Показано с 1 по 9 из 9

Тема: Корабли ВМФ СССР в ВОВ

  1. #1
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию Корабли ВМФ СССР в ВОВ

    Весь материал перепечатывается с любезного разрешения уважаемого TheDoka с Инофорума, за что мы ему благодарны!
    http://inoforum.ru/forum/index.php?showtopic=2898
    К началу Великой Отечественной войны в составе Военно-Морского Флота СССР было 212 подводных лодок, которые в зависимости от надводного водоизмещения делились на четыре класса: малые подводные лодки (83 единицы), средние (95), большие (13) и подводные лодки — минные заградители (21). К малым подводным лодкам относились лодки водоизмещением до 400 т, к средним — от 500 до 850 т, к большим — 900 т и более. Подводными минными заградителями считались лодки специальной постройки, у которых главным оружием были мины.

    Малые подводные лодки




    В классе малых подводных лодок основными были лодки типа М серий XII и VI, включая серию VI-бис. Подводные лодки М-ХII строились перед войной и имели наиболее высокие показатели в своем классе. Они были вооружены двумя торпедными аппаратами (запасных торпед не было) и одной 45-мм пушкой. Дальность плавания — 3000 миль, полная надводная скорость— 14 уз, подводная — 8 уз, автономность — 10 суток [Более подробно тактико-технические данные подводных лодок всех классов приведены в приложении].

    Подводные лодки М-VI строились в 1930 —1935 гг. и по своим боевым показателям уступали лодкам М-XII. Они имели дальность плавания 1000 миль, надводную скорость 13 уз, подводную — 7 уз, автономность 10 суток. Вооружение — такое же, как у лодок М-XII. Подводные лодки М-VI-бис имели несколько лучшие тактико-технические элементы, но их отличие от лодок VI серии было незначительным. Размеры малых подводных лодок позволяли перевозить их по железной дороге в собранном виде, что в условиях большой разобщенности флотов имело существенное значение.

    Общий недостаток — всего два торпедных аппарата и отсутствие запасных торпед — вынуждал «малютки» после первой же атаки возвращаться в базу. Здесь лодки вновь принимали торпеды, продовольствие и воду. Из-за ограниченной обитаемости и низкой мореходности (уже при волне 3—4 балла рубку сильно заливало) служба на лодках типа М была исключительно трудной.

    Накануне войны началось строительство новой серии малых подводных лодок — XV. Эти лодки имели более мощное торпедное вооружение (четыре носовых торпедных аппарата), лучшие мореходные качества, большую дальность плавания. Четыре лодки М-XV вступили в строй уже в ходе войны.

    В классе малых подводных лодок было также пять лодок типа А (АГ), закупленных еще царской Россией в Америке в 1916 г. К началу войны стаж службы этих лодок превышал 25 лет.

    Средние подводные лодки



    В классе средних подводных лодок наиболее распространены были лодки типа Щ серий III, V, V-бис, V-бис-2, X и X-бис и типа С серий IX и IX-бис. Подводные лодки Щ-III, Щ-V, включая серии «бис», вступили в строй в 1933 — 1935 гг. Лодки Щ-X, Щ-X-бис и С-IX, С-IX-бис были построены несколько позднее (подводные лодки Щ-X-бис и часть лодок С-IX-бис вошли в состав флота в ходе войны).

    По боевым показателям все серии подводных лодок типа Щ были примерно одинаковы. Они были вооружены шестью торпедными аппаратами (четыре в носу и два в корме, общий запас — 10 торпед) и двумя 45-мм пушками. При дальности плавания 5000 миль все лодки обладали хорошими мореходными качествами (могли действовать при любой волне), были способны длительное время находиться в море (автономность — 20 суток). К недостаткам подводных лодок этого типа следует отнести их сравнительную тихоходность (надводная скорость 12 — 14 уз, подводная — 8 уз).



    Подводные лодки С-IX (особенно С-IX-бис) обладали наиболее высокими боевыми показателями в классе средних подводных лодок. Они имели шесть торпедных аппаратов (четыре в носу и два в корме, общий запас — 12 торпед) и, кроме того, две пушки калибра 100 и 45 мм. При хороших мореходных качествах и большой дальности плавания (8000 миль) лодки имели автономность 30 суток и развивали в надводном положении скорость более 19 уз.

    В число средних подводных лодок также входили лодка «Б-2» типа «Барс», построенная в 1916 г., две лодки типа «Лембит» и две типа «Ронис», вошедшие в состав Военно-Морского Флота в 1939 г., а также лодка «L-55» английской постройки, потопленная нашим миноносцем в годы иностранной интервенции, а затем поднятая и восстановленная [Подводные лодки «Б-2», «L-55» и типа «Ронис» в боевых действиях не участвовали].

    Большие подводные лодки

    В классе больших подводных лодок были три типа: К-XIV (их еще именовали крейсерскими подводными лодками), Д-I и П-IV. Подводные лодки К-XIV имели мощное торпедное вооружение (шесть носовых торпедных аппаратов и четыре кормовых, общий запас — 24 торпеды) и четыре пушки (две калибра 100 мм и две — 45 мм). Полная надводная скорость этих подводных лодок была 22 уз, подводная — 10 уз. Дальность плавания составляла 15 000 миль, автономность — 30 суток. Кроме торпедного и артиллерийского вооружения они могли принимать до 20 мин в специальные цистерны. Разнообразное вооружение, хорошие мореходные качества, большая надводная и подводная скорость позволили этим лодкам успешно действовать во время войны.

    Подводные лодки Д-I (головная лодка этой серии имела название «Декабрист»), вступившие в строй в 1931 г., обладали высокими боевыми качествами. Они имели восемь торпедных аппаратов (шесть в носу и два в корме), две пушки калибра 100 и 45 мм, хорошие мореходные качества и большую дальность плавания. Для них были характерны также хорошая обитаемость и большая автономность плавания (30 суток). Во время войны лодки этого типа действовали довольно успешно.

    Подводные лодки П-IV вступили в строй в 1936 — 1937 гг. Они строились как артиллерийские и поэтому имели две 100-мм и одну 45-мм пушки, их надводная скорость была более 20 уз. Предполагалось, что такие лодки смогут догонять корабли (транспорты) противника и поражать их артиллерией [После первой мировой войны идея создания артиллерийских подводных лодок получила распространение во многих странах. Строились подводные лодки с пушками калибра 160 и даже 305 мм. Однако на практике такие лодки себя не оправдали.]. Считалось также, что они будут действовать совместно с эскадрой надводных кораблей, отчего их называли еще эскадренными. Однако при проектировании подводных лодок этой серии пошли по линии снижения требований к их подводным тактическим элементам и уменьшения числа торпедных аппаратов (четыре в носу и два в корме, общий запас — 10 торпед). Глубина погружения этих лодок была незначительной — всего 60 м. Как артиллерийские корабли они обладали недостаточной огневой мощью, чтобы вести артиллерийский бой не только с боевыми кораблями, но и с транспортами, которые нередко имели более мощное артиллерийское вооружение. Подводных лодок этой серии было построено всего три, в основном в экспериментальных целях. Опыт их строительства был впоследствии учтен при проектировании подводных лодок К-XIV.

    Подводные минные заградители



    Подводные минные заградители — лодки Л-II вступили в строй в 1933 — 1937 гг. Они могли принимать до 20 мин в две минные трубы, расположенные в кормовой части (по 10 мин в каждую трубу), имели шесть носовых торпедных аппаратов (общий запас — 12 торпед), дальность плавания 7000 миль, хорошие мореходные качества и большую автономность (более 30 суток). Артиллерийское вооружение — две пушки калибра 100 и 45 мм.

    Подводные минные заградители Л-XI строились вскоре после лодок Л-II и по своим тактико-техническим характеристикам мало отличались от них.

    Непосредственно перед войной началось строительство подводных минных заградителей Л-XIII и Л-XIII-бис. По сравнению с заградителями серий II и XI новые лодки дополнительно располагали двумя торпедными аппаратами в корме (в надстройке) и несколько большим запасом торпед. Они также имели большую надводную скорость и несколько большую глубину погружения. Дальность плавания этих лодок была 13000 миль. К началу войны удалось построить семь подводных минных заградителей Л-XIII. Пять лодок Л-XIII-бис вступили в строй уже в ходе войны.

    Тактико-технические характеристики подводных лодок




    Вооружение и средства связи подводных лодок

    На вооружении подводных лодок перед войной состояли торпеды 53-38 и 53-38У, разработанные в 1939 г. С началом войны от промышленности стали поступать обладавшие большей скоростью торпеды 53-39.



    Парогазовые торпеды 53-38 и 53-39 по основным показателям не уступали лучшим образцам иностранных торпед, а по надежности, скорости и дальности хода не имели себе равных. В конце 1943 г. на вооружение была принята бесследная электрическая торпеда ЭТ-80, примерно в то же время появился неконтактный торпедный взрыватель НВС.

    Минное оружие на подводных лодках было представлено якорными ударно-механическими минами для вооружения подводных минных заградителей типа Л (всех серий) я якорными гальваноударными минами — для подводных лодок К-XIV. Эти мины имели две модификации: с обычной длиной минрепа и увеличенной. В конце войны на вооружение подводных лодок поступила плавающая мина.

    Средства радиосвязи подводных лодок обеспечивали надежную двустороннюю связь с командованием даже при действиях подводных лодок в наиболее удаленных районах. Правда, прием и передачу радиограмм лодки могли вести только в надводном положении. Это вынуждало их выходить на связь лишь в ночное время или вдали от вражеского берега, вследствие чего информация об обстановке поступала иногда с опозданием [Аналогичное положение в то время было и на иностранных подводных лодках]. В 1943 г. на лодках стала устанавливаться выдвижная антенна ВАН-ПЗ, которая позволяла вести прием радиограмм без всплытия подводных лодок в надводное положение.

    Основными средствами наблюдения на подводных лодках в подводном положении были перископ и шумопеленгатор. Малые подводные лодки оснащались одним перископом, средние и большие лодки — двумя. Один из них, командирский, обеспечивал широкий обзор водной поверхности, другой, зенитный, позволял вести наблюдение за воздухом.

    В период, предшествовавший Великой Отечественной войне, условия распространения звуковых волн в воде были недостаточно изучены. Подводники еще не умели выбирать оптимальные глубины погружения для лучших условий наблюдения за подводными шумами. Этим объясняются известные трудности в использовании первых шумопеленгаторных установок. И все же многие командиры подводных лодок, действуя с инициативой, успешно использовали их при поиске и атаках кораблей и судов противника.

    В целом отечественные подводные лодки обладали высокими боевыми качествами и не уступали лучшим образцам иностранных подводных лодок.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  2. #2
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Торпедный катер – это малый боевой корабль, предназначенный для поражения торпедами военных кораблей и транспортных судов противника. Широко применялся во время Второй мировой войны. К началу войны торпедные катера в основных флотах западных морских держав были представлены слабо, но с началом войны строительство катеров резко возросло. К началу Великой Отечественной войны СССР имел 269 торпедных катеров. В ходе войны было построено более 30 торпедных катеров, и 166 получено от союзников.

    Торпедный катер "АНТ-3"



    Проект первого глиссирующего советского торпедного катера разработал в 1927 г. коллектив Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) под руководством А.Н. Туполева, впоследствии выдающегося авиаконструктора. Первый опытный катер "АНТ-3" ("Первенец"), построенный в Москве, испытывался в Севастополе. Катер имел водоизмещение 8,91 т, мощность двух бензиновых моторов 1200 л. с., скорость хода 54 узла. Длина наибольшая: 17,33 м, ширина 3,33 м, осадка 0,9 м, Вооружение: 450-мм торпеда, 2 пулемета, 2 мины.

    Сравнивая "Первенец" с одним из трофейных СМВ, выяснили, что английский катер уступал нашему и в скорости и в маневренности. 16 июля 1927 года опытный катер зачислили в состав военно-морских сил на Черном море. "Принимая во внимание, что данный глиссер является опытной конструкцией, – указывалось в приемном акте, – комиссия считает, что ЦАГИ выполнил поставленное ему задание полностью и глиссер независимо от некоторых недочетов военно-морского характера подлежит приему в состав Морских Сил РККА... " Работы над усовершенствованием торпедных катеров в ЦАГИ продолжались, и в сентябре 1928 года был спущен на воду серийный катер "АНТ-4" ("Туполев"). До 1932 года наш флот получил десятки таких катеров, названных "Ш-4". На Балтике, Черном море и Дальнем Востоке вскоре появились первые соединения торпедных катеров.

    Но "Ш-4" был еще далек от идеала. И в 1928 году флот заказал ЦАГИ еще один торпедный катер, названный в институте "Г-5". Это был новый по тем временам корабль – в его кормовой части находились желобные аппараты для мощных 533-миллиметровых торпед, а на ходовых испытаниях он развил невиданную скорость – 58 узлов с полным боезапасом и 65,3 узла без нагрузки. Военные моряки сочли его лучшим из существующих торпедных катеров как по вооружению, так и по техническим свойствам.

    Торпедный катер типа "Г-5"



    Головной катер нового типа "ГАНТ-5" или "Г5" (глиссирующий № 5) прошел испытания в декабре 1933 года. Этот катер с металлическим корпусом был лучшим в мире, как по вооружению, так и по техническим свойствам. Он был рекомендован к серийному производству и к началу Великой Отечественной войны стал основным типом торпедных катеров Советского ВМФ. Серийный "Г-5", 1935 г. выпуска, имел водоизмещение 14,5 т, мощность двух бензиновых моторов 1700 л. с., скорость хода 50 узлов. Длина наибольшая 19,1 м, ширина 3,4 м, осадка 1,2 м. Вооружение: две 533-мм торпеды, 2 пулемета, 4 мины. Выпускался на протяжении 10 лет до 1944 года в различных модификациях. Всего построено более 200 единиц.

    Торпедный катер "Д-3"



    Катера типа "Д-3" производились в СССР на двух заводах: в Ленинграде и Сосновке Кировской области. К началу войны Северный флот располагал всего двумя катерами этого типа. В августе 1941 с завода в Ленинграде было получено еще пять катеров. Все они были сведены в отдельный отряд, который и действовал до 1943 года, пока не стали поступать на флот другие "Д-3", а также по ленд-лизу катера союзников. Катера "Д-3" выгодно отличались от своих предшественников торпедных катеров "Г-5", хотя по боевым возможностям они удачно дополняли друг друга.

    "Д-3" обладали повышенными мореходными качествами и могли действовать на большем удалении от базы, чем катера проекта "Г-5". Торпедные катера этого типа имели полное водоизмещение 32,1 т, наибольшую длину 21,6 м (длина между перпендикулярами – 21,0 м), наибольшую ширину по палубе 3,9 и по скуле – 3,7 м. Конструктивная осадка составляла 0,8 м. Корпус "Д-3" изготовлялся из дерева. Скорость хода зависела от мощности использовавшихся двигателей. ГАМ-34 по 750 л. с. позволяли развивать катерам ход до 32 узлов, ГАМ-34ВС по 850 л. с. или ГАМ-34Ф по 1050 л. с. – до 37 узлов, "паккарды" мощностью по 1200 л. с. – 48 узлов. Дальность плавания полным ходом достигала 320-350 миль, восьмиузловым ходом – 550 миль.

    На опытных катерах и серийных "Д-3" впервые были установлены бугельные торпедные аппараты бортового сбрасывания. Достоинство их было в том, что они позволяли производить залп со "стопа", в то время как катера типа "Г-5" при этом должны были развить скорость не меньше 18 узлов – в противном случае они не успевали отвернуть от выпущенной торпеды.

    Выстрел торпедами производился с мостика катера воспламенением гальванического запального патрона. Залп дублировался торпедистом с помощью двух запалпатронов, установленных в торпедном аппарате. "Д-3" вооружались двумя 533-мм торпедами образца 1939 г.; масса каждой составляла 1800 кг (заряд тротила – 320 кг), дальность хода при скорости 51 узел – 21 кабельтов (около 4 тыс. м). Стрелковое вооружение "Д-3" состояло из двух пулеметов ДШК калибра 12,7 мм. Правда, в годы войны на катера устанавливали и 20-мм автоматическую пушку «эрликон», и спаренный пулемет «Кольт-браунинг» калибра 12,7 мм, и некоторые другие типы пулеметов. Корпус катера имел толщину 40 мм. При этом днище было трехслойным, а борт и палуба – двухслойными. На наружный слой шла лиственница, а на внутренний – сосна. Обшивка крепилась медными гвоздями в расчете пяти штук на один квадратный дециметр.

    Корпус "Д-3" разделялся на пять водонепроницаемых отсеков четырьмя переборками. В первом отсеке 10-3 шп. располагался форпик, во втором (3-7 шп.) – четырехместный кубрик. Камбуз и выгородка для котла – между 7-м и 9-м шпангоутами, радиокаюта – между 9-м и 11-м. На катерах типа "Д-3" устанавливалось, улучшенное навигационное оборудование по сравнению с тем, что было на "Г-5". Палуба "Д-3" позволяла брать на борт десантную группу, к тому же по ней можно было передвигаться во время похода, что было невозможно на "Г-5". Условия обитаемости экипажа, состоявшего из 8-10 человек, давали возможность катеру подолгу оперировать вдали от основного места базирования. Был предусмотрен и обогрев жизненно важных отсеков "Д-3".

    Торпедный катер типа "Комсомолец"



    "Д-3" и "СМ-3" были не единственными торпедными катерами, разрабатывавшимися в нашей стране накануне войны. В те же годы группа конструкторов проектировала малый торпедный катер типа "Комсомолец", который, почти не отличаясь от "Г-5" по водоизмещению, имел более совершенные трубные торпедные аппараты и нес более мощное зенитное и противолодочное вооружение. Строились эти катера на добровольные взносы советских людей, и поэтому некоторые из них, помимо номеров, получили наименования: "Тюменский рабочий", "Тюменский комсомолец", "Тюменский пионер".

    Торпедный катер типа "Комсомолец", 1944 г. выпуска имел дюралюминиевый корпус. Корпус разделен водонепроницаемыми переборками на пять отсеков (шпация 20-25 см). По всей длине корпуса проложена полая кильбалка, выполняющая функцию киля. Для уменьшения качки на подводной части корпуса установлены бортовые кили. Два авиационных двигателя установлены в корпусе один за другим, при этом длина левого гребного вала составляла 12,2 м, а правого – 10 м. Торпедные аппараты, в отличие от катеров предыдущих типов, трубные, а не желобные. Максимальная мореходность торпедоносца составляла 4 балла. Водоизмещение полное 23 т, суммарная мощность двух бензиновых моторов 2400 л. с., скорость хода 48 узлов. Длина наибольшая 18,7 м., ширина 3,4 м., среднее углубление 1 м. Бронирование: 7-мм противопульная броня на рубке. Вооружение: два трубных торпедных аппарата, четыре 12,7-мм пулемета, шесть больших глубинных бомб, дымовая аппаратура. В отличие от остальных катеров отечественной постройки на "Комсомольцах" была бронированная (из листа толщиной 7 мм) рубка. Экипаж насчитывал 7 человек
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  3. #3
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    К началу Великой Отечественной войны надводный корабельный состав ВМФ СССР насчитывал 3 линейных корабля, 7 крейсеров, 59 лидеров и эскадренных миноносцев. В постройке находилось 128 кораблей, в том числе 3 линейных корабля, 2 тяжелых и 7 легких крейсера, 45 эсминцев. По боевым и эксплуатационным качествам построенные отечественные надводные корабли были на уровне аналогичных кораблей иностранных флотов. Они обладали достаточными скоростями, надлежащей защитой, высокой живучестью и непотопляемостью. На вооружении крейсеров и эсминцев состояли надежные дальнобойные артиллерийские системы 180-мм и 130-мм калибров.


    Крейсера типа "Киров" проектов 26 и 26-бис




    Практически работы над проектом первого советского легкого крейсера начались еще в 1932 году. Перед коллективом проектного бюро во главе с главным конструктором А. И. Масловым стояла задача создать корабль, не уступающий по своим характеристикам лучшим зарубежным образцам. Однако из-за отсутствия достаточного опыта сделать это было непросто. Поэтому для ускорения проектирования корабля решили обратиться за помощью к иностранным фирмам. В результате переговоров было заключено соглашение с итальянской компанией ”Ансальдо”. Та обязалась поставить чертежи корпуса новейшего, самого быстроходного в мире крейсера ”Раймондо Монтекуколи”, документацию по его энергетической установке, а также ряд механизмов. При создании крейсеров, получивших название ”проект 26”, советские конструкторы, взяв за основу итальянскую документацию, не стали слепо ее копировать. Так, корпус корабля был выполнен не по поперечной системе набора, как у итальянцев, а по смешанной — продольной в средней части корпуса и поперечной в оконечностях. Палубная и бортовая броня входили непосредственно в состав связей набора. Вследствие этих изменений корпуса крейсеров проекта 26 были значительно прочнее итальянских. В конструкцию главных турбо-зубчатых агрегатов (ГТЗА) также был внесен ряд усовершенствований. Поэтому мощность энергоустановки головного корабля, поставленной фирмой ”Ансальдо”, уступала мощности серийных крейсеров с отечественными. Проектом предусматривалось стандартное водоизмещение корабля около 7000 т, скорость 37 узлов и основное вооружение из шести 180-мм орудий в трех башнях. Но в ноябре 1934 года было принято предложение главного конструктора артиллерийских башен А. А. Флоренского создать для нового крейсера трех. орудийную башню. Из-за жестких ограничений по габаритам и массе башенных установок конструкторы применили ряд технических новинок: все три орудия имели единую качающуюся часть (люльку), поршневые затворы орудий открывались вверх (а не в сторону, как на всех предыдущих артсистемах), до минимума был сокращен откат орудий при выстреле. Масса башни по сравнению с двухорудийной увеличилась на 30 т. Обладая большой дальностью стрельбы и скорострельностью, высоким уровнем автоматизации подачи боезапаса из погребов к орудиям, современными приборами управления стрельбой, большими скоростями и плавностью наводки, башенные установки Мк-3-180 не имели аналогов в иностранных флотах.



    Основные достоинства крейсера заключались прежде всего в необычайно сильном артиллерийском вооружении, высокой степени автоматизации систем управления огнем, мощной энергетической установке и соответственно солидной скорости хода. Весьма надежными были средства обеспечения живучести, а также дублирующие друг друга противопожарные системы, предусматривавшие тушение огня водой, пеной и углекислым газом. Кроме того, корабль отличали и комфортные условия для экипажа. На крейсере имелись матросский клуб, библиотека, бани, лазарет, амбулатория с рентгеновским и стоматологическим кабинетами — об этом на других кораблях нашего флота 30-х годов могли только мечтать.

    В то же время, давая объективную оценку крейсеру ”Киров”, специалисты отмечали, что у него были и слабые стороны. Корабль не имел противоторпедной защиты, а весьма малочисленное зенитное вооружение располагалось не совсем удачно. Да и уникальные баллистические данные артиллерии главного калибра достигались непомерно высокой ценой. Так, большая начальная скорость снаряда и не имевшая аналогов дальность стрельбы предопределили повышенный износ канала ствола 180-мм орудия. А размещение всех трех пушек башни в одной люльке делало артиллерию уязвимой: практически любое попадание в башню выводило из строя сразу три ствола. Поэтому от 180-мм орудий в советском флоте быстро отказались: преемники ”Кирова”, крейсеры типа ”Чапаев” (проект 68), имели в качестве главного калибра 152-мм артиллерию — более легкую, зато лучше защищенную. Примечательно, что каждое из орудий новых крейсеров не только располагало индивидуальными системами наведения и заряжания, но и отделялось от соседних пушек башни броневой продольной переборкой.

    Корпус крейсера ”Киров” — клепаный, с длиной шпации 75 см в средней части и 50 см в оконечностях; он разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. Броневой пояс защищал борт в районе ватерлинии от 61-го до 219-го шпангоутов; на 5 шпангоутов дальше простиралось двойное дно. Корабль на практике имел небольшой дифферент на нос, колебавшийся в пределах 0,5-1,5 м в зависимости от наличия запасов (по мере расхода топлива он увеличивался).

    Всего было построено 6 крейсеров типа ”Киров” — два по проекту 26 (”Киров” и ”Ворошилов”) и четыре по проекту 26-бис (”М. Горький”, ”Молотов”, ”Калинин” и ”Каганович”). Последние отличались от головного толщиной бортовой брони (70 мм вместо 50), наличием башнеподобной носовой надстройки вместо четырехногой фок-мачты (которая оказалась подверженной значительной вибрации) и возросшим на 300 т стандартным водоизмещением. Все эти корабли служили в советском ВМФ до конца 50-х - начала 60-х годов, а ”Киров” и ”Слава” (бывший ”Молотов”) — даже до 1974 и 1973 годов соответственно.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 7880
    нормальное ................................................................. 8545
    полное ........................................................................ 9436
    Размерения, м: длина ................................................. 191,0
    ширина........................................................................ 17,7
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 6,15

    Энергетическая установка: два ГТЗА, 6 котлов, общая мощность 113000 л. с.
    Максимальная скорость .............................................................. 36 узлов
    Полный запас топлива ................................................................ 1390 т
    Дальность плавания 18-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 3750 миль

    Вооружение: три трехорудийные 180-мм башенные установки Мк-3-180 (дальность стрельбы 37 км, вес снаряда 97,5 кг, начальная скорость 920 м/с, бронирование: — стенки 75 мм, крыша 50 мм, боекомплект 100 снарядов на ствол), шесть 45-мм полуавтоматических зенитных орудий 21-К (в 1941—1942 гг. заменены на 12 37-мм автоматов), два трехтрубных торпедных аппарата калибра 533 мм, два бомбосбрасывателя, запас 66 глубинных бомб, на палубу мог принять 100 мин заграждения КБ, два гидросамолета-разведчика КОР-1 (Бе-2), катапульта (в 1942 г. сняты).

    Система управления огнем: командно-дальномерный пост Б-20 с тремя 6-метровыми дальномерами; прибор управления стрельбой ”Молния”; центральный автомат стрельбы ЦАС-2; для индивидуальной наводки каждая башня имела 6-метровый дальномер. Система управления зенитным огнем: морской прибор управления артиллерийским зенитным огнем (МПУАЗО) ”Горизонт-1”, зенитный автомат стрельбы ЗАС-СО-26, стабилизированные посты наводки С ПН-100 (два).

    Бронирование: борт и палуба — 50 мм, боевая рубка — 150 мм.

    Экипаж: 724 человека.


    Лидеры типа «Ленинград» проектов 1 и 38




    К концу 1930-х годов за рубежом сформировался промежуточный (между легкими крейсерами и эсминцами) подкласс быстроходных безбронных артиллерийско-торпедных кораблей — лидеров. Ему отводилась роль подавления эскадренных миноносцев противника, обеспечения защиты своих кораблей от неприятельских торпедных сил, выведения своих миноносцев в атаки. Кроме того, эти корабли могли принимать участие в тактической разведке и минных постановках, а также использовать торпедное оружие.

    Создание первых советских лидеров началось в 1925 году. В марте того же года оперативное управление Штаба РККФ разработало требования и элементы нового большого эсминца-«торпедоносца»: водоизмещение около 4000 т, два трехтрубных торпедных аппарата калибром 533 (или 584) мм, четыре 180-мм, два 102-мм или 127-мм орудия, 100 мин, 20 глубинных бомб и три прожектора. Скорость полного хода — до 40 узлов, дальность плавания экономическим ходом 26 узлов — 3000 миль. Осадка — не более 4,88 м. Предусматривалось также наличие средств для спуска и подъема гидросамолета «истребительного типа» и даже катапульта. Первоначально предполагалось построить 8 — 12 таких кораблей.

    Общий проект будущего лидера выполнялся с сентября 1930 года в БСПС под руководством В.А.Никитина. Ответственным исполнителем проектных работ был П.О.Трахтенберг; машинно-котельную установку проектировал механический отдел, который возглавлял А.В.Сперанский. Наблюдение за проектированием от ВМФ вел старший приемщик по кораблестроительной части А.Э.Цукшвердт.

    Корпус лидеров отличался остротой и плавностью обводов, его прямой форштевень имел наклон 15° к вертикали. Отношение длины к ширине (10,9) превышало значение, принятое для «новиков».

    Теоретический чертеж был оптимизирован по результатам испытаний нескольких десятков моделей в Опытовом бассейне. Исходя из требования достижения заданной скорости были приняты острые образования кормы. Из-за этого гребные валы выводились наружу через длинные выкружки (так называемые «штаны») и не имели традиционных кронштейнов. Это решение, как и выбор обводов корпуса в целом, казалось тогда удачным.

    Для достижения высокой скорости требовалось создать мощную, с малыми удельными показателями по массе и габаритам, надежную энергетическую установку.

    В окончательном варианте приняли трехзальную паротурбинную установку с тремя главными водотрубными котлами треугольного типа производительностью по 135 т/ч с суммарной мощностью 66 000 л.с. Для повышения живучести лидеров проектом предусматривалось линейно-эшелонное расположение главной энергетической установки в пяти отсеках в средней части корпуса. Главные котлы проектировались под руководством Э.Э.Папковича, непосредственно разработкой ГТЗА руководил Б.С.Фрумкин.

    Серьезной проблемой стало создание артиллерии главного калибра. Заказ на опытный образец 130/45-мм установки, получившей обозначение Б-13, был выдан заводу «Большевик» 8 декабря 1930 года. 19 мая 1932 года УВМС выдал дополнительное ТТЗ, согласно которому длина ствола увеличивалась до 50 калибров, клиновой затвор заменялся на поршневой и вводилось картузное заряжание.

    Первые заводские испытания опытного образца Б-13 при большой некомплектности орудия проводились в апреле — мае 1934 года, причем из-за спешки по сокращенной программе. В ходе их выявился ряд недостатков: досылатель не отработан, низкая скорострельность (10 выстрелов в минуту), малая живучесть (150—200 выстрелов), сложная, часто выходившая из строя автоматика. Орудие возвратили на завод. Даже на повторных испытаниях в апреле 1935 года установка все еще оставалась не укомплектованной: отсутствовали щит, штатная система эжекции и т.д. Кроме того, орудие имело перевес на дуло, то есть не было уравновешено на станке. При отстреле выяснилось, что досылатель не отвечает техническим требованиям, так как его работа зависела от длины отката.

    Б-13 стала полностью отвечать требованиям к корабельной артиллерии того времени лишь после серьезной доработки. Теперь при минимальных габаритах и массе она обеспечивала высокую начальную скорость снаряда, максимально возможные (для данного калибра, ствола, снаряда) дальность и точность стрельбы, хорошую скорострельность, плавность наводки и высокую живучесть, а значительное упрощение конструкции повысило надежность орудия. Удачные решения (применение углубленной нарезки, флегматизаторов и т.д.) позволили увеличить живучесть ствола до 1000 выстрелов.

    Зенитное вооружение лидеров разрабатывалось на машиностроительном заводе № 8 имени М.И.Калинина. В сентябре 1932 года Техническое управление ВМС утвердило задание на проектирование 76-мм зенитной корабельной установки. За основу взяли полуавтоматическую зенитную 76-мм пушку 3-К на колесном лафете для ПВО сухопутных войск, производившуюся по полученной в 1930 году от фирмы «Рейнметалл» (Германия) документации. Завод «Большевик» спроектировал и изготовил тумбу, на которую установили вращающуюся часть 3-К. В марте 1934 года состоялись корабельные испытания орудия, которые прошли неудачно: вертикальное наведение в условиях качки оказалось невозможным.

    После доработки на заводе № 8 приступили к серийному производству этой корабельной установки, получившей индекс 34-К.

    Изготовление опытного образца было завершено лишь в начале 1Э36 года. С 5 по 25 марта прошли полигонные испытания, а в июне — корабельные. Установка 34-К была принята на вооружение, но к этому времени она уже не отвечала возросшим требованиям, особенно по скорострельности (из-за ручного заряжания). То же самое можно сказать и про полуавтоматические 45-мм пушки 21-К. Проблему могли решить более совершенные автоматические орудия, но они появились на лидерах только при их модернизациях в ходе войны.

    Четырехтрубные торпедные аппараты Н-7, специально предназначенные для лидеров типа «Ленинград», разрабатывались в КБ завода имени Карла Маркса (бывшем Лесснера) на базе принятого на вооружение в 1913 году проекта трехтрубного наводящегося торпедного аппарата для эсминцев типа «Новик».

    Ко времени достройки лидеров из приборов управления торпедной стрельбой имелись лишь системы Гейслера типа ГАК-1 и ГАК-2 ленинградского завода «Электроприбор». Эти системы не соответствовали современным требованиям. В 1934 году НИМТИ совместно с заводом «Электроприбор» начал разработку более совершенной системы ПУТС, которая была принята на вооружение лишь в 1937 году под шифром «Мина» I очереди. Поэтому на лидерах типа «Ленинград» пришлось установить ПУТС итальянской системы «Галилео». В схеме была предусмотрена цепь торпедной стрельбы, которая обеспечивала залповую стрельбу торпедами с интервалом между выстрелами, изменяемым специальным прибором (пульсатором) в пределах 0.5 — 3 с.

    Отдавая дань модному тогда увлечению авиационным вооружением, конструкторы первоначально планировали оснастить лидеры гидросамолетом со складывающимися крыльями, который должен был спускаться на воду стрелой. Тип самолета определен не был: рассматривались два варианта — Ju-20 фирмы «Юнкерс» либо СПЛ (самолет для подводных лодок типа «К»). От авиационного вооружения на лидерах отказались уже в процессе их постройки, но устройства для установки самолета и стрелу для его спуска на воду и подъема сохранили.

    После предварительных испытаний головного лидера созрело решение срочно перепроектировать корму, придав ей более полные обводы, а также внести ряд других изменений. При этом рассчитывали уменьшить дифферент на корму и увеличить скорость хода. Новый проект разрабатывался в том же БСПС, и в 1935 году он получил индекс 38. -Корма стала транцевой, выкружки гребных винтов заменили обычными кронштейнами. Подверглась изменениям носовая надстройка и мостик. Кроме того, добавили третью 76-мм артиллерийскую установку 34-К, крупнокалиберные пулеметы ДК заменили на ДШК.

    Конструктивные отличия лидеров проекта 38 от кораблей типа «Ленинград» заключались в более полных обводах кормы и в обычных кронштейнах гребных валов. Носовая надстройка стала выше. Претерпели некоторые изменения носовой мостик, ростры вокруг второй трубы и кормовая надстройка.

    Из вооружения добавилась третья 76-мм артиллерийская установка 34-К, размещенная на палубе в корме по диаметральной плоскости. Из-за изменения архитектуры надстроек несколько трансформировались и углы обстрела орудий главного калибра.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 2032
    нормальное ................................................................. 2282
    полное ........................................................................ 2693
    Размерения, м: длина ................................................. 127,5
    ширина........................................................................ 11,7
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 4,2

    Энергетическая установка: три ГТЗА, 3 котлов, общая мощность 66000 л. с.
    Максимальная скорость .............................................................. 43 узлов
    Полный запас топлива ................................................................ 600 т
    Дальность плавания 20-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива .... 2100 миль

    Вооружение: 5 130-мм орудия Б-13-2с (боезапас 750 выстрелов), 2 76-мм зенитных орудия 34-К (боезапас 540 выстрелов), 6 37-ми автоматических зенитных орудия 70-К (боезапас 4000 выстрелов), 4 12,7-мм пулемета ДК; 2 четырёхтрубных торпедных аппарата Н-7 с 16 торпедами 53—38; до 68 мин КБ-3 или до 84 образца 1926 г.; 4 бомбомета БМБ-1 и 2 рычажных бомбосбрасывателя.

    Экипаж: 225 человек.


    Эскадренные миноносцы типа "Гневный" проектов 7 и 7у



    К началу 1930-х годов в составе Военно-Морских сил (ВМС) РККА было всего семнадцать эскадренных миноносцев – «новиков» (12 – на Балтийском море и 5 – на Черном). Такие построенные перед первой мировой войной эсминцы не могли решать с высокой эффективностью расширившиеся боевые задачи кораблей своего класса. Поэтому в июле 1931 года Совет Труда и Обороны СССР принял решение предусмотреть в очередной программе военно-морского строительства форсированное создание новых эскадренных миноносцев. Для этих целей было создано Центральное конструкторское бюро спецсудостроения (ЦКБС-1). Его главным инженером назначили В.А. Никитина, а ответственным исполнителем работ П.О. Трахтенберга.

    ЦКБС-1 начало проектирование «серийного эсминца», которому присвоили обозначение «проект 7». В 1932 году в Италию под руководством В.А. Никитина была командирована комиссия «Союзверфи», которая остановила свой выбор на крупнейшей судостроительной фирме «Ансальдо», имевшей многолетний опыт проектирования быстроходных эсминцев и легких крейсеров. Комиссия ознакомилась с новейшими итальянскими эсминцами и документацией строящегося эсминца типа «Мистрале», который стал ближайшим прототипом при разработке проекта «7».

    Этот выбор был отнюдь не случаен. Во-первых, Италия тогда являлась нашим важным военно-политическим союзником. Во-вторых, именно этими фирмами в 1928—1932 годах была построена серия кораблей класса «Дардо», предвосхитивших собой тип эсминца второй мировой войны. В них все было необычно: общая компоновка, одна дымовая труба, 120-мм артиллерия в спаренных палубных установках... Модификацией этого типа стали 4 увеличенных эсминца класса «Маэстрале», заложенные в 1931 году. Последние корабли и были выбраны в качестве основы для создания новых советских эсминцев. В 1932 году Италию посетила делегация конструкторов-кораблестроителей во главе с Никитиным, и привезенный ею комплект чертежей «Маэстрале» лег в основу будущего проекта. Наши конструкторы заимствовали компоновку машинно-котельной установки и общую архитектуру корабля, однако отечественные вооружение, механизмы и оборудование заставили во многом отойти от прототипа. Реально вклад итальянских коллег ограничился разработкой теоретического чертежа (фирма «Ансальдо») и прогонкой модели в опытовом бассейне в Риме.

    Технический проект эсминца (получившего наименование «проект № 7») утвердили в декабре 1934 года. Основные тактико-технические элементы его были следующими: водоизмещение стандартное 1425 т, полное 1715 т, длина наибольшая 112,5 м, ширина 10,2 м, осадка 3,3 м, скорость хода 38 узлов, вооружение — четыре 130-мм орудия и два трехтрубных торпедных аппарата (ТА) калибра 533 мм. Следует отметить, что к тому времени большей части оборудования и вооружения не существовало даже на бумаге, однако никакого запаса водоизмещения в проект заложено не было.

    Поначалу предусмотренные программой создания «Большого флота» сроки более или менее выполнялись. Во всяком случае, первые шесть «семерок» удалось заложить в конце 1935 года, а в следующем году — и все остальные. Однако вскоре стало ясно, что завершить строительство всей серии в 1938 году не удастся. Предприятия-смежники задерживали поставки материалов, оборудования и механизмов, да и сами верфи оказались неготовыми к планируемым темпам строительства (не помогла даже круглосуточная работа цехов). Недоработки конструкторов спровоцировали затяжные баталии между судостроителями и проектировщиками, и каждая из конфликтующих сторон пыталась свалить вину на другую. В проект приходилось вносить дополнительные изменения, что задерживало строительство кораблей еще больше. До конца 1936 года удалось спустить на воду только семь эсминцев: три в Ленинграде и четыре в Николаеве.

    Но самую роковую роль в судьбе «семерок» сыграл инцидент, произошедший в мае 1937 года у берегов Испании. Английский эскадренный миноносец «Хантер», находившийся на рейде порта Альмерия и выполнявший роль нейтрального наблюдателя за боевыми действиями республиканцев и франкистов, коснулся дрейфующей мины... От взрыва мгновенно вышла из строя главная энергетическая установка (ГЭУ) корабля, имевшая линейную схему (то есть когда сначала располагаются котельные отделения, а за ними — турбинные; альтернативный вариант—эшелонная схема, когда турбинные и котельные отделения разбиты на две группы). Да и сам эсминец, покинутый экипажем, чудом остался на плаву.

    После этого случая линейное расположение котельно-турбинной установки начало подвергаться ожесточенной критике. Возможность полной потери хода в результате одного-единственного попадания торпеды, бомбы или крупного снаряда заставила кораблестроителей многих стран пересмотреть свои взгляды на обеспечение живучести боевых судов.

    Не остались без внимания к этой дискуссии и в Советском Союзе. В августе 1937 года приняли решение переработать проект «семерки» под эшелонное расположение ГЭУ, а строительство уже заложенных кораблей приостановить. Не обошлось и без поиска «вредителей». Видные конструкторы бывшего ЦКБС-1 — В.Л.Бжезинский, В.П.Римский-Корсаков, П.О.Трахтенберг—были арестованы и отправлены в лагеря.

    Новый проект, получивший индекс 7У — «улучшенный», был разработан под руководством О.Ф.Якоба всего за месяц. Фактически он означал возврат к одно*му из первоначальных вариантов, правда, задача усложнялась тем, что теперь более громоздкую ГЭУ, разбитую на два эшелона, предстояло вкомпоновать в уже готовый и без того тесный корпус. Забегая вперед, заметим, что особых преимуществ новый эсминец перед своим предшественником не имел, и профессиона*лы не без сарказма именовали «семерку-У» «ухудшенной».

    После долгих совещаний большую часть заложенных эсминцев — 29 единиц — решили достраивать по первоначальному проекту. Еще 18 корпусов, на*ходившихся в стадии, позволявшей перекомпоновать энергетическую установку, подлежали перезакладке по проекту 7У. Остальные шесть, имевшие низкую степень готовности, были разобраны на стапелях, дабы освободить место для закладки кораблей новых проектов.

    В феврале 1938 года близ Севастополя начались ходовые испытания «Бодрого». В сентябре должна была состояться его приемка, однако эсминец не достиг контрактной 38-узловой скорости, ставившейся во главу угла заказчиком. Пришлось вернуть корабль на верфь для переборки машин. В итоге первым вступил в строй балтийский «Гневный», вышедший на испытания почти на 3 месяца позже «Бодрого». Именно «Гневный» и принято считать головным кораблем всей серии эсминцев.

    Всего к 1 января 1939 года вместо запланированных 53 «семерок» удалось сдать флоту всего 7. Но несмотря на то что сталинская программа строительства «Большого флота» оказалась сорванной, к началу Великой Отечественной войны в составе советского ВМФ числилось 22 эсминца типа «Гневный». Это были наши самые массовые корабли довоенной постройки.

    Суммируя вышесказанное, следует выделить такие достоинства эсминцев проекта 7, как мощное артиллерийское вооружение, совершенные приборы уп*равления огнем (ЦАС-2), неплохие торпеды и, в общем-то, приличная скорость хода. Энергетическая установка при всех своих минусах зарекомендовала себя более надежной, чем у германских эсминцев. Но главная заслуга наших конструкторов и кораблестроителей в том, что столь крупная серия кораблей все же была построена, и построена своевременно. Именно «семерки» обновили надводный флот и вывели советский ВМФ на качественно новый уровень.

    Что же касается недостатков, то наиболее серьезными из них были неудовлетворительная прочность корпуса, малая дальность плавания, слабое зенитное вооружение, отсутствие морских приборов управления артиллерийским зенитным огнем (МПУАЗО). К этому можно добавить и неважные бытовые условия экипажа: при штате рядового состава в 231 человек постоянных мест (вместе с подвесными койками) было всего 161, что вынуждало краснофлотцев спать на столах, на палубе или вдвоем на одной койке.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 1855
    нормальное ................................................................. 2125
    полное ........................................................................ 2400
    Размерения, м: длина ................................................. 112,5
    ширина........................................................................ 10,2
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 3,9

    Энергетическая установка: два ГТЗА, 3 котлов, общая мощность 48000 л. с.
    Максимальная скорость .............................................................. 37 узлов
    Полный запас топлива ................................................................ 450 т
    Дальность плавания 19-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 1670 миль

    Вооружение: 4 130-мм орудия Б-13-2с (боезапас 600 выстрелов), 2 76-мм зенитных орудия 34-К (боезапас 540 выстрелов), 4 37-ми автоматических зенитных орудия 70-К (боезапас 4000 выстрелов), 2 12,7-мм пулемета ДШК и 2 спаренных 12,7-мм пулемета «Кольт-Браунинг»; 2 трёхтрубных торпедных аппарата 39-Ю с шестью торпедами 53—38; до 56 мин КБ-3 или до 80 образца 1908 г.; 4 бомбомета БМБ-1 и 2 рычажных бомбосбрасывателя.

    Экипаж: 246 человек.
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  4. #4
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Тральщик — корабль специального назначения, задачей которого является поиск, обнаружение и уничтожение морских мин и проводка кораблей (судов) через минные заграждения. Являются основной составляющей минно-тральных сил. По водоизмещению, мореходности и вооружению делятся на морские тральщики (водоизмещение 660—1300 тонн), базовые (водоизмещение до 600 тонн), рейдовые (водоизмещение до 250 тонн) и малые/речные (до 100 тонн) тральщики.


    Базовый тральщик типа "Трал"/"Фугас" проектов проектов 3, 53, 53у и 58



    23 августа 1934 г. был спущен на воду базовый тральщик Т-401 «Трал» — первый противоминный корабль, спроектированный и построенный в СССР. Он стал головным в серии из 40 единиц и основой для последующих проектов. В годы Великой Отечественной войны именно базовые тральщики пр. 3, 53, 58 и 53У составляли основное ядро тральных сил на всех наших флотах.

    Базовые тральщики предназначались для противоминной борьбы и проводки за тралами караванов. Тральщики ставили также минные заграждения, вели противолодочную борьбу, эвакуировали войска и гражданское население, участвовали в высадке десантов, эскортировали подводные лодки при выходе на боевую службу и возвращении в базы.

    Для самообороны тральщики оснащались артиллерийским зенитным вооружением (100-мм, 45-мм и 37-мм пушками) и крупнокалиберными пулеметами. Первоначально базовые тральщики имели буксируемые тралы, предназначенные для уничтожения только якорных мин контактным способом. С появлением в ходе Великой Отечественной войны мин с неконтактными взрывателями вооружение противоминных кораблей было дополнено новыми тралами.

    При полном водоизмещении 494 т, длине корпуса 62 м и осадке 2,2 м базовый тральщик «Трал» развивал скорость полного хода 19 уз. Оснащен был дизельной энергетической установкой мощностью 3000 л.с. Дальность плавания составляла 3000 миль (при скорости полного хода).

    Достоинствами тральщиков проектов 3, 53. 53у и 58 можно считать их хорошую мореходность и относительно большую дальность плавания. Конструкция корпуса обеспечивала высокую живучесть: взрыв мины в трале на расстоянии 7 - 10 м от кормы не вызывал существенных повреждений. При авиационных налетах попадания авиабомб весом 100 - 150 кг или близкие разрывы бомб большего калибра, как правило, не приводили к гибели тральщика, несмотря на сильные повреждения конструкций корпуса, механизмов и систем. Многие тяжело поврежденные "фугасы" смогли вернуться в базу своим ходом. Тральщики этого типа оказались одними из немногих отечественных кораблей малого водоизмещения, приспособленных к выполнению различных задач на закрытых морских театрах.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:



    Малый тральщик типа "МТ-1" проект 253Л



    Разработка малого тральщика началась в июле 1941 года на Большой земле. А в Ленинград документация на «морской катер-тральщик», так он официально назывался, была доставлена уже после начала блокады. По проекту за номером 253 тральщик имел водоизмещение 91,2 т при главных размерениях 31,78 X 5,08 X 1,29 м. Артиллерия рассчитывалась в первую очередь на борьбу с авиацией и мелкими кораблями противника. А с помощью достаточно мощного и разнообразного трального вооружения МТ должен был уничтожать все известные в то время типы мин в условиях мелководья.

    Правда, проектировщики не учли специфических условий, в которых предстояло строить эти катера, условий блокадного Ленинграда: обводы корабля представляли собой лекальные кривые, что требовало сложных, так называемых «горячих» работ по гибке и выбивке стальных листов. Помимо чисто технологических трудностей, процессы эти были связаны с огромными расходами топлива и электроэнергии, ценность которых в условиях блокады приравнивалась к хлебу.

    Металл на заводе имелся — довоенных запасов хватало не на один десяток кораблей. Однако проект нуждался в корректировке, причем неизбежные отступления от чертежей ни в коем случае не должны были снижать боевых качеств тральщика и особенно увеличивать его осадку. Чтобы этого не произошло, необходимо было в самом проекте предусмотреть запас водоизмещения.

    Чтобы упростить конструкцию и приспособить ее к технологическим возможностям предприятия, коллектив конструкторского бюро, где были собраны практически все оставшиеся в Ленинграде инженеры, взялся за коренную переработку проекта. Необходимые коррективы удалось внести в самый короткий срок. Они свелись к увеличению водоизмещения корабля, замене криволинейных сложных обводов носа и кормы на близкие им по форме многогранные, образованные плоскими листами. Это, правда, потребовало переработки конструкции корпуса и его оборудования. По существу, получился новый проект, существенно отличавшийся от 253-го, и к основному индексу с чьей-то легкой руки стали приписывать литеру Л — «ленинградский». Постепенно это обозначение стали употреблять и в официальных документах. Вскоре эскизы получили одобрение у специалистов ВМФ, к изготовлению рабочих чертежей и выполнению заказа в цехах приступили практически одновременно. Когда наконец эскизный проект обрел свой окончательный вид и был послан на утверждение в Москву, первые тральщики уже находились на плаву и на них полным ходом шел монтаж оборудования и вооружения.

    При рассмотрении проекта начальник кораблестроения адмирал Н. В. Исаченков предложил установить на баке тральщика еще одно орудие. Беглый расчет подтвердил возможность такой модернизации, хотя при этом корпус должен был получить заметный дифферент. Чтобы избежать его в последующих сериях, в проект внесли соответствующие изменения.

    Головной «стотонник» заложили 16 июня 1942 года. а в первых числах ноября он вышел на испытания в район Шепелевского маяка. Государственную комиссию по проведению испытаний возглавлял вице-адмирал Ю. Ф. Ралль. Боевой проверке подверглись буквально все системы нового корабля. Так, во время пробного траления корабль попал под обстрел вражеской береговой батареи. И лишь благодаря хорошим ходовым и маневренным качествам, а также мастерству и мужеству экипажа тральщику удалось выйти из-под обстрела и продолжить испытания.

    В том же месяце приемо-сдаточные испытания были успешно завершены и первый «стотонник» вошел в состав действующего флота. По отзывам моряков, 253-й обладал хорошими мореходными и огневыми свойствами, а вынужденно плоскостные — «блокадные» — обводы практически не повлияли на скорость. Конечно, выявились и некоторые недостатки, но их, по счастью, было нетрудно устранить.

    Разработка и постройка тральщиков проходили в исключительно сложных условиях блокадного города и выполнялись ценой подлинного трудового героизма судостроителей. Так, во время сдачи МТ личный состав конструкторского бюро потерял около двух третей своего состава, остались лишь наиболее стойкие, мужественные и наиболее выносливые физически, которых не сломили выпавшие на их долю тягчайшие испытания — голод, холод, лишения, гибель близких.

    Уже после прорыва блокады, в 1944 году, «Проект 253Л» с учетом опыта боевого использования модернизировали, и ему был присвоен индекс 253Л-П. Доработка предусматривала увеличение водоизмещения за счет удлинения корпуса и изменения носовых обводов. Повысили живучесть энергетической установки, а значит, и корабля в целом — этого удалось достичь за счет расположения двигателей в двух изолированных машинных отделениях, а не в одном, как раньше. Кроме того, одноствольные пулеметы заменили «спарками». На кораблях установили петлевой электромагнитный трал, тральную лебедку оснастили электродвигателем, увеличили боевую автономность, повысив запас топлива с 3,7 до 10,1 т.

    В процессе выпуска катера постоянно модернизировались. На одни устанавливались так называемые цепные охранители, предохраняющие от подрыва на якорных минах, и гидроакустические станции, на другие — дополнительные дизель-генераторы для питания неконтактных тралов и прочие механизмы.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 130,7
    полное ........................................................................ 143,3
    Размерения, м: длина ................................................. 36,1
    ширина........................................................................ 5,1
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 1,3

    Энергетическая установка: три дизеля «Супернор», общая мощность 4800 л. с.
    Максимальная скорость .............................................................. 12,5 узлов
    Дальность плавания 8,6-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 2500 миль

    Вооружение: 2 45-мм 21К (или 2–37-мм 70К); 4–12,7 ДШК (или 2 х 2–12,7-мм Кольт).
    Тралы: 1 — ОТШ-1; 1 — КАТ; 1 — ЭМТ; 1 — AT. ГАС «Тамир-10».

    Экипаж: 21 человек
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  5. #5
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Охотники за подводными лодками — боевые корабли, предназначенные для ​поиска и уничтожения подводных лодок противника, а также для ​охранения надводных кораблей и несения дозорной службы на ​противолодочных рубежах. Размеры и ходовые характеристики охотников за подводными лодками могли варьироваться в широких пределах, вооружением их служили глубинные бомбы. малокалиберные орудия.

    Малые охотники за подводными лодками проектов МО-2 и МО-4



    "Морские охотники" предназначались главным образом для поиска и уничтожения подводных лодок. При длине 26,9 м, ширине 4,2 м и осадке 1,5 м катера имели водоизмещение около 56 т. Скорость полного хода превышала 27 уз. В качестве главной механической установки служили три двигателя ГАМ-34 мощностью по 635 кВт. На экономической скорости около 17 уз катер мог пройти расстояние до 1200 миль. На палубе охотника были установлены две 45-миллиметровые пушки. Кроме того, имелись два 12,7-миллиметровых пулемета.

    Уже в первый период войны выявилась потребность повысить живучесть катеров, усилить их корпус, состоявший из трехслойной деревянной обшивки. По предложению инженер-капитана 1-го ранга Б. Я. Красикова и старшего инженер-лейтенанта Ф. С. Шлемова, катера МО-4 стали частично бронировать. В частности, бронировали козырьки и отвесы ходовых мостиков, отсеки бензоцистерн. Перед 45-миллиметровым орудием установили броневые щитки. На баке ставили съемные щитки. В результате бронирования живучесть катеров повысилась, снизились потери личного состава от огневого воздействия. А для Балтийского флота были созданы специальные бронированные "малые охотники" (БМО), которые вписали немало славных страниц в боевую летопись флота.

    Для обнаружения подводных лодок на " морском охотнике" имелась шумопеленгаторная или гидролокационная станция, а для уничтожения лодок - 24 малые глубинные бомбы. Атака обнаруженной лодки завершалась прицельным бомбометанием. При групповых атаках производилось серийное бомбометание для увеличения площади и вероятности поражения.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 52,0
    полное ........................................................................ 56,0
    Размерения, м: длина ................................................. 26,9
    ширина........................................................................ 4,2
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 1,5

    Энергетическая установка: 3 бензиновых мотора ГАМ-34БС, общая мощность 2550 л. с.
    Максимальная скорость .............................................................. 27 узлов
    Дальность плавания 17-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 1200 миль

    Вооружение: 2 45-мм 21К; 2 12,7 ДШК; до 4 мин КБ-3; 2 рычажных бомбосбрасывателя (до 24 глубинных бомбы).

    Экипаж: 21 человек.


    Большие охотники за подводными лодками проектов 122а и 122-бис



    Учитывая возрастающую роль подводных сил в вооруженной борьбе на море и необходимость усиления и совершенствования средств противолодочной обороны, народным комиссаром Военно-Морского Флота было принято решение о создании нового класса боевых кораблей - больших охотников за подводными лодками. Основной задачей, возлагаемой на эти корабли, являлось несение дозорной и охранной службы в ближней зоне наших военно-морских баз и на путях развертывания сил нашего флота. Предполагалось, что это будет достаточно мореходный и быстроходный корабль, с увеличенной дальностью плавания, небольшого водоизмещения, который был бы способен нести современное по тому времени вооружение для борьбы с подводными лодками. Строившиеся тогда в деревянном корпусе катера - малые охотники типа MO-IV - этим требованиям удовлетворить не могли.

    Технический пр. 122 большого охотника за подводными лодками был разработан в 1938 г. конструкторским бюро Балтийского завода, дальнейшее проектирование корабля осуществлялось конструкторским бюро в г. Горьком (ЦКБ-51). Строительство корабля велось на заводе в г. Зеленодольске.

    Первые два больших охотника за подводными лодками пр. 122 "Артиллерист" и "Минер" были построены в июле 1941 г., переведены по Волге в Баку и там, после проведения сдаточных испытаний, в ноябре 1941 г. вступили в строй Краснознаменной Каспийской флотилии.

    В отличие от катеров - малых охотников типа MO-IV - эти корабли в стальном корпусе были значительно крупнее и имели водоизмещение свыше 200 т. Это позволило усилить состав оружия и вооружения, установить 76,2-мм орудие, два 37-мм орудия, три 12,7-мм пулемета, бомбосбрасыватели больших и малых глубинных бомб в количестве 20 и 40 штук соответственно. В качестве средства подводного наблюдения устанавливалась первая отечественная подкильная выдвижная гидроакустическая аппаратура "Тамир". Трех-вальная энергетическая установка, состоящая из дизелей марки 9-Д Коломенского завода мощностью по 1100 л. с., позволила развивать скорость полного хода до 22 уз и обеспечить дальность плавания до 2000 миль.

    Разработкой пр. 122 было положено начало становлению и дальнейшему развитию кораблей противолодочной борьбы, осуществлен переход к созданию специализированного класса более крупных противолодочных кораблей.

    Большие охотники за подводными лодками пр. 122 в нескольких модификациях (пр. 122а, пр. 122 бис) строили большими сериями. Изменение тактико-технических элементов касалось вооружения и вызванное им некоторое увеличение главных размерений и формообразований корпуса. Вместо 76-мм орудия было установлено 85-мм, гидроакустические станции заменялись на более совершенные образцы, корабль оснащался радиолокационными станциями общего обнаружения.

    Оценивая достоинства и недостатки больших охотников за подводными лодками проектов 122а и 122бис, следует иметь ввиду, что это были первые оте*чественные специализированные корабли противолодочной обороны III ранга. Скудное финансирование кораблестроения в 1930-х годах вынудило ВМФ и НКВД создавать их по «единому» (универсальному) проекту, объединив функции сторожевого корабля (в мирное время) с задачами охотника за подводными лодками (в военное). Это совмещение, в конечном итоге, привело как к суммированию плюсов, так и к наложению минусов проекта.

    По мнению моряков, корабли типа «Артиллерист» изначально являлись неудачными: уже на стадии конструкторских разработок проектировщики наделили их рядом недостатков, устранить которые в процессе строительства было невозможно, но в серию их все же запустили. Так, посредственная мореходность объяснялась теоретическим чертежом корпуса. В изначальном проекте 100-тонного сторожевого корабля-охотника предполагался деревянный корпус с упрощенными обводами исходя из технологии изготовления. Эти обводы перекочевали в более поздние проекты — 115, 122 и 122а. И только в проекте 122бис с уширенным корпусом и большим развалом шпангоутов в носовой части ужалось исключить этот недостаток: корабль даже в «лихую» погоду уверенно держался на волнении.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:



    Бронированные малые охотники за подводными лодками проекта 194




    Бронированные малые охотники были сознаны в условиях блокадного Ленинграда. Эскизный проект был разработан КБ завода «Судомех» в августе 1942 года (главный конструктор А.Н.Тюшкевич). Рабочие чертежи были утверждены уже 24 сентября, головной катер был заложен на Адмиралтейских верфях в октябре, а 5 ноября он был спущен на воду.

    Что же собой представлял головной БМО? Его длина 24, ширина по палубе 4,2, высота борта 2,2, осадка 1,26 м, водоизмещение около 55 т. Скорость при мощности двух главных двигателей типа "Паккард" по 1200 л. с.- 22 узла. Район плавания полным ходом - 330 миль, а под вспомогательным мотором типа "Континенталь" - 1300 миль. Вооружение состояло из одной автоматической пушки калибром 37 мм, одного 45-мм полуавтомата, двух спаренных пулеметов калибром 12,7 мм, установленных на тумбе и на турели, а также значительного запаса глубинных бомб, мин и дымовых шашек.

    Ледовая обстановка в Финском заливе не позволила полностью испытать головной БМО в 1942 г. Корабль был сдан флоту весной 1943 г., едва Финский залив освободился ото льда.

    В ходе постройки серийных кораблей возникали технологические осложнения, которые преодолевались общими усилиями рабочих и инженеров. В связи с трудной свариваемостью брони изменили технологию ее установки. Броню стали "навешивать" на трехмиллиметровый корпус корабля, закрепляя броневые 8-мм листы с помощью сварки. Для улучшения обитаемости в помещениях, где изоляция состояла из листов пробковой крошки, стали зашивать эти помещения фанерой. В августе 1943 г. под руководством Н. Н. Калиновского был разработан график ежедекадной сдачи по одному БМО, который успешно выполнялся. За самоотверженную работу по созданию БМО коллективу неоднократно присуждалось Красное знамя наркомата и ЦК профсоюза, а с декабря 1943 г. в течение пяти месяцев - знамя ГКО. В январе 1944 г. в кинотеатрах Ленинграда демонстрировался документальный кинофильм о поточной постройке БМО.

    Переданные флоту БМО не порывали кровных связей с производством. Многие из кораблей возвращались на завод для устранения боевых повреждений и для текущих ремонтных работ. В ходе боевого использования БМО становились яснее положительные качества и недостатки конструкции. По мере накопления боевого опыта в проект БМО вносились изменения, которые не только улучшали боевые свойства, но и отчасти расширяли область боевого применения кораблей.

    Если головной БМО представлял собой глиссирующий катер, носовая оконечность которого в движении приподнималась, что снижало сопротивление и позволяло получать скорость до 26 узлов (48 км/ч), то в дальнейшем эта скорость стала по ряду причин недостижимой: чтобы увеличить время эксплуатации весной и осенью, было осуществлено подкрепление носа катера с целью придания ему ледокольных качеств. Автором предложения был А. А. Курдюмов, выполнивший также прочностные расчеты.

    Ледокольные качества БМО действительно улучшились. При участии в десантных операциях у Нарвы в феврале 1944 г. БМО отличались, высокой живучестью. Без повреждений преодолевали они ледяную корку толщиной 6-7 см. Был случай, когда БМО № 502 у Толбухина маяка выскочил на камни. После стаскивания на обшивке были обнаружены только незначительные вмятины.

    В целом проект бронированного охотника, получивший номер 194, оказался очень удачным – всего было построено 66 единиц.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 52,6
    Размерения, м: длина ................................................. 24,8
    ширина........................................................................ 4,2
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 1,26

    Энергетическая установка: двух двигателей типа "Паккард", общая мощность 2400 л. с.
    Максимальная скорость .............................................................. 22,0 узлов
    Дальность плавания 12-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 1300 миль

    Вооружение: 1 45-мм 21К; 1 37-мм 70К; 2 2х12,7 ДШК; 2 рычажных бомбосбрасывателя.

    Экипаж: 16 человек
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  6. #6
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Быстроходные, мелкосидящие бронированные катера, вооруженные артиллерией, начали создавать в 1919 г. Два опытных катера водоизмещением 45 т были заложены на Коломенском заводе по проекту, выполненному под руководством П. П. Шиловского. К марту 1922 г. их корпуса были доведены до 50-60 % готовности. Однако катера достроены не были. Вернулись к идее создания бронированных артиллерийских быстроходных катеров для речных и озерных флотилий в 30-е годы. 22 июня 1933 г. было выдано техническое задание на разработку проектов двух типов бронекатеров - двухорудийного для Амурской и одноорудийного для Днепровской военных флотилий. Первый тип бронекатера относится к числу больших, а второй - к числу малых бронекатеров. Проекты бронекатеров разрабатывались конструкторским бюро Речсудпроекта в Ленинграде под руководством главного конструктора Ю. Ю. Бенуа.

    К особенностям речных бронекатеров следует отнести их малую осадку и наличие противоосколочной и противопульной броневой защиты. Броней защищали посты управления, машинное отделение, башни, посты радиосвязи, погреба боезапасов и др. Небольшая осадка обеспечивалась относительно большой полнотой корпуса катера, имевшего прямостенные борта с небольшим закруглением у скулы. Для размещения гребных винтов в плоском днище в корме имелись тоннели. Система набора корпуса была поперечной. Корпус был сварной, а броня - клепаной.

    Для быстрой переброски катеров с одного театра военных действий на другой главные размерения корпуса не должны были превышать габариты, допускающие перевозку бронекатеров по железным дорогам СССР.

    Бронекатера предназначались для использования на Амуре, Днепре, Дунае и их притоках. В ходе Великой Отечественной войны на многих реках и озерах нашей страны, оказавшихся в районе боевых действий, были сформированы речные и озерные флотилии или отряды боевых кораблей. В их состав, как правило, входили бронекатера, строительство которых, начатое до войны, продолжалось усиленными темпами в условиях военного времени. Катера совершенствовались вплоть до установки на них ракетного оружия.
    Большими сериями до войны строились речные бронекатера пр. 1124 и 1125.

    Бронекатера широко использовались в Великую Отечественную войну на реках и озерах нашей страны. Всего в войне участвовало 105 больших бронекатеров пр. 1124 (из них построено в военное время 73) и 203 малых Пp. 1125 (построено в военные годы 96).

    Большие речные бронекатера проекта 1124



    Задание на "амурский" бронекатер (получивший номер 1124) уточнялось, и 22 июня 1932 года Управление кораблестроения УВМС РККА выдало техническое задание "Ленречсудопроекту" под руководством главного конструктора Ю. Ю. Бенуа на разработку двухорудийного катера со следующими ТТЭ: длина 25,3; ширина 4,06; осадка 0,70; высота борта 1,9 м; водоизмещение 47,3 т; дальность плавания экономическим ходом (11 уз) -500 миль (926 км). Для уменьшения осадки корпусу придавалась большая полнота образований, обеспеченная прямостенными бортами с небольшими радиусами округлений у скул и плоским днищем с открытыми тоннелями гребных валов. Два 12-цилиндрояых V-образных реверсивных двигателя ГАМ-34, созданных на базе авиационного мотора АМ-34 конструкции А. А. Микулина, могли обеспечить скорость полного хода на стоячей воде по заданию 21,6 уз (40 км/ч). Для защиты жизненно важных частей (пост управления, машинное отделение, погреба боезапаса) предусматривалась 8-мм броня, позже в районе топливной цистерны ее толщину довели до 14 мм, палубы - 4, орудийных башен - 20, пулеметных 7-8 мм. Не броневую часть корпуса предусматривалось сваривать, броневую - клепать (в ходе Великой Отечественной войны уже полностью перешли на сварку). Конкретизировались и тип башни (от танка Т-28).

    Плоскодонный корпус с поперечной системой набора подразделялся водонепроницаемыми переборками на десять отсеков, для внутреннего сообщения между которыми в переборках предусматривались люки. Конструкция его была смешанной: броневая часть выполнялась клепаной, небронированная - сварной. При этом все детали сварных конструкций соединялись встык. Набор к броне приклепывался, а к обшивке вне цитадели -приваривался. Среднюю часть корпуса занимала бронированная цитадель, в которой размещались подбашенные отсеки, моторное отделение, топливные баки и радиорубка. В районе топливного отсека защита имела двойную толщину - два броневых листа склепывались между собой. Броневые листы служили также палубным настилом и бортовой обшивкой, опускаясь на 200 мм ниже ватерлинии. Таким образом, броня участвовала в обеспечении общей прочности корпуса.
    Жилые помещения получили вынужденно уменьшенные габариты - высоту в свету всего 1,55 ми естественную вентиляцию. В то же время проектировщикам удалось оборудовать их водяным отоплением, а также снабдить другими элементарными удобствами, в том числе естественным освещением через иллюминаторы. Главный командный пункт размещался в бронированной рубке, оборудованной переговорными трубами и машинным телеграфом.

    Рубка располагалась непосредственно над бензоцистерной емкостью 4 т. Для предотвращения взрыва паров бензина применялась оригинальная система заполнения бензобаков отработавшими газами катерных двигателей инженера Шатерникова. Система включала конденсатор, из которого газы поступали в разделенный на семь отсеков бензобака и далее в газоотводную трубу с подводным выхлопом (для снижения шумности).

    Моторы типа ГАМ-34, аналогичные установленным на торпедных катерах типа Г-5, охлаждались по замкнутому циклу: забортная вода самотеком поступала в специальные водомасляные радиаторы охлаждения. Машинное отделение оборудовалось углекислотной станцией пожаротушения.

    Первоначально на бронекатера пр. 1124 устанавливалось следующее вооружение: два 76,2-мм танковых орудия ПС-3 длиной 16,5 калибра и 7,62-мм пулемет М-1 в башне на рубке. Во время постройки кораблей пулеметные башни модернизировали, установив танковые пулеметы ДТ; для стрельбы по наземным и воздушным целям "прорубили" в каждой башенке по две пулеметные амбразуры, закрывавшиеся броневыми заслонками, причем пулемет вставлялся в гнезда шаровой основы одной из этих амбразур (башни системы ПБК-5). В 1940 году установили пулеметы ДШК (12.5 мм) в башнях ДШКМ-2Б конструкции Лещинского. Угол обстрела носового орудия - до 300°, кормового - до 330° при возвышении обоих 30°, пулемета 360° при 75-85°.

    Строительство советских бронекатеров (получивших проектный номер 1124) началось в 1933 году на заводе "Красный металлист" в Зеленодольске. В первых числах апреля 1937 года завод сдал Амурской флотилии 28 катеров проекта 1124.
    Бронекатера предназначались для: разведки и огневой поддержки разведгрупп, конвоирования десанта, борьбы с переправами противника, патрульной службы, боя кораблями противника такого же класса, и имели следующие характеристики. Водоизмещение 41,7 т. Длина наибольшая (габаритная) 25,3 м; длина по ватерлинии 25 м; ширина с привальными брусьями 3,74 м; ширина по ватерлинии 3,6 м; осадка 0,75 м. Два двигателя ГАМ-34БП суммарной мощностью 1440 л.с (при 1770 об/мин) обеспечивали скорость хода 22 узла (при дальности плавания 520 км).



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 41,7
    Размерения, м: длина ................................................. 25,3
    ширина........................................................................ 3,8
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 0,75

    Энергетическая установка: два реверсивных двигателя "ГАМ-34БП", общая мощность 1440 л. с.
    Максимальная скорость .............................................. 22,0 узлов
    Дальность плавания 12-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 2000 миль

    Вооружение: 2 76-мм ПС-3; 2 12,7 ДШК.

    Экипаж: 16 человек.

    Малые речные бронекатера проекта 1125



    Эти небольшие военные корабли вполне можно назвать речными танками. И дело не во внешнем сходстве, хотя некоторые бронекатера, оснащенные танковыми башнями, действительно напоминают своих сухопутных собратьев. Дело в совпадении боевых задач, возлагавшихся на ту и другую бронированную технику.

    Для предохранения артиллерийской прислуги от осколков и ружейно-пулеметного огня проектировщики отказались от открытых артиллерийских систем и применили 76,2-мм горную пушку в башне танков Т-28 или Т-35, состоявших в то время на вооружении Красной Армии. Это сразу же решало проблему снабжения катеров боеприпасами - теперь стало возможным получать их на любых полевых армейских складах, поскольку в боевых условиях военные флотилии подчинялись армейскому командованию.

    Правда, танковые башни не во всем удовлетворяли моряков. Ведь танковой пушке приходится в основном стрелять прямой наводкой, а корабельной и с закрытых позиций. Для корабельных условий крайне малым оказался угол возвышения танкового орудия - всего 26°. Последнее обстоятельство исключало и возможность ведения огня по самолетам противника, поэтому противовоздушную оборону БКА обеспечивали лишь пулеметы.

    На катера, вступившие в строй в ходе войны, устанавливали как одиночные, так и спаренные пулеметы в башнях самых различных конфигураций. Для лучшего обзора сверху они, как правило, были открытыми или же оснащались большими откидными крышками.

    Бронекатера имели малую осадку, чему способствовала большая полнота корпуса с прямостенными бортами и небольшими радиусами закруглений на скулах, а также плоское днище с открытыми туннелями гребных валов. У катеров последних серий винты и рули защищались шпорой.

    Главный двигатель БКА - ГАМ-34Б с реверсивной муфтой был создан на базе авиационного мотора АМ-34. Для обеспечения катеров электроэнергией использовались генераторы с приводом от главного двигателя и аккумуляторы. На больших катерах дополнительно устанавливались трехкиловаттные генераторы с приводом от автомобильного (ЗиС-5) двигателя.

    Передача от штурвала на руль - тросовая. В случае выхода ее из строя к выведенному на верхнюю палубу балеру руля прикреплялся румпель.

    Навигационное оборудование бронекатеров было простейшим. Если БКА предназначался для действий на реках, в рубке, помимо штурвала и машинного телеграфа, устанавливали лишь шлюпочный компас. Если же катер действовал в районах, включавших озера, позади рубки устанавливали 127-мм компас на нактоузе. Связь с машинным отделением, радиорубкой и боевым отделением осуществлялась по переговорным трубам. Иллюминаторы в рубке прикрывались броневыми заслонками с узкими щелями.

    У катера типа 1125 на ходу возникал дифферент на нос, и для его устранения спереди на скулах устанавливали волноотражатели. Позднее для уменьшения дифферента развал бортов в носовой части был увеличен.

    Некоторые БКА оснащались реактивными установками типа «катюша», резко повышавшими их огневую мощь. Ракетное оружие к тому же оказывало на противника сильное деморализующее воздействие.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    Водоизмещение, т: стандартное .................................. 29,3
    Размерения, м: длина ................................................. 22,5
    ширина........................................................................ 3,5
    средняя осадка при полном водоизмещении ............... 0,6

    Энергетическая установка: один реверсивный двигатель "ГАМ-34БП", общая мощность 850 л. с.
    Максимальная скорость .............................................. 20,0 узлов
    Дальность плавания 10-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива ..... 1000 миль

    Вооружение: 1 76-мм ПС-3; 3 12,7 ДШК.

    Экипаж: 10 человек
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  7. #7
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    История службы сторожевых кораблей типа «Ураган» на первый взгляд неприметна. Им не доводилось участвовать в классических морских сражениях, выхо*дить в лихие торпедные атаки, уничтожать вражеские надводные корабли или подводные лодки. Обошли их стороной и высокие награды — за исключением разве что тихоокеанской «Метели», удостоенной в 1945 году гвардейского звания. 18 сторожевиков «дивизиона плохой погоды» воевали на всех четырех флотах, но остались в тени своих более крупных собратьев. В исторической литературе и мемуарах они упоминаются нечасто — невольно складывается впечатление, будто «ураганы» реально в Великой Отечественной войне почти не участвовали и большую часть времени отстаивались в базах. Но в действительности все было совершенно не так. СКР типа «Ураган» стали настоящими «рабочими лошадками» флота, без устали выполнявшими тяжелую, полную опасностей работу. Они несли дозорную службу, охраняли конвои, обстреливали вражеские береговые позиции, отражали воздушные налеты...

    Сторожевые корабли типа "Ураган", "Гром" и "Туча" проектов 2, 4 и 39




    26 ноября 1926 года по докладу Реввоенсовета СССР (РВС) Совет Труда и Обороны (СТО) утвердил «Шестилетнюю программу военно-морского судостроения I и II очереди», которая предусматривала, наряду с подводными лодками и торпедными катерами, строительство 18 сторожевых судов: в 1927 — 1930 годах восьми единиц (шесть для Балтики и два для Черного моря), а в 1928 — 1932 годах — еще десяти.

    Назначение сторожевых судов: охранение крупных боевых кораблей эскадры МСБМ (до конца 1929 года все три оставшихся в строю линкора типа «Се*вастополь» находились на Балтике) на переходе морем и в бою от ударов подводных лодок, торпедных катеров и авиации противника; дозорная и разве*дочная служба; эскортирование подводных лодок; конвоирование транспортных судов; постановка минных заграждений. При необходимости их предполагалось использовать и как быстроходные тральщики. Установка на сторожевых кораблях торпедного вооружения повышала их боевую устойчивость при встрече, в условиях плохой видимости, с крупными кораблями противника.

    В ноябре 1926 года разработку сторожевого судна поручили группе специалистов судостроительной технической конторы Северной судостроительной верфи в Ленинграде. Руководил проектированием первого советского СКР заместитель заведующего подотделом специального (военного) судостроения В.А.Никитин. Энергетическая установка сторожевых судов разрабатывалась ме*ханической технической конторой верфи под руководством талантливого инженера А.В.Сперанского. Разработкой ГТЗА руководил Б.С.Фрумкин. Группу котельщиков возглавлял Э.Э.Папмель. Научным консультантом проекта энергоустановки являлся известный ученый-теплотехник профессор Л.К.Рамзин.

    В спецификации судна содержались основные тактико-технические элементы (ТТЭ): водоизмещение на испытаниях — 400 т, длина между перпендикуля*рами 70, ширина — 7,1, осадка — 1,9 м, главные механизмы - быстроходные турбины с зубчатой передачей, максимальная скорость при нормальных запасах топлива и воды — 29 уз., два 102-мм орудия, три 40-мм автомата системы Виккерса, три крупнокалиберных пулемета, один трехтрубный 450-мм торпедный аппарат, мины, глубинные бомбы, параваны, тралы (для проводки линкоров через минные заграждения противника).

    Сторожевые суда первой серии заложили на Северной судостроительной верфи 13 августа 1927 года, а на николаевском заводе — 24 октября того же года. Ленинградцы, учитывая небольшую спусковую массу корпусов этих судов (180 т) и их длину, решили вести строительство на горизонтальных стапелях с боковым спуском на воду на четырех дорожках. Сооружение стапелей начали в конце 1927 года, в марте следующего года на первом из них завершили установку стапель-блоков. 15 мая 1928-го приступили к сборке корпусов первых трех сторожевиков, в первых числах июля — к клепке конструкций корпуса последнего шестого судна. В Николаеве корабли заложили на малых продольных стапелях, на которых строились «новики» так называемой «ушаковской» серии.

    Коллектив Северной верфи намеревался предъявить головной «Ураган» к сдаче 1 августа 1929 года и ввести его в строй 1 октября. Однако из-за возникав*ших в процессе его строительства серьезных и часто неизбежных трудностей эти сроки оказались нереальными и были перенесены. На 1 апреля 1928 года техническая готовность «Урагана» составила всего 5%, к 1 октября ее удалось довести до 20%. В итоге первый сторожевой корабль вошёл в состав Военно-Морского Флота СССР лишь 12 сентября 1931 г.

    В ходе испытаний «Ураган» показал достаточно хорошие мореходные качества. Скорость полного хода достигала 26 уз. При скорости 14 уз корабль имел дальность плавания до 1200 миль.

    На «Урагане» была установлена паротурбинная энергетическая установка общей мощностью 6400 л.с. В ней впервые в отечественном кораблестроении были применены два турбозубчатых агрегата, каждый из которых включал в себя по две турбины (высокого и низкого давления) частотой вращения соответственно 8400 и 4200 об/мин. Кроме того, в состав энергетической установки входили (также впервые примененные) паровые водотрубные котлы треугольного типа, пароперегреватели (давление пара 21 кг/см2) и пароструйные эжекторы (отдельно на каждую ступень паровых турбин). Повышению живучести энергетической установки способствовало эшелонное расположение котлов и агрегатов. Главный паропровод, электрокабельные трассы (размещались побортно) и ряд вспомогательных механизмов дублировались.

    Корабль был вооружен двумя 102-мм артиллерийскими орудиями, несколькими полуавтоматическими 45-мм орудиями (позже заменены тремя 37-мм зенитными автоматами), палубным трехтрубным торпедным аппаратом для стрельбы 450-мм торпедами, брал на борт глубинные бомбы. В поздних модификациях устанавливались два бомбомета типа БМБ-2. Для траления мин имелось два комплекта параван-тралов К-1. Была предусмотрена возможность транспортировки мин заграждения (до 30 больших корабельных мин КБ или до 48 мин М-26) и их постановки с борта корабля. Первоначально сторожевик имел шумопеленгаторную станцию «Посейдон», впоследствии добавили гидролокационную и радиолокационную станции.



    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ:

    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  8. #8
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    В ночь на 23 июня 1941 года отряд кораблей в составе минных заградителей "Марти" и "Урал", лидеров "Ленинград" и "Минск", эсминцев "Яков Свердлов", "Артем", "Карл Маркс" и "Володарский" вышел в море и под прикрытием авиации устремился на запад. Цель задания ни у кого из моряков не вызывала сомнений - стоило лишь взглянуть на палубы, буквально забитые черными рогатыми шарами. И то, что первой боевой операцией Балтийского флота стала минная постановка, можно считать символичным: именно этот вид оружия с огромным размахом применялся здесь обеими воюющими сторонами в течение всей войны. "Суп с клецками" - так с долей мрачного юмора называли краснофлотцы нашпигованные минами воды Финского залива.

    Основным средством морской обороны Ленинграда в Великую Отечественную, как и в годы первой мировой войны, являлась Центральная минно-артиллерийская позиция. Она включала в себя две линии - против надводных кораблей (два с половиной ряда мин и два ряда минных защитников) и противолодочную (один ряд мин в два яруса). Создание позиции заняло довольно много времени - 9 дней (главным образом из-за белых ночей, существенно затруднявших скрытность постановок). Объем заграждений - 3059 мин и 498 минных защитников - хотя и оказался меньше первоначально запланированного, тем не менее обеспечил надежную защиту Финского залива.

    В соответствии с советской военной доктриной 30-х годов носителями минного оружия должны были быть самые разнообразные средства, включая авиацию и подводные лодки. Широко привлекались и надводные корабли почти всех классов. Поэтому рельсами и минными скатами оснащались не только крейсера и эсминцы, но и малые сторожевые корабли и даже базовые тральщики. Специальным же минзагам отводилась лишь вспомогательная роль.
    Следует отметить, что эти соображения подтвердились лишь частично. За годы войны авиация выставила всего 2,4 тыс. мин, подводные лодки (типов Л и К )-1,7 тыс. Это не так уж много, если учесть, что только за 1941 год нашими моряками было поставлено 31 826 мин, не считая минных защитников. И не менее половины всей работы выполнили минзаги.
    Флот заградителей, доставшийся Советской России от старого режима, просуществовал недолго. Одни корабли были сданы на слом, другие переоборудованы в учебные, гидрографические и прочие вспомогательные суда. В итоге к 1930 году в составе Красного Флота числился лишь один минзаг - ветеран "25 октября" (бывший "Нарова"), проплававший более полувека и потерявший всякую боевую ценность. Поэтому, когда встал вопрос о немедленном оснащении флотов специализированными заградителями, наши кораблестроители пошли по самому быстрому пути - переоборудованию торговых и устаревших боевых судов.

    Безусловно, самым необычным представителем рассматриваемого класса стал балтийский "Марти", перестроенный из бывшей царской яхты "Штандарт". "Заново рожденный" корабль получил мощное вооружение и современный внешний вид, и если бы не малая скорость, то его можно было бы причислить к крейсерам-заградителям. "Марти" активно использовался в годы Великой Отечественной: ставил мины, эвакуировал гарнизон базы Ханко, поддерживал огнем сухопутные части. За отличное выполнение заданий он 3 апреля 1942 года был удостоен гвардейского звания.

    Вторым крупным заградителем Балтфлота стал "Урал" - бывший грузопассажирский рефрижератор "Феликс Дзержинский", один из шести теплоходов типа "Алексей Рыков". В начале войны он также участвовал во многих минно-заградительных операциях, в эвакуации гарнизона Ханко. С 1942 года "Урал" использовался как плавбаза, а после войны стал учебным судном.

    Кроме того, в состав нашего флота в 1940 году вошли бывшие эстонские 600-тонные заградители "Ристна" и "Суроп", однако в боевых операциях эти старинные колесные пароходы участвовали очень ограниченно. Как уже говорилось, минное оружие на Балтике применялось очень активно. Причем нередко - в шхерах, на мелководных плесах, где крупные корабли осуществить постановку не могли из-за своей осадки. Тогда в импровизированные заградители временно оборудовались самые различные суда - например, гидрографическое судно "Норд", шхуна "Хелена", торпедные катера и "мошки" - малые охотники типа МО. Известен случай, когда мины ставились нашими моряками с... надувных резиновых лодок!

    Эффективность советских заграждений оказалась весьма высокой. Так, 8 июля 1941 года в Финском заливе на наших минах подорвались и затонули сразу три немецких минзага - "Пройссен", "Ганзештадт" и "Танненберг". В сентябре там же затонул сильнейший корабль финского флота - броненосец "Ильмаринен". Но наибольшие потери от мин понес вражеский транспортный флот - всего за годы войны пошли ко дну 66 судов фашистской Германии общим тоннажем 132,5 тыс. т (брутто). Еще 8 транспортов получили тяжелые повреждения.

    В отличие от Балтики на Черном море в планах советского военно-морского командования минным постановкам отводилась очень скромная роль. Впрочем, это неудивительно: у Черноморского флота практически не было серьезного надводного противника. Поэтому здесь долгое время минзагов не было вообще. Лишь в 1940 году в заградители переоборудовали два бывших грузовых судна - "Сызрань" (2810 т) и "Островский" (2625 т). В начале следующего года к ним прибавился переклассифицированный старый крейсер "Коминтерн". Сразу после начала войны были мобилизованы и экстренно переделаны еще три совсем малых судна - однотипные "Заря" и "Лукомский", а также 150-тонный "Дооб". Но к моменту их включения в состав флота стало ясно, что минные заградители на Черном море больше не нужны. Поэтому корабли данного класса поработали по своей специальности только в течение первого месяца войны, а затем использовались преимущественно как транспорты.

    Подобная ситуация сложилась и на Северном флоте. Там к началу войны находился лишь один заградитель - бывшее гидрографическое судно "Мурман" (1935 г., 3700 т, 13,4 узла, три 130-мм и четыре 76-мм орудия, 158 мин). В июле 1941 года мобилизации подверглись еще три древних парохода: "Канин", "Сосновец" и "Юшар". Два из них были построены еще в прошлом веке, а самым большим и современным (если только можно так сказать о судне дореволюционной постройки) считался "Юшар". Он, кстати, дольше всех работал по своему основному назначению, выполняя минные постановки на больших глубинах в горле Белого моря еще в 1942 году, тогда как остальные заградители уже с осени 1941 года использовались исключительно в качестве транспортных судов.

    Зато в планах ведения боевых действий на дальневосточном театре минному оружию отводилась исключительная роль. Советский Тихоокеанский флот (ТОФ) в 30-е годы находился в стадии становления и, разумеется, не мог противостоять японским эскадрам. И чуть ли не основным гарантом защищенности наших территориальных вод считались минные заграждения. В связи с этим к 1941 году в составе ТОФ числилось 10 минзагов ("Аргунь", "Сергей Киров", "Ворошиловск", "Охотск", "Астрахань", "Аян", "Теодор Нетте", "Томск", "Яна" и "Гижига") - больше, чем на всех остальных флотах, вместе взятых. Правда, все они представляли собой преимущественно перестроенные сухогрузы. Самым большим и мощно вооруженным из них был "Аргунь", а самым современным - бывшее гидрографическое судно "Охотск", однотипное с североморским "Мурманом" (в ходе войны, в 1942 году, в состав ТОФ в качестве минзага вошел и третий "систер-шип" - "Океан"). В 1942-1943 годах было мобилизовано еще три десятка малых рыболовных судов и буксиров, но заградители из них получились никудышные, и их вскоре разоружили.

    Во время войны с фашистской Германией тихоокеанские минзаги добросовестно трудились, создавая огромные оборонительные минные поля. Однако ход войны обернулся таким образом, что заграждения эти не понадобились, и тем минзагам, которым довелось принять участие в боевых действиях, пришлось выступать совсем не в своем амплуа...
    15 августа 1945 года из Владивостока вышел 3-й эшелон десанта в Сейсин - три транспорта, минный заградитель "Аргунь", тральщик типа АМ и несколько катеров. Командующим эшелоном был назначен командир отдельного дивизиона минзагов капитан 3-го ранга В. И. Тулин.

    Ранним утром следующего дня отряд приблизился к Сейсинскому порту. Корабли, опасаясь вражеских мин, двигались кильватерным строем, имея в голове тральщик с поставленными тралами. Правда, избежать подрыва не удалось - японцы на подходах выставили не только гальваноударные, но и неконтактные мины. Все три советских транспорта получили повреждения, но жертв среди личного состава не было, а корабли, несмотря на атаки вражеской авиации, подошли к берегу и начали высадку десанта.

    Сейсин - важнейший порт Северной Кореи - японцы в период подготовки к агрессии против СССР предполагали использовать как одну из основных военно-морских баз. Поэтому город был опоясан сетью оборонительных сооружений с более чем сотней дотов, дзотов и батарей. Тогда, в августе 1945-го, Сейсин превратился в стратегический узел обороны. Осознавая это, японцы оказывали отчаянное сопротивление. С 12 августа, когда на берег высадились первые подразделения советских автоматчиков, в городе не утихали ожесточенные бои.

    Залог успеха морского десанта, как правило, во многом зависит от огневой поддержки. Минзаг "Аргунь" в этом отношении был неоценим. Имея мощное вооружение из четырех 130-мм орудий, он по весу залпа в три с лишним раза превосходил находившийся в Сейсине флагманский эсминец "Войков", несший четыре 102-миллиметровки. В 11.30, вскоре после развертывания корректировочного поста, "Аргунь" открыл огонь по позициям самураев. Те, видя беспомощность своих полевых пушек против советских дальнобойных морских орудий, подтянули к порту бронепоезд и включили его в артиллерийскую дуэль. (Пожалуй, это был единственный в истории бой минного заградителя с бронепоездом!) Советские моряки вышли победителями: разрушив снарядами железнодорожные пути, они загнали своего бронированного противника в ловушку, где его добили бомбами наши Пе-2.

    При высадке десанта на Курильские острова пришлось вступить в бой и минзагу "Охотск". Сильно вооруженный заградитель (три 130-мм и два 76-мм орудия) в единоборстве сразу с несколькими батареями, расположенными на островах Парамушир и Шумшу, получил три прямых попадания, но, поставив дымзавесу, мастерски вышел из зоны обстрела, а затем успешно уклонился от атаки японских торпедоносцев. За проявленный при выполнении боевых заданий героизм экипажу "Охотска" 26 августа 1945 года было присвоено гвардейское звание.

    Минный заградитель "МАРТИ". СССР, 1936 г.




    Переоборудован в 1933-1936 годах из бывшей паровой яхты "Штандарт", построенной в Дании в 1895 г. Водоизмещение стандартное 5655 т, полное 6189 т, мощность паровых машин 11426 л. с., скорость хода 14 узлов. Длина наибольшая 122,3 м, ширина 15,39 м, среднее углубление 6,97 м. Вооружение: четыре 130-мм пушки, семь 76-мм и три 45-мм зенитки, 320 мин. С 1948 г. корабль назывался "Ока", в 50-е гг. переоборудован в плавказарму. а в 1961 г. - в плавучую мишень для испытания ракетного оружия. Сдан на слом в начале 60-х гг.

    Минный заградитель "УРАЛ", СССР, 1940 г.



    Переоборудован в 1939-1940 гг. из грузопассажирского судна "Феликс Дзержинский", построенного в Ленинграде в 1928 г. Водоизмещение полное 5560 т, мощность дизельной установки 2200 л. с., скорость хода 12 узлов. Длина наибольшая 104 м, ширина 14,6 м, среднее углубление 5,8 м. Вооружение: четыре 100-мм пушки, четыре 45-мм зенитки, два 12,7-мм пулемета, 264 мины. После войны корабль служил учебным судном вплоть до конца 50-х гг.

    Малый минный заградитель "ЗАРЯ", СССР, 1941 г.



    Переоборудован из одноименного пассажирского теплохода, построенного в Одессе в 1928 г. Водоизмещение полное 353 т, мощность дизеля 220 л. с., скорость хода 9 узлов. Длина наибольшая 32,3 м, ширина 5,6 м, среднее углубление 2,6 м. Вооружение: два 45-мм орудия, два 12,7-мм пулемета, 10 мин. Всего построено 2 единицы.

    Минный заградитель "ЮШАР", СССР, 1941 г.



    Переоборудован из одноименного грузового судна, построенного в Англии в 1915 г. и первоначально называвшегося "Колгуев". Водоизмещение полное 2020 т, мощность паровой машины 848 л. с., скорость хода 11 узлов. Длина наибольшая 75,5 м. ширина 10,7 м, среднее углубление 3,9 м. Вооружение: четыре 76-мм пушки, четыре 45-мм зенитки, 6 пулеметов, 200 мин. В октябре 1945 г. корабль возвращен торговому флоту, в 1963 г. сдан на слом.

    Минный заградитель "АРГУНЬ", СССР, 1937 г.



    Переоборудован в 1936-1937 гг. из грузового судна "Амур", построенного в Англии в 1923 г. Водоизмещение полное 5400 т, мощность паровой машины 1550 л. с., скорость хода 11 узлов. Длина наибольшая 97 м, ширина 13,7 м, среднее углубление 5,5 м. Вооружение: четыре 130-мм пушки, три 76-мм зенитки, четыре 37-мм автомата, 9 пулеметов, 370 мин
    .
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




  9. #9
    Упрямая Оптимистка Аватар для Таллерова
    Регистрация
    24.12.2008
    Адрес
    Россия, Липецк
    Сообщений
    12,615
    Вес репутации
    212

    По умолчанию

    Тема открыта для обсуждений и дополнений.
    Don't you cover and shall you not be covered (с)




Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •