорыва подготовленной обороны противника. Одновременно советское командование учитывало и то обстоятельство, что в составе гитлеровской армии имелись крупные танковые объединения и соединения, которым необходимо было противопоставить такие же наши мощные формирования.
    Коммунистической партией и Советским правительством были проведены большие мероприятия общегосударственного значения в области организационного строительства танковых войск. Так, в первые месяцы 1942 г. Государственный Комитет Обороны принял ряд важнейших решений, направленных на резкое увеличение выпуска танков, в предвидении широкой программы развертывания и создания мощных танковых войск. К этому времени несколько улучшились экономические возможности страны по производству боевой техники и вооружения. Вместе с тем с середины февраля были даны специальные указания и принимались все меры к возвращению танкистов в свой род войск. Одновременно развертывается значительное количество танковых училищ, различных курсов усовершенствования, увеличивается набор офицеров в академию бронетанковых войск, проводятся досрочно выпуски офицеров из училищ, академии и курсов, создается ряд новых учебных полков и бригад по подготовке младших танковых специалистов. Проведенные мероприятия явились основой для последующего развития и усиления этого рода войск, являвшегося в годы войны главной ударной силой нашей армии.

    С марта 1942 г. было начато формирование первых четырех танковых корпусов, которые имели в своем составе управление, вначале две, а вскоре три танковые и мотострелковую бригады. По этому штату в корпусе должно было насчитываться 5603 человека и 100 танков (из них 20 тяжелых KB, 40 средних Т-34 и 40 легких Т-60 или Т-70). В создаваемых соединениях совершенно не предусматривалось иметь артиллерийских частей, инженерно-саперных, разведывательных подразделений, а также своего корпусного тыла. Управление корпуса фактически представляло собой небольшую группу офицеров, предназначавшуюся для координации боевых действий бригад в бою и операции.

    Первый опыт боевого применения таких корпусов весной 1942 г. на воронежском и других направлениях показал, что новые соединения не обладали необходимой оперативно-тактической самостоятельностью при ведении боевых действий, а в вопросах боевого и тылового обеспечения находились в полной зависимости от армий и фронтов. Все это отрицательно сказывалось на результатах их боевых действий.

    Учитывая все сказанное, летом того же года советским командованием предпринимается ряд важных мероприятий, направленных на совершенствование организации танковых корпусов в целях обеспечения им необходимой автономности при ведении боевых действий в отрыве от стрелковых соединений.

    В июле 1942 г. в штат корпуса был включен отдельный гвардейский минометный дивизион, насчитывавший 250 человек и 8 реактивных установок БМ-13, разведывательный и мотоциклетный батальоны. Несколько позже в корпус поступили две подвижные ремонтные базы, а также рота подвоза ГСМ для обеспечения второй заправкой топлива и масла.

    Вместе с тем следует иметь в виду, что организация танковых корпусов была не одинаковой. Это объяснялось тем, что каждое такое соединение формировалось согласно отдельной директиве и в его состав включались части, имевшиеся к этому времени в резервах. Однако во второй половине года была проделана большая работа по ликвидации разнотипности боевых машин в корпусах и по выравниванию численности и боевого состава.

    Анализируя процесс создания танковых корпусов в целом, следует обратить внимание на тот факт, что было развернуто формирование значительного числа указанных соединений. Эта грандиозная программа военного строительства осуществлялась благодаря неимоверным усилиям нашей танковой промышленности, которая к весне этого года значительно увеличила выпуск бронетанковой техники.

    Параллельно с развертыванием танковых корпусов в мае 1942 г. начали создаваться танковые армии. Необходимость иметь указанные объединения была обусловлена опытом войны. Практика показала, что для проведения наступательных операций с решительными целями массирование сил и средств, в том числе танков, должно выражаться не только в оперативно-тактическом, но и в оперативно-стратегическом масштабе. Для этого, как показал боевой опыт, в составе ударных группировок войск на направлениях главных ударов необходимо иметь такие крупные формирования, в которых бы танки концентрировались в организационном отношении, что в свою очередь способствовало бы лучшему управлению и осуществлению взаимодействия сил и средств в операции. По составу и предназначению эти формирования должны были напоминать довоенные ударные армии, на которые возлагались задачи по прорыву обороны противника и развитию тактического успеха в оперативный. Следовательно, они должны были являться главным образом наступательным средством. Вместе с тем наша армия нуждалась в новых крупных объединениях, способных вести упорную оборону и наносить мощные контрудары, создавая тем самым благоприятные условия Для перехода of обороны к контрнаступлению. Все указанные факторы обусловили необходимость формирования танковых армий и оказали большое влияние на их боевой состав.

    Первые две танковые армии (3-я и 5-я) были сформированы в мае — июне 1942 г. В конце июля этого же года непосредственно на Сталинградском фронте с использованием полевых управлений 38-й и 28-й армий были созданы соответственно 1-я и 4-я танковые армии, которые примерно через месяц были расформированы. В сентябре была вторично сформирована 5-я танковая армия.

    Первоначально боевой состав танковых армий определялся директивами па их формирование и был неодинаковым, что показано в таблице 4.
    В последующем в зависимости от роли танковых армий в операциях и от условий ведения боевых действий состав танковых объединений не был постоянным. Это в большей степени относилось к 3-й и 5-й танковым армиям, которые больше, чем другие подобные объединения, принимали участие в операциях.

    Опыт применения танковых армий летом 1942 г. в оборонительных и наступательных операциях на воронежском направлении (5 ТА), в районе Козельска (3 ТА) и особенно в контрнаступлении под Сталинградом (5 ТА) позволил сделать ряд важных выводов о их боевых возможностях и организационной структуре. Наличие в танковых армиях стрелковых дивизий, танковых и кавалерийских корпусов, обладавших различными боевыми возможностями и подвижностью, отрицательно сказывалось на организации, осуществлении взаимодействия, управления и материально-технического обеспечения. В целом танковые армии оказались громоздкими, неманевренными и трудно управляемыми.

    Вместе с тем практика проведения наступательных операций показала, что для разгрома сильных вражеских группировок в более короткие сроки необходимо придать фронтовой наступательной операции маневренный характер с самого ее начала и одновременно увеличить ее глубину. Отсутствие в распоряжении командующих фронтами танковых объединений, обладавших высокой маневренностью и большой ударной силой, обусловило определенное несоответствие с основными положениями советского оперативного искусства, когда глубина фронтовой и армейской наступательных операций оказалась одинаковой.

    Необходимость иметь в нашей армии высокоподвижные танковые объединения вытекала также из того, что в немецко-фашистских сухопутных войсках имелись к этому времени танковые армии и корпуса, обладавшие значительными боевыми возможностями. Следовательно, надо было противопоставить противнику более мощные танковые формирования, организационная структура которых отвечала бы новым, обусловленным опытом войны формам ведения наступательных операций.

    Таким образом, всесторонний анализ опыта боевого применения танковых армий в операциях 1942 г., соответствия их организационной структуры способам ведения боевых действий показал, что в нашей армии необходимо иметь новые танковые армии. В целях обеспечения высокой подвижности и большой ударной силы в состав танковых объединений необходимо было ввести такие соединения, которые сами бы обладали указанными выше свойствами.

    В сентябре 1942 г. было начато формирование механизированных корпусов. Необходимость создания таких соединений вызывалась рядом причин, основу которых составляли факторы оперативно-тактического характера. Опыт войны показал, что в составе танковых войск необходимо иметь моторизованную пехоту, которая, ведя боевые действия совместно с танковыми частями, могла
    бы обеспечить действия танков, а также закреплять захваченные ими районы, объекты и рубежи.

    Одновременно формирование механизированных корпусов обусловливалось большим пространственным размахом вооруженной борьбы, в связи с чем боевые действия могли развертываться в различных условиях местности. Поэтому там, где применение танковых корпусов условиями местности (горная, горно-лесистая, лесисто-болотистая) могло быть затруднено, предусматривалось использовать механизированные соединения, поскольку они должны были иметь больше мотопехоты, которая в подобных условиях решала бы боевые задачи более эффективно, чем танки.

    При формировании механизированных корпусов нашим командованием учитывался опыт создания танковых корпусов. Поэтому уже в самом начале в новые соединения включались части и подразделения специальных войск, чтобы обеспечить корпусам необходимую оперативно-тактическую самостоятельность. Однако в связи с тем, что первоначальный состав корпусов определялся директивами на их формирование, их организация была неодинаковой. Так, например, 1-й и 2-й механизированные корпуса имели по три механизированные и по одной танковой бригаде, полк ПТО, полк ПВО, дивизион гвардейских минометов, бронеавтомобильный, ремонтно-восстановительный батальоны, а также инженерно-минную роту, роты управления и подвоза ГСМ. 3-й и 5-й механизированные корпуса вместо одной имели по две танковые бригады, а 4-й и 6-й корпуса вместо танковых бригад были укомплектованы каждый двумя отдельными танковыми полками.

    Таким образом, из шести механизированных корпусов, полностью сформированных к началу 1943 г. , имелось три типа организации. Это, в свою очередь, сказывалось на численном составе новых соединений. В частности, по танкам это характеризовалось следующим образом. 1-й и 2-й механизированные корпуса должны были иметь по 175, 3-й и 5-й — по 224, а 4-й и 6-й механизированные корпуса — по 204 танка. Однако основным являлся штат, по которому содержались два первых корпуса. Формирование новых механизированных корпусов осуществлялось по указанной организации, и на нее постепенно переводились в последующем все корпуса, которые были созданы по другим штатам.

    В первой половине 1942 г. танковые бригады, входившие в корпуса, и отдельные бригады формировались и укомплектовывались по различным штатам. Наличие в составе бригад батальонов и рот, имевших тяжелые, средние и легкие типы танков, сказывалось отрицательно как на применении таких разнотипных бригад, так и на их материально-техническом обеспечении.
    В июле 1942 г. был утвержден единый штат для всех танковых бригад, на который постепенно переводились ранее созданные бригады.

    Механизированные бригады начали создаваться в сентябре 1942 г., то есть с момента формирования механизированных корпусов.
    Кроме бригад, входивших в механизированные корпуса, имелось несколько отдельных таких бригад, которые содержались по указанному штату.

    Анализ состава Механизированной бригады позволяет сделать вывод о том, что в ней удачно сочетались такие рода войск, как мотопехота, артиллерия и танки. Это позволяло бригаде успешно решать боевые задачи в различной обстановке, в том числе и на направлениях, затруднявших действия танковых бригад (в населенных пунктах, в лесу и других сложных условиях).

    В 1942 г. было сформировано необходимое количество мотострелковых бригад, которые включались в состав танковых корпусов, а несколько подобных бригад были отдельными. Все бригады создавались по единому штату и должны были иметь в своем составе три мотострелковых батальона, артиллерийский и зенитно-артиллерийский дивизионы, а также подразделения обеспечения и обслуживания.

    Наряду с формированием отдельных танковых бригад, предназначавшихся для непосредственной поддержки пехоты (НПП), в сентябре 1942 г. началось формирование отдельных танковых полков, которыми также предусматривалось усиливать стрелковые соединения. Организация такого полка была аналогична организации танкового полка механизированной бригады. В нем насчитывалось 339 человек и 39 танков.

    Почти одновременно, в октябре 1942 г., было начато создание отдельных тяжелых танковых полков прорыва РГК. По штату полк состоял из четырех рот (в каждой по 5 танков) и роты технического обеспечения. Всего в нем должно было быть 214 человек и 21 тяжелый танк КВ. Эти полки предназначались для совместного прорыва с пехотой и артиллерией заранее подготовленной обороны противника и создаваемых им полевых укрепленных районов. На укомплектование этих полков направлялись тяжелые танки, изъятые из смешанных отдельных танковых батальонов и расформировывающихся в это время тяжелых танковых бригад, которые были созданы в небольшом количестве летом 1942 г.

    Таким образом, в течение 1942 г. у нас была осуществлена поистине грандиозная программа организационного строительства танковых войск. Этому в значительной степени способствовали несколько возросшие экономические возможности страны, проведение ряда крупных мероприятий, направленных на укрепление танковых войск, а также выводы, сделанные из опыта ведения боевых действий. Все это позволило иметь в танковых войсках к январю 1943 г. две танковые армии, 24 танковых (из них два были в стадии формирования), 8 механизированных (два из них завершали формирование) корпусов, а также значительное количество различных бригад и полков, предназначавшихся для совместных действий с пехотой.

    Развертывание новых объединений, крупных высокоподвижных соединений и частей, а также появление большого количества учебных заведений, центров по подготовке и сколачиванию соединений и частей танковых войск обусловили настоятельную необходимость в реорганизации центрального, фронтовых и армейских органов управления. В связи с этим в начале декабря 1942 г. создается специальное управление командующего бронетанковыми и механизированными войсками, в составе которого имелся Военный совет, штаб и все необходимые управления. В это же время автотракторная служба выделяется из танковых войск и создается самостоятельное автотракторное управление. Произошли значительные изменения в органах управления танковыми войсками во фронтах и армиях
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  21. #21
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    из статьи
    Строительство советских бронетанковых и механизированных войск (1941 - 1945)


    Приказ НКО № 325 от 16 октября 1942
    «О боевом применении танковых и механизированных частей и соединений»



    Практика войны с немецкими фашистами показала, что в деле применения танковых частей мы до сих пор имеем крупные недостатки. Главные недостатки сводятся к следующему:
    1. Наши танки при атаке обороны противника отрываются от пехоты и, оторвавшись, теряют с ней взаимодействие. Пехота, будучи отсечена от танков огнем противника, не поддерживает наши танки своим огнем артиллерии. Танки, оторвавшись от пехоты, дерутся в единоборстве с артиллерией, танками и пехотой противника, неся при этом большие потери.
    2. Танки бросаются на оборону противника без должной артиллерийской поддержки. Артиллерия до начала танковой атаки не подавляет противотанковые средства на переднем крае обороны противника, орудия танковой поддержки применяются не всегда. При подходе к переднему краю противника танки встречаются огнем противотанковой артиллерии противника и несут большие потери.
    Танковые и артиллерийские командиры не увязывают свои действия на местности по местным предметам и по рубежам, не устанавливают сигналов вызова и прекращения огня артиллерии.
    Артиллерийские начальники, поддерживающие танковую атаку, управляют огнем артиллерии с удаленных наблюдательных пунктов и не используют радийные* танки в качестве подвижных передовых артиллерийских наблюдательных пунктов.
    3. Танки вводятся в бой поспешно без разведки местности, прилегающей к переднему краю обороны противника, без изучения местности в глубине расположения противника, без тщательного изучения танкистами системы огня противника.
    Танковые командиры, не имея времени на организацию танковой атаки, не доводят задачу до танковых экипажей, в результате незнания противника и местности танки атакуют неуверенно и на малых скоростях. Стрельба с хода не ведется, ограничиваясь стрельбой с места, да и то только из орудий**.
    Как правило, танки на поле боя не маневрируют, не используют местность для скрытого подхода и внезапного удара во фланг и тыл и чаще всего атакуют противника в лоб.
    Общевойсковые командиры не отводят необходимого времени для технической подготовки танков к бою, не подготавливают местность в инженерном отношении на направлении действия танков. Минные поля разведываются плохо и не очищаются. В противотанковых препятствиях не проделываются проходы и не оказывается должной помощи в преодолении трудно проходимых участков местности. Саперы для сопровождения танков выделяются не всегда.
    Это приводит к тому, что танки подрываются на минах, застревают в болотах, на протвотанковых препятствиях и в бою не участвуют.
    4. Танки не выполняют своей основной задачи уничтожения пехоты противника, а отвлекаются на борьбу с танками и артиллерией противника. Установившаяся практика противопоставлять танковым атакам противника наши танки и ввязываться в танковые бои является неправильной и вредной.
    5. Боевые действия танков не обеспечиваются достаточным авиационным прикрытием, авиаразведкой и авианаведением. Авиация, как правило, не сопровождает танковые соединения в глубине обороны противника и боевые действия авиации не увязываются с танковыми атаками.
    6. Управление танками на поле боя организуется плохо. Радио как средство управления используется недостаточно. Командиры танковых частей и соединений, находясь на командных пунктах, отрываются от боевых порядков и не наблюдают действие танков в бою и на ход боя танков не влияют.
    Командиры рот и батальонов, двигаясь впереди боевых порядков, не имеют возможности следить за танками и управлять боем своих подразделений и превращаются в рядовых командиров танков, а части, не имея управления, теряют ориентировку и блуждают по полю боя, неся напрасные потери.
    Приказываю в боевом использовании танковых и механизированных частей и соединений руководствоваться следующими указаниями.
    Боевое применение танковых полков, бригад и корпусов

    1. Отдельные танковые полки и бригады предназначаются для усиления пехоты на главном направлении и действуют в тесном взаимодействии с ней как танки непосредственной поддержки пехоты.
    2. Танки, действуя совместно с пехотой, имеют своей основной задачей уничтожение пехоты противника и не должны отрываться от своей пехоты более чем на 200—400 м.
    В бою танковый командир организует наблюдение за боевыми порядками своей пехоты. Если пехота залегла и не продвигается за танками, командир танковой части выделяет часть танков для уничтожения огневых точек, препятствующих продвижению нашей пехоты вперед.
    3. Пехота для обеспечения действия танков должна подавлять всей мощью своего огня, а также огнем орудий сопровождения противотанковые средства противника, разведывать и очищать минные поля, помогать танкам преодолевать противотанковые препятствия и заболоченные участки местности, бороться с немецкими истребителями танков, решительно следовать за танками в атаку, быстро закреплять рубежи, захваченные ими, прикрывать подвоз танкам боеприпасов и горючего и содействовать эвакуации аварийных танков с поля боя.
    4. Артиллерия до выхода танков в атаку должна уничтожить противотанковые средства обороны противника. В период атаки переднего края и боя в глубине обороны противника подавлять по сигналам танковых командиров огневые средства, мешающие продвижению танков, для чего артиллерийские командиры обязаны руководить огнем артиллерии с передовых подвижных наблюдательных пунктов из радийных танков. Артиллерийские и танковые командиры совместно устанавливают сигналы вызова и прекращения огня артиллерии.
    5. При появлении на поле боя танков противника основную борьбу с ними ведет артиллерия. Танки ведут бой с танками противника только в случае явного превосходства в силах и выгодного положения.
    6. Наша авиация своими действиями расстреливает противотанковую оборону противника, воспрещает подход к полю боя его танков, прикрывает боевые порядки танковых частей от воздействия авиации противника, обеспечивает боевые действия танковых частей постоянной и непрерывной авиаразведкой.
    7. Танковым экипажам атаку проводить на максимальных скоростях, подавлять интенсивным огнем с хода орудийные, минометные, пулеметные расчеты и пехоту врага и умело маневрировать на поле боя, используя складки местности для выхода во фланг и тыл огневых средств и пехоты противника. Лобовые атаки танками не проводить.
    8. Отдельные танковые полки и танковые бригады являются средством командующего армии и его распоряжением придаются стрелковым дивизиям как средство их усиления.
    9. Отдельные полки танков прорыва, вооруженные тяжелыми танками, придаются войскам как средство усиления для прорыва обороны противника в тесном взаимодействии с пехотой и артиллерией. По выполнении задачи прорыва укрепленной полосы тяжелые танки сосредоточиваются в сборных районах в готовности к отражению контратак противника.
    10. В оборонительном бою танковые полки и бригады самостоятельных участков для обороны не получают, а используются как средство нанесения контрударов по частям противника, прорвавшимся в глубину обороны. В отдельных случаях танки могут быть зарыты в землю в качестве неподвижных артиллерийских точек, засад или для использования вместо кочующих орудий.
    11. Танковый корпус подчиняется командующему фронтом или армией и применяется на главном направлении в качестве эшелона развития успеха для разгрома и уничтожения пехоты противника.
    В наступательной операции танковый корпус выполняет задачу по нанесению массированного удара с целью разобщения и окружения главной группировки войск противника и разгрома ее совместными действиями с авиацией и наземными войсками фронта.
    Корпус не должен ввязываться в танковые бои с танками противника, если нет явного превосходства над противником. В случае встречи с большими танковыми частями противника, корпус выделяет против танков противника противотанковую артиллерию и часть танков, пехота в свою очередь выдвигает свою противотанковую артиллерию, и корпус, заслонившись всеми этими средствами, обходит своими главными силами танки противника и бьет по пехоте противника с целью оторвать ее от танков противника и парализовать действия танков противника. Главная задача танкового корпуса — уничтожение пехоты противника.
    12. В оборонительной операции фронта или армии танковые корпуса самостоятельных оборонительных участков не получают и используются как мощное средство контрудара из глубины и располагаются на стыках армий, вне воздействия артиллерийского огня противника (20—25 км).
    13. Местность имеет решающее значение для выбора направления действий танкового корпуса. Полное использование ударной силы корпуса и его подвижности возможно на танкодоступной местности, поэтому разведка местности предстоящих действий корпуса должна быть организована всеми инстанциями от командования фронта, армии и ниже.
    14. Во всех видах боя танкового корпуса решающим элементом является внезапность. Внезапность достигается маскировкой, скрытностью расположения и передвижения, использованием для маршей ночного времени и прикрытием сосредоточения с воздуха.
    II
    Боевое применение механизированных бригад и механизированных корпусов

    1. Отдельная механизированная бригада является тактическим соединением и используется армейским командованием как подвижной резерв.
    2. Механизированная бригада в наступлении дерзкими стремительными действиями накоротке выполняет задачи по захвату и удержанию важных объектов до подхода основных сил, действующих на данном направлении.
    В частной наступательной армейской операции механизированная бригада выполняет задачи развития успеха.
    Механизированная бригада может также выполнять задачи надежного обеспечения фланга наступающих частей.
    3. В преследовании отходящего противника механизированная бригада захватывает в его тылу переправы, дефиле, важнейшие узлы дорог и решительными действиями содействует окружению и разгрому противника.
    4. В оборонительной армейской операции мехбригада используется как армейский подвижной резерв, для нанесения контрударов и ликвидации успеха прорвавшегося противника.
    5. Механизированная бригада в подвижной обороне выполняет задачу активной обороны на широком фронте и обеспечивает перегруппировку частей армии.
    6. В основу всех действий механизированной бригады должны быть положены — высокая маневренность, смелость, решительность и настойчивость в достижении поставленной задачи.
    Используя свою высокую подвижность, мехбригада должна искать слабые места противника и наносить ему короткие удары.
    7. Механизированные корпуса являются средством командования фронта или армии и используются на главном направлении как эшелон развития успеха наших войск и преследования противника.
    Дробление мехкорпуса побригадно и переподчинение мехбригад командирам стрелковых соединений не производится.
    8. При развитии успеха наступательной операции мехкорпус, как более насыщенный мотопехотой, танками и средствами усиления, вырвавшись вперед, может решать наступательные задачи самостоятельно против неуспевшего еще закрепиться противника.
    9. Использование мехкорпуса как эшелона развития прорыва может быть только после преодоления общевойсковыми соединениями главной оборонительной полосы и выхода атакующей пехоты в районы артиллерийских позиций противника.
    В особых случаях мехкорпус, когда оборона противника оборудована слабо, может решать самостоятельно задачи прорыва фронта и разгрома противника на всю глубину его обороны. В этих случаях механизированный корпус должен обязательно усиливаться гаубичной артиллерией, авиацией и по возможности танками прорыва.
    10. Подготовка мехкорпуса к вводу в прорыв заключается в:
    а) проведении разведки местности, расположения противника и своих выжидательных и исходных районов;
    б) согласовании действий мехкорпуса с действиями общевойсковых соединений, на участках которых мехкорпус входит в прорыв;
    в) подготовке путей для движения боевых частей и тылов;
    г) организации управления и связи;
    д) подготовке материальной части и организации тыла;
    е) организации выполнения перехода мехкорпуса в исходный район и движения его через горловину прорыва в оборонительной полосе противника.
    Для выполнения всех мероприятий по подготовке к вводу мехкорпуса в прорыв корпусу необходимо предоставлять двое-трое суток.
    11. Механизированный корпус вводится в прорыв на фронте шесть-восемь километров в предбоевых порядках по двум-четырем маршрутам.
    12. Порядок построения механизированных и танковых бригад (полков) для ввода в прорыв устанавливается, исходя из следующего:
    а) впереди, вслед за наступающими пехотными частями, должны двигаться разведчасти корпуса;
    б) за разведкой двигаются отряды обеспечения движения, имеющие задачу подготовки путей в полосе движения корпуса;
    в) затем двигаются охранение и за ним главные силы корпуса.
    Колонны главных сил в зависимости от обстановки могут иметь впереди танковые полки механизированных бригад или мотострелковые батальоны. Танковые резервы командира корпуса двигаются за колоннами мехбригад с задачей развития успеха первых эшелонов;
    г) движение частей совершается в построениях, обеспечивающих наименьшие потери от авиации, артогня противника и удобства развертывания;
    д) вся артиллерия корпуса в колоннах главных сил движется за танковыми полками мехбригад;
    е) боевые тылы танковых и механизированных бригад с назначенным для них прикрытием двигаются за своими частями.
    13. Команду (сигнал) о вводе механизированных корпусов дает командующий фронтом или армией.
    После непрерывных боевых действий в течение 5—6 суток корпусу необходимо обеспечить 2—3 дня для восстановления матчасти и пополнения запасов.
    14. Боевые действия мехкорпусов необходимо надежно прикрывать с воздуха и усиливать артиллерийскими средствами ПВО и авиацией.
    При налетах авиации противника механизированным бригадам продолжать выполнение поставленной задачи, отражая нападение авиации всеми имеющимися огневыми средствами.
    15. Мотопехота использует автотранспорт для быстрого подхода и развертывания в спешенный боевой порядок.
    Автотранспортные машины в моторизованных бригадах служат средством передвижения и не являются боевыми машинами, поэтому мотопехота оставляет автомашины перед зоной артиллерийского огня и двигается к полю боя равно как ведет бой в пешем порядке.
    Автотранспорт отводится в удобные укрытия, где располагается рассредоточение в постоянной готовности быстрой подачи для дальнейшего броска мотопехоты.
    16. В основу боевых действий мехкорпусов должно быть заложено стремительное маневрирование во фланг и тыл группировок противника, быстрое развертывание для боя, решительные и смелые атаки.
    Настоящий приказ довести в танковых и механизированных войсках до командира взвода, в стрелковых и артиллерийских частях — до командира роты и батареи и принять его к немедленному и точному исполнению.

    * Так в документе.

    * См. док. № 254.

    Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  22. #22
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    из книги
    Бирюков Николай Иванович

    Танки — фронту!


    (Книга основана на служебных записках генерал-полковника танковых войск Николая Ивановича Бирюкова.
    В годы Великой Отечественной войны автор занимал пост члена Военного совета Главного автобронетанкового
    управления (ГАБТУ), с декабря 1942 г. — Управление командующего бронетанковыми и механизированными
    войсками Красной Армии. Воспоминания, сопровождаются комментариями кандидата исторических наук,
    полковника в отставке Е. Н. Цветаева)


    6 сентября 1942 г.
    Указания тов. Сталина
    1. Сформировать мехбригады в составе стрелковой бригады и одного танкового полка. В танковом полку иметь 23 ед. Т-34 и 16 ед. Т-60. Сделать 12 мех-бригад.
    2. Надо добиться, чтобы Яковлев дал 37-мм зенитки для мехбригад.
    3. «Командиры мехбригад должны быть соловьями-разбойниками. Пока выходит... (фраза «пока выходит...» автором зачеркнута — Прим. ред.). По нашей стране противник рейды делает, а наши танкисты не умеют рейды делать. Командиров танкистов нужно стажировать в стрелковых войсках».
    4. Составить штат мехкорпуса на три мехбригады и положение о танковом лагере и доложить для утверждения тов. Сталину 7 сентября.

    Комментарий к разговору от 6 сентября 1942 г.
    1. После 3 сентября 1942 г., когда Верховный Главнокомандующий сделал ГАБТУ целую серию весьма [228] важных указаний, разговоров И. В. Сталина с Н. И. Бирюковым не было до 6 сентября. В эти дни внимание председателя Ставки, кроме Сталинграда, было отдано обороне Кавказа, где немцы перегруппировывали силы, чтобы затем ворваться в Закавказье. В то же время был еще один весьма важный регион войны — ленинградский, где советские войска создали для вермахта очень опасное положение в ходе новой операции по деблокаде города на Неве. Немецкому командованию с трудом удалось сохранить тогда блокадное кольцо.
    В первые дни сентября 1942 г. Советским Верховным Главнокомандованием, Ставкой и Генштабом, были накоплены факты, свидетельствующие, что главная наступательная мощь противника сосредоточилась и, вероятно, надолго в районе Сталинграда. Здесь находились лучшие войска — 6-я немецкая армия, готовившаяся к штурму города. Немцы были высоко боеспособны; хорошо организованы, оснащены большим количеством танков, артиллерии, надежно прикрыты с воздуха. Сам Гитлер еще 3 сентября принародно заявил: «Волга перерезана, мы ворвались в Сталинград и возьмем его. И вы можете быть уверены, что никто не сдвинет нас с этого места».
    Однако у немецких войск замечались и слабые места. Им приходилось держать свои силы в компактной группировке, оберегая ее фланги войсками союзников, менее боеспособными. Тылы немцев непомерно растянулись, коммуникации проходили по степной местности, требуя большого количества автотранспорта для подвоза всего необходимого, особенно горючего и боеприпасов. Однако главная беда противника состояла не в этом, а в недостаточных ресурсах личного состава немецких войск: вследствие тяжелых потерь стало остро не хватать солдат и офицеров.
    Несомненно, на докладах Верховному Главнокомандующему генштабисты, не раз останавливаясь на результатах анализа преимуществ и недостатков противника, [229] оценивали их военный смысл. Высказывались и предложения, пока еще в общем виде, как ослабить преимущества и сильные стороны врага, увеличить их недостатки в интересах победы. Верховный Главнокомандующий был внимателен, не пропускал эти рекомендации мимо ушей.
    Источник сообщает о том, на что Верховный Главнокомандующий положил взгляд в первую очередь и, конечно, как он стал проводить в жизнь возникшие у него соображения, какие мероприятия при этом осуществлялись. А начал он с мероприятий по значительному повышению маневренности, ударной силы, самостоятельности действий советских войск в глубине расположения противника. Более всего, пожалуй, поражала И. В. Сталина способность немецких танковых и моторизованных соединений проникать нам в тыл, рвать коммуникации и линии связи, дезорганизовывать работу органов управления. О таких способах действий немецких подвижных войск ему каждый почти день докладывали операторы и разведчики Генштаба, командующие фронтами.
    6 сентября Верховный Главнокомандующий, начиная разговор с Н. И. Бирюковым, сразу же сказал о практических задачах ГАБТУ и лишь после этого объяснил, почему эти задачи возникли. Как обычно, без предисловий, он приказал «сделать» двенадцать механизированных бригад. Основу каждой бригады должны составить, как выразился И.В. Сталин, «стрелковая бригада» и танковый полк. Позже выяснилось, что под «стрелковой бригадой» он имел в виду три мотострелковых батальона, составляющих в целом значительную огневую силу, способную к быстрому перемещению и широкому маневру, тесному взаимодействию с танковым полком. В то же время мотострелковые батальоны привносили в механизированную бригаду все другие боевые качества пехоты, в том числе возможность упорно удерживать занятый ими район, надежно прикрывать танки. По штату в механизированной бригаде [230] насчитывалось: 3,5 тысячи человек, 39 танков, 36 орудий и минометов (Великая Отечественная война. Энциклопедия. М., 1985. С. 444).
    И.В. Сталин назвал количество и типы танков в танковом полку, указал сроки формирования механизированных бригад по этапам, причем первые четыре мехбригады приказал создать к 10 сентября, поскольку предполагалась немецкая атака Сталинграда. К 20 сентября назначалась готовность еще шести механизированных бригад. Зная о мощи и господствующем тогда положении немецкой авиации в небе Сталинграда, Верховный Главнокомандующий предупредил Н. И. Бирюкова о важности противосамолетной обороны и предложил ему добиться от Яковлева необходимого механизированным бригадам зенитного вооружения — 37-мм пушек. Генерал Н.Д. Яковлев являлся в то время начальником Главного артиллерийского управления.

    2. Ближе к концу разговора Верховный Главнокомандующий сказал то, чего Н. И. Бирюков никак не ожидал: он повел речь о былинном Соловье-разбойнике. На первый взгляд, И. В. Сталин поступил алогично. Однако тут же выяснилось, что председатель Ставки и народный комиссар обороны не ошибся и не оговорился, а использовал образ сказочного персонажа вполне по теме и к месту.
    После войны, отвечая на вопросы сына о причинах организации специальных лагерей для сколачивания танковых бригад, Н. И. Бирюков записал о Соловье-разбойнике следующее: «Этот мифический герой всегда нападал неожиданно. Никакие меры, принимавшиеся путниками, не приводили к желаемым результатам. Никогда его никто не мог обнаружить заблаговременно. Он был неуловим. Он знал, какими тропами пробраться, знал, как сохранить себя необнаруженным. Он появлялся там, где его не ждали, где никто не был готов к этой встрече. Он налетал на добычу, как ястреб, громил противника, нужных людей брал в плен, делал свое дело и так же неожиданно исчезал». [231]
    Н. И. Бирюков формулировал вывод, очевидно, тот же, который он сделал еще тогда — 6 сентября 1942 г. Он записал: «Вот Сталин и хотел, чтобы мехбригадами командовали такие люди. Люди мехбригады должны быть смелые, спаянные крепкой дружбой. Каждый человек считал бы для себя честью постоять за своего товарища, чтобы в бригаде, как у Соловья-разбойника, царил бы закон — все за одного, один — за всех. Конечно, для этого нужно подбирать людей, нужно их «притирать», чтобы они с одного взгляда понимали друг друга, чтобы мехбригада летала, как ветер, как гроза». Так понимал слова Верховного Главнокомандующего о Соловье-разбойнике заместитель начальника Главного автобронетанкового управления генерал Н. И. Бирюков.
    Как видно из текста источника, Верховный Главнокомандующий не считал нужным подробно развернуть образ Соловья-разбойника, широко известного в народе. Для него было гораздо важнее сказать главное, а именно о том, что немцы превосходят нас в умении широко маневрировать танками, действовать внезапно, атаковать с хода, безнаказанно уходить из-под ответных ударов. Что и нам надо всему этому научиться, иметь для того механизированные части и соединения, способные осуществлять подобные активные действия под командованием соответственно подготовленных командиров.
    Верховный Главнокомандующий сказал тогда генералу Н. И. Бирюкову: «Командиры мехбригад должны быть Соловьями-разбойниками. Пока выходит...». Здесь он, вероятно, задержался, сделал паузу... Она была нужна И. В. Сталину, чтобы точнее формулировать мысль и продолжить: «...По нашей стране противник рейдирует, а наши танкисты не умеют рейды делать». Горькая фраза. В источнике она выделена кавычками, что, надо полагать, удостоверяет точность записи. Затем последовало, тоже поставленное в кавычки, еще одно указание: «Командиров танкистов надо стажировать [232] в стрелковых войсках». Это было очень важно для формирования умения танковых командиров устанавливать и постоянно поддерживать взаимодействие с пехотой в условиях часто меняющейся обстановки.
    К словам «Пока выходит...» Н. И. Бирюков отнесся критически: он их зачеркнул, считая, надо думать, что смысл от этого не пострадал. Якобы не пострадал.

    3. В конце разговора Верховный Главнокомандующий потребовал от ГАБТУ в течение суток подготовить для утверждения штат механизированного корпуса в составе трех мехбригад. Указание было знаменательным. Оно подвело черту под периодом развития бронетанковых войск, когда в Красной Армии из-за недостатка материальной части не могли формироваться механизированные корпуса. Теперь промышленность государства давала возможность закрыть этот существенный пробел в организационном строительстве бронетанковых войск. Высшие механизированные соединения сообщали операциям большой размах, динамизм и маневренность, которых пока не хватало.

    Заметим, что в записях Н. И. Бирюкова все пункты указаний Верховного Главнокомандующего от 6 сентября 1942 г. были зачеркнуты крест-накрест красным карандашом, что свидетельствовало об их выполнении. Остался незачеркнутым только пункт 3. Он был обведен синим карандашом, что, надо полагать, означало его длительное и принципиально важное значение, а выполнение являлось не разовым мероприятием, а постоянной задачей Главного автобронетанкового управления.


    Первый Соловей-Разбойник.

    19 ноября 1942 года войска Сталинградского и Донского фронтов перешли в наступление и через несколько дней замкнули кольцо окружения вокруг двадцати двух дивизий 4-й танковой и 6-й полевой армий Вермахта. 22 ноября в Карповку близ Сталинграда прибыли последние десять вагонов с грузами для 6-й армии, а 24 ноября 1942 года Гитлер принял окончательное решение относительно судьбы сталинградской группировки Вермахта. Шестая армия должна была стойко удерживать район города. В районе Котельникова создавалась деблокирующая группировка.
    Залогом удержания 6-й армией своих позиций являлось бесперебойное снабжение ее войск всем необходимым по воздуху, что прекрасно понимало германское верховное командование. Еще поздним вечером 23 ноября (т.е. ещё до решения Гитлера) рейхсмаршал Геринг провел в Берлине совещание с участием высших чинов Люфтваффе. На нем впервые прозвучала цифра 350 тонн в день, которую мог гарантировать "воздушный мост". Сам Геринг, впрочем, настаивал на пятистах тоннах (большие начальники везде одинаковы!). Тем же вечером было дано указание мобилизовать все боеспособные Ju-52, Не-111 и Ju-86 находившиеся в школах, штабах и учреждениях центрального подчинения. Каких-то особых сложностей при наведении "воздушного моста" не предполагалось. Спасение демянской группировки (зима 1941-1942 года) показало, на что способны Военно-воздушные силы Германии.



    Для выполнения поставленной задачи большое количество самолетов сосредоточили на аэродромах Морозовская и Тацинская к западу от города.
    В конце второй декады ноября Люфтваффе теоретически располагало на всех фронтах и в тылу 878 "юнкерсами-52", из которых на тот момент только 357 машин были исправны. Кроме Ju-52 к перевозкам можно было также привлечь Не-111 и Ju-86. На 20 ноября в составе 4-го ВФ такие самолеты имелись в пяти (5, 9, 50, I./172 и 900-я) транспортных авиагруппах и двух бомбардировочных (27-й и 55-й) эскадрах, плюс на Не-111 летала еще одна бомбардировочная группа (I./KG100 "Wiking"). Некоторое число транспортников можно было насобирать в различных отрядах связи и тому подобных вспомогательных подразделениях. Проведенные расчеты показывали, что для перевозки требуемых трехсот тонн грузов в Сталинград требовалось не менее 12-15 авиагрупп и 630-795 самолетов типа Ju-52.
    Расположение передовых авиабаз на расстоянии 200-240 километров от Сталинграда теоретически позволяло совершать до трех-четырех вылетов в сутки.
    Первый этап снабжения сталинградского "котла" стал наименее драматичным периодом истории "воздушного моста". Во-первых, хотя командование 6-й армии с самого начала операции по снабжению заявляло о недостаточном количестве получаемых грузов, тем не менее, ситуация и по боеприпасам, и по продовольствию не могла быть названа критической. Например, 21 декабря в Сталинград прибыло 128 тонн продовольствия, что позволило даже несколько увеличить нормы его выдачи личному составу на передовой. К Рождеству каждый солдат получил по 100 грамм шоколада. Не были еще исчерпаны старые запасы, а также "нетрадиционные" резервы. Пик перевозок был достигнут 7 декабря. В этот день самолеты доставили в "котел" 326 тонн грузов.

    Однако ситуация изменилась на рассвете 24 декабря, когда русские танки ворвались на летное поле авиабазы. Взлетая под огнем, немецкие пилоты смогли спасти 106 Ju-52 и шестнадцать Ju-86. Однако около семидесяти исправных машин различных марок погибло. Особенно большие потери понесла 21-я транспортная группа, оснащенная Ju-86. Хотя 28 декабря советские танкисты вынуждены были оставить авиабазу, ущерб был огромен. Двое суток в "котел" не доставили ни грамма грузов. Кроме уничтоженных самолетов, погибло значительное число различной наземной техники и обслуживающего персонала и грузов, предназначенных для 6-ой армии.
    Тацинская так и не была введена вновь в строй, и полеты "юнкерсов" осуществлялись теперь в основном с аэродрома Сальск. Хотя Сальск оценивался немцами как достаточно хороший аэродром, но отсутствие там заранее размещенных грузов для "котла" не позволяло в первые дни использовать его на полную мощность. Ситуация усложнялось еще и тем, что новые аэродромы базирования Ju-52 находились на пределе радиуса действия этих машин. В связи с чем, все "тетушки Ю" имевшие повышенный расход горючего, были сняты со снабжения 6-й армии. Кроме того, опасаясь повторения тацинского погрома, немецкое командование отдало 2 января приказ о передислокации бомбардировочных эскадр, оснащенных "хейнкелями-111" из Морозовской в Новочеркасск.
    "Орлог" - такой пароль был передан в первых числах февраля 1943 г. в части и соединения 4-го Воздушного флота Люфтваффе. Хотя староголландское слово "Орлог" переводится как "война", в данном случае оно знаменовало не начало битвы, а ее конец. Пароль "война" означал, что 6-й армии Вермахта больше не существует, а сражение на берегах Дона и Волги, не смотря на все усилия немецких вооруженных сил, закончилось поражением Германии.

    Из статутат Ордена Суворова 2-й степени.
    Орденом Суворова 11 степени награждаются командиры корпусов, дивизий и бригад, их заместители и начальники штабов:
    за организацию боя по разгрому вражеского корпуса или дивизии, достигнутому с меньшими силами, в результате внезапной и решительной атаки, основанной на полном взаимодействии огневых средств, техники и живой силы;
    за прорыв современной оборонительной полосы противника, развитие прорыва и организацию неотступного преследования, окружения и уничтожения противника;
    за организацию боя при нахождении в окружении численно превосходящих сил противника, выход из этого окружения и сохранение боеспособности своих частей, их вооружения и техники; .
    за совершенный бронетанковым соединением глубокий рейд в тыл противника, в результате которого противнику нанесен чувствительный удар, обеспечивающий успешное выполнение армейской операции.



    С 17 по 24 декабря, пройдя по тылам противника около 300 километров, 24 танковый корпус Баданова В.М. уничтожил в боях около 7 тысяч вражеских солдат, захватил громадное количество военного имущества. Утром 24 декабря советские танки с разных сторон атаковали Тацинскую. Они захватили эшелон с новыми самолетами, на аэродроме уничтожили более двухсот вражеских транспортных самолетов. Выдержав после этого пятидневный бой с подошедшими резервами противника, корпус организованно возвратился в расположение своих войск.
    За время рейда танкисты Баданова уничтожили более 11 тысяч вражеских солдат и офицеров, около 5 тысяч взяли в плен. Гитлеровцы потеряли 431 самолет, 84 танка и 106 орудий. За эту операцию 24-й танковый корпус был преобразован во 2-й гвардейский Тацинский, а его командир
    Баданов Василий Михайлович
    получил звание генерал-лейтенанта и 26 декабря 1942 года стал первым кавалером ордена Суворова 2-й степени.


    по материалам
    сайтов

    http://www.airwar.ru/history/av2ww/a...talingrad.html
    http://tankfront.ru/analysis/5eastfr...atsinskoy.html
    http://bratishka.ru/archiv/2003/7/2003_7_10.php
    http://www.world-war.ru/printer_445.html
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  23. #23
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    БРОНЕТАНКОВЫЙ ЛЕНД-ЛИЗ В СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

    Идея создания системы помощи странам, противостоящим гитлеровской Германии, в первую очередь Великобритании, путем передачи вооружения и военных материалов взаймы на время опасности взамен на определенные политические и экономические уступки, то есть идея ленд-лиза, возникла в Вашингтоне в министерстве финансов осенью 1940 года. В ее основу лег старый закон 1892 года, принятый при президенте Б.Гаррисоне, согласно которому военный министр США, ”когда по его усмотрению это будет в интересах государства, может сдавать в аренду на срок не более чем 5 лет собственность армии, если в ней не нуждается страна”. Эти положения были оформлены в виде билля о ленд-лизе. После утверждения его в палате представителей и сенате 11 марта 1941 года под его текстом появилась подпись президента Рузвельта и билль стал законом Соединенных Штатов Америки. Он уполномачивал президента США, когда тот сочтет необходимым, передавать взаймы или в аренду боевую технику, вооружение и военные материалы правительству любой страны, оборону которой президент признает жизненно важной для безопасности Соединенных Штатов. Сразу же действие закона было распространено на Англию и Грецию.

    Выступая вечером 22 июня 1941 года по радио с предложением оказать ”России и русскому народу всю ту помощь, какую мы только сможем”, Черчилль в полной мере ощутил и поддержку великого заокеанского соседа: уже 24 июня на пресс-конференции Рузвельт также заявил о готовности оказать России помощь. Эти заявления положили начало сотрудничеству трех держав в войне против нацистской Германии.

    В самые первые месяцы войны поставки из США в СССР были очень невелики и производились за наличный расчет в соответствии с торговым соглашением, продленным в августе 1941 года. Более успешно в этот период развивались советско-английские контакты. Английские поставки Советскому Союзу уже с 6 сентября 1941 года стали проводиться на условиях ленд-лиза. 7 ноября 1941 года Рузвельт признал оборону Советского Союза жизненно важной с точки зрения интересов США. С этого дня американские поставки в СССР также стали проводиться на основании закона о ленд-лизе. Они должны были соответствовать квотам, установленным Московским (1 октября 1941 года) и последующими - Вашингтонским (6 октября 1942 года), Лондонским (19 октября 1943 года) и Оттавским (17 апреля 1945 года) - протоколами, но эти договоренности не всегда выполнялись полностью. Тем не менее поставки по ленд-лизу оказались чрезвычайно важными для усиления Красной армии и разгрома Вермахта. Исключительную ценность для Красной армии представляли автомобили, самолеты, средства связи (радиостанции всех типов и полевые армейские телефоны), цветные металлы и, особенно, алюминий (без которого советская промышленность просто не смогла бы в годы войны выпускать самолеты новейших типов, прежде всего скоростные истребители). Поставки же танков были весьма важными в 1941-1942 годах, когда советская танковая промышленность по вполне понятным причинам переживала кризис. Затем значимость танковых поставок снизилась.

    Из английских боевых машин в СССР поступали пехотные танки Мk II ”Матильда”, вооруженные как 40-мм пушкой, так и 76-мм гаубицей, Mk III ”Валентайн” всех модификаций, кроме ”Валентайн I”, Mk IV ”Черчилль” (варианты III и IV) и незначительное число легких танков Mk VII ”Тетрарх”. Помимо танков в значительных количествах поставлялись из Англии гусеничные многоцелевые бронетранспортеры ”Универсал Кэрриер” Mk I.

    Английские танки впервые приняли участие в боевых действиях на советско-германском фронте во время битвы за Москву. В 1942-1943 годах они одновременно с отечественными танками, главным образом Т-70 и Т-60, входили в состав отдельных танковых бригад и батальонов. Исключительно английскими Mk II и Mk III были вооружены танковые полки 5-го механизированного корпуса. В бригадах 9-го, 10-го и 11-го танковых корпусов английские машины использовались совместно с Т-60 и Т-70. ”Матильды” и ”Валентайны” применялись в 1942-1943 годах в условиях зимы и лета, преимущественно на Западном, Брянском и Северо-Кавказском фронтах и в 5-м мехкорпусе на Юго-Западном фронте. Танки ”Черчилль” применялись зимой 1942-1943 годов на Донском и Волховском фронтах в составе отдельных танковых полков прорыва. Летом-осенью 1943 года ”Черчилли” принимали участие в Курской битве, в освобождении Киева. На заключительном этапе войны в войсках остались только танки ”Валентайн”, вооруженные 57-мм пушками. Так, в Висло-Одерской наступательной операции в составе 2-й гвардейской танковой армии находился 1-й мехкорпус, укомплектованный танками ”Валентайн IX” и американскими М4А2.

    Американские танки начали прибывать в СССР в начале 1942 года. Первыми - легкие М3А1 и средние М3. Летом - осенью 1942 года эти машины участвовали в Сталинградской битве и битве за Кавказ. Зимой 1943 года начались поставки в СССР среднего танка ”Шерман” (причем лишь одной модификации - М4А2, вооруженного 75-мм либо 76-мм пушкой), безусловно лучшего из всех эксплуатировавшихся Красной армией танков иностранных марок. ”Шерманы” стали самыми массовыми ленд-лизовскими танками в Красной армии и воевали вплоть до конца Второй мировой. Последняя партия машин этого типа (183 шт.) поступила летом 1945 года на вооружение 9-го гвардейского мехкорпуса 6-й гвардейской танковой армии и приняла участие в разгроме Квантунской армии на северо-востоке Китая. На вооружение Красной армии поступило и незначительное количество САУ М10 ”Вульверин”.
    Важной составляющей американских поставок были бронетранспортеры, которые в СССР в годы войны вообще не выпускались. Колесный ”скаут” М3А1 стал самым массовым и наиболее популярным бронетранспортером Красной армии. Использовались они в основном в качестве штабных и разведывательных. Полугусеничных бронетранспортеров (вариантов М2, М5 и М9) было поставлено сравнительно немного. Значительная часть из них применялась как артиллерийские тягачи. Самоходные 57-мм противотанковые пушки Т48, называвшиеся у нас СУ-57, состояли на вооружении ряда легких самоходно-артиллерийских полков и истребительно-противотанковых бригад. Первой частью, получившей СУ-57 в августе 1943 года, стала 16-я истребительно-противотанковая бригада. Зенитные самоходные установки М15А1 и М17 на базе полугусеничных бронетранспортеров были единственным мобильным средством ПВО в танковых и механизированных частях. Часто их использовали и для поражения наземных целей - огонь счетверенных крупнокалиберных пулеметов был достаточно эффективным. Американские бронетранспортеры применялись вплоть до конца Второй мировой войны и состояли на вооружении Красной армии и в первые послевоенные годы.

    БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА, ПОСТАВЛЕННАЯ В СССР ПО ПРОГРАММЕ ЛЕНД-ЛИЗА

    Американские танки:
    легкий М3А1 1676
    легкий М5 5
    легкий М24 2
    средний М3 1386
    средний М4А2
    (с 75-мм пушкой) 2007
    средний М4А2
    (с 76-мм пушкой) 2095
    тяжелый М26 1
    БРЭМ М31 115
    Английские танки:
    "Валентайн"
    из них канадских 3782
    1388
    "Матильда" 1084
    "Черчилль" 301
    "Кромвель" 6
    "Тетрарх" 20
    Мостоукладчик "Валентайн-
    Бриджлейер" 25
    Американские СУ:
    ЗСУ М15А1 100
    ЗСУ М17 1000
    САУ Т48 650
    САУ М18 5
    САУ М10 52
    Английские бронетранспортеры:
    "Универсал Кэрриер"
    из них канадских 2560
    1348
    Американские бронетранспортеры:
    М2 342
    М3 2
    М5 421
    М9 413
    Т16 96
    М3А1 "Скаут" 3340
    LVT 5
    Итого танков 12505
    Итого СУ 1807
    Итого бронетранспортеров 7179

    Следует учитывать, что в таблице указано количество отправленных боевых машин (всего 21 491 ед.). При проводке северных конвоев было потеряно 443 легких танка М3А1, 417 американских средних танков, 54 полугусеничных бронетранспортера, 228 ”Скаутов” М3А1, 320 ”Валентайнов”, 43 ”Черчилля”, 252 ”Матильды” и 224 ”Универсала”.
    Всего же за годы Второй мировой войны Советский Союз реально получил по ленд-лизу 19 510 единиц бронетанковой техники, что составляло от нашего производства около 16% танков, 8% САУ и 100% бронетранспортеров.
    Источники: Белоусов А.А. ”Материально-техническое обеспечение бронетанковых и механизированных войск в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов”, М., издание Академии бронетанковых войск, 1976; ”История танковых войск Советской Армии”, М., издание Академии бронетанковых войск, 1975; ”Советские танковые войска 1941-1945 гг”, М., Воениздат, 1973; S.Zaloga, J.Grandsen ”Soviet tanks of World War Two”, London, 1984; Барятинский М. ”Бронетанковая техника СССР. 1939-1945”, ”Бронеколлекция”, 1998, № 1.
    .
    Последний раз редактировалось Таллерова; 30.05.2009 в 19:02.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  24. #24
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Танки поступавшие по программе "Ленд-лиз" и принимавшие участие в боевых действиях в танковых частях Красной Армии (Первый этап)

    На первом этапе поставки бронетанковой и другой техники осуществлялись Великобританией. 12 июля 1941 года было подписано «Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии». С советской стороны документ подписали И.В.Сталин и В. М. Молотов, с английской — посол Великобритании в СССР — С.Криппс. 16 августа 1941 года было заключено соглашение с Англией о товарообороте, кредите и клиринге. Оно предусматривало предоставление Советскому Союзу кредита в сумме 10 млн фунтов стерлингов, а также поставку английских танков, самолетов и других видов вооружений.
    Выбор танков производился советской закупочной комиссией, которой были представлены образцы танков, состоящих на вооружении Британской армии. Исходя из условий советско-германского фронта, были выбраны следующие образцы: МкII "Матильда II", МкIII "Валентайн МкI" и легкий танк Mk VII «Тетрарх».
    Первые английские танки (20 «Матильд» и «Валентайнов») прибыли в Архангельск с караваном PQ-1 11 октября, а всего до конца 1941 года в СССР прибыло 466 танков, из них 187 «Матильд».

    Пехотный танк МкII «Матильда II»



    Разработан конструкторским бюро арсенала «Вулвич» в 1936 году, базировался на опытном варианте А7 образца 1932 года., в соответствии со следующими требованиями заказчика: пехотный танк должен иметь такую броню, чтобы мог противостоять снарядам противотанковых пушек, и так вооружён, чтобы бороться с вражеской пехотой, огневыми точками и танками. У танка А7 позаимствовали, предварительно усилив, ходовую часть и два дизельных двигателя. Вновь разработанные литые башня и лобовая деталь корпуса позволили резко улучшить броневую защиту. Однако такое конструктивное решение повлекло за собой и негативные последствия, поскольку британская промышленность в те годы имела ограниченные возможности по отливке столь крупных деталей и фирм, способных справиться с этой работой, было немного.
    Заказ на производство пехотного танка, названного Mk II "Матильда" II в ноябре 1936 года получила фирма "Вулкан Фаундри" в Уоррингтоне. К апрелю следующего года был готов деревянный макет. Прошёл ещё год, прежде чем был построен прототип из неброневой стали. Эта существенная задержка произошла из-за сложностей с поставкой коробок передач Вильсона. Испытания прототипа состоялись в 1938 году, и сразу вслед за этим последовал заказ на первую партию из 65 машин, впоследствии увеличенный до 165. Для производства "Матильды" II привлекли ещё несколько предприятий, однако фирма "Вулкан" осталась генподрядчиком и выполняла большинство работ по литью.
    Танк представлял собой удивительное сочетание новых и старых конструкторских решений. Корпус его состоял из литых (носовая часть, подбашенная коробка и корма) и катанных (днище, борта и фальшборта) броневых деталей, соединённых друг с другом гужонами. Башня танка - литая, цилиндрическая. Её поворот осуществлялся при помощи гидравлического привода или вручную. "Матильда", кстати, стала первым танком, в котором был установлен гидропривод поворота фирмы "Фрейзер Нэш Компани", применявшийся для вращения стрелковых башен самолётов-бомбардировщиков. Толщина брони корпуса колебалась в пределах от 14 до 78 мм, а башни - от 20 до 75 мм.
    Начиная с модификации Mk IIА в передней части башни, в литой маске, устанавливалась 2-фунтовая пушка, 7,92-мм пулемёт BESA (на варианте Mk II ставился 7,92-мм пулемёт "виккерс", кожух водяного охлаждения которого был прикрыт литой броневой маской) и телескопический прицел I образца №24В. Танки модификации "Матильда" III CS оснащались 76-мм гаубицей. На крышке командирской башенки имелась стойка для зенитной стрельбы из пехотного 7,7-мм пулемёта "Брен". Корме того, на части танков устанавливались дымовые гранатомёты для запуска дымовых гранат калибра 101,6 мм. Боекомплект состоял из 93 выстрелов, 3150 патронов (14 лент) калибра 7,92 мм, 2800 патронов (100 магазинов) для пулемёта "брен" и 8 дымовых гранат.
    Силовая установка танка, начиная с варианта Mk III, состояла из двух 6-цилиндровых, рядных дизелей жидкостного охлаждения "Лейланд" мощностью по 95 л. с. при 2000 об/мин. (Модификации Mk II и Mk IIА оснащались двумя 6-цилиндровыми дизелями АЕС мощностью по 87 л. с.) Правый и левый двигатели были невзаимозаменяемыми и различались расположением вспомогательных механизмов. Левые по ходу танка обозначались Е-148 или Е-164, а правые - Е-149 или Е-165. Двигатели Е-148 и Е-149 имели алюминиевые картеры, а Е-164 и Е-165 - чугунные. Каждый из моторов, а так же системы питания, смазки, охлаждения и агрегаты запуска были совершенно самостоятельны и работали независимо друг от друга. Для облегчения запуска при низких температурах окружающего воздуха двигатели снабжались эфирными карбюраторами, соединёнными трубопроводами с прокалывающими пистолетами, расположенными на моторной перегородке. Там же находился ящик с эфирными ампулами.
    Два топливных бака общей ёмкостью 225 л обеспечивали танку запас хода по шоссе 130 км. При этом двигатели, имевшие суммарную мощность 190 л. с., разгоняли 26-тонную боевую машину до максимальной скорости 25 км/ч.
    В трансмиссию "Матильды" входили: сцепление на каждый двигатель, поперечная коробка передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи и соединяющие их валы.
    На танке устанавливалось однодисковое сухое сцепление автомобильного типа. Ничего более мощного не требовалось, поскольку крутящий момент от двигателя передавался на планетарную коробку передач. Особенностью последней, как известно, является возможность включения передач торможением соответствующих шестерён, что исключает необходимость пользоваться для этой цели сцеплением. Поэтому приводы сцепления на "Матильде" отсутствовали, поскольку последние были постоянно соединены с трансмиссией. Необходимость в выключение сцепления возникала только при запуске двигателя. Эта операция осуществлялась с помощью ручного привода (на каждый двигатель), помещённого в боевом отделении на моторной перегородке.
    Ходовая часть "Матильды" была позаимствована у танка А7 и имела подвеску типа "ножницы" (или, как говорили в Англии, "японского типа") - балансирную с пружинными амортизаторами. В Великобритании эта подвеска впервые была применена на среднем танке "Виккерс С", а примером для неё послужила подвеска французских танков 20-30 годов. 10 опорных катков на борт с металлическими бандажами блокировались попарно в пять тележек. Кроме того, имелся одиночный передний каток несколько большего диаметра, чем опорные, облегчавший преодоление вертикальных препятствий. Ведущее колесо с двумя съёмными зубчатыми венцами располагалось сзади, а направляющее с натяжным механизмом винтового типа - спереди. На танках Mk II и Mk IIА устанавливались шесть поддерживающих катков, а начиная с модификации Mk III - направляющие полозья. Каждая гусеничная цепь состояла из 69 стальных литых траков шириной 355 мм и шагом 162 мм. Ходовая часть прикрывалась по всей длине бронированным экраном (фальшбортом).
    Для внешней связи танк оборудовался радиостанцией №19 Mk II с радиусом действия на коротких волнах 15 км (в режиме УКВ - 1,5 км). Для внутренней связи предназначалось ТПУ на 4 абонента.
    В таком виде «Толстокожая дама» приняла участие в сражению за Францию в 1940 году и в компании в Северной Африке. В ходе боевого применения выяснилось, что танковые и противотанковые пушки вермахта бессильны против «Матильды». Единственным средством борьбы с "Матильдой" стали 88-мм зенитные пушки. В последствии к ним добавились истребители танков "Мардер" II, вооружённые трофейной советской 76-мм пушкой Ф-22. Однако превосходство "Матильды" в броневой защите продолжало сказываться, поэтому титул "королева поля боя", которым наградили её английские танкисты, можно считать вполне заслуженным. Именно "Матильда" вынесла на себе всю тяжесть танковых боёв первого периода африканской компании.
    Именно хорошая защита привлекло внимание советской закупочной комиссии к этому танку. «Матильда» рассматривалась как вариант аналогичный нашему КВ-1. Надо отметить, что лобовая броня английского танка (78 мм) превосходила аналогичную у КВ (75 мм). Основное вооружение – 42 мм (2-фунтовая) пушка, по показателям бронепробиваемости так же превосходила нашу 45 мм пушку, что в условиях первого года войны было более чем достаточно, для поражения слабобронированных немецких танков.
    В СССР первые "Матильды прибыли осенью 1941 года - как раз к началу битвы за Москву - и пришлись как нельзя кстати. В связи с выбытием танкового парка в лето 1941 года и эвакуацией танковой промышленности британские танки (в том числе «Матильда»), составили до 40 % от танков в действующей армии. Всего до августа 1943 года в Великобритании было выпущено 2987 "Матильд", из которых 1084 штуки были отправлены, а 918 прибыли в СССР (остальные погибли в пути).
    После разгрузки танки направляли в учебный центр (г. Горький), где и происходила их приемка и освоение. В связи с тяжелым положением на фронте освоение зарубежной бронетанковой техники началось сразу после ее прибытия в СССР. Первоначально подготовка экипажей для иностранных танков проходила в Казанской танкотехнической школе. Уже 15 октябре 1941 года в Казанскую школу было отправлено из учебных танковых полков 420 экипажей для переподготовки на британские машины MK.II «Матильда» и MK.III «Валентайн» в течение 15-дневного срока. В марте 1942 года на подготовку танкистов для эксплуатации иностранной техники были переведены 23 и 38 учебных танковых полков.
    В июне 1942 года с увеличением зарубежных поставок приказом наркома обороны № 510 от 23.06.1942 г. была сформирована 194-я учебная танковая бригада английских танков (194 утбр), а два учебных танковых полка Т-60 были переведены на подготовку экипажей для английских и американских танков (16 и 21 утп).
    Штатная численность бригад и полков позволяла готовить для иностранных танков 1560 экипажей ежемесячно, в том числе 300 экипажей для танков «Матильда».
    Офицерские кадры командирского (командиры взводов) и военно-технического профиля готовили танковые училища в соответствии с указаниями Ставки Верховного Главнокомандующего, ориентированные на определенный тип бронетанковой техники. В 1942 году командный состав для танков «Матильда» готовило Чкаловское танковое училище.
    Танковый батальон английских танков (штат № 010/395) насчитывал в своем составе 24 танка (MK.II «Матильда» — 21, Т-60 — 3) и имел численность 150 человек.
    Батальоны «Матильд» могли включаться в танковую бригаду (штат № 010/345 от 15.02.1942 г.) численностью 1107 человек, имеющую в своем составе 46—48 танков (в двух батальонах). Однако на практике существующая материальная часть могла объединяться в подразделениях и частях в самых различных комбинациях (только штатов для отдельных танковых бригад в 1941—1942 годах существовало не менее 7).
    Поступали и «Матильды» на укомплектование танковых и механизированных корпусов, правда, в небольшом количестве. Единственным корпусом, полностью оснащенным машинами английского производства (в основном МК.II), стал 5-й механизированный в период ведения им боевых действий в составе Юго-Западного фронта в 1943 году.
    Отношение к «Матильде» в Красной Армии было двойственное.С момента поступления первых партий «Матильд» в Красную Армию наши танкисты хлебнули с ними горя. Первые «Матильды» прибыли на советско-германский фронт, оснащенные так называемыми «летними» гусеницами, которые не обеспечивали нужного сцепления с грунтом в условиях зимы. Поэтому были случаи, когда танки скатывались с обледенелых дорог в кюветы. Для решения этой проблемы на траки гусениц приходилось наваривать специальные металлические «шпоры». В сильные морозы трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали даже при включенном двигателе. Между фальшбортами и гусеницами часто набивалась грязь, которая замерзала и лишала танк хода.
    Однако, сравнивая «Матильду» не с Т-34, а с Т-60, Т-26 или БТ, которые составляли более половины парка танковых частей центральных фронтов, приходишь к выводу о полнейшем преимуществе первой. Нашими танкистами отмечалась «надежность работы дизельного двигателя и планетарной коробки передач, а также простота в управлении танком». Справедливости ради надо сказать, что конструкция «Матильды» была более сложной, чем у советских танков, а это, в свою очередь, затрудняло подготовку экипажей. Что касается приспособленности этого танка к условиям советско-германско-го фронта, то можно добавить, что в ходе зимней кампании 1941—1942 годов уверенно двигаться по глубокому снежному покрову могли только Т-34 и KB, а все легкие советские танки преодолевали его с большим трудом.
    Одним из главных недостатков вооружения «Матильды» являлось отсутствие осколочно-фугасных снарядов к 40-мм пушке. Поэтому уже в декабре 1941 года на основании распоряжения Государственного Комитета Обороны конструкторское бюро Грабина на заводе № 92 разработала проект перевооружения «Матильды» 76-мм пушкой ЗИС-5 и пулеметом ДТ (заводской индекс ЗИС-96 или Ф-96). В том же месяце один образец такого танка прошел испытания и был отправлен в Москву. В январе 1942 года последовало решение, о подобном перевооружении всех «Матильд», такая мера уравнивала боевые возможности MK.II и КВ. Однако, в серию такой танк не пошел, поскольку в СССР была разработана и запущена в производство чугунная осколочная граната к английской пушке, которая в достаточной мере решила проблему борьбы с пехотой и ПТО противника.
    Анализируя применение танков МК.II «Матильда» на советско-германском фронте, можно еще раз подтвердить известное правило о том, что основные потери материальной части советских бронетанковых подразделений были результатом отсутствия реального взаимодействия между родами войск Красной Армии, прежде всего между танкистами и пехотой. Собственно же танковые дуэли, где тактико-технические характеристики машины ощутимо влияли на результат боя, происходили достаточно редко.
    Спор насколько был плох или хорош английский танк начались не сегодня, вот выдержка из справки на имя начальника ГБТУ, подготовленная в 1942 году нашими специалистами.
    «Тов. Федоренко

    В ответ на исх № 421 от 21.01.1942 г. имеем сообщить следующее:

    Пехотный танк Мк.П «Матильда» является образцом среднего танка тяжелого бронирования. По своим основным параметрам он в целом не уступает танку KB и выгодно отличается от последнего меньшей массой и несколько лучшей безотказностью в работе трансмиссии... Особенностью конструкции танка является наличие у него фальшбортов из катаной брони толщиной 20-25мм, защищающих подвеску танка и усиливающих броневую защиту бортов... В условиях плохих дорог Подмосковья эта особенность приводила к тому, что пространство за фальшбортом часто забивалось грязью и снегом... Это требовало частой очистки ходовой части, и ухудшало поворотливость машины. Также наличие фальшбортов затрудняет смену гусеницы в боевых условиях...

    Для всех типов английских танков характерен малый объем сварочных работ при изготовлении корпуса. Основным отличием броневой защиты данного танка от аналогов является большое количество литых деталей: носовой и кормовой узлы корпуса, соединенные вставными бортами катаной брони. Подбашенная коробка крепится к корпусу гужонами...

    Для изготовления корпуса Мк.II применена катаная и литая броня с высоким содержанием хрома, никеля и молибдена, отличающаяся хорошей однородностью, закаливаемостью и вязкостью. Замер твердости брони по методу Бриннеля показывает, что она относится к разряду гемогенной (однородной) брони средней твердости. По химсоставу она близка нашей хромо-никель-молибденовой броне ФД- 7924.

    Толщина бортовой брони танка Мк.II «Матильда» составляет 70- 78 мм и в целом равнозначна броневой защите танка KB... Качество закалки брони хорошее. Опасных отколов при поражениях, близких к ПТП, не обнаружено...
    Двигательная установка танка состоит из двух двигателей дизеля типа «Лейланд» суммарной мощностью 195л.с, что обеспечивает танку удельную мощность в районе 7,5л.с. к 1 тонне веса. Этого, несомненно недостаточно для осуществления быстрых маневров на пересеченной местности, однако танк KB также имеет недостаточную уд. мощность 8,1 тонны к 1 л.с. веса танка..., при этом более удачная конструкция КПП и бортовых редукторов танка Мк.П делает его легче управляемым на бездорожье...

    К числу недостатков танка Мк.П «Матильда» следует отнести слабость его орудия при ведении огня по живой силе и огневым точкам. Бронепробиваемость орудия удовлетворительна и несколько превышает таковую у отечественной 45-мм танковой пушки обр. 1938 г.

    В настоящее время рассматривается вопрос по перевооружению танка Мк.П «Матильда» отечественной 76-мм танковой пушкой обр. 1941 г. для полного уравнивания его вооружения с возможностями танка КВ.»
    Резолюция на документе: «Практику очернения танков союзников и распространения им обидных кличек «каракатица», «шарманка» прекратить; заказ танков Мк.П «Матильда» продолжать...», в общем как в байке, когда наш генерал запретил называть американцев пиндосами.

    ТТХ пехотного танка МкII «Матильда II»

    Боевая масса, т 26,95
    Экипаж, чел. 4

    Размеры
    Длина корпуса, мм 5715
    Ширина корпуса, мм 2515
    Высота, мм 2565
    Клиренс, мм 400

    Бронирование
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 78
    Борт корпуса (верх), мм/град. 70
    Борт корпуса (низ), мм/град. 40 + 25
    Корма корпуса (верх), мм/град. 55
    Днище, мм 20
    Крыша корпуса, мм 13
    Лоб башни, мм/град. 75
    Маска орудия, мм/град. 75
    Борт башни, мм/град. 75
    Корма башни, мм/град. 75

    Вооружение
    Калибр и марка пушки 42-мм QF 2 pounder
    Длина ствола, калибров 52
    Боекомплект пушки 67—92
    Углы ВН, град. —15…+20
    Пулемёт(ы) 1 Ч 7,7-мм «Виккерс»
    Боекомплект пулемёта(ов) 2800

    Подвижность
    Тип двигателя 2 рядных 6-цилиндровых дизельных двигателя жидкостного охлаждения
    Модель двигателя AEC
    Мощность двигателя, л.с. 2 Ч 87
    Запас хода по шоссе, км 257
    Запас хода по пересечённой
    местности, км 129
    Ширина гусеницы, мм 355
    Скорость по шоссе, км/ч 24
    Скорость по пересечённой
    местности, км/ч 15
    Уд. давление на грунт, кг/см2 1,12
    Преодолеваемый подъём, град. 24
    Преодолеваемая стенка, м 0,61
    Ширина преодолеваемого рва, м 2,4
    Преодолеваемый брод, м 0,91


    Пехотный танк MК.III "Валентин"


    MК.III "Валентайн" (по распространенной версии танк был принят на вооружение 14 февраля, поэтому и получил имя в честь святого Валентина, по документам РККА танк именовался "Валентин" или "Валентина", поэтому в тексте и идет такой разброс по названиям, имя "Валентин" употреблялось вплоть, до служебных документов на имя И.В. Сталина, с характерным для печатных машинок с кириллицей индексом - МКШ) был разработан фирмой "Виккерс" в 1938 году, на основе экспериментальной модели А9, как «дешевый» пехотный танк и в целом, был довольно типичным продуктом британской школы танкостроения своего времени, сочетавшего современные решения – противоснарядное бронирование, планетарную коробку передач, с устаревшей формой и технологией сборки.
    "Валентайн» был танком классической компоновки. Его экипаж состоял из трёх человек — механика-водителя, располагавшегося в отделении управления в передней части корпуса и наводчика с командиром, которые находились в двухместной башне. Обычно командир выполнял также функции заряжающего, но порой он мог сменять наводчика на его посту, при этом последний становился заряжающим. На модификациях Mk III и Mk V, с трёхместной башней, в состав экипажа был добавлен отдельный заряжающий.

    "Валентайны" выпускались с 1940 до начала 1945 года в 11 модификациях, различавшихся, главным образом, вооружением и типом двигателя. В общей сложности тремя английскими и двУМя канадскими фирмами было изготовлено 8275 танков (6855 шт. - в Англии и 1420 шт. - в Канаде). В Советский Союз было отправлено 2394 британских и 1388 канадских "Валентайнов" (всего 3782 шт.), из которых до России дошло 3332 машины. В СССР поставлялись "Валентайны" семи модификаций:
    "Валентайн II" - с 42-мм пушкой, дизельным двигателем АЕС, мощностью 131 л.с. и дополнительным наружным топливным баком;
    "Валентайн III" - с трехместной башней и экипажем из четырех человек;
    "Валентайн IV" - "Валентайн II" с I дизелем GMC в 138 л.с.;
    "Валентайн V" - "Валептайн III" с дизелем GMC в 138 л.с.;
    "Валентайн VII" - канадский вариант "Валентайна IV" с цельнолитой лобовой деталью корпуса и спаренным 7,62-мм пулеметом "Браунинг" (вмeсто 7,92-мм пулемета ВЕSА, устанавливавшего на "Валентайнах" английского производства);
    "Валентайн IX" - "Валентайн V" с 57-мм пушкой с длиной ствола в 45 или 42 калибра, установленной в двухместной башне без спаренного пулемета;
    "Валентайн X" - "Валентайн IX" с 57-мм пушкой с длиной ствола в 45 или 42 калибра [скорее всего - опечатка. Дальше по тексту - 52 калибра. А.А.], спаренной с пулеметом и двигателем GMC мощностью 165 л.с.
    Самыми массовыми модификациями в Красной Армии стали "Валентайн IV" и его канадский аналог "Валентайн VII", а так же основной вариант заключительного периода войны - "Валентайн IX". Причем, в Советский Союз поставлялась преимущественно модель IX с артсистемой, имеющей длину ствола в 52 калибра, тогда как в британской армии использовались модели с длиной ствола в 45 калибров. Модель "XI" с 75-мм пушкой в СССР не поставлялась.

    Корпус и бронирование.



    Схема бронирования "Валентина"
    "Валентайн» имел слабо дифференцированную противоснарядную броневую защиту. Основное вертикальное бронирование имело толщину 60—65 мм и располагалось без рациональных углов наклона. Броня в основном катаная, хотя некоторые детали литые (их количество постепенно увеличивалось в ходе производства); хромо-никель-молибденовая, средней твердости высокого качества[15]. Броневой корпус и башня «Валентайна» собирались при помощи заклёпок, болтов и шпонок, из катаных броневых плит и листов, толщиной от 7 до 60 мм. Необычным являлся метод сборки — в отличие от клёпаных корпусов других танков, собиравшихся на каркасе, детали корпуса «Валентайна» соединялись непосредственно друг с другом. Это избавляло танк от дополнительного веса каркаса и занимаемого им объёма, однако требовало специальной высокоточной обработки деталей, чтобы обеспечить их плотное прилегание друг к другу.

    Башня «Валентайнов» всех модификаций имела цилиндрическую форму, с кормовой нишей и устанавливалась на подбашенной коробке на шариковой опоре. На танках ранних выпусков башня целиком, за исключением литой маски орудия, собиралась из катаных броневых листов и плит, на более поздних машинах вертикальные стенки башни изготавливались из двух литых деталей. Борта башни имели толщину 60 мм, лобовая и кормовая часть, а также маска орудия — 65 мм. Форма крыши, имевшей толщину от 10 до 20 мм, варьировалась в зависимости от типа башни. Вращение башни осуществлялось при помощи электропривода, имелся также винтовой механизм ручного поворота. Башня всех модификаций имела вращающийся полик. На модификациях с двухместной башней члены экипажа располагались по обеим сторонам от орудия, на модификациях с трёхместной башней орудие было смещено вперёд и за его казённой частью располагался командир.

    Основным вооружением «Валентайнов» модификаций Mk I — Mk VII являлся танковый вариант 42-мм противотанковой пушки (такой же как и на "Матильде". Длина ствола пушки составляла 52 калибра / 2080 мм, начальная скорость снарядов различных типов — от 790 до 850 м/с. Орудие размещалось на цапфах в спаренной с пулемётом установке и имело углы вертикального наведения от —15 до +20°. Вертикальная наводка осуществлялась вручную, качанием орудия при помощи плечевого упора, а горизонтальная — поворотом башни. Для наведения орудия использовался прицел №.30, имевший увеличение 1,9Ч и поле зрения 21°. Боекомплект 40-мм пушки составлял 60—62 унитарных выстрела, укладка для боекомплекта располагалась на полике башни.

    «Валентайны» модификаций Mk VIII — Mk X были вооружены танковым вариантом 57-мм противотанковой пушки , модификации Mk III или Mk V. Пушка модификации Mk III имела длину ствола 43 калибра / 2451 мм, а модификация Mk V имела длину ствола 50 калибров / 2850 мм и оборудовалась дульным тормозом.
    Кроме того на танке устанавливался спаренный пулемет.

    Силовой установкой «Валентайнов» всех модификаций служил рядный 6-цилиндровый двигатель жидкостного охлаждения. На «Валентайнах» модификации Mk I устанавливался карбюраторный двигатель AEC A189, мощностью 125 л.с. при 1900 об/мин. На всех остальных модификациях «Валентайна» устанавливались дизельные двигатели двух типов — британские четырёхтактные AEC A190, мощностью 131 л.с. при 1800 об/мин на модификациях Mk II, Mk III и Mk VIII и американские двухтактные GMC 6-71 6004, мощностью 135 л.с. при 2000 об/мин на модификациях Mk IV—Mk VII и Mk IX—Mk XI. На модификациях Mk X, Mk XI и на части Mk IX, двигатель был форсирован до мощности в 175 л.с.
    Два трубчатых радиатора системы охлаждения двигателя располагались в трансмиссионном отделении, над коробкой передач. Основной топливный бак располагался в моторном отделении слева от двигателя, его ёмкость составляла 240 л для машин с двигателем AEC A189, 145 л для машин с двигателем AEC A190 и 165 л для машин с двигателем GMC 6-71; ёмкость топливного бака постоянного давления составляла 25 л. Начиная с модификации Mk II был введён наружный цилиндрический топливный бак ёмкостью 135 л, размещавшийся на левой надгусеничной полке.
    Трансмиссия «Валентайнов» незначительно различалась в зависимости от модели устанавливаемого двигателя. В состав трансмиссии танков с двигателями AEC A189 и AEC A190 входили:
    • Однодисковый главный фрикцион сухого трения J-151
    • Пятиступенчатая механическая четырёхходовая коробка переключения передач Meadows type 22
    • Коническая поперечная передача
    • Многодисковые бортовые фрикционы сухого трения
    • Двурядные планетарные бортовые передачи

    СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. В СССР было отправлено 3782 танка, или 46 % всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все произведённые в Канаде машины. До места назначения дошло 3332 из них, остальные же 450 машин пошли на дно вместе с транспортами, перевозившими их.
    Таким образом, по массовости «Валентин» стал первым из английских танков поставлявшихся в СССР и вторым, после американского М4 «Шерман» среди «импортных» танков Красной Армии. Связано это было с противоречивой, но нежной любви наших танкистов к этому танку. С одной стороны МкIII, как и остальная британская техника, был рассчитан на более высокую культуру эксплуатации и в руках не имевших должного опыта экипажей, к которым они обычно попадали на начальном этапе войны, часто выходили из строя, вдобавок, «Валентайны» оказались совершенно неприспособленны к климатическим условиям Восточного фронта. Однако с приходом опыта в обслуживания и решения проблемы осколочных снарядов (так же как и с «Матильдой») выявились и достоинства танка. «Валентин», при надлежащем уходе оказался исключительно надежной машиной, наиболее приспособленной из легких танков к действиям в условиях советско-германского фронта. Хорошее бронирование и пушка позволяли ему бороться с основным противником – пехотой и противотанковыми пушками Вермахта, при случае не упуская возможность действовать и против немецких танков. Танк отличался неплохой подвижностью, что позволяло ему действовать в одном строю с Т-34, а наличие дизеля способствовало упрощению номенклатуры ГСМ смешанных танковых частей. Самое главное, до появления новых тяжелых немецких танков с длинноствольным вооружением «Валентайн» практически не уступал немецким «тройкам» и «четверкам». «Валентайн» обладал довольно невысокой удельной мощностью двигателя (8 л/с. на тонну) по сравнению с большинством танков своего времени (к примеру, у Pz Kpfw III этот показатель составлял 13—15 л/с на тонну, в зависимости от модификации, у Т-34-76 — 17 л/с на тонну). Следствием этого являлась невысокая максимальная скорость (24—32 км/ч, в зависимости от методики измерения). Но для пехотного танка серьёзным недостатком это не считается, так как его задача — непосредственная поддержка пехоты, скорость движения при которой определяется скоростью пехотинца и как правило, не превышает в среднем 16-17 км/ч. Средняя же скорость движения «Валентайна» составляла около 13—17 км/ч, что являлось вполне достаточным для его назначения. При этом, несмотря сравнительно слабую двигательную установку, «Валентайн» обладал хорошей маневренностью, которая во многом и позволила ему оставаться на вооружении кавалерийских частей РККА до конца войны.
    Первые «Валентайны» поступили в войска в ноябре 1941 года, поначалу в незначительных количествах по сравнению с 216 прибывшими в СССР к тому времени машинами. Первой частью, получившей новые машины, стал 136-й отдельный танковый батальон, участвовавший в обороне Москвы на Можайском направлении. Девять «Валентайнов» батальон получил 10 ноября, а уже 1 декабря батальон был полностью сформирован, поэтому обучение танкистам пришлось проходить уже на фронте. По документам немецкой стороны, впрочем, первое их столкновение с «Валентайнами» в бою на Восточном фронте произошло ещё 25 ноября, раньше, чем с британскими машинами в Северной Африке. Уже первое применение танка вызвало положительные отклики танкистов об этой машине.



    Мк.III. "Валентайн II". В период битвы под Москвой. Январь 1942 года.

    5 января 1942 года командование 136 отб подготовило "Краткий отчет о действиях.Мк.Ш" - видимо, один из первых документов с оценкой техники союзников:
    "Опыт применения "Валентайнов" показал:
    1. Проходимость танков в зимних условиях хорошая, обеспечивается движение по мягкому снегу толщиной 50-60 см. Сцепление с грунтом хорошее, но при гололедице необходимы шпоры.
    2. Оружие действовало безотказно, но были случаи недоката пушки (первые пять-шесть выстрелов), видимо из-за загустения смазки. Оружие очень требовательно к смазке и уходу.
    3. Наблюдение в приборы и щели хорошее.
    4. Моторная группа и трансмиссия работали хорошо до 150-200 часов, в дальнейшем наблюдается снижение мощности двигателя.
    5. Броня хорошего качества.
    Личный состав экипажей проходил специальную подготовку и танками владел удовлетворительно. Командный и технический состав танки знал слабо. Большое неудобство создавало незнание экипажами элементов подго-товки танков к зиме. В результате отсутствия необходимых отеплений, машины с трудом заводились на морозе и поэтому держались все время в горячем состоянии, что вело к большому расходу моторесурсов. В бою с немецкими танками (20.12.1941 года) три "Валентайна" получили следующие повреждения: у одного 37-мм снарядом заклинило башню, у другого - пушку, третий получил пять попаданий в борт с дистанции 200-250 метров. В этом бою "Валентайны" подбили два средних немецких танка Т-3.
    В целом, Мк.Ш - хорошая боевая машина с мощным вооружением, хорошей проходимостью, способная действовать против живой силы, укреплений и танков противника.
    Отрицательные стороны:
    1. Плохое сцепление гусениц с грунтом.
    2. Большая уязвимость тележек подвески - при выходе из строя одного катка танк двигаться не может. К пушке нет осколочно-фугасных снарядов."

    Вскоре новую технику получили и другие части, на 1 января 1942 года, «Валентайны» имелись также в составе 146-й (4 единицы), 23-й (5 единиц) и 20-й (2 единицы) танковых бригад, а также 112-й танковой дивизии (6 единиц), действовавших на Западном фронте. Также имел в своём составе «Валентайны» сражавшийся на Северо-западном фронте 171-й отдельный танковый батальон (9 единиц).

    В 1942 год число «Валентайнов» в частях значительно возросло. Особенно много танков этого типа участвовало в битве за Кавказ в 1942—1943 годах, что объяснялось близостью данного театра военных действий к Иранскому каналу поставок техники и вооружения.



    "Валентайн IV" 5-ой гвардейской танковой бригады. Сев.Кавказ, 1942 год


    К тому времени была найдена эффективная тактика использования иностранных танков совместно с советскими. Танки шли в наступление эшелонами, в первом — наиболее тяжело бронированные КВ и «Матильда» CS, во втором — Т-34, а в третьем — «Валентайны» и Т-70. В частях «Валентайны» нередко подвергались переделкам с целью приспособления танка к местным особенностям эксплуатации, в основном с целью повышения проходимости, например, путём приварки к гусеницам стальных пластин с целью увеличения их площади.

    «Валентайны» использовались практически на всём протяжении советско-германского фронта, от самых южных участков, до самых северных. В частности, отмечается использование танков этого типа на Западном и Калининском фронтах, в Прибалтике, Белоруссии (в составе 5 гвардейской танковой армии участвовали в операции «Багратион»), на Украине (в том числе в Крыму), в Молдавии, Румынии, Венгрии и Германии.


    Мк.III. "Валентайн IХ" в Бухаресте, август 1944 г.

    «Валентайны» участвовали и в Курской битве — так, в составе 201 танковой бригады (7-я гвардейская армия Воронежского фронта) на 4 июля 1943 года имелось 18 «Матильд», 31 «Валентайн» и 3 Т-34, некоторое количество Мк. III имелось и на Центральном фронте. Последнее применение «Валентайнов» в РККА состоялось уже на Дальнем Востоке во время наступления советских войск в Маньчжурии. В составе 267-го танкового полка и конно-механизированной группы 2-го Дальневосточного фронта находилось по 41 и 40 «Валентайнов», соответственно.

    Интересная деталь, к 1943 году англичане собирались свернуть производство «Валентайна», посчитав его устаревшим, однако дополнительный заказ Советского Союза продлил срок его выпуска, более того к выполнению заказа подключились канадцы, практически все выпущенные танки отправившие в СССР.

    ТТХ пехотного танка МкIII «Валентайн» Мк1
    Боевая масса, т 15,75
    Экипаж, чел. 3

    Размеры
    Длина корпуса, мм 5410
    Ширина корпуса, мм 2629
    Высота, мм 2273
    Клиренс, мм 420

    Бронирование
    Тип брони катаная средней твёрдости
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 60 / 0°
    Лоб корпуса (середина), мм/град. 30 / 68°
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 60 / 21°
    Борт корпуса (верх), мм/град. 30
    Борт корпуса (низ), мм/град. 60 / 0°
    Корма корпуса (верх), мм/град. 17
    Корма корпуса (низ), мм/град. 60 / 0°
    Днище, мм 7—20
    Крыша корпуса, мм 10—20
    Лоб башни, мм/град. 65 / 0°
    Маска орудия, мм/град. 65 / 0°
    Борт башни, мм/град. 60 / 0°
    Корма башни, мм/град. 65 / 0°
    Крыша башни, мм 10—20

    Вооружение
    Калибр и марка пушки 42-мм QF 2 pounder
    Тип пушки нарезная
    Длина ствола, калибров 52
    Боекомплект пушки 61
    Пулемёт(ы) 1 Ч 7,92 мм BESA

    Подвижность
    Тип двигателя рядный 6-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения
    Мощность двигателя, л.с. 135
    Скорость по шоссе, км/ч 25
    Запас хода по шоссе, км 150
    Удельная мощность, л.с./т 8,57
    Тип подвески сблокированная по три, на спиральных рессорах
    Ширина гусеницы, мм 356
    Преодолеваемый подъём, град. 40
    Преодолеваемая стенка, м 0,75
    Ширина преодолеваемого рва, м 2,2
    Преодолеваемый брод, м 1,1

    Легкий танк Mk VII «Тетрарх»



    Разработан британской компанией "Виккерс-Армстронг" в 1938 году, в качестве разведывательного танка. Танк имеет необычную ходовую часть из восьми катков большого диаметра (по четыре на борт) на оригинальной подвеске. Особенностью ходовой части было то, что для выполнения поворотов опорные катки могли качаться, что вкупе с изгибающейся гусеничной цепью позволяло танку маневрировать с радиусом около 94 футов без подтормаживания гусениц на полном ходу. Это было особенно актуально для скоростных танков и к тому же вело к теоретической легкости управления машиной в бою - для этого водитель оперировал обыкновенным рулевым колесом автомобильного типа. Официально классифицировался как легкий крейсерский. Благодаря небольшому весу и новой схемы шасси мог развить очень высокую скорость.
    Максимальная скорость достигала 64 км/ч по твердому грунту и до 45 км/ч на проселочной дороге (на испытаниях в Кубинке танк развил скорость 66 км/ч по гравийному шоссе и 38 км/ч по проселку). В целом танк получился сложный и не надежный, основные проблемы составляла таки новое шасси, при резком маневрировании на мягком грунте или песке гусеницы норовили слететь, бронирование было слабое. По результатам испытаний в Северной Африке был снят с вооружения, в 1944 году англичане его пытались использовать в качестве аэромобильного, но так же неудачно.
    В общем, для нас танк мог остаться малоизвестным примером «инженерного» творчества, если бы в 1941 году англичане не предложили его Красной Армии по программе ленд-лиза, бытует легенда, что бесплатно. Всего в СССР поступило 20 танков, два из них были из них отправлены на исследование в Кубинку, оставшиеся поступили на вооружение. Летом 1942 г. часть "Тетрархов" была отправлена в учебный танковый лагерь, расквартированный в Сумгаите, и, видимо, в тех краях они и вступили в бой. Во всяком случае, все известные фотографии этих танков в Красной Армии относятся к битве за Кавказ.
    По данным М. Свирина, 19 сентября 1943 г. в 5-ю гв. тбр. были переданы для пополнения остатки 132 отб. в количестве 15 танков, среди которых находились два "Тетрарха", оставшиеся после оборонительных боев. Но прожили они недолго, так как 30 сентября один из них был подбит в бою, а 2 октября последний сгорел от попадания снаряда при немецком артналете.
    В других публикациях утверждается, что «Тетрархи» так и остались в учебных лагерях, на территории Северного Кавказа, во всяком случае, много фотографий совместного маневрирования «Тетрархов» и Т-34, сделанных с разных ракурсов, которые вряд ли мог позволить оператор в реальном бою.



    Боевая масса, т 7,62
    Экипаж, чел. 3

    Размеры
    Длина корпуса, мм 4627
    Ширина корпуса, мм 2390
    Высота, мм 2110
    Клиренс, мм 356

    Бронирование
    Лоб корпуса, мм/град. 16
    Борт корпуса, мм/град. 14
    Корма корпуса, мм/град. 10
    Крыша корпуса, мм 7
    Лоб башни, мм/град. 16
    Крыша башни, мм 4

    Вооружение
    Калибр и марка пушки 40-мм QF 2 pounder
    Тип пушки нарезная
    Длина ствола, калибров 52
    Боекомплект пушки 50
    Пулемёт(ы) 1 Ч 7,92-мм BESA

    Подвижность
    Тип двигателя горизонтально-оппозитный 12-цилиндровый карбюраторный
    Мощность двигателя, л.с. 165
    Скорость по шоссе, км/ч 64
    Запас хода по шоссе, км 224
    Удельная мощность, л.с./т 21,7
    Тип подвески гидропневматическая
    Ширина гусеницы, мм 241
    Преодолеваемый подъём, град. 35
    Преодолеваемая стенка, м 0,5
    Ширина преодолеваемого рва, м 1,5
    Преодолеваемый брод, м 0,9
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  25. #25
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    211

    По умолчанию

    Ленд-лиз. Вторая серия.

    В 1942 году, по мимо англичан в программу поставок бронетанковой техники включились американцы. Первыми американскими машинами в Красной Армии стали "однофамильцы" легкий М3 и средний М3, которые, во избежании путаницы в официальных советских документах именовались М3л и М3с, соответственно. Кроме упомянутого "Валентина" британцы начали поставки тяжелого танка "Черчилль", в замен снимаемой с вооружения "Матильды II". Об этих машинах дальнейший рассказ.


    Тяжелый пехотный танк Мк.VI "Черчилль"

    "Черчилль мы должны узнавать по множеству маленьких катков, вертикальным поверхностям. Он жалок, несмотря на огромные
    движущиеся траки гусениц
    ".
    Из немецкой памятки по ближней противотанковой борьбе.



    Пехотный танк «Черчилль» появился в результате конкурса, объявленного британским военным ведомством с целью создания машины, способной заменить танк «Матильда» II. Проект № А20 был посвящен новому танку, и работы над ним начались в сентябре 1939 года на фирме «Гарланд энд Вулф» в Белфасте. Военное ведомство намеренно разделило заказ, чтобы, во-первых, привлечь к «пирогу» максимально большее количество фирм, страдавших от последствий великой депрессии, а во-вторых, как можно шире распространить опыт и знания, необходимые для производства бронированных боевых машин.
    В результате этой политики военных в июне 1940 года появилось четыре прототипа заказанного танка, но на этом дальнейшая работа застопорилась. Если бы проект довели до конца, то новый танк напоминал бы ромбовидную машину первой мировой войны с выступающими башнями, вооруженными 2-фунтовыми пушками. Фирма «Воксхолл моторс» получила контракт на следующую модель пехотного танка А22 и смогла воспользоваться плодами работ, выполненных по проекту А20. Проектирование новой машины началось в неблагоприятных условиях: английские войска только что вернулись из Дюнкерка, и в Великобритании не было ни одного организованного бронетанкового подразделения. В этих условиях военное министерство предоставило фирме «Воксхолл» год отсрочки на разработку, постройку и испытание танка, подчеркнув при этом, что сборочные линии для новых машин должны быть готовы через двенадцать месяцев. Перед лицом таких жестких требований конструкторской группе не оставалось ничего другого, кроме как засучить рукава и приниматься за работу, и спустя семь месяцев первый образец танка своим ходом покинул стены завода. В июне 1941 года; т. е. меньше чем через одиннадцать месяцев после начала работ, были готовы первые четырнадцать серийных образцов. После этого темпы производства стали быстро возрастать.
    Такая спешка не могла пройти бесследно, и первые версии «Черчилля» имели множество недостатков. Разработанный специально для нового танка 12-цилиндровый двигатель немного напоминал два мотора от грузовика «Бедфорд», поставленных на бок и соединенных общим картером. Таким образом конструкторы рассчитывали сделать силовую установку более компактной и в то же время облегчить доступ к ее агрегатам. Двигатель действительно получился компактным, однако образцом доступности назвать его было никак нельзя. Топливный насос приводился в действие гибким валом, который располагался под мотором и с самого начала обладал неприятным свойством отсоединяться. Гидравлические толкатели, скопированные с американских моторов, по идее должны были работать без проблем, но они часто выходили из строя, вследствие чего приходилось менять весь двигатель. Карбюратор, также с гидравлическим приводом, имел тенденцию к отсоединению от системы подачи топлива. Мощность двигателя не соответствовала, весу танка, который, в целом, оказался весьма «тупым». Его принятие на вооружение было по меньшей мере преждевременным.
    После года эксплуатации во фронтовых условиях большую часть этих дефектов удалось устранить, но за первые двенадцать месяцев танк заработал репутацию хрупкой и капризной машины, избавиться от которой он уже так и не смог. Собственно к этому периоду относится избитая фраза У.Черчилля об этом танке.
    Претензии, которые выдвигались в адрес А22, основывались на суровых требованиях войны и были более реалистичны, чем любые условия на проектирование, выданные в мирное время. В частности, танк должен был иметь низкий силуэт и мощное бронирование — два необходимых условия для его выживания в бою. К сожалению, в первом проекте фирмы «Воксхолл» сохранились все проблемы с вооружением, которые как проклятие висели над английскими танками, начиная с 1918 года. В башне помещалась только 2-фунтовая пушка, а в 1940 году этот калибр был уже полным анахронизмом. Но самое неприятное заключалось в том, что другой подходящей пушки в тот момент не было. 6-фунтовая пушка находилась еще в процессе разработки, а оснастка государственных артиллерийских арсеналов была рассчитана на производство только 2-фунтовых, и в условиях глубокого кризиса, последовавшего за Дюнкеркским поражением, времени для конверсии не было. Поэтому в течение еще одного года пришлось мириться с 2-фунтовой пушкой. Для усиления огневой мощи танка конструкторы предложили следующее решение: 3-дюймовая гаубица CS устанавливалась в передней части корпуса рядом с местом механика-водителя. Такое расположение орудия во многом напоминало компоновку французского танка В1, отношение к которой было более чем скептическим, однако в этой связи следует еще раз напомнить, что другого выхода у конструкторов не было — они могли использовать только то, что имели под рукой. Танков «Черчилль» I CS было построено очень мало и их отличительной чертой являлось оригинальное вооружение: две 3-дюймовые гаубицы, одна из которых устанавливалась в башне вместо 2-фунтовой пушки.
    На танках «Черчилль» II и его модификациях орудие в корпусе уступило место пулемету BESA. В марте 1942 года была наконец готова 6-фунтовая пушка, и в том же месяце ее приспособили под башню «Черчилля» III. После этого одна за другой стали появляться новые модификации: Mk VII имел 75-мм пушку, Mk VIII — 95-мм гаубицу CS, а некоторые Mk IV с африканского театра военных действий были переделаны под 75-мм пушку и 7,62-мм пулемет «браунинг», которые снимались с американских «Шерманов» и «Грантов».
    Очень мощное для того времени бронирование было, вероятно, основным достоинством «Черчилля». Толщина лобовой брони увеличивалась на каждой модификации. Когда позволяло время и в наличии имелся необходимый материал, на танки более ранних моделей наваривались дополнительные броневые листы. Башни увеличивались в размере и становились более сложными. Mk VII был первым английским танком с командирской башенкой, которая обеспечивала круговой обзор, что являлось несомненным шагом вперед, хотя в то время командирские башенки имелись практически на всех немецких танках. В просторном боевом отделении много места отводилось для хранения боекомплекта. В боеукладках Mk I помещалось 150 выстрелов для 2-фунтовой пушки и 58 снарядов для 3-дюймовой гаубицы, при этом в танке оставалось место для пяти членов экипажа. Ширина корпуса позволяла без особых проблем установить башню с 6-фунтовой пушкой от «Черчилля» Mk III. Что касается установки 75-мм и 95-мм орудий, то тут конструкторам пришлось столкнуться с некоторыми трудностями: внутренний объем башни был слегка маловат. И вообще, при взгляде на нее казалось, что она установлена косовато. Такое впечатление возникало из-за того, что вместо использования технологии цельного литья башню делали по частям: борта были литыми, а крыша — из кованной стали.
    «Черчилль» был первым английским танком с коробкой передач «Мерритт-Браун», хотя ее испытали на А6 десятью годами раньше. Дифференциальный механизм поворота, находившийся в одном блоке с коробкой передач, позволял разворачивать танк на месте. Другой новинкой (по крайней мере для английской бронетанковой техники) явилось использование трехдискового главного фрикциона, который существенно облегчил управление танком и обеспечил плавность хода. Ходовая часть состояла из одиннадцати опорных катков малого диаметра на борт, имевших индивидуальную балансирную подвеску на цилиндрических пружинных рессорах; ведущее колесо располагалось сзади. Достоинства такой системы заключались в ее простоте, экономичности и относительной неуязвимости: танк мог потерять по несколько катков с каждого борта и при этом сохранить свои ходовые качества.
    301 танк «Черчилль», в основном модификаций Mk III и IV, был отправлен в Советский Союз по программе ленд-лиза. Модель Mk.III, имела сварную башню увеличенного размера с 57-мм пушкой QF 6 и с 7,92-мм пулемётом на месте гаубицы, Модель Mk IV, была аналогична Mk.III, но башня была литой. Лоб корпуса и башни имел броню толщиной до 102 мм, расположенной практически под углом 90 градусов.
    Что скрывать, впечатление эти танки производили ублюдочных, огромная машина с мощной броней и маленькой пушкой. Особенно в сравнении с аналогичными танками противника.



    Габариты Т-VI «Тигр» и МкIII «Черчилль»
    Грешно смеяться над убогими, поэтому выскажусь в защиту. Основной задачей тяжелых танков в частях Красной Армии был прорыв укрепленной обороны противника, основными целями противотанковые пушки и пехота противника. Собственно для этого и создавались тяжелые танковые полки прорыва, на вооружение которых поступали «Черчилли». При правильном применении (а, при правильной тактике, любой танк хорош) возможностей этого танка хватало на поле боя, толстая броня позволяла проводить атаку позиций в лоб, хорошая обзорность и скорострельная, с хорошим прицелом и большим боезапасом, пушка позволяли уничтожить любую цель, кроме тяжелых немецких танков. Пробить лобовую броню танка могли 88 мм танковые, противотанковые и зенитные пушки Вермахта, которые по большому счету были достаточной редкостью.

    описание "Черчилля" в немецкой памятке для экипажей танка Т-V "Пантера"

    «Черчилль» был тяговитой машиной, не смотря на свою медлительность, хорошо маневрировал на месте, не снижая скорости мог одинаково идти и по грунтовой дороге и по целине и по неглубокому снегу (что характерно, с одинаковой скоростью, 10-12 км/ч). Танк легко взбирался на горки с большим уклоном, двигался плавно и устойчиво, тем самым создавая условия для меткой стрельбы с хода. В общем, делал «Черчилль» все медленно, но основательно. К этому надо добавить комфорт для экипажа, не снившийся Т-34: изнутри машина покрашена в светло-кофейный цвет, никаких оголённых проводов, торчащих граней, удобные сиденья, обшитые дермантином в цвет покраски, дополнительный обогрев в зимнее время (даже пепельница присутствовала).
    Крест на боевой карьере в Красной Армии «Черчиллю» поставила сменившаяся обстановка на фронте в 1943 году. Мы наступали, в моду входили стремительные танковые прорывы вглубь обороны противника, с протяженными маршами и скоротечными схватками, с маневрированием на поле боя. «Жиртрест» для этих условий не подходил, танковые полки на вооружении которых он состоял, выводились в резерв и использовались на второстепенных направлениях, либо перевооружались на более мощные ИС.
    На советско-германском фронте эти танки участвовали в таких крупных операциях, как Курская битва и снятие блокады с Ленинграда. В сражении летом 1943 г. под Прохоровкой в 5-й Гвардейской танковой армии находилось 35 "Черчиллей", которые были единственными тяжелыми танками этой армии.



    Мк.VI "Черчилль" 49 Гвардейского тяжелого танкового полка на марше. Харьковское направление июль 1943 год

    В 1944 году в Выборгской операции принял участие 26-ой гвардейский танковый полк прорыва, один из последних полков, на вооружении которых сохранились КВ, в дополнение к ним, в полку были три десятка «Черчиллей». Для финнов применение тослстобронных машин оказалось полной неожиданностью, что в немалой степени способствовало успеху операции



    «Черчилль». Выборг 1944 год

    ТТХ Мк.VI "Черчилль
    Боевая масса, т 37,9
    Экипаж, чел. 5
    Размеры
    Длина корпуса, мм 7442
    Ширина корпуса, мм 3251
    Высота, мм 2450
    Клиренс, мм 530

    Бронирование
    Тип брони стальная катаная и литая гомогенная
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 102 / 0°
    Лоб корпуса (середина), мм/град. 57
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 102
    Борт корпуса, мм/град. 76 / 0°
    Корма корпуса (верх), мм/град. 64 / 0°
    Корма корпуса (низ), мм/град. 19
    Днище, мм 19
    Крыша корпуса, мм 16—19
    Лоб башни, мм/град. 88 / 0°
    Борт башни, мм/град. 76 / 0°
    Корма башни, мм/град. 76 / 0°
    Крыша башни, мм 20

    Вооружение
    Калибр и марка пушки 57-мм QF 6 pounder,
    Длина ствола, калибров 43
    Боекомплект пушки 84
    Углы ВН, град. —15…+20 для 40-мм
    Прицелы телескопический №24B Mk.I
    Пулемёт(ы) 2 Ч 7,92 BESA,
    на части машин 1 Ч 7,7-мм Bren

    Подвижность
    Тип двигателя горизонтально-оппозитный 12-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения
    Мощность двигателя, л.с. 350
    Скорость по шоссе, км/ч 25
    Скорость по пересеченной местности, км/ч 12
    Запас хода по шоссе, км 250
    Запас хода по пересеченной местности, км 170
    Удельная мощность, л.с./т 8,85
    Тип подвески индивидуальная, на вертикальных пружинах
    Ширина гусеницы, мм 356
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,93
    Преодолеваемый подъём, град. 30
    Преодолеваемая стенка, м 0,75
    Ширина преодолеваемого рва, м 3,65
    Преодолеваемый брод, м 1,2


    Средний танк М3 «Генерал Ли» (М3с)



    Откровенно говоря, американцам танки никогда не давались, самолеты, корабли, машины, это да, об этом можно поговорить. Но танки, нет, это не их это стихия, вплоть до настоящего времени. О чем говорить, когда в Ираке суперсовременный и супермощный М1А2, способный поражать Т-72М в лоб на расстоянии 4 км (реальный факт), сгорает от попадания зажигательных пуль крупнокалиберного пулемета (то же реальный факт)? Во всяком случае, выпущенный на десять лет раньше, с упрощенным бронированием экспортный Т-72М, такой пошлости себе не позволяет. И фраза, брошенная в американском сенате в сентябре 1939 года - «Я вчера видел американские танки. Все четыреста» - о многом говорит. В общем, когда нужда заставила, американцы сели проектировать танки из того, что было. А были автомобили и трактора, и большая развитая, самая мощная в мире автомобильная и тракторная промышленность. Вот из автомобилей и тракторов и начали делать танки. Еще пассаж, дайте пятилетнему пацану листок бумаги и карандаш и попросите нарисовать самый сильный танк. С вероятностью 100 процентов, он нарисует гусеницы, потом башню с пушкой, потом сверху на башню еще одну поменьше и возможно еще одну, совсем маленькую. Так танк смотрится грознее всего, во всяком случае, в этом возрасте я так рисовал танки, даже рисунки сохранились.
    Что пили американские инженеры, когда проектировали танк М3, могу только догадываться. Так до них в детство, впадали только американские корабелы, когда спроектировали и построили броненосцы типа ”Кирсардж”, за сорок лет до того.



    Видимо это какое-то традиционное, американское зелье, потому, что через двадцать лет (это с таким то опытом!) история повторилась в танке М60.



    Касательно М3, официальная версия гласит, что у конструкторов из Абердинского арсенала не было опыта и времени при проектировании танка T5E2 (прототипа М3) для разработки башни под 75 мм пушку. Вполне возможно, хотя был опыт проектирования корабельных башен, да и англичане могли помочь. Но зачем было ее устанавливать в спонсон на борту, в лучших традициях Первой мировой? Не получился бы танк, получилась бы неплохое самоходное орудие. Вероятнее другое, в Абердине уже был спроектирован средний танк М2А1, у которого была одна башня с 37 мм пушкой, когда потребовалась 75 мм пушка, думать особо не стали, увеличили корпус и воткнули пушку куда вошло. В общем вышло, как вышло. Основой для проекта послужил прототип T5E2, который в свою очередь являлся прототипом T5 Phase III, переделанным в марте-мае 1939 в самоходное орудие с 75мм гаубицей М1А1 в правой передней части корпуса (?). Новый танк получивший название в честь командующего войсками южан в Гражданскую войну 1861-1864 годов M3 Lee (М3 «Генерал Ли») имел одинаковые с М2 подвеску и радиальный двигатель Wright R975 EC2, 400 л.с., но более широкий и длинный корпус. Катанную гомогенную броню нового танка М3 слегка увеличили и посадили на заклёпки, унаследованные от М2. Спонсон, башня и командирская башенка – литые. Внутри боевое отделение обклеивалось пористой резиной для защиты экипажа от мелких вторичных осколков и брызг окалины, которые могли возникнуть, когда снаряд не пробивал броню танка.
    Двигатель находился сзади, а трансмиссия с синхронизатором и дифференциал спереди, под защитой трехсоставной бронекрышки, которая соединялась и крепилась к корпусу болтами. Трансмиссия находилось прямо под местом водителя, и соединялась с двигателем карданным валом. Под валом шли тяги управления двигателем. Коробка передачь Synchromesh имела 5 передних передач и 1 заднюю.
    Ходовая часть состояли из трёх опорных тележек на борт и резино-металлической гусеницы. В тележке было два опорных обрезиненных катка на коромысле, которое крепилось к вертикальной пружине в сварной раме. Сверху на раме имелся ролик, поддерживавший гусеницу. Ведущие колёса с 13 зубьями находились спереди.
    Первый пилот М3 вооружался 75мм орудием Т7 длиной 84 дюйма, которое являлось модификацией 75мм орудия Т6. Т7 имело вертикальный полуавтоматический затвор и могло стрелять боеприпасами от заимствованного американцами французского орудия времён 1МВ – М1897. Начальная скорость снаряда Т7 достигала 1850 футов в секунду. Т7 стандартизировали, как 75мм орудие М2. Для баланса в передний части ствола М2 находился противовес, причём с самого начала планировалось заменить в будущем М2 на более длинное орудие, поэтому противовес добавили не к лафету, а именно к стволу. Позднее орудие М2 заменили на более длинное Т8, стандартизированное, как М3.
    Литая башня размещалась слева сзади боевого отделения. Она вооружалась 37мм пушкой М6 и спаренным пулёмётом .30cal M1919A4. Башня имела ручной и гидравлический поворотный привод и делала полный поворот за 20 секунд. В начале серийного производства не всегда хватало пушек М6, поэтому вместо них иногда ставились 37мм М5. В командирской башенке имелся ещё один пулемёт .30cal. Оба танковых орудия – 37мм и 75мм оснащались гиростабилизатором в вертикальной плоскости. Кроме того, в гласисе устанавливались два жёстко закреплённых пулемёта .30cal, которыми управлял водитель. Боекомплект 75мм орудия составлял 65 выстрелов, 37мм пушки - 126 выстрелов, 4000 патронов для пулемётов, 20 магазинов для автоматов, 6 ручных гранат, 8 дымовых гранат, 12 сигнальных ракет.
    Сначала экипаж насчитывал 7 человек: водитель – впереди, посередине боевого отделения; радист – слева и немного сзади водителя; наводчик 75мм орудия – справа; заряжающий - справа от наводчика; командир – в башенке, сзади; наводчик – внизу башни, слева; заряжающий – внизу, справа.
    Экипаж мог забираться внутрь и покидать машину через две боковые двери (по одной на борт), люк сверху за 75мм орудием в спонсоне и через люк в командирской башенке.
    Все танкисты имели хороший обзор: люк и смотровые отверстия водителя, 2 смотровые щели в командирской башенке, 2 перископа. В танке было 4 пистолетных амбразуры: одна возле водителя, по одной на каждой двери, одна сзади и одна слева башни.
    Вес машины составил около 31 тонны.
    Следует отметить, что создание приемлемого проекта среднего танка было только частью решения огромной проблемы налаживания массового танкостроения. Начало 2МВ Америка встретила не только без нормального среднего танка, но и без производственных мощностей способных его выпускать в больших количествах. В то время за выпуск американских танков отвечало одно-единственное маломощное государственное предприятие – Rock Island Arsenal. Естественно, что на него всерьёз рассчитывать не приходилось, поэтому требовалось срочно реформировать производственный потенциал страны. Ответственным за координацию американской промышленности и оборонных нужд являлся Вильям С. Кнудсен, член Консультативного Комитета по Национальной Обороны и президент Дженерал Моторс Корпорэйшн. Для наращивания производства было необходимо привлечь частных подрядчиков, однако здесь возникли серьёзные разногласия. Артиллерийский Департамент считал, что основные контракты должны получить предприятия тяжёлого машиностроения, которые до этого специализировались на выпуске локомотивов, крупных подъёмных кранов. Однако Кнудсен придерживался прямо противоположного взгляда. Он был убежден, что хотя предприятия тяжёлого машиностроения обладают достаточным потенциалом, специфика их производства заключается в сравнительно долгом и малосерийном выпуске изделий. В то же время недавно появившиеся Танковые Войска требовали срочных массовых поставок бронетехники. Исходя из этого, Кнудсен настаивал, что танкостроением должны заняться автомобилестроительные компании, которые привыкли выпускать продукцию быстро и массово. Он выдвинул предложение срочно построить в Мичигане специализированный танковый завод из расчета, что половину расходов берёт на себя Крайслер, а вторую половину – государство. Арсеналом должно было владеть государство, а управление им осу3ществлять Крайслер. Эта идея нашла понимание у властей и у президента корпорации Крайслер - Келлера. 15 августа 1940 Крайслер получил контракт на 1000 средних танков М2А1. В сентябре 1940 в городе Уоррен, к северу, недалеко от Детройта, на участке 100 кв.акров началось строительство нового завода. Первоначально здание имело площадь 1,380х500 футов и было спроектировано архитектором Альбертом Канном в стиле Модерн.
    Тем временем Артиллерийский Департамент заключил контракты с двумя крупнейшими предприятиями тяжёлого машиностроения – American Locomotive Company на 685 танков и Baldwin Locomotive Company на 535 танков. Rock Island Arsenal постоянно обменивался с ними информацией, чтобы подрядчики могли сразу запустить производство, когда дизайн танка будет готов.
    В ходе проектных работ над будущим танком М3, Rock Island Arsenal тесно сотрудничал с Крайслером, чтобы оборудование строящегося завода соответствовало технологии будущего танка. Кроме того, Rock Island Arsenal постоянно консультировался с другими подрядчиками. Кроме того, в июне 1940 в США прибыла Британская Танковая Комиссия во главе с Майклом Дивором. Англичане, потеряв значительную часть своих танковых сил во Франции были весьма заинтересованы в приобретении американских танков и охотно делились с разработчиками М3 своим боевым опытом.
    В феврале 1941 проект танка был в целом готов, а завод в Мичигане почти достроен.
    13 марта 1941 Rock Island Arsenal закончил первый пилот будущего танка, а 21 марта прототип доставили на Абердинский полигон. В апреле 1941 три фирмы-подрядчики закончили свои шаблонные пилоты танка М3 и они постепенно прибывали на полигон. В августе 1941 из Абердина один прототип отправили Танковым Войскам в Форт Бенинг и ещё два передали британцам. В Англию танки отгрузили 20 сентября 1941 по Лэнд Лизу. Примечательно, что в то время многие танки М3 поставляемые в Танковые Войска не имели 75мм орудий.
    На основании отзывов англичан и своих военных в конструкции танка выявили ряд серьёзных недостатков.
    Гидравлика Hycon в рулевой системе оказалась слишком ненадёжной. Первые М3 оснащались гидравлической системой Hycon, но уже 26 августа 1942 Detroit Tank Arsenal перешёл на полностью механическую схему. В феврале 1942 Артиллерийский Департамент рекомендовал всем производителям перейти на с гидравлики на механический вариант.
    Испытания в Абердине констатировали сильную загазованность боевого отделения моноксидом углерода, при стрельбе с закрытыми люками. Чтобы решить проблему в танке установили новые вентиляторы: на крыше башни, на крыше слева от водителя, в люке над 75мм орудием. Вскоре вентилятор в люке над 75мм пушкой для удобства перенесли за люк.
    Ещё одним недостатком являлась слабая подвеска VSS заимствованная у танка М2. Чтобы подвеска быстро не портилась, в ней усилили пружины. Поддерживающий ролик перенесли назад.
    Баллистические тесты показали, что обе пушки могут быть заклинены вражеским огнём из стрелкового оружия. Конструкторы разработали дополнительные защитные щитки, которые впрочем, редко устанавливались.
    Обнаружилось, что боковые двери слишком уязвимы обстрелу не только бронебойными, но и фугасными снарядами. Специалисты из Абердина рекомендовали убрать двери и проделать в полу эвакуационный люк. Люк в полу в правой задней части боевого отделения появился на поздних моделях танков.
    Зато силовой привод поворота башни и гиростабилизатор в вертикальной плоскости показали себя с самой лучшей стороны. При движении танка зигзагами на скорости 10 миль в час наводчик легко захватывал цели на расстоянии 200-700 ярдов в любом направлении. По итогам тестов Артиллерийский Департамент в июне 1941 рекомендовал стандартизировать стабилизаторы для 75мм и 37мм орудий. К ноябрю 1941 Detroit Tank Arsenal начал устанавливать стабилизаторы на серийных машинах, а уже с января это новшество должно было устанавливаться всем производителями М3.
    На моторном отделении, по бокам поставили по ящику. Радиста убрали из экипажа, а его обязанности передали водителю. В июне 1942 Артиллерийский Комитет посоветовал отказаться от обоих неподвижных курсовых пулемётов водителя; двух пулемётных станков и одного из двух пистолетов-пулемётов .45cal. Конструторвы согласились убрать только один курсовой пулемёт и один пулемётный станок. Позднее, во время серийного выпуска устранили на левой стороне пистолетные бойницы, но справа оставили.
    Со временем у танкистов накопилось недовольство тем, что перископический прицел не обеспечивал достаточной меткости 75мм орудия. Вместо перископа поставили телескопический прицел.
    К августу 1941, наконец, начался полномасштабный серийный выпуск танков М3 на трёх предприятиях. Rock Island Arsenal в выпуске М3 не участвовал.
    В августе 1941 к производителям добавились Pressed Still и Pullman, получившие английский контракт на 501 и 500 танков М3 соответственно.
    Всего, с августа 1941 по декабрь 1942 изготовили 6,258 средних танков М3.
    Почти две трети выпущенных М3 Ли американцы отправили по ленд-лизу в Великобританию и СССР. В Советский Союз поступило 812 М3 Ли в 1942 году и 164 танка в 1943. Еще 12 танков было поднято в 1943 с затонувшего транспорта в Северном Ледовитом океане, после чего один танк разобрали на запчасти, а 11 поступили в войска Карельского фронта. Танки поднятые со дна морского никак не значились в советских документах приёмных комиссий ГБТУ Красной Армии. Вместе с этими машинами в 1943 СССР получил 175 М3 Ли. Всего из 1.386 отправленный танков М3 Ли Страна Советов получила 976 машин, причём в 1942 под маркой М3 пришло несколько танков М2.
    Поступавшие машины различались маркой двигателей, ушлые американцы ставили любые подходящие по мощности, способом сборки корпуса. С модели М3А2 в сентябре 1941 года, он стал сварной. Баллистические тесты показали, что сварной корпус при немного меньшем весе обеспечивал лучшую защиту, чем клепанный. Даже когда снаряд не пробивал броню, внутрь танка опасно летели заклёпки. Сварной корпус стоил дешевле, а собирался быстрее.
    Можно себе представить выражения наших танкистов, когда они получили это «чудо».
    К середине 1942 году броня М3 уже не спасала от немецких 75-мм танковых пушек. Необходимы были скорость, скрытность и маневренность. Американский танк очень высокий, высоте, 3,125 метра он был выше «Тигра»



    и на полметра выше Т-34.



    По нашим дорогам «американец» имел плохую проходимость, с маломощным двигателем (340 л.с. против 450 л.с. у T-34-76 такого же веса), к тому же весьма чувствительный к топливу и маслу, М3 у советских танкистов вызывал лишь раздражение, всеми правдами и неправдами они старались избавиться от этих танков и пересесть на отечественные "тридцатьчетверки". Но самым большим недостатком М3 были резино-металлические гусеницы. Стоило во время боя наехать на огонь - резина выгорала, гусеница разваливалась и танк становился неподвижной мишенью. М3 советские танкисты окрестили БМ – 7 "Братской могилой на семерых". В качестве иллюстрации недостатков танка можно привести рапорт командира 134-го танкового полка Тихончука от 14 декабря 1942 г.: "Американские танки в песках работают исключительно плохо, беспрерывно спадают гусеницы, вязнут в песке, теряют мощность, благодаря чему, скорость исключительно мала. При стрельбе по танкам противника, в виду того, что 75-мм пушка установлена в маске, а не в башне, приходится разворачивать танк, который зарывается в песок, что очень затрудняет огонь." В гидравлике привода башни применялось легко воспламеняющееся масло, в купе с бензиновым двигателем, понятно, почему по мимо БМ-7, М3с нередко обзывали «Зажигалкой Ронсона» или просто «зажигалкой». Кроме того его величали «курятником» и другими, достаточно обидными неофициальными, прозвищами (году в 1993 в одной журнальной публикации проскользнуло «М....дило», видимо по начальной букве М). К достоинствам танка следует отнести достаточно мощную пушку и относительный комфорт внутри, благодаря большим размерам боевого отделения.
    Надо отметить, что ни американцы, ни англичане не использовали танки М3 с такой интенсивностью, как наши, потому что накал боев в Африке и на Западном фронте был весьма далек от того, что творилось на Восточном фронте.



    Советские М3 "Ли" в Вязьме.

    В 1942-43 американские танки М3 Ли активно использовались практически на всех фронтах в составе отдельных танковых батальонов, полков и бригад. Кульминация боевого использования М3 Ли пришлась на лето-осень 1942. В легендарном танковом сражении под Курском М3 Ли тоже приняли участие. 1 июля 1943 в 48-й А Центрального фронта имелось 83 этих танка: 30 в 45-м отдельном танковом полку в районе Сабурова и 55 М3 в 193-м отдельном танковом полку возле Петровки. Один М3 Ли участвовал в войне с Японией в составе Забайкальского фронта.
    Танки, поднятые со дна Ледовитого океана, после года проведённого под водой были отремонтированы и направлены в 91-й отдельный танковый полк 14-й армии Карельского фронта.

    ТТХ среднего танка М3с
    Боевая масса, т 27,9
    Экипаж, чел. 6—7

    Размеры
    Длина корпуса, мм 5639
    Ширина корпуса, мм 2718
    Высота, мм 3124
    Клиренс, мм 432

    Бронирование
    Тип брони стальная гомогенная
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 51/30° — 38/53°
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 51/0—45°
    Борт корпуса (верх), мм/град. 38/0°
    Борт корпуса (низ), мм/град. 38/0°
    Корма корпуса (верх), мм/град. 38/0—10°
    Днище, мм 13—25
    Крыша корпуса, мм 13—22/83—90°
    Лоб башни, мм/град. 51/47°
    Борт башни, мм/град. 51/5°
    Корма башни, мм/град. 51/5°

    Вооружение
    Калибр и марка пушки 75-мм M2 или M3, 37-мм M5 или M6
    Длина ствола, калибров 28,5 для M2, 37,5 для M3, 53,1 для M5, 56,5 для M6
    Боекомплект пушки 50 Ч 75-мм, 178 Ч 37-мм
    Углы ВН, град. −9…+20° (75-мм), −7…+60° (37-мм)
    Углы ГН, град. ±15° (75-мм)
    Прицелы M1, M2
    Пулемёт(ы) 3 Ч 7,62-мм M1919A4

    Подвижность
    Тип двигателя радиальный 9‑цилиндровый карбюраторный воздушного охлаждения
    Мощность двигателя, л.с. 340
    Скорость по шоссе, км/ч 39
    Запас хода по шоссе, км 193
    Удельная мощность, л.с./т 11,1
    Тип подвески попарно блокированная пружинная
    Ширина гусеницы, мм 421
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,88
    Преодолеваемая стенка, м 0,6
    Ширина преодолеваемого рва, м 2,25
    Преодолеваемый брод, м 1,0

    Легкий танк M3 «Генерал Стюарт» (М3л)




    К началу второй мировой войны американская армия располагала двумя типами легких танков. На вооружении пехоты состояло 292 танка модификаций М2А2 и М2АЗ. Это были двухбашенные машины с 7,62-мм пулеметом в одной и 12,7-мм — в другой башне. В строю моторизованных кавалерийских частей находилось 112 боевых машин М1 и М1А1. Точно такое же вооружение размещалось в одной башне. Конструктивно подобные танки имели одинаковую ходовую часть, состоявшую применительно к одному борту из четырех опорных катков. Сблокированные попарно в две балансирные тележки, они подвешивались на вертикальных буферных пружинах. Ходовая часть и была, пожалуй, главным достоинством этих, ничем особенно не примечательных и к 1939 году порядком устаревших боевых машин. Ее работоспособность поражала! В ноябре 1934 года танк Т5 (прототип М1) совершил испытательный пробег от арсенала Рок-Айленд до Вашингтона протяженностью 1450 км. При этом средняя скорость составила 48 км/ч! Стартовав 14 ноября, капитан Т. Никсон и Дж. Проске уже через три дня достигли Вашингтона, побив все рекорды скорости для гусеничных машин. Впоследствии эта конструкция ходовой части использовалась на всех американских танках вплоть до 1945 года. Боевые действия в Европе показали бесперспективность чисто пулеметного вооружения, что заставило ускорить разработку нового легкого танка с артиллерийским вооружением. Первые экземпляры легкого М2А4 сошли со сборочной линии завода «Америкен Кар энд Фаундри» в мае 1940 года. Производство его завершилось в марте 1941 года после выпуска 365 машин. Еще десять в апреле 1942 года изготовила фирма «Болдвин Локомотив Уоркс». М2А4 нес в себе черты как предвоенных американских танков (архаичными для 1940 года были, например, пять примитивных смотровых лючков по периметру башни), так и легких боевых машин периода второй мировой войны. Не оставив заметного следа в истории танкостроения, М2А4 стал важной вехой в истории американской армии. С его появлением совпало создание танковых войск армии США. Это знаменательное событие произошло 10 июля 1940 года. Первым командующим был бригадный генерал Адна Чаффи, а штаб-квартирой и поныне является Форт-Нокс. 15 июля 1940 года началось формирование 1-й и 2-й танковых дивизий, на вооружение которых в основном и поступали М2А4. Эти соединения стали первыми из шестнадцати американских танковых дивизий, сформированных в ходе второй мировой войны.
    Танки М2А4 использовались в основном для учебных целей. В бою им довелось побывать только один раз — в конце 1942 года на тихоокеанском острове Гуадалканал в составе 1-го танкового батальона морской пехоты. Четыре танка получила Великобритания по программе ленд-лиза.
    Уже вскоре после выпуска первых машин началось проектирование улучшенной версии М2А4. Увеличили толщину брони до 38 мм, что повлекло за собой возрастание массы до 12т. Чтобы хоть как-то уменьшить удельное давление, ленивец положили на грунт. Такое решение позволило повысить устойчивость машины. Для более надежной защиты силовой установки подвергли переделке и кормовую часть корпуса.
    Первый прототип был создан на базе М2А4 в арсенале Рок-Айленд, и 5 июля 1940 года его приняли на вооружение под обозначением «легкий танк М3». Первые серийные М3 фирма «Америкен Кар энд Фаундри» выпустила в марте 1941 года, сразу по окончании производства М2А4.
    Конструктивно новая машина повторяла своих предшественниц, вобрав в себя целый ряд недостатков, присущих американским танкам 30-х годов. Так, ширина ее лимитировалась размерами стандартного американского наплавного моста предвоенных лет. Высокий и короткий корпус не позволил разместить в башне артсистему калибром крупнее 37 мм. Узкие гусеницы, заимствованные у более легких машин, обусловили высокое удельное давление и ограниченную проходимость по слабым грунтам.
    К основным достоинствам танка М3 следует отнести высокую эксплуатационную надежность и прекрасные динамические характеристики. Достаточно мощным было и вооружение, состоявшее из 37-мм пушки М6 и пяти 7,62-мм пулеметов «браунинг» М1919А4 (один спаренный с пушкой, второй курсовой, два в бортовых спонсонах и один зенитный).
    В ходе серийного производства в конструкцию танка постоянно вносились изменения, главным образом технологические. Так, многогранная клепаная башня на машинах ранних выпусков уступила место аналогичной по форме, но сварной, а затем ее сменила так называемая «подковообразная» башня, боковые стенки которой состояли из одного гнутого броневого листа. На танках поздних выпусков корпус собирался с частичным использованием сварки. Со второй половины 1941 года на М3 устанавливался стабилизатор наведения 37-мм пушки в вертикальной плоскости.
    В 1942 году в связи с нехваткой стандартных бензиновых авиамоторов «Континентал» W670-9A часть танков выпустили с дизельным двигателем «Гиберсон» Т-1020-4. Следует отметить, что дизельные танки не прижились в американской армии, они использовались главным образом в учебных целях и поставлялись на экспорт.
    Всего же с марта 1941 года по август 1942 года было выпущено 5811 танков М3, из них 1285 с дизелем.
    1676 танков (все с бензиновым двигателем) были отправлены по программе ленд-лиз в СССР, в 1942 году, из них фактически дошло 1233. 443 танка были потеряны вместе с судами северных конвоев. Так получилось, что на долю печально известного конвоя PQ-17 пришлась значительная партия этих танков, отсюда и такие большие относительные потери. Моряки конвоя, совместно с нашими специалистами, сопровождавшими танки, после того, как по прихоти британских адмиралов, остались без сопровождения боевых кораблей, были вынуждены использовать танки М3л и М3с при отражении воздушных налетов, благо угол возвышения орудий танков, стоящих на верхней палубе позволял это делать против низколетящих торпедоносцев.
    Боевая служба в Красной Армии была не особенно долгой, танк применялся в основном не по прямому назначению – разведка и преследование противника, а в оборонительных боях, где превосходная скорость не дала себя знать, а танки несли большие потери. В целом танк оказался неплохим, несмотря на архаичную конструкцию, близкую легким танкам первой мировой войны и соответствовал нашему Т-70. 37 мм пушка так же не уступала нашей 45 мм пушке. При эксплуатации озабоченность вызывал капризный авиационный двигатель, весьма чувствительный к применяемой номенклатуре ГСМ. С лета 1943 года на Советско-германском фронте легкие танки постепенно начинают сходить со сцены, ввиду слабой вооруженности и защищенности.



    Легкий танк М3л «Стюарт» 241-й танковой бригады. 30 сентября 1942 г. эта бригада за один день исчезла в пламени сражения к северо-востоку от Сталинграда

    ТТХ легкого танка M3 «Генерал Стюарт» (М3л)

    Боевая масса, т 12,7
    Экипаж, чел. 4

    Размеры
    Длина корпуса, мм 4531
    Ширина корпуса, мм 2235
    Высота, мм 2640
    Клиренс, мм 420

    Бронирование
    Тип брони стальная поверхностно закалённая
    Лоб корпуса (верх), мм/град. 38 / 17°
    Лоб корпуса (середина), мм/град. 16 / 69°
    Лоб корпуса (низ), мм/град. 44 / 23—90°
    Борт корпуса, мм/град. 25 / 0°
    Корма корпуса (верх), мм/град. 25 / 59°
    Корма корпуса (середина), мм/град. 25 / 0°
    Корма корпуса (низ), мм/град. 25 / 20°
    Днище, мм 10—13
    Крыша корпуса, мм 13
    Лоб башни, мм/град. 38 / 10°
    Маска орудия, мм/град. 38 / 0—14°
    Борт башни, мм/град. 25 / 0°
    Корма башни, мм/град. 25 / 0°
    Крыша башни, мм 13 / 75—90°

    Вооружение
    Калибр и марка пушки 37-мм M6
    Тип пушки нарезная
    Длина ствола, калибров 53,1
    Боекомплект пушки 103
    Углы ВН, град. −10…+20
    Прицелы M40A2
    Пулемёт(ы) 5 Ч 7,62-мм Браунинг M1919A4

    Подвижность
    Тип двигателя радиальный 7-цилиндровый карбюраторный воздушного охлаждения
    Мощность двигателя, л.с. 250
    то же, кВт. 186
    Скорость по шоссе, км/ч 61
    Запас хода по шоссе, км 113
    Запас хода по пересеченной местности, км 72
    Удельная мощность, л.с./т 17,9
    Тип подвески сблокированная попарно, на горизонтальных пружинах
    Ширина гусеницы, мм 194
    Удельное давление на грунт, кг/см2 0,60
    Преодолеваемый подъём, град. 35
    Преодолеваемая стенка, м 0,6
    Ширина преодолеваемого рва, м 1,8
    Преодолеваемый брод, м 0,9




    В этом и предыдущем посте использованы материалы и фото
    с сайтов:

    http://armor.kiev.ua/
    http://www.battlefield.ru/
    http://www.deol.ru/
    http://zorka.boom.ru/
    http://www.vn-parabellum.com/
    http://www.bronetehnika.ru/
    http://dic.academic.ru/
    http://rkka.ru/
    http://militera.lib.ru/
    http://www.battleships.spb.ru/
    http://www.panther1944.de/
    http://www.mos-edu.ru/
    http://lh6.ggpht.com/
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  26. #26
    Banned
    Регистрация
    01.06.2009
    Адрес
    Москва Гольяново
    Сообщений
    7,575
    Вес репутации
    0

    По умолчанию


  27. #27
    Banned
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    РФ Донецкая республика
    Сообщений
    12,186
    Записей в дневнике
    2
    Вес репутации
    0

    По умолчанию

    моделист?уважаю!

  28. #28
    Banned
    Регистрация
    01.06.2009
    Адрес
    Москва Гольяново
    Сообщений
    7,575
    Вес репутации
    0

    По умолчанию

    Только в последнее время как то времени не нахожу для хобби.

  29. #29
    Banned
    Регистрация
    01.06.2009
    Адрес
    Москва Гольяново
    Сообщений
    7,575
    Вес репутации
    0

    По умолчанию



    Созданию этой гаубицы предшествовала относительно продолжительная дискуссия о том, каким должен быть калибр новой гаубицы, предназначенной для вооружения дивизионных артполков и частей РГК Красной Армии.

    Некоторые военные специалисты выступали за создание 105-мм гаубицы как более легкой и мобильной. Конец этой дискуссии был положен на состоявшемся в марте 1937 года в Москве совещании, посвященном состоянию и развитию артиллерийской техники. Выступивший на совещании начальник Генштаба Красной Армии Маршал А. И. Егоров однозначно высказался в пользу более мощной 122-мм гаубицы. На этом же совещании было принято решение поручить проектирование гаубицы группе конструкторов во главе с В. Н. Сидоренко. Конструктору Ф. Ф. Петрову было разрешено представить на своеобразный конкурс свой проект гаубицы, созданный в инициативном порядке. Осенью 1937 года оба проекта были рассмотрены специальной комиссией, которая одобрила проект Ф. Ф. Петрова.

    Первый опытный образец новой гаубицы поступил на заводские испытания в конце апреля 1938 года, а государственные испытания были начаты в середине 1938 года. Гаубица успешно выдержала испытания и была в том же году принята на вооружение под названием «122-мм гаубица обр. 1938 года (М-30)». Для ускорения обеспечения войск новыми гаубицами их производство было развернуто сразу на нескольких заводах.

    В годы Второй мировой войны гаубица использовалась для решения следующих основных задач:

    уничтожение живой силы как открытой, так и находящейся в укрытиях полевого типа;
    уничтожение и подавление огневых средств пехоты;
    разрушение ДЗОТов и других сооружений полевого типа;
    борьба с артиллерией и мотомеханизированными средствами;
    пробивание проходов в проволочных заграждениях (при невозможности использовать минометы);
    пробивание проходов в минных полях.
    Характерными особенностями гаубицы являются лафет с раздвижными станинами, большие углы возвышения и горизонтального обстрела, высокая подвижность при механической тяге.

    Ствол гаубицы состоит из трубы, кожуха и навинтного казенника. Помещенный в казеннике затвор — поршневой, с эксцентрически расположенным отверстием для выхода бойка ударника. Закрывается и открывается затвор поворотом рукоятки в один прием. Взвод и спуск ударника производятся также в один прием оттягиванием курка спусковым шнуром; в случае осечки спуск ударника может быть повторен, так как ударник всегда готов к спуску. После выстрела гильза удаляется выбрасывающим механизмом при открывании затвора. Такая конструкция затвора обеспечила скорострельность 5-6 выстрелов в минуту.

    Как правило, стрельба из гаубицы ведется при разведенных станинах. В отдельных случаях — при внезапном нападении на походе танков, пехоты или конницы, или если местность не позволяет развести станины — допускается стрельба при сведенных станинах. При разведении и сведении станин автоматически производится выключение и включение пластинчатых рессор ходовой части. В раздвинутом положении станины фиксируются автоматически. Благодаря этим особенностям переход из походного в боевое положение занимает всего 1-1,5 мин.

    Прицельные приспособления гаубицы состоят из прицела, независимого от орудия, и панорамы системы Герца. В годы войны применялись прицелы двух типов: с полунезависимой линией прицеливания и с независимой линией прицеливания.

    Гаубицу можно перевозить как механической, так и конной тягой (шестеркой лошадей). Скорость перевозки механической тягой по хорошим дорогам до 50 км/ч, по булыжным мостовым и проселочным дорогам до 35 км/ч. При конной тяге гаубицу возят за передком; при механической тяге ее можно перевозить непосредственно за тягачом.

    Вес гаубицы в боевом положении 2450 кг, в походном без передка — около 2500 кг, в походном с передком — около 3100 кг.

    122-мм гаубицы М-30 выпускались советской промышленностью в течение всей войны и широко использовались на всех фронтах. Относительно ее боевых качеств известно высказывание Маршала Г. Ф. Одинцова: «Лучше ее уже ничего не может быть».

    Вернуться к оглавлению раздела об артиллерии

    Добавлено через 25 секунд


    Созданию этой гаубицы предшествовала относительно продолжительная дискуссия о том, каким должен быть калибр новой гаубицы, предназначенной для вооружения дивизионных артполков и частей РГК Красной Армии.

    Некоторые военные специалисты выступали за создание 105-мм гаубицы как более легкой и мобильной. Конец этой дискуссии был положен на состоявшемся в марте 1937 года в Москве совещании, посвященном состоянию и развитию артиллерийской техники. Выступивший на совещании начальник Генштаба Красной Армии Маршал А. И. Егоров однозначно высказался в пользу более мощной 122-мм гаубицы. На этом же совещании было принято решение поручить проектирование гаубицы группе конструкторов во главе с В. Н. Сидоренко. Конструктору Ф. Ф. Петрову было разрешено представить на своеобразный конкурс свой проект гаубицы, созданный в инициативном порядке. Осенью 1937 года оба проекта были рассмотрены специальной комиссией, которая одобрила проект Ф. Ф. Петрова.

    Первый опытный образец новой гаубицы поступил на заводские испытания в конце апреля 1938 года, а государственные испытания были начаты в середине 1938 года. Гаубица успешно выдержала испытания и была в том же году принята на вооружение под названием «122-мм гаубица обр. 1938 года (М-30)». Для ускорения обеспечения войск новыми гаубицами их производство было развернуто сразу на нескольких заводах.

    В годы Второй мировой войны гаубица использовалась для решения следующих основных задач:

    уничтожение живой силы как открытой, так и находящейся в укрытиях полевого типа;
    уничтожение и подавление огневых средств пехоты;
    разрушение ДЗОТов и других сооружений полевого типа;
    борьба с артиллерией и мотомеханизированными средствами;
    пробивание проходов в проволочных заграждениях (при невозможности использовать минометы);
    пробивание проходов в минных полях.
    Характерными особенностями гаубицы являются лафет с раздвижными станинами, большие углы возвышения и горизонтального обстрела, высокая подвижность при механической тяге.

    Ствол гаубицы состоит из трубы, кожуха и навинтного казенника. Помещенный в казеннике затвор — поршневой, с эксцентрически расположенным отверстием для выхода бойка ударника. Закрывается и открывается затвор поворотом рукоятки в один прием. Взвод и спуск ударника производятся также в один прием оттягиванием курка спусковым шнуром; в случае осечки спуск ударника может быть повторен, так как ударник всегда готов к спуску. После выстрела гильза удаляется выбрасывающим механизмом при открывании затвора. Такая конструкция затвора обеспечила скорострельность 5-6 выстрелов в минуту.

    Как правило, стрельба из гаубицы ведется при разведенных станинах. В отдельных случаях — при внезапном нападении на походе танков, пехоты или конницы, или если местность не позволяет развести станины — допускается стрельба при сведенных станинах. При разведении и сведении станин автоматически производится выключение и включение пластинчатых рессор ходовой части. В раздвинутом положении станины фиксируются автоматически. Благодаря этим особенностям переход из походного в боевое положение занимает всего 1-1,5 мин.

    Прицельные приспособления гаубицы состоят из прицела, независимого от орудия, и панорамы системы Герца. В годы войны применялись прицелы двух типов: с полунезависимой линией прицеливания и с независимой линией прицеливания.

    Гаубицу можно перевозить как механической, так и конной тягой (шестеркой лошадей). Скорость перевозки механической тягой по хорошим дорогам до 50 км/ч, по булыжным мостовым и проселочным дорогам до 35 км/ч. При конной тяге гаубицу возят за передком; при механической тяге ее можно перевозить непосредственно за тягачом.

    Вес гаубицы в боевом положении 2450 кг, в походном без передка — около 2500 кг, в походном с передком — около 3100 кг.

    122-мм гаубицы М-30 выпускались советской промышленностью в течение всей войны и широко использовались на всех фронтах. Относительно ее боевых качеств известно высказывание Маршала Г. Ф. Одинцова: «Лучше ее уже ничего не может быть».

    Добавлено через 9 минут 43 секунды

  30. #30
    Banned
    Регистрация
    01.06.2009
    Адрес
    Москва Гольяново
    Сообщений
    7,575
    Вес репутации
    0

    По умолчанию


    А на этой красавице я служил какое то время.

  31. <