Показано с 1 по 10 из 10

Тема: Борьба с терроризмом

  1. #1
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию Борьба с терроризмом

    Российская система борьбы с терроризмом


    Согласно принятому в 1998 году закону "О борьбе с терроризмом", субъектами, непосредственно осуществляющими борьбу с терроризмом, в России являются:
    • Федеральная служба безопасности - осуществляет борьбу с терроризмом посредством предупреждения, выявления и пресечения преступлений террористического характера, в том числе преступлений, преследующих политические цели, а также посредством предупреждения, выявления и пресечения международной террористической деятельности, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством проводят предварительное расследование по уголовным делам о таких преступлениях.
    • Министерство внутренних дел - осуществляет борьбу с терроризмом посредством предупреждения, выявления и пресечения преступлений террористического характера, преследующих корыстные цели.
    • Служба внешней разведки и другие органы внешней разведки Российской Федерации осуществляют борьбу с терроризмом посредством обеспечения безопасности учреждений Российской Федерации, находящихся за пределами территории Российской Федерации, их сотрудников и членов семей указанных сотрудников, а также осуществляют сбор информации о деятельности иностранных и международных террористических организаций.
    • Федеральная служба охраны - осуществляет борьбу с терроризмом посредством обеспечения безопасности объектов государственной охраны и защиты охраняемых объектов.
    • Министерство обороны - обеспечивает защиту находящихся на вооружении оружия массового поражения, ракетного и стрелкового оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, защиту военных объектов, а также принимает участие в обеспечении безопасности национального морского судоходства, воздушного пространства Российской Федерации, в проведении контртеррористических операций.
    На самом деле вплоть до 2003 года основная роль в борьбе с терроризмом принадлежала исключительно ФСБ. В 2003 году вторым полноправным субъектом борьбы стало Министерство внутренних дел.
    Структуры, участвующие в борьбе с терроризмом:
    6 марта 2006 года был принят новый закон - "О противодействии терроризму". Согласно закону и сопровождающему его указу Президента "О мерах по противодействию терроризму" главной ответственной структурой за борьбу с терроризмом была определена Федеральная служба безопасности. Кроме того, была создана координационная межведомственная структура - Национальный антитеррористический комитет (НАК).
    НАК

    НАК создан согласно указу Президента от 16 февраля 2006 года "О мерах по противодействию терроризму". В соответствии с указом, НАК является органом, обеспечивающим координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по противодействию терроризму, а также осуществляющим подготовку соответствующих предложений Президенту Российской Федерации. Председателем комитета является директор ФСБ Николай Патрушев, руководителем аппарата (фактическим главой НАК) - заместитель директора ФСБ, руководителя Федерального оперативного штаба Владимир Булавин.
    ФСБ

    В советские времена с терроризмом боролись два подразделения КГБ. Первое входило в состав знаменитого Пятого управления (идеологического), и действовало на территории СССР. Второе работало в рамках Управления "К" (внешней контрразведки) ПГУ КГБ, и отвечало за недопущение террористов на территорию страны. Когда в начале 90-х терроризм стал реальной проблемой, пришлось выбирать, на основе чего в ФСБ создавать Антитеррористический центр. К сожалению, выбор был сделан в пользу Управления, которое занималось не только террором, но и противодействием политическим экстремистам. В результате советский принцип был сохранен - террористами и политическим сыском занимались фактически одни и те же люди.
    Так в Министерстве безопасности, а затем Федеральной службе контрразведки, Федеральной службе безопасности Российской федерации в 1992 - 1995 годы существовало Управление по борьбе с террориз­мом (УБТ), которое последовательно возглавляли Г.Я.Яковенко, А.В.Семенов, В.В.Луценко. После захвата заложников в Буденновске на базе УБТ был создан Антитеррористический центр (АТЦ). В 1997 году на его базе сформировали Департамент по борьбе с терроризмом. А в 1999-м его объединили с Управлением конституционной безопасности (так теперь назывался политический сыск). Как говорил тогда генерал Зданович, начальник ЦОС ФСБ, "отделять политический экстремизм от чистого терроризма порой бывает очень сложно - оба явления одинаково вредны для государства". Эта структура была воспроизведена и на местном уровне, в региональных управлениях ФСБ появились соответствующие отделы. Для координации борьбы с терроризмом в рамках СНГ в 2000 году был создан Антитеррористический Центр СНГ со штаб-квартирой в Москве, его руководитель приравнен по статусу к первому заместителю директора ФСБ.
    МВД

    В 2003 году в МВД было создано подразделение по борьбе с терроризмом - "Центр Т". Он появился в составе Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП), штат нового подразделения был очень скромным, а назначенный руководителем центра Юрий Демидов - все еще полковник. Вскоре у Центра появились региональные подразделения, которые стали проводить основную массу задержаний по подозрению в терроризме.
    В результате задачи антитеррористических подразделений МВД и ФСБ стали пересекаться, но при этом не был создан координирующий центр между ведомствами, в рамках которого осуществлялся бы обмен информацией о готовящихся террористических атаках.
    Реформы 2004-2005 гг.

    Прорыв боевиков в Ингушетию (июнь 2004 года) и захват заложников в Беслане (1—3 сентября 2004 года) совпали с периодом реформ в МВД и ФСБ, которые, в свою очередь, проходили в рамках административной реформы правительства РФ. Кроме того, сразу после Беслана президент Владимир Путин фактически приказал учесть при реформировании этих ведомств опыт трагедии в Северной Осетии, подписав Указ № 11671 "О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом". Согласно указу, правительству РФ, силовым министерствам и ведомствам было поручено "в двухнедельный срок разработать и представить предложения по созданию новой системы взаимодействия сил и средств, участвующих в урегулировании ситуации на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, и по созданию системы предотвращения и ликвидации кризисных ситуаций на территории Российской Федерации".
    К весне 2005 года структурные реформы МВД и ФСБ по большей части были закончены. В антитеррористических же подразделениях произошли следующие изменения.
    В Министерстве внутренних дел. ГУБОП преобразован в Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России (ДБОПиТ). В оперативное подчинение ДБОПиТ переведены, кроме Центра "Т", Центр специального обеспечения (Центр "С") и отряд милиции специального назначения "Рысь".
    В Федеральной службе безопасности. Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом переименован в Службу. Назначен новый руководитель — Александр Брагин.
    Таким образом, реформирование антитеррористических подразделений было косметическим (в ФСБ департамент переименован в службу, в МВД главное управление — в департамент). Передача ответственности за ситуацию на Северном Кавказе МВД и его войсковым подразделениям стала положительным шагом в борьбе с незаконными вооруженными формированиями, но не в обнаружении террористов. Тактика использования полицейских сил с тяжелым вооружением не может обеспечить уничтожение законспирированных ячеек террористических групп. Для этого внутренние войска не обладают ни соответствующим опытом, ни возможностями агентурной разведки. Разведподразделения ВВ действуют только в интересах разведки тактической и не в состоянии решить задачу агентурного проникновения в террористические группы.
    Изменения в системе сбора информации

    Насколько известно, подразделения Службы по борьбе с терроризмом ФСБ, ответственные за получение информации о готовящихся терактах, структурно не претерпели за прошедший год существенных изменений. Реформы затронули только регион Северного Кавказа.
    К лету 2004 года на Северном Кавказе действовали несколько подразделений ФСБ центрального подчинения, ответственные за сбор информации о террористических группах. Руководители этих структур входят в состав Регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции (РОШ). Это оперативное управление ФСБ по координации проведения контртеррористических операций, оперативно-координационное управление по Северному Кавказу ФСБ (ОКУ), временная оперативная группа Управления военной контрразведки ФСБ в Северо-Кавказском регионе (ВОГ УВКР ФСБ РФ в СКР).
    Кроме того, на территории Северного Кавказа действуют территориальные органы ФСБ, а также подразделения ГРУ ГШ и МВД. Координация этих структур носила фрагментарный характер.
    После захвата заложников в Беслане в системе произошли существенные изменения. 25 ноября 2004 года член парламентской комиссии по расследованию захвата школы в Беслане Валерий Дятленко заявил: "Внутри контртеррористической группировки отныне функционирует специальная разведывательная служба, которая объединяет усилия всех субъектов оперативно-разыскной деятельности — ФСБ, МВД и военной разведки — ГРУ".
    Судя по заявлению Дятленко, речь идет не о сборе разведывательной информации о намерениях террористов, в том числе и о готовящихся терактах, а о тактической развединформации, позволяющей вычислить местоположение боевиков. То есть фактически это задачи войсковой разведки. Этот тезис подтверждает и тот факт, что командиром новой разведслужбы назначен один из заместителей командующего Объединенной группировки войск (ОГВ), офицер внутренних войск МВД. Следовательно, основная задача по сбору информации о готовящихся терактах пока не решена.
    Межведомственный обмен
    Каждая из стран, переживших террористические атаки такого масштаба (США — 11 сентября 2001 г., Испания — 11 марта 2004 года), столкнулась с проблемой координации действий спецслужб в вопросах сбора и анализа данных о готовящихся атаках. Очевидно, что необходимо создание специальных координирующих структур по обмену разведданными, связанными с терроризмом. В октябре 2004 года директор ФСБ Николай Патрушев, выступая в Государственной Думе, заявил, что для координации действий всех ведомств в борьбе с терроризмом должен быть создан постоянно действующий управляющий центр. Однако до сих пор его нет. Таким образом, проблема координации и обмена информацией между ФСБ, МВД, СВР, ФСО и МО (непосредственными участниками согласно закону "О борьбе с терроризмом") не решена.
    Обмен разведданными со спецслужбами других стран

    В результате структурной реформы ФСБ в Службе по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом появилось новое подразделение: Управление по борьбе с международным терроризмом (УБМТ ФСБ). 12 октября 2004 года бывший первый заместитель директора ФСБ Анатолий Сафонов был назначен послом по особым поручениям — специальным представителем президента РФ по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и транснациональной организованной преступностью.
    6 декабря 2004 года директор ФСБ Николай Патрушев и директор ФБР Роберт Мюллер подписали специальный меморандум. Поставив подпись на документе, Патрушев заявил: "Подписан меморандум, который конкретно оговаривает наше сотрудничество по целому ряду направлений. В первую очередь это сотрудничество в борьбе с международным терроризмом, в борьбе с преступлениями, связанными с оружием массового уничтожения, и по другим направлениям".
    Создание Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ и назначение бывшего замдиректора ФСБ спецпредставителем президента по этим вопросам являются позитивным шагом, но не способны принципиально решить проблему постоянного, ежедневного обмена оперативной информацией со спецслужбами других стран. Фигура спецпредставителя — это прежде всего составная часть механизма дипломатического давления на государства, не выдающие России подозреваемых в терроризме (например, Великобритания). В свою очередь, УБМТ ФСБ осуществляет контакты со спецслужбами других стран (в том числе в рамках подписанного меморандума с ФБР), но только в интересах своей службы, без обмена информацией по линии МВД.
    В то же время к началу 2004 года развитые страны мира уже перешли от дипломатического сотрудничества к юридическому и даже техническому. В настоящее время российские спецслужбы не вписаны в эти системы, и обмен информацией осуществляется в ежедневном режиме только со странами СНГ в рамках Антитеррористического центра СНГ и его технологической составляющей — Объединенного банка данных СНГ (ОБД).
    Обмен разведданными на Северном Кавказе
    В настоящее время в этом регионе действуют два координационных центра борьбы с террористами и незаконными вооруженными формированиями: Региональный оперативный штаб по проведению контртеррористической операции на территории Северного Кавказа (РОШ) и подчиненная РОШ Объединенная группировка войск (сил) на Северном Кавказе (ОГВ).
    Кроме того, на территории Южного федерального округа действуют несколько подразделений ФСБ центрального подчинения, ответственные за сбор информации о террористических группах. Главная роль среди них принадлежит Оперативно-координационному управлению по Северному Кавказу ФСБ (ОКУ). Хотя руководитель ОКУ входит в состав РОШ, на деле обмен информацией осуществляется только внутри Федеральной службы безопасности: среди республиканских управлений ФСБ региона, но не между разными ведомствами.
    Разрешение кризисов с захватом заложников

    До августа 2004 года в случае захвата заложников или проведения терактов другого рода предполагалось, что руководителем оперативного штаба должен быть начальник областного (республиканского) Управления ФСБ (или начальник местного ГУВД, если целью захвата является получение денежных средств).
    На деле этот принцип не соблюдался:
    То есть во всех случаях ответственность на себя брали чиновники в должности не ниже заместителя руководителя силового ведомства. Этот принцип был изменен после вторжения боевиков в Ингушетию (21—22 июня 2004 года). В августе 2004 года в Южном федеральном округе были созданы новые подразделения — Группы оперативного управления (ГрОУ), которые возглавили полковники внутренних войск. Было заявлено, что ГрОУ — это постоянно действующие специальные органы, предназначенные для непосредственного управления объединенными силами и средствами, выделенными для пресечения диверсионно-террористических акций, а также ликвидации их последствий. Они включают в себя подразделения ВВ МВД, ОМОНа, Министерства обороны, ГО и ЧС. В случае захвата заложников или вторжения боевиков командир ГрОУ автоматически становится руководителем оперативного штаба, и он вправе принимать решения без согласования с Москвой. При этом имена командиров ГрОУ засекречены.
    Примечательно, что во время событий в Беслане руководитель ГрОУ Северной Осетии-Алании уже был назначен. Однако его роль в действиях оперативного штаба была сведена к нулю. В Беслане оперативным штабом формально руководил начальник местного Управления ФСБ Валерий Андреев, при этом в штабе присутствовали два заместителя директора ФСБ — Проничев и Анисимов, а также начальник Центра "Т" МВД Демидов. Таким образом, впервые за историю российских кризисов с захватом заложников вся ответственность была переложена на плечи региональных силовых структур.
    После штурма школы в Беслане принцип главенства ГрОУ (никак не обозначенный во время этого кризиса) был упрочен. Проведены многочисленные учения как в Северной Осетии, так и в других регионах Южного федерального округа: только в 2004 году Группы оперативного управления провели 12 тактико-специальных учений. К концу 2004 года в состав групп вошли 19 тысяч военнослужащих различных силовых министерств.
    Во время событий в Нальчике 13 октября 2005 г. командир местной ГрОУ командовал операцией только первые четыре часа (с 9 утра до 13.00). После этого ответственность на себя принял прилетевший в город командующий внутренними войсками Северо-Кавказского округа генерал-лейтенант Евгений Внуков.
    В феврале 2005 года система ГрОУ была подвергнута резкой критике со стороны полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака. По данным газеты "Коммерсантъ", Козак подготовил проект указа президента России, в соответствии с которым руководство штабами по борьбе с терроризмом в регионах должно перейти к руководителям региональных управлений ФСБ. Однако до сих пор этот указ не подписан.
    Делегирование ответственности на случай новых кризисов с захватом заложников местным властям и местным силовым структурам (губернаторам и командирам ГрОУ) фактически не имеет аналогов в развитых государствах. Использование ГрОУ как центра по принятию решений во время кризисов, подобных Беслану, при неясных тактических перспективах, фактически приведет лишь к перекладыванию ответственности с федеральных властей на местные властные и силовые структуры за возможный провал.
    Реформы 2006 года

    6 марта 2006 года был принят новый закон - "О противодействии терроризму". Согласно закону и сопровождающему его указу Президента "О мерах по противодействию терроризму" главной ответственной структурой за борьбу с терроризмом была определена Федеральная служба безопасности. Кроме того, была создана координационная межведомственная структура - Национальный антитеррористический комитет (НАК).
    Создание Национального антитеррористического комитета (НАК) фактически означает, что последние полтора года формирования системы борьбы с терроризмом теперь просто выброшены на помойку. С лета 2004 года Кремль выстраивал схему, в которой ФСБ постепенно уходила от ответственности за борьбу с терроризмом. Но теперь ясно, что попытка уйти в тень не удалась.
    НАК - это не спецслужба, а структура, которая должна координировать действия по борьбе с терроризмом разных ведомств, причем как на федеральном, так и региональном уровнях. Для этого внутри Комитета создается федеральный оперативный штаб, в состав которого входят руководители спецслужб, а в регионах - местные оперативные штабы, которые и будут отвечать за борьбу с террористами.
    Информация о создании такого комитета появилась осенью прошлого года, и на самом деле это главная причина, по которой почти на год задерживается принятие закона "О противодействии терроризму". Дело в том, что спецслужбы долго выясняли, кто же возьмет на себя основную ответственность за борьбу с терроризмом. Судя по президентскому указу, крайним в борьбе с террористами вновь является Федеральная служба безопасности. НАК возглавил директор ФСБ, кроме того, "структура аппаратов Комитета, Федерального оперативного штаба и оперативных штабов в субъектах РФ, штатная численность указанных аппаратов и порядок их комплектования определяются директором ФСБ".
    Разрешение кризисов с захватом заложников: новая схема

    В положении о НАК нет ни слова о Внутренних войсках или ГрОУ. Согласно тексту президентского указа, оперативные штабы в регионах возглавят руководители территориальных органов ФСБ, а в случае нового Беслана "первоочередные меры по пресечению данного террористического акта до начала работы оперативных штабов осуществляет начальник соответствующего подразделения органа федеральной службы безопасности". Указ устанавливает также состав антитеррористической комиссии и состав оперативного штаба. Так вот заместителем руководителя комиссии теперь является начальник местного УФСБ (а не командир ГрОУ, как сейчас), а в составе оперативного штаба не даже следов ГрОУ.

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  2. Сказали спасибо Береза :

    graff (13.07.2009)

  3. #2
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Антитеррористическое законодательство России

    Первая редакция закона о борьбе с терроризмом появилась еще в 1993 г. и строилась по принципу пресечения таких актов, как, например, захват самолета семьей Овечкиных. В 1997 году начал действовать Уголовный кодекс, в статье 205 которого определялась ответственность за совершение террористических актов. Кроме того, к тому времени уже действовал закон об оперативно-розыскной деятельности, который определил средства, которые могут быть использованы органами, ведущими борьбу с терроризмом.
    В 1998 году был принят закон "О борьбе с терроризмом". Закон впервые в истории России определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом, вопросы координации и порядок взаимодействия органов власти в борьбе с терроризмом, а также права, обязанности и гарантии прав граждан. В частности, на законодательном уровне сформулированы такие бывшие ранее спорными понятия, как террористическая организация, террористическая деятельность, международный терроризм и ряд других.
    Первые радикальные изменения в антитеррористическое законодательство последовали после теракта на Дубровке. 1 ноября в третьем чтении (23 октября - во втором) принят Федеральный закон "О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и в статью 15 Федерального закона "О борьбе с терроризмом", внесенный депутатами Константином Ветровым (ЛДПР), Валерием Комиссаровым ("Единство"), Николаем Ковалевым (ОВР), Виктором Илюхиным (КПРФ) и другими борцами против свободы слова. Принятым законом в статью 4 закона о СМИ вносится лишь одно дополнение - о недопущении использования средств массовой информации "для распространения сведений о технологии изготовления оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств".
    В статью 15 антитеррористического закона вносятся изменения более существенные. Подпункт 3 пункта 2 был дополнен запретом распространения информации, содержащей высказывания лиц, направленные на воспрепятствование проведению контртеррористической операции, пропаганду и (или) оправдание сопротивления проведению контртеррористической операции. Хотя конструкция, в которую включается названное новое положение, запрещает эти действия лишь в случае, если распространение информации служит пропаганде или оправданию экстремистской деятельности (террористическая деятельность Федеральным законом от 25 июля 2002 года отнесена к более широкому понятию экстремистской), норма, ограничивающая свободу СМИ и других информационных источников, стала еще более сомнительной.
    Между тем, действующая с 1998 года первоначальная редакция Федерального закона "О борьбе с терроризмом" запрещает распространение информации "служащей пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма". Но отвечающим допустимым ограничениям свободы слова был бы запрет на распространение информации, направленной на пропаганду противозаконных действий (того же терроризма), и лишь в таком случае пресекательные меры по отношению к СМИ и журналистам можно было бы считать правовыми.
    Сразу в трех чтениях в том же ноябре был принят Федеральный закон "О внесении дополнения в Федеральный закон "О борьбе с терроризмом", внесенный депутатами Николаем Безбородовым ("Регионы России"), Александром Коржаковым (ОВР), Александром Яшиным ("Единство"), Александром Чершинцевым ("Регионы России"). Законом устанавливается, как поступать с уже убитыми "террористами". Трупам "террористов" посвящен и принятый в тот же день в первом чтении проект федерального закона "О внесении изменений и дополнения в Федеральный закон "О погребении и похоронном деле", внесенный депутатами Александром Гуровым ("Единство"), Францем Клинцевичем ("Единство"), Сергеем Житинкиным ("Единство"), Павлом Бурдуковым (Агропромышленная группа), Николаем Ковалевым (ОВР) и Валерием Останиным ("Яблоко").
    Поправкой в закон "О борьбе с терроризмом" определяется, что "погребение террористов, умерших в результате пресечения террористической акции, осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. При этом их тела для захоронения не выдаются и о месте их захоронения не сообщается". Аналогичное дополнение помещается в закон о похоронном деле. / Источник: Demokratia.Ru/
    Вторая волна реформ антитеррористического законодательства началась после теракта в Беслане. 30 ноября 2004 года в Государственную Думу на первое чтение был внесен законопроект "О противодействии терроризму".
    Законопроект был внесен депутатами: Грызловым Б.В., Васильевым В.А., Куликовым А.С., Баскаевым А.Г., Дятленко В.В., Бариновым И.В., Гришанковым М.И. и членами Совета Федерации Озеровым В.А., Ключенком В.Д., Мельниковым В.И., Лысковым А.Г., Федоровым В.И.
    Формально законопроект является разработкой Комитета безопасности ГД и Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации. Кроме спикера ГД Грызлова, все депутаты является членами Комитета по безопасности ГД, все члены СФ - соответствующего комитета СФ. На самом деле этот законопроект разрабатывался в течение нескольких месяцев в Федеральной службе безопасности при участии МВД, Генпрокуратуры и Министерства юстиции.
    Революционные новшества по сравнению с прежним (образца 1998 года законом "О борьбе с терроризмом") содержатся уже в Статье № 3 "Основные понятия".
    Определение "терроризм" изложено в следующей редакции:
    - Терроризм - это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц, уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества либо других материальных объектов, незаконное вмешательство или угроза незаконного вмешательства в информационные ресурсы и информационные системы, а также иные действия, создающие опасность гибели людей, применения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий и совершаемые в целях устрашения населения или оказания воздействия на принятие должностными лицами, органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями решений, обеспечивающих уловлетворение социаьлно-политических требований и интересах террористов.
    Фактически это более расширительное определение терроризма, чем данное в Уголовном Кодексе, и при желании под определение " и иные действия, оказывающие на принятие органами власти решений" подпадают митинги и демонстрации.
    Содержатся в проекте и очевидно нереальные вещи. Например, согласно законопроекту, к ведению переговоров с террористами "по решению руководителя контртеррористической операции допускаются только специально подготовленные лица". Однако во время всех захватов последнего времени кандидатуры переговорщиков выдвигались со стороны террористов, которые, понятно, не согласны разговаривать со "специально подготовленными лицами", и вряд ли сейчас эта ситуация изменится.
    В законопроекте содержится перечень режимов, "применяемых для защиты от терроризма":
    • Режим террористической опасности;
    • Режим контртеррористической операции;
    • Режим чрезвычайной ситуации.
    Решение о введении либо отмене особых правовых режимом подлежат незамедлительному опубликованию в средствах массовой информации.
    Абсолютно новый пункт проекта - Режим террористической опасности (статья 21). По действующему законодательству специальных режимов пока только два: чрезвычайное положение и контртеррористическая операция. Согласно тексту проекта, срок указанного режима не может превышать 60 суток. Режим террористической опасности вводится при получении информации, свидетельствующей о возможной подготовке или об угрозе террористической акции, и наличии обстоятельств, не позволяющих провероить такую информацию, обеспечить безопасность граждан и объектов подвергающихся террористической угрозе, обычными силами и средствами и средствами без применения специальных мер и временных ограничений. Однако после принятия в первом чтении законопроект не вносился на второе чтение почти год.
    16 февраля 2006 года Президент подписал Указ "О мерах по противодействию терроризму", согласно которому был создан Национальный антитеррористический комитет, который возглавит директор ФСБ. Таким образом, был определен ответственный за борьбу с терроризмом - ФСБ. Неопределенность именно по этому вопросу тормозила принятие закона "О противодействии терроризму". Уже 22 февраля законопроект прошел второе чтение, а 26 - окончательное третье чтение. Ко второму чтению из законопроекта исчез пункт о режиме террористической опасности и ограничениях для СМИ, но появилось право сбивать гражданские самолеты в случае их захвата террористами.
    Кроме действующего закона "О борьбе с терроризмом", деятельность по предотвращению терактов регулируют закон № 40 "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (1995), постановление правительства Российской Федерации № 1302 "О Федеральной антитеррористической комиссии" (принято в 1998). Обеспечить противодействие финансированию терроризма и экстремизма призван Федеральный закон № 115 "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (принят в 2001), Постановление Правительства РФ № 27 "Об утверждении Положения о порядке определения перечня организация и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом" (принято в 2003).

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  4. Сказали спасибо Береза :

    Таллерова (13.07.2009)

  5. #3
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    ]Северный Кавказ
    Координация и обмен информацией

    Координация на случай захвата заложников и диверсионно-террористических атак


    Согласно указу Президента РФ от 2 августа 2006 г. N 832с, на оперативный штаб в Чеченской Республике дополнительно возложены функции по "непосредственному руководству специальными силами и средствами по обнаружению и пресечению деятельности террористических организаций и групп, их лидеров и лиц, участвующих в организации и осуществлении террористических актов на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, а также функции по организации планирования применения на территории Чеченской Республики выделенных сил и средств Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации (далее - Объединенная группировка)".
    Командующему Объединенной группировкой указано выполнять указания руководителя оперативного штаба в Чеченской Республике, при этом общее руководство деятельностью оперативного штаба в Чеченской Республике и Объединенной группировки осуществляет Министр внутренних дел Российской Федерации. 16 августа 2004 года президент Владимир Путин принял в Кремле 12 полковников внутренних войск, которые возглавили новые подразделения - Группы оперативного управления ГрОУ, созданные каждом регионе Южного округа. Было заявлено, что ГрОУ - это постоянно действующие специальные органы, предназначенные для непосредственного управления объединенными силами и средствами, выделенными для пресечения диверсионно-террористических акций, а также ликвидации их последствий. Они включают в себя подразделения оперативного и специального назначения внутренних войск МВД России, ОМОН, СОБР, Министерства обороны, ГО и ЧС. Руководитель ГрОУ получил статус заместителя руководителя республиканской антитеррористической комиссии, став таким образом вторым после губернатора человеком в борьбе с терроризмом в регионе. В случае захвата заложников или вторжения боевиков командир ГрОУ автоматически становится руководителем оперативного штаба, и он вправе принимать решения без согласования с Москвой. При этом имена командиров ГрОУ засекречены.
    Добывание информации о террористических группах

    К лету 2004 года на Северном Кавказе действовали несколько подразделений ФСБ центрального подчинения, ответственные за сбор информации о террористических группах. Руководители этих структур входят в состав ОШ. Это следующие структуры:

    Кроме того, на территории Северного Кавказа действуют территориальные управления ФСБ, а также подразделения Главного разведывательного управления ГШ ВС России и МВД (прежде всего, Оперативно-розыскное бюро №2). 25 ноября 2004 года стало известно, что внутри контртеррористической группировки создана специальная разведывательная служба, которая объединяет усилия всех субъектов оперативно-розыскной деятельности - ФСБ, МВД и военной разведки - ГРУ. Командиром новой разведслужбы назначен один из заместителей командующего Объединенной группировки войск (ОГВ), офицер Внутренних войск МВД.
    Расследование преступлений террористической направленности


    Основную роль играет единственное оставшееся на территории Чечни подразделение МВД федерального подчинения - печально известное Оперативно-розыскное бюро № 2 (ОРБ-2) Северо-Кавказского оперативного управления Главного управления МВД России в Южном федеральном округе. Эта структура дислоцируется в Грозном, но имеет отделения в ряде районов Чечни. Везде при структурах ОРБ-2 содержатся задержанные и арестованные. В соответствии с законодательством РФ, задержанные и арестованные граждане не могут содержаться при ОРБ, однако при ОРБ-2 создан и функционирует Изолятор временного содержания. ОРБ-2 является главной конфликтной точкой между Москвой и Кадыровым, который обвиняет сотрудников ОРБ-2 во всех похищениях и пытках на территории Чечни. Подробнее см. Борьба с терроризмом / Чечня. Силовые подразделения

    Ликвидация террористических групп:

    В Чеченской Республике (ЧР) по-прежнему присутствует значительный контингент российских войск, хотя его численность и заметно сократилась за последние годы. На постоянной основе в республике дислоцируются 42-я мотострелковая дивизия Министерства обороны (МО) РФ (около 15 тысяч человек) и 46-я отдельная бригада оперативного назначения Внутренних войск (ВВ) Министерства внутренних дел (МВД) РФ (численность - 15 тыс. человек), а в горных районах – структуры Федеральной пограничной службы ФСБ РФ (подчиняются ОГВ (с)). Кроме того, в Чечне на временной основе дислоцированы подразделения других частей ВВ МВД РФ и подразделения специального назначения МО РФ. Сведения об общей численности Объединенной группировки войск (сил) в ЧР противоречивы. Даже сведения, представляемые командованием ВВ МВД и МО РФ, не согласуются между собой. Основная масса войск ВВ МВД и МО на территории ЧР сейчас находится в местах дислокации и редко принимает активное участие в операциях против боевиков. Исключение составляют подразделения специального назначения, действующие в горах.
    Основные действия против боевиков и подполья сейчас ведут силовые структуры, состоящие из этнических чеченцев. Подробнее см. Борьба с терроризмом / Чечня.
    Еще недавно значительная часть этих формирований не имела никакого законного статуса, но на конец 2006 года абсолютное большинство из них легализовались в процессе «чеченизации» конфликта и формально причислены к тому или иному федеральному силовому ведомству. Например, полк патрульно-постовой службы милиции № 2 (ППСМ-2) им. Ахмада Кадырова и «Нефтяной полк» (полк милиции Управления вневедомственной охраны при МВД ЧР - командир Шарип Делимханов) – целиком были сформированы из бойцов Службы безопасности. Из «кадыровцев», служивших в формировании, называвшемся «Антитеррористический центр», в 2006 году были сформированы два батальона «Север» и «Юг». Формально они включены в состав 46-й бригады Внутренних войск МВД РФ.
    См. также доклад ИЦ Agentura.Ru: Спецгруппы на Северном Кавказе: тактика и методы Действия во время захвата заложников:
    • Отдел ЦСН ФСБ (Краснодар), - так называемая "Краснодарская Альфа"
    • бывший 7-й отдел Вымпел (Ставропольский край), выведенный из Чечни после первой чеченской войны, действует в интересах ОКУ,
    • региональное подразделение ЦСН ФСБ в Дагестане, созданное после визита Владимира Путина в Дагестан летом 2005 года.
    Обучение спецподразделений:
    • «Кавказский дворик» - Специальный учебный центр ФСБ России в Дагестане, открыт в марте 2007 г. На 25 гектарах компактно расположены многофункциональный комплекс с тремя спортивными залами, новейшими тренажерами и тиром. Начальник Центра - Юрий Салтыков /Подробности/.
    • «Хацавита» - Центр горной подготовки подразделений специального назначения и разведки ВВ МВД. Расположен в Краснодарском краев предгорьях Кавказского хребта. Ежегодно обучение в Центре проходят до 1,5 тыс. военнослужащих ВВ МВД России. Курс обучения длится 25 суток, после чего обученные и оснащенные необходимым снаряжением военнослужащие отправляются в свои подразделения.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  6. Сказали спасибо Береза :

    Таллерова (13.07.2009)

  7. #4
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Британская система борьбы с терроризмом
    В Великобритании разработана долгосрочная антитеррористическая стратегия, известная под аббревиатурой "Contest". В ней четыре направления: "предотвращение", "преследование", "защита" и "готовность".
    В области предотвращения Британия определила для себя в этой области следующие приоритеты:
    • обеспечение безопасности общества и сведение к минимуму возможностей нарушения повседневных условий жизни;
    • обеспечение гарантии того, что люди и организации, как в государственном, так и в частном секторах, отвечающие за защиту от террористов и ликвидацию последствий терактов, могли эффективно выполнять свои обязанности;
    • доведение до сведения всех компаний и организаций степени террористической угрозы и обеспечение условий, гарантирующих принятие этими компаниями и организациями необходимых, адекватных угрозе мер безопасности для защиты своей собственности, персонала и авуаров.
    За предотвращение терактов отвечают следующие государственные ведомства:
    • The Home Office (МВД) - несет главную ответственность за предотвращение терактов
    • The Foreign and Commonwealth Office (МИД) - отвечает за борьбу с террористической угрозой за пределами страны
    • Контрразведка MI5 - весной 1992 года после волны терактов в Лондоне МI5 перехватила у полиции главную роль в борьбе с терроризмом. Вскоре в службе было создано подразделение антитеррора - T Branch, в июне 2003 года был сформирован Объединенный Центр анализа терроризма Joint Terrorism Analysis Centre /JTAC/, который отвечает за обмен разведданными о террористах со спецслужбами других стран.
    • Разведка MI6 и служба радиоперехвата GCHQ в пределах своей компетенции
    • Cпецподразделения Metropolitan Police Special Branch, а также подразделение Metropolitan Police Anti-Terrorist Branch, известное как SO13, которое отвечает за предотвращение террористических атак на территории Лондона
    • Бригада по пресечению финансирования терроризма, созданная в ноябре 2001 года при Национальной криминальной разведслужбе.
    Предупреждение властей о потенциальных атаках:
    Основываясь на информации британской радиоэлектронной разведки GCHQ и ее американского коллеги NSA, MI5 регулярно рассылает такие предупреждения по защищенной электронной почте заинтересованным министерствам, а также большим корпорациям, в частности British Petroleum и Shell, из-за потенциально высокой угрозы их объектам.
    Ориентировки, выпускаемые MI5, циркулируют в очень узком кругу. Он включает Даунинг стрит, 10 (резиденцию премьер-министра) и ключевых министров. Если информация носит исключительный характер, то она направляется напрямую премьер-министру Тони Блэру сэром Дэвидом Омандом, координатором кабинета по вопросам безопасности и разведки. Так было, например, в феврале 2003 года, когда из-за угрозы теракта на территорию аэропорта Хитроу ввели спецподразделения и танки.
    Действия во время террористического кризиса (захват заложников):
    В Великобритании руководителем оперативного штаба в таких случаях становится шеф Скотланд-Ярда. Решение о штурме выносит премьер-министр после совещания с так называемой группой COBRA (Cabinet Office Briefing Room A), состоящей из руководителей спецслужб, после чего шеф Скотланд-Ярда выписывает боевое распоряжение спецназу SAS. То есть в Великобритании ответственность также остается на федеральных структурах, а не местных властях.
    Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом:
    В июне 2004 года США, Великобритания и Австралия объявили о создании глобальной антитеррористической сети. Задача сети - предотвращать акции "Аль-Каиды" и союзных ей группировок на всей территории земного шара. Первоначально предполагалась, что сеть будет включать три центра - американский Terrorist Threat Integration Center (в декабре 2004 года его заменил Национальный контртеррористический центр - National Counterterrorism Center (NCTC), британский The Joint Terrorism Analysis Centre (создан в июне 2003-го) и австралийский National Threat Assessment Centre (создан в октябре 2003 г.).
    Однако вскоре сеть была расширена за счет новозеландского и канадского сегментов: в октябре 2004 года в Канаде был создан The Integrated Threat Assessment Centre (ITAC), а в декабре 2004 года в Новой Зеландии появилась The Combined Threat Assessment Group (CTAG).
    Таким образом, была создана структура, которая полностью повторяла систему глобального радиоперехвата ECHELON. Напомним, что во время Второй мировой войны было налажено тесное сотрудничество между разведками пяти англосаксонских стран - США, Великобритании, Новой Зеландии, Австралии и Канады.
    Сотрудничество с Россией
    В декабре 2001 года Владимир Путин и Тони Блэр на специальной встрече договорились об учреждении российско-британской Совместной рабочей группы по международному терроризму в целях углубления взаимодействия двух стран на практических направлениях. В октябре 2005 года в Лондоне Блэру и Путину был представлен доклад о сотрудничестве в рамках двусторонних и многосторонних мероприятий, в том числе о совместной работе над текстом резолюции по противодействию подстрекательству к террористическим актам, которая была одобрена Советом Безопасности ООН. На этой встрече было принято решение о создании рабочей группы из представителей спецслужб двух стран для борьбы с международным терроризмом, и было озвучено соответствующее заявление.

    Взрывы в Лондоне 7 июля 2005.

    Смотри также на сайте Исследовательского центра Agentura.Ru:
    Ссылки:
    Антитеррористическое законодательство Великобритании:
    До событий 11 сентября 2001 года Великобритания уже имела хорошо разработанное и надежное антитеррористическое законодательство, сформулированное в Законе о терроризме от 2000 года. Он оказался жизненно важным инструментом в борьбе с терроризмом, предоставляющим полномочия для ареста финансовых средств террористов на границах страны и предотвращения конкретных правонарушений, способствующих совершению терактов и осуществлению мероприятий в террористических целях. Он поставил вне закона деятельность таких организаций как "Аль-Каида".
    Теракты 11 сентября вынудили британское правительство предпринять дополнительные меры безопасности, следствием чего стало принятие в 2001 г. антитеррористического закона, предусматривающего также ужесточение мер в борьбе с преступностью и в области обеспечения безопасности. В соответствии с этим Законом, были еще более усилены меры безопасности на воздушном транспорте. В частности, были предоставлены дополнительные полномочия для снятия с рейсов и ареста людей на некоторых служебных территориях, а также для задержания рейсов по соображениям безопасности. Было ужесточено законодательство и в отношении химического, биологического и ядерного оружия в целях обеспечения лучшей защиты и безопасности гражданских ядерных объектов от нового и более расширенного перечня противоправных действий. Были усилены меры безопасности и в отношении потенциально опасных объектов, которые могли бы быть избраны террористами в качестве целей. Дополнительные меры были внесены и в перечень мероприятий по пресечению каналов финансирования террористов.
    Наибольшую известность в данном Законе получило право бессрочного ареста без суда и следствия с последующей депортацией иностранных граждан, подозреваемых в причастности к террористической деятельности. Часть 4 этого Закона предоставляет министру внутренних дел полномочия на санкционирование задержания иностранных граждан, подозреваемых в терроризме и в возможной угрозе для национальной безопасности Британии, но которые на данный момент не могут быть депортированы из страны. За этими лицами, по данному Закону, сохраняется право в любое время добровольно покинуть Соединенное Королевство, если обе стороны согласны с таким вариантом.
    В марте 2005 года в Великобритании после длительных дебатов был принят Закон о предотвращении терроризма. Законопроект, вызвавший столько споров и противостояния, стал третьим в истории Соединенного Королевства по продолжительности дебатов. По данным Би-би-си, последний раз подобные по продолжительности и накалу дебаты в парламенте вызвало в 1986 году обсуждение проекта закона о газе.
    Только выступление Тони Блэра стало выходом из законодательного тупика. Он предложил пересмотреть некоторые из спорных положений закона в течение года и учесть в поправках и последующих законопроектах те замечания, которые будут высказаны политиками и общественными деятелями. Данное предложение было одобрено лидером "тори", и законопроект успешно прошел финальные голосования в обеих палатах. Закон (Акт) о предотвращении терроризма был в тот же день одобрен королевой Великобритании, и заменил собой Акт об антитерроризме, преступности и безопасности 2001 года, срок действия которого истекал 14 марта 2005 года.
    Новый закон отменяет такую меру пресечения для подозреваемых в терроризме, как заключение под стражей без предъявления обвинения. Ранее она была признана британскими лордами-судьями противоречащей правам человека. Вместо этого новый закон вводит для данной категории лиц такие меры контроля, как ограничение передвижения или домашний арест. При этом к подозреваемым могут применяться ограничения в пользовании телефонной связью, интернетом, поездках по стране и встречах с другими людьми. Положения нового закона будут едиными как для британских подданных, так и для граждан иностранных государств.
    Наибольшие споры вызвал вопрос о том, кто должен принимать решения о применении подобной меры пресечения. Первоначально правительство предложило, чтобы это делал глава МВД Соединенного Королевства. Однако парламентарии не согласились с возложением на выборного чиновника роли, традиционно принадлежавшей судьям. В итоге данное положение из закона было изъято, и решение по мере пресечения будет принимать все же судья.
    После терактов в Лондоне:
    После второй серии взрывов в Лондоне 21 июля 2005 года Великобритания столкнулась с необходимостью вновь менять антитеррористическое законодательство. 26 июля дал пресс-конференцию после переговоров с лидерами консервативной и либерально-демократической партий Британии по поводу новых антитеррористических законов.
    Среди новых законодательных мер, которые обсуждались на Даунинг-стрит:
    • допущение перехваченных телефонных переговоров в качестве вещественного доказательства в британских судах;
    • продление сроков задержания подозреваемых в террористической деятельности без предъявления обвинений;
    • объявление вне закона посещений тренировочного лагеря террористов; способы борьбы с пропагандой терроризма в печатных изданиях и в интернете.
    Ранее лидеры основных политических партий пришли к соглашению по поводу новых законов, направленных против тех, кто участвует в подготовке терактов и косвенно подстрекает к террористической деятельности.
    5 августа Тони Блэр озвучил новые детали новой антитеррористической политики. Он заявил, что Из Великобритании будут депортировать тех, кто подстрекает людей к религиозной ненависти, осуществляет или поощряет любые акты насилия. Решение о депортации будет принимать министр внутренних дел. Благодаря новому закону на это будет уходить мало времени и террористы не успеют что-либо предпринять против властей.
    По словам Блэра, в ближайший месяц будет утвержден список причин, которые могут привести к депортации граждан иностранных государств. "Особое внимание будет уделено экстремистским веб-сайтам, книжным магазинам, центрам и другим организациям", - заверил глава кабинета. В настоящее время ведутся переговоры по соглашению о сотрудничестве в области выдачи подозреваемых в терроризме с Иорданией, Ливаном, Алжиром и примерно с десятью другими странами.
    Осенью при рассмотрении нового антитеррористического законодательства британским парламентариям будет также предложено значительно увеличить срок предварительного задержания тех, кого подозревают в причастности к терроризму, при том до предъявления им обвинения. Предлагается также ввести более широкое применение так называемых "контрольных ордеров", когда подозреваемые в терроризме будут ограничены в передвижении и общении с внешним миром, не находясь под арестом
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  8. #5
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Французская система борьбы с терроризмом

    Французские спецслужбы имеют давний опыт борьбы с террористами. В 60-х Франция оказалась перед лицом как левого, так и с правого терроризма из-за войны в Алжире. В 70-е новой угрозой стали теракты палестинских групп под идейным руководством Карлоса Шакала. В 1980-е французские спецслужбы столкнулись с серией взрывов, за которыми стояли террористические группы, финансируемые Сирией и Ираном. 90-е годы принесли новый виток алжирского терроризма, включая попытку 1994 года захватить самолет Air France и направить его в Эйфелеву башню.
    Разработка террористов

    Во Франции борьбой с терроризмом занимаются:
    • в национальной полиции - дивизия по борьбе с терроризмом (Division Nationale Anti-Terroriste - D.N.A.T.) центральное управление общей разведки (DCRG) и центральное управление судебной полиции (DCPJ),
    • служба внешней разведки (DGSE),
    • контрразведка (DST),
    • жандармерия (Gendarmerie)
    Кроме того, для проведения совместных антитеррористических операций могут привлекаться эксперты других организаций. В состав национальной полиции Франции входит дивизия по борьбе с терроризмом (Division Nationale Anti-Terroriste - D.N.A.T.), задачей которой является выявление и подавление террористической деятельности. D.N.A.T. координирует деятельность судебной полиции в части, касающейся выявления, локализации и задержании лиц, готовящихся совершить теракт на территории страны. В состав подразделения входят два специализированных исследовательских отдела по международному терроризму и сепаратизму. С 9 сентября 1986 г. их деятельность основывается на специальном антитеррористическом законодательстве, которое определяет терроризм как "индивидуальное или коллективное действие, направленное на грубое нарушение общественного порядка путем устрашения или террора". Основной задачей этих подразделений является выявление и пресечение деятельности структур тыловой поддержки террористических организаций на территории страны.
    Судебная полиция (Police Judiciaire) в составе национальной полиции представляет собой основную структуру, контролирующую соблюдение законов, выявляет авторов преступлений на территории страны. В задачу Центрального управления судебной полиции (la direction centrale de la police judiciaire - D.C.P.G.), основной задачей которого является борьба с оргпреступностью, в том числе входит борьба с терроризмом и с его финансированием.
    Центральное управление общей разведки DCRG, созданное еще в 1907 году, отвечает за общественную безопасность и безопасность политического режима. В борьбу с терроризмом эта структура включилась после создания ОАС в 1961 году (см. Досье на Секретную вооруженную организацию ОАС), тогда же были созданы ее региональные отделения. Только в 1995 году DCRG перестало следить за политическими партиями. В 2004 году основными задачами DCRG были названы борьба с терроризмом, теневой экономикой, а также уклонением от уплаты налогов.
    В настоящее время координируют работу по борьбе с терроризмом во Франции более 700 человек центрального управления общей разведки (DCRG) и около 150 сотрудников Центрального управления судебной полиции (DCPG). На эти цели из бюджета выделено около 6 млн. евро. В DST около 40% персонала занимаются борьбой с терроризмом. Координация и обмен информацией между DST, DCRG и DCPJ осуществляется в рамках деятельности Отдела по координации борьбы с терроризмом (L'unite de coordination de la lutte antiterroriste - U.C.L.A.T.) подчиняющегося генеральному директору национальной полиции.
    В мае 2002 г. по указу Совета Министров во Франции был создан Совет внутренней безопасности. Задачей Совета является определение направления политики внутренней безопасности и приоритетов. Он обеспечивает взаимодействие и координацию действий различных министерств, устанавливает целесообразность и адекватность предпринимаемых мер в области обеспечения внутренней безопасности, осуществляет контроль за законопроектами, касающимися общественной жизни. Совет подчиняется непосредственно Президенту Республики, в состав входят премьер-министр, министры внутренних дел, юстиции, обороны, экономики и финансов, бюджета и заморским территориям. В зависимости от решаемой задачи, в состав могут войти и другие министры. Совместно с другими управлениями министерства внутренних дел и Генеральным Секретариатом Национальной обороны Совет готовит и проводит заседания, принимает решения и следит в дальнейшем за ходом их реализации.
    Преследование террористов

    В 1963 году во Франции был создан квазивоенный трибунал под названием Le Cour de surete de l’Etat (суд безопасности государства). Эта судебная инстанция была создана вне обычной французской юридической системы. Хотя этот суд действовал достаточно эффективно, но само его существование выглядело достаточно противоречиво и было детищем голлистов. Франции недоставало нормальной законной процедуры, которую можно было бы использовать в дальнейшем в борьбе с террорризмом.
    Оппозиция в лице сенатора Франсуа Миттерана критиковала неконституционную передачу функций судебной власти исполнительной. Когда Миттеран и социалисты пришли к власти в 1981 году, они решили, что угроза терроризма снизилась, и отменили Суд безопасности государства. Однако в 1986 году, когда угроза терроризма стала очевидной, пришлось опять задуматься над разработкой юридической процедуры. В конце концов для преследования террористов была создана специальная законная процедура, которая стала частью законодательства Франции.
    В результате сейчас самое главное лицо в государстве по борьбе с терроризмом - это не глава DST и не министр обороны, а Специальный судья по вопросам борьбы с терроризмом Жан-Луи Брюгьер (Jean-Louis Bruguiere), который совмещает функции прокурора и судьи в суде высшей инстанции Парижа. Таким образом Брюгьер находится в самом сердце специализированной судебной системы по борьбе с терроризмом.
    Преступления, связанные с терроризмом, расследуются сейчас во Франции специальными силами полиции, обвинение представляет специальный обвинитель, а процесс проходит в обычном суде и ведут его обычные судьи. Полиция и прокуроры располагаются в Париже. Таким образом теракты по всей Франции и за рубежом, если они затрагивают французские интересы, расследуются в Париже, там же готовится обвинение. Этот процесс проходит через Министерство юстиции, виртуальный аналитический центр развединформации.
    Законность системы магистратов помогает сохранять им довольно высокую степень гибкости. Например, суды имеют возможность не только расследовать теракт, как только он был совершен, но и возбуждать расследование против групп, в отношении которых есть оперативная информация, что они вовлечены в террористический заговор. Они также имеют право допрашивать подозреваемых, инициировать расследование и предъявлять обвинение подозреваемым.
    Действия во время террористических атак

    Еще в 1978 г. в стране была разработана концепция плана Вижипират (Vigipirate). План "Вижипират" входит в список 40 возможных мер, предусмотренных французским правительством на случай различного рода кризисов. Его специфика - предупреждение террористических актов, кроме ядерных и воздушных, для которых существуют специальные планы ("Пиратэр" и "Пиратом"). "Вижипират" - это система мер, состоящая из нескольких фаз, применение которых определяется степенью реальности террористической угрозы. Предусматривается мобилизация полиции и жандармерии, с которыми могут взаимодействовать ВВС, ВМС и пехота. План Вижипират включает две фазы: простую и усиленную (Vigipirate simple и Vigipirate renforc?). Вооруженный силы участвуют только во второй фазе плана.
    План был применен в 1985 и 1986 гг., затем в январе 1991 г. (на четыре месяца), в период войны в Персидском заливе. В то время план был введен, но не переходил во вторую фазу. Он применялся также после взрыва автомобиля в Вийербане в сентябре 1995 г., после взрывов в метро (station Mus?e d'Orsay, Port-Royal) в 1996 г., в 1998 г. во время чемпионата мира по футболу, а также из-за войны в Косово, затем в 2000 на Корсике.
    Реформы после лондонских терактов

    После терактов в Лондоне правительство Франции приняло комплекс срочных мер по противодействию терроризму. "Правительство полностью мобилизовано на борьбу с терроризмом", - заявил тогдал премьер-министр Доминик де Вильпен. Был разработан специальный "Антитеррористический пакет", который, в частности, предусматривает усиление контроля телефонных звонков и электронной почты, а также активное участие в реализации плана Еврокомиссии по контролю над оборотом взрывчатых веществ. Министр внутренних дел Франции Николя Саркози заявил, в свою очередь, что в стране начинается "широкомасштабная операция по борьбе с экстремизмом, в рамках которой будет применяться процедура лишения гражданства против имамов, пропагандирующих насилие и фундаментализм". Глава МВД Франции также заверил, что из страны планируется систематически высылать тех, "кто не уважает французские ценности, не являясь гражданином Франции". Касаясь уроков, которые извлекла Франция из недавних терактов в Лондоне, Н.Саркози сказал о необходимости "большей жесткости в отношении тех, кто способствует вербовке молодых смертников". Он также заявил: "Это будет политика нулевой терпимости". Новый законодательный акт заменит прежний закон, принятый в 1995г.
    Мусульмане Франции

    Во Франции проживает от 4 до 5 миллионов мусульман при общем населении 60 миллионов. Около 60% французских мусульман имеют гражданство, большинство эмигрировало из Северной Африки, в основном из Алжира и Марокко. Они появились во Франции после Второй мировой войны и после гражданской войны в Алжире, бывшей французской колонии Франции. Большая часть мусульманского населения проживает в пригородах, которые были застроены после Второй мировой войны для временного размещения там рабочих-мигрантов. Французский Совет мусульманской веры (TheFrenchCounciloftheMuslimFaith) был создан в 2003 году с целью организовать общение между мусульманским сообществом и правительством. Организация имеет 25 филиалов и ее возглавляет имам Большой парижской мечети. Союз исламских организаций Франции (TheUnionofIslamicorganizationsofFrance) является другой могущественной организацией в стране, под прямымконтролем которой находится более 30 мечетей и под косвенным - 150-200. Хотя официально это отрицается, Союз исламских организаций Франции вдохновлятеся из Египта запрещенной организацией "Братья-мусульмане". Французское общество при этом остается секуляритивным, вспомнить хотя бы закон, запрещающий ношение хибжабов в школах и университетех. 33 % мусульман североафриканского происхождения безработные, при том, что средний уровень безработицы в стране 10,2 %. Французская ассоциация против исламофобии сообщает, что за неполный год (с сентября 2003 года по июль 2004) они зафиксировали 101 случай расовой дискриминации.
    Источники:

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  9. #6
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Испанская система борьбы с терроризмом: до и после взрывов в Мадриде

    После взрывов 11 марта 2004 года в пригороде Мадрида (в результате погибли 191 человек), в Испании не только сменилось правительство, но и была проведена реформа спецслужб страны, отвечающих за предотвращение терактов.
    Традиции

    До марта 2004 года испанские спецслужбы считали, что главной террористической угрозой для страны является деятельность ЭТА. И в борьбе с баскским терроризмом спецслужбы получили весьма специфический опыт. При этом среди западноевропейских стран в 1987 году Испания занимала первое место по уровню террористической активности
    В 1983 году в стране против басков стали действовать настоящие "эскадроны смерти" - так называемая "антитеррористическая группа освобождения" (Grupo Antiterrorista de Liberacion - GAL). Результат деятельности GAL - 27 трупов с 1983 по 1987 год. Еще с середины 80-х появились слухи, что членами организации являются сотрудники Гражданской Гвардии. В 1996 году выяснилось, что в деятельности антитеррористических бригад, наводивших ужас на жителей баскских городов на севере Испании в середине 80-х годов, как оказалось, принимали участие офицеры испанской полиции. Хуже того, выяснилось, что об этом были прекрасно осведомлены министр внутренних дел страны и руководство испанских специальных служб. Разразился грандиозный скандал, в результате которого в отставку ушел премьер-министр Фелипе Гонсалес. Деятельность бойцов GAL оплачивалась из так называемых "скрытых фондов" Министерства внутренних дел. В 2001-м парламент принял антитеррористическое законодательство, которое позволило запретить партию "Эрри Батасуна".

    11 марта 2004 г. Мадрид…

    Присутствие исламистов

    Уже после взрывов в марте 2004 года выяснилось, что очень многие теракты были подготовлены на территории Испании. Согласно данным испанских спецслужб, сторонники Усамы бен Ладена подготовили в Испании не только теракты в Мадриде 11 марта, но и в Касабланке (Марокко), Йербе (Тунис), против посольств США в Кении и Танзании, а также, возможно, в Стамбуле и на острове Бали в Индонезии. Кроме того, установлена причастность находящихся в Испании исламистов к убийству в Нидерландах кинематографиста Тео Ван Гога. Испанские сторонники "Аль-Каиды" также планировали теракты в Риме, Брюсселе и Страсбурге. Из Испании исламисты финансировали также террориста Амхада Фароки, который был обвинен в организации убийства в Пакистане в 2002 году журналиста из "Уолл-стрит джорнелл" Даниеля Перла и покушений на пакистанского президента Первеза Мушаррафа.
    Как утверждал судья Бальтасар Гарсон, до 1999 года исламистские террористы использовали Испанию только как место отдыха, вербовки и подготовки своих боевиков. Но с 2001 года Испания, в силу своего удобного географического положения и незащищенности границ, постепенно превратилась в важную международную базу исламистского терроризма. Именно здесь велась подготовка к терактам 11 сентября 2001 года в США, которые организовывал приехавший в Испанию Мохаммед Атта. По данным испанских спецслужб, сейчас в Испании действуют более 300 исламистских террористов. Многие из них участвовали в боевых действиях в Афганистане и Чечне.
    В прошлом Европол и полиция других стран неоднократно предупреждали власти Мадрида о растущей активности за Пиренеями сторонников "Аль-Каиды", но правительство Хосе Мариа Аснара не обращало должного внимания на эти сигналы, сосредоточившись на борьбе с баскскими террористами из организации ЭТА.
    Еще в ноябре 2003 года главная разведывательная служба Испании - Национальный разведывательный центр - Centro Nacional de Inteligencia (CNI) - решил усилить контроль за мусульманской общиной в стране в связи с волной терактов "Аль-Каиды" в разных странах мира. НЦР сообщил правительству, что в связи с усилением террористической деятельности "Аль-Каиды" стало ясно, что Испания "также уязвима" перед возможными терактами, подобно осуществленному в Стамбуле. Исламские террористы включили эту страну в список своих врагов после того, как она активно поддержала действия США в Ираке, а затем послала туда свои войска. Сотрудники CNI, по его же сообщению, давно и внимательно следят за действиями около 400 живущих в Испании активистов исламских организаций, которые чем-то привлекли к себе внимание испанских спецслужб. С этой целью был расширен штат сотрудников Центра, занимающихся этой деятельностью в местах наибольшего сосредоточения мусульман - Мадриде, Гранаде, Льейде и Аликанте. Для предотвращения терактов в Испании со стороны исламских террористов НЦР также решила укрепить контакты со своими коллегами из спецслужб ряда арабских стран.
    После терактов 11 марта наступила время реформ.

    Реформы

    В мае 2004 года, спустя два месяца после терактов, испанское правительство утвердило положение о создании Национального центра координации борьбы против терроризма - Centro Nacional de Coordinacion Antiterrorista (CNCA). Как пояснил тогда министр внутренних дед Испании Хосе Антонио Алансо, у центра не будет оперативных функций. Он призван обрабатывать информацию, полученную спецслужбами полиции, жандармерии и Национального разведывательного центра Испании (НРЦ), а также от спецслужб других стран мира. Антитеррористический центр должен был покончить с несогласованностью в действиях разных правоохранительных служб в борьбе против баскского терроризма ЭТА и исламистского терроризма. Как было заявлено на заседании совета министров, центр создан по примеру британского JTAC и американского TTIC, которые входят в англосаконскую сеть обмена данными о террористах.
    Кроме того, в мае новый министр внутренних дел Хосе Антонио Алонсо заявил, что будет осуществляться более строгий контроль мечетей в Испании и предложил план, в соответствии с которым все речи имамов, произносимые в испанских мечетях, должны регистрироваться. Эту инициативу поддержал министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос, который отметил: "Очень важно знать, что говорится во время молений. Число мечетей в Испании в последнее время растет, причем этот процесс совершенно не контролируется".
    В январе 2005 года был увеличен бюджет CNI - до 900 млн. евро. Как заявили в испанском правительстве, потребность в столь существенном увеличении расходов на разведку связана с необходимостью усиления мер в борьбе против исламистского и баскского терроризма, которая станет главной задачей страны в ближайшие годы. Было решено также существенно увеличить штат CNI. Хотя его численность является государственной тайной, неофициально сообщалось, что в данный момент в штате находятся две тысячи человек, что неизмеримо меньше численности спецслужб в других странах мира.
    Кроме того, чтобы увеличить количество оперативных работников низового и среднего звена, занимающихся борьбой против терроризма, было решено сократить численность службы контршпионажа, в первую очередь осуществляющего контроль над деятельностью представителей иностранных спецслужб в Мадриде.
    После этого первый директор созданного вместо бывшего СЕСИДа НРЦ Хорхе Дескальяр был смещен со своей должности и отправлен послом в Ватикан. На его место назначен Хосе Альберто Саис.
    Кроме того, численность полиции и гражданской гвардии была увеличена на 36 тыс. человек (до этого в стране было 48 тыс полицейских и 70 тыс агентов гражданской гвардии).
    18 марта 2005 года Совет министров Испании одобрил проект нового закона о национальной обороне Испании, который сменит закон, действовавший с 1984 года. В новом законе об обороне впервые в истории Испании предусмотрено участие вооруженных сил страны в борьбе против терроризма (в России подобные поправки к закону "Об обороне" были приняты после Беслана). Это участие будет осуществляться в форме непосредственной поддержки армией действий сил безопасности. В случае, если армия будет использована в миссиях против терроризма за границей, парламент должен будет дать на это согласие. Прецеденты использования вооруженных сил Испании против террористов уже имеются. После терактов 11 марта 2004 года в Мадриде военные были задействованы для охраны железнодорожных магистралей страны и несколько раз привлекались к обеспечению безопасности во время крупных мероприятий.
    А в июне 2005 года в Испании появилась новая спецслужба - на базе бывшего Разведывательного управления Генерального штаба обороны был создан новый орган - Разведывательный центр вооруженных сил (CIFAS). Правда, пока неизвестно, будет ли CIFAS участвовать в борьбе с терроризмом.
    Силовые акции по задержанию террористов в настоящее время осуществляют группа специальных операций (GEO, Grupo Especiale para los Operaciones) Национальной полиции. Эта группа была сформирована испанским правительством как полицейский антитеррористический блок, в который приходят на службу лучшие специалисты спецслужб Испании. В 1981 году GEO прошла серьезное испытание при штурме центрального банка в Барселоне, захваченного 24 ультраправыми. Несмотря на то, что тяжело вооруженные террористы удерживали 200 заложников, во время операции погиб только один человек. Именно бойцы GEO участвовали в задержании основных подозреваемых в организации мартовских терактов.
    Таким образом, в настоящее время за борьбу с терроризмом в стране отвечают следующие ведомства:
    В составе Министерства внутренних дел:
    Спецслужбы:
    Влияние на политический процесс

    В 2000 году ведущие партии Испании договорились не использовать в партийных интересах борьбу с терроризмом и приняли "Антитеррористический пакт". В нем они условились сохранять единство перед лицом терроризма: не допускать конфронтации между партиями каждый раз, когда происходят теракты, не вести переговоров с террористами в собственных политических целях, не критиковать правительство за его методы борьбы. В результате плохая работа спецслужб во время терактов в марте 2004 года не использовалась для публичной критики властей политиками. Для корректировки антитеррористической борьбы существует другой механизм - закрытый диалог между партиями. После взрывов 11 марта была создана специальная парламентская комиссия, которая и рассматривает новые меры борьбы с терроризмом.
    Отношения с соседями

    Часть территории страны басков находится во Франции, в результате многие баскские террористы после совершения терактов находили убежище в этой стране. При этом из-за того, что режим Франко в 60-е годы подавлял баскское движение крайне жестокими методами, многие за пределами Испании испытывали симпатии к баскам, а Франция отказывалась выдавать террористов. Франция и после прихода демократии в Испании в 1975 году продолжала отказывать в экстрадициии. Только в 1984 году ситуация начала меняться, Франция стала выдворять террористов со своей территории (в отличие от экстрадиции выдворение -- административная мера и не требует решения суда), и французские судьи начали принимать решения об их экстрадиции.
    Между спецслужбами двух стран сложилось тесное взаимодействие. Были созданы две совместные команды: одна для борьбы с исламскими террористами, другая -- с ЭТА. В них судьи и полиция работают вместе, что позволяет оперативно принимать решения о прослушивании, слежке, арестах. В рамках ЕС Испания предложила и добилась утверждения европейского ордера на арест и выдачу предполагаемых террористов (European Warrant Order). По нему принятые любым судьей на территории ЕС решения об аресте немедленно выполняются в других странах Евросоюза. Если предполагаемого террориста задержали во Франции, то как только французский судья выяснит, что его испанский коллега уже выдал ордер на его арест, задержанный будет выдан Испании в срок до 90 дней. Отныне не требуется судебного процесса для принятия решения об экстрадиции. / Источник: интервью посла Испании в России Хавьера Элорса Кавенгта "Время новостей" 28.10.04 /
    В 2001 году, после терактов 11 сентября, испанское правительство объявило об активизации сотрудничества с Францией в деле борьбы с терроризмом. За три года на территории обеих стран задержано более 150 баскских активистов. Испания, по словам министра внутренних дел Марьяно Роя, за 50 дней, прошедших с момента американских терактов, "добилась в борьбе против терроризма большего, чем за все последнее десятилетие".
    Акции по ликвидации террористов за пределами страны

    До 1984 года, когда Франция начала выдавать террористов Испании, проводились акции по нейтрализации террористов во Франции. По словам посла Кавенгта: "Это было объяснимо: Франция стала убежищем для террористов, давала им документы политических беженцев. Конечно, те акции заслуживают абсолютного осуждения в демократическом обществе.Но они показали французам, что сложившееся положение дел нетерпимо, и в результате, как ни жестоко это говорить, ситуация разблокировалась". / Источник: интервью посла Испании в России Хавьера Элорса Кавенгта "Время новостей" 28.10.04 /
    Антитеррористическое законодательство

    В Европе наряду с Францией испанские органы защиты правопорядка наделены наибольшими полномочиями в борьбе с терроризмом в Европе.
    В Испании нет закона "О борьбе с терроризмом". Все определения терроризма содержатся в Уголовном Кодексе (Cedigo Penal, CP). Уголовно-процессуальный Кодекс (Ley de Enjuiciamiento Criminal, LEC) определяет порядок действий правоохранительных органов, в то же время ограничивая права подозреваемых в терроризме. Эти специальные меры определены в статье 55 (2) Конституции, которая прописывает приостановление гражданских прав относительно времени задержания, сохранения неприкосновенности жилища и тайны частной переписки "в отношении определенных лиц в связи с расследованиями действий вооруженных банд или террористических групп".
    Статья 571 Уголовного кодекса определяет террористов как "тех, кто, принадлежит, действует в составе, или сотрудничает с вооруженными группами, организациями или группами, цель которых состоит в том, чтобы ниспровергать конституционный порядок или серьезно изменять общественный мир", осуществляют атаки, описанные в Статье 346 (нападения на здания, транспорт или инфраструктуру с использованием взрывчатых устройств) и Статьи 351 (поджог, вызывающий риск раны или смерти). Статья не предполагает уголовной ответственности за простой акт принадлежности к такой группе, а скорее за участие в преступных действиях, осуществленных членами этих групп с вышеупомянутыми целями. Статьи 572-579 устанавливают минимальные и максимальные тюремные сроки для различных преступлений, осуществленных членами определенных вооруженных групп или тех, кто действуют от их имени. Статья 580 позволяет испанским судам признавать приговоры иностранных судов в отношении действий вооруженных групп, как эквивалентные приговорам по испанскому законодательству.
    Принципиальные особенности антитеррористического законодательства Испании - увеличенный период задержания подозреваемого до того, как он предстанет перед судьей, а также использование задержания с ограниченным общением задержанного с внешним миром.
    Уголовно-процессуальный кодекс (LEC) устанавливает, что все арестованные должны предстать перед судьей в течение семидесяти двух часов после ареста, а для задержанных по подозрению в членстве или сотрудничестве с вооруженной группой (включая террористические организации) этот срок может быть увеличен еще на сорок восемь часов. Это означает, что подозреваемые в терроризме могут быть задержаны без санкции суда на пять дней.
    LEC также предусматривает, что судья может дать задержанному статус "incommunicado" (отрезанный от внешнего мира) на время задержания (на три или пять дней). Между тем, обвиняемые в членстве или сотрудничестве с вооруженной группой (включая террористические организации) или те, кто подозревается в совершении преступления в составе группы (трое и больше) могут быть признаны incommunicado на дополнительные пять дней. Кроме того, статус отрезанного от внешнего мира может быть дан повторно, даже после того, как максимальные десять дней истекли, на еще три дня. Ограничения и права отрезанных от внешнего мира задержанным заключаются в следующем.
    Задержанные со статусом incommunicado имеют право:
    • Немедленно получить информацию об основаниях для ареста и своих правах;
    • Не давать показаний до встречи с судьей;
    • Не признавать свою вину;
    • Использовать, бесплатно, переводчика, в случае необходимости;
    • Уведомить свое консульство, в случае если они - иностранные граждане;
    • Получить медицинскую экспертизу государственного судебного медика, и просить повторную экспертизу другого государственного судебного медика.
    В отличие от всех других задержанных, incommunicado не имеют права:
    • Уведомить родственников или третье лицо по их выбору об аресте и месте задержания;
    • Получать и посылать корреспонденцию или пользоваться другими видами связи;
    • Рассчитывать на посещения религиозных деятелей, частного доктора, родственников, друзей или любого другого человека;
    • Выбрать своего собственного адвоката - их защиту должен осуществлять поверенный в делах (legal aid attorney);
    • Конфиденциально консультироваться с поверенным в любое время.
    Нормы, носящие превентивный характер, содержатся в УК Испании 1995 г., а также в Органическом законе от 26 декабря 1984 г. "О борьбе с вооруженными бандами и террористическими элементами", принятый во исполнение п. 2 ст. 55 Конституции 1978 г. и признанный большинством как закон, направленный на усиление борьбы с терроризмом. Здесь также существуют рекомпенсивные по существу нормы. Так, ст. 579 УК Испании предусматривает сокращение размера наказания на одну или две ступени, чем предусмотрено в Законе за соответствующее преступление, лицу, которое добровольно прекратит свою преступную деятельность и предстанет перед властями, признаваясь в совершенных деяниях, и, кроме того, будет содействовать властям в предотвращении совершения преступления;
    • либо окажет существенную помощь в идентификации или аресте других лиц, которые должны понести ответственность;
    • либо окажет помощь в прекращении деятельности или развития вооруженных формирований или террористических групп, в которых оно участвовало либо которым оказывало содействие.
    Не исключается и полное освобождение от наказания раскаявшегося лица, если совершенные им действия не образуют состав иного преступления, а его активное сотрудничество позволило установить прочих преступников, предотвратить совершение преступления или наступление преступного результата, а также предотвратить создание вооруженных бандитских, террористических и иных мятежных формирований (ст. 6 Органического закона). / Источник: Журнал российского права "Предупреждение террористических актов по законодательству Франции, Италии и Испании" А. Меньших /
    Всех подозреваемых в терроризме судят в Национальном Высшем Суде Audiencia Nacional. Этот суд был создан в 1977 году, его юрисдикция распространяется на "преступления, совершенные людьми, принадлежащими вооруженным группам или связанные с террористами или мятежниками, и на тех, кто в таким образом сотрудничает с этими группами или отдельными людьми". В составе Audiencia Nacional шесть следственных магистратов и столько же палат по уголовным делам, каждый контролируется группой из трех профессиональных судей. До недавнего времени, в Суде было только два обвинителя, специализирующихся на международном терроризме. В мае 2004 года Генеральный прокурор Конд-Пампидо объявил о намерении увеличить это число до шести.
    В марте 2003 года Европейский комитет по предотвращению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (КПП) обнародовал результаты своего посещения страны в июле 2001 года. В отчете критиковалась неспособность властей, несмотря на высказанные ими ранее заверения, осуществить предыдущие рекомендации КПП. В их числе было право доступа к адвокатам в начале задержания для подозреваемых, взятых под стражу в соответствии с "антитеррористическим" законодательством. КПП призвал к конкретным действиям по осуществлению двух других фундаментальных гарантий - права сообщить о факте задержания третьему лицу и права на проведение медицинской экспертизы врачом по выбору, а также официально назначенным врачом. Он также настаивал на создании абсолютно независимого органа для рассмотрения жалоб в отношении правоохранительных органов. Однако власти увеличили более чем вдвое максимальный срок предварительного заключения. В октябре 2003 года вступила в силу реформа Уголовно-процессуального кодекса в отношении предварительного заключения. Она позволяла содержать задержанного под стражей в целом в течение 13 дней: до пяти дней в полиции или в органах службы безопасности, плюс еще восемь дней в тюрьме в том случае, если это предписано судьей. / Отчет "Международной Амнистии" /
    Ссылки:

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  10. #7
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Европейская система предотвращения терактов


    Органы ЕС, отвечающие за борьбу с терроризмом:
    В сентябре 2001 года на заседании министров юстиции и внутренних дел стран-членов ЕС в Брюсселе Великобритания выступила инициатором расширения полномочий Единой Европейской полиции - Европола - в борьбе с терроризмом. Среди предложенных британцами мер были - упрощение порядка экстрадиции лиц, обвиняемых в терроризме, введение строгого государственного контроля за банковскими операциями и предоставление неограниченного доступа к архивам интернет-провайдеров и телефонных компаний.
    Возможно, что предложение Великобритании стало ответом на доклад Европарламента, в котором говорилось о том, что Европейскому Союзу потребуется создать свои собственные спецслужбы, которые обеспечивали бы реализацию планов ЕС по формированию сил быстрого реагирования. Этот доклад был подготовлен по итогам проведенных Европарламентом расследований в связи с использованием Агентством национальной безопасности США системы электронного шпионажа "Эшелон". Причем в докладе Европарламент прямо предупредил Лондон о том, что Великобритания в свете интеграционных процессов в Европе не сможет в дальнейшем участвовать в совместной с США, Канадой, Новой Зеландией и Австралией системе взаимодействия спецслужб, а оказывая содействие США в ведении электронного прослушивания в Европе, нарушает тем самым пункт 8 Европейской конвенции по правам человека. Как известно теперь, Великобритания предпочла сохранить союзников по Эшелону, приняв участие в формировании из тех же стран англосаксонской оси по обмену развединформацией по террористам. Видимо, именно тогда и появилась осуществленная впоследствии идея о расширении прав Европола взамен отказа от единой европейской спецслужбы.
    Спустя три месяца, в декабре 2001 года на Лакенском саммите Евросоюза были сформулированы общие подходы европейских государств к проблеме борьбы с международным терроризмом. В документе было зафиксировано, что члены ЕС будут стремиться в рамках единой европейской политики в области обороны и безопасности создать необходимый потенциал для противодействия террористическим угрозам. В практическом плане достигнуто принципиальное соглашение по вопросам введения единого европейского ордера на арест (по инициативе Испании), пресечения канала финансирования экстремистских организаций и формирования списка террористических организаций, чья деятельность на территории ЕС должна быть запрещена.
    Однако спустя три года стало очевидно, что степень координации спецслужб внутри ЕС в борьбе с террором явно недостаточна. В результате 17 февраля 2004 года министры внутренних дел Германии, Франции, Испании и Италии договорились о созданиии коллективной системы безопасности четырех стран. Главы МВД предложили правительствам и парламентам своих стран несколько законопроектов, унифицирующих антитеррористические законы в этих государствах, причем образцом подобного законодательства считаются документы, разработанные во Франции и Испании.
    Сразу после мадридских терактов в марте 2004 года Австрия предложила создать единую европейскую спецслужбу по борьбе с террором. Австрия исходила из того, что европейская безопасность нуждается в едином аналитическом центре. Однако пять крупнейших стран Европы - Великобритания, Франция, Германия, Испания и Италия отвергли эту идею. Председательствующая в ЕС Ирландия поспешила напомнить об уже имеющем место наличии такого органа - Европоле, работа в рамках которого регламентирована межгосударственными соглашениями и по сути как раз и выполняет все те функции.
    В результате был найден компромисс - создать пост координатора по борьбе с терроризмом ЕС. Это решение было принято на экстренной встрече европейских министров внутренних дел сразу после терактов. В функции координатора вошли координация всей контртеррористической деятельности на территории единой Европы, в том числе вопросов разведки, обеспечения безопасности и контроля за финансовыми потоками. Однако по мнению экспертов Европейского стратегического центра по разведке и безопасности ESISC, средства, которые координатор получил в свое распоряжение, смехотворны и его миссия носит символический характер. Кроме того, практика единого европейского ордера на арест была внедрена только после Мадридских терактов.
    Летом 2004 года стало известно, что Евросоюз планирует до конца 2004 года законодательно закрепить, а до конца 2005 года осуществить на практике внесение в паспорта биометрических данных.
    В октябре 2004 года Европейская комиссия постановила создать специальный кризисный центр для борьбы с проявлениями международного терроризма в Европе. Однако впоследствии казалось, что это был лишь очередной образец бюрократического абсурда громоздких структур ЕС, так как постановление комиссии не содержало в себе положений по поводу финансирования и персонала новой структуры. Трудно ждать успехов от института без средств и сотрудников для реализации поставленных перед ним целей. Более того, по данным "Дойче Велле", специалисты подсчитали, что для достаточного экспертного и научно-исследовательского обеспечения борьбы с терроризмом в Европе необходим примерно миллиард евро.
    27 сентября 2005 года Члены Европарламента в ходе пленарного заседания отвергли проект директивы ЕС о хранении данных электронной переписки и телефонных переговоров в целях борьбы с терроризмом. Европарламентарии посчитали, что данный шаг несет угрозу частной жизни европейцев. Властям стран-членов ЕС было предложено изучить данный вопрос и высказать мнение о необходимости легализации подобного рода практики. Проект директивы, внесенной на рассмотрение по предложению Великобритании, Ирландии, Франции и Швеции, предполагал обязательное хранение данных об электронной переписке, содержании интернет-сайтов и телефонных переговоров граждан стран ЕС в архивах сроком до трех лет в целях борьбы с терроризмом.
    Законодательство

    Отправной точкой к формированию специализированного антитеррористического законодательства послужил рост терроризма в Западной Европе, пришедшийся на начало 70-х годов. В итоге были созданы предпосылки для объединения усилий ряда европейских государств, в развитии внутреннего и международного законодательства в области борьбы с терроризмом. Ведущие западные государства: Англия, Германия, Испания, Италия, Франция - не только произвели структурные изменения в действующем законодательстве, но и приняли ряд специальных антитеррористических законов. Одновременно с началом работы по созданию антитеррористического законодательства в Западной Европе и США начала складываться так называемая "новая юридическая культура".
    Даже сами названия законов: "О чрезвычайных мерах" (Великобритания, 1973 г.), "О борьбе с терроризмом" (Германия, 1986 г.), "О срочных мерах по защите демократического порядка и общественной безопасности" (Италия, 1979 г.), "О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную безопасность" (Франция, 1986 г.), "О борьбе с терроризмом и применении смертной казни" (США, 1996 г.) говорят о том, какое внимание уделяют европейские государства и США этой проблеме. В последней четверти XX века были приняты и основные международные конвенции (Европейская конвенция по борьбе с терроризмом (Совет Европы, Страсбург, 27.01.77 г.).
    При этом Совет Европы отслеживает, чтобы борьба с терроризмом не нарушала права человека. В результате были приняты такие акты как Рекомендация 1550 (2002) и Резолюция 1271 (2002) ПАСЕ "Борьба с терроризмом и соблюдение прав человека", принятые 24 января 2002 года и "Основные принципы борьбы с терроризмом", утвержденные Комитетом Министров СЕ 15 июля 2002 года. Этот свод основных принципов является первым международным текстом в данной области и провозглашает 17 основных принципов, устанавливающих ограничения, которых должны придерживаться государства в борьбе с терроризмом и которые вытекают из международных документов, а также из судебной практики Европейского суда по правам человека.
    Наиболее значимые улучшения в правовой сфере борьбы с терроризмом связаны с работой Междисциплинарной группы по международной деятельности в борьбе с терроризмом (ГМТ). Данная группа представляет собой межправительственный комитет экспертов, созданный в 2001 году, главной задачей которого является определение приоритетных целей Совета Европы и изучение соответствующих международных документов Организации, в частности Европейской конвенции 1977 года о ликвидации терроризма. Эти задачи были реализованы в течение ровно одного года.
    15 мая 2003 года был открыт к подписанию Протокол с поправками (СЕД №190) к Европейской конвенции от 1977 года о ликвидации терроризма. В этом Протоколе содержится несколько важных поправок к Конвенции:
    • значительно расширен список правонарушений, не могущих быть квалифицированными как политические или как политически мотивированные; в настоящее время он включает все правонарушения, предусмотренные комплексом антитеррористических конвенций ООН;
    • предусмотрена упрощенная процедура внесения поправок, которая позволяет добавлять к этому списку новые нарушения;
    • Конвенция открыта для присоединения государств - наблюдателей, а также других государств не членов Совета Европы, при условии согласия Комитета Министров;
    • предусмотрена возможность отказа в экстрадиции правонарушителей в те страны, где им грозит смертная казнь, пытки или пожизненное заключение без досрочного освобождения;
    • значительно уменьшены возможности отказа от выдачи на основании оговорки к Конвенции. При этом, любой отказ подвергается процедуре контроля, которая применяется и в отношении всех обязательств, вытекающих из текста измененной Конвенции.
    Рабочая группа ГМТ также выделила 6 приоритетных направлений деятельности, одобренных Комитетом Министров в ноябре 2002 года:
    • исследование понятий "апология терроризма" или "призывы к терроризму";
    • специальные методы расследования;
    • защита свидетелей и лиц, сотрудничающих с органами правосудия;
    • международное сотрудничество в области правоприменения;
    • деятельность, направленная на борьбу с источниками финансирования терроризма;
    • вопросы, связанные с документами, удостоверяющими личность и возникающие в контексте борьбы с терроризмом.
    Резолюция №1 о борьбе с терроризмом была принята на Конференции в Софии, 9 и 10 октября 2003 года. В данной Резолюци министры подтвердили свое намерение продолжать совместные усилия (особенно в приоритетных областях) по расширению борьбы с терроризмом и укреплению безопасности граждан в духе солидарности, а также на основе общих ценностей, которым неизменно привержен Совет Европы: верховенство закона, права человека и плюралистическая демократия. Кроме того, министры определили и другие возможные направления деятельности:
    • защита, поддержка и выплаты компенсации жертвам терроризма;
    • оценка эффективности национальных юридических систем при реагировании на террористические акты;
    • поддержка расширения законодательных и институциональных возможностей государств - членов в области борьбы с терроризмом;
    • изучение возможности создания европейского свода национальных и международных норм, в первую очередь норм в области борьбы с терроризмом;
    • вероятная дополнительная роль общей Европейской конвенции о борьбе с терроризмом, которая внесла бы значительный вклад в усилия ООН в данной области.
    18 - 20 октября 2004 г. Комитет экспертов по терроризму (CODEXTER) Совета Европы рассмотрел предварительный проект Конвенции о противодействии терроризму - международно-правового документа, который призван закрыть имеющиеся пробелы в нормах, регулирующих вопросы борьбы с терроризмом. Кроме того, эксперты обсудили такие вопросы, как составление кратких справок о состоянии борьбы с терроризмом в государствах-членах, разработка новых документов о защите свидетелей и применению специальных оперативно-следственнных методов, защита жертв террористических актов и выплата им компенсаций, противодействие финансированию терроризма.
    18 мая 2005 года на саммите в Варшаве Конвенция о противодействии терроризму была наконец подписана.
    Что такое CODEXTER

    Межправительственному Комитету экспертов - CODEXTER - поручено координировать и анализировать вклад Совета Европы в борьбу с терроризмом в правовой сфере, и в первую очередь в осуществление приоритетных направлений. Комитет экспертов CODEXTER одобрил разработку международных правовых норм для защиты свидетелей и лиц, сотрудничающих с органами правосудия, и в отношении специальных методов расследования. Комитет также провел исследования по понятиям "апология терроризма" и "призывы к террористической деятельности" с целью разработки международного инструмента в этой области. Помимо этого, Комитет CODEXTER предложил Комитету Министров Совета Европы способы обеспечения более эффективной защиты, поддержки и компенсации для жертв террористических актов. Кроме того, Комитет CODEXTER будет проводить анализ возможностей каждой страны в области борьбы с терроризмом.
    Комитет CODEXTER обсуждал значимость подготовки общей конвенций Совета Европы в области борьбы с терроризмом, и ему было поручено разработать один или несколько отраслевых правовых актов для устранения существующих пробелов в международном праве или для деятельности по борьбе с терроризмом. 18 - 20 октября 2004 г. Комитет экспертов по терроризму CODEXTER рассмотрел предварительный проект Конвенции о противодействии терроризму - международно-правового документа, который призван закрыть имеющиеся пробелы в нормах, регулирующих вопросы борьбы с терроризмом. Кроме того, эксперты обсудили такие вопросы, как составление кратких справок о состоянии борьбы с терроризмом в государствах-членах, разработка новых документов о защите свидетелей и применению специальных оперативно-следственнных методов, защита жертв террористических актов и выплата им компенсаций, противодействие финансированию терроризма.
    Проблемы

    Главной проблемой борьбы с терроризмом в Европе остается слабая координация между спецслужбами разных стран. Появление поста координатора по борьбе с терроризмом не решило проблему из-за небольшого объема выделяемых средств. В результате на первое место в этой борьбе вышла Единая Европейская полиция Европол. Однако, как и во многих органах ЕС, определение руководителя Европола превращается в бесконечный торг между ведущими странами ЕС (например, нынешний шеф Европола Макс-Петер Ратцель был назначен на этот пост спустя девять месяцев переговоров).
    Ссылки:

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  11. #8
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Система борьбы с терроризмом в США


    Ответственные структуры:

    В армейских структурах:
    • Объединенные группы межведомственной координации борьбы с терроризмом ( Joint Interagency Coordination Groups ( JIACGs))
    • Внутри Сенткома ( U.S. Central Command (CENTCOM), - Объединенная межведомственная оперативная группа (Joint Interagency Task Force (JIATF))
    Координация

    С начала 70-х годов каждой очередной американской администрации приходилось сталкиваться с проблемой координации усилий федеральных структур в борьбе с терроризмом. И каждое правительство решало вопрос по-своему.
    Эру международного терроризма открыло политическое убийство израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. Именно тогда власти поняли, что переговоры с террористами, сотрудничество спецслужб и усилия с позиций международного права являются взаимосвязанными элементами антитеррористической стратегии и требуют координации действий между Государственным департаментом, Министерством юстиции, Министерством обороны и ЦРУ.
    Сама же контртеррористическая стратегия стала обретать первоначальную форму и содержание во времена президентов Никсона и Форда, когда вопросы координации перешли к правительственному комитету под председательством секретаря Госдепартамента. В рамках этого комитета начала свою деятельность рабочая группа, занимавшаяся, главным образом, проблемами безопасности на воздушном транспорте и реформирования визового режима.
    На международном уровне координация борьбы с терроризмом стала осуществляться через созданную в 1971 году Организацию государств Америки (борьба с терроризмом, направленным против дипломатов) и в рамках Интерпола (сотрудничество правоохранительных органов). Тем не менее, в то время терроризм не достиг уровня критической угрозы, поэтому проблемой координации антитеррористической борьбы на правительственном уровне почти не занимались.
    Коренные изменения в этом вопросе произошли при администрации Картера. Комитет правительства по борьбе с терроризмом был упразднен, а за координацию "антитеррористических усилий" как за рубежом, так и внутри страны стали отвечать Совет национальной безопасности, Госдепартамент и ФБР соответственно.
    Впервые же своим главным государственным приоритетом назвал борьбу с терроризмом президент Рейган. По мнению Белого дома, террористы, спонсируемые Советским Союзом и его сателлитами, "развязали настоящую войну не только против Соединенных Штатов, но и против всего цивилизованного мира". Для противодействия этой угрозе США необходимо "привлечь все свои дипломатические, экономические, правовые, военные, разведывательные (включая спецоперации) и информационные ресурсы и возможности". А для достижения максимального эффекта требуется постоянная и вдумчивая координация усилий всех государственных структур. С этой целью был создан специальный межведомственный комитет, занимавшийся организацией обмена информацией, выработкой новых подходов к проблеме и подготовкой материалов для СНБ.
    Эта структура сохранилась и в администрации Буша-старшего, но стала малозначимой, так как закончилась холодная война и угроза терроризма потеряла свою остроту и приоритетность. Межведомственная координация стала осуществляться, главным образом, через аппарат Координатора по контртерроризму в Госдепартаменте. (Такая практика сохранялась до середины 90-х годов).
    В 1995 году президент Клинтон вновь передал основные полномочия по координации контртеррористических усилий Совету национальной безопасности. Была сформирована так называемая "Координационная группа помощников", превратившаяся позднее в "Группу обеспечения безопасности от террористических угроз" (Counterterrorism Security Group). В нее вошли представители Госдепартамента, аппарата министра обороны, Генштаба, Министерства юстиции, ФБР и ЦРУ на уровне заместителя или помощника первого лица.
    Внутри СНБ со временем "выкристаллизовалось" отдельное управление, отвечающее за координацию антитеррористических усилий, защиту критически важной инфраструктуры и борьбу с наркотрафиком. Глава этого управления, получивший статус "Национального координатора по антитеррору, безопасности и защите инфраструктуры" (National Coordinator for Security, Infrastructure Protection and Counter-Terrorism) получил право распределения бюджетных ассигнований на контртеррористическую деятельность.
    Заняв Белый дом, президент Буш-младший произвел реорганизацию "Группы обеспечения безопасности от террористических угроз" в "Комитет по антитеррору и национальной готовности" в cоставе Совета национальной безопасностиъ.
    Реформы после терактов 11 сентября

    Трагедия 11 сентября заставила Белый дом создать "Совет по внутренней безопасности" (Homeland Security Council (HSC)), новый орган, призванный "советовать и помогать президенту в выработке стратегии внутренней безопасности" и "стать инструментом координации усилий всех структур исполнительной власти, вырабатывающих и реализующих политику безопасности внутри страны". В администрации появилась новая должность - помощник президента по внутренней безопасности. В то же время NSC продолжает отвечать за координацию усилий по борьбе с терроризмом за рубежом. В его аппарате была создана должность заместителя советника по национальной безопасности, отвечающего за борьбу с терроризмом ( National Director / Deputy National Security Advisor for Combating Terrorism). Он находится в постоянном контакте с помощником пре6зидента по национальной и внутренней безопасности. В результате все внутренние и внешние усилия по борьбе с терроризмом координируются соответствующими комитетами в структурах NSC и HSC.
    После того как новые координирующие структуры заняли свое место в системе исполнительной власти, было создано Министерство внутренней безопасности ( Department of Homeland Security - DHS), призванное "объединить под одной крышей" большую часть агентств и управлений, отвечающих за внутреннюю безопасность (включая ведомство по охране границ и транспорта, департамент по ЧС и национальной готовности и агентство по защите критически важной инфраструктуры). Главной задачей нового министерства является предупреждение и предотвращение "террористических атак" внутри США, снижение уязвимости страны для террористов, минимизация ущерба и помощь в ликвидации последствий терактов, совершенных на территории США. В то же время за расследование террористических деяний по-прежнему отвечают правоохранительные органы соответствующих уровней (федерального, штата, муниципального).
    Для координации действий армейских структуру в штабах различных уровней были созданы так называемые "Объединенные группы межведомственной координации борьбы с терроризмом", кроме Центкома (CENTCOM), где соответствующее подразделение называется "Объединенная межведомственная оперативная группа". Миссией всех этих "групп" является эффективная межведомственная координация действий и обмен информацией между гражданскими и военными структурами в своей "зоне ответственности".
    Кроме того, в 2003 году был создан "Центр по противодействию террористическим угрозам" ( Terrorist Threat Integration Center - TTIC), отвечающий за интеграцию и анализ всей информации по терроризму как внутри страны, так и за рубежом. В него вошли представители министерства внутренней безопасности, управления по антитеррору ФБР, центра по борьбе с терроризмом ЦРУ и Министерства обороны. Было определено, что директор Центра (на эту должность был назначен Джон Бреннан) подчиняется директору ЦРУ, сам центр расположился в штаб-квартире ЦРУ.
    В апреле 2003 г. центр опубликовал чрезвычайно оптимистичный отчет Patterns of Global Terrorism, судя по которому, провозглашенная президентом Бушем война с террором принесла свои плоды, и количество терактов по всему миру упало до рекордно низкого с 1982 года уровня - около 190 терактов, в которых погибло всего 307 человек. Спустя более года после публикации отчета тогдашний госсекретарь Колин Пауэл заявил, что, возможно, в документ "закралась техническая ошибка". Потом выяснилось, что составители отчета по каким-то необъяснимым причинам не учли в общей сложности 31 теракт, в том числе неделю взрывы в Стамбуле и Эр-Рияде, кроме того, число погибших в терактах, на самом деле, достигало не 307, а 625 человек - наивысший показатель с 1969 года. Джон Бреннан, руководитель TTIC, признал "неточность" и взял всю ответственность на себя, однако заявил, что "все, кто считает, что данные были умышленно подтасованы, серьезно ошибаются".
    В сентябре 2003 года был создан еще один координационный центр - Центр отслеживания террористической активности ( Terrorist Screening Center ( TSC)). Его создание анонсировали генеральный прокурор, министр внутренней безопасности, госсекретарь, директор ФБР и директор ЦРУ. Центр должен был объединить все существующие списки разыскиваемых террористов в единую базу данных. TSC входит в структуру ФБР. В июне 2005 года Центр был подвергнут резкой критике за плохое управление компьютерными системами. В частности, выяснилось, что до августа 2004 года в нем не было главного менеджера по информации, тогда как именно в этот период были приняты важнейшие решения, определившие работу компьютерных систем центра.
    В августе 2004 года президент Буш в ответ на рекомендации Комиссии 9/11 подписал распоряжение, согласно которому должен быть создан Национальный контртеррористический центр - National Counterterrorism Center (NCTC), подчиненный на этот раз Управлению Директора национальной разведки . 6 декабря 2004 года Центр был создан, и просто заменил собой TTIC, директор которого Джон Бреннан стал первый руководителем NCTC. 10 июня 2005 года президент Буш посетил NCTC, и объявил о назначении новым директором центра вице-адмирала Джона Редда (John Redd) по рекомендации Джона Негропонте.
    Сбор развединформации внутри США

    После обнаруженных в деятельности американских разведслужб злоупотреблений и нарушений, в 1970 году Конгресс принял законодательный Акт (FISA), в соответствии с которым был учрежден специальный Суд, занимающийся вопросами внешней разведки и дающий разрешение на проведение негласных обысков и установку прослушивающих устройств "в интересах национальной безопасности США". В период холодной войны этот законодательный Акт (FISA) работал в основном против людей, которые могли быть замешаны в шпионаже в пользу иностранных государств и, в силу довольно ограниченной сферы применения, не привлекал к себе большого общественного внимания. В условиях "войны с терроризмом", сфера применения и мандат FISA существенно расширились, в том числе благодаря принятию Патриотического акта (ноябрь 2001 года).
    Обычно запросы на проведение негласных обысков и установку подслушивающих устройств поступают от агентов ФБ к своему руководству. Затем они рассматриваются совместной комиссией, куда входят представители ФБР и Министерства юстиции, а в ряде случаев, связанных со шпионажем и терроризмом, и чиновниками из ЦРУ и NSC.
    Сбор развединформации за пределами США

    В июне 2004 года США, Великобритания и Австралия объявили о создании глобальной антитеррористической сети. Задача сети - предотвращать акции "Аль-Каиды" и союзных ей группировок на всей территории земного шара. Первоначально предполагалась, что сеть будет включать три центра - американский Terrorist Threat Integration Center (в декабре 2004 года его заменил Национальный контртеррористический центр - National Counterterrorism Center (NCTC), британский The Joint Terrorism Analysis Centre (создан в июне 2003-го) и австралийский National Threat Assessment Centre (создан в октябре 2003 г.).
    Однако вскоре сеть была расширена за счет новозеландского и канадского сегментов: в октябре 2004 года в Канаде был создан The Integrated Threat Assessment Centre (ITAC) , а в декабре 2004 года в Новой Зеландии появилась The Combined Threat Assessment Group (CTAG) . Таким образом, была создана структура, которая полностью повторяла систему глобального радиоперехвата ECHELON. Напомним, что во время Второй мировой войны было налажено тесное сотрудничество между разведками пяти англосаксонских стран - США, Великобритании, Новой Зеландии, Австралии и Канады.
    18 ноября 2005 года Washington Post опубликовала материал Даны Прист о том, что ЦРУ располагает отдельной сетью объединенных разведывательных центров в двух дюжинах стран, в которых сотрудники спецслужб США и других государств вместе работают над поиском подозреваемых в терроризме. Газета утверждает, что эти центры находятся в Европе, на Ближнем Востоке и Азии. Официально эти центры называются "Контртеррористические разведывательные центры" (Counterterrorist Intelligence Centers - CTICs). Газета оговорилась, что центры CTIC - это не секретные тюрьмы ЦРУ, которые действуют в восьми странах . При этом газета утверждает, что центры CTIC являтся "частью фундаментального, продолжающегося изменения миссии ЦРУ, которое началось вскоре после терактов 11 сентября 2001 года" и вдохновленного бывшим директором Джорджем Тенетом. Газета пишет, что на закрытых слушаниях в Конгресса представители ЦРУ заявили, что объединенные разведцентры стали самым большим успехом агентства в борьбе с терроризмом после 11 сентября.
    Между тем, в июле 2005 года появлялась информация об одном из таких центров, расположенном в Париже. Тогда та же газета утверждала, что во французской столице с 2002 года действует секретный разведцентр под кодовым названием "База Альянс" (Alliance Base), учрежденный совместно ЦРУ и его французским аналогом - Генеральным директоратом внешней безопасности (DGSE). Центр возглавляет генерал французских спецслужб, но его деятельность финансируется, главным образом, контртеррористическим отделом ЦРУ. База представляет собой уникальный проект по сотрудничеству разведок, поскольку сотрудники центра не только обмениваются информацией со своими коллегами, но и совместно планируют тайные операции. Кроме французов и американцев, на "Базе Альянс" также работают офицеры спецслужб из Великобритании, Германии, Канады и Австралии. Задачей этого проекта является отслеживание по всему миру передвижений подозреваемых в терроризме лиц, а также разработка операций по их поимке.
    Смотри также на "Агентуре":
    Обмен разведданными между ведомствами

    Задача улучшения системы информационного обмена была поставлена Конгрессом в части 1016 акта "О разведывательной реформе и предотвращении терроризма" (IRTPA) 2004 года. В августе 2004 президент выпустил Указ №13356, направленный на то, чтобы информация, связанная с терроризмом, была включена в информационный обмен между федеральными агентствами (как на федеральном так и на местном уровене), а также частным сектором. 15 апреля 2005 года президент назначил Джона Рассака программным диспетчером Системы информационного обмена. 2 июня президент определил, что руководитель программы входит в состав Управления директора национальной разведки.
    15 июня Рассак представил первоначальный отчет президенту и Конгрессу. В этом докладе были поставлены пять основных задач в области информационного обмена, которые определят деятельность отдела на ближайшие два года. 25 октября президент подписал указ №13388 о создании Совета по информационному обмену. 27 октября Директор национальной разведки Джон Негропонте разослал письма руководителям Департаментов и Агентств с просьбой направить своих представителей в Совет. 18 августа 2005 Рассак направил информационные запросы промышленному сектору на создание Службы электронного обслуживания. От потенциальных разработчиков были получены 48 ответов, и теперь они анализируются. Это позволит сформулировать Техническое задание на проект. Институт оборонных исследований с июля 2005 по контракту с отделом Рассака осуществляет всесторонний обзор существующего информационного обмена. Отчет, который должен быть представлен в декабре 2005, будет служить ключевым отправным пунктом для реализации Системы.
    Смотри также на "Агентуре":
    • Выдержки из выступления Джона Рассака, руководителя программы обмена информацией Управления национальной разведки США перед подкомитетом по разведке, информационному обмену и оценки террористической опасности Комитета по внутренней безопасности Палаты Представителей Конгресса США / 9 ноября 2005 г.
    Разрешение кризисов с захватом заложников

    В США зоны ответственности распределяются следующим образом - местная полиция отвечает за разрешение кризисов при местных криминальных происшествиях (захват заложников при ограблении банков и т.п.). За разрешение террористических кризисов отвечает подразделение ФБР Hostage Rescue Team (FBI HRT), шеф HRT становится руководителем оперативного штаба. Таким образом, федеральные власти всегда несут ответственность за террористические атаки.
    Антитеррористическое законодательство

    Сразу после 11 сентября, в конце октября 2001 года конгресс с подачи Белого Дома принял временные поправки к законодательству, получившие название "Патриотический акт". Этот документ призван помочь правоохранительным органам эффективно предупреждать теракты. Акт увеличил полномочия ФБР и других спецслужб, которые получили право прослушивать телефонные переговоры, следить за электронной перепиской, требовать у библиотек и книжных магазинов данные о заказанных или купленных посетителями книгах. Вдобавок была введена ответственность за укрывательство террористов.
    В первоначальном проекте акта были и более радикальные нововведения. Предлагалось обязать учебные заведения предоставлять спецслужбам личные дела учащихся и разрешить задержание на неопределенный срок иностранцев по подозрению в связях с террористами. Но несмотря на то, что конгресс не поддержал эти идеи администрации Буша, "Патриотический акт" вызвал протесты общественности. Защитники либеральных свобод считали, что этот закон устанавливает в Америке режим "полицейского государства" и противоречит демократическим нормам. Но для спецслужб даже такой урезанный закон -- слишком большая помеха. Так, чтобы избежать юридической волокиты и борьбы с адвокатами, пленных афганских талибов до сих пор содержат на экстерриториальной базе США в Гуантанамо, где американские законы не имеют силы.
    15 декабря 2005 года Палата представителей Конгресса США большинством голосов одобрила продление сроков действия "Патриотического акта" (его срок заканчивался в декабре 2005 года). В июле Палата представителей проголосовала за то, чтобы продлить действие двух из 16 положений закона до 10 лет, а остальные положения признать постоянными. Однако в сентябре Сенат не одобрил это предложение и вернул законопроект на доработку. В середине ноября, как сообщалось, представители обоих палат Конгресса достигли согласия в вопросе о пересмотре и продлении сроков действия "Патриотического акта". В частности, законодатели договорились продлить спорные статьи не на 10, а на 7 лет. Кроме того, конгрессмены решили не предоставлять спецслужбам право использовать в качестве улик документы, изъятые у подозреваемых без надлежащего одобрения суда. Из законопроекта также были исключены предложенные Палатой представителей статьи, расширяющие полномочия суда в вынесении смертного приговора террористам.

    Источники:

    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  12. #9
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Система борьбы с терроризмом в СССР

    Наибольшего распространения террористические воззрения и докт­рины получили с середины XIX века. Причем это "вселенское" увлекаю­щее заблуждение не обошло и Россию, где приверженность "террористи­ческой борьбе" пустила немалые корни [2].
    Новая вспышка политически мотивированного насилия, терроризма произошла в России после Октябрьской революции 1917 г., а затем в 30-е годы[3].
    На борьбу с террористическими проявлениями были направлены со­ветские органы государственной безопасности. После Великой Отечественной войны для борьбы с терроризмом в структуре нового министерства государственной безопасности (МГБ) в 1946 г. был образован специальный отдел "Т" (борьбы с террором).
    Все подразделения МГБ, получившие соответствующую информацию, должны были передавать ее в этот отдел, который определял дальней­ший ход расследования - принимался за него самостоятельно, или да­вал по нему указания подразделению, первым получившим исходные дан­ные.
    Немалое количество дел и сигналов, а также террористических акций в конце 40-х - начале 50-х годов приходилось на западные ра­йоны Украины и Белоруссии, а также республики Прибалтики, где сох­ранились и продолжали действовать националистические подполья и связанные с ним "повстанческие" группы "сопротивления" ("лесных братьев"). Поскольку некоторые из указанных "повстан­ческих групп" имели связи со спецслужбами иностранных государств - в первую очередь Великобритании, работа на этом направлении контрразведывательной деятельности направлялась отделом 2-Н Второго главного управления МГБ СССР.
    После образования в марте 1954 г. Комитета государственной безопасности СССР этот отдел стал 2-м отделом 4 управления. Позже, при реорганизации структуры КГБ в феврале 1960 г. штат и функции этого отдела, как и иных подразделений управления, перешли во 2 Главное управление. Задача борьбы с возможными террористическими проявлениями была поставлена перед всеми подразделениями органов КГБ, но единого учетно-координационного органа по организации противодействия терроризму в центральном аппарате Комитета не стало.
    Эти реорганизации свидетельствуют о том, что количество и масштаб проявлений был незначителен (бывали, правда, отдельные факты попыток покушений на выборных партийных работников, председателей колхозов и сельсоветов, других местных номенклатурных "государственных или общественных деятелей, представителей власти", что первоначально могло квалифицироваться как "террористический акт", однако впоследствии при исследовании субъективной стороны этих деяний они, как правило, получали иную уголовно-правовую квалификацию), и это направление оперативной работы органов КГБ отходило на задний план.
    Общей установкой в плане противодействия террористическим проявлениям являлась организация работы по недопущению хищения и розыск похищенного оружия и боеприпасов, их незаконного оборота на территории СССР, которая ставилась перед всеми подразделениями органов КГБ.
    Одной из первых акций террора после создания КГБ стал расстрел присутствовавших на трибуне на демонстрации в Архангельске 1 мая 1955 г. Следующей стал обстрел В.Ильиным кортежа автомашин с космонав­тами в декабре 1968 г. у Боровицких ворот Кремля[4].
    Однако еще до этого трагического происшествия, в результате которого погиб водитель автомашины, в системе КГБ в 5-м управ­лении в июле 1967 г. был создан пятый отдел, на который была возложена функция обеспечения предупреждения террористических акций. При этом руководство КГБ исходило из того, что подобные жесто­кие бездумные акции могут являться следствием иностранного идеологи­ческого воздействия на социальные группы и отдельных граждан, вов­леченных в разного рода негативные социальные процессы.
    На наш взгляд, следует отметить, что именно на этот период приходится появление и активизация террористической дея­тельности за рубежом различных террористических организаций (ЭТА в Испании, "Красных бригад" в Италии, "Фракции Красной армии" в ФРГ, КАЯ в Японии, "Аксьон директ" во Франции, ИРА в Великобритании и тому подобных), пример, демагогические призывы и воззвания кото­рых, по оценкам чекистов, могли вызвать "подражательность" и в нашей стране. Что свидетельствовало как о значительной интернациона­лизации всех социально-политических процессов в мире, так и о необ­ходимости их учета в интересах обеспечения национальной и государс­твенной безопасности страны.
    В качестве примеров приведем следующие факты:
    • 3 июня 1969 г. вооруженной группой из трех антисоветски наст­роенных жителей Ленинграда был захвачен самолет "Ил-14", совершав­ший внутренний рейс по маршруту Ленинград - Таллин (о данном факте в советской печати не сообщалось, поскольку теракция была быстро пре­сечена силами самого экипажа самолета. Все четыре члена экипажа бы­ли награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды).
    • 15 июня 1970 органами КГБ в ленинградском аэропорту "Пулково" была пресечена подготовленная при участии израильских спецслужб ак­ция по вооруженному захвату и угону за границу пассажирского само­лета[5].
    Обратим внимание еще и на следующие обстоятельства, характеризующее проблему противодействия политическому терроризму. Ныне нередко забывается, что, в определенном смысле слова, Рос­сия в XIX веке явилась "родиной политического терроризма" как мето­да политического действования [6].
    Следует, однако, подчеркнуть, что появление политического терро­ризма в России не было чем-то уникальным в тогдашней Европе; терро­ристические идеи развивались в работах германских, итальянских, французских и других европейских радикалов, и оказывали заметное влияние на умы и настроения наших соотечественников[7]. Влияние радикальных идей из-за рубежа было установлено следс­твием и по делу Д.В.Каракозова, совершившего первое покушение на Александра II, и его московских единомышленников ("ишутинцев"), и на сподвижников С.Г.Нечаева.
    Другое дело, что рожденные в то время в нашей стране идеи С.Г.Нечаева, Н.Н.Морозова и других народовольцев, а затем и политическая практика "Боевой организации" партии социалистов-революцио­неров в 1902-1907 годы стали исходной идеологической основой "лево­го", точнее - "левацкого", терроризма, получившего наиболее широкое распространение в середине прошлого века.
    Следует также отметить, что феномен политического терроризма привлек внимание отечественных правоохранительных органов еще во время своего зарождения. И если первым российским криминологическим исследованием феномена политического терроризма можно считать рабо­ту Н.Н.Голицына "Хроника социалистического движения в России. 1878-1887. Официальный отчет.", подготовленную в 1888 г., то следу­ющим явилась книга генерала Отдельного корпуса жандармов А.И.Спиридовича "Партия социалистов-революционеров и ее предшественники", выдержавшая два издания в 1916 и 1918 гг. Следует также подчеркнуть, что для названных и других первых отечественных исследований феномена терроризма было характерно понимание его социальной обусловленности, в связи с чем "рецепты" ле­чения этой "дурной болезни общества" отнюдь не ограничивались лишь только репрессивными мерами.
    При образовании 5 управления согласно приказу председателя КГБ от 25 июля 1967 г. N 0096 на его 5 отдел были возложены задачи:
    • оказания практической помощи местным органам КГБ по предотвращению массовых антиобщественных проявлений;
    • розыск авторов анонимных антисоветских документов - листо­вок, "воззваний", "обращений", инструкций и т.п., - содержащих уг­розы или призывы к совершению государственных преступлений, насиль­ственных противоправных действий;
    • проверка и организация работы по сигналам о вынашивании террористических намерений.
    По поводу розыска авторов анонимных документов, содержавших угрозы осуществления теракций, Ф.Д.Бобков отмечал, что, как показы­вал опыт, к ним следовало относиться серьезно, поскольку нередко их исполнители извещали о своих намерениях рассылкой анонимных требо­ваний или ультиматумов. С рассылки анонимных угроз начал В.Ильин, в декабре 1969 г. осуществивший покушение на кортеж Л.И.Брежнева. С этого же начал и А.Шмонов, стрелявший в М.С.Горбачева на Красной площади 7 ноября 1990 г.[10].
    Организация работы по сигналам о возможных террористических действиях со стороны иностранных граждан по-прежнему оставалась за ВГУ КГБ (в конце 80-х годов она была возложена на 11 отдел, который нередко осуществлял мероприятия совместно с 7 отделом 5 управления).
    Позднее, в августе 1969 г. на базе "антитеррористического" от­деления 5 отдела был образован самостоятельный 7 отдел, функции ко­торого были определены как "выявление и проверка лиц, вынашивающих намерение применить взрывчатые вещества и взрывные устройства в ан­тисоветских целях"[11]. В его составе имелось отделение по розыску авторов анонимных документов, содержавших угрозы осуществления террористических ак­ций, отделение проведения непосредственного противодействия реализа­ции преступных замыслов, а также контроля за организацией этой работы в территориальных управлениях и отделах органов КГБ. В 7 отделе сосредотачивалась вся база данных, поступавших в КГБ по различным каналам, касавшихся террористических настроений, намерений и действий. Хотя, справедливости ради следует сказать, что объем его работы не идет ни в какое сравнение с тем валом тер­рористической угрозы, который пришелся на Россию с 1992 г.
    В 70-е годы, по-видимому, не без влияния сообщений отечествен­ных и зарубежных СМИ стал меняться характер террористических покуше­ний: участились попытки вооруженных захватов и угона за рубеж само­летов, вместо огнестрельного оружия все чаще стали появляться взрывные устройства.
    Переходя к тактике применения "слепого", то есть деперсонифицированного, "безадресного" терроризма, его организаторы и исполни­тели рассчитывали вызвать панику, страх среди населения, недовольст­во политикой и действиями органов власти.
    Так, в 1972 г. три взрыва были организованы в городах Грузии - Сухуми, Тбилиси и Кутаиси, - их организатор, некто Жвания, впоследс­твии был разыскан и привлечен к ответственности. В том же году взрыв также был организован в Баку (Азербайджанская СССР). При этом органами КГБ проверялись также версии возможной причастности зарубежных спецслужб и антисоветских организаций, в том числе свя­занных с разведками эмигрантских организаций. Наибольшую известность в то время в СССР, помимо случаев захвата самолетов в 1970 г. в Батуми[16] и в 1983 г. в г. Тбилиси, приобрела серия взрывов, осуществленная на улицах и в метро Москвы группой Затикяна в субботу 7 января 1977 года. [17].
    Хотя имели место случаи взрывов и в других городах - Сверд­ловске, Москве, - в результате которых даже имелись человеческие жертвы, хотя, как оказалось в результате расследований, они и не имели характера терроризма. Так, 8 августа 1980 г. в поселке Чолпон-Ата невдалеке от горо­да Фрунзе(ныне г.Бишкек), был убит председатель Совета министров Киргизии С.Ш.Ибраимов, что первоначально также было квалифицировано как "террористический акт" (в действительности же он стал жертвой психически больного человека). 11 сентября 1973 г. террорист-смертник осуществил подрыв взрывного устройства у мавзолея В.И.Ленина на Красной площади.
    Наибольшее количество сигналов о террористических намерениях появилось в преддверии проведения летом 1980 г. в Москве XXII летних олимпийских игр. Например, накануне Олимпиады УКГБ по г. Москве и Московской области в Подмосковье усиленно велся розыск "взрывника", подбрасы­вавшего взрывные устройства в Клину, Химках и других районах облас­ти. Жертвой этого террориста, более полугода терроризировавшего Подмосковье в канун предстоящей Олимпиады, стал один человек, а еще несколько были ранены. (Здесь в скобках не­обходимо напомнить, что для обеспечения безопасности граждан в пе­риод проведения в СССР Олимпийских игр - их соревнования проходили также в Киеве и Таллине, были созданы как специальный 11 отдел 5 управления КГБ, так и управление МВД по работе на олимпийских объ­ектах, соответствующие указания были даны и меры принимались и по линии ГУПВ и других управлений и органов КГБ СССР).
    В 80-е годы, в связи с изменением социально-политической и опе­ративной обстановки в стране и мире количество сигналов и дел с террористической окраской стало возрастать, о чем мы еще скажем да­лее.
    Здесь же необходимо отметить, что как впервые признал в ин­тервью, опубликованном 26 октября 1989 г. газетой "Известия", тог­дашний председатель КГБ СССР В.А.Крючков, в 70-е - 80ее годы орга­нами госбезопасности были выявлены и профилактированы свыше 1 500 человек, вынашивавших террористические намерения.
    Занимались также органы КГБ розыском и выдворением с террито­рии СССР иностранцев, подозревавшихся в причастности к террористи­ческой деятельности.
    В отчете КГБ об итогах оперативно-служебной деятельности за 1989 г. сообщалось, что в течение года взяты под контроль в связи с высказыванием террористических намерений 130 граждан СССР, пресече­ны три попытки захвата пассажирских самолетов, контролировалось по­ведение 140 граждан, высказывавших намерения по захвату самолетов. Не был допущен въезд в СССР 384 иностранцев, являвшихся члена­ми международных террористических организаций. На основе полученной информации были поставлены на контроль по въезду еще 899 иностран­ных граждан...[18].
    В заключение представляется необходимым назвать руководителей "террористического", точнее контртеррористического подразделения 5 управления КГБ СССР. Его последовательно возглавляли полковники:
    • Чириков Лев Николаевич - впоследствии генерал-майор, возг­лавлявший КГБ Башкирской АССР и ставший заместителем начальника 5 управления (в июле - августе 1980 г. он руководил Службой безопас­ности Олимпийской деревни на Юго-Западе Москвы);
    • генерал-майор Звезденков Валентин Владимирович (первый за­меститель председателя КГБ Литовской ССР);
    • генерал-лейтенант Головин Владимир Александрович (в даль­нейшем - председатель КГБ Узбекской ССР);
    • Зязин Евгений Дмитриевич, ветеран Великой Отечественной вой­ны, кавалер Ордена Славы[19].
    Из статьи Олега Хлобустова "Из истории борьбы с терроризмом в СССР"
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  13. #10
    Аспид Аватар для Береза
    Регистрация
    23.12.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    21,383
    Записей в дневнике
    18
    Вес репутации
    373

    По умолчанию

    Российская система предотвращения терактов: спустя год после Беслана

    1. Введение

    Реформирование спецслужб - неизбежное следствие масштабных терактов. Теракты 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах привели к самой крупной реформе разведсообщества США за всю их историю, а взрывы 14 марта 2004-го в Мадриде - к перестройке испанских силовых ведомств.
    Эти реформы, как правило, затрагивают все три компонента системы предотвращения террористических атак:
    • добывание информации о готовящихся терактах,
    • обмен этой информацией между заинтересованными службами / координация действий /,
    • преследование террористов, включая ликвидацию каналов финансирования и доставки оружия
    Прорыв боевиков в Ингушетию (июнь 2004 года) и захват заложников в Беслане (1-3 сентября 2004 года) совпали с периодом реформ в МВД и ФСБ, которые, в свою очередь, проходили в рамках административной реформы Правительства РФ. Кроме того, сразу после Беслана президент Владимир Путин фактически приказал учесть при реформировании этих ведомств опыт трагедии в Северной Осетии, подписав Указ №1167 "О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом". Согласно указу, Правительству РФ, силовым министерствам и ведомствам было поручено "в двухнедельный срок разработать и представить предложения по созданию новой системы взаимодействия сил и средств, участвующих в урегулировании ситуации на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, и по созданию системы предотвращения и ликвидации кризисных ситуаций на территории Российской Федерации".
    К весне 2005 года структурные реформы МВД и ФСБ были закончены. Были изменены:
    • Принцип руководства контртеррористической операцией на Северном Кавказе
    • Принцип управления действиями силовых структур на случай диверсионно-террористических акций в регионе
    • Принцип сбора и анализа разведывательной информации о лидерах боевиков на территории Северного Кавказа
    • Тактика действий спецподразделений в регионе
    Эффективность этих реформ, осуществленных в течение года после 1-3 сентября 2004 года, остается ключевым и жизненно важным вопросом для российского общества.
    2. Система до Беслана

    Согласно принятому в 1998 году закону "О борьбе с терроризмом", субъектами, непосредственно осуществляющими борьбу с терроризмом, в России являются ФСБ, МВД, Служба внешней разведки, Федеральная служба охраны и Министерство обороны.
    На самом деле вплоть до 2003 года основная роль в борьбе с терроризмом принадлежала ФСБ. Так сложилось исторически: антитеррористическое подразделение ФСБ является прямым наследником подразделения по борьбе с терроризмом, существовавшего в рамках Пятого управления. В ФСК было создано Управление по борьбе с терроризмом (УБТ, которое продолжило существовать в составе ФСБ. После захвата заложников в Буденновске (июнь 1995 года) новый директор ФСБ Михаил Барсуков санкционировал формирование на базе УБТ Антитеррористического центра ФСБ. Кроме того, задача борьбы с терроризмом была поставлена созданному в 1996 году Управлению перспективных программ ФСБ. В 1997 году на базе Антитеррористического центра был сформирован Департамент по борьбе с терроризмом. В 1999 году Департамент был объединен с воссозданным в 1998 году Управлением конституционной безопасности (так назвали подразделение, занимающееся политическим сыском).
    Эта структура была воспроизведена и на местном уровне. В региональных управлениях ФСБ были созданы Отделы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом.
    В 2003 году МВД стало вторым полноправным участником борьбы с терроризмом после ФСБ:
    • На Северном Кавказе: в июле 2003 года руководство Региональным оперативным штабом (РОШ) по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе было передано от ФСБ к МВД.
    • На федеральном уровне: в августе 2003 года в МВД был создан антитеррористический Центр "Т" (в составе Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП). Центр сформировал региональные подразделения, которые стали проводить основную массу задержаний по подозрению в терроризме. Например, в декабре 2004 года все операции против террористической группировки Хизб ут-Тахрир проводило МВД.
    В результате задачи антитеррористических подразделений МВД и ФСБ стали пересекаться, но при этом не был создан координирующий центр между ведомствами, в рамках которого осуществлялся бы обмен информацией о готовящихся террористических атаках. В законе "О борьбе с терроризмом" лишь отмечалось, что для координации деятельности участников борьбы решениями Президента и Правительства РФ "могут создаваться антитеррористические комиссии на федеральном и региональном уровне".
    Эти комиссии были созданы - Федеральная (ФАТК) в 1998-м (ее руководителем является председатель правительства) и региональные комиссии. Кстати, в Чечне региональная комиссия была сформирована только в июле 2004 года. Однако Федеральная комиссия в силу своего формата (согласно Положению о Комиссии, ее заседания должны проводиться не реже одного раза в три месяца) не способна обеспечивать ежедневный обмен информацией, и в этом качестве бесполезна.
    На территории Северного Кавказа за добывание информации о планах боевиков отвечают несколько управлений ФСБ центрального и территориального подчинения, а также МВД и ГРУ. Однако обмен информацией между ними практически отсутствовала.
    К лету 2004 года, несмотря на неоднократные публичные заявления представителей Кремля о признаках международного терроризма в Чечне, система обмена данными о готовящихся терактах со спецслужбами других стран находилась на стадии становления и только в рамках государств СНГ. Для этого в 2000 году был создан Антитеррористический центр СНГ, который возглавил генерал ФСБ.
    *****
    Таким образом, к 1 сентября 2004 года российская система предотвращения терактов пришла без координирующего центра, без эффективной системы сбора информации, а также без налаженного обмена информацией как между российскими силовыми ведомствами, так и со спецслужбами других государств. Частично реформы затронули все компоненты этой системы.
    3. Изменения в системе координации и обмена информацией

    Межведомственный обмен
    В результате реформ МВД и ФСБ 2004 года в антитеррористических подразделениях этих ведомств произошли следующие изменения:
    В Министерстве внутренних дел. Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) преобразовано в Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России (ДБОПиТ). В структуре ДБОПиТ создано управление анализа и выработки стратегических решений в области борьбы с терроризмом. В оперативное подчинение ДБОПиТ переведены, кроме Центра "Т", Центр специального обеспечения (Центр "С") и отряд милиции специального назначения "Рысь". Функции по обеспечению деятельности штаба по управлению контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона возложены на Центр оперативного управления МВД.
    В Федеральной службе безопасности. Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом переименован в Службу. Назначен новый руководитель - Александр Брагин. Весь его опыт борьбы с терроризмом ограничивается сроком пребывания Брагина в Москве. Он перешел в центральный аппарат ФСБ в июне 2003 года - на должность заместителя начальника Департамента по борьбе с терроризмом, а до этого возглавлял Управление ФСБ по Челябинской области.
    *****
    Таким образом, реформирование антитеррористических подразделений было косметическим (в ФСБ департамент переименован в службу, в МВД главное управление - в департамент). Изменений на уровне координации не последовало.
    Между тем, каждая из стран, переживших террористические атаки такого масштаба (США - 11 сентября, Испания - 11 марта 2004 года) столкнулись с проблемой координации действий спецслужб в вопросах сбора и анализа данных о готовящихся атаках. Полученные разведданные не только должны быть доступны всем заинтересованным ведомствам, но и поступать на уровень, где принимаются решения, в максимально короткие сроки.
    В результате в некоторых странах были даже созданы новые спецслужбы, включившие в себя прежде независимые структуры (Министерство внутренней безопасности США). И во всех этих странах были сформированы специальные координирующие структуры - так называемые Центры сбора и оценки информации о террористической угрозе. В Великобритании - Joint Terrorism Analysis Centre, В США - Terrorist Threat Integration Center, который позднее заменил в National Counterterrorism Center, в Испании - Centro Nacional de Coordinacion Antiterrorista. Эти небольшие структуры, куда делегированы офицеры всех силовых структур страны, включенных в борьбу с террором, отвечают за обмен информацией между ведомствами, а также готовят для руководства страны прогнозы об уровне террористической угрозы. Кроме того, эти же центры отвечают за обмен информацией со спецслужбами других стран.
    В российской системе спецслужб такой структуры так и не было создано. В октябре 2004 года директор ФСБ Николай Патрушев, выступая в Государственной Думе, заявил, что для координации действий всех ведомств в борьбе с терроризмом должен быть создан постоянно действующий управляющий центр. Однако до сих пор такой центр не сформирован, таким образом, проблема координации и обмена информации между ФСБ, МВД, СВР, ФСО и МО (непосредственными участниками согласно закону "О борьбе с терроризмом") не решена.
    Обмен информацией со спецслужбами других стран
    В результате структурной реформы ФСБ в Службе по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом появилось новое подразделение: Управление по борьбе с международным терроризмом (УБМТ ФСБ). Видимо, именно это управление и должно отвечать за "уничтожение боевиков за рубежом", о чем заявил президент Владимир Путин сразу после Беслана. Кроме того, 12 октября 2004 года бывший первый заместитель директора ФСБ Анатолий Сафонов был назначен послом по особым поручениям — специальным представителем Президента РФ по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и транснациональной организованной преступностью.
    6 декабря 2004 года директор ФСБ Николай Патрушев и директор ФБР Роберт Мюллер подписали меморандум о сотрудничестве между двумя службами. После подписания документа Патрушев заявил: "Подписан меморандум, который конкретно оговаривает наше сотрудничество поцелому ряду направлений. В первую очередь, это сотрудничество в борьбе с международным терроризмом, в борьбе с преступлениями, связанными с оружием массового уничтожения, и по другим направлениям".
    *****
    Создание Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ и назначение замдиректора ФСБ спецпредставителем президента по этим вопросам является позитивным шагом, но не способно принципиально решить проблему постоянного ежедневного обмена оперативной информацией со спецслужбами других стран. Фигура спецпредставителя - это прежде всего составная часть механизма дипломатического давления на страны, не выдающие России подозреваемых в терроризме (Великобритания и Закаев). В свою очередь, УБМТ ФСБ осуществляет контакты со спецслужбами других стран (в том числе в рамках подписанного меморандума с ФБР), но только в интересах своей службы, без обмена информацией по линии МВД.
    В то же время к началу 2004 года развитые страны мира уже перешли от дипломатического сотрудничества к юридическому и даже техническому. В Европе еще в 2001 году была внедрена практика единого европейского ордера на арест, а после терактов 14 марта в Мадриде образован пост координатора ЕС по терроризму. В рамках англосаксонской оси США - Великобритания - Канада - Австралия - Новая Зеландия создается система объединенных баз данных по террористам и обмена оперативной информацией. В настоящее время российские спецслужбы не вписаны в эти системы, и обмен информацией осуществляется в ежедневном режиме только со странами СНГ в рамках Объединенного банка данных СНГ (ОБД).
    Координация и обмен информацией на Северном Кавказе
    В настоящее время в этом регионе действуют два координационных центра борьбы с террористами и незаконными вооруженными формированиями:
    • Региональный оперативный штаб по проведению контртеррористической операции на территории Северного Кавказа (РОШ)
    • И подчиненная РОШ Объединенная группировка войск (сил) на Северном Кавказе (ОГВ)
    Региональный оперативный штаб (РОШ)был создан в январе 2001 года указом Президента РФ "для непосредственного руководства специальными силами и средствами по обнаружению и пресечению деятельности террористических организаций и групп, их лидеров и лиц, участвующих в организации и осуществлении террористических акций на территории Северо-Кавказского региона".
    Первоначально руководство РОШ было возложено на заместителя директора ФСБ - руководителя Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Однако 4 июля 2003 года президент Путин подписал Указ, в соответствии с которым ответственность по руководству Региональным оперативным штабом была передана Министерству внутренних дел России. Однако фактически РОШ остался под контролем ФСБ: на должность руководителя РОШ назначали исключительно генералов ФСБ, но перед этим переводили их в МВД. Так контр-адмирал Юрий Мальцев, до того руководивший Оперативным управлением ФСБ по координации проведения контртеррористических операций, был переведен в МВД на должность заместителя министра внутренних дел и в тот же день назначен руководителем РОШ.
    12 сентября 2004 года, спустя десять дней после событий в Беслане, у РОШ появился новый руководитель, и снова из ФСБ. Им стал Аркадий Еделев, кадровый сотрудник ФСБ, возглавлявший Оперативно-координационное управление ФСБ по Северному Кавказу. Однако прежде он был переведен в МВД, где получил звание генерал-лейтенанта милиции и должность заместителя министра. Таким образом ответственность за деятельность РОШ остается на МВД, и этот принцип не изменился после Беслана.
    В ноябре 2004 года полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак заявил на заседании Комиссии по координации федеральных органов исполнительной власти на Северной Кавказе: "в течение двух лет функции РОШ не были ничем регламентированы" /РИА Новости 30.11.2004/. В настоящее время РОШ находится в стадии реформирования.
    Объединенная группировка войск на Северном Кавказе (ОГВ) была сформирована в конце сентября 1999 года по указу Президента РФ для освобождения территории Чечни. 26 декабря 1999 года она приступила к выполнению своей задачи. Последней крупномасштабной операцией ОГВ была ликвидация группировки Р. Гелаева в районе с. Комсомольское в марте 2000 года. После этого боевики перешли на диверсионно-террористические методы ведения войны.
    С самого начала на должность командующего ОГВ назначались генералы Вооруженных Сил: Виктор Казанцев, Владимир Молтенской, Сергей Макаров, Валерий Баранов.
    В сентябре 2003 года командующим ОГВ вновь был назначен Валерий Баранов, но уже в качестве заместителя главкома Внутренних войск (в первый раз Баранов возглавлял ОКВ в 2000-2001 гг. как представитель Министерства обороны). 27 июля 2005 года был назначен новый командующий Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе - ОГВ возглавил заместитель главнокомандующего ВВ МВД Евгений Лазебин. Таким образом, вторая структура по координации действий силовых ведомств в борьбе с террористами на Северном Кавказе также находится под контролем МВД.
    ******
    Передача ответственности за ситуацией на Северном Кавказе МВД и ее войсковым подразделениям является положительным шагом в борьбе с незаконными вооруженными формированиями, но не в обнаружении террористов. Тактика использования полицейских сил с тяжелым вооружением не может обеспечить уничтожение законспирированных ячеек террористических групп, готовящих атаки в других регионах России. Для этого внутренние войска не обладают ни соответствующим опытом (напомним, что задача борьбы с террором фактически была поставлена перед МВД только в 2003 году), ни возможностями агентурной разведки. Разведподразделения ВВ действуют только в интересах тактической разведки и не в состоянии решить задачу агентурного проникновения в террористические группы.
    Подобную стратегию долгое время использовали британцы в Северной Ирландии. До конца 70-х основная ответственность за борьбу с террористами в Северной Ирландии была на армейских патрулях, военной разведке и местной полиции Royal Ulster Constabulary (RUC). Контрразведка MI5 практически не действовала в регионе, рассматривая эту территорию как колонию и имея там лишь одного офицера связи. Количество терактов в Великобритании стало снижаться только после того, как в 1992 году главным ведомством по борьбе с террором была назначена контрразведыательная служба MI5, которая взяла на себя ответственность и за ситуацию в Северной Ирландии (сегодня за этот регион в центральном аппарате спецслужбы отвечает заместитель гендиректора MI5 - координатор по разведке).
    Координация на случай захвата заложников и диверсионно-террористических атак
    До августа 2004 года в случае захвата заложников или проведения терактов другого рода предполагалось, что руководителем оперативного штаба должен быть начальник областного/республиканского Управления ФСБ России (или начальник местного ГУВД, в случае, если целью захвата являются получение денежных средств и проч.).
    На деле этот принцип не соблюдался:
    • Во время захвата заложников в Буденновске (июнь 1995 года) оперативный штаб сначала возглавил министр внутренних дел Виктор Ерин, директор ФСБ Сергей Степашин исполнял обязанности заместителя, а несколько позже штаб возглавил заместитель министра внутренних дел генерал-полковник Михаил Егоров. Кроме того, в совещаниях принимали участие выехавшие на место теракта вице-премьер РФ Николай Егоров, заместитель Генерального прокурора Олег Гайданов.
    • Во время захвата заложников в Кизляре и Первомайском (январь 1996 года) оперативным штабом руководил заместитель министра внутренних дел генерал-лейтенант Павел Голубец.
    • Во время захвата заложников в поселке Лазаревское под Сочи (сентябрь 2000 года) оперативный штаб возглавляли заместитель директора ФСБ начальник департамента по борьбе с терроризмом Герман Угрюмов и замминистра МВД Владимир Козлов.
    • Во время захвата заложников в театральном центре на Дубровке (октябрь 2002 года) оперативный штаб возглавил замдиректора ФСБ Владимир Проничев (соруководитель штаба - замминистра внутрениих дел Владимир Васильев).
    То есть во всех случаях ответственность на себя брали чиновники в должности не ниже заместителя руководителя силового ведомства, представляющие федеральную власть.
    Этот принцип был изменен после вторжения боевиков в Ингушетию (21-22 июня 2004 года). 16 августа 2004 года президент Владимир Путин принял в Кремле 12 полковников внутренних войск, которые возглавили новые подразделения - Группы оперативного управления ГрОУ, созданные каждом регионе Южного округа. Было заявлено, что ГрОУ - это постоянно действующие специальные органы, предназначенные для непосредственного управления объединенными силами и средствами, выделенными для пресечения диверсионно-террористических акций, а также ликвидации их последствий. Они включают в себя подразделения оперативного и специального назначения внутренних войск МВД России, ОМОН, СОБР, Министерства обороны, ГО и ЧС.
    Руководитель ГрОУ получил статус заместителя руководителя республиканской антитеррористической комиссии, став таким образом вторым после губернатора человеком в борьбе с терроризмом в регионе. В случае захвата заложников или вторжения боевиков командир ГрОУ автоматически становится руководителем оперативного штаба, и он вправе принимать решения без согласования с Москвой. При этом имена командиров ГрОУ засекречены.
    Примечательно, что во время событий в Беслане руководитель ГрОУ Северной Осетии-Алании уже был назначен. Однако его роль в действиях оперативного штаба была сведена к нулю. В Беслане оперативным штабом руководил начальник местного Управления ФСБ Валерий Андреев, при этом в штабе присутствовали два заместителя директора ФСБ - Анисимов и Проничев, а также начальник "Центра Т" МВД Демидов. Таким образом впервые за историю российских кризисов с захватом заложников вся ответственность была переложена на плечи региональных силовых структур.
    После штурма школы в Беслане принцип главенства ГрОУ (никак не обозначенный во время кризиса) был упрочен. Были проведены многочисленные учения - как в Северной Осетии, так и в других регионах Южного федерального округа: только в 2004 году Группы оперативного управления провели 12 тактико-специальных учений. К концу 2004 года в состав групп вошли 19 тысяч военнослужащих различных силовых министерств.
    В феврале 2005 года система ГрОУ была подвергнута резкой критике со стороны полпреда президента в Южном Федеральном округе Дмитрия Козака. По данным газеты "Коммерсант", Козак подготовил проект указа президента России, в соответствии с которым руководство штабами по борьбе с терроризмом в регионах должно перейти к руководителям региональных управлений ФСБ. На одном из заседаний было озвучено, что нынешняя система борьбы с терроризмом, как показал региональный опыт, абсолютно неэффективна. Однако до сих пор этот указ не подписан.
    ******
    Делегирование ответственности на случай новых кризисов с захватом заложников местным властям и местным силовым структурам (губернаторам и командирам ГрОУ) фактически не имеет аналогов в развитых государствах.
    В США зоны ответственности распределяются следующим образом - местная полиция отвечает за разрешение кризисов при местных криминальных происшествиях (захват заложников при ограблении банков и т.п.). За разрешение террористических кризисов отвечает подразделение ФБР Hostage Rescue Team (FBI HRT), шеф HRT становится руководителем оперативного штаба. Таким образом, федеральные власти всегда несут ответственность за террористические атаки.
    В Великобритании руководителем оперативного штаба в таких случаях становится шеф Скотланд-Ярда. Решение о штурме выносит премьер-министр после совещания с так называемой группой COBRA (Cabinet Office Briefing Room A), состоящей из руководителей спецслужб, после чего шеф Скотланд-Ярда выписывает боевое распоряжение спецназу SAS. То есть в Великобритании ответственность также остается на федеральных структурах, а не местных властях.
    Таким образом, использование ГрОУ как центра по принятию решений во время кризисов подобных Беслану, при неясных тактических перспективах, фактически приведет лишь к перекладыванию ответственности с федеральных властей на местные властные и силовые структуры за возможный провал.
    4. Изменения в системе добывания информации о готовящихся терактах

    23 июня 2005 года начальник Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ России Юрий Сапунов заявил, что в первом квартале 2005 года ФСБ предотвратила более 70 терактов. Сапунов также сообщил, что в последние годы в 50 регионах России были выявлены ячейки террористических организаций "Братья мусульмане", "Хизб-ут-Тахрир" и "Исламское движение Узбекистана". Однако в отсутствие более конкретных данных о предотвращенных терактах не представляется возможным проверить эту информацию. Между тем, насколько известно, структурно подразделения Службы по борьбе с терроризмом ФСБ, ответственные за получение информации о готовящихся терактах, не претерпели за прошедший год существенных изменений. Реформы затронули только регион Северного Кавказа.
    К лету 2004 года на Северном Кавказе действовали несколько подразделений ФСБ центрального подчинения, ответственные за сбор информации о террористических группах. Руководители этих структур входят в состав Регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции (РОШ). Это следующие структуры:
    • Оперативное управление ФСБ по координации проведения контртеррористических операций. Кстати, этому управлению подчиняются формирования Рамзана Кадырова.
    • Оперативно-координационное управление по Северному Кавказу ФСБ (ОКУ).
    • Временная оперативная группа Управления военной контрразведки ФСБ в Северо-Кавказском регионе (ВОГ УВКР ФСБ РФ в СКР). Основными задачами ВОГ являются: фильтрация беженцев, контрразведывательная работа, предупреждение терактов и освобождение пленных и заложников.
    Кроме того, на территории Северного Кавказа действуют территориальные органы ФСБ, а также подразделения Главного разведывательного управления ГШ ВС России и МВД. Координация этих структур носила фрагментарный характер.
    После захвата заложников в Беслане в этой системе произошли существенные изменения. 25 ноября 2004 года член парламентской комиссии по расследованию захвата школы в Беслане, депутат Госдумы Валерий Дятленко заявил: "внутри контртеррористической группировки отныне функционирует специальная разведывательная служба, которая объединяет усилия всех субъектов оперативно-розыскной деятельности - ФСБ, МВД и военной разведки - ГРУ".
    *****
    Судя по заявлению Дятленко, речь идет не о сборе разведывательной информации о намерениях террористов, в том числе и о готовящихся терактах, а о тактической развединформации, позволяющей вычислить местоположение боевиков. То есть фактически это задачи войсковой разведки. Этот тезис подтверждает и тот факт, что командиром новой разведслужбы назначен один из заместителей командующего Объединенной группировки войск (ОГВ), офицер Внутренних войск МВД.
    5. Реформа системы преследования террористов и отражения диверсионно-террористических атак

    Тактика действий спецподразделений
    К лету 2004 года все силовые ведомства, действующие на территории Северного Кавказа - ФСБ, МВД и ГРУ - использовали практику засылки на территорию Чечни автономных групп, занимающихся ликвидацией подозреваемых в терроризме.
    Главное разведуправление Генерального штаба ВС, кроме использования отрядов спецназначения, еще в начале второй чеченской кампании сформировало на базе одной из бригад спецназначения два отряда спецназа, состоящих из этнических чеченцев: "Восток" и "Запад". Первоначально названные спецротами военной комендатуры Чечни, позднее они получили статус батальонов. Официальное наименование - батальоны специального назначения 42-й мотострелковой дивизии Минобороны России.
    База отряда "Восток" (командир - полковник Сулим Ямадаев, бывший командующий национальной гвардией Чечни) находится в Гудермесе. База отряда "Запад" (командир - Герой России подполковник Саид-Магомед Какиев) - в Грозном. Оба батальона комплектуются этническими чеченцами. Оба отряда занимаются ликвидациями - то есть уничтожением обнаруженных боевиков.
    Деятельность этих подразделений очень высоко оценивается в Москве. В конце августа 2004 года министр обороны Сергей Иванов проверял готовность Чечни к выборам, и во время поездки нашел время встретиться с командирами батальонов. Он заявил им, что Минобороны будет и дальше укреплять и поддерживать эти батальоны, и отметил, что в эти подразделения поставляется самое современное вооружение.
    ФСБ, насколько известно, использует два подхода. Первый - это так называемые ССГ (сводные специальные группы). Официальное наименование - ССГ Регионального оперативного штаба Оперативного управления ФСБ. Они состоят из оперативников региональных управлений ФСБ и бойцов отрядов спецназначения (ОСН) Внутренних войск (до осени 2002 года их место занимали бойцы СОБР). 10 таких групп создали в апреле 2002 года для проведения спецопераций в Шалинском, Веденском, Ножай-Юртовском и Курчалойском районах Чечни. ССГ действуют автономно от местных органов контрразведки и подчиняются Временной объединенной группировке органов и подразделений (ВОГОиП), которая в свою очередь подчиняется РОШ. Эти группы также занимаются ликвидациями боевиков.
    Кроме ССГ, ФСБ командирует в Чечню подразделения, состоящие из сотрудников территориальных групп "Альфа", так называемых "тяжелых фэйсов". Они тоже занимаются ликвидациями, их тоже командируют на месяц, и подчиняются они УФСБ по Чеченской республике.
    МВД также использует практику сводных командированных отрядов из центральных регионов России - так называемые мобильные отряды МВД России, действующие не только в Чечне, но и в Дагестане и Ингушетии (мобильный отряд МВД, действующий в Чечне, был сформирован приказом МВД от 10 мая 2001 года). Исключительно изобретением Министерства внутренних дел следует считать практику засылки для ликвидации лидеров бандформирований сверхмалых групп, состоящих из сотрудников центрального аппарата МВД. Эти временные специализированные оперативные группы (ВСОГ) подчиняются только Москве, и должны действовать на свой страх и риск. Состав ВСОГ - водитель и три оперативных сотрудника в звании от майора и выше. Были созданы шесть таких групп: пять для действий в пяти районах Чечни, и одна - для Ингушетии. Прибыв на место, ВСОГ не подчиняются РОШ. Временные ОВД обеспечивают их боеприпасами, транспортом и жильем, но никак не контролируют их деятельность. Группы командируются изначально на месяц, потом обычно этот срок продляют.
    В мае 2004 года президент России распорядился зачислить весь личный состав службы президента Чечни (так называемая "кадыровская гвардия") в состав МВД Чечни. В июне 2004 года в МВД Чечни началось формирование полка специального назначения, куда были направлены бывшие сотрудники гвардии Кадырова. Возглавил полк Аламбек Ясаев, в прошлом командир батальона службы безопасности президента Ахмада Кадырова и заместитель военного коменданта Гудермесского района. Дислоцируется полк в в Грозном на базе подразделения полка патрульно-постовой службы МВД ЧР. При этом Рамзан Кадыров, который продолжает контролировать деятельность полка, в марте 2005 года заявил, что полк курирует Оперативное управление ФСБ, дислоцированное в Ханкале.
    После ингушских событий (июнь 2004 года) общая линия на использование преимущественно силовых методов была сохранена и упрочена. Кроме того, было принято решение распространить эту тактику на всю территорию Северного Кавказа. Сразу после вторжения боевиков в Ингушетию министр внутренних дел России Рашид Нургалиев так обозначил задачи полка: "Полк спецназначения МВД будет активно противодействовать экстремистам за пределами Чечни, принимая участие в операциях по уничтожению террористов в любом российском регионе. Чеченский спецназ может быть задействован при повторении событий, аналогичных произошедшим в Ингушетии 22 июня". Фактически впервые федеральные власти санкционировали использование чеченских формирований в других республиках Северного Кавказа. Рамзан Кадыров немедленно воспользовался этим, проведя в 2004-2005 гг. несколько акций на территории соседнего Дагестана (20 апреля - в селе Тотурбийаул, 21 апреля - селе Баташ, Хасавюртовский район. При этом в селе Тотурбийаул был убит сотрудник МВД Чечни, после чего Кадыров обвинил правоохранительные органы Дагестана в "попустительстве" боевикам).
    Между тем, после бесланских событий четко обозначилась новая тактика спецподразделений - захват родственников обвиняемых в терроризме, или "контрзахват". Этот термин впервые публично озвучил генеральный прокурор Владимир Устинов, выступая в 29 октября 2004 года в Государственной Думе. Он, в частности, заявил: "Должна быть упрощенная процедура судопроизводства, "контрзахват" заложников, институты агентов, защита свидетелей и лиц, внедренных в террористические структуры. Что касается контрзахвата: если люди пошли - если можно их назвать людьми - на такой акт, как террористический, то задержание родственников и показ этим же террористам, что может произойти с этими родственниками, может в какой-то степени нам спасти людей. Поэтому здесь не надо закрывать глаза и делать такие "дипломатические мины".
    На законодательном уровне эта идея одобрена не была, однако нашла отклик и была реализована на уровне исполнителей. Первый захват произошел весной 2004 года, когда были задержаны более 40 родственников полевого командира Магомеда Хамбиева. В результате Хамбиев сдался федеральным властям. Второй захват родственников произошел во время захвата в Беслане: 3 сентября в Надтеречном районе Чечни были задержаны родственники жены Аслана Масхадова Кусамы, в том числе и ее престарелый отец. В декабре 2004 года появились сообщения о новом захвате родственников Аслана Масхадова. 12 августа 2005 года в Урус-Мартане была похищена Наташа Хумадова, сестра полевого командира Доку Умарова.
    Между тем, основная тяжесть городских боев в настоящее время приходится на подразделения СОБР МВД и спецподразделения республиканских УФСБ. К лету 2005 года в этом направлении был сделан важный шаг вперед.
    В ФСБ существуют две региональные системы спецназа. Первая - это наследие групп "Альфа" и "Вымпел" (ныне Центр спецназначения ФСБ). Еще в советские времена региональные подразделения "Альфы" были созданы в Хабаровске и Краснодаре, а в 90-х региональные группы управления "Вымпел" появились в городах с особо важными ядерными объектами. Во всех остальных Управлениях ФСБ вместо "Альфы" и "Вымпела" были созданы ОСОМы - отделы или отделения сопровождения оперативных мероприятий, созданные на штатной основе. Это тоже спецназ, но сформированный из физически крепких оперативников управления, финансируемый в рамках штатов УФСБ - то есть по остаточному принципу: уровень их технического оснащения и подготовки отличается от Центра спецназначения ФСБ.
    При этом в Южном федеральном округе было лишь два подразделения уровня ЦСН - это краснодарская "Альфа" и бывший седьмой отдел "Вымпела", выведенный из Чечни после первой чеченской войны и дислоцированный в Ставропольском крае. Летом 2005 года в Дагестане было сформировано региональное подразделение Центра специального назначения ФСБ по Южному федеральному округу. Во время поездки в Дагестан президент Путин отметил, что подобные структуры появятся и в других регионах России. Так, следующий филиал будет открыт на Дальнем Востоке.
    *****
    Практика "контрзахватов" не только противоречит российскому законодательству, но и бесполезна как для предупреждения терактов, так и во время кризисов. Непонятно, как именно собираются силовые структуры поступать с родственниками в случае неудачного штурма, подобного бесланскому. Ведь контрзахват - это акция устрашения, и если угроза не будет приведена в исполнение, то в будущем она будет неэффективна. А захват заложников для "выманивания" полевых командиров использовался в контрпартизанской войне силовыми ведомствами разных стран - от Германии в период Второй мировой до Франции во время алжирской кампании. Но во всех случаях при тактическом успехе использование этого метода приводило к стратегическому провалу.
    Существующие сегодня спецгруппы ГРУ, МВД и ФСБ фактически являются орудием возмездия, а не отражения агрессии боевиков. Между тем, основные боевые столкновения за пределами Чечни сегодня происходят в городских условиях (штурмы квартир и домов с боевиками в Дагестане и проч.). Именно поэтому распространение практики применения этих спецгрупп за пределы Чечни на территорию всего Северного Кавказа никак не повлияет на отражение вылазок боевиков в регионе, и способно только увеличить напряженность из-за бесконтрольности действий этих групп. Это уже происходит в Дагестане, где в апреле 2005 года попытка кадыровцев применить силу едва ни привела к межнациональному конфликту.
    Единственным позитивным результатом реформы в этой области следует признать создание регионального подразделения Центра специального назначения ФСБ по Южному федеральному округу.
    Развертывание новых подразделений
    Внутренние войска МВД. Осенью 2004 года началось развертывание штатов дислоцированных на Северном Кавказе частей ВВ. Было принято решение расширить штаты скадрированной в 2002 году 49-ой отдельной бригады оперативного назначения: укрупняются части ВВ в Нальчике, Назрани и Карцах (под Владикавказом).
    В июне 2005 года главком ВВ МВД генерал-полковник Николай Рогожкин заявил, что до 2006 года руководство контртеррористической операцией в Чечне полностью перейдет к внутренним войскам. Было озвучено, что к началу 2006 года закончится переход ВВ к ранее существовавшей дивизионно-полковой структуре вместо действующей сейчас бригадно-батальонной. Там, где дислоцирован батальон численностью в 600 человек, будет размещен полк в 2 тысячи человек. В Сочи и Нальчике на базе отдельных батальонов будут созданы два полка.
    Дополнительные силы внутренних войск будут переброшены в Краснодарский край, Дагестан, Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию и Калмыкию. В этих регионах также будут созданы группы оперативного управления (ГРОУ). Кроме того, все военные комендатуры МО РФ, действующие в горных районах - Веденском, Ножай-Юртовском, Итум-Калинском и Шатойском, будут переданы под управление Главного штаба ВВ МВД РФ.
    Был изменен принцип командования Внутренними Войсками. В июне 2005 года президент Владимир Путин подписал указ, утвердивший положение об оперативно-территориальном объединении внутренних войск МВД. Во Внутренних Войсках появится новая военно-административная единица - региональное командование. В документе, в частности, говорится, что исходя из объема, масштаба и важности выполняемых задач, а также численности личного состава утверждено три вида оперативно-территориальных объединений внутренних войск: округ, региональное командование и региональное управление.
    Первые командования внутренних войск будут созданы на базе существующих сейчас управлений внутренних войск во всех регионах Северного Кавказа, за исключением Адыгеи и Калмыкии. Им вменяется в обязанность проведение контртеррористических операций собственными силами, без привлечения подразделений и частей Минобороны. В других регионах структура останется прежней.
    Министерство обороны. Численность войск Минобороны РФ в Северо-Кавказском регионе также возрастает. В Бамуте, Ведено, Шатое будут действовать подразделения армейского спецназа и ротные тактические группы из состава 42-й мотострелковой дивизии. В Ботлихе на границе с Чечней и Грузией к 2006 году будет развернута горно-стрелковая бригада, аналогичная бригада появится в Карачаево-Черкесии.
    Продолжается ускоренный перевод на комплектование на контрактной основе подразделений на Северном Кавказе. По данным командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерала армии Александра Баранова, в 2005 году контрактниками будут укомплектованы шесть воинских частей СКВО, среди которых две бригады специального назначения (в Краснодаре и Батайске), 205-я отдельная мотострелковая казачья бригада (Буденновск), а также 503-й мотострелковый полк в Ингушетии. Будут укомплектованы контрактниками огнеметный и танковый батальоны. Всего в 2005 году планируется перевести на контракт 10 047 человек.
    К концу 2007 года численность военнослужащих по контракту в Северо-Кавказском военном округе составит 45 701 человек, то есть уже четыре дивизии полного штата. Среди переведенных на контракт в 2006-2007 годах будут бригада морской пехоты в Дагестане (Каспийск), несколько полков 19-й мотострелковой дивизии (Владикавказ), а также 135-й мотострелковый полк (Прохладный, Кабардино-Балкария).
    Кроме того, в марте 2005 года Госдума приняла поправки к закону "Об обороне", принятые в марте 2005 года, в результате которых появились правовые основы для применения вооруженных сил внутри страны - против террористов, но зато всем имеющимся в распоряжении армии вооружением.
    Федеральная служба безопасности. Группировка сил ФСБ на Северном Кавказе также растет, прежде всего за счет наращивания сил Пограничной службы ФСБ.
    В июле 2004 года Пограничная служба перешла от линейного принципа охраны госграницы к регионально-объектовому. В связи с этим вместо десяти региональных пограничных управлений в России их стало семь в пределах федеральных округов. В рамках этой реформы в августе 2004 года было создано Региональное пограничное управление по Южному федеральному округу (РПУ ФСБ РФ по ЮФО) со штабом в Ростове.
    В состав РПУ ФСБ по ЮФО вошли пять пограничных управлений: Краснознаменное Северо-Кавказское пограничное управление (СКПУ) со штабом в Ставрополе, Черноморско-Азовское пограничное управление береговой охраны (ЧАПУБО) со штабом в Краснодаре, Каспийское пограничное управление (КПУ) со штабом в Махачкале, Краснознаменное пограничное управление по Волгоградской области со штабом в Волгограде, Краснознаменное пограничное управление по Ростовской области со штабом в Ростове-на-Дону. Кроме того, на базе Аргунского погранотряда создается Пограничное управление по Чеченской республике.
    Сразу же было заявлено, что это будет самое многочисленное РПУ в стране: в состав управления вошли более 40 частей и соединений.
    В декабре 2004 года Владимир Путин подписал указ "О мерах по обеспечению пограничной безопасности в Северокавказском регионе". Документ предусматривает строительство более 70 застав, нескольких штабов погранотрядов, центра подготовки кадров, ряда дорог и развитие инфраструктуры на местах проживания пограничников.
    В июне 2005 года на специальном совещании начальников органов безопасности ЮФО было принято решение о создании новых пограничных постов на границах Северо-Кавказского региона.
    В июле 2005 года Владимир Путин посетил Дагестан и после совещания в Махачкале дал указание министру экономического развития и торговли Герману Грефу найти деньги на укрепление границы на Северном Кавказе. В результате в 2006 году расходы на укрепление госграницы вырастут более чем в четыре раза - с 1,445 млрд. руб. до 6,03 млрд. руб. Основная часть средств пойдет на возведение пограничных объектов, на закупку средств технического контроля, а также на строительство жилья для пограничников.
    *****
    Комментируя реформу во внутренних войсках, главком ВВ МВД генерал-полковник Николай Рогожкин заявил, что прежние организационно-штатные изменения заставили отказаться от тяжелой боевой техники, что не всегда было оправданно. Таким образом, использование танков при штурме зданий в городских условиях, как это происходило зимой 2004-2005 гг, видимо, будет продолжено.
    Санкционировав применение армии против террористов, Государственная Дума последовала испанскому примеру. Спустя четыре дня после терактов в Мадриде (14 марта 2004 года) испанский парламент одобрил новый закон о национальной обороне Испании, в котором было впервые предусмотрено участие вооруженных сил страны в борьбе против терроризма. Однако в Испании армию планируется привлекать только для поддержки армией действий сил безопасности - охраны транспортной системы и крупных мероприятий. Российской армии уготовлена более активная роль.
    При построении новой системы борьбы с терроризмом республиканским (территориальным) управлениям ФСБ в Южном федеральном округе отведена подчиненная роль. Между тем, сегодня это единственные подразделения в силовых структурах, которые в состоянии вести агентурную работу в регионе.
    6. Заключение / Выводы

    Захват заложников в Беслане оказал лишь локальное влияние на реформы в силовых ведомствах. Трагические события 1-3 сентября 2004 года совпали со структурными реформами ФСБ и МВД, однако планы этих реформ не были изменены из-за Бесланских событий. Основные принципы были заложены летом 2004 года - накануне трагедии.
    • Координация и обмен информацией
    За прошедший год в России так и не был создан единый координирующий центр спецслужб, участвующих в борьбе с терроризмом. Таким образом, проблема координации и обмена информации между ФСБ, МВД, СВР, ФСО и МО не решена. Также не решена проблема постоянного ежедневного обмена информацией со спецслужбами других стран. Принятые меры носят или половинчатый характер (в одной из спецслужб - ФСБ - создано Управление по борьбе с международным терроризмом) или дипломатический характер (создание поста спецпредставителя президента).
    На Северном Кавказе оба координационных центра проведения контртеррористической операции были переданы под контроль МВД и ее войсковых подразделений. Однако для эффективного обнаружения террористов внутренние войска не обладают ни соответствующим опытом, ни необходимыми подразделениями агентурной разведки. Создание новых структур - Групп оперативного управления (ГрОУ) для действий во время захватов заложников и отражения террористических атак, при неясных тактических перспективах, фактически приведет лишь к перекладыванию ответственности с федеральных властей на местные властные и силовые структуры за возможный провал.
    • Сбор и анализ информации о готовящихся террористических атаках
    Насколько известно, на уровне центральных аппаратов спецслужб подразделения, ответственные за получение информации о готовящихся терактах, не претерпели за прошедший год существенных изменений. На Северном Кавказе созданная сразу после Беслана объединенная разведслужба при ОГВ способна решать задачи лишь тактической разведки в интересах конкретных подразделений - то есть получение и проверка информации о местонахождении боевиков для нанесения по ним ударов и т.п. Таким образом, в этой жизненно важной сфере кардинальных изменений не произошло.
    • Преследование террористов и отражение диверсионно-террористических атак
    После Беслана была фактически легализована практика "контрзахватов" или захватов в заложники родственников подозреваемых в терроризме. Однако это не только противоречит российскому законодательству, но и бесполезно как для предотвращении терактов, так и во время кризисов. В качестве меры во время кризисов этот метод неэффективен, так как угроза в адрес родственников априори не может быть приведена в исполнение, при этом контрахват является акцией устрашения. Захват же заложников для "выманивания" полевых командиров и ранее использовался в контрпартизанских войнах, но во всех случаях при тактическом успехе такой подход приводил к стратегическому провалу.
    Зона действий для спецгрупп ГРУ, МВД и ФСБ была расширена на весь Северный Кавказ. Однако эти группы фактически являются орудием нападения, а не отражения агрессии боевиков. При этом основные бои за пределами Чечни сегодня происходят в городских условиях. В результате применение этих спецгрупп за пределами Чечни никак не повлияет на отражение вылазок боевиков в регионе, зато способно увеличить напряженность из-за бесконтрольности действий этих групп. Это уже происходит в Дагестане, где в апреле 2005 года силовые акции кадыровцев едва ни привели к межнациональному конфликту. Единственным позитивным результатом реформы в этой области следует признать создание первого регионального подразделения Центра специального назначения ФСБ в Дагестане, в зону ответственности которого входит весь Южный федеральный округ. В перспективе это предпосылка формирования эффективной системы быстрого реагирования в регионе.
    В настоящее время наблюдается рост количества подразделений ВВ, армии и Погранслужбы ФСБ в регионе. При этом при построении новой системы борьбы с терроризмом республиканским (территориальным) управлениям ФСБ в Южном федеральном округе отведена подчиненная роль. Между тем, сегодня это единственные подразделения в силовых структурах, которые в состоянии вести агентурную работу - то есть заранее узнавать о планах террористов.
    Традиционно тремя главными направлениями деятельности органов государственной безопасности были: выявление, предупреждение и пресечение преступлений. Следует признать, что передача ответственности от ФСБ к МВД на Северном Кавказе отразилась и на деятельности ФСБ в целом в борьбе с терроризмом. Никаких позитивных изменений по всем трем направлениям за прошедший год не наблюдается.
    Сегодня сложно говорить об эффективности мероприятий по ликвидации каналов финансирования террористов. Если в Соединенных Штатах первым шагом президента после терактов 11 сентября стала санкция на аресты счетов организаций, которые могут быть причастны к финансированию террористов, то в России до сих пор не принята Концепция национальной стратегии противодействия легализации преступных доходов и финансирования терроризма, разработанная Федеральной службой по финансовому мониторингу.
    Законопроект "О противодействии терроризму", который в настоящее время проходит обсуждение в Государственной Думе, также вряд ли способен изменить ситуацию к лучшему. Основные новшества этого проекта касаются не механизма предотвращения атак, а действий властей и спецслужб уже после того, как случится теракт.
    ****
    Таким образом, в результате структурных реформ российских силовых ведомств в течение 2004-2005 гг. изменилась система борьбы с вооруженными формированиями на Северном Кавказе, но не система предотвращения и предупреждения террористических атак на территории России.
    Доклад подготовлен сотрудниками ИЦ Agentura.Ru Андреем Солдатовым и Ириной Бороган. Выражаем благодарность экспертам ИЦ Agentura.Ru, как российским, так и зарубежным, за оказанную помощь.
    Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.(с)
    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.(с)

  14. Сказали спасибо Береза :

    Таллерова (13.07.2009)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •